• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ВОСЕМНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 23 июля 2012 года Дело N А07-1975/2011

Резолютивная часть постановления объявлена 19 июля 2012 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 23 июля 2012 года.

Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Бабкиной С.А.,

судей Матвеевой С.В., Столяренко Г.А.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Кочневой М.О.,

рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу конкурсного управляющего общества с ограниченной ответственностью «Эллада» Власенко Олега Александровича на определение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 31.05.2012 по делу N А07-1975/2011 (судья Михайлина О.Г.).

В заседании приняли участие:

конкурсный управляющий общества с ограниченной ответственностью «Башстройэкология» Лапшина Татьяна Николаевна (паспорт, решение от 26.05.2011, определение о продлении конкурсного производства от 10.07.2012,);

представитель конкурсного управляющего общества с ограниченной ответственностью «Эллада» Власенко Олега Александровича: Рудявко О.А. (паспорт, доверенность от 01.09.2011);

представитель Федотова Александра Геннадьевича: Кашубин Д.Ю. (паспорт. доверенность от 03.03.2012).

Решением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 31.03.2011 ликвидируемый должник общество с ограниченной ответственностью «Эллада» (далее - ООО «Эллада», должник) признано несостоятельным (банкротом), в отношении должника открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден Власенко Олег Александрович (далее- конкурсный управляющий) (л.д.28 т.1).

03.06.2011 должник обратился в Арбитражный суд Республики Башкортостан с заявлением о признании недействительным договора купли-продажи от 27.05.2010 недвижимого имущества: нежилое строение- производственное, общей площадью 1634,30 кв.м., количество этажей 2, литер А, инвентарный номер 345881, расположенное по адресу; Республика Башкортостан, Орджоникидзевский район, ул. Свободы, д.82/4, заключенного между должником и обществом с ограниченной ответственностью «Башстройэкология» (далее - ООО «Башстройэкология») (л.д.3-5, 11-15,88-91 т.1, л.д.249,205 т.2). Должник просил также применить последствия недействительной сделки.

В качестве правового обоснования должник ссылался на п. 2 ст. 61.2,ст. 61.8 Федерального закона от 26.10.2002 N127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Закон о банкротстве), ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 46 Федерального закона от 08.02.1998 N14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее - Закон об обществах с ограниченной ответственностью).

Определениями суда от 22.08.2011, от 29.09.2011, от 07.02.2012 в качестве третьих лиц привлечены: закрытое акционерное общество Банк ВТБ 24 (далее - Банк ВТБ 24, банк), Пышкин В.В., Галимов А.Т., Федотов А.Г. (л.д.79 т.1, л.д. 21, 260 т.2).

Определением суда от 31.05.2012 заявление должника отклонено.

С данным определением не согласился должник, просит названное определение отменить и удовлетворить требования.

В апелляционной жалобе, поданной в Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд, должник ссылается на следующее.

В материалах дела имеются доказательства (выписки по счету), свидетельствующие о том, что долг перед банком был погашен и ипотека прекращена, имущество перешло к ответчику без обременения. На момент регистрации права собственности ООО «Башстройэкология» обязательства по договорам об ипотеки N721/5962-00000-з1 от 01.11.2007 и N 721/5962-0000201-з01 от 21.10.2008 были прекращены и не могли перейти к покупателю. ООО «Башстройэкология» не является правопреемником залогодателя и не несет обязанности залогодателя по указанным договорам об ипотеки.

Должник указывает, что между ООО «Башстройэкология» и Банком ВТБ 24 07.09.2010 было заключено другое кредитное соглашение N721/1062-0000012 на 20 млн. руб. с новым обременением на новый срок, под иное обеспечение, которое не могло повлиять на рыночную стоимость оспариваемого объекта. В обеспечение этого обязательства ООО «Башстройэкология» должник передал все оставшееся имущество по новым договорам залога от 07.06.2010 N 721/1062-0000012-з05, N 721/1062-0000012-з06, N 721/1062-0000012-э07, N 721/1062-0000012-з08, N 721/1062-000012-з09.

Должник указывает, что в расчете неверно указана сумма обременений- 20 млн. руб., в то время как неисполненное обязательство составляло 16 млн.руб. 20 млн. руб. возникло по кредитному соглашению N721/1062-000012, заключенному между ООО «Башстройэкология» и Банком ВТБ 24. Поскольку должник погасил долг по договорам 2007, 2008 года, то обременение к ООО «Башстройэкология» не перешло, у ответчика возникло самостоятельное обязательство по кредитному договору.

