• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ВОСЕМНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 20 марта 2013 года Дело N А76-5917/2012

Резолютивная часть постановления объявлена 18 марта 2013 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 20 марта 2013 года.

Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Бояршиновой Е.В.,

судей Ивановой Н.А., Малышевой И.А.,

при ведении протокола помощником судьи Кудрявцевой А.В.,

рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по Ленинскому району г. Челябинска на решение Арбитражного суда Челябинской области от 15.01.2013 по делу N А76-5917/2012 (судья Трапезникова Н.Г.).

В заседании приняли участие представители:

общества с ограниченной ответственностью «УралСервисСтрой-Ч» - Магур В.Я. (доверенность от 08.02.2013);

Инспекции Федеральной налоговой службы по Ленинскому району г. Челябинску - Соснин А.В. (доверенность от 11.01.2013 N 03-01/).

Общество с ограниченной ответственностью «УралСервисСтрой-Ч» (далее - заявитель, общество, налогоплательщик, ООО «УралСервисСтрой-Ч») обратилось в Арбитражный суд Челябинской области с заявлением о признании недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы по Ленинскому району г. Челябинска (далее - заинтересованное лицо, инспекция, налоговый орган) от 30.09.2011 N 75 о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения, решения Управления Федеральной налоговой службы по Челябинской области от 02.12.2011 N 16-07/003465С.

Определением Арбитражного суда Челябинской области от 11.02.2013 производство по делу в части признания недействительным решения Управления Федеральной налоговой службы по Челябинской области от 02.12.2011 N 16-07/003465С прекращено в связи с принятием отказа общества от заявленных требований в данной части.

Решением суда первой инстанции от 15.01.2013 заявленные требования общества удовлетворены частично, решение инспекции признано недействительным в части доначисления налога на прибыль организаций в сумме 6 654 241 рублей, налога на добавленную стоимость (далее - НДС) в сумме 5 530 030 рублей, начисления пени по налогу на прибыль организаций в сумме 1 128 859,00 рублей, по НДС в сумме 890 575 рублей, привлечения к ответственности по п.1 ст.122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) за неуплату налога на прибыль в виде штрафа в сумме 1325471,60 рублей, за неуплату НДС в виде штрафа в сумме 1 102 198,80 рублей (с учетом исправления опечатки определением от 05.02.2013). В удовлетворении остальной части требований заявителю отказано.

В апелляционной жалобе налоговый орган просит решение суда отменить в части удовлетворения требований заявителя, в связи с несоответствием выводов суда обстоятельствам дела и неправильным применением норм материального права, в удовлетворении заявленных требований в указанной части отказать.

В обоснование доводов апелляционной жалобы заинтересованное лицо сослалось на получение обществом необоснованной налоговой выгоды в связи с завышением расходов по налогу на прибыль и вычетов по НДС по взаимоотношениям с контрагентом - обществом с ограниченной ответственностью «СтройКомСервис» (далее - ООО «СтройКомСервис», контрагент, поставщик), поскольку в ходе налоговой проверки установлено, что первичные документы, подтверждающие расходы по налогу на прибыль и вычеты по НДС, содержат недостоверные сведения, в связи с подписанием их неустановленными лицами, реальность операций с указанным контрагентом не подтверждена, поскольку его учредитель и директор в одном лице отрицает причастность к деятельности указанной организации.

По мнению инспекции, ООО «СтройКомСервис» в силу отсутствия материально-технической базы, персонала не могли поставить заявленный товар. Заявленные обществом операции не нашли отражения в налоговой отчетности контрагента, которая содержит минимальные показатели финансовой деятельности.

Кроме того, налоговый орган считает, что судом не дана оценка доводам об отсутствии оплаты поставленного товара в полном объеме, а также об отсутствии доказательств доставки товара и его приобретения контрагентом у третьих лиц.

Также налоговый орган в апелляционной жалобе ссылается на возврат уплаченных денежных средств заявителю.

Налоговый орган считает неверными выводы суда первой инстанции о неправомерном доначислении налога на прибыль за 2008 - 2010 гг. в связи с отказом в принятии расходов на аренду оборудования - бетоносмесительной установки, которая не использовалась в производственной деятельности заявителя, в связи с чем соответствующие расходы не отвечают требованиям ст. 252 НК РФ в части связи с деятельностью, направленной на получение дохода.

Заявителем представлен отзыв на апелляционную жалобу, где отклонены доводы инспекции.

