• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ВОСЕМНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 19 июля 2012 года Дело N А76-2997/2012

Резолютивная часть постановления объявлена 12 июля 2012 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 19 июля 2012 года.

Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Толкунова В.М.,

судей Кузнецова Ю.А., Малышева М.Б.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Соловьевой В.В.,

рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по г.Озерску Челябинской области на решение Арбитражного суда Челябинской области от 12 мая 2012г. по делу N А76-2997/2012 (судья Белый А.В.).

В заседании приняли участие представители:

общества с ограниченной ответственностью «Завод металлоконструкций «Уралтяжпром» - Ермолаева О.Б. (доверенность от 01.06.2012);

Инспекции Федеральной налоговой службы по г.Озерску Челябинской области - Хлызов В.Н. (доверенность от 10.01.2012 N 1), Лебедева И.Н. (доверенность от 21.03.2012 N 13).

Общество с ограниченной ответственностью «Завод металлоконструкций «Уралтяжпром» (далее - заявитель, ООО «ЗМК «Уралтяжпром», налогоплательщик, общество) обратилось в Арбитражный суд Челябинской области с заявлением к Инспекции Федеральной налоговой службы по г.Озерску Челябинской области (далее - заинтересованное лицо, инспекция, налоговый орган) о признании недействительным решения от 23.12.2011 N 35 «О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения».

Решением суда от 12.05.2012 заявленное требование удовлетворено.

Не согласившись с принятым судебным актом, заинтересованное лицо обратилось в Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит отменить обжалуемый судебный акт.

В судебном заседании представитель заинтересованного лица поддержал доводы и требование апелляционной жалобы по изложенным в ней основаниям.

По мнению подателя апелляционной жалобы, материалами дела подтверждается создание обществом формального документооборота с целью получения необоснованных налоговых выгод, поскольку спорные поставщики товара - общества с ограниченной ответственностью «Атомпромресурс», «ПромТехОснастка», «Профлайн» (далее соответственно - ООО «Атомпромресурс», ООО «ПромТехОснастка», ООО «Профлайн»), приняв по условиям договоров с заявителем обязательства по поставке товара собственными силами и за свой счет, не могли исполнить данного условия, так как зарегистрированных за ними автотранспортных средств не имеется, в перевозочных документах имеются недостоверные сведения об автомобилях, часть из которых зарегистрирована за частными лицами.

Кроме того, инспекция полагает, что судом не дана надлежащая оценка ее доводам о номинальности указанных организаций, отсутствии у них организационной, имущественной самостоятельности (необходимого персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств) и ведения реальной хозяйственной деятельности, а также дальнейшим направлениям перечислений денежных средств на счета «фирм-однодневок». Инспекция утверждает, что, исходя из совокупности собранных ею доказательств, в том числе показаний бывшего заместителя директора общества Ребика Д.П., продукция произведена самим налогоплательщиком.

Заинтересованное лицо также ссылается на необоснованный отказ суда первой инстанции в отложении последнего судебного разбирательства по причине невозможности явки инспектора Лебедевой И.Н., проводившей налоговую проверку общества, в связи с болезнью.

Представитель ООО «ЗМК «Уралтяжпром» в судебном заседании возразил против доводов и требования апелляционной жалобы по мотивам представленного отзыва, просил оставить решение суда без изменения, считая его законным и обоснованным. Заявитель ссылается на реальность исполнения налогооблагаемых сделок, недоказанность инспекцией своей недобросовестности при получении налоговых выгод.

Законность и обоснованность обжалуемого судебного акта проверены арбитражным судом апелляционной инстанции в порядке, предусмотренном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Арбитражный суд апелляционной инстанции, повторно рассмотрев дело в порядке статей 268, 269 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исследовав и оценив имеющиеся в деле доказательства, проверив доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, заслушав объяснения представителей сторон, не находит оснований для отмены либо изменения обжалуемого судебного акта.

Как установлено судом и следует из материалов дела, инспекцией проведена выездная налоговая проверка заявителя по вопросам правильности исчисления, своевременности уплаты налогов и сборов, в том числе налога на прибыль организаций за период с 27.01.2009 по 31.12.2010, налога на добавленную стоимость (далее - НДС) за период с 27.01.2009 по 30.09.2011, о чем составлен акт от 29.11.2011 N 26.

