• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
АРБИТРАЖНЫЙ СУД ГОРОДА МОСКВЫ
 

РЕШЕНИЕ
 

от 08 сентября 2010 года  Дело N А40-29121/2010
 

Арбитражный суд г. Москвы в составе:

Судьи: Бедрацкой А.В.

при ведении протокола судебного заседания судьей Бедрацкой А.В.

рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению:

ЗАО "Точная механика"

к ИФНС России № 4 по г. Москве

о признании незаконным решения № 151-13 от 22.12.2009 в части

при участии:

от заявителя: Сляднева А.Н. дов. от 01.03.2010

от ответчика: Тен Н.Р. дов. № 05-24/-39207 от 21.06.2010, Ушаковой Н.Р. дов. № 05-24/096897 от 03.11.2009

УСТАНОВИЛ:

ЗАО "Точная механика" обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением к ИФНС России № 4 по г. Москве о признании незаконным решения № 151-13 от 22.12.2009.

Заявитель в порядке ст. 49 АПК РФ уточнил заявленные требования, просит суд признать недействительным решение № 151-13 от 22.12.2009 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части доначисления налогов, пени и налоговых санкций по контрагенту ООО «Мегаполис».

В обоснование заявленных требований заявитель указал на то, что принятое налоговым органом решение в оспариваемой части незаконно, не соответствует требованиям налогового законодательства, нарушает права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской деятельности.

Ответчик против заявленных требований возражал по основаниям, изложенным в отзыве и письменных пояснениях.

Оценив представленные по делу доказательства, заслушав мнение представителей сторон, суд считает заявленные требования подлежащими удовлетворению в оспариваемой части в силу следующих обстоятельств.

Как следует из материалов дела, ИФНС России № 4 по г. Москве проведена выездная налоговая проверка ЗАО "Точная механика" по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов за период с 01.01.2006 по 31.12.2008.

По результатам проверки ответчиком составлен акт выездной налоговой проверки № 151-13 от 23.11.2009.

По результатам рассмотрения материалов налоговой проверки ответчиком принято решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 22.12.2009 № 151-13, в соответствии с которым,

- ЗАО "Точная механика" привлечено к налоговой ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 НК РФ за неуплату сумм налога в виде взыскания штрафа в размере 6448034 руб.;

- ЗАО "Точная механика" начислены пени по состоянию на 23.12.2009 в размере 11231797 руб.;

- ЗАО "Точная механика" предложено внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета;

- всего по результатам проверки ЗАО "Точная механика" подлежит уплате в бюджет – 49920000 руб., в том числе налоги – 32240169 руб., пени – 11231797 руб., штрафные санкции – 6448034 руб.

Заявителем подана апелляционная жалоба на решение ИФНС России № 4 по г. Москве в УФНС России по г. Москве.

УФНС России по г. Москве решением № 21-19/0227210 от 16.03.2009, решение ИФНС России № 4 по г. Москве от 22.12.2009 № 151-13 отменено в части признания необоснованными налоговых вычетов в размере 2810449 руб. и недобросовестности ЗАО "Точная механика" в выборе контрагента ООО «Трейссервис», решение ответчика в части выводов о доначислении налога, пени и налоговых санкций по контрагенту ООО «Мегаполис» оставлено без изменения, апелляционная жалоба без удовлетворения, что принято судом во внимание при вынесении настоящего решения.

ЗАО "Точная механика", не согласившись с принятым налоговым органом решением, считает его в оспариваемой части незаконным и необоснованным, не соответствующим действующему налоговому законодательству, что послужило основанием для обращения с заявлением в Арбитражный суд г. Москвы.

Принимая решение, суд руководствовался следующим.

В соответствии с п. 1 ст. 113 НК РФ, лицо не может быть привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения, если со дня его совершения либо со следующего дня после окончания налогового периода, в течение которого было совершено это правонарушение, и до момента вынесения решения о привлечении к ответственности истекли три года (срок давности).