Так, налогоплательщик ссылается на то, что материалами налоговой проверки не опровергается реальность совершения хозяйственных операций с ООО «СтройКомСервис», поставки им товара (цемента), а также его дальнейшее использование в строительной деятельности, списание в производство, что исключает возможность отказа в праве на принятие расходов по налогу на прибыль и вычетов по НДС по формальному мотиву недостоверности документов в связи с подписанием их неустановленными лицами.

В подтверждение проявления должной осмотрительности заявитель ссылается на получение сведений о контрагентах на общедоступном сайте налогового ведомства, а также получение их учредительных и банковских документов.

Налоговым органом не представлено бесспорных доказательств, свидетельствующих об осведомленности заявителя о нарушениях налогового законодательства, допущенных контрагентами.

В отношении расходов на аренду оборудования заявитель указывает, что выводы о его неиспользовании в производстве сделаны по неполно выясненным обстоятельствам.

В судебном заседании представители сторон поддержали доводы, изложенные в апелляционной жалобе и отзыве на нее.

Законность и обоснованность судебного акта проверена судом апелляционной инстанции в порядке, предусмотренном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии с частью 5 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в отсутствие возражений лиц, участвующих в деле, решение пересматривается арбитражным апелляционным судом в обжалуемой заинтересованным лицом части.

Как следует из материалов дела, инспекцией проведена выездная налоговая проверка деятельности заявителя по вопросам соблюдения налогового законодательства за период с 01.01.2008 по 31.12.2010, по результатам которой составлен акт проверки от 05.09.2011 N 41 (т.1, л.д.84-106) и вынесено решение от 30.09.2011 N 75 о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения, которым обществу доначислены налог на прибыль организаций за 2008 - 2010 гг. в сумме 6 654 241 рублей, НДС за 4 квартал 2008 г., 1, 2, 4 кварталы 2009, 2010 гг. в общей сумме 5 530 030 рублей, соответствующие пени по налогу на прибыль организаций в сумме 1 128 859 рублей, по НДС в сумме 890 575,00 рублей, штрафы по п. 1 ст. 122 НК РФ за неуплату налога на прибыль организаций в размере 1 330 848,20 рублей, за неуплату НДС в размере 1 106 066 рублей, по ст. 123 НК РФ за не удержание и не перечисление налога на доходы физических лиц в размере 12 226 рублей.

Решением Управления Федеральной налоговой службы Челябинской области от 02.12.2011 N16-07/003465с, вынесенным по результатам рассмотрения апелляционной жалобы общества, решение инспекции отменено в части начисления штрафов по п. 1 ст. 122 НК РФ за неполную уплату налога на прибыль и НДС в общей сумме 9183,60 рублей в связи с не учетом инспекцией имеющейся у налогоплательщика переплаты, в остальной части утверждено и вступило в законную силу.

Общество, полагая, что решение инспекции не соответствует нормам Налогового кодекса Российской Федерации и нарушает его права и законные интересы в сфере предпринимательской деятельности, обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании указанного ненормативного правового акта недействительным.

Удовлетворяя требования общества, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии доказательств недобросовестности налогоплательщика и получении им необоснованной налоговой выгоды в связи с совершением хозяйственных операций с ООО «СтройКомСервис», а также соответствии расходов на аренду оборудования требованиям налогового законодательства.

Оценив в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации все имеющиеся в деле доказательства в их совокупности и взаимосвязи, арбитражный суд апелляционной инстанции считает, что выводы суда первой инстанции являются верными, соответствуют обстоятельствам дела и действующему законодательству.

В силу статьи 143 НК РФ общество является плательщиком налога на добавленную стоимость.

В соответствии со статьей 146 НК РФ объектом налогообложения по налогу на добавленную стоимость признаются операции по реализации товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации. Сумма налога исчисляется как соответствующая налоговой ставке процентная доля налоговой базы.

Согласно статье 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 НК РФ, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 НК РФ, а также в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

Статьей 172 НК РФ установлено, что налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 НК РФ, производятся на основании счетов - фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг). Вычетам подлежат, если иное не установлено настоящей статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров и при наличии соответствующих первичных документов.

В соответствии со статьей 169 НК РФ, счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном главой 21 НК РФ.

Счета-фактуры должны быть подписаны руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации (п. 6 ст. 169 НК РФ).

