• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
АРБИТРАЖНЫЙ СУД ГОРОДА МОСКВЫ
 

РЕШЕНИЕ
 

от 07 сентября 2010 года  Дело N А40-61609/2008
 

Арбитражный суд г. Москвы в составе судьи Огородникова М.С.,

при ведении протокола судебного заседания судьей,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по заявлению

ФГУП «ЦЭНКИ»

к Инспекции ФНС России № 2 по г. Москве

о признании частично недействительным решения от 01.07.2008 № 35

в заседании приняли участие:

от заявителя – Хадыева О.В. (дов. от 10.08.2010), Гудис В.И. (уд. № 6358, дов. от 25.11.2009 № 25-11/09);

от заинтересованного лица – Эльдаров Г.Б. (уд. УР № 506609, дов. от 02.06.2010);

У С Т А Н О В И Л:

ФГУП «ЦЭНКИ» (далее – заявитель, общество) обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением к ИФНС России № 2 по г. Москве (далее - инспекция) о признании частично недействительным решения от 01.07.2008 № 35 о возмещении (частично) суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению.

Решением суда от 07.05.2009 было отказано в удовлетворении заявления общества в части выводов инспекции о необоснованном применении ФГУП «ЦЭНКИ» налоговых вычетов и отказа в возмещении налога на добавленную стоимость по взаимоотношениям с ООО «Энергия» и ООО «Юлана Торг».

Постановлением суда кассационной инстанции дело в указанной части направлено на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении в качестве оснований заявитель указал на несоответствие оспариваемого решения Налоговому кодексу РФ и нарушение им прав и законных интересов общества в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Инспекция возразила против удовлетворения заявления, ссылаясь на доводы, изложенные в оспариваемом решении и письменном отзыве на заявление.

Выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, исследовав материалы дела, суд считает, что заявление подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

По результатам камеральной налоговой проверки декларации общества по НДС за октябрь 2007 г. инспекцией вынесено оспариваемое решение, которым заявителю отказано в возмещении НДС по взаимоотношениям с ООО «Энергия» и ООО «Юлана Торг».

Инспекцией сделан вывод о неправомерности применения налоговых вычетов по НДС по взаимоотношениям с указанными контрагентами.

Оспариваемое решение мотивировано следующим.

Все документы, а именно: договоры, счета-фактуры, товарные накладные, - от имени данных организаций подписаны Шимко А.А. (ООО «Энергия») и Ивлевым А.В. (ООО «Юлана Торг»).

Допрошенные налоговыми органами в порядке ст. 90 НК РФ, а также судом указанные лица, являвшиеся в проверяемом периоде руководителями указанных организаций, показали, что участия в хозяйственной деятельности указанных организаций не принимали, документов по финансово-хозяйственной деятельности данных организаций не подписывали.

Оспариваемое решение мотивировано тем, что представленные обществом документы по взаимоотношениям с указанными контрагентами (поставщиками) являются недостоверными и, следовательно, не подтверждают правомерность применения налоговых вычетов по НДС.

В решении также указано, что розыск данных организаций результатов не дал, по адресам государственной регистрации на момент проведения проверки данные организации не располагались, факта взаимоотношений с заявителем, а также исчисления и уплаты налогов с выручки от продажи товаров заявителю не подтверждено.

Как следует из материалов дела, для осуществления своей хозяйственной деятельности заявитель приобрел у ООО «Юлана Торг» спецодежду и у ООО «Энергия» - Меланж 27И.

Поставка товаров услуг оформлялась товарными накладными.

Оплата приобретенного товара производилась заявителем путем перечисления денежных средств на расчетные счета указанных организаций. В последующем приобретенные товары были оприходованы и использованы для хозяйственной деятельности общества.

Обстоятельства реальности приобретения обществом данных товаров, их действительного наличия у заявителя, а также их дальнейшее использование в деятельности инспекцией не проверялись и не опровергнуты.

Таким образом, не представляя доказательств, опровергающих факт совершения обществом реальных хозяйственных операций, инспекция отказала в применении соответствующих вычетов по НДС со ссылкой на недостоверность первичных документов, подтверждающих эти операции.

