• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
АРБИТРАЖНЫЙ СУД ГОРОДА МОСКВЫ
 

РЕШЕНИЕ
 

от 22 сентября 2010 года  Дело N А40-83645/2010
 

Арбитражный суд г. Москвы в составе:

Председательствующего Л.В. Ласкина

судей: единолично

при ведении протокола заседания Л.В. Ласкиным

с участием:

заявителя: Чекурковой И.В. по доверенности от 07.04.10 г. №79-37-830/10-1, , удостоверение №37;

от заинтересованного лица: Земляковой Ю.С. по доверенности от 08.10.09 №8/13 паспорт от 27.04.07 код 230-006,

рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению Службы по тарифам Иркутской области к Федеральной службе по тарифам о признании предписания Федеральной службы по тарифам от 22.06.2010 № 268-к «О прекращении нарушения законодательства о государственном регулировании тарифов Службой по тарифам Иркутской области» недействительным,

У С Т А Н О В И Л:

Службы по тарифам Иркутской области (далее заявитель, Служба) обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением к Федеральной службе по тарифам (далее ФСТ, заинтересованное лицо) о признании недействительным предписания № 268-к «О прекращении нарушения законодательства о государственном регулировании тарифов Службой по тарифам Иркутской области».

В обоснование заявленных требований заявитель указывает, что предписание от 22 июня 2010 года № 268-к не соответствует нормативным правовым актам и нарушает права и законные интересы организаций в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также незаконно возлагает на службу по тарифам Иркутской области обязанность по пересмотру тарифов, установленных приказом Службы по тарифам Иркутской области от 28 декабря 2009 года № 128-спр «Об установлении тарифов на электрическую энергию для населения Иркутской области и потребителей, приравненных к населению, с 1 января 2010 года», данный приказ принят в соответствии с действующим законодательством, в том числе в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 7 декабря 1998 года №1444 и приказом Федеральной службы по тарифам от 8 апреля 2005 года №130-э.

Возражая на предъявленное требование, в представленном отзыве на заявление ФСТ указывает, что приказ Службы по тарифам Иркутской области от 28 декабря 2009 года № 128-спр «Об установлении тарифов на электрическую энергию для населения Иркутской области и потребителей, приравненных к населению, с 1 января 2010 года» по форме и содержанию не соответствует требованиям к указанному акту, установленным нормативными правовыми актами, имеющими большую юридическую силу, Служба ошибочно истолковала нормы законодательства об электроэнергетике.

Выслушав объяснения представителя заявителя, поддержавшего заявленные требования, и представителя ФСТ, просившего отказать в удовлетворении заявления, изучив материалы дела, оценив имеющиеся в деле доказательства в совокупности, арбитражный суд первой инстанции приходит к выводу: предъявленные требования не подлежат удовлетворению.

Как видно из материалов дела, ФСТ России в рамках предоставленной компетенции была проведена проверка законности приказа Службы по тарифам Иркутской области от 28.12.2009 г. № 128-спр, устанавливающего тарифы на электрическую энергию для населения Иркутской области и потребителей, приравненных к населению.

Федеральной службой по тарифам по итогам проверки направлено предписание от 22 июня 2010 года № 268-к«О прекращении нарушения законодательства о государственном регулировании тарифов Службой по тарифам Иркутской области» с указанием на необходимость привести данный приказ в соответствие с законодательством Российской Федерации, а в случае непринятия указанных мер ФСТ России рассмотрит вопрос об его отмене.

Основанием для вынесения предписания от 22 июня 2010 года № 268-к явилось несоответствие приказа службы по тарифам Иркутской области от 28 декабря 2009 года № 128-спр законодательству о государственном регулировании тарифов, а именно неприменение службой по тарифам Иркутской области в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 7 декабря 1998 года №1444 понижающего коэффициента 0,7 для населения, проживающего в сельских населенных пунктах, а также в городских населенных пунктах в домах, оборудованных в установленном порядке стационарными электроплитами и электроотопительными установками, несоответствие приказа от 28 декабря 2009 года № 128-спр форме Регламента рассмотрения дел об установлении тарифов и (или) их предельных уровней на электрическую (тепловую) энергию (мощность) и на услуги, оказываемые на оптовом и розничных рынках электрической (тепловой) энергии (мощности) (Регламент), утвержденного приказом Федеральной службы по тарифам от 8 апреля 2005 года № 130-э.

