• по
Более 51000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
АРБИТРАЖНЫЙ СУД ГОРОДА МОСКВЫ
 

РЕШЕНИЕ
 

от 01 февраля 2010 года  Дело N А40-121097/2009
 

Арбитражный суд в составе:

Судьи

Фатеевой Н.В.

единолично

при ведении протокола судьей

С участием

от заявителя – Лесов А.Н. (дов. б/н от 03.04.09г., паспорт 45 04 526436)

от ответчика – Алисова Е.Р. (дов. б/н от 18.01.2010, удостоверение ФНС УР № 502105); Байкова Е.Н. (дов. б/н от 02.06.2009, удостоверение ФНС УР № 502058);

рассмотрел дело по заявлению

Индивидуальный предприниматель Костин Игорь Вениаминович

к ответчику/заинтересованному лицу

ИФНС России № 20 по г.Москве

о

Признании недействительным решения от 04.08.2009г. № 97

УСТАНОВИЛ:

Заявитель обратился в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании недействительным решения ИФНС России № 20 по г.Москве от 04.08.2009г. № 97.

В процессе судебного разбирательства заявитель уточнил требования, отказавшись от оспаривания решения в части эпизода, связанного с включением в затраты командировочных расходов сумме 11570,0 руб.

Уточнение требований и отказ от иска в указанной части приняты судом на основании ч.1 ст.49 АПК РФ, производство по делу в указанной части подлежит прекращению.

Ответчик против удовлетворения требований возражал по основаниям, изложенным в оспариваемом решении и отзыве.

Из материалов дела следует, что на основании Решения заместителя руководителя инспекции ФНС РФ № 20 по г. Москве от 03 апреля 2009 № 77 была проведена выездная налоговая проверка индивидуального предпринимателя Костина Игоря Вениаминовича по вопросам правильности исчисления и уплаты в бюджет всех налогов и сборов, а также по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за период с 01 января 2007 г. по 31 декабря 2008 г.

По результатам проверки, с учетом рассмотрения возражений налогоплательщика на Акт проверки от 30 июня 2009 г. № 105, ИФНС РФ № 20 по г. Москве 04.08.2009г. принято Решение № 97 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения ИП Костина И. В.

Оспариваемым решением ИП Костину доначислен за 2007 и 2008 годы единый налог в сумме 164 368 рублей 00 копеек, пени в сумме 39 559 рублей 07 копеек; налогоплательщик привлечен к налоговой ответственности в виде штрафа в сумме 32 873 рублей 60 копеек.

Выслушав доводы представителей сторон, исследовав и оценив имеющиеся в деле доказательства, суд считает, что заявленные требования подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно пункту 4. раздела 2.1. Решения налоговый орган считает необоснованными расходы заявителя по приобретению фотоаппарата. Налоговый орган считает, что данные расходы экономически не обоснованы и не связан с извлечением дохода.

Налогоплательщик на основании пункта 5 статьи 346.16 НК РФ уменьшил полученные доходы на материальные расходы по приобретению фотоаппарата на сумму 5990 рублей 00 копеек.

Фотоаппарат приобретен и оплачен в ООО «Неоторг» (счет № ха 00002031 от 31.08.2007 года и кассовый чек № 00010968 на сумму 5990 рублей 00 копеек от 31.08.2007 года).

Согласно пояснениям заявителя фотоаппарат был приобретен для фотографирования и размещения на сайте изображений новых моделей одежды для их рекламы. На имя налогоплательщика зарегистрирован домен www.parrajeans.ru. Значительная часть товара продается налогоплательщиком через этот сайт в сети интернет, благодаря фотографиям моделей одежды, сделанным вышеуказанным фотоаппаратом. Таким образом, данный расход является документально подтвержденным и экономически обоснованным, и направлен непосредственно на получение дохода.

В Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 04.06.2007 N 320-О-П указано, что налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. В силу принципа свободы экономической деятельности (статья 8 часть 1 Конституции Российской Федерации) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность. По смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 24.02.2004 N 3-П, судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов. Следовательно, нормы пункта 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации не допускают их произвольного применения, поскольку требуют установления объективной связи понесенных налогоплательщиком расходов с направленностью его деятельности на получение прибыли, причем бремя доказывания необоснованности расходов налогоплательщика возлагается на налоговые органы.

Учитывая, что деятельность заявителя связана с реализацией моделей одежды, необходимость использования фотоаппарата заявителем подтверждена, указанные расходы документально подтверждены, что не оспаривается налоговым органом, у ответчика отсутствовали законные основания для отказа в принятии этих расходов и начисления недоимки и пени по данному эпизоду.

