• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ВОСЕМНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 23 июля 2012 года Дело N А76-7569/2011

Резолютивная часть постановления объявлена 19 июля 2012 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 23 июля 2012 года.

Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Бабкиной С.А.,

судей Матвеевой С.В., Фединой Г.А.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Кочневой М.О.,

рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу конкурсного управляющего общества с ограниченной ответственностью «Русформ» Ватукайтиса Игоря Витаутас - Антано на определение Арбитражного суда Челябинской области от 13.06.2012 по делу N А76-7569/2011 (судья Хаванцев А.А.).

В заседании приняли участие представители:

конкурсного управляющего общества с ограниченной ответственностью «Русформ» Вайтукайтиса Игоря Витаутаса-Антано: Первых И.Ю. (паспорт, доверенность от 28.04.2012);

общества с ограниченной ответственностью «АгроМенеджментГрупп»: Овчинникова О.В. (паспорт, доверенность от 28.02.2012).

Определением Арбитражного суда Калининградской области от 05.07.2010 возбуждено дело о банкротстве общества с ограниченной ответственностью «Русформ» (далее - общество «Русформ», должник

).

26.07.2010 в отношении должника введена процедура наблюдения.

Решением Арбитражного суда Калининградской области от 01.11.2010 должник признан несостоятельным (банкротом), в отношении должника открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден Ватукайтис Игорь Витаутас- Антано (далее- конкурсный управляющий).

Информационное сообщение о признании должника банкротом опубликовано в официальном издании «Коммерсантъ» от 27.11.2010 N220.

Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.03.2011 решение о признании должника банкротом отменено, дело передано по подсудности в Арбитражный суд Челябинской области.

Решением Арбитражного суда Челябинской области от 01.09.2011 должник признан банкротом, утвержден конкурсный управляющий.

29.02.2012 должник обратился в Арбитражный суд Челябинской области с заявлением о признании недействительным:

решения единственного участника общества «Русформ» о принятии участия в ООО «Агропромышленный комплекс «Лазурный»;

протокола внеочередного собрания участников общества с ограниченной ответственностью «Агропромышленный комплекс «Лазурный» (далее -Агропромышленный комплекс «Лазурный») от 20.06.2010 об увеличении уставного капитала общества;

акта приема-передачи недвижимого имущества от 23.06.2010 о передаче незаконченного строительством нежилого здания литера 2 из литер Б выстроенного на 100%, площадью 2444,2 кв.м., расположенного по адресу: г. Калининград ул. Двинская, 89 в уставный капитал Агропромышленного комплекса «Лазурный» (л.д.7 т.1).

В качестве правового обоснования должник ссылался на п.1, 2 ст. 61.2,ст. 61.8 Федерального закона от 26.10.2002 N127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Закон о банкротстве) и мнимость совершенной сделки (ст. 170 Гражданского кодекса Российской Федерации), поскольку не было фактической передачи имущества (л.д.7, 69, 98 т.1). Должник также ссылался на положения ст.10 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Определением суда от 13.06.2012 заявление должника отклонено.

С данным определением не согласился должник, просит названное определение отменить и удовлетворить требования.

В апелляционной жалобе, поданной в Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд, должник ссылается на следующее.

В отношении возмездности сделки, должник ссылается на несоответствие номинальной стоимости доли ее рыночной. Размер полученной обществом «Русформ» доли составляет 5,03% в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью «АгроМенеджментГрупп» (далее- общество «АгроМенеджментГрупп»). Финансовое состояние общества «АгроМенджментГрупп» может быть оценено лишь на основании информации этого общества. Общество «АгроМенджментГрупп» уклонилось от предоставления информации. Балансы и отчеты общества «АгроМенеджемнтГрупп» свидетельствуют, что общество не ведет хозяйственную деятельность. Указанное свидетельствует о незначительности встречного предоставления.