По результатам рассмотрения материалов проверки и возражений налогоплательщика инспекцией вынесено решение от 23.12.2011 N 35 «О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения», которым обществу доначислены налог на прибыль организаций за 2009г.: в федеральный бюджет в размере 212 061 руб., в бюджет субъекта Российской Федерации в размере 1 908 548 руб., НДС за 2, 3, 4 кварталы 2009г. в сумме 650 208 руб., 475 427 руб., 782 913 руб. соответственно, пени по налогу на прибыль: в федеральный бюджет в сумме 38 424 руб., в бюджет субъекта Российской Федерации в сумме 345 816 руб. 90 коп., пени по НДС в сумме 383 319 руб. 11 коп., штрафы по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) в общей сумме 803 206 руб. 60 коп. за неполную уплату данных налогов.

Основанием для отказа в предоставлении налоговых выгод послужили выводы проверяющих о неправомерном применении заявителем вычетов по НДС за 2, 3, 4 кварталы 2009г. в сумме 1 908 548 руб., а также завышении за 2009г. расходов для целей исчисления налога на прибыль организаций на сумму 10 603 043 руб. по товарно-материальным ценностям (болты, гайки, проволока, круги, трубы, опоры, хомуты, балки, тройники и др.), приобретенным у ООО «Атомпромресурс», ООО «ПромТехОснастка» и ООО «Профлайн».

Из вводной части решения инспекции следует рассмотрение материалов проверки в присутствии представителей налогоплательщика. Доводов о нарушении существенных условий процедуры рассмотрения материалов проверки по пункту 14 статьи 101 НК РФ заявитель не приводит.

Не согласившись с решением инспекции по существу вменяемых налоговых претензий, налогоплательщик обжаловал его в административном порядке в вышестоящий налоговый орган.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Челябинской области от 15.02.2012 N 16-07/000456 жалоба общества оставлена без удовлетворения, решение инспекции утверждено.

Воспользовавшись правом на судебную защиту, налогоплательщик обратился с заявлением в арбитражный суд. Положения пункта 5 статьи 101.2 НК РФ по досудебному обжалованию соблюдены.

Суд первой инстанции, исследовав и оценив представленные в материалы дела документы, пришел к выводу о доказанности факта осуществления заявителем хозяйственных операций по спорным операциям, недоказанности недобросовестности заявителя, в связи с чем удовлетворил заявленное требование.

Апелляционный суд при рассмотрении настоящего спора исходит из следующего.

В соответствии со статьей 252 НК РФ налогоплательщик налога на прибыль организаций уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов.

Расходами в целях применения главы 25 НК РФ признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 НК РФ, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствующие расходы, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы (в том числе таможенной декларацией, приказом о командировке, проездными документами, отчетом о выполненной работе в соответствии с договором).

В соответствии с пунктом 1 статьи 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму НДС, исчисленную в соответствии со статьей 166 НК РФ, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты.

С учетом условий пункта 1 статьи 172 НК РФ для применения налоговых вычетов по НДС при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации необходимо наличие счета-фактуры, выставленного продавцом (поставщиком) при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), принятие на учет (оприходование) этих товаров (работ, услуг) при наличии соответствующих первичных документов.

В силу пункта 1 статьи 169 НК РФ счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм НДС к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном главой 21 Кодекса.

Из разъяснений, данных в пункте 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее - Постановление Пленума ВАС РФ N 53), следует, что под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы и получения налогового вычета.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

При этом установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности (пункты 3, 4 и 9 Постановления Пленума ВАС РФ N 53).

В настоящем деле судом первой инстанции на основе надлежащей оценки представленных в дело письменных доказательств, произведенной по правилам статей 65-71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, верно отмечено, что совокупность представленных в материалы дела документов не опровергает реальность совершения заявителем хозяйственных операций со спорными контрагентами, сформировавших оспариваемый инспекцией вычет по НДС и состав расходов заявителя.

Как следует из Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 28.05.2009 N 865-О-О, при рассмотрении судами доводов налогового органа о вовлечении в систему поставок и взаиморасчетов проверяемого налогоплательщика юридических лиц, не уплачивающих налоги и зарегистрированных по подложным или утерянным документам и по несуществующим адресам, арбитражные суды в случае сомнений в правильности применения налогового законодательства обязаны установить, исследовать и оценить всю совокупность юридически значимых обстоятельств, наличие иных документов, подтверждающих хозяйственные операции.