При этом исчисление срока давности со следующего дня после окончания соответствующего налогового периода применяется в отношении налоговых правонарушений, предусмотренных статьями 120 и 122 НК РФ.

Как следует из материалов дела, общество привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения по налоговым периодам июнь 2006 г. и ноябрь 2006 г. Сумма налоговых санкций по указанным периодам составила, за июнь 2006 г. - 3369132 руб., за ноябрь 2006 г. - 359915 руб.

Согласно п. 1 ст. 122 НК РФ, неуплата или неполная уплата сумм налога (сбора) в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога (сбора) или других неправомерных действий (бездействия) влечет взыскание штрафа в размере 20 процентов от неуплаченной суммы налога (сбора).

В соответствии со ст. 106 НК РФ, налоговым правонарушением признается виновно совершенное противоправное (в нарушение законодательства о налогах и сборах) деяние (действие или бездействие) налогоплательщика, налогового агента и иных лиц, за которое настоящим Кодексом установлена ответственность.

В соответствии с п. 1 ст. 109 НК РФ, лицо не может быть привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения при наличии хотя бы одного из следующих обстоятельств, отсутствие события налогового правонарушения, отсутствие вины лица в совершении налогового правонарушении, совершение деяния, содержащего признаки налогового правонарушения, физическим лицом, не достигшим к моменту совершения деяния шестнадцатилетнего возраста.

В соответствии с п. 3 ст. 110 НК РФ, налоговое правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, не осознавало противоправного характера своих действий (бездействия) либо вредного характера последствий, возникших вследствие этих действий (бездействия), хотя должно было и могло это осознавать.

В соответствии с п. 4 ст. 110 НК РФ, вина организации в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины ее должностных лиц либо ее представителей, действия (бездействия) которых обусловили совершение данного налогового правонарушения.

Вместе с тем, в нарушение указанных статей НК РФ налоговый орган не приводит каких-либо доказательств наличия вины со стороны общества и фактов, подтверждающих то обстоятельство, что вступая во взаимоотношения с контрагентами, общество должно было и могло осознавать, что уклоняется от уплаты налогов.

ЗАО «Точная механика» не могло осознавать, что принятие НДС к вычету по ООО «Мегаполис» приводит к неуплате налога, поскольку товар был поставлен, у общества имелись все необходимые документы для принятия НДС к вычету, общество не располагало и не могло располагать информацией о нарушении контрагентом своих налоговых обязательств. Удостоверившись в регистрации контрагента и в его правоспособности, общество проявило должную степень осмотрительности.

При выявлении фактов, свидетельствующих о недобросовестности налогоплательщика, налоговые органы обязаны доказывать недобросовестность налогоплательщика путем представления подтверждающих документов при рассмотрении судами исков налогоплательщиков, связанных с возмещением НДС по экспортным операциям (в данном случае).

Документов, подтверждающих недобросовестность налогоплательщика, налоговым органом не представлено.

Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 25.07.2001 N 138-О указал, что по смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщиков.

В соответствии с пунктом 1 Постановления Пленума ВАС РФ «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиками налоговой выгоды» от 12.10.2006 г. №53 судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, достоверны. Под налоговой выгодой для целей настоящего Постановления понимается уменьшение размера налоговой обязанности, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом. Налоговая выгода может быть также признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.

Таким образом, оснований для привлечения налогоплательщика к ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 НК РФ, не имелось.

Согласно выписке из ЕГРЮЛ, генеральным директором ООО «Мегаполис» является Серебряков Г.Л., а не Зубов С.А., на показания которого ссылается инспектор в акте выездной налоговой проверки.

Налоговый орган с нарушением ст. 101 НК РФ, после рассмотрения возражений налогоплательщика направил 18.12.2009 г. запрос в УФМС России по г. Москве № 13-11/116261, в результате которого получена карточка по форме №1П, 16.12.2009г. повестку Серебрякову Г.А. (не явился в инспекцию).

Указанные доказательства получены за переделами налоговой проверки, получены с нарушением норм налогового законодательства.