Вред кредиторам равен рыночной стоимости имущества, которого лишился должник. Спорное имущество не могло находиться во владении общества «АгроМенеджментГрупп». Документы от руководителя должника конкурсному управляющему не передавались, что достаточно для применения п.2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

Должник также ссылается на злоупотребление правом, при этом должник указывает, что при рассмотрении дела N21-8619/2011 (л.д.43 т.1) вопросы мнимости сделки обсуждались, злоупотребления правом нет. Совокупность действий сторон, их согласованность и скорость свидетельствуют о злоупотреблении правом с целью причинить вред кредиторам: замещение активов на незначительную долю: изменение адреса регистрации с целью воспрепятствования защите прав кредиторов, отчуждение имущества накануне банкротства и в обмен на незначительную долю, уклонение общества «АгроМенеджментГрупп» от предоставления информации о судьбе векселей, уничтожение руководителем должника всей документации, не предоставление обществом «АгроМенеджментГрупп» документации о финансовом состоянии и хозяйственной деятельности общества.

Не согласен должник и в отношении вывода суда об истечении срока исковой давности. Конкурсный управляющий узнал о совершенной сделке только 01.11.2011, в момент поступления иска в Арбитражный суд Калининградской области о государственной регистрации перехода права собственности. Принятие обеспечительных мер в процедуре наблюдения было связано с необходимостью сохранения спорного имущества в порядке ст.46 Закона о банкротстве.

Должник также указывает, что удовлетворение его требования не нарушит права общества «АгроМенеджментГрупп» поскольку оно имуществом не владело и доходов от него не извлекало.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы извещены надлежащим образом, в судебное заседание иные конкурсные кредиторы представителей не направили.

С учетом мнения представителей конкурсного управляющего, общества «АгроМенеджментГрупп» и в соответствии со ст. 123, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дело рассмотрено судом апелляционной инстанции в отсутствие неявившихся лиц.

В соответствии со ст. 81 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к материалам дела приобщено письменное мнение общества «АгроМенеджментГрупп» на ходатайство конкурсного управляющего о назначении экспертизы.

В судебном заседании в соответствии со ст. 82, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации отклонено ходатайство конкурсного управляющего о назначении экспертизы, поскольку данное ходатайство не заявлялось в суде первой инстанции.

Представитель конкурсного управляющего поддержал доводы апелляционной жалобы в полном объеме, просил определение суда отменить, апелляционную жалобу удовлетворить.

Представитель общества «АгроМенеджментГрупп» с доводами жалобы не согласен, просил определение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Законность и обоснованность судебного акта проверены судом апелляционной инстанции в порядке, предусмотренном гл. 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции по акту приема-передачи от 23.05.2010 объект недвижимости был передан от должника в Агропромышленный комплекс «Лазурный» в качестве вклада в уставный капитал (л.д.17 т.1).

Ранее, 18.06.2010 единственным участником общества «Русформ» принято решение об участии в ином обществе и внесении в качестве вклада в уставный капитал объекта недвижимости (л.д.85 т.1).

05.07.2010 по заявлению конкурсного кредитора возбуждено дело о банкротстве общества «Русформ».

26.07.2010 в отношении должника введена процедура наблюдения.

01.09.2011 введено конкурсное производство.

Полагая, что сделка является мнимой, совершена с целью причинения вреда кредиторам, при неравноценном встречном предоставлении и при злоупотреблении правом, должник обратился с настоящим заявлением в суд. При этом, помимо самой сделки должник оспорил решение единственного участника общества «Русформ»; решение внеочередного собрания участников Аромпромышленного комплекса «Лазурный» от 20.06.2010 об увеличении уставного капитала общества за счет новых участников общества «Русформ» и и ООО ФД «ИнтерТехника» (л.д.12 т.1).

Отказывая в удовлетворении требования, суд первой инстанции указал на недоказанность совокупности значимых для дела обстоятельств и пропуск срока исковой давности.