В случае ссылки налогового органа на неполноту, недостоверность и (или) противоречивость сведений, содержащихся в представленных налогоплательщиком документах, обязанность доказывания существования этих обстоятельств возлагается на налоговый орган (постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 10.07.2007 N 2236/07, от 20.01.2009 N 2236/07).

Оценка фактических обстоятельств дела в налоговых спорах, связанных с получением налоговых выгод, предполагает оценку сделок с участием проверяемого налогоплательщика через ракурс поступления оплаченных им товаров (работ, услуг) и сформированных в результате этих сделок денежных потоков.

При этом следует принимать во внимание, что по смыслу статьи 54 НК РФ налоговые последствия влекут не сами гражданско-правовые сделки, а совершаемые в их исполнение финансово-хозяйственные операции, отражаемые в бухгалтерском учете.

Инспекцией в ходе налоговой проверки установлено, что обществом (покупатель) были подписаны следующие договоры поставки: от 02.03.2009 N 02-03/09УТП с ООО «Атомпромресурс» (поставщик); от 16.05.2009 N 16-05/09УТП с ООО «ПромТехОснастка» (поставщик); от 16.11.2009 N 8 с ООО «Профлайн» (поставщик). Условиями данных договоров, а также спецификациями к ним предусмотрено, что поставка товара осуществляется силами и за счет поставщика.

На основании договоров ООО «Атомпромресурс», ООО «ПромТехОснастка», ООО «Профлайн» составили товарные накладные, выставили в адрес заявителя в период 2-4 кварталов 2009г. счета-фактуры за товарно-материальные ценности (болты, гайки, проволока, круги, трубы, опоры, хомуты, балки, тройники и др.) на общую сумму 12 511 590 руб. 41 коп., в том числе НДС - 1 908 547 руб. 75 коп.

Оплата товара произведена заявителем путем перечисления денежных средств на расчетные счета указанных контрагентов.

В ходе мероприятий налогового контроля, проведенных в отношении названных поставщиков (истребование информации, допросов свидетелей, анализа движений по счетам в банках), инспекция посчитала невозможным осуществление ими поставки товара ввиду регистрации на номинальных руководителей, отсутствия признаков ведения ими реальной хозяйственной деятельности. На основе этого проверяющие сделали вывод о недостоверности представленных налогоплательщиком документов, при этом инспекция предположила возможность не приобретения спорной продукции на стороне, а ее производства силами самого заявителя.

Между тем налоговым органом надлежащим образом не опровергнуто, что товарно-материальные ценности в наименованиях, количестве, датах и стоимости, указанных в спорных документах от названных организаций, фактически обществом получены, оплачены, оприходованы и в дальнейшем использованы в налогооблагаемых операциях. Направленность понесенных налогоплательщиком затрат с деятельностью, связанной с получением дохода, инспекция не отрицает.

То обстоятельство, что спорные счета-фактуры подписаны другим лицом, само по себе не может быть положено в обоснование отсутствия у подписавшего документ лица соответствующих полномочий, если инспекцией это не доказано (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.01.2007 N 11871/06).

Несоответствие данных подписанта не порочит счет-фактуру как ничтожный документ, в случае, если не опровергнута реальность оформленной им хозяйственной операции по иным содержащимся в нем налогозначимым сведениям.

У налогоплательщика не имеется прав и возможности устанавливать те обстоятельства, которые могут быть выявлены налоговыми и правоохранительными органами (вызвать и получить объяснения у физического лица, провести экспертизу подлинности подписи на документе, получить информацию об уплате контрагентом налогов, их размере и прочее). Налогоплательщики не должны и не вправе заниматься контролем за деятельностью других лиц.

Отсутствие контрагента по юридическому адресу на момент проведения контрольных мероприятий само по себе не порочит сделку с его участием и не влечет необоснованность налоговой выгоды, заявленной налогоплательщиком (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2009 N 2635/09).

Таким же образом доводы инспекции о минимизации спорными контрагентами уплаты налогов, их неисполнительности в своих налоговых обязанностях сами по себе не порочат сделку с их участием по налоговым последствиям для заявителя, кроме того, касаются оценки контрагентов, за действия и поведение которых общество не может нести ответственность.