Должник указывает, что передача всего имущества в залог по обеспечению обязательств ООО «Башстройэкология» само по себе свидетельствует о подозрительности сделки и намерении сторон вывести активы предприятия.

Вывод суда о равноценности сделки основан только на возражениях ответчика, противоречит оценочным актам за 2007, 2010, 2011 годы, согласно которым цена объекта колеблется в пределах от 27.000.000 руб. до 36.000.000.руб.

Должник указывает, что в силу ст. 61.9 Закона о банкротстве он вправе оспаривать сделку по указанному основанию.

Должник считает, что в деле имеется достаточно доказательств, свидетельствующих о причинении вреда кредиторам. На момент совершения сделки существовала кредиторская задолженность в размере 9 687 283 руб. 27 коп., не считая задолженность перед Банком ВТБ 24 в размере около 16 000 000 руб. Все имущество должника выбыло в результате взаимосвязанных сделок по договору купли-продажи от 27.05.2010 и договору залога в обеспечение кредитного соглашения N 721/1062-000012 между банком и ООО «Башстройэкология».

Признаки неплатежеспособности должника подтверждаются выписками из банка по счету должника, справками Башкирского РФ ОАО «Россельхозбанк» N 62-16-101/2624 от 08.03.2012 и КБ Локо-Банк от 02.03.2012, перечнем предприятий кредиторов по состоянию на 01.02.2011, имеющимися судебными актами о взыскании задолженности с ООО «Эллада». 100% имущества должника было передано по договору купли-продажи и договорам залога, должник исказил бухгалтерскую отчетность и занизил балансовую стоимость здания. После совершения сделки должник продолжает осуществлять пользование и фактическое владение спорным имуществом, что подтверждается договором N35 возмездного оказания услуг от 01.07.2011 и договором поставки тепловой энергии N1 от 03.10.2011. Суд не оценил данные доказательства и обстоятельства.

Рыночная оценка здания, проведенная ЗАО «Эксперт-Оценка», могла быть занижена в результате искажения бухгалтерской отчетности. В документах ООО «Эллада» имеется также иная оценка, согласно которой стоимость здания составила 27 млн. руб. по состоянию на 2007 год, значит здание должно быть переоценено и поставлено на баланс по цене 27 млн.руб.

Судом необоснованно отклонено ходатайство об истребовании оценочного акта спорного имущества в 30 млн. руб.

Полученные по оспариваемой сделке средства пошли на: погашение обязательств по договору об ипотеке N721/5962-00009-э1 от 01.11.2007 перед Банком ВТБ 24 в размере 17 242 243, 07 руб., неосновательное обогащение Альмеева Л.Э. в размере 2 550 000 руб. учредителя ООО «Башстройэкология», погашение прочей задолженности в размере 201 976, 9 руб.

Должник указывает, что суд необоснованно отклонил его довод о том, что директор ООО «Башстройэкология» был осведомлен о целях совершения сделки и был заинтересован в этой сделки. Со стороны должника договор подписывался Пышкиным К.В., со стороны ООО «Башстройэкология» Альмеевым Л.Э., которые вместе являются участниками ООО «Грань».

Альмеев Л.Э. необоснованно получил сумму 2 550 000 руб. как возврат займа, который был составлен позднее, денежных средств должнику не поступало.

Суд необоснованно отклонил пояснения Пышкина В.В. о том, что имелась договоренность с Альмеевым Л.Э. о совершении спорной сделки с целью выводов актива должника, ввиду его неплатежеспособности.

Суд не оценил доказательства о заинтересованности Альмеева Л.Э., а именно, получение Альмеевым Л.Э. суммы 2 550 000 руб. является вознаграждением за участие в сомнительной сделке.

По мнению должника, вывод суда о недостаточности отсутствия согласия единственного участника ООО «Эллада» Галимова А.Т. для признания сделки недействительной, неверен. Решением суда по делу NА07-5661/2011 установлено, что Галимов А.Т. приобрел долю в размере 100% и статус единственного участника общества 03.06.2009. Сделка являлась крупной и совершена в отсутствие волеизъявления единственного участника Галимова А.Т.

Не согласен должник с выводом суда об отсутствии доказательств причинения ущерба обществу от оспариваемой сделки. Совершение оспариваемой сделки повлекло за собой утрату платежеспособности должника.