Счета-фактуры, составленные или выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 статьи 169 НК РФ, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

В то же время, ошибки в счетах-фактурах, не препятствующие налоговым органам при проведении налоговой проверки идентифицировать продавца, покупателя товаров (работ, услуг), имущественных прав, наименование товаров (работ, услуг), имущественных прав, их стоимость, а также налоговую ставку и сумму налога, предъявленную покупателю, не являются основанием для отказа в принятии к вычету сумм налога.

Невыполнение требований к счету-фактуре, не предусмотренных пунктами 5 и 6 настоящей статьи, не может являться основанием для отказа принять к вычету суммы налога, предъявленные продавцом.

Таким образом, из системного анализа статей 169, 171, 172 НК РФ следует, что налогоплательщик имеет право на осуществление налогового вычета (возмещение) налога на добавленную стоимость при одновременном выполнении следующих условий: наличие счета-фактуры, оформленного в соответствии с императивными требованиями статьи 169 НК РФ; принятие товара (работ, услуг) к своему учету на основании первичных учетных документов, использование их в предпринимательской деятельности.

Согласно пункту 1 статьи 252 НК РФ в целях исчисления налога на прибыль налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 НК РФ).

При этом расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме, а под документально подтвержденными - затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В силу статьи 9 Федерального закона Федеральный закон от 21.11.1996 N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет. Первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации, а документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, должны содержать следующие обязательные реквизиты: наименование документа; дату составления документа; наименование организации, от имени которой составлен документ; содержание хозяйственной операции; измерители хозяйственной операции в натуральном и денежном выражении; наименование должностей лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции и правильность ее оформления; личные подписи указанных лиц.

Таким образом, при решении вопроса о возможности принятия расходов в целях исчисления налога на прибыль необходимо исходить из реальности расходов, произведенных в целях получения дохода, а также их документального подтверждения.

Налоговое законодательство не устанавливает перечень документов, подлежащих оформлению при осуществлении налогоплательщиком тех или иных расходных операций, не предъявляет каких-либо специальных требований к их оформлению (заполнению). Решение вопроса о возможности учета тех или иных расходов в целях налогообложения прибыли зависит от того, подтверждают документы, имеющиеся у налогоплательщика, факт осуществления заявленных расходов или нет.

В Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» указано на то, что судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, достоверны.

Под налоговой выгодой для целей данного постановления понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

Пунктом 4 названного постановления разъяснено, что налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

В соответствии с п. 10 данного постановления факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Таким образом, помимо формальных требований, установленных ст.ст. 172, 252 НК РФ, условием признания налоговой выгоды обоснованной является реальность хозяйственной операции, а также проявление налогоплательщиком должной степени осмотрительности при выборе контрагента.

При этом вывод налогового органа о недостоверности документов, подписанных не лицами, значащимися в учредительных документах контрагентов в качестве руководителей этих обществ, в условиях, когда налогоплательщик, проявляя должную осмотрительность, удостоверился в правоспособности поставщиков и их надлежащей государственной регистрации в качестве юридических лиц, а также подтвердил реальность совершенных хозяйственных операций, не может рассматриваться в качестве самостоятельного основания для признания налоговой выгоды необоснованной.

В ходе проведения выездной налоговой проверки инспекцией установлено, что заявителем неправомерно применены налоговые вычеты по НДС в сумме 5 530 030 рублей и включена в состав расходов по налогу на прибыль организаций сумма 30 722 388,90 рублей - стоимость приобретенных строительных материалов (цемента) по счетам-фактурам, выставленным ООО «СтройКомСервис».

Так, общество в 2008-2010 годах приобретало цемент у поставщика ООО «СтройКомСервис» на общую сумму 36 252 418,90 рублей, в том числе НДС в сумме 5 530 030 рублей.

В подтверждение приобретения товара у указанного контрагента заявителем представлены товарные накладные, счета-фактуры, подписанные со стороны контрагента Аккужиной О.Г., числящейся согласно данным единого государственного реестра юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) в качестве учредителя и руководителя ООО «СтройКомСервис», а также акт сверки взаимных расчетов.

В оспариваемом решении инспекция ссылается на отсутствие у поставщика материальных ресурсов, транспорта и персонала, необходимых для осуществления спорных хозяйственных операций в заявленных объемах.

Спорный контрагент относится к категории налогоплательщиков, представляющих налоговую отчетность с минимальными суммами налогов к уплате.