Представленные налогоплательщиком документы, необходимые для подтверждения расходов в целях исчисления налога на прибыль и подтверждения права на применение налогового вычета по НДС, содержат обязательные реквизиты, позволяют определить содержание и участников хозяйственных операций. Расшифровка сведений о лицах, подписавших спорные документы от имени контрагента, соответствует данным о руководителях, имевшимся на момент подписания указанных документов в его регистрационных документах.

В отношении ссылок инспекции по показания лиц, числящихся руководителями спорных контрагентов, от имени которых проставлены подписи в представленных налогоплательщиком документах, апелляционный суд отмечает следующее.

Согласно части 5 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы.

В силу положений статей 89, 90, 101 НК РФ свидетельские показания, полученные в порядке статьи 90 НК РФ, служат только источником информации о каких-либо обстоятельствах и не могут являться единственным, безусловным доказательством в деле о налоговом правонарушении, доказательства в котором подлежат оценке в совокупности.

Объяснения лиц, самостоятельно предоставлявших за вознаграждение свой паспорт для регистрации на свое имя юридических лиц, по отрицанию своей причастности к осуществлению финансово-хозяйственной деятельности созданных либо руководимых ими юридических лиц не являются достаточно объективной и достоверной информацией, в том числе с целью возможного недопущения для себя негативных уголовно-правовых последствий. В пункте 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.12.2006 N 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» действия подставного лица, на которого зарегистрирована предпринимательская деятельность, квалифицируются как пособничество в преступлении по уклонению от уплаты налогов.

Более того, налоговый орган указывает на визуальную разницу подписей, однако такое субъективное суждение, как и отрицание указанными лицами подписания документов, результатами почерковедческой экспертизы в порядке статьи 95 НК РФ не подкреплены.

В применении налогового вычета по НДС может быть отказано при условии, если налоговым органом будет доказано, что общество действовало без должной осмотрительности и, исходя из условий и обстоятельств совершения и исполнения соответствующей сделки, оно знало или должно было знать об указании контрагентом недостоверных сведений или о подложности представленных документов ввиду их подписания лицом, не являющимся руководителем контрагента, или о том, что в качестве контрагента по договору было указано лицо, не осуществляющее реальной предпринимательской деятельности и не декларирующее свои налоговые обязанности в связи со сделками, оформляемыми от его имени.

Обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком - покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, определенных статьей 169 НК РФ, возлагается на продавца. Следовательно, при соблюдении контрагентом требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в упомянутых счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.04.2010 N 18162/09).

Однако таких доказательств налоговым органом в настоящем деле не представлено.

Правоспособность контрагентов не оспаривается, оснований для сомнения в фактическом ведении ими предпринимательской деятельности на стадии заключения и исполнения сделок у заявителя не имелось, довод инспекции о непроявлении обществом должной осмотрительности при выборе контрагентов опровергается материалами дела.

В ходе допроса в порядке статьи 90 НК РФ в качестве свидетеля генеральный директор общества Ионов П.М. подтвердил поставки от спорных организаций, отметив, что оплата за товар преимущественно производилась после поставки, тем самым снижался риск (протокол допроса от 22.11.2011 N 67).

Заместитель генерального директора общества Петров Д.Ю. в ходе допроса в качестве свидетеля также подтвердил взаимоотношения с названными поставщиками, указав, что при заключении договоров ориентировались на условия поставки, доставки и оплаты, готовая продукция доставлялась до КПП, после чего на производственную и складскую базу с погрузочно-разгрузочным оборудованием (протокол допроса от 22.11.2011 N 69).

Налоговый орган не опроверг доводы налогоплательщика, касающиеся обстоятельств и причин выбора названного контрагента, наличия в этом деловой цели и деловой привлекательности с позиции заботливого предпринимателя, получения от сделок реальной экономической выгоды.

Доводы инспекции об отсутствии у спорных организаций задекларированных материально-технической базы, персонала сами по себе не порочат сделки с их участием по налоговым последствиям для заявителя, кроме того, касаются оценки контрагентов, за действия и поведение которых общество не может нести ответственность.

В обычаях коммерческой деятельности торговое посредничество не всегда требует наличие собственных основных и транспортных средств, складских помещений и значительного персонала.