Должник полагает, что судом неверно истолкованы положения ст. 138 Закона о банкротстве

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы извещены надлежащим образом, в судебное заседание третьи лица представителей не направили.

С учетом мнения конкурсного управляющего ООО «Башстройэкология», представителей конкурсного управляющего должника, Федотова А.Г. и в соответствии со ст. 123, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дело рассмотрено судом апелляционной инстанции в отсутствие неявившихся лиц.

В судебном заседании в силу ст. 262 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к материалам дела приобщен отзыв ООО «Башстройэкология», согласно которому определение суда следует оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

В соответствии со ст. 262 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к материалам дела приобщен отзыв Федотова А.Г. на апелляционную жалобу, в соответствии с которым определение суда следует оставить в силе, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Представитель конкурсного управляющего ООО «Эллада» Власенко О.А. поддержал доводы апелляционной жалобы в полном объеме, просил определение суда отменить, апелляционную жалобу удовлетворить.

Конкурсный управляющий ООО «Башстройэкология» с доводами апелляционной жалобы не согласна, просила определение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Представитель Федотова А.Г. с доводами жалобы не согласен, просил определение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Законность и обоснованность судебного акта проверены судом апелляционной инстанции в порядке, предусмотренном гл. 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, 27.05.2010 между ООО «Эллада» в лице директора Пышкина В.В. и ООО «Башстройэкология» в лице директора Альмеева Л.Э. был заключен договор купли-продажи, согласно которому продавец (ООО «Эллада») продал, а покупатель (ООО «Башстройэкология») купил недвижимое имущество: нежилое строение- производственное, общей площадью 1634,30 кв.м., количество 2 этажей, литер А, инвентарный номер 345881, расположенный по адресу: Республика Башкортостан, Орджоникидзевский район, ул. Свободы, 82/4 (л.д.45 т.1).

Согласно п.1.4 договора на момент подписания договора объект недвижимости обременен по договору об ипотеке N 721/5962-000090- э1 от 01.11.2007, заключенному между ООО «Эллада» и Банком ВТБ 24 и по договору об ипотеке N721/5962-0000201-з01 от 21.10.2008, между ООО «Эллада» и Банком ВТБ 24, запись регистрации N02-04-01/254/2008-501, сроком с 21.10.2008 на 60 месяцев в пользу Банка ВТБ 24.

В п.2.1 договора указано, по соглашению сторон цена объекта недвижимости установлена в сумме 20 000 000 руб.

Покупатель обязуется оплатить 100% стоимости объекта недвижимости в течение 35 дней со дня подписания договора (п. 2.2).

В п.2.3 договора предусмотрено, оплата производится путем перечисления денежных средств на расчетный счет продавца либо путем внесения денежных средств в кассу продавца.

В этот же день имущество передано по акту (л.д.47 т.1).

Ранее, 21.10.2008 между ООО «Эллада» и Банком ВТБ 24 было заключено кредитное соглашение N721/5962-0000201, по условиям которого банк предоставил должнику кредитные средства в сумме 8 000 000 руб. сроком погашения кредита 60 месяцев, под 18% годовых (л.д.54-59 т.1).

В обеспечение кредитного обязательства был подписан договор об ипотеке N721/5962-0000201-з1 (л.д.207 т.3), согласно которому должник передавал в залог нежилое строение (п.2.1 договора)- производственный цех, площадью 1634,30 кв.м., литер А, 2 этажа, расположенное по адресу: г. Уфа, ул. Свободы 82/4.

В материалах дела имеется также договор об ипотеке N721/5962-0000090-з1, по условиям которого должник в обеспечение исполнения обязательств по кредитному соглашению N721/5962-0000090 от 01.11.2007 предоставляет нежилое производственное строение - производственный цех, площадью 1634,30 кв.м., расположенное по адресу: ул. Свободы, 82/4 (л.д.40-53 т.1).

Сумма кредитного соглашения 10 000 000 руб. (п.1.1.1 договора).

22.10.2010 единственным участником ООО «Эллада» принято решение о ликвидации общества.

10.02.2011 в Арбитражный суд Республики Башкортостан поступило заявление ликвидатора ООО «Эллада» о признании общества банкротом.

31.03.2011 ликвидируемый должник ООО «Эллада» признано несостоятельным (банкротом), конкурсным управляющим утвержден Власенко О.А. (л.д.25 т.1).