Данные выводы признаны судом необоснованными по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 171 Кодекса налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога на добавленную стоимость, исчисленную в соответствии со статьей 166 Кодекса, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Кодекса, и товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

В статье 172 Кодекса определен порядок применения налоговых вычетов, согласно которому налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 статьи 171 Кодекса. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) с учетом особенностей, предусмотренных данной статьей и при наличии соответствующих первичных документов.

Следовательно, при соблюдении указанных требований Кодекса налогоплательщик вправе претендовать на получение налогового вычета при исчислении налога на добавленную стоимость.

Законодательство о налогах и сборах Российской Федерации исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, в частности, налоговых вычетов при исчислении налога на добавленную стоимость, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Предоставление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных Кодексом, в целях получения налоговой выгоды, является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком - покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, установленных статьей 169 Кодекса, возлагается на продавца.

Соответственно, при соблюдении контрагентом указанных требований по оформлению необходимых документов, оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в представленных обществом документах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать об указании продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.

При реальности произведенного сторонами исполнения по сделке, то обстоятельство, что эта сделка и документы, подтверждающие ее исполнение, от имени контрагента общества оформлены за подписью лица, отрицающего их подписание и наличие у него полномочий руководителя (со ссылкой на недостоверность регистрации сведений о нем как о руководителе в едином государственном реестре юридических лиц), само по себе не является безусловным и достаточным доказательством, свидетельствующим о получении обществом необоснованной налоговой выгоды.

При установлении указанного обстоятельства и недоказанности факта непоставки товаров в применении налогового вычета по налогу на добавленную стоимость, а также в признании расходов, понесенных в связи с оплатой данных работ, может быть отказано при условии, если налоговым органом будет доказано, что общество действовало без должной осмотрительности и исходя из условий и обстоятельств совершения и исполнения соответствующей сделки оно знало или должно было знать об указании контрагентом недостоверных сведений или о подложности представленных документов ввиду их подписания лицом, не являющимся руководителем контрагента, или о том, что в качестве контрагента по договору было указано лицо, не осуществляющее реальной предпринимательской деятельности и не декларирующее свои налоговые обязанности в связи со сделками, оформляемыми от ее имени.

При отсутствии доказательств несовершения хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент), а также иных обстоятельств, указанных в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».

Такая правовая позиция содержится в Постановлении Президиума ВАС РФ от 20.04.2010 № 18162/09 и определении ВАС РФ от 22.03.2010 № ВАС-15658/09.

Инспекцией в ходе проверки не было установлено ни одного из вышеуказанных обстоятельств, позволяющих усомниться в добросовестности налогоплательщика.

Следовательно, вывод о недостоверности счетов-фактур, подписанных не лицами, указанными в учредительных документах контрагентов в качестве руководителей таких обществ, не может сам по себе, в отсутствие иных фактов и обстоятельств, рассматриваться в качестве самостоятельного основания для признания налоговой выгоды в качестве необоснованной.

Доказательств взаимозависимости общества и указанных организаций инспекцией не представлено.

Инспекция также сослалась на неисполнение контрагентами общества своих налоговых обязательств в части выручки от взаимоотношений с обществом.

Вместе с тем, данный довод сам по себе не может служить основанием для отказа в применении налоговых вычетов по НДС.

Ненадлежащее исполнение контрагентами общества своих налоговых обязательств само по себе не является доказательством получения обществом необоснованной налоговой выгоды.

Согласно правовой позиции Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенной в Постановлении от 12.10.2006 № 53 (п. 10), факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Кроме того, действующее законодательство не устанавливает зависимости между правом на возмещение налога добросовестному плательщику и фактами уплаты налога в бюджет его контрагентами, не предусматривает последствий в виде отказа в возмещении налога добросовестному налогоплательщику в случае невозможности проверки фактов отражения в отчетности полученной выручки и уплаты НДС в бюджет поставщиками товаров (работ, услуг).

