• по
Более 47000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
АРБИТРАЖНЫЙ СУД НИЖЕГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ
 

РЕШЕНИЕ

от 25 марта 2011 года  Дело N А43-28590/2010

Арбитражный суд Нижегородской области в составе:

судьи Беляниной Евгении Владимировны (шифр 37-659)

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Солдатовой Н.С.,

рассмотрев в судебном заседании дело

по заявлению открытого акционерного общества «Нижегородский масло-жировой комбинат» (ОГРН 1025202391830, ИНН 5257003806)

к Межрайонной инспекции ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Нижегородской области

о признании недействительным решения от 20.09.2010 №9

при участии:

от заявителя: Русаков И.В. (доверенность от 08.12.2010 №07-01/222); Савельева О.А. (доверенность от 01.12.2010 №07-01/221)

от ответчика: Акуличева Т.В. (доверенность от 21.01.2011); Иванова Е.Н. (доверенность от 14.03.2011); Косолапов К.К. (доверенность от 21.02.2011); Семеняго Н.И. (доверенность от 27.12.2010); Фофонова Л.С. (доверенность от 14.03.2011)

В судебном заседании 15.03.2011 объявлялся перерыв в порядке статьи 163 Арбитражного процессуального кодекса РФ до 18.03.2011.

установил:

Открытое акционерное общество «Нижегородский масло-жировой комбинат» обратилось в Арбитражный суд Нижегородской области с заявлением, уточненным в порядке части 1 статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса РФ (уточнение от 24.12.2010), к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Нижегородской области о признании недействительным решения от 20.09.2010 №9 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения (в редакции решения Управления Федеральной налоговой службы по Нижегородской области от 25.11.2010 №09-12/23548@).

Заявитель, в условиях неоспоримости факта последующего использования продуктов питания в деятельности цеха питания, считает несостоятельными выводы налогового органа относительно нереальности его хозяйственных взаимоотношений с ООО «Гвин».

Также заявитель считает несостоятельными выводы налогового органа относительно применения им вексельной схемы расчетов при закупке семян подсолнечника исключительно в целях получения необоснованной налоговой выгоды в виде налогового вычета по налогу на добавленную стоимость по счетам-фактурам ООО «Агроресурс». Заявитель настаивает на том, что приобретение семян подсолнечника через посредника, а не напрямую у сельскохозяйственных товаропроизводителей, обусловлено разумными экономическими причинами (работа с одним - двумя крупными поставщиками менее затратна, нежели работа с большим количеством мелких поставщиков) и, более того, подобная схема построения взаимоотношений с сельскохозяйственными товаропроизводителями в рассматриваемой сфере предпринимательской деятельности является обычаем делового оборота. Кроме того, заявитель указывает на то, что при заключении спорных договоров им была проявлена должная осмотрительность и осторожность, а именно, им были затребованы и получены копии учредительных документов контрагента, а также рекомендации относительно руководителя контрагента.

Ответчик заявленные требования отклонил со ссылкой на информацию об ООО «Гвин», содержащуюся в едином государственном реестре юридических лиц, и, в этой связи, полагает, что действия несуществующего юридического лица, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, не могут быть признаны сделками в смысле статьи 153 Гражданского кодекса РФ; соответственно, представленные заявителем документы, оформленные от имени такого поставщика, не отвечают критериям статьи 252 и статьи 169 Налогового кодекса РФ.

Также ответчик, исходя из совокупности собранных им в ходе выездной налоговой проверки доказательств, считает, что в действиях заявителя наличествует схема, направленная на незаконное возмещение налога на добавленную стоимость из бюджета одними участниками сделки и на уклонение от уплаты налога на добавленную стоимость в бюджет другими участниками сделки, без осуществления ими реальной предпринимательской деятельности. Ответчик полагает, что деятельность ООО «Агроресурс» была направлена исключительно на формирование формального документооборота при осуществлении поставок семян подсолнечника заявителю, то есть, по мнению ответчика, данная организация является абсолютно лишним звеном в цепочке «сельскохозяйственный товаропроизводитель» - «ОАО «Екатериновский элеватор» - «заявитель» и необходима лишь для предоставления возможности заявителю получить налоговый вычет по налогу на добавленную стоимость, права на который в ином случае у последнего бы не имелось, поскольку сельскохозяйственные товаропроизводители, являясь налогоплательщиками единого сельскохозяйственного налога, не являются налогоплательщиками налога на добавленную стоимость.

Изучив материалы дела, суд установил следующее:

Заявитель осуществляет предпринимательскую деятельность в сфере производства и реализации продовольственных и промышленных товаров, включая масложировую и связанную с ней продукцию.

В период с 24.06.2009 по 11.06.2010 (с учетом приостановления и продления) Инспекцией, совместно с органами внутренних дел, была проведена выездная налоговая проверка ОАО «Нижегородский масло-жировой комбинат» по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах, в том числе по налогу на прибыль организаций и налогу на добавленную стоимость за период с 01.01.2007 по 31.12.2008.

По результатам налоговой проверки был составлен акт от 10.08.2010 №9 и, после рассмотрения, в присутствии заявителя, возражений по акту налоговой проверки, принято решение от 20.09.2010 №9 об отказе в привлечении заявителя к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Решением Инспекции от 20.09.2010 №9 заявителю доначислены налог на прибыль организаций за 2007, 2008 годы в общей сумме 107 761 руб. 81 коп. и налог на добавленную стоимость за 2007 год, 1 квартал 2008 года в общей сумме 32953 715 руб. 53 коп. и начислены пени по налогу на добавленную стоимость в сумме 9416 583 руб. 92 коп.

