• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
АРБИТРАЖНЫЙ СУД ГОРОДА МОСКВЫ
 

РЕШЕНИЕ
 

от 26 сентября 2011 года  Дело N А40-64218/2006
 

Резолютивная часть решения объявлена в заседании суда 19.09.2011 г.,

Текст решения в полном объеме изготовлен 26.09.2011 г.

Арбитражный суд города Москвы в составе:

Судьи Барановой И.В.,

Членов суда: единолично,

При ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Быстрицкой Т.А.

рассмотрел в открытом судебном заседании дело по иску: КБ "Республиканский Кредитный Альянс" (ООО)

к ответчику: ОСАО "Ингосстрах"

третье лицо:1) ЗАО "ЭГЛЕ КОЛЛЕКШН", 2) ОАО НПО "Гелиймаш"

О взыскании 30.649.736 руб. 25 коп. и

по встречному иску ОСАО КБ "Ингосстрах"

к ЗАО "ЭГЛЕ КОЛЛЕКШН"

3-е лицо: ООО КБ "Республиканский Кредитный Альянс"

о признании договора недействительным,

в заседании приняли участие:

От истца (по первоначальному иску): Лавренов Д.В. по дов. № 71/11от 11.07.2011 г.,

От ответчика (по первоначальному иску): Березенцева Е.С., дов. № 444741-110 от 27.09.2010г.

От 1-го третьего лица: Евстратова Н.К по дов. от 01.04.2010г., Громадская С.В. по дов. от 01.04.2010г.

От 2-го третьего лица: не явился, извещен,

В заседании суда 15 сентября 2011 года в порядке ст. 163 АПК РФ судом был объявлен перерыв до 19 сентября 2011 года.

Дело рассматривается после отмены ФАС МО.

СУД УСТАНОВИЛ, что истец по делу КБ «Республиканский Кредитный Альянс» (ООО) обратился в арбитражный суд г. Москвы с иском к ОСАО «Ингосстрах» о взыскании 30.649.736,25 руб. составляющих: 29.970.000 руб. суммы страхового возмещения, по договору страхования имущества, оформленного полисом № 422-035751/05 от 15.12.2005г., и процентов за пользование чужими денежными средствами ст.395 ГК РФ.

Впоследствии истец КБ «Республиканский Кредитный Альянс» изменил исковые требования и просил о взыскании с ответчика ОСАО «Ингосстрах» 32.126591,25 руб., составляющих: 29.970.000 руб. страховое возмещение и 2.156.591,25руб. процентов за пользование чужими денежными средствами за период

с 19.07.2006 г. по 14.03.2007 г. (л.д. 118- 119 т.11).Данное ходатайство суда рассмотрено и удовлетворено в порядке ст. 49 АПК РФ.

В обоснование заявленных требований истец ссылается на то, что 14 декабря 2005 г. между ним и 3-им лицом ЗАО «ЭГЛЕ КОЛЛЕКШН» был заключен кредитный договор за №14-12/05, в соответствии, с которым КБ «Республиканский Кредитный Альянс» предоставил ЗАО «ЭГЛЕ КОЛЛЕКШН» кредит в размере 30.000.000 руб., под 16% годовых, на срок до 15 декабря 2006г., что подтверждается выписками по счетам ЗАО «ЭГЛЕ КОЛЛЕКШН» за №40702810100000000773, № 45206810600000000091 (л.д.22-49 т.1).

С целью обеспечения исполнения обязательств по кредитному договору, в тот же день между истцом и заемщиком был заключен договор залога товара в обороте, за № 314-12/05, по которому залогодатель передает залогодержателю, в обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору за №14-12/05, товары в обороте (в соответствии с перечнем) на общую сумму 33.000.000 руб.

Товары в обороте, являвшиеся предметом залога находились на складе, расположенном по адресу: г. Москва, ул. Автозаводская, д.25, помещение 2.

15 декабря 2005г между ЗАО «ЭГЛЕ КОЛЛЕКШН» и ОСАО «ИНГОССТРАХ» был заключен договор страхования, путем вручения полиса за № 422-035751/05 по страхованию имущества - товарных запасов обуви по контрактной стоимости приобретения, включая НДС, на общую сумму 33.000.000 руб., включая НДС. При этом, выгодоприобретателем по договору страхования являлся КБ «Российский Кредитный Альянс» истец по делу, а в страховом полисе имеется ссылка на договор залога.

