• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
АРБИТРАЖНЫЙ СУД ГОРОДА МОСКВЫ
 

РЕШЕНИЕ
 

от 26 января 2011 года  Дело N А40-85190/2010
 

Арбитражный суд г. Москвы в составе судьи А.П. Терехиной

При ведении протокола судебного заседания помощником судьи Стериной И.С.

с участием: от заявителя – Григорьева Т.А. доверенность № Юр/09/468 от 21.122009 г. паспорт 45 01 545434, Стрелкова А.В. доверенность № Юр/09/470 от 21.12.2009 г. паспорт 12 03 641678, Ломизе А.С. доверенность № Д/10/225 от 09.07.2010 г. паспорт 45 09 092101

от ответчика- Бабкина О.Б. доверенность № 04-17/000493 от 15.01.2010 г. удостоверение УР № 431901, Кудинова М.Н. доверенность № 04-17/000306 от 13.01.2010 г. удостоверение УР № 431989

рассмотрел дело по заявлению ООО «Газпром трансгаз Югорск»

к МИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам № 2

о признании недействительным решения в части

УСТАНОВИЛ:

ООО «Газпром трансгаз Югорск» обратилось в суд с заявлением о признании недействительным решения № 662/13 от 17.12.2009 г. с учетом изменений внесенных решением ФНС России от 29.03.2010 г., в части выводов по п. 1.3, 1.5, 1.7, 1.9, 1.10, доначисления в связи с этими выводами налога на прибыль, НДС, НДПИ, пени по ним и сумм штрафа.

В обоснование требований Заявитель, по доводам, изложенным в заявлении и письменных пояснениях, указал, что оспариваемое решение необоснованно и нарушает права и законные интересы ООО «Газпром трансгаз Югорск» в сфере предпринимательской деятельности.

Ответчик возражает против удовлетворения заявления по доводам оспариваемого решения, отзыва, письменных пояснений.

Исследовав материалы дела, выслушав представителей заявителя и ответчика, суд пришел к выводу о правомерности заявленных ООО «Газпром трансгаз Югорск» требований по следующим основаниям.

Из материалов дела усматривается, что Межрегиональной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам № 2 была проведена выездная налоговая проверка ООО «Газпром трансгаз Югорск» по вопросам правильности соблюдения законодательства о налогах и сборах за период с 01.01.2006 г. по 31.12.2007 г.

По результатам проверки был составлен Акт выездной налоговой проверки № 582/13 от 18.11.2009 (т.3 л.д. 28-143). На основании Акта и по результатам рассмотрения представленных Заявителем возражений (т. 4 л.д. 34-69) Ответчиком было вынесено Решение от 17.12.2009 № 662/13 о привлечении ООО «Газпром трансгаз Югорск» к ответственности за совершение налогового правонарушения (далее – Решение) (т.1 л.д. 39 – т. 2 л.д. 103).

Данное Решение было обжаловано Заявителем в порядке п. 2 ст. 101.2 НК РФ путем подачи апелляционной жалобы в Федеральную налоговую службу РФ (т. 2 л.д. 104 - 139).

Решением ФНС России от 08.02.2010 № 9-1-08/0116@ (т. 3 л.д. 1 - 27) по апелляционной жалобе в оспариваемое Решение было изменено путем его частичной отмены.

Решение оспаривается заявителем с учетом изменений внесенных решением ФНС России от 29.03.2010 г. в части выводов по п. 1.3, 1.5, 1.7, 1.9, 1.10, доначисления в связи с этими выводами налога на прибыль, НДС, НДПИ, пени по ним и сумм штрафа.

ПО НАЛОГУ НА ПРИБЫЛЬ

По пункту 1.3 решения – по эпизоду: расходы на ремонт пожарной сигнализации и системы автоматического пожаротушения компрессорных цехов

Как следует из Решения, Ответчик признал неправомерным учет при исчислении налога на прибыль расходов Заявителя на капитальный ремонт системы автоматического пожаротушения и пожарной сигнализации с видеонаблюдением в сумме 2699930,05 руб.

Данные работы квалифицированы Ответчиком как работы по дооборудованию компрессорных цехов Сосновского линейно-производственного управления (ЛПУ) системами видеонаблюдения и иным дополнительным оборудованием. Этот вывод Ответчик сделал на том основании, что в акте выполненных работ, составленном подрядной организацией, отсутствуют работы по предварительному демонтажу части оборудования. Ответчик указывает, что в результате выполненных работ у компрессорных цехов появились новые качества – «новые обозреваемые участки».

Указанное нарушение повлекло доначисление налога на прибыль за 2007 год в сумме 647983 руб., а также соответствующих пеней и штрафа по п.1 ст.122 НК РФ.

Между тем, выводы Ответчика не соответствуют положениям законодательства о налогах и сборах и фактическим обстоятельствам по следующим основаниям:

1. система видеонаблюдения имелась в компрессорных цехах до выполнения спорных работ и входила в состав оборудования, отвечающего за противопожарную защиту. Как указывает заявитель, никакой новой системы видеонаблюдения им не устанавливалось, были заменены ее отдельные неисправные узлы.

Компрессорные цеха Сосновского ЛПУ МГ как в настоящий момент, так и до проведения спорных работ в 2007 году были оборудованы системами противопожарного видеонаблюдения с выводом текущей информации на ГЩУ КЦ №1, что подтверждается паспортами на системы пожаротушения и пожарообнаружения (т. 6 л.д. 21-24).

Факт наличия системы видеонаблюдения до 2007 года установлен налоговым органом в ходе выездной налоговой проверки, что отражено в оспариваемом Решении и отзыве Ответчика.

Так, в абзаце 2 на стр. 36 оспариваемого Решения Ответчик указывает, что «в ходе проверки установлено, что до проведения работ по ремонтно-техническому обслуживанию здания компрессорных цехов уже были оснащены системой видеонаблюдения». Аналогичное утверждение содержится в абзаце 1 стр. 6 отзыва Ответчика.

Также данное обстоятельство подтверждается пожарной частью ОГПС № 20 ГУ МЧС РФ по ХМАО, которая провела обследование противопожарной системы видеонаблюдения, установила ее неисправность и внесла предложения об устранении нарушений (письмо от 28.08.2005 № 1/96, т. 20 л.д. 85-86).

Таким образом, система видеонаблюдения имелась в компрессорных цехах до выполнения спорных работ. Никакой новой системы видеонаблюдения Заявителем не монтировалось, а были заменены ее отдельные неисправные узлы.

2. в ходе выполнения работ была произведена частичная замена изношенных и неисправных узлов. Демонтаж неисправного оборудования проводился как собственными силами ЛПУ, так и силами подрядчика.

Для поддержания в исправном состоянии инженерных коммуникаций (единой системы автоматического пожаротушения и пожарообнаружения) компрессорных цехов и иных объектов, используемых в производственной деятельности, Заявителем был заключен договор подряда от 28.02.2007 №ЦЭГ/500-0116-07 с ДОАО «Центрэнергогаз» (т. 20 л.д. 75-84). В ходе выполнения работ была произведена частичная замена изношенных и неисправных узлов единой системы автоматического пожаротушения и пожарной сигнализации с противопожарным видеонаблюдением компрессорных цехов Сосновского ЛПУМГ.

Налоговый кодекс РФ не раскрывает понятие «ремонт», поэтому согласно п. 1 ст. 11 НК РФ следует использовать значение, придаваемое этому понятию другими отраслями законодательства.

Согласно Положению об организации и проведении реконструкции, ремонта и технического обслуживания зданий, объектов коммунального и социально-культурного назначения ВСН №58-88(р), утв. приказом Госкомархитектуры от 23.11.1988 № 312, капитальный ремонт должен включать устранение неисправностей всех изношенных элементов, восстановление или замену (кроме полной замены каменных и бетонных фундаментов, несущих стен и каркасов) их на более долговечные и экономичные, улучшающие эксплуатационные показатели ремонтируемых зданий.

В пункте 3.8 Постановления Госстроя РФ от 05.03.2004 г. №15/1 «Обутверждении и введении в действие методики определения стоимости строительной продукции на территории РФ» к капитальному ремонту относятся работы по восстановлению или замене (сооружений) или целых конструкций, деталей и инженерно-технического оборудования в связи с их физическим износом и разрушением на более долговечные и экономичные, улучшающие их эксплуатационные показатели.

В соответствии с п. 16 Приложения 7 «Перечень основных работ по текущему ремонту зданий и объектов» ВСН 58-88(р) к ремонтным работам прямо отнесена замена вышедших из строя датчиков, проводки и оборудования пожарной и охранной сигнализации.

Из акта выполненных работ (т. 6 л.д. 1-8) следует, что спорные работы заключались в замене неисправных соединительных и распределительных коробок, щитов, видеокамер, видеорегистратора, монитора, блоков питания, кабелей и т.д.

Согласно актам обмера дефектов от 30.11.2006 и 07.12.2006, составленных перед проведением ремонта, в состав системы пожаротушения, в том числе входило следующее оборудование: коробка соединительная (или колодка клеммная) – 84 шт., блок питания – 9 шт., коробка распределительная, ответвительная – 36 шт., пульт управления, щит распределительный – 11 шт. (т. 20 л.д. 89-90). То есть довод Ответчика о многократном превышении вновь установленного дополнительного оборудования несостоятелен.

Неисправное оборудование единой системы пожаротушения и пожарообнаружения было демонтировано как собственными силами ЛПУ, что подтверждается актом ввода оборудования компрессорных цехов №1, 2, 4 Сосновского ЛПУ МГ в ремонт (т. 6 л.д. 9-10), представленным в инспекцию в ходе проверки, так и силами подрядчика.

Ответчик делает вывод о монтаже нового оборудования (видеокамер, монитора, видеорегистратора) на том основании, что в акте выполненных работ КС-2 отсутствуют работы по предварительному демонтажу этого оборудования. По мнению Ответчика, об этом свидетельствуют письмо общества от 18.09.2009 (т. 21 л.д. 30-35) и протокол допроса свидетеля Данилова В.А. от 02.09.2009 (т. 21 л.д. 36-42).

Между тем, такой вывод Ответчика , по мнению суда, является ошибочным.

В письме от 18.09.2009 Заявитель по пунктам 7, 8, 9 Требования о представлении документов пояснил, что «работы по капитальному ремонту, пуско-наладочным работам, ремонтно-техническому обслуживанию выполнялись силами подрядных организаций». Между тем, в данном ответе работы по демонтажу не упоминались вообще.

Выводы Ответчика, сделанные на основании протокола допроса Данилова В.А., фактически противоречат его содержанию. В ходе судебного разбирательства заявителем были представлены суду дополнительные пояснения Данилова В.А. (т. 20 л.д. 85-86).

Так, свидетель сообщает следующее: «В числе вопросов, заданных мне налоговыми инспекторами в ходе допроса, был также вопрос о том, проводились ли в 2006-2007 гг. монтаж и демонтаж системы пожарно-охранного телевидения собственными силами без привлечения субподрядных организаций. Однако и те и другие работы в тот период не проводились полностью силами нашей организации, в связи с чем мною был дан отрицательный ответ. Никаких дополнительных и уточняющих вопросов по поводу выполнения работ по демонтажу части оборудования без дальнейшего монтажа мне задано не было.

Собственными силами предприятие может проводить частичный демонтаж оборудования. Это может быть вызвано, например, тем, что один из элементов (датчик, камера) перестает функционировать, и тогда вся система начинает выходить из строя (принцип шлейфа), поэтому до начала ремонта необходимо демонтировать данное оборудование. Иногда неисправное оборудование демонтируется с целью отправки его подрядчику для осмотра и дальнейшего ремонта. Если же по итогам проверки принимается решение о невозможности его ремонта, то подрядчик при выполнении ремонтных работ устанавливает новое оборудование. Поэтому из КС-2 может усматриваться, что количество монтируемого оборудования не совпадает с количеством демонтируемого. Однако это означает, что частично работы по демонтажу были произведены работниками ЛПУ, а не подрядчиком».

Как следует из акта ввода оборудования компрессорных цехов №1, 2, 4 Сосновского ЛПУ МГ в ремонт (т. 6 л.д. 9-10), частично работы по снятию видеорегистратора, видеокамер, прочих элементов Заявитель производил собственными силами. Данный акт был предоставлен Ответчику при рассмотрении возражений на Акт проверки.

Таким образом, позиция Ответчика об отсутствии демонтажа необоснованна. Спорные работы правомерно квалифицированы Заявителем в качестве капитального ремонта компрессорных цехов.

3. система автоматического пожаротушения и пожарообнаружения, в состав которой интегрировано оборудование видеонаблюдения, не учитывается в качестве отдельного объекта основных средств, а входит в состав зданий компрессорных цехов. Данное обстоятельство также установлено Ответчиком в ходе проверки (абзац 3 стр. 36 Решения).

В результате выполненных работ у зданий компрессорных цехов не появились новые качества, основные технико-экономические показатели зданий остались прежними.

Ответчик в Решении квалифицирует спорные работы как дооборудование. В качестве основания для данной квалификации указывает (абз.2 на стр.37 Решения): «в результате дооборудования компрессорного цеха видеокамерами, видеорегистратором и монитором появились новые обозреваемые участки компрессорных цехов, которые до проведения спорных работ были недоступны видеоконтролю, необходимого для правильного и своевременного реагирования персоналом на случаи задымления, с возможностью цифровой записи всего происходящего в компрессорном цехе».

На основании вышеизложенного, Ответчик делает вывод о том, что у объектов основных средств - компрессорных цехов появилось новое качество, а именно «новые обозреваемые участки».

Между тем, согласно п. 2 ст. 257 НК РФ к работам по достройке, дооборудованию, модернизации относятся работы, вызванные изменением технологического или служебного назначения оборудования, здания, сооружения или иного объекта амортизируемых основных средств, повышенными нагрузками и (или) другими новыми качествами.

Из анализа вышеприведенной нормы следует, что под качеством здания понимается совокупность существенных признаков, свойств, отличающих его от других зданий и определяющих его в соответствии с его назначением (этажность, площадь и т.п.).

В результате работ по замене отдельных элементов системы пожаротушения и пожарообнаружения компрессорных цехов здание в целом не приобрело новых качеств, а продолжило выполнять те же производственные функции, что и до проведения соответствующих работ (в цехе расположены газоперекачивающие агрегаты, обеспечивающие транспорт природного газа по магистральным газопроводам). Также остались неизменными основные характеристики здания: площадь, высотность, не осуществлено усиление фундамента или перекладка внешних стен в целях обеспечения дополнительных нагрузок и т.п.

Исходя из положений п. 3.1 РМГ29-99 «Государственная система обеспечения единства измерений. Метрология. Основные термины и определения» физический объект, явление, система или процесс обладают физической величиной. Следовательно, любая качественная характеристика объекта должна иметь определенные количественные параметры.

Тем не менее, Ответчик ни в Решении, ни в отзыве не поясняет со ссылкой на нормативно-технические документы, что подразумевается под понятием «новые обозреваемые участки здания», в какой отрасли или разделе естественных наук используется данное понятие, какие именно (внутри здания либо вне его) и сколько участков, с какой точки стали обозреваемыми после работ и что было с данными участками до проведения работ.

Таким образом, Ответчиком не приведено не одного доказательства появления у компрессорных цехов новых качеств.