Из объяснений руководителя ООО «СтройКомСервис» Аккужиной О.Г., следует, что она фактически не является руководителем данного лица, участвовала в регистрации организаций за вознаграждение, финансово-хозяйственную деятельность от ее лица не вела, первичные бухгалтерские документы не подписывала.

Согласно данным налогового органа Аккужина О.Г. является учредителем и руководителем 28 организаций.

Также в оспариваемом решении налоговый орган указал на наличие задолженности налогоплательщика перед ООО «СтройКомСервис» в сумме 32 852 418,90 рублей.

Кроме того, налоговый орган сослался на то, что заявителем не проверены полномочия должностных лиц контрагента, что свидетельствует об отсутствии должной осмотрительности при выборе поставщика.

Исходя из данных обстоятельств, налоговый орган пришел к выводу, что заявитель необоснованно отнес в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую базу по налогу на прибыль расходы по оплате цемента, поставленного ООО «СтройКомСервис», а также необоснованно применил налоговые вычеты по НДС по счетам-фактурам, выставленным указанным контрагентом, поскольку представленные в их подтверждение документы не соответствуют требованиям законодательства и содержат недостоверную информацию о лице, их подписавшем.

Указанные обстоятельства суд апелляционной инстанции не может признать достаточными для вывода о получении обществом необоснованной налоговой выгоды.

В подтверждение реальности поставки товара заявителем в ходе налоговой проверки и рассмотрения дела в суде первой инстанции представлены надлежащим образом оформленные первичные документы, подтверждающие заявленные расходы по налогу на прибыль и вычеты по НДС: счета-фактуры, товарные накладные, подписанные в двустороннем порядке от имени уполномоченных лиц.

Налоговым органом факт использования цемента в предпринимательской деятельности в заявленных объемах не оспаривается.

Так, в проверяемом периоде налогоплательщик осуществлял деятельность по изготовлению и реализации бетона и цементных смесей.

Доводы инспекции о том, что в ходе выездной налоговой проверки налогоплательщик не представил товарно-транспортных накладных, подтверждающих факт доставки товарно-материальных ценностей от спорного контрагента в адрес общества отклоняются судом апелляционной инстанции, поскольку в рассматриваемом случае заявителем договор перевозки товара с транспортной организацией не заключался, доставка товара в соответствии с условиями договоров поставки осуществлялась силами поставщика, соответственно единственными документами, которые подтверждают факт доставки товара и его принятия к учету, являются в данном случае товарные накладные, составленные по унифицированной форме ТОРГ-12, соответствующие требованиям, предъявляемым Постановлением Государственного комитета Российской Федерации по статистике от 25.12.1998 N 132 «Об утверждении альбома унифицированных форм первичной учетной документации по учету торговых операций», которые были представлены налоговому органу и в материалы дела.

Оплата товара произведена путем перечисления денежных средств на расчетный счет контрагента.

Анализ внутреннего движения товара у налогоплательщика, который бы позволил предположить, что спорные объемы цемента фактически не приобретены, не оприходованы и не использованы в предпринимательской деятельности общества, инспекцией не произведен, факты поступления аналогичного товара от иных поставщиков в спорный период также в решении не установлены и не доказаны.

В налоговом споре налоговый орган не может только ставить под сомнение налогооблагаемую сделку, ссылаясь на не проявление налогоплательщиком должной осмотрительности в выборе контрагента, а должен доказать отсутствие реальности такой хозяйственной операции ввиду отсутствия товарно-денежного оборота и ее номинальное оформление, имитацию с единственной целью получения незаконных налоговых выгод и налоговой экономии.

В настоящем же случае, не отрицая поставку и наличие заявленного объема (количества) товара и, ставя одновременно под сомнение его приобретение у спорного поставщика, инспекция должным образом не доказала иной источник происхождения (поступления) товара.

Инспекция не оспаривает фактическую потребность общества в приобретенном количестве продукции для использования в основной деятельности.

При этом факт наличия задолженности общества перед ООО «СтройКомСервис», подтвержденный актом сверки взаимных расчетов по состоянию на 31.12.2010, не имеет правового значения в условиях, когда согласно учетной политики общества на 2008-2010 гг. доходы и расходы в целях исчисления налога на прибыль определялись по методу начисления, а для целей НДС право на учет вычетов не зависит от оплаты товара.