С выводами суда первой инстанции о пропуске срока исковой давности и об отсутствия оснований для применения п.2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, суд апелляционной инстанции не может согласиться, с выводами об отсутствии оснований для применения п.2 ст. 170, ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) и п.1 ст. 61.2 Закона о банкротстве суд апелляционной инстанции соглашается в силу следующего.

Как разъяснено в п.1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - постановление ВАС РФ N63) в силу п.3 ст. 61.1 Закона о под сделками, которые могут оспариваться по правилам главы III.1 этого Закона, понимаются в том числе действия, направленные на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в соответствии с гражданским, трудовым, семейным законодательством, законодательством о налогах и сборах, таможенным законодательством Российской Федерации, процессуальным законодательством Российской Федерации и другими отраслями законодательства Российской Федерации, а также действия, совершенные во исполнение судебных актов или правовых актов иных органов государственной власти.

В связи с этим по правилам главы III.1 Закона о банкротстве могут, в частности, оспариваться действия, являющиеся исполнением гражданско-правовых обязательств (в том числе наличный или безналичный платеж должником денежного долга кредитору, передача должником иного имущества в собственность кредитора), или иные действия, направленные на прекращение обязательств (заявление о зачете, соглашение о новации, предоставление отступного и т.п.).

Таким образом, из заявленных должником в рамках дела о банкротстве требований только требование о признании недействительным акта приема-передачи от 23.06.2010 подлежало оценке как сделка и рассмотрению судом первой инстанции в рамках дела о банкротстве должника. Судебного акта в отношении иных требований в деле нет, также как нет отказа конкурсного управляющего от этих требований в порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В п.17 постановления ВАС РФ N63 указано, что в порядке главы III.1 Закона о банкротстве (в силу п. 1 ст. 61.1) подлежат рассмотрению требования арбитражного управляющего о признании недействительными сделок должника как по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве (ст. 61.2 и 61.3 и иные содержащиеся в этом Законе помимо главы III.1 основания), так и по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством (в частности, по основаниям, предусмотренным ГК РФ или законодательством о юридических лицах).

Заявления о признании сделок должника недействительными по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством (в частности, по основаниям, предусмотренным ГК РФ или законодательством о юридических лицах), предъявляемые другими помимо арбитражного управляющего лицами (например, контрагентами по сделкам или должником в ходе процедур наблюдения или финансового оздоровления), подлежат рассмотрению в исковом порядке с соблюдением общих правил о подведомственности и подсудности. При предъявлении в рамках дела о банкротстве заявления об оспаривании сделки по указанным основаниям иным помимо арбитражного управляющего лицом суд оставляет это заявление без рассмотрения применительно к ч. 4 п. 1 ст. 148 АПК РФ.

Учитывая названные разъяснения, суд апелляционной инстанции полагает, что требование о признании решения единственного участника общества «Русформ» от 18.06.2010 недействительным и требование о признании недействительным решения внеочередного собрания участников общества Агропромышленный комплекс «Лазурный» от 20.06.2010 относится к исковым требованиям и подлежало рассмотрению в рамках иных дел в порядке искового производства по правилам рассмотрения корпоративных споров, в связи с чем, производство по требованиям об оспаривании решения единственного участника и решения собрания участников подлежало оставлению без рассмотрению применительно к п.3 ст. 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В указанной части решение суда подлежит отмене как принятое с нарушением норм процессуального права, а требования общества «Русформ» о признании решения единственного участника и решения собрания участников Агромпромышленный комплекс «Лазурный» от 20.06.2010 оставлению без рассмотрения.

В настоящем производстве подлежало рассмотрению только требование о признании акта приема-передачи недвижимого имущества от 23.06.2010 недействительным применительно к ответчику, стороне сделки, обществу Агромпромшленный комплекс «Лазурный» (ныне общество «АроМенеджементГрупп»).

В отношении выводов суда первой инстанции об отсутствии оснований для признания указанного акта мнимой сделкой, суд апелляционной инстанции считает их верными.

Согласно п.1 ст. 170 ГК РФ мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Таким образом, должник должен был доказать отсутствие воли у обеих сторон сделки на создание правовых последствий.