В свою очередь, согласно решению Арбитражного суда Оренбургской области по делу NА47-3197/2011 от 26.05.2011 ликвидируемый должник ООО «Башстройэкология» признан несостоятельным, конкурсным управляющим утверждена Лапшина Т.Н.

Из текста решения суда по делу NА47- 3197/2011 следует, что решение о ликвидации принято единственным участником общества 07.04.2011, ликвидатором назначен Альмеев Л.Э.

Полагая, что сделка совершена с целью причинения вреда кредиторам, без согласия единственного участника общества «Эллада», должник обратился с настоящим заявлением в суд.

Отказывая в удовлетворении требования, суд первой инстанции указал на недоказанность совокупности значимых для дела обстоятельств. Суд также указал на недоказанность обстоятельств прекращения ипотеки.

С выводами суда первой инстанции об отсутствии оснований для применения п.2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, суд апелляционной инстанции соглашается в силу следующего.

Как разъяснено в п.17 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - постановление ВАС РФ N63) в порядке главы III.1 Закона о банкротстве (в силу п. 1 ст. 61.1) подлежат рассмотрению требования арбитражного управляющего о признании недействительными сделок должника как по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве (ст. 61.2 и 61.3 и иные содержащиеся в этом Законе помимо главы III.1 основания), так и по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством (в частности, по основаниям, предусмотренным ГК РФ или законодательством о юридических лицах).

Согласно п.2 ст. 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка). Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица, либо направлена на выплату (выдел) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с выходом из состава учредителей (участников) должника, либо совершена при наличии следующих условий:

стоимость переданного в результате совершения сделки или нескольких взаимосвязанных сделок имущества либо принятых обязательства и (или) обязанности составляет двадцать и более процентов балансовой стоимости активов должника, а для кредитной организации - десять и более процентов балансовой стоимости активов должника, определенной по данным бухгалтерской отчетности должника на последнюю отчетную дату перед совершением указанных сделки или сделок;

должник изменил свое место жительства или место нахождения без уведомления кредиторов непосредственно перед совершением сделки или после ее совершения, либо скрыл свое имущество, либо уничтожил или исказил правоустанавливающие документы, документы бухгалтерской отчетности или иные учетные документы, ведение которых предусмотрено законодательством Российской Федерации, либо в результате ненадлежащего исполнения должником обязанностей по хранению и ведению бухгалтерской отчетности были уничтожены или искажены указанные документы;

после совершения сделки по передаче имущества должник продолжал осуществлять пользование и (или) владение данным имуществом либо давать указания его собственнику об определении судьбы данного имущества.

В п.5 постановления ВАС РФ N63 разъяснено, п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве предусматривает возможность признания недействительной сделки, совершенной должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов (подозрительная сделка).

В силу этой нормы для признания сделки недействительной по данному основанию необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств:

а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;

б) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов;

в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки (с учетом п. 7 настоящего Постановления).

В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.

При определении вреда имущественным правам кредиторов следует иметь в виду, что в силу абз. 32 ст. 2 Закона о банкротстве под ним понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.

В п.6 указанного постановления предусмотрено, что цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если налицо одновременно два следующих условия:

а) на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества;

б) имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абз. 2-5 п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

При определении наличия признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества следует исходить из содержания этих понятий, данного в абз. 33 и 34 ст. 2 Закона о банкротстве.

Согласно п.7 постановления ВАС РФ N63 предполагается, что другая сторона сделки знала о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она признана заинтересованным лицом (ст. 19 этого Закона) либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

При решении вопроса о том, должна ли была другая сторона сделки знать об указанных обстоятельствах, во внимание принимается то, насколько она могла, действуя разумно и проявляя требующуюся от нее по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств.

Таким образом, для признания сделки недействительной по п.2 ст.61.2 Закона о банкротстве, должник должен был доказать, что сделка совершена в трехлетний период до признания должника банкротом и сторона сделки знала о неплатежеспособности должника.

В п. 9 постановления ВАС РФ N63 разъяснено, при определении соотношения п. 1 и 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве судам надлежит исходить из следующего.

Если подозрительная сделка была совершена в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия этого заявления, то для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве, в связи с чем наличие иных обстоятельств, определенных п. 2 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется.

Если же подозрительная сделка с неравноценным встречным исполнением была совершена не позднее чем за три года, но не ранее чем за один год до принятия заявления о признании банкротом, то она может быть признана недействительной только на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве при наличии предусмотренных им обстоятельств (с учетом п. 6 настоящего Постановления).