Налоговый Кодекс РФ обязывает налоговый орган основывать свою позицию исключительно на доказательствах, полученных в соответствии с требованиями НК РФ. Не допускается использование доказательств, полученных с нарушением НК РФ.

Кроме того, налогоплательщику гарантируется право на предоставление своих возражений по акту проверки и их исследование в присутствии налогоплательщика.

В соответствии с п. 4 ст. 101 НК РФ, при рассмотрении материалов налоговой проверки может быть составлен акт налоговой проверки, а при необходимости и иные материалы мероприятий налогового контроля, а также письменные возражения лица, в отношении которого проводилась проверка. Отсутствие письменных возражений не лишает это лицо (его представителя) права давать свои объяснения на стадии рассмотрения материалов налоговой проверки.

Право каждого на защиту своих прав и свобод всеми не запрещенными законом способами, закрепленное статьей 45 Конституции РФ, предполагает наличие гарантий которые позволяли бы реализовать его в полном объеме и обеспечить эффективное восстановление в правах не только в рамках судопроизводства, но и во всех иных случаях привлечения к юридической ответственности. Применительно к налоговой ответственности одной из таких гарантий является вытекающее из статьи 24 (ч. 2) Конституции РФ право налогоплательщика знать, в чем его обвиняют, и представлять возражения на обвинения (п. 2.4 Определения Конституционного суда Российской Федерации от 12.07.06 г.).

В соответствии с п.2 ст. 101 НК РФ руководитель (заместитель руководителя) налогового органа извещает о времени и месте рассмотрения материалов налоговой проверки лицо, в отношении которого проводилась эта проверка.

Лицо, в отношении которого проводилась налоговая проверка, вправе участвовать в процессе рассмотрения материалов указанной проверки лично и (или) через своего представителя.

Неявка лица, в отношении которого проводилась налоговая проверка (его представителя), извещенного надлежащим образом о времени и месте рассмотрения материалов налоговой проверки, не является препятствием для рассмотрения материалов налоговой проверки, за исключением тех случаев, когда участие этого лица будет признано руководителем (заместителем руководителя) налогового органа обязательным для рассмотрения этих материалов.

В соответствии с п. 14 ст. 101 НК РФ несоблюдение должностными лицами налоговых органов требований, установленных настоящим Кодексом, может являться основанием для отмены решения налогового органа вышестоящим налоговым органом или судом.

Нарушение существенных условий процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки является основанием для отмены вышестоящим налоговым органом или судом решения налогового органа о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решения об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. К таким существенным условиям относится обеспечение возможности лица, в отношении которого проводилась проверка, участвовать в процессе рассмотрения материалов налоговой проверки лично и (или) через своего представителя и обеспечение возможности налогоплательщика представить объяснения.

Основаниями для отмены указанного решения налогового органа вышестоящим налоговым органом или судом могут являться иные нарушения процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки, если только такие нарушения привели или могли привести к принятию руководителем (заместителем руководителя) налогового органа неправомерного решения.

Согласно Налоговому кодексу Российской Федерации налоговым правонарушением признается виновно совершенное противоправное (в нарушение законодательства о налогах и сборах) деяние (действие или бездействие) налогоплательщика, налогового агента и иных лиц, за которое данным Кодексом установлена ответственность (статья 106).

Никто не может быть привлечен к ответственности за совершение налогового правонарушения иначе, как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены Налоговым Кодексом РФ (пункт 1 статьи 108).

Обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы, при этом, неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица (пункт 6 статьи 108).

Налогоплательщик фактически был лишен возможности представить свои возражения в отношении позиции налогового органа о том, что Серебряков Г.Л. не подписывал первичные документы.

Высший Арбитражный суд РФ в Определении от 25.11.2009г. по делу № ВАС-15442/09 указал, что рассмотрение налоговым органом материалов налоговой проверки с нарушением названных положений, влечет безусловную отмену принятого по результатам такого рассмотрения решения.