Кроме того, вне зависимости от квалификации работ Заявитель в любом случае был вправе учесть спорные затраты в составе текущих расходов как расходы на обеспечение пожарной безопасности (пп.6 п.1 ст.264 НК РФ).

Согласно пп.6 п.1 ст.264 НК РФ к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся, в том числе, расходы налогоплательщика на обеспечение пожарной безопасности в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Затраты на ремонт противопожарной защиты могут быть признаны в составе прочих расходов на основании пп.6 п.1 ст.264 НК РФ.

По мнению Ответчика, Федеральным законом № 69-ФЗ «О пожарной безопасности» и иными нормативно-правовыми актами в области пожарной безопасности не предусмотрено, что в состав системы противопожарной защиты должна обязательно входить система видеонаблюдения.

В этой связи налоговый орган делает вывод, что затраты по ремонту противопожарного видеонаблюдения не могут являться расходами на обеспечение пожарной безопасности. Данный вывод не соответствует действительности.

Как отмечалось выше, основанием для проведения ремонта противопожарного видеонаблюдения послужило предписание пожарной части ОГПС№ 20 ГУ МЧС РФ.

В соответствии со ст. 37 Федерального закона № 69-ФЗ «О пожарной безопасности» организации вне зависимости от форм собственности обязаны соблюдать требования пожарной безопасности, а также выполнять предписания, постановления и иные законные требования должностных лиц пожарной охраны.

Таким образом, Заявитель обязан был провести спорные работы, направленные на обеспечение пожарной безопасности.

Согласно ст. 1 указанного Федерального закона под пожарно-технической продукцией понимается специальная техническая, научно-техническая и интеллектуальная продукция, предназначенная для обеспечения пожарной безопасности, в том числе пожарная техника и оборудование, пожарное снаряжение, огнетушащие и огнезащитные вещества, средства специальной связи и управления, программы для электронных вычислительных машин и базы данных, а также иные средства предупреждения и тушения пожаров.

Указание на то, что телевизионные установки входят в состав охранной сигнализации, являющейся частью системы противопожарной защиты, также содержится в Методических рекомендациях по определению стоимости проектирования систем противопожарной защиты и охранной сигнализации МРР-3.2.19.02-05 (п.3.5).

Таким образом, действующим законодательством установлено, что перечень средств предупреждения пожаров и пожаротушения не является закрытым и в его состав может входить оборудование видеонаблюдения.

Кроме того, компрессорные цеха Сосновского ЛПУ входят в состав опасного производственного объекта – «Площадка компрессорной станции Сосновского ЛПУ» (согласно Федеральному Закону от 21.07.1997 № 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов»).

Пунктом 14 Норм пожарной безопасности «Перечень зданий, сооружений, помещений и оборудования, подлежащих защите автоматическими установками пожаротушения и автоматической пожарной сигнализацией (НПБ 110-03)», утв. Приказом МЧС от 18.06.2003 № 315, установлено, что компрессорные цеха газотранспортных предприятий в обязательном порядке оборудуются системами противопожарной защиты.

Согласно пояснениям начальника отдела пожарной охраны Данилова В.А. ООО «Газпром трансгаз Югорск» (т. 20 л.д. 85-86):

«Охранно-пожарное телевидение выполняет функции видеозащиты. С помощью видеокамеры ведется наблюдение, далее сигнал передается на видеорегистратор и воспроизводится на мониторе. То есть система телевидения дает возможность визуального контроля работы оборудования и при нестандартных ситуациях своевременно предупредить возгорание. Охранно-пожарное телевидение интегрировано с системой пожаротушения и позволяет выделить область наблюдения, из которой приходит сигнал тревоги».

Таким образом, монтаж средств, предназначенных для предупреждения пожаров, относится к работам по обеспечению пожарной безопасности.

В соответствии с п.4 ст.252 НК РФ если некоторые затраты с равными основаниями могут быть отнесены одновременно к нескольким группам расходов, налогоплательщик вправе самостоятельно определить, к какой именно группе он отнесет такие затраты.

Исходя из этого, независимо от квалификации работ, Заявитель в любом случае мог их учесть в составе расходов текущего налогового периода на основании пп.6 п.1 ст.264 НК РФ в качестве расходов на обеспечение пожарной безопасности зданий компрессорных цехов.

Указанный вывод подтверждается сложившейся судебно-арбитражной практикой в ФАС Московского округе (т. 6 л.д. 25-48):

Таким образом, в силу изложенного выше доначисление налога на прибыль в сумме 647983 руб., а также соответствующих пеней и штрафов является необоснованным и неправомерным.

По пункту 1.5 решения – по эпизоду: расходы на приобретение регенераторов

В 2006-2007 гг. Заявителем для выполнения капитального ремонта газоперекачивающих агрегатов были приобретены 60 регенераторов (воздухоподогревателей) на сумму 1011038367,60руб. (без НДС).

По мнению Ответчика, «сделки Общества по приобретению воздухоподогревателей не обусловлены экономическими или иными причинами (целями делового характера), что свидетельствует о получении Обществом необоснованной налоговой выгоды».

В обоснование такого вывода Ответчик указывает, что: приобретение регенераторов было осуществлено Заявителем посредством заключения агентского договора с ООО «Газкомплектимпэкс», который входит в группу ОАО «Газпром», тогда как, по мнению Ответчика, Заявитель мог приобрести регенераторы у заводов-изготовителей; регенераторы приобретены по завышенной цене (по цене, превышающей отпускную цену завода-изготовителя). Кроме того, Ответчик приводит претензии к деятельности организаций, с которыми Заявитель не имеет договорных или иных отношений.

Ответчик в обоснование своих доводов ссылается, что Заявитель заключил агентский договор с ООО «Газкомплектимпэкс» на поставку воздухоподогревателей для ремонта газоперекачивающих агрегатов. Для исполнения договора с Заявителем ООО«Газкомплектимпэкс» по результатам проведения открытого конкурса заключил договоры поставки с ООО «Разноэкспорт» и ООО «ЯмалИнвест».

При этом Ответчик претензий к непосредственному контрагенту Заявителя ООО«Газкомплектимпэкс» не предъявляет. Также Ответчик не предъявляет претензий к поставщикам ООО «Разноэкспорт» и ООО «ЯмалИнвест».

По результатам проведенных контрольных мероприятий Ответчик предъявил претензии лишь в отношении лиц, не являющихся контрагентами ООО «Газпром трансгаз Югорск».

На основании изложенного Ответчик сделал вывод о неправомерном признании Заявителем в составе расходов по налогу на прибыль затрат на приобретение регенераторов в сумме 220700743 руб. (разница между ценой приобретения регенераторов и ценой отгрузки данных регенераторов заводом-изготовителем).

Данное нарушение, по мнению Ответчика, привело к занижению налога на прибыль за 2006 год в размере 30107450 руб. и за 2007 год в размере 22860727 руб., а также доначислению соответствующих сумм пени и штрафных санкцией по п. 1 ст. 122 НК РФ.

Суд полагает, что выводы Ответчика необоснованны, противоречат фактическим обстоятельствам и не соответствуют законодательству о налогах и сборах по следующим основаниям.

Как пояснил в ходе судебного разбирательства заявитель, в 2006 – 2007 гг. в связи с необходимостью проведения капитального ремонта газоперекачивающих агрегатов (ГПА) у Заявителя образовалась потребность в приобретении регенераторов (воздухоподогревателей).

В соответствии с Положением о порядке организации и финансирования поставок материально-технических ресурсов для капитального строительства, капитального ремонта, включая инвестиционные проекты ОАО «Газпром», утвержденным Приказом Председателя Правления ОАО «Газпром» А.Б.Миллера от 21.06.2002 № 57, централизованные поставки материально-технических ресурсов осуществляются централизованным поставщиком – ООО «Газкомплектимпэкс» (в настоящее время – ООО«Газпром комплектация») (т. 14 л.д. 1-8).

Централизованный поставщик согласно указанному положению осуществляет следующие функции: организует приемку заявок от Заказчиков в соответствии с их потребностями в МТР; проводит маркетинговые исследования, торги по всей номенклатуре и изучает информацию о конъюнктуре товарных рынков, а также принимает решение о выборе производителя и поставщика; осуществляет закупку и поставку на производство и (или) поставку МТР в соответствии с заявками дочерних Обществ и организаций ОАО «Газпром» по конкурентным рыночным ценам; проводит преддоговорную работу с поставщиками МТР в целях снижения цен за счет конкуренции на товарных рынках, оптовых закупок; заключает договоры и обеспечивает поставку МТР и иные функции.

С учетом этих обстоятельств Заявителем с централизованным поставщиком ООО«Газкомплектимпэкс» был заключен агентский договор от 10.10.2002 № 50-014/60-10ТГ (т. 9 л.д. 1-4), а также составлены в рамках данного договора агентские поручения от 27.02.2006 № 10ТГ-006/82-1316, № 10ТГ-006/82-1303, от 01.12.2006 № 10ТГ-006/82-1780, от 27.05.2005 № 10ТГ-006/82-945 (т. 9 л.д. 5-123, т. 10, т. 11, т. 12, т. 13).

В соответствии с условиями данного договора и агентских поручений ООО«Газкомплектимпэкс» принимало на себя обязательства по обеспечению Заявителя материально-техническими ресурсами российского производства и оказанию иных услуг, действуя в интересах ООО «Газпром трансгаз Югорск». Согласно договору поставку организует ООО «Газкомплектимпэкс», при этом договор не содержит каких-либо условий о том, что ООО «Газкомплектимпэкс» согласовывает с Заявителем либо уведомляет Заявителя о выбранных им поставщиках продукции.

В соответствии с Положением о порядке размещения заказов на поставку товаров, выполнения работ, оказания услуг для нужд ОАО «Газпром» и его дочерних обществ преимущественно на конкурсной основе, утвержденным Председателем Совета директоров ОАО «Газпром» Д.А.Медведевым от 19.07.2004 № 590, размещение заказов на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг осуществляется преимущественно на конкурсной основе путем проведения открытых (в том числе двухэтапных) конкурсов (т. 14 л.д. 9-28).

Во исполнение изложенных предписаний централизованным поставщиком ООО «Газкомплектимпэкс» был организован и проведен открытый и публичный конкурс на поставку МТР для дочерних обществ ОАО «Газпром», в том числе регенераторов для Заявителя.

При этом в соответствии с конкурсной документацией ООО «Газкомплектимпэкс» был определен круг оборудования и материалов, необходимый дочерним обществам ОАО«Газпром», с указанием наименования и лимитной цены, по которой ООО«Газкомплектимпэкс» готово было приобрести оборудование (т. 14 л.д. 31-51).

В соответствии с конкурсной документацией лимитная цена продукции была установлена в размере 2619528754 руб. Превышение в конкурсной заявке данной лимитной цены не допускается.

Формирование указанной лимитной цены осуществлялось ООО «Газкомплектимпэкс» на основании анализа конъюнктуры рынка, а по поставкам спорных регенераторов на основании протоколов согласования оптовой цены и калькуляций затрат на изготовление продукции, предоставленных самими заводами-изготовителями регенераторов (т. 5 л.д. 59 - 64).

Извещение № 72-2005-006/26к-793 о проведении конкурса было опубликовано в информационно-аналитическом бюллетене «Конкурсные торги» от 19.12.2005 № 26 (194) и на официальном интернет сайте ОАО «Газпром» (www.gazprom.ru) (т. 14 л.д. 29-30).

В соответствии с Протоколом заседания конкурсной комиссии от 01.02.2006 по итогам проведения открытого конкурса победителем была признана компания ООО «Разноэкспорт» (т. 14 л.д. 52). ООО «Разноэкспорт» было сделано наиболее выгодное предложение по цене.

В составе конкурсной документации ООО «Разноэкспорт» помимо прочего были предоставлены следующие документы (т. 14 л.д. 59): гарантийные письма от заводов-изготовителей продукции; дилерские соглашения с заводами-изготовителями, поставляемой продукции, подтверждающие, что ООО «Разноэкспорт» является официальным дилером заводов.

ООО «ЯмалИнвест» в 2006 году осуществлялась допоставка 2 регенераторов по агентскому поручению от 27.05.2005 № 10ТГ-006/82-945.

Поставщики ООО «Разноэкспорт» и ООО «ЯмалИнвест» в полном объеме исполнили свои обязательства по поставке регенераторов в адрес Заявителя. Товары были приняты Заявителем на учет и использованы при проведении капитального ремонта газоперекачивающих агрегатов, что прямо признается налоговым органом в оспариваемом Решении.

Первичные документы были оформлены в полном соответствии с законодательством РФ и подписаны уполномоченными лицами, что также не оспаривается налоговым органом.

Эти поставщики, а также непосредственный контрагент Заявителя - ООО «Газкомплектимпэкс» в полном объеме исполнили свои налоговые обязательства.

Так, выручка, полученная за поставку регенераторов, была отражена в качестве доходов организаций. Поставщиками уплачен в бюджет налог на прибыль и НДС, полученный с реализации данных регенераторов. Ответчик в оспариваемом Решении не оспаривает данные обстоятельства.

Таким образом, и Заявитель, и непосредственный контрагент Заявителя (ООО «Газкомплектимпэкс»), а также поставщики (ООО «Разноэкспорт» и ООО «ЯмалИнвест») при осуществлении операций по приобретению регенераторов добросовестно и в полном соответствии с законом выполнили возложенные на них обязательства.

Налоговый орган предъявляет претензии исключительно к организациям, с которыми ни с ООО «Газпром трансгаз Югорск», ни с ООО «Газкомплектимпэкс» не состояли в договорных взаимоотношениях.

Операции по поставке регенераторов являются реальными. Заявителем выполнены все требования налогового законодательства, установленные для признания расходов по приобретению регенераторов

Расходы Заявителя документально подтверждены и экономически обоснованны. В соответствии с Уставом основным видом деятельности Заявителя является транспортировка природного газа по магистральным газопроводам, газопроводам-отводам на территории Российской Федерации.

Газоперекачивающие агрегаты, для ремонта которого Заявителем были приобретены спорные регенераторы (воздухоподогреватели), установлены на компрессорных станциях, входящих в состав магистрального газопровода, и обеспечивают движение газа по трубопроводу за счет повышения его давления. В этой связи расходы Заявителя на содержание и ремонт газоперекачивающих агрегатов непосредственно связаны с деятельностью, направленной на получение дохода, и в этой связи являются экономически оправданными (обоснованными).

Воздухоподогреватели приобретались Заявителем на основании агентского договора, заключенного с ООО «Газкомплектимпэкс», от 10.10.2002 № 50-014/60-10ТГ (т. 9 л.д. 1-4) и составленных в его рамках агентских поручений от 27.02.2006 № 10ТГ-006/82-1316, № 10ТГ-006/82-1303, от 01.12.2006 № 10ТГ-006/82-1780, от 27.05.2005 № 10ТГ-006/82-945 (т. 9 л.д. 5-123, т. 10, т. 11, т. 12, т. 13).