Ссылка инспекции в апелляционной жалобе на то, что ООО «СтройКомСервис» в адрес ООО «УралСервисСтрой-Ч» в 2009 г. перечислены денежные средства в сумме 3 499 100 рублей, в том числе, НДС в сумме 523 761,00 рублей с аналогичным назначением платежа «оплата за цемент, бетон» само по себе в отсутствие доказательства бестоварности поставки заявителем товаров в адрес ООО «СтройКомСервис» не ставит под сомнение реальность заявленных расходов.

Более того, доказательств того, что указанная операция не отражена в бухгалтерском и налоговом учете общества в качестве доходной операции и не включена в налоговую базу по НДС и налогу на прибыль инспекцией не представлено.

Судом установлено, что указанное обстоятельство не отражено в решении налогового органа в качестве основания для признания налоговой выгоды не обоснованной, в то время как суд осуществляет лишь проверку законности решения инспекции исходя из тех обстоятельств, которые были установлены на момент вынесения решения на основании материалов проверки и представленных налоговым органом документов.

Однако в материалы судебного дела налоговым органом не были представлены какие-либо доказательства перечисления ООО «СтройКомСервис» в адрес ООО «УралСервисСтрой-Ч» денежных средств в сумме 3 499 100 рублей, в связи с чем соответствующие доводы апелляционной жалобы отклоняются как документально не подтвержденные и не послужившие основанием для доначисления налогов оспариваемым решением инспекции.

Таким образом, в условиях, когда налоговым органом не опровергнута реальность поставки товара, в принятии расходов и налоговых вычетов не может быть отказано по формальным основаниям, в связи с тем, что первичные бухгалтерские документы подписаны иными лицами, при условии, что налоговым органом не будет доказано, что о данных фактах налогоплательщик был осведомлен, либо проявил грубую неосмотрительность при заключении и исполнении договоров.

Однако в рамках настоящего дела бесспорных доказательств осведомленности заявителя о нарушениях, допущенных контрагентами, налоговым органом не представлено.

Также судом апелляционной инстанции не усматривается из действий налогоплательщика фактов проявления им грубой неосмотрительности во взаимоотношениях со спорными контрагентами.

Границы проявления должной осмотрительности определяются, в том числе доступностью сведений, которые могут быть получены налогоплательщиком о своих контрагентах.

Меры, включающие в себя использование официальных источников информации, характеризующих деятельность контрагента, предпринимаемые налогоплательщиком в целях подтверждения добросовестности его контрагента, свидетельствуют о его осмотрительности и осторожности при выборе контрагента.

Следовательно, законом не закреплена обязанность налогоплательщика проверять своих контрагентов на предмет нахождения по месту регистрации, их выполнения обязательств перед бюджетом.

Вменение налоговым органом таких обязанностей налогоплательщику можно расценивать исключительно как возложение на него дополнительных обязанностей, связанных с проведением мероприятий налогового контроля, что ни ст. 23 НК РФ, ни иными положениями налогового или гражданского законодательства не предусмотрено. Более того, налоговое законодательство не наделяет налогоплательщика правами на проведение, по существу, мероприятий налогового контроля.

Указанные налоговым органом в оспариваемом решении критерии недобросовестности контрагента не могли быть установлены доступными для заявителя способами.

Так, ООО «СтройКомСервис» в период совершения спорных операций было зарегистрировано в установленном порядке в едином государственном реестре юридических лиц, поставлено на налоговый учет.

Представленные налогоплательщиком документы, необходимые для подтверждения права на применение налогового вычета по НДС и принятия расходов по налогу на прибыль, содержат обязательные реквизиты, позволяют определить содержание и участников хозяйственных операций. Расшифровка сведений о лице, подписавшем спорные документы от имени контрагента, соответствует данным о руководителе, имевшимся на момент подписания указанных документов в его регистрационных документах, указанный в первичных бухгалтерских документах адрес контрагента совпадает с информацией, содержащейся в ЕГРЮЛ.

При этом налогоплательщик был лишен возможности проверить достоверность подписей лица, подписавшего первичные бухгалтерские документы.

У налогоплательщика не имеется прав и возможности устанавливать те обстоятельства, которые могут быть выявлены налоговыми и правоохранительными органами (вызвать и получить объяснения у физического лица, провести экспертизу подлинности подписи на документе, получить информацию об уплате контрагентом налогов, их размере и прочее). Вменение таких обязанностей налогоплательщику не основано на нормах права.