Решением Управления ФНС России по Нижегородской области от 25.11.2010 №09-12/235482@, принятым по апелляционной жалобе заявителя, указанное решение Инспекции изменено; с учетом решения вышестоящего налогового органа доначисления по решению Инспекции от 20.09.2010 №9 составляют: налог на прибыль организаций в сумме 101641 руб. 81 коп., налог на добавленную стоимость в сумме 30662 140 руб. 28 коп. и пени по налогу на добавленную стоимость в сумме 8529 059 руб. 40 коп.

Не согласившись с решением налогового органа, заявитель обратился в арбитражный суд с вышеуказанным заявлением.

Изучив материалы дела, оценив доказательства и доводы, приведенные сторонами в обоснование своих требований и возражений, суд считает требования заявителя подлежащими удовлетворению частично.

Как следует из пунктов 3, 5 решения Инспекции от 20.09.2010 №9, налоговым органом признано необоснованным включение заявителем в расходы, уменьшающие налогооблагаемую базу по налогу на прибыль организаций за 2007, 2008 годы, затрат по оплате товара, поставленного от имени ООО «Гвин», в сумме 423 733 руб. 92 коп. и применение заявителем налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость по счетам-фактурам ООО «Гвин» в сумме 44 054 руб. 05 коп.

В 2007, 2008 годах заявителем для нужд цеха питания (структурное подразделение заявителя) приобретался товар (продукты питания) у ООО «Гвин».

В подтверждение факта приобретения товара и его оплаты заявителем в ходе выездной налоговой проверки представлены накладные, счета-фактуры, платежные документы (квитанции к приходным кассовым ордерам и кассовые чеки, пробитые на контрольно-кассовой машине с заводским №20451879), а также документы об оприходовании товара на склад цеха питания и использовании его в деятельности цеха питания (отчеты о реализации готовых блюд и т.п.).

В ходе выездной налоговой проверки Инспекцией установлено, что ООО «Гвин» (ИНН 5263038758, г.Н.Новгород, ул.Циолковского, д.32) с 17.10.2002 состояло на налоговом учете в Инспекции ФНС России по Сормовскому району г.Н.Новгорода; учредителем и руководителем организации являлся Глухов Владимир Иванович (паспорт серии 1Х-ТН №661926 заменен на паспорт серии 2204 №379913), умерший 23.02.2005 (запись акта о смерти от 24.02.2005 №510); налоговая отчетность не представлялась организацией с момента ее регистрации; у организации не имелось зарегистрированной контрольно-кассовой техники, контрольно-кассовой машины с заводским №20451879 не регистрировалось (письмо Инспекции ФНС России по Сормовскому району г.Н.Новгорода от 01.10.2009 №04-39/013637); 25.07.2006 организация прекратила свою деятельность в связи с исключением ее из единого государственного реестра юридических лиц на основании пункта 2 статьи 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 №129-ФЗ.

На основе анализа указанных обстоятельств налоговый орган пришел к выводу о нереальности хозяйственных операций, оформленных документами от имени ООО «Гвин», в связи с чем отказал заявителю в принятии спорных расходов в уменьшение налогооблагаемой базы по налогу на прибыль организаций и в применении налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость по счетам-фактурам данного контрагента.

Согласно статье 247 Налогового кодекса РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком.

Прибылью для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 Налогового кодекса РФ.

Согласно статье 252 Налогового кодекса РФ расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствующие расходы, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы (в том числе таможенной декларацией, приказом о командировке, проездными документами, отчетом о выполненной работе в соответствии с договором). Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Таким образом, при решении вопроса о возможности принятия расходов в целях исчисления налога на прибыль организаций необходимо исходить из реальности этих расходов, произведенных для приобретения товаров (работ, услуг), а также их документального подтверждения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 171 Налогового кодекса РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога на добавленную стоимость, исчисленную в соответствии со статьей 166 Налогового кодекса РФ, на установленные данной статьей налоговые вычеты.

Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации, в отношении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Налогового кодекса РФ, и товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи (пункт 2 статьи 171 Налогового кодекса РФ).

В соответствии с пунктом 1 статьи 172 Налогового кодекса РФ налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 Налогового кодекса РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав; вычетам подлежат только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных данной статьей, и при наличии соответствующих первичных документов.

Таким образом, при соблюдении названных требований Налогового кодекса РФ налогоплательщик вправе претендовать на получение налогового вычета при исчислении налога на добавленную стоимость.

Налоговое законодательство исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, в частности, налоговых вычетов при исчислении налога на прибыль организаций, налога на добавленную стоимость, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных Налоговым кодексом РФ, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

В рассматриваемом случае заявителем в обоснование произведенных расходов представлены накладные за период, начиная с 10.01.2007, счета-фактуры за тот же период, кассовые чеки, подтверждающие, по его мнению, приобретение и оплату товара.

Вместе с тем, как следует из материалов дела, ООО «Гвин» (ИНН 5263038758, г.Н.Новгород, ул.Циолковского, д.32), от чьего имени составлены вышеуказанные документы, прекратило свою деятельность в качестве юридического лица на основании статьи 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 №129-ФЗ за пять месяцев до первой поставки товара (25.07.2006).

Согласно пункту 3 статьи 49 Гражданского кодекса РФ правоспособность юридического лица возникает в момент его создания и прекращается в момент внесения записи о его исключении из единого государственного реестра юридических лиц.

