• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
АРБИТРАЖНЫЙ СУД ГОРОДА МОСКВЫ
 

РЕШЕНИЕ
 

от 06 октября 2011 года  Дело N А40-110494/2010
 

резолютивная часть решения в порядке ст. 176 АПК РФ объявлена 13.09.11

решение в полном объеме изготовлено 06.10.11

Арбитражный суд в составе: председательствующего Коноваловой Е.В. (единолично)

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Станкевичем И.В.

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску ООО «Газпромгеологоразведка» (ранее «Газпром добыча Красноярск», «Красноярскгаздобыча») (ОГРН 1042401809560, адрес: 660075, г. Красноярск, ул. Северо-Енисейская д.33)

к ООО «Нефтегазсервис» (ОГРН 10224002660576, адрес: 660021, Красноярск, ул. Горького, д.3а)

о взыскании 1013853 руб.

третье лицо – ЗАО «Сибирская сервисная компания»

при участии: от истца: Белоскин Д.В. по дов. от 22.07.11г.

от ответчика: Рябкова Е.Б. по дов. от 01.06.11г.

от третьего лица: Каратеев А.Ю. по дов. от 25.05.11г., Борщев Р.В. по дов. от 31.05.11г.

эксперта Воробьева А.Е.

УСТАНОВИЛ:

Иск заявлен о взыскании убытков в сумме 1013853 руб. Требования основаны на том, что ответчик ненадлежащим образом осуществлял авторский надзор за строительством скважины по договору №Р154/07 от 04.09.2007г., что послужило причиной аварии, в результате которой скважина была законсервирована на неопределенный срок. В обоснование размера исковых требований истец указал, что денежная сумма в размере 1013853 руб. является реальными расходами, понесенными им при оплате оказанных ответчиком услуг по договору №Р154/07 от 04.09.2007г.

В судебном заседании 05.09.11 дело слушалось с перерывом до 13.09.11.

Истец требования поддержал.

Ответчик возражал против удовлетворения иска по доводам, изложенным в отзыве, в том числе указал, что ежемесячно представлял истцу отчеты по авторскому надзору, в которых сообщал о нарушении подрядной организацией требований проекта. Ответчик считает, что причиной искривления ствола скважины и вызванной этим аварии на глубине 1728 м. явились не недостатки группового рабочего проекта № 107/04-99-РБ на строительство поисково-оценочных скважин на Берямбинском лицензионном участке, а допущенные буровым подрядчиком нарушения проектных решений (том 3, л.д. 59). В письменных объяснениях ответчик пояснил, что истец в нарушение условий договора не привлекал его к процессу согласования планов работ на отдельные операции в процессе строительства скважины (том 11, л.д. 100).

Третье лицо в письменных объяснениях указало, что считает причиной возникновения аварий геологические осложнения, не предусмотренные проектной документацией. В подтверждение своей позиции третье лицо представило протоколы геолого-технических совещаний по строительству скважины и отчет инженерно-технического контроля строительства скважины ООО «Петровайзер», содержащий сведения о фактическом геологическом разрезе скважины (том 11, л.д. 94).

Изучив материалы дела, заслушав объяснения представителей сторон и третьего лица, а также заслушав объяснения приглашенного в суд эксперта, суд приходит к выводу об отсутствии оснований удовлетворения иска.

04.09.2007 г. между ООО «Красноярскгаздобыча» (истец, заказчик) и ООО «Нефтегазсервис» (исполнитель) заключен договор № Р154/07, согласно которому исполнитель принял обязательства по проведению авторского надзора за строительством поисково-оценочной скважины №4 на Берямбинском лицензионном участке в целях обеспечения соответствия принимаемых технических, технологических и других решений в процессе строительства объекта решениям и показателям, предусмотренным рабочим проектом, и на основании требований положения «Авторский надзор за процессом строительства скважины», утвержденного ООО «Красноярскгаздобыча» и ООО «Нефтегазсервис» (том 1, л.д. 5).