Между тем, в нарушение ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации должником не представлено таких доказательств, а имеющиеся в деле доказательства свидетельствуют об ином. Суд апелляционной инстанции принимает во внимание решение суда о переводе права на объект недвижимости, регистрацию в уставных документах общества Агропромышленный комплекс «Лазурный» о размере уставного капитала и составе его участников (л.д.43-52 т.1).

Кроме того, судом первой инстанции правомерно принят во внимание ранее состоявшийся судебный акт по делу N А21- 8619/2011 (л.д.43-52 т.1) (п.2 ст. 69Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

По этому основанию в удовлетворении требования отказано правомерно.

Что касается требования по п.1 ст. 61.2 Закона о банкротстве, то суд апелляционной инстанции также соглашается с выводами суда первой инстанции о недоказанности ответчиком неравноценного встречного предоставления.

Согласно п.1 ст.61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка). Неравноценным встречным исполнением обязательств будет признаваться, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств.

В случае, если продажа имущества, выполнение работы, оказание услуги осуществляются по государственным регулируемым ценам (тарифам), установленным в соответствии с законодательством Российской Федерации, в целях настоящей статьи при определении соответствующей цены применяются указанные цены (тарифы).

Как разъяснено в п.8 постановления ВАС РФ N63 для признания сделки недействительной на основании указанной нормы не требуется, чтобы она уже была исполнена обеими или одной из сторон сделки, поэтому неравноценность встречного исполнения обязательств может устанавливаться исходя из условий сделки.

В соответствии с абз. 1 п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве неравноценное встречное исполнение обязательств другой стороной сделки имеет место, в частности, в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия на момент ее заключения существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки.

При сравнении условий сделки с аналогичными сделками следует учитывать как условия аналогичных сделок, совершавшихся должником, так и условия, на которых аналогичные сделки совершались иными участниками оборота.

На основании п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве может быть оспорена также сделка, условия которой формально предусматривают равноценное встречное исполнение, однако должнику на момент ее заключения было известно, что у контрагента по сделке нет и не будет имущества, достаточного для осуществления им встречного исполнения.

Судам необходимо учитывать, что по правилам упомянутой нормы могут оспариваться только сделки, в принципе или обычно предусматривающие встречное исполнение; сделки же, в предмет которых в принципе не входит встречное исполнение (например, договор дарения) или обычно его не предусматривающие (например, договор поручительства или залога), не могут оспариваться на основании п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве, но могут оспариваться на основании п. 2 этой статьи.

Поскольку в настоящем случае при передаче имущества в уставный капитал не следовало встречное предоставление, а лишь возникало право на участие в обществе в соответствии с размером оплаченной таким способом доли, номинальная стоимость доли определена верно, то должником неверно применяется настоящее положение.

Следует также отметить, что в деле отсутствуют доказательства, связанные с рыночной стоимостью доли, а вопрос о стоимости векселей, переданных в качестве вклада в уставный капитал иным участником не может являться предметом оценки в настоящем споре, поскольку это самостоятельная сделка и передача векселей иного общества не является встречным предоставлением должнику за переданное имущество. Для рассмотрения вопроса о стоимости векселей, истцом не предъявлено требование к этому лицу и оно не привлечено к участию в деле в качестве ответчика, тогда как именно его сделка ставится под сомнение должником.

Суд апелляционной инстанции также отмечает несоблюдение должником принципа состязательности сторон по представлению доказательств. Должник является участником общества Агропромышленный комплекс «Лазурный» (ныне «общество «АгроМенеджментГрупп») и вправе был и мог, в том числе посредством специального способа защиты прав участника общества, получить всю необходимую документацию по обществу Агропромышленный комплекс «Лазурный» до обращения с требованием в рамках настоящего дела. Каких- либо препятствий, в том числе, по получению экономических, аудиторских заключений судом апелляционной инстанции не усмотрено.