Полагая, что при принятии приказа Службой соблюдены нормы законодательства, заявитель оспорил приказ в арбитражном суде.

Рассмотрев заявленные требования, суд приходит к выводу, что решение заинтересованного лица не нарушает права и интересы заявителя, поэтому в силу ст.198-200 АПК РФ не подлежит признанию недействительным по следующим основаниям.

В силу ч.1 ст.198 АПК РФ заинтересованные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Таким образом, в силу ст.197-199 АПК РФ предметом оспаривания в соответствии с главой 24 АПК РФ могут быть в том числе действия (решения) властно-распорядительного характера, совершенные уполномоченным органом в рамках осуществления им государственно-властных полномочий и выполнения функций, возложенных на него законом, содержащий обязательные предписания, распоряжения, затрагивающий гражданские права и охраняемые законом интересы заявителя.

В соответствии с пунктом 3 статьи 20 Федерального закона 2003 года № 35-ФЗ «Об электроэнергетике» государственное регулирование цен на электрическую и тепловую энергию до дня вступления в силу объеме настоящего Федерального закона осуществляется в соответствии с законодательством о государственном регулировании тарифов электрическую и тепловую энергию, настоящим Федеральным законодательством о естественных монополиях, иными федеральными законами.

Споры, связанные с осуществлением государственного регулирования тарифов на электрическую и тепловую энергию, подлежат рассмотрению в арбитражном суде (статья 7.1 Федерального закона от 14 апреля 1995 года №41-ФЗ «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации»).

Согласно пункту 15 Правил государственного регулирования и применения тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2004 года № 109, Федеральная служба по тарифам утверждает регламент рассмотрения дел об установлении тарифов и (или) их предельных уровней, предусматривающий порядок регистрации, принятия к рассмотрению и выдачи отказов в рассмотрении заявлений об установлении тарифов и (или) их предельных уровней. Решение органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации в области государственного регулирования тарифов принимается по форме, утверждаемой Федеральной службой по тарифам (пункт 21 указанных Правил).

Определение групп потребителей электрической входит в полномочия Федеральной службы по тарифам (пункт 59 Основ ценообразования в отношении электрической и тепловой энергии в Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2004 года № 109).

Группы потребителей электрической энергии определены пунктом 27 Методических указаний по расчету регулируемых тарифов и цен на электрическую (тепловую) энергию на розничном (потребительском) рынке, утвержденных приказом ФСТ России от 6 августа 2004 года № 20-э/2. К 2-ой тарифной группе потребителей электрической энергии отнесено население – граждане, использующие электроэнергию на коммунально-бытовые нужды.

В пункте 27 Методических указаний № 20-э/2 со ссылкой на пункт 2 постановления Правительства Российской Федерации от 7 декабря 1998 года № 1444 «Об основах ценообразования в отношении электрической энергии, потребляемой населением» указано, что для населения, проживающего в сельских населенных пунктах, а также в городских населенных пунктах в домах, оборудованных в установленном порядке стационарными электроплитами и электроотопительными установками, применяется понижающий коэффициент 0,7.

Также в соответствии с пунктом 2 постановления Правительства Российской Федерации от 7 декабря 1998 года № 1444 «Об основах ценообразования в отношении электрической энергии, потребляемой населением» для населения, проживающего в сельских населенных пунктах, а также в городских населенных пунктах в домах, оборудованных в установленном порядке стационарными электроплитами и электроотопительными установками, применяется понижающий коэффициент 0,7.