Строительство указанной скважины осуществлялось ЗАО «Сибирская сервисная компания» по договору №Р65 от 22.11.2006г., заключенному с ООО «Красноярскгаздобыча» (том 1, л.д. 17).

Как указывает истец, в результате многократных аварий в период с ноября по декабрь 2008г. в ходе бурения произошла итоговая авария, в результате которой скважина №4 на Берямбинском лицензионном участке была законсервирована на неопределенный срок в аварийном состоянии, что отражено в акте от 12.01.2009г. (том 3, л.д. 44).

Определением от 27.12.10 арбитражный суд приостановил производство по делу в связи с назначением комиссионной экспертизы, проведение которой было поручено ООО «Межрегиональное бюро судебных экспертиз им. Сикорского» и ОАО «Сибирский научно-исследовательский институт нефтяной промышленности» с привлечением к участию в деле в качестве экспертов: доктора технических наук Воробьева Александра Егоровича (от ООО «Межрегиональное бюро судебных экспертиз им. Сикорского») и доктора технических наук Бастрикова Сергея Николаевича (от ОАО «Сибирский научно-исследовательский институт нефтяной промышленности»).

Перед экспертами были поставлены следующие вопросы:

А. Каковы причины аварий, происшедших в период с 01 ноября по 31 декабря 2008 года при строительстве поисково-оценочной скважины № 4 Берямбинского лицензионного участка?

Б. Могло ли послужить причиной аварии следующее: - а) недостатки Группового рабочего проекта № 107/04-99-РБ? - б) отступления бурового подрядчика от требований указанной проектной документации? - в) иные причины, связанные с природными (геологическими) условиями бурения?

В. Могли ли быть предотвращены происшедшие в указанный период аварии путем своевременной корректировки Группового рабочего проекта № 107/04-99-РБ?

В заключении ОАО «Сибирский научно-исследовательский институт нефтяной промышленности» отмечено, что причинами аварий в период с 01.11.08г. по 31.12.08г. явились: многочисленные нарушения технологии строительства скважин, отсутствие контроля за состоянием бурового инструмента, применение бурового раствора со свойствами, отличными от предусмотренных проектом, отсутствие должного контроля за состоянием ствола скважины, применение оборудования, не позволяющего вовремя и качественно регулировать свойства бурового раствора (том 8, л.д. 3, 46). В качестве причины итоговой аварии экспертная организация указала на отступления бурового подрядчика от проектной документации, приведшие к небезопасному и аварийному проведению работ, применение несоответствующей геолого-техническим условиям компоновки низа бурильной колонны, использование бурового раствора, с несоответствующими горно-геологическим условиям свойствам. По результатам экспертизы установлено, что основными причинами аварий являются технико-технологические условия, а не природные геологические.

В заключении, подготовленном ООО «Межрегиональное бюро судебных экспертиз им. Сикорского», отмечено, что буровым подрядчиком с начала бурения по 2-ю промежуточную колонну, с глубины 1228 м. было допущено нарушение технологии бурения, установленной рабочим проектом, вместо жесткой компоновки низа бурильного инструмента, включающей 3 калибратора, была использована компоновка с одним калибратором над долотом. Таким образом, по проекту необходимо было использовать 3 калибратора, что могло исправить ситуацию с искривлением скважины, но фактически применялся один, в связи с чем, эксперт в качестве причины аварий выделяет отступление бурового подрядчика от проекта (ненадлежащее применение КЛС) – том 8, л.д. 52.

Третье лицо, оспаривая выводы экспертов, представило рецензию на экспертные заключения, выполненную ФГУП «Всероссийский нефтяной научно-исследовательский геологоразведочный институт» (том 11, л.д. 62).

В данном экспертном исследовании отмечено, что фактические природные геологические условия с самого начала проводки скважины отличались от предполагавшихся в рабочем проекте. При разработке рабочего проекта не были полностью известны геолого-технические условия строительства скважины. Анализ геолого-технических данных, полученных при строительстве скважины №4, показал сложность геологического строения лицензионного участка. Проектные решения (режим бурения, конструкция, параметры бурового раствора) предназначались для более простых горно-геологических условий.