Согласно п. 1 ст. 252 НК РФ расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

В соответствии с правовой позицией ВАС РФ, изложенной в Постановлении от 12.10.2006 № 53, представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Материалами дела подтверждается, что Заявителем выполнены все требования законодательства для признания расходов в сумме 1011038367,60руб. на приобретение регенераторов и предоставлены следующие доказательства:

- договор от 10.10.2002 № 50-014/60-10ТГ, заключенный с ООО «Газкомплектимпэкс» (т. 9 л.д. 1-4),

- агентские поручения от 27.02.2006 № 10ТГ-006/82-1316, № 10ТГ-006/82-1303, от 01.12.2006 № 10ТГ-006/82-1780, от 27.05.2005 № 10ТГ-006/82-945 (т. 9 л.д. 5-123, т. 10, т. 11, т. 12, т. 13),

- спецификации 10ТГ-006/82-1316-1 СК, 10ТГ-006/82-1303-2СК, 10ТГ-006/82-1316-1 СК, 10ТГ-006/82-1316-2 СК, 10ТГ-006/82-1316-3 СК, 10ТГ-006/82-1780-1, 10ТГ-006/82-1780-4 (т. 9 л.д. 5-123, т. 10, т. 11, т. 12, т. 13);

- отчеты агента, товарные накладные, ж/д накладные, счета-фактуры, выставленные ООО «Газкомплектимпэкс», платежные поручения (т. 9 л.д. 5-123, т. 10, т. 11, т. 12, т. 13, т. 19 л.д. 12 – т. 20 л.д. 72).

Указанные документы содержат все необходимые реквизиты, достоверность отраженных в них сведений подтверждается подписями уполномоченных лиц всех участников хозяйственных операций, претензии к достоверности которых Ответчик не имеет.

Реальность осуществления хозяйственных операций по приобретению регенераторов Ответчиком не оспаривается и подтверждается первичными документами Заявителя

Федеральным законом от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» предусмотрено, что хозяйственные операции должны подтверждаться оправдательными первичными документами. Указанные документы в силу этого являются необходимым и достаточным свидетельством реальности соответствующей операции.

Как было указано выше, Заявитель в ходе выездной налоговой проверки представил все предусмотренные законодательством первичные документы (отчеты агента, товарные накладные, платежные поручения и др., т. 9 л.д. 5-123, т. 10, т. 11, т. 12, т. 13).

Данные документы содержат сведения о содержании хозяйственных операций, дате, участниках и т.п. Достоверность отраженных в них сведений заверена печатями и подписями всех участников хозяйственной операции. Достоверность

Как следует из Решения, документы, подтверждающие реальность операций по приобретению регенераторов, а также по их движению, были получены Ответчиком в ходе встречных проверок: агента Заявителя - ООО «Газкомплектимпэкс»; поставщиков - ООО «Разноэкпорт», ООО «ЯмалИнвест»; заводов-изготовителей - ЗАО «Орма», ОАО «Машиностроительный завод «ЗИО-Подольск»; третьих лиц (например, как следует из Решения, ООО «Торговый Дом «ВМЗ» представило документы по требованию Ответчика в рамках встречной проверки; лицо, являвшееся генеральным директором ООО «Газопромысловое оборудование» в проверяемые периоды, и лицо, являвшееся учредителем ООО «Техпром», подтвердили, что указанные компании осуществляли поставку запасных частей для ГПА).

Ответчиком в п. 1.4. оспариваемого Решения был установлен факт использования приобретенных регенераторов при выполнении работ по капитальному ремонту газоперекачивающих агрегатов. В п. 1.4. Решения Ответчик переквалифицировал работы по замене неисправных регенераторов на спорные исправные регенераторы из ремонта в техническое перевооружение, однако решением ФНС РФ претензии налогового органа по данному эпизоду были признаны необоснованными.

Более того, Заявителем представлены в материалы дела накладные по списанию приобретенных регенераторов в производство в разрезе каждой поставки и каждого агентского поручения (т. 9 л.д. 5-123, т. 10, т. 11, т. 12, т. 13).

Заявителем представлены доказательства того, что им была проявлена должная степень осторожности и осмотрительности при выборе контрагента ООО«Газкомплектимпэкс»

Регенераторы были приобретены Заявителем по договору, заключенному с ООО«Газкомплектимпэкс», который является действующей организацией с миллиардными оборотами, добросовестно уплачивающей налоги.

Об этом факте известно Ответчику, поскольку ООО «Газкомплектимпэкс» (в настоящее время – ООО «Газпром комплектация») стоит на налоговом учете как крупнейший налогоплательщик в МИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам № 2.

Заявитель принимал решение о привлечении в качестве поставщика только о отношении ООО «Газкомплектимпэкс». Что касается иных организаций (поставщиков регенераторов, их субпоставщиков), то они не являются контрагентами Заявителя, и последний не осуществлял их выбор и не заключал с ними договоры. Более того, агентский договор не содержит каких-либо условий о том, что ООО «Газкомплектимпэкс» согласовывает с Заявителем либо уведомляет Заявителя о выбранных им поставщиках продукции.

Решение о выборе поставщиков и заключении с ними договоров в силу Положения о порядке организации и финансирования поставок МТР, утв. Приказом Председателя Правления ОАО «Газпром» А.Б.Миллера от 21.06.2002 № 57, принимал ООО «Газкомплектимпэкс».

В свою очередь, при выборе поставщиков (ООО «Разноэкспорт», ООО «ЯмалИнвест») ООО «Газкомплектимпэкс» также проявлена должная осмотрительность и осторожность.

ООО«Газкомплектимпэкс» заключил договор поставки с ООО «Разноэкспорт» по результатам проведения открытого конкурса (протоколом заседания конкурсной комиссии от 01.02.2006, т. 14 л.д. 52).

В составе конкурсной документации ООО «Разноэкспорт» были предоставлены следующие документы (т. 14 л.д. 31 – 57, т. 14 л.д. 58 – т. 15 л.д. 139): коммерческое предложение, с указанием каждой позиции поставляемой продукции; техническое предложение, с указанием технических условий, которым должны соответствовать поставляемая продукция; анкета участника конкурса, с указанием основной информации о контрагенте, такой как: кто является генеральным директором компании, учредителем, номера и даты свидетельств о регистрации, информация о наличии соглашений с заводами-изготовителями продукции, наименование заводов изготовителей продукции; справка о выполнении аналогичных договоров; справка о материально-технических ресурсах компании; справка о кадровых ресурсах компании; сведения о субподрядчиках и субпоставщиках, в которых ООО «Разноэкспорт» указало заводы, которые непосредственно изготавливают поставляемую продукцию; документы, подтверждающие квалификацию и правоспособность (гарантийные письма от заводов-изготовителей продукции; дилерские соглашения с заводами-изготовителями, поставляемой продукции, подтверждающие, что ООО «Разноэкспорт» является официальным дилером заводов; справка об отсутствии в отношении ООО «Разноэкспорт» процедуры банкротства; бухгалтерская отчетность; справка налоговых органов об отсутствии задолженности по налогам и сборам).

Также дополнительно ООО «Разноэкспорт» предоставило: учредительные документы, выписку из ЕГРЮЛ, Свидетельство о регистрации и постановке на учет в налоговом органе, договор аренды офисных помещений, копии паспортов учредителя, генерального директора, главного бухгалтера (т. 16 л.д. 1 – т. 17 л.д. 51).

После поставки продукции ООО «Разноэкспорт» предоставило: копии бухгалтерской и налоговой отчетности за периоды исполнения договоров, в которых контрагент отразил операции по поставке продукции, а также уплату налога на прибыль и НДС со спорных операций в бюджет (т. 16 л.д. 1 – т. 17 л.д. 51).

Таким образом, ООО «Газкомплектимпэкс» при заключении договора проявило должную осмотрительность и осторожность, проверило своего контрагента и убедилось, что он является действующим юридическим лицом, зарегистрированным в установленном порядке задолго до заключения договора. ООО «Разноэкспорт» учреждено 18.05.2001 (задолго до поставки регенераторов в адрес Заявителя); состоит на учете в налоговых органах; в полном объеме исполняет свои налоговые обязательства (не имеет задолженности по налогам и сборам).

Как следует из решения, в ходе встречной проверки ООО «Разноэкспорт» предоставлены регистры бухгалтерского учета (журналы хозяйственных операций и т.п.), книги покупок и продаж (в которых зарегистрированы, в том числе, счета-фактуры, выставленные в адрес ООО «Газкомплектимпэкс» за поставку регенераторов), договоры, спецификации и первичные документы (стр. 65 Решения).

ООО «Разноэкспорт» в составе конкурсной документации были представлены дилерские соглашения с заводами-изготовителями, поставляемой продукции, и гарантийные письма от заводов-изготовителей.

То есть ООО «Газкомплектимпэкс» на момент заключения договора с ООО «Разноэкспорт» имело все основания полагать, что регенераторы будут приобретены данной компанией непосредственно у производителей. В этой связи ООО «Газкомплектимпэкс» не знало и не могло знать о том, что ООО «Разноэкспорт» будет приобретать воздухоподогреватели у иных поставщиков.

Более того, необходимо иметь в виду, что ООО «Разноэкспорт» является действующей организацией. Соответственно, в случае, если в результате выбора им контрагентов при приобретении регенераторов был причинен ущерб бюджету, то у налоговых органов имеется возможность взыскать неуплаченные налоги в установленном законом порядке (выездная налоговая проверка и доначисление налогов). Приведенные выше обстоятельства верны и в отношении ООО «ЯмалИнвест».

ООО «ЯмалИнвест» в 2006 году осуществлялась допоставка 2 регенераторов по агентскому поручению от 27.05.2005 № 10ТГ-006/82-945.

Данная организация зарегистрирована в качестве юридического лица 21.03.2002 года, прошло перерегистрацию в соответствии со вступлением в силу федерального закона №129-ФЗ, состоит на учете в налоговом органе. Ответчиком в ходе проверки не было установлено фактов ненадлежащего неисполнения ООО «ЯмалИнвест» обязанностей по уплате налогов и сборов.

При этом данным поставщиком были предоставлены следующие документы, подтверждающие его добросовестность и возможность осуществить поставки продукции (т. 17 л.д. 52 – т. 19 л.д. 11): устав ООО «ЯмалИнвест»; свидетельства: о регистрации, о постановке на налоговый учет; документы, подтверждающие полномочия генерального директора; выписка из ЕГРЮЛ; бухгалтерская отчетность (бухгалтерский баланс, отчет о прибылях и убытках).

Данная организация является действующей, располагается по месту регистрации и представляет налоговую и бухгалтерскую отчетность. В подтверждение данного обстоятельства ООО «ЯмалИнвест» представлены налоговые декларации за периоды, в которых была осуществлена поставка регенераторов в адрес Общества (т. 17 л.д. 52 – т. 19 л.д. 11).

Таким образом, Заявителем, а также его непосредственным контрагентом (ООО «Газкомплектимпэкс») проявлена должная степень осторожности и осмотрительности при выборе контрагентов.

Поставщики ООО «Газкомплектимпэкс» - ООО «Разноэкспорт» и ООО «ЯмалИнвест» также являются действующими организациями, добросовестно и в полном объеме исполняющими свои налоговые обязательства.

В Решении Ответчик предъявляет претензии к лицам, с которым заключили договоры ООО «Разноэкспорт» и ООО «ЯмалИнвест», либо к иным лицам, которые вообще не имеют отношения к поставке регенераторов (ООО «Торговый Дом «ВМЗ», ООО «Техпром», ООО «Газопромысловое оборудование», др.).

Ответчиком не указано, в связи с чем возможные нарушения, допущенные одними налогоплательщиками при исчислении налогов, должны являться основанием для доначисления этих налогов другому налогоплательщику. Притом, что данные юридические лица от налогового контроля не скрываются, представляют все необходимые налоговому органу документы и какие-либо препятствия к проведению в отношении них контрольных мероприятий отсутствуют.

Заявитель не знал и не должен был знать о нарушениях допущенных лицами, с которым он не состоит в договорных отношениях

Заявитель и его контрагент (ООО «Газкомплектимпэкс») не являются взаимозависимыми лицами.

Ответчик указывает, что ООО «Газпром трансгаз Югорск» взаимозависимо со всеми участниками взаимоотношений по поставке регенераторов через ООО«Газкомплектимпэкс», с которым Заявитель, по мнению Ответчика, взаимозависим в силу наличия у организаций одного учредителя – ОАО «Газпром».

В соответствии со ст. 20 НК РФ взаимозависимыми лицами для целей налогообложения признаются физические лица и (или) организации, отношения между которыми могут оказывать влияние на условия или экономические результаты их деятельности или деятельности представляемых ими лиц, а именно:

1) одна организация непосредственно и (или) косвенно участвует в другой организации, и суммарная доля такого участия составляет более 20 процентов. Доля косвенного участия одной организации в другой через последовательность иных организаций определяется в виде произведения долей непосредственного участия организаций этой последовательности одна в другой;

2) одно физическое лицо подчиняется другому физическому лицу по должностному положению;

3) лица состоят в соответствии с семейным законодательством Российской Федерации в брачных отношениях, отношениях родства или свойства, усыновителя и усыновленного, а также попечителя и опекаемого.

В соответствии со ст. 20 НК РФ, для признания лиц взаимозависимыми для целей налогообложения необходимо документально подтвердить наличие признаков, удовлетворяющих определению, предусмотренному законодательством о налогах и сборах.

ООО «Газпром трансгаз Югорск» не участвует в ООО «Газкомплектимпэкс» ни непосредственно, ни косвенно через последовательность юридических лиц.

То обстоятельство, что ОАО «Газпром» участвует в ООО «Газкомплектимпэкс» не позволяет Заявителю влиять на условия или экономические результаты деятельности последнего, поскольку ООО «Газпром трансгаз Югорск» не имеет доли в ОАО«Газпром».

Какие-либо обоснованные факты, свидетельствующие о возможности Заявителя влиять на результаты совершаемых ООО «Газкомплектимпэкс» сделок по реализации товаров (работ, услуг), в Решении не приведены. Одного факта наличия у юридических лиц одного учредителя – ОАО «Газпром», недостаточно для вывода о взаимозависимости названных лиц.

Таким образом, налоговым органом не доказано, что Заявитель и ООО «Газкомплектимпэкс» являются взаимозависимыми лицами.

Заявитель также не является взаимозависимым лицом по отношению к ООО«Разноэкспорт» и ООО «ЯмалИнвест»

Налоговым органом не установлено ни одного обстоятельства, свидетельствующего взаимозависимости или аффилированности Заявителя с ООО «Разноэкспорт» и ООО «ЯмалИнвест».

Так, Заявитель не участвует ни в одной из данных организаций ни косвенно, ни прямо. Заявитель не имеет возможности каким-либо иным образом влиять на осуществление хозяйственной деятельности данными организациями. Данные обстоятельства прямо подтверждаются учредительными документами ООО «Разноэкспорт» и ООО «ЯмалИнвест».

Таким образом, выводы Ответчика о взаимосвязи данных организаций с Заявителем не соответствуют действительности и не могут подтверждать необоснованность получения налоговой выгоды.

Ответчик ссылается на нарушения налогового законодательства, допущенные организациями, которые не являлись контрагентами Заявителя и не были с ним взаимозависимы.

Налоговый орган предъявляет претензии к организациям, с которыми взаимодействовал не Заявитель, а ООО «Разноэкспорт» и ООО «ЯмалИнвест».