В соответствии со статьей 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 №129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» юридическое лицо, которое в течение последних двенадцати месяцев, предшествующих моменту принятия регистрирующим органом соответствующего решения, не представляло документы отчетности, предусмотренные законодательством о налогах и сборах, и не осуществляло операций хотя бы по одному банковскому счету, признается фактически прекратившим свою деятельность (недействующее юридическое лицо); в этом случае регистрирующий орган принимает решение о предстоящем исключении юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц, которое должно быть опубликовано в соответствующих органах печати (журнал «Вестник государственной регистрации») в течение трех дней с момента принятия такого решения; одновременно с таким решением должны быть опубликованы сведения о порядке и сроках направления заявлений недействующим юридическим лицом, кредиторами или иными лицами, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением недействующего юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц, которые могут быть направлены в срок не позднее чем три месяца со дня опубликования решения о предстоящем исключении. Если в течение указанного срока заявления не направлены, регистрирующий орган исключает недействующее юридическое лицо из единого государственного реестра юридических лиц путем внесения в него соответствующей записи (пункт 7 статьи 22 Федерального закона от 08.08.2001 №129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»).

Исходя из названных правовых норм, действия организации, прекратившей свою деятельность в качестве юридического лица, направленные на установление, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей, не могут быть признаны сделками, что влечет негативные налоговые последствия для участников соответствующих правоотношений.

Вступая в фактические договорные отношения, заявитель не удостоверился в правоспособности ООО «Гвин» и его деловой репутации, что предполагается по обычаям делового оборота; осуществляя оплату приобретаемого товара наличными денежными средствами, заявитель не предпринял указанных мер и на стадии исполнения сделок (доказательств обратного заявителем в материалы дела не представлено; разумных объяснений, почему им был выбран именно этот контрагент, заявителем также не дано).

Таким образом, и с учетом толкования правовых норм, содержащегося в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20.04.2010 №18162/09, надлежит признать, что заявитель действовал без должной осмотрительности и осторожности.

Представленные заявителем документы, оформленные от имени несуществующего юридического лица, в силу правовой позиции, выраженной в Постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18.11.2008 №7588/08 и от 01.02.2011 №10230/10, не могут служить основанием для учета расходов в целях исчисления налога на прибыль организаций и принятия налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость.

Ссылка заявителя на протокол осмотра доказательств от 02.11.2010, из которого следует, что, несмотря на то, что ООО «Оксоль» (ОГРН 1025202839683) прекратило свою деятельность в связи с реорганизацией в форме разделения еще 28.11.2007, соответствующей информации на официальном сайте Федеральной налоговой службы в сети Интернет до сих пор не содержится, судом не принимается – как не имеющая отношения к спорным правоотношениям: из указанного не следует, что заявитель, вступая в фактические договорные отношения с ООО «Гвин», либо в период осуществления хозяйственных связей (притом длительных) с данным контрагентом, обращался к официальному сайту Федеральной налоговой службы в сети Интернет по поводу последнего, и там в период 2007, 2008 годов содержалась информация, отличная от представленной налоговым органом по состоянию на 14.01.2011 (то есть об исключении ООО «Гвин» из единого государственного реестра юридических лиц как недействующего юридического лица). Иными словами, протокол осмотра доказательств от 02.11.2010 в отношении ООО «Оксоль» (ОГРН 1025202839683) не свидетельствует о проявлении заявителем разумной заботливости и осмотрительности в отношении ООО «Гвин» в период 2007, 2008 годов.

При изложенных обстоятельствах в удовлетворении требований заявителя по данному эпизоду должно быть отказано.

Как следует из пункта 6 решения Инспекции от 20.09.2010 №9, налоговым органом признано необоснованным применение заявителем в 2007 году налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость по счетам-фактурам ООО «Агроресурс» в сумме 30618086 руб. 23 коп.

Между заявителем в лице заместителя генерального директора по ресурсам Зеленкина Г.М. (покупатель) и ООО «Агроресурс» в лице директора Майстренко Ю.В. (поставщик) был заключен договор от 19.03.2007 №599/С3-17 купли-продажи семян подсолнечника с базисом поставки ОАО «Екатериновский элеватор», а также договоры от 21.03.2007 №602/С5-17 купли-продажи семян подсолнечника (с дополнительными соглашениями к нему) и от 02.11.2007 №697/С5-17 купли-продажи зерна (с дополнительными соглашениями к нему).

Согласно пункту 1.2 договора от 19.03.2007 №599/С3-17 цена, количество, общая стоимость каждой партии продукции согласовывается сторонами в дополнительных соглашениях к договору. Согласно пункту 3.1 договора от 19.03.2007 №599/С3-17 поставка продукции производится за счет поставщика автомобильным транспортом поставщика либо покупателя. Согласно пунктам 5.1, 5.2 договора от 19.03.2007 №599/С3-17 оплата продукции производится в порядке 100%-й предоплаты каждой партии продукции в течение 5 дней с момента подписания соответствующего дополнительного соглашения к договору путем перечисления денежных средств на расчетный счет поставщика либо векселями Сбербанка России.

Представленными в материалы дела дополнительными соглашениями к договору от 19.03.2007 №599/С3-17 сторонами были оговорены конкретные цены, объемы и сроки поставки продукции, а также изменен порядок оплаты продукции (90% - предоплата, 10% - по факту поставки).