Рецензент указал, что в основу анализа судебные эксперты положили подход (принцип) сравнения проектной документации и фактических характеристик (конструкций и технологии) и на основании этого пришли к выводу, что примененная компоновка низа бурильной колонны является причиной искривления ствола скважины, что якобы привело к аварийной ситуации. Однако, по мнению рецензента, объективным и правильным является вывод, сделанный на анализе соответствия (или несоответствия) примененных технологий и конструкций реальным горно-геологическим условиям, отличным от проектных. В рецензии указано, что основной причиной, обусловившей возникновение аварийной ситуации, является несоответствие проектных решений реальным горно-геологическим условиям в месте заложения скважины №4. Таким образом, рецензент поставил под сомнение обоснованность выводов экспертных организаций.

Судом отказано в проведении повторной экспертизы, поскольку третье лицо настаивало на ее проведении для получения доказательств отсутствия вины третьего лица (бурового подрядчика) в авариях на скважине, а также в ее консервации. Однако, отсутствие или наличие вины третьего лица не является обстоятельством, подлежащим доказыванию по данному делу, поскольку предметом спора являются убытки, причиненные, с точки зрения истца, по вине ответчика. Таким образом, в рамках доказывания состава убытков подлежат доказыванию обстоятельства неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств ответчиком и причинно-следственная связь между действиями (бездействием) ответчика и возникшими у истца убытками.

Оценив по совокупности представленные судебные экспертные заключения и иные материалы дела, суд приходит к выводу о том, что консервация скважины имела место по причинам, не связанным ни с действиями ответчика, отвечающего за авторский надзор, ни с действиями бурового подрядчика (третьего лица).

Так, из устных пояснений опрошенного судом эксперта, следует, что причина каждой из имевших место аварий детально не исследовалась, геологические причины исследовались по представленным эксперту материалам, а об эпизодах вскрытия скважиной пластовой интрузии долеритов, склонных к осыпанию, эксперту не было известно. Эксперт также пояснил, что при наличии соответствующего инструмента и технологии продолжение бурения возможно, но неизвестно, какие дополнительные затраты для этого потребуются.

В выводах заключения эксперт также указал, что своевременное проведение геофизических исследований скважины (ГИС) могло уточнить геологические характеристики, существенно отличающиеся от фактических (как выяснилось позже), и обеспечить должную корректировку проекта (том 8, л.д. 70).

Между тем, проведение ГИС не входило в предметы договоров, заключенных между истцом и ответчиком, а также между истцом и третьим лицом.

Кроме того, представителем третьего лица обращено внимание суда на некорректность вывода экспертного заключения о неправильной компоновке низа бурильной колонны буровым подрядчиком. Экспертом оценивалось соответствие компоновки низа бурильной колонны по проекту фактически примененному в интервалах бурения 1702 – 2550 м. и предметом исследования были аварии за период ноябрь-декабрь (интервал бурения 1702 м и далее). Однако, как следует из Отчета инженерно-технологического контроля ООО «Петровайзер» (стр.19-20) приведенная экспертом компоновка КНБК (условный № 6) предусматривалась для интервала бурения 1230 м., т.е. для меньшей глубины.

В материалах дела имеются протоколы геолого-технических совещаний по строительству скважины № 4, которыми подтверждается существенное отклонение фактических геологических условий бурения скважины от проектных, что отражено, в частности, в протоколе от 07.05.2009. В данном документе по результатам обсуждения аварийных ситуаций, связанных с отклонением ствола скважины от вертикали, а также с прихватом бурового инструмента, данные инциденты признаны связанными с геологическими осложнениями, не предусмотренным проектно-сметной документацией (том 5, л.д. 70).