Аналогичная позиция изложена в Определении Конституционного Суда РФ от 16.10.2003 № 329-О, в котором указано, что налогоплательщик не может нести ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

Факт государственной регистрации спорных контрагентов в Едином государственном реестре юридических лиц, а также факт наличия в ЕГРЮЛ сведений о лицах (руководителях), от имени которых подписаны все документы общества по взаимоотношениям со спорными контрагентами, инспекцией подтвержден.

В связи с изложенным, у суда не имеется оснований полагать, что заявитель знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) содержащихся в документах сведений.

Факты реального существования товаров, их поставки заявителю, а также дальнейшее их использование заявителем в своей деятельности инспекцией не оспорены.

В отношении выбора в качестве контрагента ООО «Юлана Торг» инспекцией не представлено доказательств того, что для приобретения спецодежды заявителю необходимо было привлекать поставщика с особой деловой репутацией либо положением на рынке.

В отношении ООО «Энергия» обществом в материалы дела представлены доказательства, полученные от производителя товара «Меланж 27И», согласно которым производитель рекомендовал заявителю для его приобретения обратиться к ООО «Энергия».

Таким образом, суд приходит к выводу о том, что инспекцией не представлено достаточно доказательств получения заявителем необоснованной налоговой выгоды.

Вместе с тем, подлежат отклонению доводы заявителя о недостоверности показаний Шимко А.А.

Претензии заявителя к точности показаний свидетеля в отношении регистрации ООО «Энергия» не могут свидетельствовать о недостоверности его показаний о том, что он не подписывал документы по финансово-хозяйственной деятельности организации.

Также не свидетельствует о недостоверности показаний и тот факт, что свидетелю не предъявлялись на обозрение договор с заявителем и счет-фактура. Во всех данных свидетелем показаниях (налоговому органу и суду) он не отрицал, что за вознаграждение принимал участие в регистрации ООО «Энергия» в качестве юридического лица, однако указывал, что руководство хозяйственной деятельностью организации не осуществлял.

Подлежат отклонению, как необоснованные доводы заявителя о том, что в порядке выполнения судебного поручения Арбитражным судом ХМАО было допрошено не то лицо, которое значится в ЕГРЮЛ в качестве руководителя.

Личность свидетеля была удостоверена судом перед проведением допроса применительно к паспортным данным. Согласно имеющейся в материалах дела копии паспорта Шимко А.А., реквизиты ранее выданного ему паспорта совпадают с реквизитами, указанными в выписке из ЕГРЮЛ. Кроме того, допрошенный в качестве свидетеля Шимко А.А. подтвердил свое участие в регистрационных действиях в отношении ООО «Энергия».

Из протокола судебного заседания по выполнению судебного поручения, не следует, что присутствовавший в заседании представитель заявителя перед допросом высказал сомнение в личности свидетеля (как лица, указанного в ЕГРЮЛ в качестве руководителя ООО «Энергия»), а также изъявил желание удостовериться в паспортных данных свидетеля, в том числе и сведениях о выданном ранее паспорте.

Предположение заявителя о том, что его документы по взаимоотношениям с ООО «Энергия» могли быть подписаны иным лицом по доверенности, не подтверждаются материалами дела. Из документов следует, что они подписаны от имени Шимко А.А. Копий каких-либо доверенностей заявитель в материалы дела не представил.

Подлежат отклонению и доводы заявителя о том, что Шимко А.А. осуществлял распоряжение банковским счетом ООО «Энергия», следовательно, участвовал в деятельности организации..

Проведение по счету банковских операций, а также отсутствие выданных на их проведение доверенностей не является доказательством участия Шимко А.А. в хозяйственной деятельности общества, поскольку в материалах дела отсутствуют сведения и доказательства того, каким образом банк удостоверялся в том, что платежные поручения подписаны именно Шимко А.А.

Подлежат отклонению доводы заявителя о том, что показания свидетелей являются недостоверными по причине заинтересованности свидетелей. Данные доводы не подтверждены соответствующими доказательствами. Доказательств того, что допрошенные лица как руководители действительно осуществляли от имени спорных организаций деятельность и получали доходы, в материалах дела не содержится.