Более того, суд апелляционной инстанции отмечает, что должником, подменяются права участника общества и должника в процессе по оспариванию сделок в рамках дела о банкротстве. Судом первой инстанции правомерно отказано в удовлетворении ходатайств по получению документов, поскольку положения ст.66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации должником нарушены, в самостоятельном порядке документы не получались при отсутствии препятствий, возлагать собственную обязанность по получению документов на суд, неправомерно. Пассивность и неразумность действий должника не должна, в нарушение прав и интересов ответчика, заменяться процессуальными действиями с помощью суда. Прежде чем обратиться в суд и во время рассмотрения спора должник не лишен был возможности получать документы от общества, где он является участником, так же как получать доказательства иные исходя из своего усмотрения. Суд не вправе нарушать принцип состязательности сторон и содействовать бездействию стороны при отсутствии уважительных причин и обстоятельств.

В отношении довода должника о совершении сделки с целью причинения вреда кредиторам (п.2 ст. 61.2 Закона о банкротстве) суд апелляционной инстанции полагает его состоятельным, а требование подлежащим удовлетворению. Выводы суда первой инстанции не соответствуют фактически обстоятельствам дела.

Согласно п.2 ст. 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка). Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица, либо направлена на выплату (выдел) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с выходом из состава учредителей (участников) должника, либо совершена при наличии следующих условий:

стоимость переданного в результате совершения сделки или нескольких взаимосвязанных сделок имущества либо принятых обязательства и (или) обязанности составляет двадцать и более процентов балансовой стоимости активов должника, а для кредитной организации - десять и более процентов балансовой стоимости активов должника, определенной по данным бухгалтерской отчетности должника на последнюю отчетную дату перед совершением указанных сделки или сделок;

должник изменил свое место жительства или место нахождения без уведомления кредиторов непосредственно перед совершением сделки или после ее совершения, либо скрыл свое имущество, либо уничтожил или исказил правоустанавливающие документы, документы бухгалтерской отчетности или иные учетные документы, ведение которых предусмотрено законодательством Российской Федерации, либо в результате ненадлежащего исполнения должником обязанностей по хранению и ведению бухгалтерской отчетности были уничтожены или искажены указанные документы;

после совершения сделки по передаче имущества должник продолжал осуществлять пользование и (или) владение данным имуществом либо давать указания его собственнику об определении судьбы данного имущества.

В п.5 постановления ВАС РФ N63 разъяснено, п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве предусматривает возможность признания недействительной сделки, совершенной должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов (подозрительная сделка).

В силу этой нормы для признания сделки недействительной по данному основанию необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств:

а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;

б) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов;

в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки (с учетом п. 7 настоящего Постановления).

В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.

При определении вреда имущественным правам кредиторов следует иметь в виду, что в силу абз. 32 ст. 2 Закона о банкротстве под ним понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.

В п.6 указанного постановления предусмотрено, что цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если налицо одновременно два следующих условия:

а) на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества;

б) имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абз. 2-5 п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

При определении наличия признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества следует исходить из содержания этих понятий, данного в абз. 33 и 34 ст. 2 Закона о банкротстве.

Согласно п.7 постановления ВАС РФ N63 предполагается, что другая сторона сделки знала о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она признана заинтересованным лицом (ст. 19 этого Закона) либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

При решении вопроса о том, должна ли была другая сторона сделки знать об указанных обстоятельствах, во внимание принимается то, насколько она могла, действуя разумно и проявляя требующуюся от нее по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств.

Таким образом, для признания сделки недействительной по п.2 ст.61.2 Закона о банкротстве, должник должен был доказать, что сделка совершена в трехлетний период до признания должника банкротом, кредиторам причинен вред, о цели причинения вреда знала вторая сторона сделки (на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности и имело место любое условие: стоимость переданного имущества составляла более 20% балансовой стоимости активов должника, либо должник изменил свое местонахождение перед или после совершением сделки, либо после совершения сделки осуществлял пользование имуществом). Кроме того, должник должен доказать, что сторона сделки знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов либо о неплатежеспособности должника.