Истец, ссылается на ст.930 ГК РФ, по которой имущество может быть застраховано в пользу лица (страхователя или выгодоприобретателя), имеющего основанный на законе или ином правовом акте или договоре интерес, в сохранении этого имущества. Интерес истца, как выгодоприобретателя в сохранении товарных запасов, основан на кредитном договоре от 14.12.2005г. за № 14-12/05 и договоре залога товаров в обороте №314-12/05 от 14.12.2005г., поскольку истец, являясь кредитором и залогодержателем, имеет право в случае неисполнения должником основного обязательства, получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества ч.1 ст. 334 ГК РФ.. Истец считает, что интерес ЗАО «ЭГЛЕ КОЛЛЕКШН» основан на том, что именно доходы от реализации данной категории товаров (обувь согласно перечню) являются источником средств, необходимых для исполнения своих обязательств и получения прибыли.

Территорией страхования по договору является: г. Москва, ул. Автозаводская, д.25, помещение 2, которое арендовано ООО «Кейт» на основании договора аренды нежилого помещения, заключенного 03.02.2006г. с «НПО ГЕЛИЙМАШ» за № 583/02, с целью исполнения обязательств, принятых ООО «Кейт» от ЗАО «ЭГЛЕ КОЛЛЕКШН», по агентскому договору от 07.06.2004г. №1/А, связанных в том числе с хранением принадлежащих ЗАО «ЭГЛЕ КОЛЛЕКШН» товаров обуви. На момент заключения договора страхования - 15 декабря 2005г. на складе г. Москва, Автозаводская ул. д.25, помещение 2 находились товарные запасы обуви на сумму 33.000.121,44 руб., что подтверждается складской справкой (л.д.57 т.1).

Истец, ссылался на то, что свои обязательства по договору страхования страхователь ЗАО «ЭГЛЕ КОЛЛЕКШН» исполнил полностью, перечислив страховщику страховую премию.

Истец указывал, на то, что в результате произошедшего 26 марта 2006г. пожара в административно-производственном здании по адресу: г. Москва, ул. Автозаводская д.25, общей площадью 2500 кв. м., застрахованное по договору страхования имущество (товарный запас обуви) было полностью уничтожено. 27 марта 2006г. ЗАО №ЭГЛЕ КОЛЛЕКШН» обратился в страховую компанию, с заявлением о наступлении страхового случая, и выплате страхового возмещения.

В связи с тем, что ответчик ОСАО «ИНГОССТРАХ» отказался от выплаты страхового возмещения, то истец и обратился с настоящим иском в арбитражный суд.

Ответчик против удовлетворения исковых требований возражал.

28 ноября 2006 через канцелярию Арбитражного суда г. Москвы поступило исковое заявление ОСАО «Ингосстрах» за № А40-74845/06-23-587, предъявленное к ответчику ЗАО «ЭКЛЕ КОЛЛЕКШН» и 3-ему лицу ООО КБ «Республиканский Кредитный Альянс» о признании договора страхования, оформленного выдачей полиса за № 422-035751/05 от 15 декабря 2005г. недействительным.

В обоснование заявленных требований ОСАО «Ингосстрах» ссылается на ст. 179 ГК РФ, и ст. 944 ГК РФ, на то, что при заключении договора страхования страховщику были сообщены заведомо ложные сведения, относительно обстоятельств, имеющих существенное значение для определения степени страхового риска.

Определением Арбитражного суда г. Москвы от 30.11.2006г. дело за № А40-74845/06-23-587 по иску ОСАО «Ингосстрах» к ответчику ООО КБ «Республиканский Кредитный Альянс» и с участием 3-его лица ЗАО «ЭГЛЕ КОЛЛЕКШН» о признании договора страхования недействительным было принято к производству.

Арбитражный суд г. Москвы определением от 30.11.2006 г. в порядке ст. 130 АПК РФ объединил два дела за № А40-64218/06-23-477 и А40-74845/06-23-587 в одно производство за номером № А40-64218/06-23-477.

Определением от 13 декабря 2006 года Арбитражным судом города Москвы было отказано ответчику в удовлетворении ходатайства о назначении пожарно-технической экспертизы, со ссылкой на то, что у суда отсутствуют вопросы, требующие специальных познаний для рассмотрения обстоятельств дела, и на подтверждение материалами дела того, что установить точную причину возникновения пожара и не представляется возможным.

Решением от 25 декабря 2006 года, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 01 марта 2007 года № 09 АП-1637/2007-ГК, Арбитражный суд города Москвы удовлетворил исковые требования КБ «Республиканский Кредитный Альянс» (ООО), взыскав с ОСАО «Ингосстрах» 29970000 руб. страхового возмещения и 1407341 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.