Как пояснил заявитель в ходе судебного разбирательства, поставка продукции по договору от 19.03.2007 №599/С3-17 (с базисом поставки ОАО «Екатериновский элеватор») происходила двумя способами:

1). реализация семян подсолнечника уже находящихся на элеваторе - в этом случае происходила переписка продукции с лицевого счета ООО «Агроресурс» на лицевой счет заявителя; при этом ООО «Агроресурс» предоставляло заявителю следующие документы:

- товарная накладная по форме ТОРГ-12 на поставляемый объем за подписью Майстренко Ю.В. и с печатью ООО «Агроресурс», а также с указанием поставщика – ООО «Агроресурс», грузоотправителя и грузополучателя - ОАО «Екатериновский элеватор», плательщика – заявитель,

- счет-фактура на поставляемый объем за подписью Майстренко Ю.В., а также с указанием продавца – ООО «Агроресурс», грузоотправителя и грузополучателя – ОАО «Екатериновский элеватор», покупателя – заявитель;

2). реализация семян подсолнечника с поставкой на элеватор - в этом случае происходила доставка продукции на элеватор силами и за счет ООО «Агроресурс» с зачислением продукции на лицевой счет заявителя; при этом ООО «Агроресурс» предоставляло заявителю следующие документы:

- товарно-транспортные накладные по форме СП-31 по каждому автомобилю, доставившему продукцию на элеватор, с отметкой элеватора на весовой, с указанием даты поставки, марки и номера автомобиля и фамилии водителя, веса брутто, тары и нетто, за подписью Майстренко Ю.В. и с печатью ООО «Агроресурс», а также с указанием поставщика и грузоотправителя – ООО «Агроресурс», грузополучателя – ОАО «Екатериновский элеватор», заказчика (плательщика) – заявитель,

- товарная накладная по форме ТОРГ-12 на всю поставленную партию продукции по данной цене за подписью Майстренко Ю.В. и с печатью ООО «Агроресурс», а также с указанием поставщика и грузоотправителя – ООО «Агроресурс», грузополучателя - ОАО «Екатериновский элеватор», плательщика – заявитель,

- счет-фактура на всю поставленную партию продукции по данной цене за подписью Майстренко Ю.В., а также с указанием продавца и грузоотправителя – ООО «Агроресурс», грузополучателя – ОАО «Екатериновский элеватор», покупателя – заявитель.

Оплата поставленной продукции производилась заявителем по согласованию с ООО «Агроресурс» - либо путем перечисления денежных средств на расчетный счет ООО «Агроресурс» (с выделением суммы налога на добавленную стоимость в платежных поручениях отдельной строкой), либо векселями Сбербанка России (с уплатой суммы налога на добавленную стоимость отдельными платежными поручениями); при этом через расчетный счет заявителем было оплачено 268060460 руб. 49 коп., векселями Сбербанка России – 304180862 руб. 30 коп.

Перечисленные ООО «Агроресурс» в составе цены за продукцию суммы налога на добавленную стоимость были приняты заявителем к налоговому вычету.

В ходе выездной налоговой проверки Инспекцией установлено следующее:

В состав Группы компаний «Нижегородский масло-жировой комбинат» входят предприятия, образующие полный производственный цикл, включающий в себя: сырьевой комплекс (заготовка маслосемян) - маслосемена поступают от сельскохозяйственных товаропроизводителей на элеваторы на хранение; маслодобывающий комплекс (производство подсолнечного масла) - маслосемена поступают на маслоэкстракционные заводы для переработки; перерабатывающий комплекс (производство масложировой продукции) - готовое подсолнечное масло поступает на масложировые предприятия для производства масложировой продукции; сбытовой комплекс (реализация масложировой продукции) - Торговый дом.

ОАО «Екатериновский элеватор», наряду с другими элеваторами, также входит в состав Группы компаний «Нижегородский масло-жировой комбинат».

Акционерами и руководящими работниками заявителя и ОАО «Екатериновский элеватор» являются одни и те же лица; так, Зеленкин Г.М. одновременно являлся заместителем генерального директора по ресурсам заявителя и генеральным директором ОАО «Екатериновский элеватор» (до сентября 2007 года), Костерин Н.А. одновременно являлся начальником сектора - специалистом по закупкам в отделе сырьевых ресурсов заявителя (сектор ОАО «Екатериновский элеватор») и генеральным директором ОАО «Екатериновский элеватор» (с сентября 2007 года).

И у заявителя, и у ОАО «Екатериновский элеватор» имеются снабженческие и сбытовые отделы, тесно взаимодействующие между собой; при этом вся информация по фактическим поставщикам продукции и объемам поставляемой продукции аккумулируется на ОАО «Екатериновский элеватор», поскольку у него имеются соответствующие договоры хранения с сельскохозяйственными товаропроизводителями и им ведется журнал учета сырья (приход - расход сырья в количественном выражении) по каждому контрагенту.

Между заявителем и ОАО «Екатериновский элеватор» были заключены договор от 01.07.2007 №610/СЗ-17 на прием сельскохозяйственной продукции для сушки, очистки, хранения и отпуска (аналогичные договоры были заключены ОАО «Екатериновский элеватор» с ООО «Агроресурс», ООО «Велюкс» и ООО «Эскада») и агентский договор от 01.09.2004 №200/СЗ-18, в соответствии с которым агент (ОАО «Екатериновский элеватор») обязуется оказывать принципалу (заявитель) услуги по поиску поставщиков сельскохозяйственной продукции, а также договорные, отгрузочные, бухгалтерские, финансовые, транспортные и иные услуги.

Из отчетов агента (с приложением подтверждающих документов) следует, что, несмотря на соответствующие положение договора от 01.09.2004 №200/СЗ-18, услуги по поиску поставщиков сельскохозяйственной продукции им не оказывались (оказывались любые другие поименованные в договоре от 01.09.2004 №200/СЗ-18 услуги - отгрузочные, транспортные и т.п., но не эти).