В Постановлении ВАС РФ от 16.06.2009г. по делу №391/09 указано участие лица в отношении которого проводилась налоговая проверка, в рассмотрении имеющихся у налогового органа материалов, должно быть обеспечено на всех стадиях осуществления налогового контроля. Поскольку решение управления было вынесено по результатам рассмотрения материалов проверки с учетом информации, полученной в результате проведенных дополнительных мероприятий налогового контроля, без извещения общества, это обстоятельство следует расценивать как нарушение положений пункта 14 статьи 101 Кодекса, влекущее безусловную отмену данного решения.

Приведенные в оспариваемом решении налогового органа обстоятельства сами по себе не свидетельствует о том, что ЗАО «Точная механика» получена необоснованная налоговая выгода.

В соответствии с налоговым законодательством, каждый налогоплательщик самостоятельно несет ответственность за выполнение своих обязанностей и независимо друг от друга пользуется своими правами, в том числе правом на налоговые вычеты и возмещение НДС.

Обязанность налогоплательщика нести ответственность за действия третьих лиц законодательно не закреплена.

Аналогичная правовая позиция содержится в определении Конституционного Суда РФ от 16.10.2003 г. № 329 – О.

Согласно Определению Конституционного Суда РФ от 16.10.2003 № 329 – О «истолкование ст. 57 Конституции РФ в системной связи с другими положениями Конституции РФ не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

Отсутствие у налогового органа данных о деятельности поставщика налогоплательщика либо выявленные несоответствия в его налоговой отчетности могут косвенно свидетельствовать о прекращении данной организацией деятельности на момент проведения налоговой проверки или возможных нарушений в их деятельности. Вместе с тем, указанные обстоятельства не являются для возложения на заявителя обязанности по доказыванию обстоятельств деятельности организации – поставщика.

В оспариваемом решении ИФНС России № 4 по г. Москве не приводит доказательств того, что заявитель получает необоснованную налоговую выгоду, поскольку не оспаривает факт поставки товара, его дальнейшей реализации с прибылью для заявителя, операции являются профильными для ЗАО «Точная механика», и не приводит доказательств отсутствия разумной деловой цели при заключении договора с ООО «Мегаполис».

Налогоплательщику может быть отказано в праве на применение налоговой выгоды, если налоговым органом будет доказано одновременно наличие 2 обстоятельств, действие без должной осмотрительности, наличие у налогоплательщика информации о нарушениях налогового законодательства контрагентом.

Налоговая инспекция не представила доказательств совершения обществом и его контрагентом согласованных действий, направленных на искусственное создание условий для возмещения НДС, не представлены также доказательства, свидетельствующие об осведомленности общества о допущенных контрагентом нарушениях налогового законодательства

ЗАО «Точная механика» реально осуществило указанные операции, имея достаточные материальные ресурсы, время, необходимое для получения товара, его хранения и т.д.

ЗАО «Точная механика» имело необходимые условия для достижения результатов: квалифицированный персонал, основные средства, складские помещения.

Заявителем учтены не только операции, которые связаны с возникновением налоговой выгоды; каких-либо специфических операций, необходимых для данного вида деятельности, не имеется; вся деятельность общества в целом направлена на получение прибыли.

Товар приобретался в необходимых для осуществления дальнейших операций об темах.

Обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком - покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, установленных статьей 169 Кодекса, возлагается на продавца. Для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в указанных счетах-фактурах, должны быть установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать об указании продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.

Таких доказательств налоговый орган не привел, налогоплательщик не знал об указании продавцом противоречивых сведений, поскольку проявил должную осмотрительность при заключении договора с контрагентом, а именно, налогоплательщик до заключения договора с контрагентом получил свидетельство о постановке на учет и свидетельство о государственной регистрации контрагентов. Кроме того, до заключения договора сотрудник общества провел личную беседу с генеральным директором ООО «Мегаполис», что позволило убедиться в том, что контрагент внесен в ЕГРЮЛ, ИНН контрагента соответствует сведениям, имеющимся у налогового органа, обязанности генерального директора исполняет надлежащее лицо. При заключении договора ЗАО «Точная механика» взаимодействовало с действующей организацией, обладающей правоспособностью.