В удовлетворении исковых требований ОСАО «Ингосстрах» о признании договора страхования недействительным отказано. При этом суд исходил из того, что страхователь не являлся ни собственником, ни эксплуататором, ни арендатором помещения, в котором находилось застрахованное имущество, в связи с чем не мог обладать всей информацией о помещении, сообщая сведения о здании, в котором находилось застрахованное имущество, страхователь исходил из того, что сведения являются достоверными, соответствие этих сведений действительности страховщик не оспаривал.

Удовлетворяя исковые требования Банка, суд указал, что количество и стоимость уничтоженного имущества подтверждены складскими расписками, актом инвентаризации и бухгалтерскими документами учета и отчетности, отклонив при этом доводы ответчика о недоказанности, причиненного ущерба, поскольку страховщик при заключении договора страхования не воспользовался своим правом произвести осмотр застрахованного имущества с целью определения его действительной стоимости, в связи с чем, стоимость имущества, указанная в договоре, не может быть оспорена, а доказательств того, что страховщик был умышленно введен в заблуждение относительно действительности стоимости, не представлено.

Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 04 мая 2007 года № КГ-А40/2690-07 по делу № А40-64218/06-23-477 решение Арбитражного суда города Москвы от 25 декабря 2006 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 01 марта 2007 года № 09 АП-1637/2007-ГК по делу № А40-64218/06-23-477 отменены, дело передано на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

В Постановлении от 04 мая 2007 года № КГ-А40/2690-07 по делу № А40-64218/06-23-477 суд кассационной инстанции указал, что «выводы суда относительно доводов ответчика не могут быть признаны обоснованными, поскольку противоречат материалам дела, которыми подтверждено, что ответчик ни разу не оспаривал действительную страховую стоимость имущества, а ссылался на наличие документов об ином размере причиненного пожаром ущерба, чем это было заявлено страхователем и выгодоприобретателем, при этом ответчик просил назначить экспертизу не в целях установления причины пожара, а также для проверки действительного размера ущерба, причиненного застрахованному имуществу, что могло иметь существенное значение для дела с учетом характера застрахованного имущества (товарные запасы). Таким образом, доводы ответчика о недоказанности истцом действительного размера ущерба судом фактически не рассмотрены, документы, представленные в обоснование данных доводов, не исследованы и не оценены, ходатайство о назначении экспертизы отклонено по мотивам, не имеющим отношения к основаниям, по которым данное ходатайство было заявлено, что свидетельствует о нарушении судом норм статей 71 (части 1,2,4,5,7), 82 (часть 1), 170 (часть 4) Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и о неполном установлении всех существенных для правильного разрешения спора обстоятельств».

Суд кассационной инстанции указал, что при новом рассмотрении суду необходимо учесть вышеизложенное, установить все имеющие существенное значение для правильного разрешения спора обстоятельства, дать оценку всем имеющимся в деле и дополнительно представленным сторонами доказательствам, обсудить вопрос о назначении экспертизы для проверки фактического размера причиненного застрахованному имуществу ущерба, после чего принять новое решение, указав в судебном акте мотивы, по которым суд согласится или отклонит доводы участвующих в деле лиц относительно доказательств по делу.

При новом рассмотрении дела с учетом указания ФАС МО судом определением от 12.09.2007 года было удовлетворено заявленное ОСАО «Ингосстрах» ходатайство о проведении пожарно-технической экспертизы. Перечень вопросов, поставленных перед экспертом, отражен в определении суда от 12.09.2007 года (т. 7 л.д. 112-113).

По результатам нового рассмотрения настоящего дела с учетом заключения эксперта Российского Федерального центра судебных экспертиз при Минюсте РФ № 1555/18-8 от 15 января 2008 г., пояснений лиц, участвующих в деле, а также пояснений эксперта Уршанского М.А., Арбитражным судом города Москвы было принято решение от 21 июля 2008 года, которым судом в удовлетворении встречного иска ОСАО «Ингосстрах» к ЗАО «ЭГЛЕ КОЛЛЕКШН» о признании договора страхования, оформленного выдачей полиса по страхованию имущества № 422-035751/05 от 15.12.2005 г. недействительным, отказано, с ОСАО «Ингосстрах» в пользу ООО КБ «Республиканский Кредитный Альянс» взыскана сумма страхового возмещения в размере 12887100 руб., проценты за пользование чужими денежными средствами 815109 руб., расходы по госпошлины в сумме 80011 руб. 05 коп. В остальной части иска отказано.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 22 сентября 2008 года решение Арбитражного суда города Москвы от 21 июля 2008 года по делу № А40-64218/06-23-477 оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 22.12.2008 года № КГ-А40/10507-08-П,1,2 решение Арбитражного суда города Москвы от 21 июля 2008 года по делу № А40-64218/06-23-477 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 22 сентября 2008 года № 09АП-11367/2008-ГК (№09 АП-11367/2008-ГК) отменены, дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

В постановлении от 22.12.2008 года № КГ-А40/10507-08-П,1,2 суд кассационной инстанции указал, что «основное доказательств, на основании которого суд определил размер причиненного вследствие пожара на складе ущерба, представляет собой заключение пожарно-технической экспертизы, проведенной на основании определения суда. По мнению кассационной инстанции, при рассмотрении обстоятельств для определения размере ущерба, то есть количества и цену погибшего товара помимо пожарно-технической экспертизы, рассмотреть вопрос о проведении товароведческой экспертизы».