В рассматриваемом периоде услуги по поиску поставщиков сельскохозяйственной продукции, исходя из представленных заявителем документов, оказывались ООО «Агроресурс».

ООО «Агроресурс» (ИНН 6452927296, г.Саратов, ул.Зарубина, д.180/184, корп.1, кв.2) с 07.03.2007 состояло на налоговом учете в Межрайонной инспекции ФНС России №8 по Саратовской области; учредителем и руководителем организации являлся Майстренко Юрий Викторович; основной вид деятельности организации – оптовая торговля зерном, семенами и кормами для сельскохозяйственных животных; последняя налоговая отчетность по налогу на добавленную стоимость была представлена организацией за ноябрь 2007 года, при этом организация не относилась к категории налогоплательщиков, представляющих «нулевую» отчетность; 19.12.2007 организация прекратила свою деятельность в связи с реорганизацией в форме слияния (правопреемник – ООО «ТрансБизнес», г.Новосибирск).

Майстренко Ю.В., допрошенный в ходе выездной налоговой проверки, пояснил, что он, действительно, являлся учредителем и руководителем ООО «Агроресурс» (при этом в штате организации состоял он один, организацией арендовалось только офисное помещение, производственных площадей (склады) и транспортных средств у организации не имелось), и им, действительно, заключались договоры на поставку семян подсолнечника с заявителем, при этом он общался с должностными лицами заявителя Костериным Н.А. и Шкарупой А.С., а оплата по договорам происходила путем перечисления денежных средств на расчетный счет ООО «Агроресурс» или векселями Сбербанка России, которые он получал в ОАО «Екатериновский элеватор»; также Майстренко Ю.В. указал на то, что у него имелся опыт работы в сфере торговли сельскохозяйственной продукцией и соответствующие связи, однако впоследствии, в связи с убыточностью данной деятельности, организация была им продана через юридическую фирму. Первоначально Майстренко Ю.В. утверждал, что в документах финансово-хозяйственной деятельности ООО «Агроресурс» (договоры, счета-фактуры в адрес заявителя, банковские документы, бухгалтерская и налоговая отчетность) расписывался лично, доверенностей на право подписания документов никому не выдавал. Впоследствии Майстренко Ю.В. заявил, что им была выдана доверенность на право подписания документов финансово-хозяйственной деятельности ООО «Агроресурс» от его имени и его подписью Кравцовой Е.А., помогавшей ему с ведением бухгалтерии ООО «Агроресурс» (без официального трудоустройства); она и подписывала соответствующие документы.

Кравцова Е.А., допрошенная в ходе выездной налоговой проверки, пояснила, что она, действительно, помогала Майстренко Ю.В. с ведением бухгалтерии ООО «Агроресурс» (без официального трудоустройства). Первоначально Кравцова Е.А. утверждала, что она занималась лишь оформлением документов финансово-хозяйственной деятельности ООО «Агроресурс» (выписывала товарные накладные и счета-фактуры в адрес заявителя (при этом все необходимые реквизиты, а также количественные и качественные показатели, ей сообщали по телефону сотрудники заявителя), составляла бухгалтерскую и налоговую отчетность), сами документы она не подписывала, а отдавала их на подпись Майстренко Ю.В.; векселя она не получала и не передавала. Впоследствии Кравцова Е.А. заявила, что она подписывала документы финансово-хозяйственной деятельности ООО «Агроресурс», за исключением договоров, от имени и подписью Майстренко Ю.В. на основании соответствующей доверенности.

В результате проведенной в ходе выездной налоговой проверки почерковедческой экспертизы документов ООО «Агроресурс» (договор от 19.03.2007 №599/С3-17 с дополнительными соглашениями к нему, счета-фактуры, акты приема-передачи векселей) установлено, что подписи от имени Майстренко Ю.В. в данных документах выполнены не самим Майстренко Ю.В., а другим лицом. Почерковедческая экспертиза подписей Кравцовой Е.А. от имени Майстренко Ю.В. в данных документах не проводилась.

Сама оплата векселями Сбербанка России производилась заявителем через Фомину Е.А., главного бухгалтера ОАО «Екатериновский элеватор». У нее имелась доверенность, выданная заявителем, на заключение договора на выдачу простых векселей с Ртищевским отделением Сбербанка России, на получение и предъявление их к платежу, на совершение передаточной надписи от имени заявителя (без ограничения круга лиц – получателей векселей).

Все акты приема-передачи векселей Сбербанка России между заявителем и ООО «Агроресурс» подписаны Фоминой Е.А. и Майстренко Ю.В.

При этом Фомина Е.А., допрошенная в ходе выездной налоговой проверки, пояснила, что с руководителем ООО «Агроресурс» Майстренко Ю.В. она не знакома, векселя она передавала незнакомому мужчине, которого приводили сотрудники ОАО «Екатериновский элеватор» и который представился представителем ООО «Агроресурс».

В ряде случаев заявителем оформлялись заявки на выдачу векселей с так называемыми «расчетными суммами» (вплоть до копеек), то есть заявителю заранее, за день до совершения хозяйственной операции по купле-продаже семян подсолнечника, было известно, на какую конкретно сумму произойдет расчет с сельскохозяйственным товаропроизводителем.

В ряде случаев, несмотря на то, что организации, принимавшие участие в расчетах векселями, территориально удалены друг от друга, и не имеется сведений о том, что они арендовали какие-либо помещения на территории ОАО «Екатериновский элеватор», срок прохождения векселей через цепочку посредников (Ртищевское отделение Сбербанка России – заявитель - ООО «Агроресурс» - ООО «Велюкс» или ООО «Эскада» -сельскохозяйственный товаропроизводитель (иное лицо, предъявившее вексель к погашению)) был ничтожно мал (один день).