Регламент рассмотрения дел об установлении тарифов и (или) их предельных уровней на электрическую (тепловую) энергию (мощность) и на услуги, оказываемые на оптовом и розничных рынках электрической (тепловой) энергии (мощности), утвержденный приказом ФСТ России от 08.04.2005 г. № 130-э (Регламент), в Приложении № 1.2 к установленной форме, по которой принимается решение регулирующего органа, закрепляет, что тариф на электрическую энергию с применением понижающего коэффициента устанавливается населению, проживающему в сельских населенных пунктах, а также в городских населенных пунктах в домах, оборудованных в установленном порядке стационарными электроплитами и (или) электроотопительными установками.

Согласно пункту 29 Регламента решение регулирующего органа (соответствующей службой по тарифам субъекта Российской Федерации) принимается по утвержденной Федеральной службой по тарифам форме (Приложение № 1 к Регламенту).

Заявитель ссылается, что приказ от 28 декабря 2009 года № 128-спр соответствует утвержденной форме решения регулирующего органа, в соответствии с которой такое решение должно быть принято (Приложение № 1 к Регламенту), так как содержит указание на:

- название регулирующего органа, вид акта, номер и дату его принятия, название акта;

- нормативные правовые акты и иные обоснования, в соответствии с которыми принят акт;

- тарифы, подлежащие установлению;

- дату введения в действие тарифов.

Заявитель указывает, что предписание основано на несоответствии приказа от 28 декабря 2009 года № 128-спр форме решения регулирующего органа, утвержденной приказом Федеральной службы по тарифам от 8 апреля 2005 года № 130-э, однако при этом, в предписании от 22 июня 2010 года № 268-к вообще не указано и тем более не конкретизировано в чем именно выражается несоответствие приказа от 28 декабря 2009 года № 128-спр форме решения регулирующего органа, утвержденной Федеральной службой по тарифам.

Между тем судом установлено, что приложением № 1.2 к форме решения регулирующего органа, утвержденной приказом Федеральной службы по тарифам от 8 апреля 2005 года № 130-э, предусматривается две категории населения, проживающего в городских населенных пунктах:

- население, проживающее в городских населенных пунктах в домах, оборудованных в установленном порядке стационарными газовыми плитами;

- население, проживающее в городских населенных пунктах в домах, оборудованных в установленном порядке стационарными электроплитами и (или) электроотопительными установками.

При этом из материалов дела усматривается и заявителем не оспаривается, что несоответствие приказа от 28 декабря 2009 года № 128-спр форме Регламента рассмотрения дел об установлении тарифов и (или) их предельных уровней на электрическую (тепловую) энергию (мощность) и на услуги, оказываемые на оптовом и розничных рынках электрической (тепловой) энергии (мощности), утвержденного приказом Федеральной службы по тарифам от 8 апреля 2005 года № 130-э, выразилось том, что в приказе от 28 декабря 2009 года № 128-спр (пункты 1.1 и 1.2) пункт 1.2 тарифной таблицы приложения к приказу от 28 декабря 2009 года № 128-спр предусматривает установление тарифов отдельно для:

- населения, проживающего в городских населенных пунктах в домах, оборудованных в установленном порядке стационарными электроплитами и электроотопительными установками (пункт 1.2.1);

- населения, проживающего в городских населенных пунктах в домах, оборудованных в установленном порядке стационарными электроплитами или электроотопительными установками (пункт 1.2.2).

В обоснование правомерности приказа в данной части заявитель указывает, что согласно буквальному смыслу вышеназванных нормативных правовых актов применение понижающего коэффициента 0,7 допустимо в городских населенных пунктах только в том случае, если дома оборудованы в установленном порядке одновременно и стационарными электроплитами и электроотопительными установками. С учетом данного толкования заявитель полагает, что им применен понижающий коэффициент 0,7 для населения, проживающего в сельских населенных пунктах, а также в городских населенных пунктах в домах, оборудованных в установленном порядке стационарными электроплитами и электроотопительными установками (пункты 1.2.1, 1.3.1 тарифной таблицы приложения к приказу от 28 декабря 2009 года № 128-спр), то есть исполнены требования пункта 2 постановления Правительства Российской Федерации от 7 декабря 1998 года № 1444, пункта 27 Методических указаний № 20-э/2 в приказе службы по тарифам Иркутской области от 28 декабря 2009 года № 128-спр (для указанных категорий населения установлен тариф в размере 0,434 руб./кВт.ч. (0,62 х 0,7 = 0,434), то есть понижающий коэффициент 0,7 применен).