Таким образом, судом рассматривается настоящее дело с учетом указаний ФАС МО.

При новом рассмотрении дела судом выяснена позиция лиц, участвующих по делу, в отношении встречного иска ОСАО «Ингосстрах» к ответчику ЗАО «ЭКЛЕ КОЛЛЕКШН» о признании договора страхования, оформленного выдачей полиса за № 422-035751/05 от 15 декабря 2005г. недействительным. ОСАО «Ингосстрах» встречный иск при новом рассмотрении дела не поддержало, указав, что предметом настоящего спора являются исковые требования КБ «Республиканский Кредитный Альянс» о взыскании с ОСАО «Ингосстрах» 32.126591,25 руб., составляющих: 29.970.000 руб. страховое возмещение и 2.156.591,25руб. процентов за пользование чужими денежными средствами. Таким образом, суд расценил позицию ОСАО «Ингосстрах» как отказ истца от рассмотрения встречного иска о признании договора страхования, оформленного выдачей полиса за № 422-035751/05 от 15 декабря 2005г. недействительным.

С учетом изложенного, судом при новом рассмотрении рассматривается дело по иску КБ «Республиканский Кредитный Альянс» к ОСАО «Ингосстрах» 32.126591,25 руб., составляющих: 29.970.000 руб. страховое возмещение и 2.156.591,25руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.

Определением суда от 20.10.2009 года была назначена судебно-бухгалтерская и судебная товароведческая экспертизы. Проведение данных экспертиз было поручено экспертам ЛСТЭД Российского Федерального центра судебных экспертиз при Минюсте РФ Лактионовой Марине Анатольевне, Сухановой Елене Сергеевне. Перечень, поставленных перед экспертами вопросов, отражен в определении от 20.10.2009 года (л.д. 33-36 т. 14).

Данным определением от 20.10.2009 года производство по делу № А40-64218/06-23-477 было приостановлено.

Определением от 25 сентября 2010 года производство по настоящему делу возобновлено.

Определением суда от 15 апреля 2011 года отказано в проведении повторной судебной экспертизы.

В удовлетворении ходатайства истца о проведении дополнительной судебной экспертизы судом отказано, что отражено в протокольном определении.

Истец в судебном заседании исковые требования поддержал в полном объеме.

Ответчик против удовлетворения исковых требований возражал по мотивам, указанным в отзыве и дополнениям к нему.

2-е третье лицо в судебное заседание не явилось, о дате, времени и месте судебного заседания извещено надлежащим образом. Дело рассмотрено судом в порядке ст. ст. 123, 156 АПК РФ в его отсутствие.

1-е третье лицо пояснило свою позицию по иску.

Рассмотрев заявленные требования, заслушав мнение лиц, участвующих в деле, оценив представленные доказательства по делу, суд установил, что заявленное требование ООО КБ «Республиканский Кредитный Альянс» является не обоснованным и не подлежащим удовлетворению, по следующим основаниям.

Из представленных суду документов усматривается, что между ОСАО «Ингосстрах» и ЗАО «ЭГЛЕ КОЛЛЕКШН» в надлежащей форме был заключен договор страхования имущества от 15 декабря 2005г., оформленный выдачей полиса за № 422-035751/05. Указанный договор был заключен во исполнение условий пункта 2.2. договора залога № 314-12/05 от 14.12.2005г., заключенного между кредитором ООО КБ «Республиканский Кредитный Альянс» и ЗАО «ЭГЛЕ КОЛЛЕКШН», в обеспечение исполнения обязательств заемщика ЗАО «ЭГЛЕ КОЛЛЕКШН» перед кредитором ООО КБ «Республиканский Кредитный Альянс» по кредитному договору № 14-12/05 от 14 декабря 2005 г.

Объектом страхования по договору страхования являются: имущественные интересы Страхователя, связанные с владением, пользованием и распоряжением имуществом товарным запасом обуви по контрактной стоимости приобретения на общую сумму 33.000.000 руб. Выгодоприобретателем по договору является ООО КБ «Республиканский Кредитный Альянс». Застрахованными рисками по договору являются: пожар, удар молнии, взрыва газа, стихийных бедствий, повреждения водой, взрыва, кражи с незаконным проникновением и грабежом, злоумышленных действий третьих лиц, падения на застрахованное имущество пилотируемых летающих объектов или их обломков, наезда наземных транспортных средств.