В соответствии с п. 3 ст. 49 ГК РФ, правоспособность юридического лица возникает в момент его создания и прекращается в момент внесения записи о его исключении из единого государственного реестра юридических лиц.

Пункт 2 ст. 49 ГК РФ устанавливает, что юридическое лицо может быть ограничено в правах лишь в случаях и в порядке, предусмотренных законом.

Таким образом, и на момент заключения сделки, и на момент ее исполнения, ООО «Мегаполис» в полном объеме обладало правоспособностью.

Это означает, что данное лицо, как самостоятельные юридическое лицо вправе заключать сделки, пользоваться правами и нести обязанности (в том числе, по исполнению своих налоговых обязательств перед бюджетом).

Договором, заключенным с ООО «Мегаполис» была предусмотрена оплата за товар только после его фактической доставки (наличие товара инспекцией не отрицается), после того, как общество приобретает право собственности на товар.

Общество данными условиями договора предусмотрело, что первоначально в его собственность поступает товар в объеме и количестве, согласованном сторонами, и лишь затем производится его оплата.

Заявитель обеспечил минимизацию денежных потерь в случае неисполнения поставщиком своих договорных обязательств, проявив должную осмотрительность при заключении договора.

В 2006 г. - до заключения договора, сотрудник ЗАО «Точная Механика» Полищук Сергей Юрьевич, занимавший должность начальника административной группы провел проверку контрагента, согласно методике, выработанной в компании, было установлено следующее. по данным официального сайта ФНС России, ООО «Мегаполис» было зарегистрировано в 2004г., т.е. к моменту заключения договора существовало около 2-х лет, адрес регистрации не числился в списке адресов массовой регистрации, генеральный директор не числился в списке дисквалифицированных лиц, обязанности генерального директора исполняются Серебряковым Градолием Алексеевичем, в подтверждение чего представлено решение учредителя и копия паспорта, с генеральным директором был установлен контакт и выяснено, что главный бухгалтер имеется, но право подписи принадлежит генеральному директору единолично.

Все сведения о проведенных мероприятиях были переданы в налоговый орган, были закреплены в служебной записке Полищука Сергея Юрьевича, поскольку налоговый орган не вызывал его в качестве свидетеля в ходе налоговой проверке. В самой служебной записке указано на время проверки - 2006 год. Вместе со служебной запиской в налоговый орган были также переданы документы, подтверждающие имеющиеся сведения и именно из этих документов налоговый орган узнал о том, что генеральным директором ООО «Мегаполис» является Серебряков Г.А..

В соответствии с п.п. 4 и 5 ст. 71 АПК РФ, каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами.

Никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы.

Пункт 3 ст. 71 АПК РФ указывает, что доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности.

Таким образом, вне зависимости от вида доказательства (письменное это доказательство или иное) оно подлежит оценке судом с учетом всех обстоятельств дела.

Согласно ст. 65 АПК РФ, обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо.

Из ч. 2 ст. 51 Конституции РФ следует, что в том случае, когда от лица, привлекаемого в качестве свидетеля, требуется дать показания против себя, это лицо освобождается от обязанности давать свидетельские показания.

Верховный суд РФ в обзоре судебной практики разъяснил, что ч. 2 статьи 51 Конституции РФ, а также уголовно-процессуальный закон предоставляют гражданам право возражать против обвинения, давать показания по предъявленному ему обвинению либо отказаться от дачи показаний. При этом гражданин не несет ответственности за дачу ложных показаний, если для него возможно наступление негативных последствий.

Таким образом, налоговый орган должен не только получить показания свидетеля, но и теми или иными контрольными мероприятиями подтвердить их.