Судом в случае оспаривания подозрительной сделки проверяется наличие обоих оснований, установленных как п. 1, так и п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

Оспариваемая сделка совершена 27.05.2010, заявление о признании ликвидируемого должника ООО «Эллада» банкротом подано 10.02.2011, то есть сделка совершена в течение одного года до принятии заявления о признании должника банкротом.

Таким образом, должник должен был доказать, три обстоятельства: сделка совершена с целью причинения вреда кредиторам, вред кредиторам причинен, другая сторона сделки знала о неплатежеспособности должника.

В качестве обоснования наличия причинения вреда кредиторам должник ссылался на отчуждение имущества должника (нежилого здания), приведшее к уменьшению конкурсной массы, неспособности должника удовлетворить требования кредиторов.

Действительно, из текста решения суда о признании должника банкротом (л.д.27 т.1) следует, что кредиторская задолженность должника составила 7 516 000 руб., при этом стоимость активов должника- 6 701 000 руб. Нежилое здание продано за 20 000 000 руб. При наличии спорного имущества в конкурсной массе должника вероятность погашения требований кредиторов была достаточно велика.

Поскольку в силу абз. 32 ст. 2 Закона о банкротстве достаточно установить, что действия должника при совершении сделки могут привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества, то следует согласиться с доводами ООО «Эллада» о доказанности факта причинения вреда кредиторам.

Далее, должник должен был доказать наличие у сторон сделки цели причинения вреда.

Наличие цели причинения вреда признается доказанным при установлении одновременно двух условий - должник на момент совершения сделки отвечал признаку неплатежеспособности и имелось одно из следующих условий: сделка совершена безвозмездно, в отношении заинтересованного лица, направлена на выплату учредителю доли в связи с выходом, стоимость передаваемого имущества составляет 20% и более процентов балансовой стоимости активов должника на последнюю отчетную дату предшествующую совершению сделки, должник изменил свое место нахождение перед или после совершения сделки, либо уничтожил, либо исказил учредительные либо бухгалтерские документы, равно уничтожил их, после совершения сделки должник осуществляет пользование имуществом.

В отношении признака неплатежеспособности должника ООО «Эллада» представило в дело следующие документы: реестр кредиторов (л.д.177-194 т.3) и решения судов о взыскании задолженности с должника в пользу иных лиц (л.д.196-206 т.3) из которых усматривается, что на момент совершения сделки (27.05.2010) у должника имелись иные задолженности по просроченным обязательствам, в том числе перед кредиторами второй очереди с 2009 года, третьей очереди с 2008, 2009 года.

ООО «Эллада» в отношении дополнительных признаков ссылалось на наличие заинтересованности, указывая, что сын директора ООО «Эллада» и директор ООО «Башстройэкология» на момент совершения сделки входили в состав ООО «Грань».

Действительно, в материалах дела имеется устав ООО «Грань», договор об учреждении общества, согласно которым Пышкин К.В. и Альмеев Л.Э. являются учредителями ООО «Грань», при этом Альмеев Л.Э. является директором указанного общества (л.д.147-175 т.3), ООО «Грань» создано 15.06.2010 и зарегистрировано 24.06.2010, через 18 дней после совершения сделки и за 4 месяца до принятия решения о ликвидации ООО «Эллада».

В ст. 19 Закона о банкротстве установлены критерии для определения признака заинтересованного лица, в настоящем деле доказательств заинтересованности не представлено. Тот факт, что сын единоличного исполнительного органа должника и единоличный исполнительный орган ООО «Башстройэкология» являются участниками иного общества- ООО «Грань», которое не имеет отношения ни к должнику, ни к ООО «Башстройэкология», ни к оспариваемой сделке правомерно не принят судом первой инстанции во внимание, а довод ООО «Эллада» признан ошибочным.

При недоказанности факта заинтересованности, должник должен был доказать иной признак, установленный в п.2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

В своих требованиях должник ссылается на факт пользования имуществом после совершения сделки. В качестве доказательств представил договор возмездного оказания услуг от 01.07.2011 (л.д.112 т.3) и договор N1 поставки тепловой энергии от 2011 года (л.д.115 т.3).