Между тем, Ответчик не учитывает, что, не обладая полномочиями налоговым органов по истребованию документов у юридических лиц, Заявитель не мог знать обстоятельства ведения данными организациями хозяйственной деятельности. Тем более, что каких-либо договорных отношений с ними у Заявителя не было.

Основные претензии заявлены Ответчиком в отношении следующих организаций: ООО «Орион», ООО «БизнесРесурс», ООО «Лариталь», ООО «Авентос», ООО «Алтайская энергетическая компания» и др. Между тем, в материалах дела отсутствуют доказательства того, что указанные организации имели какое-либо отношение к хозяйственной деятельности Заявителя по приобретению регенераторов. Единственным доводом является то, что организации, которые участвовали в поставке регенераторов, перечисляли часть денежных средств на счета данных компаний за поставку оборудования (в том числе, буровое и др.) и по иным основаниям.

Следовательно, утверждения Ответчика о том, что указанные компании участвовали в схеме поставки воздухоподогревателей и о том, что расчеты с ними имеют отношения к поставке регенераторов является безосновательными.

В соответствии с абз.1 п.10 Постановления Пленума ВАС РС №53: «Факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом».

Таким образом, в соответствии с позицией Пленума ВАС РФ вывод о получении Обществом необоснованной налоговой выгоды может быть сделан только в случае нарушения законодательства контрагентами налогоплательщика.

Ответчик ссылается на нарушения налогового законодательства, допущенные организациями, которые не участвовали в сделках по купле-продаже регенераторов.

Налоговый орган в оспариваемом Решении предъявляет претензии к организациям: ООО «Орион», ООО «Лариталь», ООО «Авентос», ООО «Мегастайл», ООО «Алтайская энергетическая компания». Однако проверкой не установлено, что данные организации причастны к поставкам в адрес Общества регенераторов.

Ответчик не исследовал ни первичные документы, ни договоры, а сделал вывод только на основании банковских выписок, в которых проходили операции по перечислению денежных средств данным организациям от контрагентов третьего звена. При этом из выписок прямо не следует, что данные денежные средства перечислялись за поставку регенераторов, предназначенных для Заявителя.

Таким образом, указанные организации не участвовали в поставке регенераторов Заявителю, в связи с чем приводимая Ответчиком в Решении информация об их деятельности не имеет никакого отношения к хозяйственным операциям Заявителя и оценке его налоговой выгоды.

Доводы налогового органа о том, что приобретение Заявителем регенераторов не обусловлено разумными причинами экономического характера (наличие деловой цели) не соответствуют фактическим обстоятельствам

В соответствии с п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ № 53 установление наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Материалами дела подтверждается, что приобретение регенераторов вызвано необходимостью проведения капитального ремонта газоперекачивающих агрегатов в целях обеспечения деятельности по транспортировке газа (получение экономического эффекта в виде дохода от указанной деятельности).

Факт использования всех приобретенных через ООО «Газкомплектимпэкс» регенераторов в производственной деятельности исследован в ходе выездной налоговой проверки, что нашло свое отражение на стр.39-59 оспариваемого Решения и в приложении № 4 к нему.

Все приобретенные Заявителем регенераторы в полном объеме оплачены им за счет собственного имущества (денежных средств с расчетного счета). Данные обстоятельства подтверждены платежными поручениями, содержащими отметку банка об их исполнении (т. 19 л.д. 12 – т. 20 л.д. 72).

Доказательств формальности оплаты, а равно того обстоятельства, что указанные денежные средства полностью или частично возвратились под контроль Заявителя в тексте решения не приведено.

Приведенные обстоятельства свидетельствуют о наличии деловой цели и исключают вывод о том, что операции по приобретению регенераторов направлены «преимущественно» или «исключительно» на получение необоснованной налоговой выгоды в виде занижения налоговой базы по налогу на прибыль «в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность». Именно эти критерии предусмотрены в п.9 Постановления Пленума ВАС РФ в качестве основания для вывода о получении необоснованной налоговой выгоды).

В Решении Ответчик указывает, что «Общество обладало достаточными трудовыми ресурсами для заключения договоров с производителями воздухоподогревателей. Несмотря на это, Общество заключило агентский договор с ООО «Газкомплектимпэкс». Вопреки тому, что в спецификации содержалось поручение приобрести товар у производителей, Общество одобряет и принимает сделки ООО «Газкомплектимпэкс» по приобретению воздухоподогревателей у третьих лиц. В качестве доказательств отсутствия в действиях Общества деловой цели Инспекция приводит претензии к поставщикам 2-3 звена, а также к организациям, с которыми они взаимодействовали» (стр.106-111 Решения).

Постановлением Пленума ВАС РФ № 53 предусмотрено: «возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной» (п. 4)

К аналогичным выводам пришел и Конституционный Суд РФ в ряде судебных актов (определения от 16.12.2008 № 1072-О-О, от 04.06.2007 № 366-О-П, от 04.06.2007 № 320-О-П), указав, что налоговое законодательство не использует понятие «экономической целесообразности», не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности и в этой связи не предусматривает возможность оценки принимаемых налогоплательщиком управленческих решений с точки зрения их эффективности, рациональности или полученного результата.

Таким образом, доводы налогового органа о том, что Общество имело возможность иными способами закупить регенераторы (например, не привлекая ООО «Газкомплектимпэкс») не законны и не могут свидетельствовать о получении Заявителем необоснованной налоговой выгоды.

Заявитель при выборе способа приобретения регенераторов (на основании агентского договора с ООО «Газкомплектимпэкс») руководствовался следующим:

Во-первых, длительным периодом взаимоотношений с ООО «Газкомплектимпэкс». Так, агентский договор, по которому осуществлялась поставка спорного оборудования, был заключен в 2002 году. Соответственно у Заявителя не было необходимости заключать новый договор на поставку оборудования, достаточно было лишь оформить соответствующее агентское поручение.

ООО «Газкомплектимпэкс» на протяжении всего времени взаимоотношений с Заявителем в полном объеме исполняло обязательства по обеспечению Общества оборудованием, у Общества не было претензий к работе контрагента. В этой связи с целью минимизации собственных издержек Заявитель привлек к поставке регенераторов ООО «Газкомплектимпэкс». Данное решение является разумным, рациональным и преследовало своей целью максимально уменьшить собственные расходы, связанные с организацией поставок регенераторов, вследствие чего увеличить собственную прибыль. Привлечение контрагентов является общераспространенной практикой делового оборота и не свидетельствует о получении субъектами предпринимательской деятельности необоснованной налоговой выгоды.

Во-вторых, Положением о порядке организации и финансирования поставок МТР, утвержденным приказом ОАО «Газпром» от 21.06.2002 № 57 (т. 14 л.д. 1-8).

В Приложении № 2 к указанному Положению утверждена номенклатура материально-технических ресурсов, закупаемых исключительно через централизованного поставщика - ООО «Газкомплектимпэкс». В частности, в данном приложении указаны газоперекачивающие агрегаты и запасные части к ним, в том числе и теплообменники (воздухоподогреватели, регенераторы).

Согласно п.2.4 Устава Заявителя ОАО «Газпром» является единоличным участником ООО «Газпром трансгаз Югорск». В силу п.5.2 Устава (т. 4 л.д. 100-139) единоличный участник вправе давать обязательные для Заявителя указания по вопросам его деятельности. Таким образом, приведенный выше порядок является обязательным для Заявителя.

В-третьих, Заявитель в своей хозяйственной деятельности осуществляет закупки широкой номенклатуры технологической продукции и оборудования (в том числе, и сложного, дорогостоящего) и в этой связи не может заключать все договоры непосредственно с заводами-изготовителями (при этом регенератор является далеко не самым дорогим товаром, приобретаемым Заявителем).

При указанных обстоятельствах привлечение организации, специализирующейся на организации поставок широкого ассортимента товара для нужд газовой отрасли, является вполне рациональным и целесообразным.

Таким образом, выбор Заявителем гражданско-правовой формы приобретения воздухоподогревателей (агентирование), а равно выбор контрагента (ООО «Газкомплектимпэкс») обусловлен объективными причинами экономического характера и является вполне разумным и рациональным, учитывая объемы закупок и широкий ассортимент материально-технических ресурсов Заявителем, и никоим образом не связан с намерением получить какие-либо преимущества в сфере налогообложения.

Доводы Ответчика о том, что несмотря на поручение Заявителя агенту приобрести регенераторы у заводов-производителей, Заявитель принимает и одобряет сделки ООО «Газкомплектимпэкс» по приобретению регенераторов у ООО «Разноэкспорт» и ООО «ЯмалИнвест», противоречат фактическим обстоятельствам дела и содержанию документов, на которые ссылается Ответчик.

В обоснование данного довода Ответчик указывает, что в спецификациях, являющиеся неотъемлемыми частями агентских договоров, содержится информация о наименовании производителей, у которых следовало купить воздухоподогреватели (регенераторы).

Данное утверждение прямо противоречит содержанию спецификаций к агентским поручениям, на которые ссылается сам налоговый орган.

Так, в спецификациях не содержится указания на то, что принципал дает поручение агенту приобрести продукцию непосредственно у заводов-изготовителей. В спецификациях в целях идентификации товара указана модель регенератора и его производитель.

Налоговый орган путает указание в спецификации завода-изготовителя в качестве идентифицирующего признака товара (как например, «автомобиль производства ОАО «Волжский автомобильный завод»») с поручением на закупку продукции у конкретного лица.

В спецификациях Заявителя указаны заводы-изготовители регенераторов исключительно в качестве идентифицирующего признака предмета договора, а не в качестве указания на конкретное лицо, с которым агент должен заключить договор поставки.

Иными словами, даже если бы ООО «Газкомплектимпэкс» заключило договор с заводами ЗАО «ОРМА» и ОАО «Машиностроительный завод «ЗиО Подольск»» на поставку регенераторов производства иных заводов, Заявитель бы не принял их, поскольку данное обстоятельство противоречило агентскому договору.

Кроме того, агентским договором, а также агентскими поручениями и спецификациями, не предусмотрена процедура согласования агентом (ООО «Газкомплектимпэкс») с принципалом выбора поставщика.

Согласно агентскому договору поставку организует ООО «Газкомплектимпэкс». При этом договор не содержит каких-либо условий о том, что ООО «Газкомплектимпэкс» согласовывает с Заявителем либо уведомляет Заявителя о выбранных им поставщиках продукции. Процедура согласования не предусмотрена ни договором, ни действующим гражданским законодательством.

Кроме того, согласно Положению о порядке организации и финансирования поставок МТР, утв. Приказом Председателя Правления ОАО «Газпром» А.Б.Миллера от 21.06.2002 № 57, решение о выборе поставщиков и заключении с ними договоров принимает централизованный поставщик - ООО «Газкомплектимпэкс».

ООО «Газкомплектимпэкс» привлекло в качестве поставщика регенераторов ООО«Разноэкспорт» на основе открытого и публичного конкурса.

Информация о проведении указанного тендера на поставку оборудования и запасных частей (в том числе, регенераторов) для ГПА была опубликована в установленном порядке на официальном сайте ОАО «Газпром» и в номере журнала «Конкурсные торги» за декабрь 2005 года (т. 14 л.д. 29-30).

Таким образом, тендер на поставку регенераторов носил открытый и публичный характер: сведения о нем были опубликованы в общедоступных информационных ресурсах.

Соответственно, в конкурсе могли принять участие любые коммерческие организации (поставщики, производители) путем подачи заявки в конкурсную комиссию. Заводы – производители (ЗАО «ОРМА», ЗАО «Машиностроительный завод «ЗИО-Подольск») заявок на конкурс не представляли.

Решение не участвовать в тендере (не представлять заявок на конкурс), а осуществлять отгрузку товара третьим лицам производители регенераторов (как ЗАО «Орма», так и ОАО «Машиностроительный завод «ЗИО-Подольск») принимали самостоятельно.

Заявитель (равно и агент) не мог заключить договоры с производителями при отсутствии воли последних (не может понудить их к заключению договоров).

Согласно п.1 ст.421 ГК РФ понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена ГК РФ, законом или добровольно принятым обязательством. Агент (ООО «Газкомплектимпэкс») проводил открытый конкурс, в котором производители не стали принимать участие. Следовательно, заключение договоров с производителями при отсутствии воли последних невозможно.

В этой связи, является не соответствующим действительности довод Ответчика о том, что у Заявителя имелась возможность приобрести продукцию непосредственно у производителя.

Договор на поставку регенераторов с ООО «Разноэкспорт» был заключен как с победителем открытого и публичного конкурса.

Данная организация в составе конкурсной документации представила, в частности:

гарантийное письмо от ЗАО «Орма» (производитель регенераторов ВПТ-1400), в котором указано, что: между ООО «Разноэкспорт» и ЗАО «Орма» установлены действующие договорные отношения на право ведения переговоров и поставку запасных частей к ГПА в адрес ООО «Газкомплектимпэкс», а также что ЗАО «Орма» гарантирует в случае победы ООО «Разноэкспорт» в конкурсе поставку в 2006 году запасных частей к ГПА в полном объеме (т. 15 л.д. 78);

дилерское соглашение № 9Д от 30.11.2005, согласно которому ЗАО «Орма» назначает ООО «Разноэкспорт» своим официальным дилером и поручает ему реализацию запасных частей к ГПА (документ представлен проверяющим вместе с дополнением к возражениям) (т. 15 л.д. 82-85).

В этой связи действия ООО «Газкомплектимпэкс» при приобретении регенераторов для нужд Заявителя являются рациональными и целесообразными. Конкурс на поставку регенераторов был открытым и в нем могли принять участие все желающие, в том числе заводы-изготовители, которые, тем не менее, предпочли осуществлять поставку через своего официального дилера – ООО «Разноэкспорт».

Выбирая в качестве поставщика регенераторов ООО «Разноэкспорт», ООО «Газкомплектимпэкс» имело документальные доказательства того, что указанная компания является официальным дилером заводов-производителей регенераторов. Заключая договор с данной компанией, ООО «Газкомплектимпэкс» не знало и не могло знать о том, что ООО «Разноэкспорт» приобретет товар не непосредственно у заводов-изготовителей, а у третьих лиц. В силу этого вывод о вовлечение агентом Заявителя (а тем более самим Заявителем) в процесс поставки регенераторов посредников не соответствует действительности.

Поскольку товар в полном объеме и надлежащего качества был вручен Заявителю, что Ответчиком не оспаривается, у Заявителя отсутствовали правовые основания для отказа в принятии отчета агента, надлежащим образом и в полном объеме исполнившим свою обязанность по организации поставки Обществу товара.

В силу изложенного выбор Заявителем контрагента (ООО «Газкомплектимпэкс»), формы договора для приобретения воздухоподогревателей (агентирование), а равно выбор агентом поставщика обусловлен экономическими и иными условиями хозяйственной деятельности и не направлен на занижение налогов, подлежащих уплате в бюджет.

В Решении Ответчик указывает, что Заявителем совместно с заводами-изготовителями (ЗАО «ОРМА» и ОАО «Машиностроительный завод «ЗиО Подольск») были утверждены и согласованы технические задания на разработку и изготовление регенераторов. Однако после утверждения и согласования технических заданий договоры на приобретение изготовленных по заказу регенераторов ООО «Газпром трансгаз Югорск» заключало не с организациями-производителями, а с ООО «Газкомплектимпэкс».