Суд считает, что показания Зубова С.А. не могут рассматриваться судом в качестве безусловного доказательства того, что он не принимал участие в регистрации компании, поскольку свидетель показал, что паспорт выбыл из его владения в мае 2004 г. Так из свидетельских показаний следует, что на следующий день он убывал в командировку, но в отсутствие паспорта он не мог бы этого сделать. Таким образом, не имеется оснований доверять показаниям свидетеля и исключительно на них основывать свою позицию, связанную с доначислением налогов, пени и налоговых санкций.

Суд установил, что никаких мероприятий по проверке показаний свидетеля налоговым органом не проводилось.

В соответствии с п. 3 Федерального Закона «О государственной регистрации юридических лиц» № 129-ФЗ от 08.08.2001 г. и Постановления Правительства РФ от 19.06.2002 № 439, заявление, уведомление или сообщение заполняется в одном экземпляре и представляется в регистрирующий орган непосредственно заявителем. Подлинность подписи заявителя на заявлении, уведомлении и сообщении в обязательном порядке свидетельствуется нотариально. Иными словами, правила регистрации, действующие на момент регистрации контрагента, предполагали, что заявитель при государственной регистрации сам ставит подпись на документах.

Заявитель представил все первичные документы, полученные от ООО «Мегаполис».

В соответствии с п. 8 ст. 101 НК РФ в решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения излагаются обстоятельства совершенного привлекаемым к ответственности лицом налогового правонарушения так, как они установлены проведенной проверкой, со ссылкой на документы и иные сведения, подтверждающие указанные обстоятельства, доводы, приводимые лицом, в отношении которого проводилась проверка, в свою защиту, и результаты проверки этих доводов, решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за конкретные налоговые правонарушения с указанием статей настоящего Кодекса, предусматривающих данные правонарушения, и применяемые меры ответственности. В решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения указываются размер выявленной недоимки и соответствующих пеней, а также подлежащий уплате штраф.

В соответствии с Приказом ФНС России от 31.05.2007 N ММ-3-06/338@ «Об утверждении форм документов, используемых налоговыми органами при реализации своих полномочий в отношениях, регулируемых законодательством о налогах и сборах», в мотивировочной части решения указываются документально подтвержденные факты нарушений законодательства о налогах и сборах, обстоятельства совершенного привлекаемым к ответственности лицом налогового правонарушения так, как они установлены проведенной проверкой, со ссылкой на документы и иные сведения, подтверждающие указанные обстоятельства, доводы, приводимые лицом, в отношении которого проводилась проверка, в свою защиту, и результаты проверки этих доводов)

В нарушение указанных положений, ИФНС России № 4 по г. Москве не привела ссылок на конкретные финансовые документы, которые в полном или частичном объеме, не приняты в качестве подтверждающих документов.

Налогоплательщик осуществлял реальные хозяйственные операции, товар, приобретенный у ООО «Мегаполис» в дальнейшем реализовывался различным покупателям.

Заявителем представлены в материалы дела, документы, подтверждающие реальность финансово – хозяйственных операций, их отражение в бухгалтерском учете, также наличие складских помещений для хранения товара.

О неправомерности выводов налоговых органов о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды в связи с подписанием первичных документов и счетов-фактур неуполномоченными (неустановленными) лицами свидетельствует также акт Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации – Постановления Президиума от 20.04.2010 № 18162/09.

В указанном Постановлении от 20.04.2010 № 18162/09 по делу ООО «Муромский стрелочный завод» Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации отменил судебные акты судов первой, апелляционной и кассационной инстанций, отказавших налогоплательщику в удовлетворении требования о признании недействительным решения налогового органа в части начисления налога на добавленную стоимость, пени и штрафа по налогу и указал на следующие обстоятельства.

«Основанием для доначисления налога на добавленную стоимость, начисления пеней и взыскания штрафа послужил вывод инспекции о неправомерном применении обществом налоговых вычетов на основании счетов-фактур, выставленных в его адрес контрагентами – обществами с ограниченной ответственностью «ПромБизнесТрейд»… и «Техноком»…, поскольку указанные документы содержат недостоверные сведения и подписаны неустановленными лицами…

…в адрес общества в период с 2006-2007 поставлялись электроды графитированные. Поставка товара подтверждается товарно-транспортными накладными, путевыми листами, доверенностями на передачу материальных ценностей, оформленными на лиц, осуществляющих транспортировку груза…

Оплата приобретенного товара производилась обществом путем перечисления денежных средств на расчетные счета указанных поставщиков. В последующем товар был оприходован и использован в производстве, что подтверждается материалами дела, в том числе первичными документами и объяснениями работников общества.