Допрошенные в ходе выездной налоговой проверки должностные лица сельскохозяйственных товаропроизводителей (ЗАО «Эльтон», ОАО «Прудовое», ООО «Агроторг-98», ООО «Колибри», ООО «Кольцовское», СХПК «Альшанский», СХПК «Индустриальный», СХПК «Крутоярское», СХПК «Ушаки», ИП Смирнов Д.Н., КФХ ИП Давоян К.И., КФХ ИП Кистер А.А., КФХ ИП Котов Ю.Н., КФХ ИП Курбатова Л.А.) пояснили, что, по принятии ими, после выяснения у сотрудников ОАО «Екатериновский элеватор» текущей цены, решения о продаже семян подсолнечника, они там же (на элеваторе) получали реквизиты фирм, на которые необходимо было оформить «отношение» (специфический первичный документ, применяемый в деятельности элеваторов), и бланки соответствующих документов; от сотрудников ОАО «Екатериновский элеватор» они также получали акты приема-передачи векселей, оформленные от имени ООО «Велюкс» или ООО «Эскада», и сами векселя Сбербанка России; ООО «Агроресурс», ООО «Велюкс» и ООО «Эскада» и их руководители им не знакомы.

В отношении ООО «Велюкс» и ООО «Эскада» установлено, что учредителями и руководителями данных московских организаций являются физические лица – массовые учредители и руководители (Безобразов Ю.П. - ООО «Велюкс», а также еще 18 организаций; Борисов Ю.В. - ООО «Эскада», а также еще 127 организаций), у них не имелось персонала, они не представляли бухгалтерскую и налоговую отчетность, по расчетным счетам данных организаций отсутствуют какие-либо операции за период с 01.01.2007 по 31.12.2008. Кроме того, установлено, что первичные документы от имени ООО «Велюкс» и ООО «Эскада» изготовлены на одном информационном носителе, а также что, например, комплект документов по взаимоотношениям ООО «Эскада» и СПК «Анастасьинский» от 16.10.2007 (договор купли-продажи семян подсолнечника, товарная накладная в адрес ООО «Эскада», накладная на перевод семян подсолнечника с хранения в ОАО «Екатериновский элеватор» в адрес ООО «Эскада», акты приема-передачи векселей от ООО «Эскада» в СПК «Анастасьинский») датирован ранее, чем соответствующие векселя были получены самим заявителем и переданы им ООО «Агроресурс».

В отношении организаций, куда ООО «Агроресурс» перечислялся полученный от заявителя налог на добавленную стоимость – ООО «Верона-Плюс», ООО «Метроград», ООО «Надежда-98» и ООО «Объектив», установлено, что данные организации по юридическим адресам не располагаются, а налоговая отчетность представлялась ими либо «нулевая», либо с минимальными показателями налоговой нагрузки.

На основе анализа указанных обстоятельств и с учетом того, что вся продукция, завезенная на элеватор сельскохозяйственными товаропроизводителями, изначально предназначалась для заявителя и, в конечном итоге, была ему реализована, налоговый орган пришел к выводу о том, что заявителем была создана лишь видимость осуществления хозяйственных операций с ООО «Агроресурс» - исключительно в целях получения необоснованной налоговой выгоды в виде налогового вычета по налогу на добавленную стоимость, в связи с чем отказал заявителю в применении налоговых вычетов по счетам-фактурам данного контрагента, оплаченным векселями.

Согласно пункту 1 статьи 168 Налогового кодекса РФ при реализации товаров (работ, услуг) налогоплательщик дополнительно к цене (тарифу) реализуемых товаров (работ, услуг) обязан предъявить к оплате покупателю этих товаров (работ, услуг) соответствующую сумму налога на добавленную стоимость.

В соответствии с пунктом 4 статьи 168 Налогового кодекса РФ (в редакции, действовавшей в период спорных правоотношений) в расчетных документах, первичных учетных документах и счетах-фактурах соответствующая сумма налога выделяется отдельной строкой; при использовании в расчетах ценных бумаг сумма налога, предъявляемая налогоплательщиком покупателю товаров (работ, услуг), уплачивается налогоплательщику на основании платежного поручения на перечисление денежных средств.

Как следует из материалов дела и не оспаривается налоговым органом, суммы налога на добавленную стоимость, предъявленные ООО «Агроресурс» в составе цены за продукцию, были перечислены ему заявителем в установленном законом порядке: при безналичной форме оплаты - сумма налога на добавленную стоимость была выделена в платежных поручениях отдельной строкой; при вексельной форме оплаты - сумма налога на добавленную стоимость была уплачена отдельными платежными поручениями.

Полученные, в том числе от заявителя, суммы оплаты за поставленную продукцию использовались ООО «Агроресурс» в предпринимательской деятельности, что следует из выписки по расчетному счету последнего: ООО «Агроресурс» приобретало и реализовывало сельскохозяйственную продукцию, в том числе имело хозяйственные взаимоотношения с ООО «Верона-Плюс», ООО «Метроград», ООО «Надежда-98» и ООО «Объектив» (провести встречные проверки которых не представилось возможным - ввиду отсутствия названных организаций по юридическим адресам); проводило самостоятельные (без участия заявителя) операции с векселями Сбербанка России; уплачивало налоги и сборы (налоговая нагрузка по налогу на добавленную стоимость за период деятельности организации – 642580 руб. 00 коп.).