Территорией страхования по договору является: Россия г. Москва, Автозаводская ул.д.25, помещение 2.

Материалами дела подтверждено, что в результате произошедшего 26 марта 2006 г. пожара, в административно-производственном здании по адресу: г. Москва, ул. Автозаводская д.25, общей площадью 2 500 кв. м., застрахованное имущество (товарный запас обуви) был полностью уничтожен, что подтверждается справкой УМЧС по ЮАО г. Москвы от 04.04.2006г. №180.

По факту пожара, постановлением № 180/2079 от 10 апреля 2006 г. 2-ого РОГПН Управления по ЮАО ГУ МЧС РФ было отказано в возбуждении уголовного дела, в связи с отсутствием признаков состава преступления.

Истец представил доказательства направления пакета документов и претензии в адрес ответчика, для выплаты страхового возмещения, что не противоречит требованиям пункта 3.4. Генерального договора страхования имущества юридических лиц от 04.05.2005г. и пункту 9.4.4. Правил страхования имущества юридических лиц.

В соответствии с пунктом 3.1. Генерального договора страхования, а также пункта 10.1. Правил, ответчик принял на себя обязательство в течение 10 дней с момента предоставления документов оформить Страховой акт, а в течение 15 дней после составления акта выплатить страховое возмещение. Ответчик своих обязательств не исполнил.

Не могут быть приняты судом возражения ответчика относительно того, что при заключении Генерального договора страхования имущества юридических лиц, он был введен в заблуждение относительно наличия охраны застрахованного объекта, поскольку это обстоятельство подлинными доказательствами как того требует ст. 64-66, 68, 75 АПК РФ не подтверждено.

Суд считает, что при заключении договора страхования страхователь сообщил страховщику все известные ему сведения относительно здания, в котором находилось застрахованное имущество, территории страхования и объективен страхования.

Доказательств того, что на момент заключения договора страхователь умышленно сообщил страховщику заведомо ложные сведения, и тем самым умышленно ввел его в заблуждение относительно обстоятельств, имеющих существенное значение для определения степени риска, и определения вероятности наступления страхового случая, не представлено.

Страхователь сообщил страховщику все известные ему сведения о здании, отвечая на вопросы, содержащиеся в стандартном бланке заявления.

При этом суд учитывает, что страхователь не являлся ни собственником, ни эксплуататором, ни арендатором помещения, в котором находилось застрахованное имущество, в связи с чем, не мог обладать информацией о помещении. Сообщая указанные сведения, страхователь исходил из того, что эти сведения являются достоверными. Соответствие этих сведений действительности страховщик не оспаривал.

В случае недостаточности сообщенных страхователем существенных обстоятельств либо сомнений в их достоверности страховщик мог сделать письменный запрос в адрес страхователя для их конкретизации. Однако страховщик такой запрос не направлял и не воспользовался своим правом проверить состояние страхуемого имущества, а также достаточность представленных страхователем сведений.

Суд считает, что поскольку страховщик, являясь лицом, осуществляющим профессиональную деятельность на рынке страховых услуг, и, следовательно, более сведущим в определении факторов риска, не выяснил обстоятельства, влияющие на степень риска, а страхователь не сообщил страховщику заведомо ложные сведения о застрахованном имуществе, то страховщик, согласно п.2 ст.944 ГК РФ, не может требовать признания недействительным договора страхования как сделки, совершенной под влиянием обмана.

Кроме того, ЗАО «ЭГЛЕ КОЛЛЕКШН» сообщило страховщику о наличии предписания ГПС МЧС России № 11 от 30.07.2005 г. о приостановке работы, что также свидетельствует об отсутствии в действиях страхователя умысла на введение страховщика в заблуждение относительно обстоятельств, относящихся к территории страхования.

Страховщик, владея информацией о наличии указанного предписания, мог проверить содержащуюся в предписания информацию, воспользовавшись своим правом проверки состояния страхуемого имущества. Однако, ОСАО «Ингосстрах» указанным правом не воспользовалось, как не воспользовалось правом для уточнения сведений относительно страхуемого имущества, представленных страхователем, в случае их недостаточности.