Не оспаривая факт совершения обществом реальных хозяйственных операций, имевших характер длительных хозяйственных связей с обществами «ПромБизнесТрейд» и «Техноком», инспекция тем не менее, признала экономически неоправданными расходы по приобретению товара у данных поставщиков и отказала в применении соответствующих вычетов по налогу на добавленную стоимость со ссылкой на недостоверность первичных документов, подтверждающих эти операции.

Удовлетворяя требования общества в части начисления налога на прибыль, суды апелляционной и кассационной инстанций исходили из того, что инспекция не оспорила совершение обществом реальных хозяйственных операции, понесенные им расходы документально подтверждены, имеют производственный характер и направлены на получение дохода от реально осуществляемой производственной деятельности.

Вместе с тем суды сделали вывод, что при выборе контрагентов общество не проявило должной осмотрительности, счета-фактуры содержат недостоверные сведения, поскольку подписаны от имени руководителей поставщиков неуполномоченными лицами, что лишает общество права на применение налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость. При этом суды сочли, что реальность поставки не является определяющим условием для получения обществом налоговой выгоды в виде соответствующих вычетов по упомянутому налогу.

По мнению Президиума, при рассмотрении данного спора судами не учтено следующее…

Обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком – покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, определенных статьей 169 Кодекса, возлагается на продавца. Следовательно, при соблюдении контрагентом указанных требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.

При отсутствии доказательств несовершения хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора,… а также иных обстоятельств, упомянутых в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2010 №53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».

О необоснованности получения налоговой выгоды, в частности, могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии таких обстоятельств, как невозможность реального осуществления налогоплательщиком хозяйственных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг, совершения операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком, учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности.

Инспекцией в ходе поверки не было установлено ни одного из перечисленных обстоятельств, позволяющих усомниться в добросовестности налогоплательщика. Следовательно, вывод о недостоверности счетов-фактур, подписанных не лицами, значащимися в учредительных документах поставщиков в качестве руководителей этих обществ, не может самостоятельно, в отсутствие иных фактов и обстоятельств, рассматриваться в качестве основания для признания налоговой выгоды необоснованной».

Судебные акты нижестоящих судов по делу ООО «Муромский стрелочный завод» были отменены Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации при наличии следующих обстоятельств: учредители и руководители двух поставщиков ООО «Муромский стрелочный завод», в связи с приобретением товаров у которых налогоплательщику и был начислен НДС, отрицали какое-либо отношение к учреждению и деятельности организаций-поставщиков и подписание документов по сделкам (страницы 10, 13, 18, 20, 21 решения Арбитражного суда Владимирской области от 18.05.2009 по делу № А11-1066/2009); проведенной по постановлению налогового органа экспертизой однозначно установлено, что подписи на документах по сделкам выполнены не лицами, значащимися в качестве руководителей организаций-поставщиков, а другими лицами (страницы 15, 16, 22, 23 решения Арбитражного суда Владимирской области от 18.05.2009 по делу № А11-1066/2009); организации-поставщики отражали выручку, полученную за товары от ООО «Муромский стрелочный завод», в налоговом учете не в полном объеме и, соответственно, не уплачивали налоги, в том числе налог на добавленную стоимость, в установленных законодательством размерах (страницы 16, 24 решения Арбитражного суда Владимирской области от 18.05.2009 по делу № А11-1066/2009); в деле имеются другие документально установленные факты нарушения организациями-поставщиками налогового законодательства.