Как следует из Определения Конституционного Суда РФ от 16.10.2003 №329-О, налогоплательщик не несет ответственности за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет, - если только не доказано, что он не проявил должной осмотрительности и осторожности при выборе своих контрагентов (в данном случае имеется ввиду только ООО «Агроресурс», поскольку налоговым органом не представлено доказательств того, что заявителю, в силу тех или иных обстоятельств, должно было быть известно о существовании ООО «Верона-Плюс», ООО «Метроград», ООО «Надежда-98» и ООО «Объектив» и о факте неисполнения ими своих налоговых обязательств – неперечислении в бюджет полученного от ООО «Агроресурс» налога на добавленную стоимость).

Между тем, как усматривается из материалов дела, при заключении спорных договоров купли-продажи семян подсолнечника заявителем были затребованы и получены копии учредительных и распорядительных документов ООО «Агроресурс», а также рекомендации относительно руководителя ООО «Агроресурс» Майстренко Ю.В., который имел достаточный опыт работы в сфере торговли сельскохозяйственной продукцией (ранее работал в ООО «Колибри») и соответствующие связи, в связи с чем, по словам заявителя, у него не имелось оснований сомневаться в данном контрагенте, несмотря на то, что его государственная регистрация в качестве юридического лица состоялась за две недели до заключения первого договора, - собственно, вся последующая деятельность ООО «Агроресурс» в качестве поставщика семян подсолнечника подтвердила правильность выбора заявителя.

Как указано в Определении Конституционного Суда РФ от 04.06.2007 №320-О-П, налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. В силу принципа свободы экономической деятельности (часть 1 статьи 8 Конституции РФ) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность.

По смыслу правовой позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в Постановлении от 24.02.2004 №3-П, судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов.

Как пояснил заявитель в ходе судебного разбирательства, приобретение семян подсолнечника через одного - двух посредников, а не напрямую у сельскохозяйственных товаропроизводителей, которых, как правило, значительное количество, обусловлено разумными экономическими причинами – это более удобно, а получение налоговой выгоды в виде налогового вычета по налогу на добавленную стоимость по счетам-фактурам ООО «Агроресурс», являющегося, в отличие от сельскохозяйственных товаропроизводителей, налогоплательщиком налога на добавленную стоимость, - это лишь естественное следствие данных, разумных, хозяйственных взаимоотношений, но никоим образом не самостоятельная деловая цель.

В силу пункта 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12.10.2006 №53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели; в этой связи, если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.

Как указано в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12.10.2006 №53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды»:

- налоговая выгода может быть признана необоснованной в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера);

- налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности;

- о необоснованности налоговой выгоды могут также свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств: отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств; невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг; наличие особых форм расчетов и сроков платежей, свидетельствующих о групповой согласованности операций;

- следующие обстоятельства сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной: взаимозависимость участников сделок; использование посредников при осуществлении хозяйственных операций; создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции; осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика; нарушение налогового законодательства в прошлом. Однако эти обстоятельства в совокупности и взаимосвязи с иными могут быть признаны обстоятельствами, свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды;

- налоговая выгода может быть также признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.

Анализируя вышеизложенные положения Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12.10.2006 №53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» применительно к обстоятельствам финансово-хозяйственной деятельности заявителя, установленным в ходе выездной налоговой проверки, налоговый орган приходит к выводу о том, что фактически семена подсолнечника приобретались заявителем непосредственно у сельскохозяйственных товаропроизводителей, а ООО «Агроресурс» - это лишнее звено, необходимое заявителю только для получения налоговой выгоды по налогу на добавленную стоимость.

Вместе с тем, говоря о нереальности хозяйственных взаимоотношений с ООО «Агроресурс», налоговый орган, тем не менее, принимает затраты по оплате семян подсолнечника, поставленного от имени ООО «Агроресурс», в расходы, уменьшающие налогооблагаемую базу по налогу на прибыль организаций, - в полном объеме и безоговорочно: из разделов акта от 10.08.2010 №9 и решения от 20.09.2010 №9, посвященных налогу на прибыль организаций, не усматривается, что спорные затраты учтены Инспекцией в составе расходов, например, ввиду того, что цена продукции, указанная в документах ООО «Агроресурс», существенно не отличается от цены сельскохозяйственных товаропроизводителей, или по каким-либо иным разумным причинам; налоговый орган вообще не счел нужным уделить внимание данному обстоятельству.

Более того, как следует из материалов дела, оплата семян подсолнечника производилась заявителем не только векселями Сбербанка России, но и путем перечисления денежных средств на расчетный счет ООО «Агроресурс» - притом во вполне сопоставимых объемах: вексельная форма оплаты – 304180862 руб. 30 коп.; безналичная форма оплаты - 268060460 руб. 49 коп.

Однако, усматривая схему, направленную на незаконное получение налогового вычета по налогу на добавленную стоимость, при вексельной форме оплаты, налоговый орган, при тех же самых фактических обстоятельствах, приходит к диаметрально противоположному выводу (о законности получения налогового вычета по налогу на добавленную стоимость) при безналичной форме оплаты. Указанное следует из того, что налоговым органом не предъявлено каких-либо претензий к заявителю в последнем случае.