В отношении ссылок инспекции на показания лица, числящегося руководителем спорного контрагента, от имени которого проставлены подписи в представленных налогоплательщиком документах, апелляционный суд отмечает следующее.

Согласно части 5 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы.

В силу положений статей 89, 90, 101 НК РФ свидетельские показания, полученные в порядке статьи 90 НК РФ, служат только источником информации о каких-либо обстоятельствах и не могут являться единственным, безусловным доказательством в деле о налоговом правонарушении, доказательства в котором подлежат оценке в совокупности.

Отрицание руководителем своей причастности к осуществлению финансово-хозяйственной деятельности созданного либо руководимого им юридического лица не являются достаточно объективной и достоверной информацией, в том числе с целью возможного недопущения для себя негативных уголовно-правовых последствий. В пункте 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.12.2006 N 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» действия подставного лица, на которого зарегистрирована предпринимательская деятельность, квалифицируются как пособничество в преступлении по уклонению от уплаты налогов.

Обычаями делового оборота не предусмотрено заключение договоров в присутствии директоров обоих контрагентов, достаточным является обмен экземплярами документов почтой или через представителя (курье

ра).

Фактическое местонахождение контрагента по юридическому адресу инспекцией в ходе выездной налоговой проверки не проверялось.

Доводы инспекции об отсутствии у спорной организации задекларированных основных средств, материально-технической базы, персонала сами по себе не порочат сделки с его участием по налоговым последствиям для заявителя, кроме того, касаются оценки контрагента, за действия и поведение которого общество не может нести ответственность.

Кроме того, инспекция не учитывает, что в обычаях коммерческой деятельности торговое посредничество не всегда требует наличия собственных основных и транспортных средств, складских помещений и значительного персонала, а также то, что обычаями делового оборота установлены иные возможности для привлечения материальных ресурсов без регистрации их в уполномоченных органах - аренда, найм по гражданским договорам и т.п.

Суд отмечает, что сведения, об имеющемся у контрагентов на праве собственности или аренды имуществе, не находятся в свободном доступе, в связи с чем у общества отсутствовала реальная возможность проверить такие данные в отношении своего контрагента.

При таких обстоятельствах, у суда апелляционной инстанции отсутствуют основания для вывода о проявлении заявителем недостаточной степени осмотрительности при совершении хозяйственных операций с ООО «СтройКомСервис».

Привлечение налогоплательщика к ответственности и вменение ему в обязанность уплату налогов не может основываться на предположениях налогового органа и должно подтверждаться бесспорными доказательствами.

В соответствии с позицией, изложенной в пункте 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», законодательство о налогах и сборах Российской Федерации исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, в частности, налоговых вычетов при исчислении налога на добавленную стоимость, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных НК РФ, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком - покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, определенных статьей 169 НК РФ, возлагается на продавца. Следовательно, при соблюдении контрагентом указанных требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в упомянутых счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.

При заключении договоров поставки общество, проявляя должную осмотрительность, удостоверилось в правоспособности контрагентов и их надлежащей государственной регистрации в качестве юридических лиц, а также лицах, имеющих право действовать от имени контрагентов, на основании общедоступных сведений в сети Интернет на сайте налогового ведомства, а также учредительных документов.

Кроме того, в ситуации, когда налогоплательщик объективно лишен возможности при заключении договора проверить достоверность подписи лица, заявленного при регистрации в качестве руководителя, а также в отсутствие у него такой законодательно закрепленной обязанности, сам по себе довод налогового органа о том, что недостоверность сведений, содержащихся в первичных документах ООО «СтройКомСервис» подтверждается показаниями его руководителя, отрицавшего подписание данных документов, также подлежит отклонению.

Подписание счета-фактуры не лицом, значащимся в учредительных документах контрагента в качестве его руководителя, не может самостоятельно, в отсутствие иных фактов и обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии реальности операций рассматриваться в качестве основания для признания налоговой выгоды необоснованной.

При реальности произведенного сторонами исполнения по сделке, то обстоятельство, что сделка и документы, подтверждающие ее исполнение, от имени контрагента оформлены за подписью лица, отрицающего их подписание, само по себе не является безусловным и достаточным доказательством, свидетельствующим о получении обществом необоснованной налоговой выгоды. Выгода может быть признана необоснованной при доказанности отсутствия реальности операций, либо осведомленности налогоплательщика об указании контрагентом недостоверных сведений или о подложности представленных документов.