Однако данный довод Ответчика не соответствует действительности и не может являться основанием для признания налоговой выгоды необоснованной по следующим основаниям.

Технические задания являются исключительно техническим документом, используемым при изготовлении опытной партии продукции, а не регенераторов, которые закупало Общество в 2006 году.

Обстоятельства по составлению и разработке Технических заданий отражены в служебной записке Производственного отдела по эксплуатации компрессорных станций (т. 20 л.д. 73-74).

Так, специалистами разъяснено, что в соответствии с ГОСТ Р 15.201-2000 «Система разработки и постановки продукции на производство» при изготовлении новой продукции предприятие изготовитель должно разработать «Техническое задание» (ТЗ) и согласовать его с заказчиком, для последующей разработки и выпуска опытной партии продукции. Следовательно, на основании согласованного Технического задания изготавливается только опытная партия продукции.

Обществом в 2001 году были согласованны с заводами-изготовителями Технические задания на регенераторы моделей ВПТ-1400 и РВП-3000БС, на основании которых заводами были изготовлены соответствующие опытные образцы.

ГОСТ прямо предусматривает, что поскольку Технические задания являются технической документацией на вид продукции, в них необходимо предусматривать учет интересов всех возможных потребителей.

При согласовании Технического задания заказчик не обязуется приобретать данную продукцию. Целью разработки ТЗ является исключительно проведение опытно-конструкторских работ, включающих в себя разработку технической документации, изготовление опытных образцов и приемку результатов ОКР.

Опытные образцы в течение 2001-2002 гг. были испытаны Заявителем, о чем составлены соответствующие акты приемочной комиссии. Утверждение акта приемочной комиссии, в соответствии с ГОСТ Р 15.201-2000, означает прекращение действия Технического задания. В этой связи действие Технических заданий прекращено еще в 2001 году (задолго до периода спорных поставок продукции (2006 г)).

Таким образом, данные Технические задания были составлены в 2001 г. на разработку новых типов регенераторов исключительно в качестве технической документации. Они не носили индивидуально-определенного характера и не являлись заказом ООО «Газпром трансгаз Югорск» на изготовление тех регенераторов, которые Заявитель закупал в 2006 – 2007 гг.

В этой связи являются необоснованными доводы Ответчика о том, что воздухоподогреватели (регенераторы) изготавливались заводами изготовителями по заказу ООО «Газпром трансгаз Югорск», который оформлялся техническими заданиями на разработку спорных регенераторов.

Более того, ссылка Ответчика на Технические задания 2001 года применительно к регенераторам, изготовленным в 2006 – 2007 гг., необоснованна также на том основании, что действия Технических заданий прекращено задолго до изготовления продукции поставляемой Заявителю.

Общество приобретало продукцию, которая по своим характеристикам соответствовала Техническим условиям, а не Техническому заданию.

После испытаний опытных образцов продукции осуществляется процедура согласования Технических условий, проект которых подготавливается до начала испытаний.

Технические условия в соответствии с ГОСТ 2.114-95 - это основной документ, по которому производиться продукт, регламентирующий качественные характеристики товара и условия его производства.

На основании положительного заключения приемочных испытаний опытных образцов регенераторов моделей ВПТ-1400 и РВП-3000БС-01 производства ЗАО «Орма» и ОАО«Машиностроительный завод «ЗиО Подольск»», были подготовлены Технические условия на выпуск данной продукции, которые утверждены заводами-изготовителями, проектными институтами и ОАО «Газпром».

Так, Технические условия на регенератор ВПТ-1400 были согласованы и утверждены 06.11.2001, а Технические условия на регенератор РВП-3000 БС-01 были согласованы и утверждены 23.12.2002 и 30.04.2004.

Заявителем были приобретены регенераторы моделей ВПТ-1400 и РВП-3000 БС-01 соответствующие по своим характеристикам Техническим условиям.

Таким образом, доводы Ответчика о том, что Заявитель, давая задание заводам-изготовителям на производство регенераторов, необоснованно приобретает их у третьих лиц, не соответствуют действительности, поскольку Заявитель такого задания не давал. Доказательств иного налоговым органом не представлено.

Продукцию, изготавливаемую в соответствии с данными техническими условиями и техническими заданиями, имеет возможность приобрести любое заинтересованное лицо.

Так, регенераторы, как следует из технических условий и технических заданий, предназначены для применения на агрегатах ГТК-10-4. Данные агрегаты эксплуатируются как дочерними предприятиями ОАО «Газпром», так и иными лицами.

Таким образом, регенераторы, соответствующие по своим характеристикам Техническим условиям или Техническим заданиям, могут закупаться и эксплуатироваться любыми организациями, эксплуатирующими агрегаты ГТК-10-04.

В этой связи доводы Ответчика о том, что спорные регенераторы были произведены исключительно для Заявителя, не нашли своего подтверждения.

Довод Ответчика о завышении цены приобретения регенераторов незаконны и опровергаются материалами дела. Налоговым органом фактически не проводилась проверка цен по правилам установленным НК РФ.

Общество приобретало продукцию по рыночной цене, установленной в договоре, и именно эту цену правомерно отражало в целях налогообложения.

Ответчик в оспариваемом решении отказывает Заявителю в признании в расходах разницы между фактической ценой приобретения регенераторов и ценой продажи регенераторов заводами-изготовителями. Ответчик указывает, что налогоплательщик, имея возможность купить регенераторы у завода-изготовителя по более низкой цене, приобретал их у посредников по цене более высокой.

Однако в соответствии с п.1 ст. 40 НК РФ для целей налогообложения принимается цена товаров, работ или услуг, указанная сторонами сделки. Пока не доказано обратное, предполагается, что эта цена соответствует уровню рыночных цен.

Заявитель приобретал регенераторы по договорным ценам, установленным соглашением сторон. Ответчиком не проводилась проверка указанных цен на соответствие уровню рыночных цен в порядке ст. 40 НК РФ.

Договоры, заключаемые производителями регенераторов, не являются публичными, а значит, цена товаров не должна устанавливаться одинаковой для всех потребителей (п.2 ст.426 ГК РФ). Соответственно, выводы Ответчика о том, что если бы Заявитель обратился напрямую к производителю, то приобрел бы регенераторы по более низкой цене, являются безосновательными.

Ответчиком не доказано, что рыночные цены на приобретение регенераторов с распределением обязательств аналогичным образом, как это предусмотрено в заключенном договоре, соответствуют ценам, предложенным налоговым органом.

Кроме того, даже если бы Заявитель заключил договор непосредственно с заводами-изготовителями регенераторов, то цена продукции осталась бы неизменной

Как указывалось выше, ООО «Газкомплектимпэкс» перед объявлением конкурса на поставку товарно-материальных ценностей обязано изучить конъюнктуру рынка и определить лимитную (предельную) стоимость продукции.

Базой для определения лимитных цен по спорным регенераторам являлись протоколы согласования оптовых цен между ООО «Газкомплектимпэкс» и заводами-изготовителями продукции (т. 5 л.д. 59 - 64).

Цена в протоколах согласования оптовых цен определялась на основании плановой калькуляции затрат на изготовление регенераторов, представленных заводами-изготовителями, содержащими подробную расшифровку статей затрат: сырье и материалы, покупные и комплектующие изделия, транспортные расходы, оплата труда, амортизация, накладные расходы и др.

1. Лимитная цена определялась на основании протоколов согласования цены с заводами-изготовителями, составленных на основании калькуляции себестоимости производства.

Так, в соответствии с протоколом согласования цен на поставку регенератора ВПТ 1400 и калькуляции затрат на производство отпускная оптовая цена согласована на 2007 год в размере 17231500 руб.

В соответствии с первичными документами Заявителем данные регенераторы приобретались по цене 17231500 руб., то есть по цене установленной заводом-изготовителем.

2. Расчет лимитной цены прогнозным методом (в случае, когда на соответствующий период отсутствовал протокол согласования оптовой цены).

Лимитная цена на начало 2006 г. на воздухоподогреватель трубчатый ВПТ 1400 была рассчитана следующим образом: Цл (лимитная цена) = Цб * К1 * К2, где Цб – цена указанная в протоколе согласования оптовых цен за 2005 год, К1 = 1,1002 - коэффициент учета инфляции на прогнозный период изготовления и поставки продукции, К2 – 1,005 коэффициент учета страхования продукции.

Протоколом согласования цен от 05.04.2005 с ЗАО «Орма» была определена на 2005 г цена регенератор модели ВПТ 1400 в размере 13055900 руб.

Лимитная цена регенераторов была определена по приведенной выше формуле в размере 14435922 (13005900 * 1,1002 * 1,005).

Поставки регенераторов данной модели в начале 2006 года осуществлялись по той же цене, которая была указана в протоколе согласования - 13055900 руб., что ниже лимитной стоимости.

Таким образом, Заявитель приобретал продукцию по ценам, установленным заводами-изготовителями. В связи с чем довод Ответчика о том, что Заявитель в случае обращения непосредственно к заводу-изготовителю приобрел бы регенераторы дешевле, не соответствует действительности и опровергается представленными в материалы дела доказательствами.

Более того, исходя из информации, указанной в оспариваемом Решении, заводы-изготовители продавали регенераторы покупателю по ценам даже ниже себестоимости, что в принципе невозможно при осуществлении предпринимательской деятельности.

Так, например, Ответчик указывает, что завод (ЗАО «Орма») реализовало ООО «Ремол» регенераторы ВПТ 1400 по цене 9723000 руб. Впоследствии Заявителю данный регенератор был реализован по цене 13055900 руб.

При этом в соответствии с калькуляцией затрат на производство данного регенератора, приложенной к протоколу согласования цен между заводом ЗАО «Орма» и ООО «Газкомплектимпэкс», себестоимость производства данного регенератора составляет 11352828 руб.

То есть, если исходить из логики Ответчика, завод-изготовитель продал свою продукцию с убытком для себя на 1703072 руб.

Даже если какой-либо организации удалось приобрести оборудование по цене ниже себестоимости, данное обстоятельство не может свидетельствовать о том, что Заявитель мог купить данное оборудование по такой же цене. Более того, данное обстоятельство свидетельствует не о занижении налоговой базы Заявителем, а скорее о занижении налоговой базы самим заводом-изготовителем.

Ни ООО «Газкомплектимпэкс», ни тем более ООО «Газпром трансгаз Югорск» не знали и не могли знать (соответствующие доказательства в Решении не приводятся) о том, что заводы-изготовители фактически будут осуществлять поставку товара не через своего официального дилера (ООО «Разноэкспорт») по согласованной цене, а через третьих лиц по более низкой стоимости.

Налоговые органы вправе проверять определение налогоплательщиком цены сделки только при наличии обстоятельств, установленных в ст.40 Кодекса, и только в порядке, закрепленном в данной статье Кодекса.

Обстоятельства, при наличии которых налоговые органы вправе в силу п.2 ст.40 НК РФ контролировать цены, примененные налогоплательщиком, в рассматриваемой ситуации отсутствуют. Так, сделки по приобретению Заявителем регенераторов не являлись товарообменными (бартерными) либо внешнеторговыми. Отклонение более чем на 20 процентов в сторону повышения или в сторону понижения от уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам (работам, услугам) в пределах непродолжительного периода времени также в ходе проверки не установлено.

Заявитель и его агент (ООО «Газкомплектимпэкс»), как обосновывалось выше, не являются взаимозависимыми.

Ответчик же в обоснование вывода о взаимозависимости ссылается на определение аффилированных лиц, предусмотренное Законом РСФСР от 22.03.1991 № 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках».

Между тем, указанные категории различны не только по наименованию и содержанию, но и по цели их введения и сфере применения, поэтому их отождествление является неправомерным. Налоговое законодательство не использует термин «аффилированные лица», а вводит термин «взаимозависимые лица» и дает ему однозначное определение (т.е. в силу п.1 ст.11 НК РФ не требуется для его толкования применения специального законодательства). Кроме того, Ответчик не учитывает, что перечень аффилированных лиц значительно шире, чем перечень, предусмотренный ст.20 НК РФ (при этом последняя норма принята значительно позднее). Соответственно, законодатель сознательно исходил из невозможности отождествления данных категорий.

Следовательно, для признания лиц взаимозависимыми для целей налогообложения необходимо документально подтвердить наличие признаков, удовлетворяющих определению, предусмотренному законодательством о налогах и сборах.

Однако какие-либо обоснованные факты, свидетельствующие о возможности Заявителя влиять на результаты совершаемых ООО «Газкомплектимпэкс» сделок по реализации товаров (работ, услуг), в Решении не приведены.

Таким образом, оснований для контроля правильности применения налогоплательщиком цены приобретения товаров у налогового органа не имелось.

Как следует из оспариваемого решения, рыночная цена Ответчиком в соответствии с положениями п. 2-11 ст.40 НК РФ не устанавливалась

Согласно п.4 ст.40 НК РФ рыночной ценой товара признается цена, сложившаяся при взаимодействии спроса и предложения на рынке идентичных товаров в сопоставимых экономических (коммерческих) условиях. В силу п.9 ст.40 НК РФ при определении рыночных цен учитываются такие условия сделок как количество (объем) поставляемых товаров, сроки исполнения обязательств, условия платежей, а также иные разумные условия, которые могут оказывать влияние на цену.

Таким образом, для расчета рыночной цены необходимо учитывать условия заключенного Заявителем договора и договоры с грузоотправителями техники.

Между тем, рыночная цена Ответчиком в соответствии с положениями п.2-11 ст.40 НК РФ не устанавливалась. Критерии сопоставимости условий сделок, заключенных Заявителем и заводами-изготовителями налоговым органом не определялись и не учитывались.

В связи с тем, что уровень цен регенераторов, примененных в сделках между агентом и поставщиками – ООО«Разноэкспорт», ООО «ЯмалИнвест», Ответчиком не опровергнут, цена приобретения регенераторов является рыночной, а довод Ответчика о завышении цены приобретения регенераторов – необоснованным.

В этой связи вывод о завышении Заявителем цены регенераторов не соответствует материалами проверки и носит предположительный характер.

Обстоятельства, которые, по мнению Ответчика, свидетельствуют о групповой согласованности действий по приобретению регенераторов, приведены на стр.111-112 решения. Между тем, указанные обстоятельства ни по отдельности, ни в совокупности не подтверждают данный вывод инспекции.

Совместное участие ООО «Газкомплектимпэкс» и ООО «Разноэкспорт» в уставном капитале ООО «ЯмалИнвест», не может свидетельствовать о взаимозависимости первых двух компаний, поскольку в соответствии с законодательством об обществах с ограниченной ответственностью участники ООО не находятся в отношениях власти и подчинения. Тем более, данный факт не может свидетельствовать о согласованности действий данных независимых компаний.

Довод инспекции о том, что ООО «Разноэкспорт» осуществляло деятельность проверяемом периоде преимущественно на основании договоров с ООО «Газкомплектимпэкс» не свидетельствует о согласованности данных организаций в вопросе организации поставок регенераторов для ООО «Газпром трансгаз Югорск», поскольку оно не позволяет ООО «Разноэкспорт» навязывать ООО «Газкомплектимпэкс» условия сделок.