Оценив представленные договоры, суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что договоры заключены в период конкурсного производства должника и не могут безусловно подтверждать фактическое пользование должником имуществом после его отчуждения. Суд апелляционной инстанции принимает во внимание, что с 22.10.2010 должник деятельность не вел, поскольку находился в стадии добровольной ликвидации, а с 10.02.2011 находился в стадии банкротства. Более того, ответчик ООО «Башстройэкология» с 07.04.2011 также находился в стадии ликвидации и с 26.05.2011 находится в стадии банкротства. Представленные договоры заключены после указанных событий и не могут свидетельствовать о пользовании имуществом должником, поскольку такое пользование должно осуществляться с целью продолжения деятельности общества. В настоящем случае деятельность общества, как должника, так и второй стороны сделки фактически прекращена. Ответчик одновременно ссылается и это следует из материалов дела, на факт организации продажи имущества в порядке, предусмотренном Законом о банкротстве, что позволяет сделать вывод о фактическом пользовании имуществом и ответчиком. Ответчик суду пояснил, что имущество им проинвентаризировано и включено в конкурсную массу. После осмотра объекта ответчик установил замки. Поскольку в материалах дела отсутствуют доказательства, кто несет фактические расходы по охране спорного объекта и кто им владеет, сделать однозначный вывод в пользу должника не возможно.

Не установлено судом первой инстанции, а должником не доказано наличие совокупности иных признаков (сделка совершена безвозмездно, направлена на выплату учредителю доли в связи с выходом, стоимость передаваемого имущества составляет 20% и более процентов балансовой стоимости активов должника на последнюю отчетную дату предшествующую совершению сделки, должник изменил свое место нахождение перед или после совершения сделки, либо уничтожил, либо исказил учредительные либо бухгалтерские документы, равно уничтожил их, после совершения сделки).

В силу ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле должно доказать обстоятельства на которые оно ссылается в обоснование своих доводов.

Установив недоказанность совокупности признаков, суд первой инстанции сделал верный вывод о недоказанности цели причинения вреда.

В отношении следующего признака для признания сделки недействительной по п.2 ст. 61.2 Закона о банкротстве - осведомленность второй стороны сделки о неплатежеспособности должника, суд апелляционной инстанции отмечает следующее.

В п.7 постановления ВАС РФ N63 разъяснено, что предполагается наличие осведомленности второй стороны сделки о неплатежеспособности должника если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

При решении вопроса о том, должна ли была другая сторона сделки знать об указанных обстоятельствах, во внимание принимается то, насколько она могла, действуя разумно и проявляя требующуюся от нее по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств.

Должник указывает, что ООО «Башстройэкология» знало о неплатежеспособности должника ссылаясь на наличие дружественных отношений между Пышкиным В.В. и Альмеевым Л.Э. и не более. Однако факт наличия дружественных отношений сам по себе не является безусловным признаком доказывающим осведомленность второй стороны сделки о неплатежеспособности должника, поскольку по смыслу п.2 ст. 61.2 Закона о банкротстве такая осведомленность должна следовать из гражданского оборота и взаимоотношений сторон. Таких доказательств в деле нет.

Доводы апелляционной жалобы в части занижения балансовой стоимости в бухгалтерской документации должника, пользования зданием по настоящее время, осведомленности директора ООО «Башстройэкология» о неплатежеспособности должника и целях совершения сделки судом апелляционной инстанции отклоняются, поскольку указанные доводы основаны на неверном толковании норм закона и не подтверждены допустимыми доказательствами. В деле отсутствуют бухгалтерские балансы, доказательства искажения бухгалтерской отчетности или уничтожения документов должником. Данные утверждения конкурсного управляющего должника ничем не подтверждены в порядке ст. 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Возражения должника в части договора займа от 15.03.2010 с Альмеевым Л.Э. отклоняются судом апелляционной инстанции, поскольку вопрос о действительности либо недействительности данного договора не входит в предмет исследования и доказывания по настоящему делу. Доводы должника о неосновательном обогащении Альмеева Л.Э. также не могут быть приняты во внимание судом апелляционной инстанции, поскольку взаимоотношения должника и Альмеева Л.Э. не входят в предмет исследования, Альмеев Л.Э. не привлечен к участию в деле в качестве ответчика и требования к нему не заявлены. Следовательно, возражения должника в этой части подлежат отклонению.

Не согласен должник и с выводами суда в отношении отсутствия оснований для признания сделки недействительной по ст. 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью.

Судом апелляционной инстанции проверен данный довод и признан несостоятельным.