Как следует из материалов дела, сделка (акт приема-передачи) совершена 23.06.2010, заявление о признании должника банкротом поступило в суд Калининградской области 29.06.2010, производство по делу о банкротстве должника возбуждено 05.07.2010, то есть за несколько дней до возбуждения дела о банкротстве. Обстоятельства обращения в суд с заявлением о признании должника банкротом следуют из постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.06.2011 по делу NА21-5169/2010.

На момент совершения сделки имелись требования иных кредиторов, поскольку процедура наблюдения введена по заявлению ЗАО КБ «Балкредобанк», что подтверждается, исполнительным листом (л.д. 71), судебными актами, требования которых включены в реестр и следует из постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.06.2011 по делу NА21-5169/2010.

Стоимость переданного имущества составляла более 20% от активов общества на последнюю отчетную дату, что подтверждается справкой (л.д.74 т.1). Уменьшение активов должника сделало невозможным исполнение требований иных кредиторов.

Из материалов дела также усматривается, что должник изменил адрес местонахождения на город Челябинск, о чем внесена запись 17.06.2009, то есть за год до совершения сделки и начала процедуры банкротства. Данные обстоятельства подтверждаются постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.06.2011 по делу NА21-5169/2010 и выпиской из ЕГРЮЛ, полученной апелляционным судом с официального сайта. Суд апелляционной инстанции также отмечает, что изменение адреса местонахождения должника произведено его участником после начала процедуры взыскания банком КБ «Балкредобанк» долга, что следует из определения от 03.06.2009 по делу NА21-4794/2009. Указанные действия свидетельствуют о создании участником должника, директором должника препятствий для получения банком причитающих средств. Решение о взыскании долга принято 31.07.2009.

Кроме того, в деле имеется договор аренды нежилого помещения от 05.09.2011 (л.д.75 т.1), из которого усматривается, что должник на указанную дату, то есть после отчуждения объекта, фактически продолжал пользоваться спорным имуществом. В судебном заседании апелляционного суда общество «АгроМенеджментГрупп» пояснило, что охрану объекта не осуществляет ввиду нецелесообразности, владение заключается лишь в установлении замков после передачи имущества по акту. Ежедневное владение и ведение деятельности в спорном объекте ответчик не осуществляет.

Следует согласиться также с возражениями конкурсного управляющего, что директор должника не передал бухгалтерские документы общества конкурсному управляющему, что свидетельствует о наличии цели у сторон сделки причинить вред кредиторам.

Таким образом, факт причинения вреда кредиторам, наличие цели причинения вреда кредиторам, суд апелляционной инстанции полагает доказанным, а выводы суда первой инстанции в указанной части не соответствуют имеющимся в материалах дела доказательствам и сделаны без полной и всесторонней оценки обстоятельств дела.

Что касается критерия об осведомленности второй стороны сделки о неплатежеспособности должника, то суд апелляционной инстанции также приходит к выводу о недоказанности обществом «АгроМенеджментГрупп» обратного. Из материалов дела и фактических обстоятельств следует, что передача имущества в качестве вклада в уставный капитал происходила по акту представленного должником 23.06.2010, по акту представленного обществом «АгроМенеджментГрупп» 21.06.2010 (л.д.17,91 т.1). Между тем, исходя из обычных условий гражданского оборота, акт передачи недвижимого объекта должен составляться одномоментно. Представленные сторонами акты составлены в разные даты, что ставит под сомнение фактические действия по передаче объекта. Кроме того, объект находится на территории раннего расположения должника, территориально удален от общества «АгроМенеджментГрупп», доказательств того, что общество «АгроМенеджментГрупп» ведет деятельность на территории города Калиниград либо области в деле нет. На момент внесения имущества в качестве вклада в уставный капитал имелся неисполненный с 31.09.2009 исполнительный лист на взыскание с должника 50 008 329 руб. в пользу Банка. Следовательно, при разумном и добросовестном поведении сторон, общество «АгроМенеджементГрупп» могло и должно было убедиться в том, что передача столь удаленного объекта недвижимости в уставный капитал не приведет к нарушению прав кредиторов и самого должника. Все указанные действия сторон, их несогласованность, а также внесение изменений по обществу «АгроМенеджментГрупп» в учредительные документы только 19.08.2010, что следует из выписки из ЕГРЮЛ (л.д.22 т.1 оборот) позволяют суду апелляционной инстанции сделать вывод о том, что на момент совершения сделки и внесение изменений в учредительные документы, обществу «АгроМенеджментГрупп» должно было быть известно о неплатежеспособности должника. Добросовестность поведения сторон сделки не усматривается.