Согласно пункту 5 раздела 2.1.1. решения налоговый орган не принял к зачету расходы ИП Костина И. В. по оплате товара, полученного от ООО «Антарес».

Налоговый орган указывает, что ООО «Антарес» является фирмой «однодневкой», налоговую отчетность не сдает, согласно полученным в ходе допроса руководителя ООО «Антарес» сведениям, Папонина С.Н. не является руководителем и учредителем указанной организации, не подписывала от имени указанной организации счета-фактуры.

Доводы налогового органа, послужившие основанием для вынесения оспариваемого решения суд считает неправомерными по следующим основаниям.

ООО «Антарес» было зарегистрировано в ЕГРЮЛ 28 апреля 2007 года, регистрационный номер 5077746730420, 28 апреля 2007 года было поставлено на налоговый учет ИФНС РФ № 28 по г. Москве, ИНН/КПП 7728619617/772801001.

ИП Костин И. В. заключил с ООО «Антарес» два договора: 16 июля 2007 года договор поставки № 28, и 01 октября 2007 года договор купли-продажи № 78.

Из акта № 105 налоговой проверки ИП Костина И. В. следует, что ООО «Антарес» сдавало налоговую отчетность вплоть до 1 квартала 2008 года, т.е. исполняло свою обязанность о ежеквартальном представлении отчетности в налоговый орган.

В соответствии с ч. 1 ст. 2 ГК РФ предпринимательской является деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ и оказание услуг.

Предпринимательская деятельность предполагает осуществление налогоплательщиком своих прав разумно и добросовестно, и, осуществляя расчеты с организациями, налогоплательщик обязан проявить должную осмотрительность при выборе контрагентов.

Заключая договоры с ООО «Антарес» заявитель получил от контрагента копии следующих документов:

свидетельства о государственной регистрации ООО «Антарес», выданного МИФНС РФ № 46 по г. Москве 28 апреля 2007 года, серия 77 N 010113359:

свидетельства о постановке на налоговый учет ООО «Антарес», выданного МИФНС РФ N" 46 по г. Москве 28 апреля 2007 года, серия 77 N 010113360;

устава ООО «Антарес»;

информационного письма об учете в статрегистре Росстата ООО «Антарес».

Позже, но в период действия договоров, была получена копия выписки из ЕГРЮЛ в отношении ООО «Антарес».

Налогоплательщик установил, что физическое лицо, подписавшее договоры, товарные накладные, счета-фактуры от имени руководителя указанной организации, являлось руководителем этой организации согласно данным ЕГРЮЛ.

Факт поставки товара заявителю указанной организацией подтверждается соответствующими доказательствами (товарными накладными, счетами-фактурами), оформленными надлежащим образом.

Полученные от указанного поставщика товары в дальнейшем были реализованы заявителем, доходы от реализации отражены в бухгалтерской и налоговой отчетности, что не отрицается налоговым органом.

Факты, подтверждающие реальность реализации оказываемых услуг, позволяют признать за заявителем право на вычет НДС и на уменьшение налогооблагаемой прибыли на сумму произведенных затрат. Подобной позиции придерживается и Президиум ВАС РФ (Постановление Президиума ВАС РФ от 20.11.2007г. № 9893/07).

Согласно ст. 5 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц" от 08.08.2001 г. N 129-ФЗ записи в государственный реестр вносятся на основании документов, представленных заявителями при государственной регистрации юридических лиц и внесении изменений в государственный реестр.

При этом каждой записи присваивается государственный регистрационный номер и для каждой записи указывается дата внесения ее в государственный реестр.

При несоответствии указанных в пункте 1 настоящей статьи сведений государственного реестра сведениям, содержащимся в документах, представленных при государственной регистрации, сведения, указанные в пункте 1 настоящей статьи, считаются достоверными до внесения в них соответствующих исправлений.

В регистрационном деле юридического лица, сведения о государственной регистрации которого внесены в государственный реестр, должны содержаться все документы, представленные в регистрирующий орган в соответствии с настоящим Федеральным законом. Регистрационные дела юридических лиц являются частью государственного реестра.

Согласно ст. 9 Федерального закона документы представляются в регистрирующий орган уполномоченным лицом непосредственно или направляются почтовым отправлением с объявленной ценностью при его пересылке и описью вложения. Иные способы представления документов в регистрирующий орган могут быть определены Правительством Российской Федерации. Требования к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган, устанавливаются Правительством Российской Федерации.