Довод о том, что ООО «Разноэкспорт», ООО «Ремол» и ООО «Газопромысловое оборудование» расположены по одному адресу (Ленинский пр., д.65), также не может свидетельствовать о согласованности всех участников поставки регенераторов.

Необходимо отметить, что вывод о расположении ООО «Разноэкспорт» в здании Университета им. И.М. Губкина основан исключительно на показаниях директора ООО«Газопромысловое оборудование». При этом какие-либо объективные доказательства (договор аренды, показания представителей ООО «Разноэкспорт» и т.п.) в материалах проверки отсутствуют.

Кроме того, как видно из протокола допроса директора ООО «Ремол», данная компания располагалась по иному адресу (Ленинский пр., д.63/2).

Между тем, в любом случае само по себе расположение перечисленных налоговым органом организаций по одному адресу (как видно из протоколов допроса: ООО «Ремол» располагалось в здании № 63/2, ООО «Газопромысловое оборудование» в здании № 65 на 8 этаже, а ООО «Разноэкспорт», со слов бывшего директора ООО «Газопромысловое оборудование», на 9 этаже) не является достаточным доказательством согласованности их действий, возможности их влиять на хозяйственную деятельность друг друга.

Ответчик на стр. 66 Решения указал, что ООО «Газкомплектимпэкс» по требованиям от 19.08.2009, от 13.10.2009 представило копии товарных накладных, счетов-фактур, оформленных между ООО «Разноэкспорт», ООО «ЯмалИнвест» и их поставщиками (ООО «ТД ВМЗ», ООО «Техпром», ЗАО «НЭТ», ООО «Энерго-проект»), и товарной накладной и счета-фактуры между ООО «ТД ВМЗ» и ООО «Газопромысловое оборудование» - субпоставщик 3 звена. Наличие у ООО«Газкомплектимпэкс» копий первичных учетных документов, оформленных между ООО«Разноэкспорт», ООО«ЯмалИнвест» и их контрагентами, свидетельствует, по мнению Ответчика, о контроле ООО«Газкомплектимпэкс» за финансово-хозяйственной деятельностью участников сделок по поставке оборудования для Общества.

Между тем, вывод Ответчика является необоснованным, поскольку наличие у ООО «Газкомплектимпэкс» документов, касающихся отношений ООО «Разноэкспорт» с его поставщиками, обусловлено следующим.

Согласно договорам поставки, заключенных ООО «Газкомплектимпэкс» и ООО «Разноэкспорт», ООО «ЯмалИнвест», последние выступают в качестве агентов ООО«Газкомплектимпэкс», действуя от своего имени и за счет принципала в части оказания последнему услуг по организации транспортировки продукции. В соответствии с п.2 ст.1008 Гражданского кодекса РФ к отчету агента должны быть приложены необходимые доказательства расходов, произведенных агентом за счет принципала, если агентским договором не предусмотрено иное.

Таким образом, у ООО «Газкомплектимпэкс» имелись только документы, которые в силу закона должны у него быть, а именно: относящиеся к взаимоотношениям, возникающим из агентских правоотношений по услугам по транспортировке. Данное обстоятельство не может свидетельствовать о контроле и согласованности в деятельности ООО «Газкомплектимпэкс» и иных лиц (контрагентов 3-го лицами).

В качестве одного из оснований для вывода о согласованности Ответчик в решении указывает, что «при заключении и исполнении агентских договоров общество могло оказать влияние на содержание заключаемых сделок и на их исполнение, но не реализовало предоставленную законодательством возможность».

Довод налогового органа является необоснованным в силу следующего. Данное утверждение не только не подтверждает согласованность Общества с иными участниками поставки воздухоподогревателей, но, наоборот, прямо свидетельствует об обратном. Согласованность предполагает совместное принятие управленческих решений, тогда как инспекция утверждает, что Общество в деятельности участников поставки регенераторов не вмешивалось и, имея соответствующие полномочия, ее не определяло.

Кроме того, инспекция не приводит конкретное положение закона, которое бы предусматривало право одного юридического лица вмешиваться в хозяйственную деятельность других. Агент по агентскому договору связан поручением принципала, однако в рамках исполнения данного поручения обладает полной самостоятельностью. В соответствии со ст.995 ГК РФ он обязан согласовывать с принципалом только отступления от условий поручения, а не каждое действие, совершаемое в полном соответствии с ним.

Как следует из материалов проверки, товар поставлялся по цене и на условиях, предусмотренных агентскими поручениями, поставщик выбирался ООО «Газкомплектимпэкс» на основании открытого и публичного конкурса. В этой связи у Заявителя не было оснований для предъявления претензий агенту. При этом у Общества отсутствовали полномочия (возможности) влиять на деятельность (содержание заключаемых ими сделок) третьих лиц, с которыми у него не было хозяйственных отношений.

Таким образом, Ответчиком согласованность действий Заявителя, ООО «Газкомплектимпэкс», а также поставщиков и иных лиц не доказана. В силу этого вывод о существовании «схемы поставки воздухоподогревателей» является необоснованным.

Доводы Ответчика о создании контрагентами третьего звена формального документооборота не соответствуют фактическим обстоятельствам дела

Так, Ответчик указывает, что о формальном документообороте, по его мнению, свидетельствует, что контрагенты третьего и т.д. звена оформляли первичные документы по покупке и реализации регенераторов в один и тот же день по одной и той же цене, и, как правило, до даты оформления производителями товарных накладных и счетов-фактур, отражающих продажу регенераторов.

Однако указанные доводы не свидетельствует о формальности документооборота и нереальности хозяйственных операций, совершенных контрагентами.

Доводы о том, что контрагенты перепродавали товар в один день и по одной цене, не имеют правового значения, поскольку как установлено проверкой данные контрагенты фактически приобретали право собственности на товар, что подтверждается соответствующими документами, и впоследствии отчуждали его в полном соответствии с законом. Данное право собственности они могли передавать по той же цене и тогда, когда у них возникала соответствующая воля на отчуждение своего права.

Налоговый орган указывает на то обстоятельство, что в некоторых случаях имело место несовпадение дат составления товарных накладных, подтверждающих передачу товара. В Решении указывается, что часть документов на реализацию товара заводами-изготовителями, оформлена на один день позже, чем, оформлены первичные документы последующими перепродавцами.

Однако, данное обстоятельство может свидетельствовать исключительно об ошибке в оформлении первичных документов заводами-изготовителями, а не о формальности и фиктивности документооборота.

Так, в соответствии договором поставки между ООО «Ремол» и ЗАО «Орма» (представлен налоговым органом) предусмотрено, что датой поставки считается дата принятия продукции грузоперевозчиком, указанная в ж/д накладной.

Аналогичное положение предусмотрено и гражданским законодательством. Так, в соответствии со ст. 458 ГК РФ в случаях, когда из договора купли-продажи не вытекает обязанность продавца по доставке товара или передаче товара в месте его нахождения покупателю, обязанность продавца передать товар покупателю считается исполненной в момент сдачи товара перевозчику или организации связи для доставки покупателю, если договором не предусмотрено иное.

Таким образом, определяющее значение для установления момента перехода права собственности имеет дата, когда завод-изготовитель передал товар перевозчику в соответствии с железнодорожной накладной, а не дата составления товарной накладной или счета-фактуры.

Налоговый орган приводит в приложении № 8 к Решению пример: товарная накладная на реализацию от ЗАО «Орма» к ООО «Ремол» составлена 20.10.2006. Товарная накладная на реализацию от ООО «Энерго-проект» к ООО «Разноэкспорт» составлена 19.10.2006 г.

Данный пример, по мнению Ответчика, свидетельствует о том, что поставщики третьего звена продавали товар ООО «Разноэкспорт» до даты его реализации заводом-изготовителем в адрес ООО «Ремол». Однако это предположение Ответчика не соответствует действительности.

Так, если обратится к железнодорожным накладным по поставке (т. 9 л.д. 5-123, т. 10, т. 11, т. 12, т. 13), указанной в примере налогового органа, то из документов следует, что товар был предоставлен перевозчику 12.10.2006 и 19.10.2010. Соответственно право собственности на товар заводом-изготовителем было передано именно в указанные в железнодорожных накладных даты.

В этой связи, поскольку право собственности на товар было фактически передано, то организация, у которой это право собственности возникло, вправе распоряжаться принадлежащим ему имуществом, в том числе и продать его. Для установления данного права не имеет значения, когда составлена товарная накладная и счет-фактура.

Таким образом, довод налогового органа о том, что некоторые документы составлялись в более поздние даты, не свидетельствует о формальности документооборота и фиктивности операций по продаже регенераторов.

Налоговый орган в оспариваемом Решении ссылается на протоколы допросов свидетелей, материалы встречных проверок, банковские выписки, которые, по его мнению, подтверждают, что контрагенты третьего звена не исполняли свои налоговые обязательства.

Однако документы, на которые ссылается налоговый орган, не подтверждают и не могут подтверждать данные обстоятельства, по следующим основаниям.

Контрагенты третьего звена являются добросовестными налогоплательщиками, что подтверждается документами, на которые ссылается сам налоговый орган. Так, налоговый орган в ходе встречной проверки установил, что ООО «Разноэкспорт» и ООО «ЯмалИнвест» закупали регенераторы у ООО «Торговый дом ВМЗ», ООО «Техпром» и ЗАО «Новые энергетические технологии».

В соответствии с документами по встречной проверке организация- ООО «Торговый дом ВМЗ» является действующей, предоставляющей налоговую и бухгалтерскую отчетность. Уплачивает налоги в бюджет. Данные обстоятельства прямо подтверждаются материалами полученными Ответчиком из территориального налогового органа, в котором состоит на учете ООО «Торговый дом ВМЗ». У организации имеются помещения, в которых оно осуществляет свою деятельность (налоговому органу представлена справка о предоставлении помещений ЗАО «Аэросервис»). Генеральный директор ООО «Торговый дом ВМЗ» не отказывался от участия в деятельности организации, а также от своей подписи на первичных документах. Выписки банка прямо подтверждают, что хозяйственные операции по поставке оборудования фактически осуществлялись и отражались в учете организации.

Таким образом, ООО «Торговый дом ВМЗ» является реально действующей организацией, а доводы налогового органа о получении необоснованной налоговой выгоды в результате взаимодействия с данной организацией необоснованны.

В период осуществления операции по поставке регенераторов, организация- ООО «Техпром» фактически осуществляла предпринимательскую деятельность, что подтверждается выпиской из ЕГРЮЛ и выпиской по банковскому счету. Организация за 2006 и 2007 гг. сдавала бухгалтерскую и налоговую отчетность, уплачивало налоги. Генеральный директор ООО «Техпром» не отказывался от участия в деятельности организации, а также от своей подписи на первичных документах. Учредитель, опрошенный налоговым органом, подтвердил, что являлся учредителем ООО «Техпром», и что ООО «Техпром» осуществляло предпринимательскую деятельность. Выписки банка прямо подтверждают, что хозяйственные операции по поставке оборудования фактически осуществлялись и отражались в учете организации.

В этой связи данная организация являлась добросовестным налогоплательщиком, а доводы налогового органа о получении необоснованной налоговой выгоды в результате взаимодействия с данной организацией необоснованны.

ЗАО «Новые энергетические технологии» согласно документам, представленным налоговым органом, также является действующей и осуществляет реальную предпринимательскую деятельность, что подтверждается выписками по расчетному банковскому счету и бухгалтерской отчетностью. Данная организация сдавала в налоговые органы бухгалтерскую и налоговую отчетность, отражало выручку от реализации, и уплачивала налог на прибыль и НДС. Генеральный директор не отказывался от участия в деятельности организации и от подписания первичных документов.

Таким образом, контрагенты третьего звена являются организациями, фактически осуществляющими предпринимательскую деятельность, исполняющими свои налоговые обязательства, а первичные документы подписаны установленными и уполномоченными лицами.

В Решении Ответчика в качестве доказательств недобросовестности некоторых контрагентов (ООО «Лариталь», ООО «Мегастайл», ООО «Алтайская Энергетическая Компания», ООО «Орион») приводится ссылка на протоколы допроса лиц, которые, в соответствии с записями в ЕГРЮЛ занимают должности генеральных директоров.

Между тем, указанные протоколы не могут подтверждать, что данные организации не осуществляли деятельность и являлись недобросовестными контрагентами, поскольку: содержащиеся в них сведения противоречивы; полученные объяснения исходят от лиц, не заинтересованных сообщать о своей причастности к деятельности организаций, не исполняющих налоговые обязательства, в связи с чем, не могут быть признаны достоверными без подтверждения содержащихся в них сведений другими доказательствами; показания даны лицами, не компетентными и не располагающими сведениями о фактических обстоятельствах.

Например, в «Протоколе допроса свидетеля об обстоятельствах, имеющих значение для осуществления налогового контроля» от 09.11.2009 б/н, составленном при допросе учредителя ООО «Мегастайл» М.М. Дружининой указано, следующее:

· На вопрос «Где, когда и кем Вы работали с 2006 года по настоящее время?» М.М. Дружинина ответила: «с октября-ноября по апрель 2007 г., оказывала услуги по регистрации фирм на свое имя за денежное вознаграждение». То есть М.М. Дружинина прямо признает, что осуществляла деятельность по регистрации фирмы на свое имя.

· На вопрос «Известна ли Вам такая организация как ООО «Мегастайл»?» М.М. Дружинина указала: «организацию «Мегастайл» не знаю».

· На вопрос «Открывали ли Вы лично счета в банках или выдавали доверенность» М.М. Дружинина указала: «Доверенность подписывала, личные счета в банках не открывала». Из указанного ответа прямо следует, что М.М. Дружинина выдавала и подписывала доверенности от имени ООО «Мегастайл», при таком ответе на поставленный вопрос представляются сомнительными ответы, на предыдущие два вопроса.

Из показаний, изложенных в протоколе допроса М.М. Дружининой, явно следует, что указанное лицо высказывает взаимоисключающие утверждения, таким образом, показания М.М. Дружининой не могут рассматриваться в качестве доказательства фиктивности осуществления организацией деятельности.

Как следует из Решения (стр. 84) учредителем и руководителем ООО «Лариталь» является Комаров Сергей Николаевич.

На поручение налогового органа о проведении допроса свидетеля Комарова С.Н. поступило письменное пояснение от Комаровой Марии Алексеевны, являющейся матерью Комарова С.Н.

В пояснениях Комарова М.А. указала, что Комаров С.Н. никогда не являлся и не является руководителем ООО «Лариталь», счета в банках не открывал, никакого отношения Комаров С.Н. к деятельности ООО «Лариталь» не имеет и организация ООО «Лариталь» ему не известна.

Данные пояснения были приняты налоговым органом и положены в основу оспариваемого Решения.

Однако необходимо отметить, что в соответствии со ст.90 НК РФ, в качестве свидетеля для дачи показаний может быть вызвано любое физическое лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для осуществления налогового контроля. Показания свидетеля заносятся в протокол. Однако Комаров С.Н. не был допрошен в качестве свидетеля.

Представляется очевидным, что обстоятельства, о которых указывает Комарова М.А., не могут быть ей известны, поскольку к ней не имеют никакого отношения. Более того, Комарова М.А. также не была привлечена налоговым органом в качестве свидетеля в порядке ст. 90 НК РФ. Следовательно, ее показания, даже будучи ложными, не повлекут для нее никакой ответственности.