Между тем суд принимает довод ФСТ о том, что по смыслу приведенной нормы постановления Правительства Российской Федерации от 7 декабря 1998 года № 1444, пункта 27 Методических указаний № 20-э/2 понижающий коэффициент 0,7 применяется при установлении тарифа на электроэнергию для населения, проживающего в сельских населенных пунктах, в городских населенных пунктах в домах, оборудованных в установленном порядке или стационарными электроплитами, или электроотопительными установками, или обоими видами электроустройств одновременно, то есть оборудование дома только одним из таких устройств не является основанием неприменения понижающего коэффициента 0,7.

Ссылка заявителя на то, что при утверждении приказом Федеральной службы по тарифам от 8 апреля 2005 года № 130-э в Приложении № 1.2 (пункт 1.2) к форме решения регулирующего органа Федеральной службой по тарифам, в нарушение пункта 2 постановления Правительства Российской Федерации от 7 декабря 1998 года № 1444 и пункта 27 Методических указаний № 20-э/2, одновременно используется два различных союза - «и» (соединительный союз), «или» (разделительный союз), что не соответствует постановлению Правительства Российской Федерации от 7 декабря 1998 года № 1444, имеющему большую юридическую силу, отклоняется судом.

В силу установленных законодательством полномочий данная форма решения утверждена приказом Федеральной службы по тарифам, который не отменен и не признан недействительным, в том числе в указанной части, в установленном порядке, в связи с чем основания для неприменения его Службой по тарифам Иркутской области отсутствуют.

С учетом изложенного принятие Службой решения с отклонением от утвержденной уполномоченным органом и обязательной к применению формы такого решения в связи с фактическим установлением новой категории потребителей, что приводит к изменению порядка установления тарифов для отдельных групп населения, не соответствующему нормам законодательства об электроэнергетике, имеющим большую юридическую силу, противоречит закону, в связи с чем ФСТ правомерно направлено предписание об устранении данного нарушения.

Кроме того, при рассмотрении настоящего дела суд учитывает, что в силу ст.13 ГК РФ, ч.1 ст.198 АПК РФ, пункту 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.96 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» основанием для удовлетворения заявленных требований являются одновременно как несоответствие оспариваемых действий заинтересованных лиц закону или иному правовому акту, так и нарушение указанными действиями прав и охраняемых законом интересов юридического лица, обратившегося в суд с соответствующим требованием.

Признание недействительным, как несоответствующего законодательству является способом защиты нарушенных прав и охраняемых законом интересов юридического лица при обращении с заявлением в арбитражный суд, при этом в силу статьи 3 АПК РФ за судебной защитой в арбитражный суд может обратиться лицо, чьи права нарушены.

Арбитражный суд первой инстанции полагает, что заявитель по настоящему делу не доказал, какие права и законные интересы нарушены оспариваемым решением, и каким образом данный иск направлен на восстановление этих прав и законных интересов.

Как следует из материалов дела, ФСТ России в рамках предоставленной компетенции была проведена проверка законности приказа Службы, по итогам которой в адрес было направлено письмо с указанием на необходимость привести данный приказ в соответствие с законодательством Российской Федерации, а в случае непринятия указанных мер ФСТ России рассмотрит вопрос об его отмене.

Таким образом, предписанием сообщено о необходимости принятия Службой мер по устранению нарушения добровольно. Какие-либо негативные последствия для Службы в связи с неисполнением предписания в нем не предусмотрены.

Следовательно, на дату рассмотрения дела оспариваемый акт не создает заявителю препятствий для осуществления деятельности, не содержит каких-либо распоряжений и предписаний в отношении заявителя, не нарушает его права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, не возлагает на заявителя каких-либо обязанностей и не создает иных препятствий для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности. Избранный заявителем способ защиты не приводит к восстановлению его субъективных прав.