С учетом приведенных судебных актов можно констатировать, что правовая позиция Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации выражается в следующем: при наличии доказательств реального осуществления налогоплательщиком хозяйственных операций (поступление товара, его оприходование и использование в хозяйственной деятельности, оплата товара), при наличии доказательств действий налогоплательщика с доступной ему степенью осмотрительности и осторожности при совершении сделок с «недобросовестными» поставщиками, при отсутствии доказательств того, что налогоплательщик знал или должен был знать о «недобросовестности» поставщиков и неисполнении ими своих налоговых обязанностей (отсутствие доказательств согласованности действий налогоплательщика и поставщика при наличии или отсутствии аффилированности и иной взаимозависимости) подписание первичных документов по сделкам и счетов-фактур само по себе не может свидетельствовать о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды в виде вычетов НДС, предъявленного «недобросовестными» поставщиками.

Суд считает, что при рассмотрении настоящего спора правовая позиция Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенная в указанных выше судебных актах, обязательна для применения. Данное утверждение подтверждается изложенным в обозначенном Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.04.2010 указанием на то, что «содержащееся в настоящем постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации толкование правовых норм является общеобязательным и подлежит применению при рассмотрении арбитражными судами аналогичных дел», разъяснениями Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенными в пункте 5.1 Постановления Пленума от 12.03.2007 года №17: «При обжаловании в апелляционном или кассационном порядке судебного акта, основанного на положениях законодательства, практика применения которых после его принятия определена Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации, суд апелляционной или кассационной инстанции учитывает правовую позицию Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации при оценке наличия оснований для изменения или отмены обжалуемого судебного акта».

Обязательность применения пункта 5.1 Постановления Пленума от 12.03.2007 №17 в части квалификации практики применения законодательства, определенной Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации, в том числе Постановления Президиума, принятого по результатам рассмотрения другого дела в порядке надзора, в качестве вновь открывшегося обстоятельства подтверждается арбитражной практикой по конкретным делам.

Таким образом, суд пришел к выводу о том, что при принятии решения о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности от 22.12.2009 № 151-13 в части выводов о доначислении налога, пени и налоговых санкций по контрагенту ООО «Мегаполис» налоговым органом не соблюдены требования ст. 101 НК РФ, что является основанием для отмены решения.

Учитывая изложенные обстоятельства, суд, оценив все имеющиеся доказательства по делу в их совокупности и взаимосвязи, как того требуют положения, содержащиеся в части 2 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и другие положения Кодекса, признает обоснованными требования, заявленные ЗАО "Точная механика" к ИФНС России № 4 по г. Москве.

Уплаченная заявителем при подаче заявления государственная пошлина взыскивается с налогового органа в соответствии с ч. 1 ст. 110 АПК РФ, и подлежит уплате за счет средств федерального бюджета.

Излишне уплаченная в связи с уменьшением исковых требований госпошлина подлежит возврату из средств федерального бюджета.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 65, 75, 110, 165, 167, 170, 176, 201 АПК РФ, суд

Р Е Ш И Л :

Признать недействительным, не соответствующим Налоговому кодексу РФ, решение ИФНС России № 4 по г. Москве от 22.12.2009 № 151-13 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части доначисления налогов, пени и налоговых санкций по контрагенту ООО «Мегаполис», вынесенное в отношении ЗАО «Точная механика».

Взыскать с ИФНС России № 4 по г. Москве в пользу ЗАО «Точная механика» госпошлину в размере 2.000 руб., уплаченную платежным поручением № 123 от 01.03.2010, подлежащую уплате за счет средств федерального бюджета.

Возвратить ЗАО «Точная механика» из федерального бюджета излишне уплаченную госпошлину в размере 2000 руб. 00 коп.

Решение может быть обжаловано в арбитражный суд апелляционной инстанции в течение месяца после принятия решения и в суд кассационной инстанции в двухмесячный срок со дня вступления решения в законную силу.

СУДЬЯ А.В.Бедрацкая




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: А40-29121/2010
Принявший орган: Арбитражный суд города Москвы
Дата принятия: 08 сентября 2010

Поиск в тексте