Таким образом, сведения получены налоговым органом: от лица, которое не может обладать информацией об обстоятельствах, имеющих значения для налогового контроля; с нарушением, предусмотренного НК РФ порядка (она не была вызвана и допрошена в качестве свидетеля). В этой связи, налоговым органом не могут быть использованы показания Комаровой М.А.

Протоколы допроса свидетелей, представленные Ответчиком, не могут быть признаны судом допустимыми доказательствами. При получении Ответчиком свидетельских показаний все свидетели не были предупреждены о привлечения к уголовной ответственности за отказ от показаний и за дачу заведомо ложных показаний.

Кроме того, в соответствии с п. 5 ст. 90 НК РФ перед получением показаний должностное лицо налогового органа предупреждает свидетеля об ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний либо за дачу заведомо ложных показаний, о чем делается отметка в протоколе, которая удостоверяется подписью свидетеля. При этом норма говорит о предупреждении обо всех видах ответственности за отказ от показаний и дачу заведомо ложных показаний, и не ограничивается предупреждением только о каком-либо конкретном виде ответственности.

Получение показаний свидетеля в порядке ст. 90 НК РФ является мероприятием, направленным на сбор доказательств наличия налогового правонарушения и привлечения лица к ответственности.

Из приведенных норм следует, что показания лица, не предупрежденного об уголовной ответственности за отказ от показаний и за дачу заведомо ложных показаний, при рассмотрении арбитражным судом спора не могут иметь статус свидетельских показаний и не могут быть положены в качестве таковых в основу судебного акта.

Все протоколы допроса свидетелей были получены вне рамок налоговых мероприятий.

Согласно ч. 3 ст. 64 АПК РФ не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

Как следует из положений п. 1 ст. 90 НК РФ в качестве свидетеля для дачи показаний может быть вызвано любое физическое лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для осуществления налогового контроля. Иными словами, вызов и опрос свидетелей вне связи с осуществлением мероприятий налогового контроля не допускается.

Кроме того, в соответствии с п. 8 ст. 101 НК РФ в решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения излагаются обстоятельства налогового правонарушения так, «как они установлены проведенной проверкой, со ссылкой на документы и иные сведения, подтверждающие указанные обстоятельства».

Таким образом, решение о привлечении к налоговой ответственности должно быть основано на результатах и материалах проверки. В обоснование выводов, сделанных в решении о привлечении к ответственности, не могут быть представлены материалы, документы и показания свидетелей, полученные за пределами соответствующей проверки.

Как следует из справки о проведенной выездной налоговой проверке, проверка была начата 10.11.2008 и окончена 05.11.2009.

Протоколы допросов свидетелей датированы 13.11.2009, 23.11.2009, 16.11.2009, 09.11.2009, 17.11.2009, 19.11.2009, 18.11.2009. Т.е. допросы, зафиксированные в указанных документах, проводились за рамками контрольных мероприятий. Более того, протоколы допроса от 18.11.2009, 19.11.2009, 23.11.2009, составлены после принятия Акта выездной налоговой проверки.

Как следует из статьи 68 АПК РФ, допустимыми доказательствами по делу могут быть признаны только те материалы налоговой проверки, которые получены и исследованы инспекцией в рамках мероприятий налогового контроля в отношении спорного налогового периода и оформление которых соответствует требованиям НК РФ, в данном случае статье 90 НК РФ.

Таким образом, указанные документы, составленные за пределами проверки, не соответствует требованиям ст. 90 НК РФ, поэтому являются недопустимым доказательством.

Таким образом, доказательства, представленные налоговым органом, ни в отдельности друг от друга, ни в совокупности не свидетельствуют о недобросовестности контрагентов, субконтрагентов и иных лиц.

Таким образом, доначисление налога на прибыль в сумме 30107450 руб. за 2006 год и 22860727руб. за 2007 год, а также соответствующих пеней и штрафов является незаконным и необоснованным.

ПО НАЛОГУ НА ДОБАВЛЕННУЮ СТОИМОСТЬ

По пункту 1.7 решения – по эпизоду: налоговые вычеты в отношении работ по ремонту системы пожарной сигнализации и автоматического пожаротушения компрессорных цехов.

В п.1.7 Решения указано, что Общество неправомерно применило вычеты по НДС, уплаченному подрядчикам за выполнение работ по ремонту системы пожарной сигнализации и автоматического пожаротушения компрессорных цехов 1-4 Сосновского ЛПУ МГ.

Основанием для отказа в вычете НДС послужил довод о том, что фактически выполненные Обществом работы не являются работами по капитальному ремонту, а являются работами, затраты на проведение которых должны увеличивать первоначальную стоимость объектов основных средств (дооборудование).

Также Ответчик указывает, что Общество (как арендатор) должно было передать ОАО «Газпром» (арендодатель) стоимость работ для увеличения первоначальной стоимости имущества. В таком случае право на получение вычета, по мнению Ответчика, возникает у ОАО «Газпром» (арендодателя) с момента отражения ОАО «Газпром» в бухучете по дебету счета 01 «Основные средства» произведенных Обществом расходов.

В связи с этим Обществу доначислен налог в размере 485987 руб., а также соответствующие пени и штрафы по ст.122 НК РФ.

Данный вывод является необоснованным по следующим основаниям.

Глава 21 НК РФ не связывает право на вычет НДС с порядком признания расходов для целей налогообложения и не ограничивает право налогоплательщика предъявить уплаченный НДС к вычету и приобретении работ, носящих капитальный характер.

Довод о том, что произведенные расходы должны увеличивать первоначальную стоимость объектов основных средств, не может являться основанием для отказа в вычете НДС, предъявленного поставщиками товаров, работ услуг.

В соответствии с п.1 ст.172 НК РФ для применения вычета сумм НДС необходимо соблюдение следующих условий: 1) суммы налога должны быть предъявлены налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг); 2) продавцом в адрес покупателя должен быть выставлен счет-фактура; 3) товары (работы, услуги) должны быть приняты на учет; 4) товары (работы, услуги) приобретаются для осуществления операций, признаваемых объектом налогообложения НДС.

Все вышеуказанные условия были соблюдены Обществом, что инспекцией не оспаривается. Все объекты, в отношении которых были произведены ремонтные работы (здания компрессорных цехов), эксплуатируются Обществом в рамках деятельности, облагаемой НДС (транспортирование газа), что не оспаривается налоговым органом.

Спорные работы не являются работами капитального характера. Доводы, подтверждающие данное утверждение, изложены в разделе «Налог на прибыль» в отношении пункта 1.3 оспариваемого решения. Соответственно, налоговые вычеты применены правомерно.

Независимо от квалификации спорных работ (ремонт либо дооборудование) НДС по таким расходам принимается к вычету в общем порядке на основании п. 1 ст. 172 НК РФ.

Согласно положению абзаца 1 п.6 ст.171 НК РФ, вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику подрядными организациями (заказчиками - застройщиками) при проведении ими капитального строительства, сборке (монтаже) основных средств, суммы налога, предъявленные налогоплательщику по товарам (работам, услугам), приобретенным им для выполнения строительно-монтажных работ.

Согласно п. 5 ст. 172 НК РФ (в редакции, действовавшей в проверяемый период) вычеты сумм налога, указанных в абзаце первом п.6 ст.171 НК РФ, производятся в порядке, установленном абзацами первым и вторым пункта 1 ст. 172 НК РФ, в т.е. на общих основаниях. Таким образом, оснований для отказа в вычете НДС не имеется.

В обоснование отказа в вычете Ответчик также указывает, что на основании договора аренды с ОАО «Газпром» Общество должно было передать ОАО «Газпром» стоимость работ для увеличения первоначальной стоимости имущества.

Данный довод является несостоятельным, поскольку арендатор вправе принять к вычету НДС по расходам на неотделимые улучшения в арендованное имущество в общем порядке на основании п. 1 ст. 172 НК РФ; наличие у арендатора обязанности о передаче арендодателю неотделимых улучшений при возврате предмета аренды не влияет на его право принять к вычету НДС, предъявленный ему подрядчиками за выполненные работы по этим улучшениям.

Пункт 4.2.2 договора аренды упоминает о реконструкции и техническом перевооружении переданного в аренду имущества. Проведенные работы по капитальному ремонту системы пожарной сигнализации и автоматического пожаротушения компрессорных цехов не вызвали изменения технологического или служебного назначения объектов, не придали им новых качеств, не повысили технико-экономические показатели компрессорного цеха.

В соответствии с п. 4.4.3 договора аренды имущества с ООО «Газпром» арендатор (ООО «Газпром трансгаз Югорск») обязан нести расходы по содержанию имущества, производить текущий и капитальный ремонт арендованного имущества (п.4.4.5 договора).

Поскольку подрядные работы по капитальному ремонту осуществлены в целях обеспечения основной производственной деятельности Общества, в отношении которой Общество является плательщиком налога на добавленную стоимость, то затраты на проведение капитального ремонта связаны с производством и реализацией (основной деятельностью), поэтому у Общества имелись правовые основания для применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость.

Указание в п. 4.3.2 договора на право арендатора требовать возмещения стоимости неотделимых улучшений не означает, что такие улучшения в результате спорных работ имели место в действительности, а арендатор реализовал свое право. Кроме того, п. 4.3.2. договора упоминает о возмещении стоимости согласованных с арендодателем неотделимых улучшений в арендуемом имуществе работах, однако материалы проверки не содержат доказательств, что такое согласование имело место.

Изложенные в решении доводы свидетельствуют о том, что Ответчик в сущности указывает на нецелесообразность ведения Обществом хозяйственной деятельности таким образом, что он принимает на себя не предусмотренные договором аренды обязанности по техническому перевооружению и дооборудованию арендуемого имущество.

Однако, как обоснованно, указал Конституционный Суд РФ (определения от 04.06.2007 № 320-О-П и от 04.06.2007 №366-О-П), что налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности.

Ответчик не учитывает, что спорные работы были необходимы для эксплуатации арендованного имущества, а также то, что стороны договора аренды (Общество и ОАО «Газпром») не имеют претензий друг к другу в связи с выполненными работами.

Существенным с точки зрения налогообложения в данном случае является факт несения Обществом затрат при приобретении работы, необходимых для эксплуатации арендуемого имущества. Довод о передачи стоимости выполненных работ арендодателю ОАО «Газпром» для учета в стоимости имущества противоречит НК РФ.

Таким образом, анализ Ответчиком в Решении договора аренды не соответствуют его содержанию, не подтвержден документально, противоречит фактическим обстоятельствам.

Кроме того, в любом случае, даже с учетом доводов проверяющих о квалификации спорных работ, право арендатора на применение вычетов НДС по расходам на неотделимые улучшения в арендованное имущество не зависит от порядка исполнения договора аренды. Арендатор вправе применить вычеты по расходам на неотделимые улучшения в арендованное имущество в общем порядке на основании п. 1 ст. 172 НК РФ.

Данный вывод подтверждается и позицией Высшего Арбитражного Суда РФ. В Постановлении Президиума ВАС РФ от 19.02.2008 г. № 11174/07 судом была рассмотрена ситуация о применении арендатором вычета НДС по неотделимым улучшениям в арендованное имущество (т. 6 л.д. 77-79).

Подтверждая право арендатора на применение налоговых вычетов ВАС РФ указал, что «из положений главы 21 "Налог на добавленную стоимость" не следует, что право на вычет сумм налога на добавленную стоимость, уплаченных налогоплательщиками подрядным организациям, имеет только лицо, которое осуществляет постановку на учет объектов завершенного капитального строительства, регистрирует право собственности на этот объект и, следовательно, начисляет суммы амортизации объектов основных средств».

Данный вывод также и подтверждается практикой ФАС Московского округа. Так, в Постановлении ФАС Московского округа от 27.02.2009 г. № КА-40/712-09 указывается, что «арендатор вправе принять к вычету НДС по расходам на неотделимые улучшения в арендованное имущество в общем порядке на основании п. 1 ст. 172 НК РФ» (т. 6 л.д. 80-84).

На основании изложенного Общество правомерно применило налоговые вычеты по НДС в размере 485987 руб., доначисление налога, пени и штрафных санкций является незаконным и необоснованным.

По пункту 1.9 решения – по эпизоду: необоснованная налоговая выгода при приобретении регенераторов.

В п.1.9 Решения (стр.139-143) Ответчик признал неправомерным применение Обществом налоговых вычетов по НДС, предъявленному ООО «Газкомплектимпэкс» при приобретении регенераторов. В связи с этим в Решении доначислен налог за 2006-2007 гг. в общей сумме 39726134 руб., а также соответствующие пени и штраф по ст.122 НК РФ. Суд считает решение в этой части неправомерным и подлежащим признанию недействительным.

Обществом соблюдены все предусмотренные главой 21 НК РФ условия для применения налоговых вычетов.

В соответствии с п.2 ст.171, п.1. ст.172 НК РФ (в редакции, действовавшей в проверяемый период) условиями для вычета предъявленных сумм НДС являются приобретение товара для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с гл. 21 НК РФ; наличие счета-фактуры; принятие товара к учету при наличии соответствующих первичных документов.

Факт приобретения товара подтверждается как первичными документами Общества, Агента (ООО «Газкомплектимпэкс») и поставщиков (ООО «ЯмалИнвест», ООО «Разноэкспорт»), так и первичными документами производителя (ОАО «Орма», ОАО «Машиностроительный завод «ЗИО-Подольск) и перевозчика (ОАО «РЖД»). Указанные документы представлены в полном объеме в ходе выездной налоговой проверки, а также представлены в материалы дела.

Использование товаров для осуществления операций, облагаемых НДС, подтверждается проверяющими в Решении (стр.39-59).

Регенераторы использованы Обществом для осуществления работ по капитальному ремонту газоперекачивающих агрегатов, установленных на компрессорных станциях магистральных газопроводов. При этом услуги по транспортировке газа в общем порядке подлежат обложению НДС (пп.1 п.1 ст.146 НК РФ). В качестве операций, освобожденных от обложения НДС, названные услуги в ст.149 НК РФ не поименованы. Следовательно, регенераторы приобретены и использованы для совершения операций, облагаемых НДС.

(1.3) Налоговые вычеты применены Обществом при наличии необходимых счетов-фактур, выставленных ООО «Газкомплектимпэкс». Указанные счета-фактуры в полном объеме представлены Обществом в ходе проведения выездной налоговой проверки. Претензий к оформлению данных счетов-фактур у инспекции не имеется.

Оприходование товара при наличии необходимых первичных документов подтверждается: отчетами агента, товарными накладными по форме ТОРГ-12, приходными ордерами, представленными Заявителем в полном объеме при проведении выездной налоговой проверки.

Таким образом, материалы проверки подтверждают факт соблюдения Обществом всех предусмотренных законом условий для применения налоговых вычетов.

Вывод Ответчика о получении Заявителем необоснованной налоговой выгоды несостоятелен по основаниям, приведенным в решении суда по п.1.5 Решения. Таким образом, доначисление НДС в сумме 39726134 руб., а также соответствующих налогов и штрафов является незаконным и необоснованным.