Согласно заключению эксперта Российского Федерального центра судебных экспертиз при Минюсте РФ № 1555/18-8 от 15 января 2008 г. заявленное количество хранившейся до пожара обуви, исходя из оценок геометрических размеров упаковок и складских помещений, в принципе могли разместиться на площадях, отмеченных в протоколе осмотра места пожара. С учетом погрешности для данных типов расчетов при пожаре могло выгореть, частично обгореть и закоптиться примерно 70 % обуви, что в принципе отвечает практике анализа последствий подобных пожаров.

Согласно заключению эксперта ГУ Российский Федеральный центр судебной экспертизы при Минюсте РФ № 8/18-8 от 11 марта 2008 г. (л.д. 16-45 т. 11), при однорядном в один поддон размещении товара при пожаре могло пострадать (с учетом 20% погрешности) от 9032 до 13548 коробок. Более точно воспроизвести расчетными методами количество пострадавшего товара принципиально невозможно. (л.д. 43 т. 11).

В рамках настоящего дела по определению суда от 20.10.2009 года были проведены еще две судебные экспертизы: судебно-бухгалтерская и судебная товароведческая экспертизы. Проведение данных экспертиз было поручено экспертам ЛСТЭД Российского Федерального центра судебных экспертиз при Минюсте РФ Лактионовой Марине Анатольевне, Сухановой Елене Сергеевне.

Согласно Заключению эксперта № 4268/20-3 от 23.11.2010 года, по результатам проведения судебно-товароведческой экспертизы экспертом были сделаны следующие выводы:

«……. - В заключении эксперта №8/18-8 от 11.03.2008г. отсутствуют сведения о количестве обуви или каких-либо ее деталях, оставшихся на складе после термического воздействия (пожара) в связи с чем определить количество и стоимость находившегося на складе в момент пожара и пострадавшего в результате пожара товара на основании пожарно-технической экспертизы не представляется возможным.

- Определить точное количество и стоимость находившегося на складе в момент пожара и пострадавшего в результате пожара товара не представляется возможным, в связи с недостаточностью представленных документов и имеющимися между ними несоответствиях (противоречиях). Представленные на исследования первичные документы бухгалтерского учета и складские документы подтверждают движение 53 % товара (в помещениях склада №№ 1, 2, 3) от заявленного количества.

- В результате проведенного исследования протокола осмотра места происшествия (пожара) и акта осмотра убытка по страхованию имущества выявлено, что вся обувь, находившаяся на складе пострадала от воздействия огня высокой температуры, вся обувь непригодна для использования по назначению, а следовательно ее реализация невозможна.

- Определить количество и стоимость товара, принадлежащего ЗАО «ЭГЛЕ КОЛЛЕКШН» находившегося на складе ООО «Кейт» в помещении №2, расположенного по адресу: г. Москва, Автозаводская ул. д.25 в момент пожара 26.03.2006 года и утраченного (поврежденного) в результате пожара и мер по его тушению не представляется возможным, в связи с недостаточностью представленных документов и имеющимися между ними несоответствиях (противоречиях). Представленные на исследования первичные документы бухгалтерского учета и складские документы, с учетом исследуемого периода - IV квартал 2005 года - 1 квартал 2006 года, подтверждают движение 44% товара, принадлежащего ЗАО «ЭГЛЕ КОЛЛЕКШН» находившегося на складе ООО «Кейт» в помещении №2, расположенного по адресу: г. Москва, Автозаводская ул. д.25, от заявленного количества.

- В представленных на исследование документах, отсутствуют сведения, позволяющие установить порядок размещения коробок с обовью в помещении №2;

- В связи с отсутствием сведений о размерах коробки каждого пострадавшего при пожаре артикула (модели) обуви определить количество обуви, которое могло находиться на складе в момент пожара, и установить какой из выводов, сделанных экспертом в заключении пожарно-технической экспертизы о количестве товара, находящегося на складе в момент пожара (стр. 13 заключения эксперта от 11 марта 2008 г.) является наиболее вероятным, исходя из обычной практики заполнения складских помещений (75000 пар обуви, 60000 пар, 24000 пар, от 9032 до 13548 пар обуви) не представляется возможным.

Согласно Заключению эксперта № 4269/15-3 от 24.03.2010 года, по результатам проведения судебно-бухгалтерской экспертизы экспертом-бухгалтером были сделаны следующие выводы:

«- Достоверно определить количество товара, находившегося на складе ООО «Кейт» в помещении № 2, расположенного по адресу: г. Москва, Автозаводская ул., д. 25, по состоянию на 26 марта 2006 года до пожара, возможно только при проведении инвентаризации на указанную дату непосредственно на месте нахождения товара. При отсутствии документов инвентаризации подтвердить данные бухгалтерского и складского учета о наличии товара не представляется возможным.