Уполномоченными лицами могут являться следующие физические лица: руководитель постоянно действующего исполнительного органа регистрируемого юридического лица или иное лицо, имеющие право без доверенности действовать от имени этого юридического лица: учредитель (учредители) юридического лица при его создании: руководитель юридического лица, выступающего учредителем регистрируемого юридического лица: конкурсный управляющий или руководитель ликвидационной комиссии (ликвидатор) при ликвидации юридического лица, иное лицо, действующее на основании доверенности или иного полномочия, предусмотренного федеральным законом, или актом специально уполномоченного на то государственного органа, или актом органа местного самоуправления.

Заявитель удостоверяет своей подписью заявление, представляемое в регистрирующий орган, и указывает свои паспортные данные или в соответствии с законодательством Российской Федерации данные иного удостоверяющего личность документа и идентификационный номер налогоплательщика (при его наличии). Подпись заявителя на указанном заявлении должна быть нотариально удостоверена.

Указанные положения Федерального закона полностью корреспондируют с положениями ст. ст. 51. 52 (часть 3) и 63 (часть 8) ГК РФ.

Единственным обстоятельством, свидетельствующим о существовании юридического лица, является акт его государственной регистрации уполномоченным органом государственной власти, в связи с чем вопрос о законности регистрации Общества и полномочий лиц по назначению генеральных директоров не может быть предметом рассмотрения при проверке законности решения налогового органа, принятого в порядке ст. 101 НК РФ.

Спорный поставщик был зарегистрирован в установленном порядке, сведения об его ликвидации в связи с допущенными при регистрации нарушениями, в ЕГРЮЛ отсутствуют.

Нарушение контрагентами налогоплательщика своих налоговых обязанностей само по себе не является доказательством получения заявителем как налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Данная позиция выражена ВАС РФ в Постановлении от 20.11.2007г. №9893/07, определении ВАС РФ от 16.10.2003г. №329-О, согласно которому толкование ст. 57 Конституции РФ в системной связи с другими положениями Конституции РФ не позволяется сделать вывод, что налогоплательщик не несет ответственность за действие всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

По смыслу положения содержащегося в п.7 ст. 3 НК РФ в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут толковать понятие «добросовестные плательщики» как возлагающие на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством. Аналогичная позиция изложена в Определении Конституционного суда №138-О от 25.07.2001г.

В Постановлении от 14.07.2004 N 12-П Конституционный Суд РФ указал на необходимость исследования по существу фактических обстоятельств дела, не ограничиваясь установлением формальных условий применения норм, именно налоговые органы, а не суды, должны проводить проверку всех фактов, имеющих значение при налогообложении.

Принимая решение, налоговый орган ограничился опросом свидетеля, не исследуя фактическое исполнение сторонами обязательств по заключенным договорам.

Согласно положениям п. 1 ст. 122 НК РФ, которые разъяснены Конституционным Судом РФ в Определении от 18.01.2001 N 6-О, Конституционный Суд пришел к выводу, что в п. 1 ст. 122 НК РФ под неуплатой или неполной уплатой сумм налога в результате занижения налоговой базы и иного неправомерного исчисления налога или других неправомерных действий (бездействия), прежде всего, имеется в виду занижение или сокрытие дохода, сокрытие объектов налогообложения, отсутствие учета доходов, расходов и объектов налогообложения. При этом основным квалифицирующим признаком правонарушения, предусмотренного п. 1 ст. 122 НК РФ, является занижение налогооблагаемой базы, повлекшее за собой неуплату налога.

Таким образом, применение п. 1 ст. 122 НК РФ возможно только в том случае, если налоговым органом установлен и доказан факт налогового правонарушения, повлекшего за собой занижение налогооблагаемой базы и неуплату налога.

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 25.07.2001 N 138-0 определил, что по смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщиков, которая предполагает обязанность налоговых органов доказывать обнаруживающуюся недобросовестность налогоплательщиков в порядке, установленном Налоговым кодексом Российской Федерации.

Доказательства занижения налогооблагаемой базы налоговый орган не представил.

В Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" указано, что судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, достоверны. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

В соответствии с п. 11 Постановления Пленума ВАС РФ N 53 от 12.10.06 признание судом налоговой выгоды необоснованной влечет отказ в удовлетворении требований налогоплательщиков, связанных с ее получением.

Как указано в пункте 10 названного Постановления, факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Налоговый орган должен доказать, что на момент заключения договора и совершения хозяйственной операции заявителю было известно о том, что лицо, подписавшее договор и иные документы от имени директора, таковым не является.

Налоговый орган также не привел в своем Решении доказательств того, что заявителю были известны при заключении договора обстоятельства, которые инспекцией получены при допросе свидетеля.