Осуществление неизвестными лицами предпринимательской деятельности от лица ООО «СтройКомСервис» в отсутствие доказательств осведомленности об этом налогоплательщика, не может вменяться ему в вину и служить основанием для возложения на него бремени ответственности за действия других хозяйствующих субъектов и доначисления налогов.

В соответствии с положениями статей 65, 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действия (бездействия), возлагается на соответствующий орган или должностное лицо.

Налогоплательщиком представлены все необходимые первичные документы, которые подтверждают факт поставки товаров, подписанные в двустороннем порядке.

Учитывая вышеизложенное, налоговым органом не было представлено достаточных доказательств, бесспорно свидетельствующих о том, что поставка товаров не носила реальный характер или общество знало или могло знать о недостоверности сведений, содержащихся в первичных документах ООО «СтройКомСервис», или не проявило должную осмотрительность при выборе контрагента и совершении хозяйственных операций.

Судом апелляционной инстанции также учитывается, что в Определении от 16.10.2003 N 329-О Конституционный Суд Российской Федерации говорит о том, что, исходя из системного толкования ст. 57 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с другими ее положениями, нельзя сделать вывод о возможности возложения на налогоплательщика ответственности за действия его контрагентов в сфере законодательства о налогах и сборах. В налоговых правоотношениях действует презумпция добросовестности налогоплательщика.

Следовательно, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об отсутствии достаточных доказательств, которые бы бесспорно свидетельствовали о получении необоснованной налоговой выгоды заявителем при совершении хозяйственных операций с ООО «СтройКомСервис».

В рамках рассмотрения апелляционной жалобы таких доказательств налоговым органом также не представлено.

Между тем, согласно ст. 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации апелляционный суд может отменить или изменить решение арбитражного суда первой инстанции только в том случае, если установит неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность имеющих значение для дела обстоятельств, которые суд считал установленными; несоответствие выводов, изложенных в решении, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права. Таких оснований апелляционным судом не установлено.

Как усматривается из решения, судом первой инстанции полно выяснены все обстоятельства, имеющие значение для дела, рассмотрены и оценены доводы обеих сторон, сделанные выводы подтверждены ссылками на доказательства, приобщенные к материалам дела, и соответствуют установленным обстоятельствам.

Признавая недействительным решение инспекции в части отказа в принятии расходов в сумме 1 040 400 рублей за 2008-2010 гг. на аренду оборудования - бетоносмесительной установки БСУ 20/30, суд первой инстанции верно указал на непредставление достоверных доказательств ее неиспользования обществом в предпринимательской деятельности.

Так, согласно ст. 247 НК РФ объектом обложения налогом на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком, - полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 НК РФ.

В целях главы 25 НК РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в ст. 270 НК РФ).

В соответствии с п. 1 ст. 252 НК РФ расходами признаются любые экономически обоснованные затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, и произведенные для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствующие расходы, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы (в том числе таможенной декларацией, приказом о командировке, проездными документами, отчетом о выполненной работе в соответствии с договором). Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Как следует из материалов дела между ООО «УралСервисСтрой-ЛТД» (арендодатель) и ООО «УралСервисСтрой-Ч» (арендатор) заключены договоры аренды помещения от 11.02.2008 б/н (сроком действия с 11.02.2008 по 31.12.2008), от 01.01.2010 б/н (сроком действия с 01.01.2010 по 30.11.2010), согласно подпунктам 1.1 пунктов 1 которых арендодатель передает, а арендатор принимает в аренду имущественный комплекс, находящийся по адресу: г.Челябинск, ул.Енисейская, 42, в состав которого входят строения (офисное двухэтажное здание, складские помещения) и производственные мощности в виде оборудования (2 бетоносмесительные установки: БСУ 20/30, БСУ 50/50).

Обществом в периоды 2008, 2009, 2010 г.г. платежи за аренду вышеназванного имущественного комплекса, в том числе бетоносмесительной установки БСУ 20/30, начислялись и уплачивались в полном объеме. Затраты, связанные с арендой данного объекта недвижимости, включались в расходы в целях исчисления налоговой базы по налогу на прибыль организаций за периоды 2008,2009,2010 г.г.

Инспекцией в ходе проверки проведен осмотр территории по адресу: г.Челябинск, ул.Енисейская, 42, в ходе которого в протоколе осмотра сделаны отметки, что имущественный комплекс использовался заявителем в течение проверяемого периода в производственной деятельности, за исключением входящей в его состав бетоносмесительной установки БСУ 20/30.