- Достоверно определить стоимость товара, находившегося на складе ООО «Кейт» в помещении № 2, расположенного по адресу: г. Москва, Автозаводская ул., д. 25, по состоянию на 26 марта 2006 года до пожара, возможно только при проведении инвентаризации на указанную дату непосредственно на месте нахождения товара. При отсутствии документов инвентаризации подтвердить данные бухгалтерского и складского учета о стоимости товара не представляется возможным.

- По данным документов инвентаризации, проведенной ЗАО «ЭГЛЕ КОЛЛЕКШН» 27 марта 2006 года, по бухгалтерскому учету на складе ООО «Кейт» числилось товара в количестве 31 490 пар/шт., в том же количестве установлена недостача (порча) товара. Товар, числившийся в помещении 2 склада ООО «Кейт», в документах инвентаризации и в документах бухгалтерского учета не выделен. В складской справке ООО «Кейт» по помещению 2 от 26 марта 2006 года товара значилось в количестве 18 980 пар. Поскольку весь этот товар нашел отражение в инвентаризационной описи от 27 марта 2006 года № 1, как числящийся в бухгалтерском учете, то исходя из этого, сумма недостачи (порчи) товара по помещению 2 по результатам инвентаризации составила 18 980 пар. Данные складской справки противоречат данным складского учета - отчета о движении товарно-материальных ценностей по помещению 2 за март 2006 года, согласно которому по состоянию на 31 марта 2006 года в помещении 2 числилось товара в количестве 15 069 пар/шт. Указанный остаток товара относится и к 26 марта 2006 года, поскольку согласно первичным документам операции по движению товаров на складе ООО «Кейт» с 25 по 31 марта 2006 года не осуществлялись. Кроме того, экспертами установлены расхождения между данными первичных документов, документов складского и бухгалтерского учета (подробно изложено в исследовательской части заключения). Указанные обстоятельства не позволяют экспертам документально подтвердить достоверность сведений о количестве товара, пришедшего в негодность в результате пожара 26 марта 2006 года на складе ООО «Кейт».

- По данным документов инвентаризации, проведенной ЗАО «ЭГЛЕ КОЛ-ЛЕКШН» на складе ООО «Кейт» 27 марта 2006 года по бухгалтерскому учету числилось товара на сумму 53 840 412,49 руб., в той же сумме установлена недостача (порча) товара. Товар, числившийся в помещении 2 склада ООО «Кейт», в документах инвентаризации и в документах бухгалтерского учета не выделен.

В складской справке ООО «Кейт» по помещению 2 от 26 марта 2006 года значится товара на сумму 32 534 502,05 руб. Поскольку весь этот товар нашел отражение в инвентаризационной описи от 27 марта 2006 года № 1, как числящийся в бухгалтерском учете, то исходя из этого, сумма недостачи (порчи) товара по помещению 2 по результатам инвентаризации составила 32 534 502,05 руб.

Данные складской справки противоречат данным складского учета - отчета о движении товарно-материальных ценностей по помещению 2 за март 2006 года, согласно которому по состоянию на 31 марта 2006 года в помещении 2 числилось товара на сумму 23 904 208,73 руб. Указанный остаток товара относится и к 26 марта 2006 года, поскольку согласно первичным документам операции по движе­нию товаров на складе ООО «Кейт» с 25 по 31 марта 2006 года не осуществлялись. Кроме того, экспертами установлены расхождения между данными первич­ных документов, документов складского и бухгалтерского учета (подробно изложено в исследовательской части заключения)».

Указанные обстоятельства не позволяют экспертам документально подтвердить достоверность стоимости товара, пришедшего в негодность в результате пожара 26 марта 2006 года на складе ООО «Кейт».

Таким образом, судом установлено, что при ответе на вопрос «Исходя из данных бухгалтерского учета и результатов инвентаризации ЗАО «ЭГЛЕ КОЛЛЕКШН» возможно ли достоверно определить количество товара (обуви), пришедшего в негодность в результате пожара 26.03.2006 года и мер по его тушению? Если да, то определить это количество» эксперт-бухгалтер установил расхождение между данными первичных документов и, документов бухгалтерского и складского учета. Эти обстоятельства не позволили эксперту подтвердить достоверность сведений о количестве товара, пришедшего в негодность в результате пожара.

Более того, эксперт-бухгалтер не определил ни количество, ни стоимость товара, находящегося в момент пожара на складе. Причиной указного послужило установленное экспертом-бухгалтером расхождение между данными первичных документов, документов бухгалтерского и складского учета.

Также, перед экспертом-товароведом был поставлен вопрос по первичным документам бухгалтерского учета и складским документам определить точное количество и стоимость находящегося на складе в момент пожара и пострадавшего в результате пожара товара. Эксперт-товаровед точное количество и стоимость товара установить не смог в связи с имеющимися между первичными документами и документами бухгалтерского и складского учета несоответствиями.