Таким образом, при рассмотрении одних и тех же хозяйственных операций (приобретение семян подсолнечника через посредника - ООО «Агроресурс»), оформленных одними и теми же первичными документами (в зависимости от способов реализации продукции - уже находящейся на элеваторе (товарная накладная по форме ТОРГ-12 на поставляемый объем, счет-фактура на поставляемый объем) или с поставкой на элеватор (товарно-транспортные накладные по форме СП-31 по каждому автомобилю, товарная накладная по форме ТОРГ-12 на всю поставленную партию продукции по данной цене, счет-фактура на всю поставленную партию продукции по данной цене), налоговым органом дана различная правовая оценка их последствиям - в зависимости от формы оплаты: при денежной форме расчетов операции по приобретению сельскохозяйственной продукции через ООО «Агроресурс» признаются реальными, а само ООО «Агроресурс» - необходимым звеном, связующим заявителя и сельскохозяйственных товаропроизводителей; при неденежной, но не менее законной, форме расчетов налоговый орган ведет речь о получении заявителем необоснованной налоговой выгоды.

Можно сколь угодно критически относиться к показаниям руководителя ООО «Агроресурс» Майстренко Ю.В., данным в ходе судебного разбирательства, однако вышеизложенная двойственная позиция самого налогового органа не позволяет рассматривать спорную хозяйственную деятельность заявителя как направленную исключительно на получение необоснованной налоговой выгоды в виде налогового вычета по налогу на добавленную стоимость и фактически сводит на «нет» ту доказательственную базу, которая была собрана налоговым органом в ходе выездной налоговой проверки.

Кроме того, как пояснил заявитель в ходе судебного разбирательства, аналогичным образом строились его хозяйственные взаимоотношения и с иными контрагентами - посредниками; так, в рассматриваемом периоде им были заключены аналогичные договоры купли-продажи семян подсолнечника с базисом поставки ОАО «Екатериновский элеватор» с ООО «Маяк» (договор от 28.08.2007 №643/СЗ-17) и с ООО «Тандем Ltd» (договор от 15.08.2007 №626/СЗ-17), оплата по ним производилась таким же образом - и через расчетный счет, и векселями Сбербанка России; однако в отношении данных контрагентов, также являющихся налогоплательщиками налога на добавленную стоимость, каких-либо претензий налоговым органом высказано не было.

При этом доводы ответчика о том, что у него «просто не хватило времени и человеческих ресурсов для того, чтобы собрать соответствующую доказательственную базу по безналичной форме оплаты, а также по иным контрагентам», представляются суду несостоятельными – из материалов дела следует, что выездная налоговая проверка в отношении заявителя проводилась практически год (с учетом приостановления и продления) - с 24.06.2009 по 11.06.2010 и силами пяти налоговых инспекторов с привлечением сотрудника органов внутренних дел.

Доводы ответчика о том, что оплата ООО «Агроресурс» производилась заявителем и после прекращения ООО «Агроресурс» своей деятельности в качестве юридического лица (20.12.2007, 25.12.2007, 26.12.2007), также не могут служить основанием для отказа заявителю в применении налогового вычета по налогу на добавленную стоимость, поскольку, как следует из материалов дела, данная оплата производилась заявителем в погашение кредиторской задолженности перед ООО «Агроресурс», сформировавшейся по состоянию на 19.12.2007 (дата реорганизации ООО «Агроресурс»), по счетам-фактурам от той же даты (с учетом сторнировки – дополнительный лист №2 книги покупок за декабрь 2007 года).

При изложенных обстоятельствах требования заявителя по данному эпизоду подлежат удовлетворению.

В соответствии с частью 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса РФ судебные расходы относятся на стороны пропорционально размеру удовлетворенных требований.

Согласно статье 101 Арбитражного процессуального кодекса РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и судебных издержек, связанных с рассмотрением дела арбитражным судом.

Судебные расходы, понесенные заявителем и состоящие из государственной пошлины, с учетом Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13.11.2008 №7959/08, относятся на ответчика.

В соответствии со статьей 104 Арбитражного процессуального кодекса РФ, подпунктом 1 пункта 1 статьи 333.40 Налогового кодекса РФ уплаченная государственная пошлина подлежит возврату заявителю частично в связи с уплатой им государственной пошлины в большем размере, чем это предусмотрено главой 25.3 Налогового кодекса РФ.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 104, 110, 167-171, 180, 319 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

Р Е Ш И Л:

Признать недействительным решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Нижегородской области от 20.09.2010 №9 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения (в редакции решения Управления Федеральной налоговой службы по Нижегородской области от 25.11.2010 №09-12/23548@) в части налога на добавленную стоимость в сумме 30618 086 руб. 23 коп. и пени по налогу в соответствующей сумме.

В удовлетворении остальной части заявленных требований отказать.

Взыскать с Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Нижегородской области в пользу открытого акционерного общества «Нижегородский масло-жировой комбинат» (ОГРН 1025202391830, ИНН 5257003806) судебные расходы по уплате государственной пошлины в сумме 2 000 руб. 00 коп.

Исполнительный лист выдать после вступления решения в законную силу.

Возвратить открытому акционерному обществу «Нижегородский масло-жировой комбинат» (ОГРН 1025202391830, ИНН 5257003806) из федерального бюджета 2 000 руб. 00 коп. государственной пошлины, уплаченной по платежному поручению от 07.12.2010 №012101.

Меры по обеспечению иска, за исключением той части, в которой заявленные требования удовлетворены, отменить.

Решение вступает в законную силу по истечении месячного срока со дня его принятия. Решение может быть обжаловано в порядке, установленном статьей 181 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, через принявший решение арбитражный суд первой инстанции.

Судья Е.В.Белянина

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А43-28590/2010
Принявший орган: Арбитражный суд Нижегородской области
Дата принятия: 25 марта 2011

Поиск в тексте