По изложенным выше основаниям подлежат также отклонению аналогичные доводы заявителя в отношении достоверности показаний свидетеля Ивлева А.В.

При направлении настоящего дела на новое рассмотрение суд кассационной инстанции дал обязательные для суда первой инстанции указания: Проявляя осмотрительность в выборе контрагентов, заявитель полу­чил, в частности, выписку из ЕГРЮЛ по ООО «Энергия» (т. 2, л.д. 139), из которой не видно паспортных данных Шимко А.А. - его руководителя, од­нако в документе, представленном ответчиком (л.д. 22 т. 4) такие данные уже имеются.

При новом рассмотрении дела суду следует проверить допустимость доказательств, представленных ответчиком в подтверждение своего реше­ния, имел ли заявитель возможность идентифицировать допрошенного от­ветчиком Шимко А.А. с лицом, ранее подписавшим документы от имени ООО «Энергия», при отсутствии его паспортных данных в выписке, не закрывалась ли эта информация ответчиком намеренно.

Выполняя указания суда кассационной инстанции, судом произведен допрос свидетеля Ивлева А.В., который подтвердил данные им объяснения, признанные судом кассационной инстанции ненадлежащим доказательством.

Представленная инспекцией выписка из ЕГРЮЛ в отношении ООО «Энергия» также является допустимым доказательством. Аналогичная выписка получена судом в рамках истребования доказательств по делу.

В отношении вывода о проявлении заявителем должной осмотрительности применительно к выписке из ЕГРЮЛ (т. 2, л.д. 139) судом установлено, что данная выписка датирована 26.11.2008, то есть после состоявшихся взаимоотношений заявителя с ООО «Энергия» (сентябрь 2007 г.), после подачи заявителем налоговой декларации со спорными вычетами (за октябрь 2007 г.), после завершения налоговой проверки и после принятия настоящего дела судом к производству.

Таким образом, вне зависимости от полноты данной выписки само по себе данное доказательство не может свидетельствовать о проявлении должной осмотрительности, поскольку вступая в хозяйственные отношения с ООО «Энергия» заявитель в 2007 г. не мог ей руководствоваться.

В отношении возможности заявителя идентифицировать допрошенного инспекцией Шимко А.А. с лицом, ранее подписавшим документы от имени ООО «Энергия», при отсутствии его паспортных данных в выписке, судом установлено следующее.

Как указано выше, заявитель не мог руководствоваться данной выпиской для целей идентификации Шимко А.А. при подписании документов с ООО «Энергия».

Вместе с тем, положения Гражданского кодекса РФ и обычаи делового оборота не требуют личного участия подписантов при заключении и исполнении сделок. В законодательстве отсутствует обязанность идентифицировать по паспортным данным лиц, от имени которых подписаны документы, полученные от контрагентов.

В этой связи, намеренности сокрытия налоговым органом паспортных данных Шимко А.А. судом не установлено.

Поскольку вопрос о государственной пошлине был разрешен судом при первоначальном рассмотрении дела (т. 4, л.д. 53) повторно вопрос о судебных расходах по делу судом не рассматривается.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 110, 167-170, 176, 181, 201 АПК РФ, суд

Р Е Ш И Л:

Признать недействительным, как не соответствующее Налоговому кодексу РФ, решение ИФНС России № 2 по г. Москве от 01.07.2008 № 35 о возмещении (частично) суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению, в части выводов о необоснованном применении ФГУП «ЦЭНКИ» налоговых вычетов и отказа в возмещении налога на добавленную стоимость по взаимоотношениям с ООО «Энергия» и ООО «Юлана Торг».

Решение суда может быть обжаловано в месячный срок в суде апелляционной инстанции и в двухмесячный срок в суд кассационной инстанции.

СУДЬЯ М.С. Огородников




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: А40-61609/2008
Принявший орган: Арбитражный суд города Москвы
Дата принятия: 07 сентября 2010

Поиск в тексте