В налоговом споре налоговый орган не может только ставить под сомнение налогооблагаемую сделку, ссылаясь на непроявление налогоплательщиком должной осмотрительности в выборе контрагента, а должен доказать нереальность такой сделки ввиду отсутствия товарно-денежного оборота и ее номинальное оформление, имитацию с единственной целью получения незаконных налоговых выгод и налоговой экономии.

В настоящем же случае, не отрицая появление и наличие заявленного объема (количества) товара и ставя одновременно под сомнение его приобретение у спорных поставщиков, инспекция должным образом не доказала иной источник происхождения (поступления) товара.

Утверждение инспекции на основе свидетельских показаний бывшего заместителя директора общества Ребика Д.П. не о приобретении спорного товара, а о его собственном производстве, не основано на надлежащих доказательствах по делу. Инспекция не отрицает, что Ребик Д.П. сделал лишь свое предположение о возможности собственного производства, а также наличие внутреннего конфликта и судебных тяжб данного лица с обществом.

Между тем сделать категоричный и достоверный вывод о собственном производстве конкретного товара невозможно без идентификации товара с выпускаемой продукцией по артикулу, маркировке, паспортам и другим признакам, чего, как и анализа документов, счетов по выпуску и внутреннему перемещению продукции со спорным товаром, инспекцией не произведено, следовательно, такой довод инспекции носит предположительный, а не доказательный характер.

Кроме того, апелляционный суд отмечает, что в деле о налоговом правонарушении первостепенное значение имеет сбор доказательств о конкретных хозяйственных проявлениях результатов сделок непосредственно в обороте самого налогоплательщика.

Отдельные пороки оформления товарно-транспортных накладных, выявленные налоговым органом, допущены не заявителем и факт получения самого товара еще не опровергают, требование инспекции от заявителя, не являвшегося перевозчиком, путевых листов и доверенностей на получение товара несостоятельно исходя из условий и субъекта доставки.

В апелляционной жалобе налоговый орган акцентирует внимание на то обстоятельство, что согласно представленным договорам от 02.03.2009 N 02-03/09УТП с ООО «Атомпромресурс», от 16.05.2009 N 16-05/09УТП с ООО «ПромТехОснастка», от 16.11.2009 N 8 с ООО «Профлайн» и спецификациям к ним поставка осуществляется силами и за счет поставщика, что является невозможным к исполнению условием, поскольку согласно сведениям, полученным из государственных регистрационных органов, за указанными организациями не числится никаких транспортных средств.

Однако согласно пункту 1 статьи 313 Гражданского кодекса Российской Федерации исполнение обязательства может быть возложено должником на третье лицо, если из закона, иных правовых актов, условий обязательства или его существа не вытекает обязанность должника исполнить обязательство лично. В этом случае кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом.

Так как согласно условиям договоров поставки сторонами не оговорено условие исполнения обязательств по поставке с использованием только личного транспорта предприятия, то возможность привлечения третьих лиц для исполнения данного обязательства не противоречит сути договора и не означает неисполнение (невозможность) исполнения поставщиком своих обязательств по настоящему договору. Вместе с тем обществом (покупателем) не оспаривается факт поставки, равно как и не заявляется претензий относительно нарушения условий договора при его исполнении со стороны поставщика.

Инспекция также не отрицает, что опрос собственников автомобилей не проводился.

Как отмечено выше, приводимые инспекцией характеристики и сомнения в деятельности контрагентов не являются достаточным доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, поскольку не доказана осведомленность заявителя об этом.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом (пункт 10 Постановления Пленума ВАС РФ N 53).

Однако таких доказательств, то есть того, что налогоплательщик знал либо должен был знать о нарушениях, допущенных контрагентом, инспекцией в настоящем деле не представлено.

Инспекцией не приведены фактические доказательства того, что при совершении и исполнении сделки налогоплательщику, исходя из обычаев делового оборота, целесообразности (разумности) поведения в конкретных сферах деловой активности, бесспорно должны быть известны обстоятельства деятельности контрагента.