ПО НАЛОГУ НА ДОБЫЧУ ПОЛЕЗНЫХ ИСКОПАЕМЫХ

По пункту 1.10 решения – по эпизоду: занижение расчетной стоимости общераспространенных полезных ископаемых на сумму общехозяйственных расходов

По мнению налогового органа, Заявитель в нарушение п. 4 ст. 340 НК РФ неверно определял налогооблагаемую базу в отношении добытых общераспространенных полезных ископаемых, а именно не учитывал сумму общехозяйственных расходов филиалов и АУП (административно-управленческого персонала). В обоснование этого Ответчик указывает, что в налоговых декларациях за проверяемый период Заявителем не заполнена строка 070.

Данное нарушение, как указывается в мотивировочной части решения, повлекло неуплату налога на добычу полезных ископаемых за 2006-2007 гг. в общей сумме 1225523руб. В резолютивной части оспариваемого решения доначислен налог в общей сумме 1225516руб., а также соответствующие пени и штрафные санкции.

Между тем, произведенные Ответчиком доначисления необоснованны в силу следующего.

Не соответствует действительности довод Ответчика о том, что Заявителем не были вообще учтены при определении расчетной стоимости «общехозяйственные» расходы. Как установлено в ходе проверки, Заявитель учитывал для расчета себестоимости добытых полезных ископаемых прямые и косвенные расходы, относящиеся к добытым полезным ископаемым, в том числе затраты на автотранспорт и технику, амортизацию автотранспорта, ремонт автотранспорта, заработную плату водителей, арендную плату, стоимость лицензии, накладные расходы, налог на добычу полезных ископаемых и т.д.

Одновременно Заявитель учитывал «общехозяйственные» расходы, относящиеся к косвенным расходам, связанным с добычей полезных ископаемых, о чем уведомил Ответчика в Возражениях на Акт проверки (стр.27, т. 4 л.д. 34-69).

В подтверждение данного факта Заявитель представил в материалы дела калькуляции себестоимости полезных ископаемых, которые были представлены в распоряжение проверяющих в ходе проверки (т. 12 л.д. 95-136). Однако при заполнении деклараций по НДПИ эти расходы в сумме 3544826 руб. (2006 г. - 2172020 руб., 2007 г. - 1372806 руб.) ошибочно были указаны наряду с иными расходами в строке 060, а не в строке 070 деклараций.

С учетом того, что расходы строки 060 учитываются полностью в общей сумме расходов (строка 090), то правильный учет этих же самых расходов по строке 070 привел бы к тому, что они попали бы в общую сумму расходов в меньшем размере. Это обусловлено тем, что расходы строки 070 попадают в общие расходы не в полном размере, а в пропорции, т.е. должны быть умножены на строку 010 и поделены на строку 080. На данное обстоятельство Заявитель указывал в Возражениях на Акт налоговой проверки (стр. 28-29 возражений).

Таким образом, в результате ошибочного указания расходов по строке 060, а не по строке 070 декларации, расчетная стоимость полезных ископаемых была завышена, и соответственно исчисленный Заявителем налог также был завышен.

На основании изложенного, довод Ответчика о том, что Заявитель вообще не учитывал при определении налоговой базы косвенные расходы, связанные с добычей полезных ископаемых, не соответствует действительности.

Сам по себе факт некорректного заполнения Заявителем строк декларации, касающихся отражения конкретных сумм налога, не свидетельствует о занижении налоговой базы и не может являться основанием для доначисления налога.

Расчет суммы налога Ответчика, произведенный в Решении, основан на данных бухгалтерского, а не налогового учета, что прямо противоречит ст. 340 НК РФ

Как следует из решения, при исчислении суммы косвенных расходов, связанных с добычей, Ответчиком были использованы данные по счету 26 бухгалтерского учета «Общехозяйственные расходы». Однако понятие «общехозяйственные расходы» в НК РФ отсутствует. Согласно Приказу Минфина России от 31.10.2000 № 94н «Об утверждении Плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организации и инструкции по его применению» счет 26 «Общехозяйственные расходы» предназначен для обобщения информации о расходах для нужд управления, не связанных непосредственно с производственным процессом.

В соответствии со ст. 338 НК РФ налоговая база по общераспространенным полезным ископаемым определяется как стоимость добытых полезных ископаемых в соответствии со статьей 340 НК РФ. Оценка стоимости производится исходя из расчетной стоимости добытых полезных ископаемых.

Согласно п. 4 ст. 340 НК РФ расчетная стоимость добытого полезного ископаемого определяется налогоплательщиком самостоятельно на основании данных налогового учета. В этом случае налогоплательщик применяет тот порядок признания доходов и расходов, который он применяет для определения налоговой базы по налогу на прибыль организаций.

То есть при определении расчетной стоимости добытого полезного ископаемого учитываются расходы, признаваемые налогоплательщиком в соответствии с главой 25 НК РФ.

Между тем, как следует из приложений № 12, 13 к решению, Ответчик определял расчетную стоимость на основании данных бухгалтерского учета.

Например, согласно сводному регистру «расходы, не учитываемые в целях налогообложения» (т. 12 л.д. 93-94) в 2007 году Заявителем не были учтены в составе расходов по налогу на прибыль взносы по пенсионному страхованию сотрудников АУП в сумме 425820338,10 руб. и т.д. Однако эти затраты в составе общехозяйственных расходов были включены Ответчиком в налоговую базу при доначислении НДПИ.

Таким образом, Ответчиком неверно определена расчетная стоимость полезных ископаемых. Следовательно, расчет сумм НДПИ, произведенный Ответчиком, не соответствует положениям ст. 340 НК РФ.

При вынесении Решения Ответчик не учел, что при расчете себестоимости добытых полезных ископаемых не учитывается сумма НДПИ.

Как установлено в ходе проверки (стр. 145-146 решения), в состав косвенных расходов, учитываемых для расчета себестоимости добытых полезных ископаемых, Общество включило, в том числе, налог на добычу полезных ископаемых в общей сумме 901097руб. (2006 г. – 140656 руб., 2007 г. - 760441 руб.), что подтверждается калькуляциями (т. 12 л.д. 95-136).

Согласно подп. 7 п. 4 ст. 340 НК РФ при определении расчетной стоимости добытого полезного ископаемого учитываются, в частности, прочие расходы, определяемые в соответствии со ст.ст. 263, 264 и 269 НК РФ, за исключением прочих расходов, не связанных с добычей полезных ископаемых.

При решении вопроса о том, подлежат ли включению в расчетную стоимость добытого полезного ископаемого, формирующую налоговую базу по налогу на добычу полезных ископаемых, суммы налогов (подп. 1 п. 1 ст. 264 НК РФ), необходимо принимать во внимание, что учет этого вида расходов в целях исчисления налога на прибыль организаций обусловлен тем обстоятельством, что расходы, произведенные налогоплательщиком, уменьшают налоговую базу по налогу на прибыль организаций.

При исчислении же налога на добычу полезных ископаемых расходы, предусмотренные ст. 264 НК РФ, напротив, формируют налоговую базу названного налога. Таким образом, денежные средства, подлежащие уплате в бюджет в целях исполнения публично-правовой обязанности, не подлежат включению в налоговую базу.

Данный вывод подтверждается Постановлением Высшего Арбитражного Суда РФ от 08.12.2009 по делу № 11715/09: «не могут учитываться в налоговой базе денежные средства, подлежащие уплате в бюджет в целях исполнения публично-правовой обязанности. Налогообложение денежных сумм, перечисляемых в бюджет в виде налогов, не имеет экономического основания, а поэтому противоречит основным началам налогового законодательства (пункт 3 ст. 3 НК РФ)».

Аналогичные выводы содержатся в Постановлениях ФАС Московского округа от 21.10.2010 № КА-А40/12194-10, от 15.10.2010 г. № КА-А40/12563-10.

Таким образом, сумма НДПИ не является расходов на добычу полезного ископаемого и не может быть включена в расчетную стоимость добытого полезного ископаемого при определении налоговой базы. С учетом этого, расчетная стоимость добытого полезного ископаемого при определении налоговой базы Заявителем была завышена на сумму налога.

Заявитель при подаче возражений и апелляционной жалобы в ФНС РФ указывал на то, что налог был учтен им в расчетной стоимости полезного ископаемого, данное обстоятельство были установлено и Ответчиком в ходе проверки (абзац 1 стр. 146 решения). Однако при доначислении налога данное обстоятельство налоговым органом не было учтено.

Завышение расчетной стоимости добытого полезного ископаемого и соответствующее завышение налоговой базы за 2006-2007 гг. означает неправильное исчисление налога на добычу полезных ископаемых за 2006-2007 гг.

Согласно п. 4 ст. 89 НК РФ предметом выездной налоговой проверки является правильность исчисления и своевременность уплаты налогов.

Неправильное исчисление налога может заключаться не только в занижении, но и в завышении налоговой базы.

Согласно пп. 2 п. 1 ст. 32 НК РФ налоговые органы обязаны осуществлять контроль за соблюдением законодательства о налогах и сборах, в том числе это означает и осуществление контроля за правильностью исчисления налогоплательщиком сумм налога, подлежащего уплате. С этой целью налоговым органам предоставлен обширный комплекс прав, установленных статьями 31, 88 - 101 НК РФ.

Как следует из п. 1 ст. 82 НК РФ, налоговым контролем признается деятельность уполномоченных органов по контролю за соблюдением налогоплательщиками, налоговыми агентами и плательщиками сборов законодательства о налогах и сборах.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в Постановлении от 16.07.2004 № 14-П основное содержание выездной налоговой проверки - проверка правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания и перечисления) одного или нескольких налогов по месту нахождения налогоплательщика на основе изучения как документальных источников информации, так и фактического состояния объектов налогообложения.

Соответственно, в ходе проверки налоговый орган обязан не только доначислять неуплаченные налоги и сборы в случае выявления ошибок в определении налоговой базы, но и учитывать выявленную в ходе проверки сумму излишне уплаченного налога.

Приведенным положениям статей 30, 32 и 82 НК РФ корреспондируют правила, содержащиеся в Приказе ФНС РФ от 25.12.2006 № САЭ-3-06/892@ (т. 6 л.д. 128-138).

Так, согласно п. 1.9 Приложения 6 к данному Приказу ФНС РФ «Требования к составлению акта налоговой проверки», итоговая часть акта налоговой проверки должна содержать, в том числе и сведения об исчисленных в завышенных размерах налогов (сборах) с разбивкой по налогам и налоговым периодам.

Таким образом, задачей налогового органа в ходе осуществления налогового контроля является не доначисление налогов, а определение подлежащей уплате в бюджет суммы налогов с учетом всех факторов, как увеличивающих, так и уменьшающих налоговую базу по налогу, т.е. определение действительных налоговых обязательств налогоплательщика.

С учетом этого несостоятельным является довод Ответчика о том, что для установления факта переплаты налога в ходе выездной налоговой проверки налогоплательщику необходимо подать уточненную налоговую декларацию.

Возникновение, изменение и прекращение обязанности по уплате налога зависит от объективных оснований, а не от того, каким образом заполнена декларация.

Сама по себе декларация является лишь формой (бланком), с помощью которой отражается выполнение обязанности налогоплательщика по декларированию данных, связанных с исчислением и уплатой налога. Поэтому она не может препятствовать проведению проверки правильности исчисления налогов.

Очевидно, что неотражение налогоплательщиком в декларации сумм доходов не препятствует налоговому органу выявлять эти неучтенные доходы в ходе проверки.

Таким образом, для признания по итогам выездной налоговой проверки завышения налоговых обязательств представления Заявителем уточненной декларации не требуется. Ответчику о завышении расчетной стоимости полезных ископаемых стало известно в ходе проведения выездной проверки на основе исследования документов, подтверждающих формирование Заявителем этой стоимости (напр., калькуляции).

В расчете сумм НДПИ налоговым органом допущены арифметические ошибки.

За сентябрь 2007 года доля прямых расходов, относящихся к добыче полезных ископаемых, указана 0,003225, вместо 0,002941 руб., в итоге сумма косвенных расходов равна 1732243 руб. вместо 1579888 руб.

Следовательно, даже если исходить из расчета Ответчика, то последним допущена ошибка, которая привела к необоснованному завышению суммы косвенных расходов, связанных с добычей в сумме 152355 руб.

При доначислении недоимки в части скального грунта и песка Ответчик неверно рассчитал сумму налога, подлежащей доплате.

Ответчик при доначислении налога привел неверные данные о суммах налога, уплаченных Заявителем согласно декларациям (приложение). А именно, в графе «Сумма НДПИ по данным Общества» Таблицы, приведенной в приложениях 12, 13 к Решению, Ответчиком была указана сумма налога только по песку, без учета суммы налога по скальному грунту.

В этой связи, например, при расчете недоимки за июнь 2007 года у Ответчика получилось: сумма налога по песку и скальному грунту по данным проверяющих – 95595,75 руб., сумма налога по песку и скальному грунту по данным Общества – 90695 руб.; сумма налога, подлежащая уплате – 4901руб. (95595,75 - 90695). Однако согласно расчету и декларации сумма налога по песку и скальному грунту составляет 127554руб. (90695(песок) +36859 (грунт).

Таким образом, Ответчиком был неверно произведен расчет суммы НДПИ по песку и грунту, подлежащей доплате. На основании изложенного доначисление в резолютивной части решения налога на добычу полезных ископаемых в сумме 1225516руб., а также пени и штрафных санкций является необоснованным.

Оценив доказательства в совокупности, суд приходит к выводу, что Решение Межрайонной инспекции ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам № 2 от 17.12.2009 г. № 662/13 с учетом изменений внесенных решением ФНС России от 29.03.2010 г. в части выводов по п. 1.3, 1.5, 1.7, 1.9, 1.10, доначисления в связи с этими выводами налога на прибыль, НДС, НДПИ, пени по ним и сумм штрафа подлежит признанию недействительным, как вынесенное с нарушением норма налогового законодательства.

В соответствии с положениями ст. 110 АПК РФ, правовой позицией, изложенной в Информационном письме Президиума ВАС РФ № 139 от 11 мая 2010 г. «О внесении изменений в информационные письма Президиума ВАС РФ от 25.05.2005 г. № 91 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами главы 25.3 Налогового кодекса РФ» и от 13.03.2007 г. № 117 «Об отдельных вопросах практики применения главы 25.3 Налогового кодекса РФ» государственная пошлина в размере 2 000 рублей, уплаченная заявителем при подаче заявления, подлежит взысканию с ответчика.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 110,167-170,171,201 АПК РФ арбитражный суд

РЕШИЛ:

Заявленные требования удовлетворить.

Признать недействительным решение МИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам № 2 № 662/13 от 17.12.2009 г. с учетом изменений внесенных решением ФНС России от 29.03.2010 г. в части выводов по п. 1.3, 1.5, 1.7, 1.9, 1.10, доначисления в связи с этими выводами налога на прибыль, НДС, НДПИ, пени по ним и сумм штрафа.

Взыскать с МИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам № 2 в пользу ООО «Газпром трансгаз Югорск» расходы по госпошлине в размере 2000 рублей.

Решение может быть обжаловано в месячный срок в Девятый арбитражный апелляционный суд.

Судья А.П. Терехина




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: А40-85190/2010
Принявший орган: Арбитражный суд города Москвы
Дата принятия: 26 января 2011

Поиск в тексте