Заявитель указывает, что предписание от 22 июня 2010 года № 268-к в случае его исполнения, повлечет нарушение прав и законных интересов энергоснабжающих организаций в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, повлечет нарушение основных принципов государственного регулирования тарифов, таких как: определение экономической обоснованности планируемых (расчетных) себестоимости и прибыли при расчете и утверждении тарифов, обеспечение экономической обоснованности затрат коммерческих организаций на производство, передачу и распределение электрической и тепловой энергии (статья 4 Федерального закона от 14 апреля 1995 года № 41-ФЗ «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации»).

Между тем вопросы экономической целесообразности, в том числе возможность причинения убытков каким-либо хозяйствующим субъектам, не могут являться основанием для неприменения каких-либо императивных норм законодательства, в том числе приказа ФСТ, имеющего высшую юридическую силу, чем акты Службы по тарифам Иркутской области.

Вместе с тем Служба не уполномочена выступать в суде в защиту прав и интересов неопределенного круга лиц либо конкретных энергоснабжающих организаций. В случае причинения им убытков непосредственно в связи с принятием данного предписания такие лица не лишены права обратиться в суд от своего имени.

С учетом изложенного основания для признания оспариваемого приказа недействительным судом не установлены, в связи с чем требование удовлетворению не подлежит.

Судом рассмотрены и отклонены иные доводы заявителя о допущенных нарушениях, так как приведенные обстоятельства не свидетельствуют о незаконности приказа заинтересованного лица.

Между тем в соответствии с п.1 ст.65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Кроме того, согласно ст.199 АПК РФ в заявлении должны быть указаны законы и иные нормативные правовые акты, которым, по мнению заявителя, не соответствуют оспариваемое решение и действие (бездействие).

Поскольку заявитель не привел иных обстоятельств, свидетельствующих о совершении заинтересованным лицом незаконных действий либо принятия решений, нарушающих его права и законные интересы, а также подтверждающих наличие оснований для признания в силу ст.13 ГК РФ, ч.1 ст.198 АПК РФ указанных действий незаконными, арбитражный суд первой инстанции приходит к выводу, что правовые основания для удовлетворения заявленных требований отсутствуют.

В силу ч. 3 ст. 201 АПК РФ арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение или действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и не нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Суд полагает, что заявителем не пропущен установленный ч.4 ст.198 АПК РФ срок на подачу заявления о признании действий государственного органа незаконными, так как заявление направлено в суд 05 июля 2010 г. , то есть в пределах установленного трехмесячного срока.

С учетом изложенного суд приходит к выводу об отсутствии условий, необходимых согласно ч. 1 ст. 198 АПК РФ для признания оспариваемых действий ответчика незаконными и нарушающими права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Арбитражным судом первой инстанции рассмотрены все доводы заявителя, однако они не могут служить основанием для удовлетворения заявления.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 110, 112, 167-170, 198-201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд первой инстанции

Р Е Ш И Л:

Отказать в удовлетворении заявления Службы по тарифам Иркутской области к Федеральной службе по тарифам о признании недействительным предписания Федеральной службы по тарифам от 22.06.2010 № 268-к «О прекращении нарушения законодательства о государственном регулировании тарифов Службой по тарифам Иркутской области» в связи с его соответствием ст. 5 Федерального закона от 14 апреля 1995 г. №41-ФЗ «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации», ч. 3 ст. 21 Федерального закона от 26.02.2003 г. №35-ФЗ «Об электроэнергетике», пункту 2 постановления Правительства Российской Федерации от 07 декабря 1998 г. №1444 «Об основах ценообразования в отношении электрической энергии, потребляемой населением», пункту 27 Методических указаний по расчету регулируемых тарифов и цен на электрическую энергию на розничном (потребительском) рынке, утвержденных приказом Федеральной службы по тарифам от 06 августа 2004 г. №20-э/2.

Решение может быть обжаловано в течение месяца со дня его принятия в Девятый арбитражный апелляционной суд через Арбитражный суд г. Москвы.

Судья Л.В. Ласкин




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: А40-83645/2010
Принявший орган: Арбитражный суд города Москвы
Дата принятия: 22 сентября 2010

Поиск в тексте