В части исследования вопроса о расчетах за приобретаемую продукцию апелляционный суд отмечает, что оплата производилась безналичным перечислением через банк. Вексельной схемы, кругового движения и обналичивания денежных средств именно налогоплательщиком, в результате чего выявился бы возврат в его адрес ранее направленных денежных средств либо перевод в наличную форму средств со счета в банке с целью их исключения из-под налогового контроля, не выявлено.

Ссылка инспекции в этой части на особенности и направления расходных операций поставщиков с другими организациями не связана с расчетами самого налогоплательщика. Возвращение к самому заявителю денежных средств через цепочку последующих организаций, физических лиц, позволившее бы ему получить незаконную налоговую экономию и обогащение, не доказано, согласованность в действиях контрагентов с налогоплательщиком не установлена.

Таким образом, апелляционный суд приходит к выводу о том, что налогоплательщиком для целей налогообложения учтены операции в соответствии с их действительным экономическим смыслом, обусловленные разумными экономическими причинами и целями делового характера.

Виновных, умышленных действий налогоплательщика, злоупотребления им правом и признаков недобросовестности при получении налоговой выгоды, определяемых с учетом совокупности критериев, приведенных в Постановлении Пленума ВАС РФ N 53, инспекцией не доказано, как и направленности деятельности заявителя и групповой согласованности его действий с контрагентами на получение необоснованной налоговой выгоды.

Ссылка представителей инспекции на доследственную процессуальную проверку, начавшуюся в отношении неустановленного лица из руководства общества, преждевременна и не равнозначна силе вступившего в законную силу приговора уголовного суда.

Суд первой инстанции при разрешении спора не ограничился проверкой формального соответствия представленных налогоплательщиком документов требованиям НК РФ, а оценил все доказательства по делу в совокупности и во взаимосвязи с целью исключения внутренних противоречий и расхождений между ними.

Собранный в ходе налоговой проверки и представленный в суд массив доказательств, оцененный апелляционным судом в совокупности и взаимосвязи, надлежаще не доказывает получение необоснованных налоговых выгод.

Незаконность начисления налога влечет незаконность начисленных на него сумм пени и штрафа (статьи 75, 122 НК РФ).

Таким образом, решение суда является правильным, при рассмотрении дела судом установлена, исследована и оценена вся совокупность обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора. Доводы апелляционной жалобы подлежат отклонению как неосновательные по приведенным выше мотивам.

Содержащийся в апелляционной жалобе довод относительно отклонения ходатайства об отложении судебного разбирательства, заявленного представителями заинтересованного лица при рассмотрении спора в суде первой инстанции, отклоняется в силу следующих обстоятельств.

Статьей 59 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусматривается возможность участия стороны в судебном разбирательстве через своих представителей. При этом количество представителей конкретно не определено и не ограничено.

Статья 158 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации устанавливает возможность отложения судебного разбирательства в силу причин, поименованных в указанной статье.

Так, одной из таких причин является возможность отложить судебное разбирательство по ходатайству лица, участвующего в деле, в связи с неявкой в судебное заседание его представителя по уважительной причине.

Согласно материалам дела устное ходатайство об отложении судебного разбирательства, заявленное представителем налогового органа ввиду невозможности явки второго представителя в судебное заседание по причине болезни, не содержало причин, препятствовавших рассмотрению либо влекущих невозможность рассмотрения спора в настоящем судебном заседании. Явка представителя налогового органа была обеспечена согласно нормам действующего законодательства, тем самым реализовано право заинтересованного лица на защиту своих интересов в судебном порядке. В любом случае отклонение данного ходатайства не является основанием для отмены решения по делу.

Нарушений норм процессуального права, являющихся согласно части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены вынесенного судебного акта, не установлено.

С учетом изложенного решение суда следует оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Взыскание с налогового органа госпошлины по апелляционной жалобе не производится ввиду освобождения от уплаты при обращении в арбитражные суды (подпункт 1.1 пункта 1 статьи 333.37 НК РФ).

Руководствуясь статьями 176, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Челябинской области от 12 мая 2012г. по делу N А76-2997/2012 оставить без изменения, апелляционную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по г.Озерску Челябинской области- без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня его принятия (изготовления в полном объеме) через Арбитражный суд Челябинской области.

     Председательствующий
судья
В.М.Толкунов
Судьи
Ю.А.Кузнецов
М.Б.Малышев

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А76-2997/2012
Принявший орган: Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 19 июля 2012

Поиск в тексте