Вместе с тем, как следует из Заключения эксперта № 4268/20-3 от 23.11.2010 года, эксперты, сопоставив первичные учетные документы и документы складского учета, составленные ООО «Кейт», подтвердили движение 53 % товара в целом и 44 % товара по помещению №2. Однако, точное количество товара, находившегося на складе и пострадавшего в момент пожара 26.03.2006 г. экспертами установлено не было.

Суд учитывает, что оснований сомневаться в объективности судебного заключения не имеется, поскольку в материалах дела отсутствуют какие-либо доказательства, свидетельствующие о заинтересованности либо некомпетентности экспертов. Своим правом заявить отвод эксперту, закрепленным в п. 3 ст. 82 АПК РФ истец и третье лицо не воспользовались.

Более того, недоказанность размера ущерба подтверждается результатами трех судебных экспертиз, проведенных в рамках данного дела. Заключение эксперта в силу статей 64, 82, 86 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, является одним из доказательств по делу, которое судом исследуется наряду с другими доказательствами.

Согласно договора страхования (полис) № 422-035751/05, Правила страхования являются неотъемлемой частью договора, в том числе «Общие условия страхования от огня и других опасностей промышленных и коммерческих предприятий».

Согласно ч.2 ст. 943 ГК РФ, условия, содержащиеся в правилах страхования и не включенные в текст договора страхования (страхового полиса), обязательны для страхователя (выгодоприобретателя), если в договоре (страховом полисе) прямо указывается на применение таких правил и сами правила изложены в одном документе с договором (страховым полисом) или на его оборотной стороне либо приложены к нему. В последнем случае вручение страхователю при заключении договора правил страхования должно быть удостоверено записью в договоре.

ОАО «Ингосстрах» в п. 15.2. « Общих условий страхования от огня и других опасностей промышленных и коммерческих предприятий» определил, что размер ущерба определяется Ингосстрахом на основании данных осмотра, действительной стоимости пострадавшего имущества, а также документов, подтверждающих размер ущерба.

Однако, имеющимися в материалах дела доказательствами в совокупности: результатами трех, проведенных в рамках настоящего дела экспертиз, предоставление документов, противоречащих Закону «О бухгалтерском учете», заключениями специалистов, свидетельствуют о недоказанности размера убытков, понесенных истцом и третьим лицом в результате пожара, произошедшего 26.03.2006 года.

В соответствии с пунктом 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Согласно части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Согласно статье 929 Гражданского кодекса Российской Федерации, по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

В соответствии с пунктом 2 статьи 9 Закона Российской Федерации "Об организации страхового дела в Российской Федерации", страховым случаем является совершившееся событие, которое предусмотрено законом или договором страхования, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату.

К числу обстоятельств, требующих обязательного доказывания страхователем о взыскании страхового возмещения в связи с наступлением страхового случая относятся следующие:

1) факт наступления страхового случая;

2) факт наличия и размера ущерба, причиненного страхователю возникновением страхового случая;

3) наличие причинно-следственной связи между наступившим страховым случаем и убытками, заявленными к возмещению.

При отсутствии хотя бы одного из вышеперечисленных обстоятельств у страховщика не возникает обязанность произвести страховую выплату.

Судом установлено, что истец подтверждая факт наступления страхового случая по факту возникновения пожара 26.03.2006 года не доказал, что на момент страхового случая в месте происшествия (страхования) находилось имущество, равное по стоимости заявленным требованиям.

Кроме того, из представленных истцом в материалы дела документов определить сумму причиненных убытков не представляется возможным, поскольку экспертами установлены несоответствия данных первичных документов и документов бухгалтерского и складского учета.

При указанных обстоятельствах, поскольку размер ущерба истцом в нарушение ст. 65 АПК РФ не доказан, оснований для удовлетворения исковых требований в заявленном размере у суда не имеется.

Учитывая, что в удовлетворении исковых требований о взыскании суммы страхового возмещения судом отказано, то требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами на основании ст. 395 ГК РФ вследствие просрочки исполнения обязательства также не подлежит удовлетворению.

Расходы по уплате госпошлины распределяются в порядке ст. 110 АПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 110, 156, 167-171 АПК РФ, суд

РЕШИЛ:

В удовлетворении иска отказать.

Решение может быть обжаловано в течение месяца после его принятия в Девятый арбитражный апелляционный суд.

Судья:

И.В. Баранова




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: А40-64218/2006
Принявший орган: Арбитражный суд города Москвы
Дата принятия: 26 сентября 2011

Поиск в тексте