Так в п. 5 протокола осмотра территории от 27.07.2011 (т.1, л.д. 144-146) указано, что бетоносмесительная установка БСУ 20/30 бывшая в употреблении фактически в производственной деятельности не используется с 2008 г.

Однако на основании какой совокупности доказательств налоговым органом был сделан данный вывод материалы дела не содержат и инспекцией не обосновывается.

При этом в апелляционной жалобе в качестве обоснования данного вывода налоговый орган ссылается на то, что указанный протокол был подписан директором заявителя без возражений.

Подписание протокола без возражений не означает бесспорное признание лицом фактов, в нем изложенных и не освобождает налоговый орган от доказывания фактов в нем изложенных, тем более, что в ходе судебного заседания представитель заявителя указал, что руководитель ООО «УралСервисСтрой-Ч» не подтверждает свои объяснения в части неиспользования бетоносмесительной установки БСУ 20/30, ссылаясь на неясность заданных представителем инспекции вопросов.

При этом статья 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации устанавливает, что обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами.

Как отражено в протоколе осмотра территории от 27.07.2011 бетоносмесительная установка БСУ 20/30 была в употреблении, однако налоговым органом не проверен факт, в каком состоянии установка передана заявителю, не исследован вопрос о том, кем и в какой период она использовалась.

При таких обстоятельствах, суд не может считать подтвержденным надлежащими и бесспорными доказательствами факт неиспользования бетоносмесительной установки БСУ 20/30 заявителем в предпринимательской деятельности.

Как разъяснено в Определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 04.06.2007 N 320-О-П, от 04.06.2007 N 366-О-П глава 25 НК РФ устанавливает определенную относимость доходов и расходов и связь последних именно с деятельностью организации по извлечению прибыли. Из этого же исходит и Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, указавший в Постановлении от 12.10.2006 N 53, что обоснованность расходов, учитываемых при расчете налоговой базы, должна оцениваться с учетом обстоятельств, свидетельствующих о намерениях налогоплательщика получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. При этом речь идет именно о намерениях и целях (направленности) этой деятельности, а не о ее результате. Вместе с тем обоснованность получения налоговой выгоды, как отмечается в том же Постановлении, не может быть поставлена в зависимость от эффективности использования капитала.

Налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. В силу принципа свободы экономической деятельности налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно и на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность. По смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 24.02.2004 N 3-П, судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов. Следовательно, нормы, содержащиеся в абз. 2 и 3 п. 1 ст. 252 НК РФ (обоснованность расходов и экономическая оправданность затрат), не допускают их произвольного применения, поскольку требуют установления объективной связи понесенных налогоплательщиком расходов с направленностью его деятельности на получение прибыли, причем бремя доказывания необоснованности расходов налогоплательщика возлагается на налоговые органы.

Нормы, содержащиеся в абзаце 2 и 3 пункта 1 статьи 252 НК РФ (обоснованность расходов и экономическая оправданность затрат), не допускают их произвольного применения, поскольку требуют установления объективной связи понесенных налогоплательщиком расходов с направленностью его деятельности на получение прибыли, причем бремя доказывания необоснованности расходов налогоплательщика возлагается на налоговые органы.

Хозяйствующие субъекты самостоятельно по своему усмотрению выбирают способы достижения результата от предпринимательской деятельности. В полномочия налоговых органов входит лишь контроль за соблюдением налогоплательщиками законодательства о налогах и сборах, а не вменение им доходов, исходя из собственного видения способов достижения налогоплательщиками экономического результата с меньшими затратами.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о незаконности решения инспекции в части отказа в принятии расходов на аренду оборудования.

Нарушений норм процессуального права, являющихся основанием для отмены судебного акта на основании части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не установлено.

При указанных обстоятельствах решение суда первой инстанции не подлежит отмене, а апелляционная жалоба - удовлетворению.

Руководствуясь статьями 176, 268-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Челябинской области от 15.01.2013 по делу N А76-5917/2012 в обжалуемой части оставить без изменения, апелляционную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по Ленинскому району г. Челябинска - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня его принятия (изготовления в полном объеме) через арбитражный суд первой инстанции.

Председательствующий судья Е.В. Бояршинова

     Судьи
Н.А.Иванова
И.А.Малышева

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: 18АП-2009/2013
А76-5917/2012
Принявший орган: Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 20 марта 2013

Поиск в тексте