Представленный протокол опроса свидетеля, а также сведения, полученные при опросе свидетеля, должны оцениваются судом в совокупности с представленными первичными документами, подтверждающими фактические хозяйственные операции, которые не опровергаются показаниями свидетелей.

Как указано в Постановлении Пленума ВАС РФ N 53 от 12.10.2006 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Налоговая выгода может быть также признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.

Инспекция не представила в материалы дела доказательств того, что получение налоговой выгоды является для Общества самостоятельной деловой целью, оно действовало без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентами, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности.

Согласно статье 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований или возражений.

В силу пункта 5 статьи 200 АПК РФ обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятая оспариваемого решения, возлагается на орган, который принял решение.

Согласно ст.108 НК РФ лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке. Лицо, привлекаемое к ответственности, не обязано доказывать свою невиновность в совершении налогового правонарушения. Обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица.

Доказательств недобросовестности заявителя в отношениях с указанным контрагентом, наличие какой-либо связи либо финансовой схемы, направленной на необоснованное извлечение налоговой выгоды, налоговым органом не представлено.

Учитывая факт наличия у заявителя документов, подтверждающий реальность осуществленных хозяйственных операций (договоры, товарные накладные, счета-фактуры,), факт реальной оплаты НДС в составе платежей контрагенту, недоказанность налоговым органом состава налогового правонарушения, а также не проявления заявителем должной степени осторожности и осмотрительности при выборе контрагентов, суд считает, что у налогового органа отсутствовали законные основания для начисления заявителю НДС и налога на прибыль, начисления пени.

Кроме того, суд учитывает, что ИП Костин И. В. применяет упрощенную систему налогообложения и в соответствии с п. 2 статьи 346.11 НК РФ он не является налогоплательщиком по налогу на добавленную стоимость. НДС к вычету заявителем не предъявляется, следовательно, счет-фактура не является для него обязательным документом бухгалтерского учета.

Кроме того, сумма подлежащего уплате налога исчислена налоговым органом неверно, не учтены суммы налога, уплаченные заявителем в бюджет.

Так, по данным проверки (см. табл. 1 на стр. 17 Решения), сумма полученных доходов за 2007 год составляет 15 835 790 рублей 54 копейки, а сумма расходов - 14 464 501 рубль 00 копеек. Налогооблагаемая база для исчисления единого налога составляет 1 371 289 рублей 54 копейки, а сумма исчисленного, налоговым органом единого налога 205 693 рубля 43 копейки.

Налогоплательщик за 2007 год оплатил следующие суммы единого налога:

п.п. 37 от 19.07.2007 года 20 615 рублей 00 копеек;

п.п. 76 от 19.10.2007 года 12 4 45 1 рубль 00 копеек;

п.п. 181 от 25.04.2008 года 25 345 рублей 00 копеек.

Итого: 170 41 1 рублей 00 копеек.

Таким образом, недоимка должна составлять сумму 35 282 рубля 43 копеек, а не указанную в решении сумму 108 245 рублей 00 копеек.

Кроме того, налоговая инспекция не приняла в качестве расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль, сумму в размере 630000,0 рублей, перечисленных ООО «Антарес» в 2007 и 2008 годах, но в расчетах доходов и расходов ИП Костин предъявил к расходам только сумму в размере 555 253 рубля 97 копеек.

Учитывая изложенное, суд считает, что оспариваемое решение не соответствует требованиям ст.ст.106, 108, 122, 252, 254 НК РФ, нарушает права и законные интересы заявителя.

Расходы по уплате госпошлины относятся на ответчика на основании ст. 110 АПК Российской Федерации.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст.ст.110, 150 ч.1 п.4, 167-170, 198, 200 АПК РФ, суд

Р Е Ш И Л:

Признать недействительным как не соответствующее требованиям Налогового кодекса РФ решение ИФНС России № 20 по г.Москве от 04.08.2009г. № 97 за исключением эпизода, связанного с включением в затраты командировочных расходов сумме 11570,0 руб.

Прекратить производство по делу в части требования о признании недействительным решения ИФНС России № 20 по г.Москве от 04.08.2009г. № 97 в части эпизода, связанного с включением в затраты командировочных расходов сумме 11570,0 руб.

Возвратить Индивидуальному предпринимателю Костину Игорю Вениаминовичу из федерального бюджета госпошлину в размере 2000,0 руб.

Решение может быть обжаловано в арбитражный суд апелляционной инстанции в течение месяца после его принятия.

Судья Н.В. Фатеева




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: А40-121097/2009
Принявший орган: Арбитражный суд города Москвы
Дата принятия: 01 февраля 2010

Поиск в тексте