Суд апелляционной инстанции отмечает, что внесение вклада в уставный капитал иного общества предполагает наличие доверительных, дружественных отношений, связанных с совместным участием в корпоративной деятельности. Создание участниками любого общества, так или иначе, построено на доверительных отношениях его участников, иное делает невозможным управлять обществом, принимать решения и вести хозяйственную деятельность с целью получения прибыли. Следовательно, принимая в состав дополнительного участника, общество «АгроМенеджментГрупп» должно было знать, в том числе о финансовом состоянии должника с целью исключения собственных рисков.

При таких обстоятельствах, оценив доказательства в совокупности по правилам ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о доказанности всех трех критериев для признания сделки недействительной по п.2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

В силу п.1 ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

В соответствии с п.1, п.2 ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Согласно п.1 ст. 61.6 Закона о банкротстве все, что было передано должником или иным лицом за счет должника или в счет исполнения обязательств перед должником, а также изъято у должника по сделке, признанной недействительной в соответствии с настоящей главой, подлежит возврату в конкурсную массу. В случае невозможности возврата имущества в конкурсную массу в натуре приобретатель должен возместить действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, в соответствии с положениями Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах, возникающих вследствие неосновательного обогащения.

С учетом названных правовых положений и наличие оснований для признания сделки недействительной, подлежат применению последствия недействительной сделки в виде возврата недвижимого имущества должнику.

В отношении ст.10 ГК РФ судом правомерно отказано в удовлетворении требования, поскольку сделки совершена непосредственно должником, стороной спора является должник, следовательно, оснований для применения данной нормы исходя из ее смысла (вред другому лицу) не усматриваются.

Не подлежат применению и разъяснения, данные в п.10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.04.2009 N32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)», поскольку указанные разъяснения относятся к оспариванию сделок конкурсным управляющим в силу ст. 103 Закона о банкротстве, позволяющей конкурсному управляющему быть самостоятельным субъектом спора.

В силу ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле должно доказать обстоятельство на которые оно ссылается.

В отношении срока исковой давности, суд апелляционной инстанции не может согласиться с выводами суда первой инстанции.

В соответствии со ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации сторона заявившая о применении срока исковой давности должна доказать обстоятельства начала его течения.

Конкурсный управляющий указывает, что о совершенной сделке узнал только при получении исковых требований об обязании государственной регистрации перехода права собственности.

Общество «АгроМенеджментГрупп» утверждает, что конкурсный управляющий узнал ранее, поскольку обращался с заявлением о принятии обеспечительных мер.

Суд апелляционной инстанции полагает ошибочным вывод суда первой инстанции о том, что срок исковой давности следует считать с момента введения конкурсного производства решением Арбитражного суда Калининградской области, поскольку указанный судебный акт отменен.

В установленном законом порядке конкурсное производство введено только 01.09.2011 решением Арбитражного суда Челябинской области, с этой даты у конкурсного управляющего имеются полномочия для оспаривания сделок по специальным нормам. Таким образом, срок исковой давности следует исчислять с 01.09.2011, и на момент обращения с требованием 16.02.2012 он не пропущен.