В протоколе геолого-технического совещания по состоянию работ на Берямбинском лицензионном участке от 01.02.2010 № 03/0700/3-630, проведенного с участием представителей ООО «Газпром добыча Красноярск», ОАО «Газпром», ООО «ТюменНИИгипрогаз» (генеральный проектировщик), указано, что процесс строительства скважины сопровождался частыми геологическими осложнениями: поглощениям ПЖ, интенсивными обвалообразованиями, приводящими к прихватам и слому инструментов; кроме того, из-за значительных углов падения пород (до 25-35 градусов) происходило отклонение ствола скважины от вертикали (до 30 градусов), что, в свою очередь, способствовало образованию каверн и желобов. В протоколе указано, что проводимые работы по извлечению инструмента, продолжительные проработки интервалов, установка цементных мостов и зарезка новых стволов положительного результата не дали. Дальнейшее проведение работ на скважине признано нецелесообразным и принято решение о временной консервации скважины до получения дополнительной геологической информации.

При наличии оцененных судом выше противоречий в экспертных заключениях, данных рецензента и данных супервайзера, суд приходит к выводу о том, что представленные суду материалы не опровергают обоснованность решения комиссионной группы о признании аварийной ситуации на скважине возникшей ввиду геологических осложнений.

В соответствии с п.2 ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Необходимыми условиями для наступления гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков являются в совокупности: действия ответчика, связанные с нарушением договора № Р154/07 от 04.09.07., возникновение у истца убытков и причинно-следственная связь между виновными действиями ответчика и возникновением убытков. Соответственно, в данном случае истец должен доказать: противоправность действий ответчика; факт и размер причиненного ущерба; причинную связь между действиями ответчика и возникшими убытками.

Однако, в исковом заявлении не названы конкретные обстоятельства, свидетельствующие о ненадлежащем исполнении ответчиком условий заключенного сторонами договора.

Обращаясь за взысканием убытков (реальных расходов) в размере 1013853 руб., истец ссылается на то, что указанная сумма была перечислена им при оплате оказанных ответчиком услуг по договору №Р154/07 от 04.09.2007г.

Как следует из актов оказанных услуг и платежных поручений (том 3), ответчик осуществлял авторский надзор с октября 2007, оплата производилась истцом с декабря 2007. Требуя взыскания всей перечисленной по договору суммы, истец не обосновывает ее размер. Между тем, в деле отсутствуют доказательства, свидетельствующие о том, что аварии, возникавшие в ходе бурения, происходили по причине ненадлежащего исполнения ответчиком конкретных обязательств по договору.

Имеющиеся в деле акты (том 3, л.д. 2-41) свидетельствуют о принятии истцом услуг, оказанных ответчиком, без претензий по объему, качеству и срокам.

Право заказчика на возмещение убытков предусмотрено положениями статьей 715 ГК РФ. Однако, наличие оснований для их применения истцом не названы и не доказаны. Сведения об отказе от исполнения договора №Р154/07 от 04.09.2007, либо его расторжения истцом не представлены.

Осуществление авторского надзора при строительстве скважины, по существу представляет собой особые подрядные работы (услуги). Следовательно, к данным правоотношениям применимы нормы о строительном подряде, в частности, регламентирующие последствия консервации строительства (ст. 752 ГК РФ).

Если по не зависящим от сторон причинам работы по договору строительного подряда приостановлены и объект строительства законсервирован, заказчик обязан оплатить подрядчику в полном объеме выполненные до момента консервации работы, а также возместить расходы, вызванные необходимостью прекращения работ и консервацией строительства, с зачетом выгод, которые подрядчик получил или мог получить вследствие прекращения работ.

С учетом данного правила, суд приходит к выводу о том, что истцом не доказано наличие оснований предъявления требований к исполнителю о возврате суммы, уплаченной за принятые без замечаний работы.

Судебные расходы, включая суммы, оплаченные экспертам из внесенных истцом средств на депозит суда, относятся на истца.

Основываясь на изложенном и руководствуясь ст.ст. 110, 167-171 АПК РФ, суд

РЕШИЛ:

В иске отказать.

Решение может быть обжаловано в Девятый арбитражный апелляционный суд в течение месяца после принятия в порядке, установленном ст.ст. 257-260 АПК РФ.

Судья Е.В. Коновалова




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: А40-110494/2010
Принявший орган: Арбитражный суд города Москвы
Дата принятия: 06 октября 2011

Поиск в тексте