Судом первой инстанции верно указано, что при наличии корпоративного спора по доле, а это следует из решения по делу N А07-5661/2011, с учетом положений ст. 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью недостаточно только факта нарушения порядка одобрения сделки, необходимо доказать, что вторая сторона сделки знала о таких нарушениях. Кроме того, ответчик заявил о пропуске срока исковой давности (л.д.86 т.1). Применительно к ст. 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью течение срока исковой давности начинается с момента исполнения сделки и составляет один год.

По акту приема - передачи имущество передано ООО «Башстройэкология» 27.05.2010, с требованием должник обратился 03.06.2011 (л.д.12 т.1), что свидетельствует о пропуске срока исковой давности. Принимая во внимание, что по указанному основанию начало течения срока исковой давности не зависит от начала процедуры банкротства и к обществу, оспаривающему сделку, подлежат применению положения п. 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.11.2001 N 15, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.11.2001 N 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Росисйской Федерации об исковой давности», то доводы должника признаются ошибочными.

При таких обстоятельствах, довод ООО «Эллада» в отношении нарушения порядка одобрения крупной сделки подлежал отклонению по сроку исковой давности.

В отношении довода о неравноценном встречном предоставлении суд апелляционной инстанции отмечает следующее.

Указанное основание является самостоятельным основанием для оспаривания сделок (п.1 ст. 61.2 Закона о банкротстве). В этом случае, должник должен доказать, что цена сделки существенно занижена.

Отклоняя данный довод, суд первой инстанции указал на недоказанность данного обстоятельства.

Суд апелляционной инстанции полагает возможным согласиться с выводом суда первой инстанции.

Должник в обоснование этого довода ссылается на отчет N10-380-Н от 09 -15 апреля 2010 и отчет N221 от 09.09.2007 (л.д.26 т.2, л.д.210 т.3). Согласно указанным отчетам стоимость спорного объекта недвижимости составляет 30 000 000 руб. и 27 320 000 руб. соответственно.

Отчет об оценке по состоянию на 2007 год судом не может приниматься во внимание, поскольку не является актуальным на момент реализации имущества - 27.05.2010.

Отчет об оценке от 09- 15 апреля 2010, на который ссылается должник, правомерно отклонен судом первой инстанции, поскольку из отчета не следует, принималось ли во внимание наличие обременений у должника на спорное имущество. Ссылаясь на прекращение обязательства по залогу, конкурсный управляющий не представил в дело доказательств прекращения залога, тогда как в тексте договора указано на наличие ипотеки по договору от 2007 и 2008 года. Имеющаяся в деле справка Банка ВТБ 24, не принимается судом во внимание, поскольку составлена по состоянию на 13.11.2010 (л.д.60 т.1), тогда как сделка совершена 27.05.2010. В отзыве Банк ВТБ 24 не подтверждает утверждение должника об отсутствии обременений в силу исполнения обязательства (л.д.219 т.2). Следовательно, допустимых достоверных доказательств прекращения залога и отчуждения имущества по заниженной стоимости в деле нет.

Доводы должника о неверном расчете суда первой инстанции отклоняются судом апелляционной инстанции в силу недоказанности факта снятия обременений и, как следствие, продажу имущества по заниженной стоимости. Произведенные арифметические действия суда первой инстанции являются лишь подтверждением отсутствия в деле доказательств прекращения кредитных и залоговых обязательств.

Доводы должника в отношении привлечения в качестве третьего лица Федотова А.Г. не имеют значения и не принимаются судом апелляционной инстанции во внимание, поскольку в силу ст. 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации привлечение третьего лица не является основанием для отмены судебного акта.

Учитывая изложенное, оснований для отмены судебного акта не имеется, апелляционная жалоба конкурсного управляющего общества с ограниченной ответственностью «Эллада» Власенко Олега Александровича удовлетворению не подлежит.

Нарушений норм процессуального права, являющихся основанием для отмены судебного акта на основании ч. 4 ст. 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 269-272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд

П О С Т А Н О В И Л:

определение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 31.05.2012 оставить без изменения, апелляционную жалобу конкурсного управляющего общества с ограниченной ответственностью «Эллада» Власенко Олега Александровича - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в течение одного месяца со дня его принятия (изготовления в полном объеме) через Арбитражный суд Республики Башкортостан.

     Председательствующий
судья
С.А.Бабкина
Судьи
С.В.Матвеева
Г.М.Столяренко

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: 18АП-9846/2011
А07-1975/2011
Принявший орган: Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 23 июля 2012

Поиск в тексте