Установив названные обстоятельства, суд апелляционной инстанции приходит к выводу об отмене судебного акта в части на основании п. 4, 3 ч.1 ст.270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При обращении с апелляционной жалобой должник уплатил госпошлину в сумме 2000 руб., в связи с удовлетворением требования госпошлина в сумме 2000 руб. и 4000 руб. по иску подлежит взысканию с общества «АгроМенеджментГрупп» в пользу должника.

Государственная пошлина в сумме 4000 руб., уплаченная конкурсным управляющим посредством перевода денежных средств по квитанции Сбербанка от 21.03.2012 (л.д.9 т.1) подлежит возврату как излишне уплаченная исходя из ст.333.21 Налогового кодекса Российской Федерации.

Нарушений норм процессуального права, являющихся основанием для отмены судебного акта на основании ч. 4 ст. 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 268-272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд

П О С Т А Н О В И Л:

определение Арбитражного суда Челябинской области от 13.06.2012 по делу NА76-7569/2011 в части отказа в удовлетворении требования общества с ограниченной ответственностью «Русформ» о признании решения единственного участника общества с ограниченной ответственностью «Руформ» о принятии участия в обществе с ограниченной ответственностью «Агромпромышленный комплекс «Лазурный» от 19.06.2010, о признании внеочередного собрания участников общества с ограниченной ответственностью «Агропромышленный комплекс «Лазурный» от 20.06.2010 об увеличении уставного капитала общества недействительными и признании по п.2 ст. 61.2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» акта приема-передачи недвижимого имущества от 23.06.2010 о передаче незаконченного строительством нежилого здания литера 2 из литер Б выстроенного на 100%, площадью 2444, 2 кв.м., расположенного по адресу: г. Калининград ул. Двинская, 89 в уставный капитал общества с ограниченной ответственностью «Агропромышленный комплекс «Лазурный» недействительным, применении последствий - отменить, апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Русформ» удовлетворить.

Требования общества с ограниченной ответственностью «Русформ» о признании решения единственного участника общества с ограниченной ответственностью «Руформ» о принятии участия в обществе ограниченной ответственностью «Агромпромышленный комплекс «Лазурный» от 19.06.2010, о признании внеочередного собрания участников общества с ограниченной ответственностью «Агропромышленный комплекс «Лазурный» от 20.06.2010 об увеличении уставного капитала общества - оставить без рассмотрения.

Признать недействительной сделку, оформленную актом приема-передачи от общества с ограниченной ответственностью «Русформ» недвижимого имущества от 23.06.2010 незаконченного строительством нежилого здания литера 2 из литер Б выстроенного на 100%, площадью 2444, 2 кв.м., расположенного по адресу: г. Калининград ул. Двинская, 89 в уставный капитал общества с ограниченной ответственностью «Агропромышленный комплекс «Лазурный».

Возвратить от общества с ограниченной ответственностью «Агропромышленный комплекс «Лазурный» в общество с ограниченной ответственностью «Русформ» незаконченное строительством нежилое здание литера 2 из литер Б выстроенного на 100%, площадью 2444, 2 кв.м., расположенного по адресу: г. Калининград, ул. Двинская, 89.

В части признания сделки недействительной по п.1 ст. 61.2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» и ст. 10, 170 Гражданского кодекса Российской Федерации определение оставить без изменения, апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Русформ» - без удовлетворения.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «АгроМенеджментГрупп» в пользу общества с ограниченной ответственностью «Русформ» судебные расходы по апелляционной жалобе и иску в сумме 6 000 руб.

Возвратить обществу с ограниченной ответственностью «Русформ» из федерального бюджета излишнюю государственную пошлину по требованию в сумме 4000 руб., уплаченную 21.03.2012.

Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в течение одного месяца со дня его принятия (изготовления в полном объеме) через Арбитражный суд Челябинской области.

     Председательствующий
судья
С.А.Бабкина
Судьи
С.В.Матвеева

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: 18АП-5707/2011
А76-7569/2011
Принявший орган: Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 23 июля 2012

Поиск в тексте