• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 15 февраля 2010 года  Дело N А35-2632/2009

Резолютивная часть постановления объявлена 19 января 2010 года

Постановление изготовлено в полном объеме 15 февраля 2010 года

Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи - Михайловой Т.Л.,

судей - Скрынникова В.А.,

Ольшанской Н.А.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Фефеловой М.Ю.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу индивидуального предпринимателя Мищенко Людмилы Владимировны на решение арбитражного суда Курской области от 30.09.2009 по делу № А35 - 2632/2009 - С26 (судья Лымарь Д.В.), принятое по заявлению индивидуального предпринимателя Мищенко Людмилы Владимировны к межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 1 по Курской области о признании недействительным требования № 2018 от 20.03.2009,

при участии в судебном заседании:

от налогоплательщика: представители не явились, надлежаще извещен,

от налогового органа: Щелкунова И.В., главного специалиста - эксперта по доверенности № 1 от 11.01.2010,

УСТАНОВИЛ:

Индивидуальный предприниматель Мищенко Людмила Владимировна (далее - предприниматель Мищенко Л.В., предприниматель, налогоплательщик) обратилась в арбитражный суд Курской области с заявлением о признании недействительным требования межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 1 по Курской области (далее - инспекция, налоговый орган) № 2018 от 20.03.2009 «Об уплате налога, сбора, пени, штрафа».

Решением арбитражного суда Курской области от 30.09.2009 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с состоявшимся судебным актом, налогоплательщик обратился с апелляционной жалобой на него, ссылаясь на неправильное применение судом первой инстанции норм материального и процессуального права, в связи с чем просит отменить решение арбитражного суда Курской области от 30.09.2009 и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении требований.

В обоснование апелляционной жалобы налогоплательщик ссылается на отсутствие у налогового органа основания для направления спорного требования № 2018, установленного статьей 69 Налогового кодекса Российской Федерации - наличие недоимки, под которой статьей 11 Налогового кодекса понимается сумма налога или сумма сбора, не уплаченная в установленный законодательством о налогах и сборах срок, так как суммы налога на добавленную стоимость, исчисленные к уплате в бюджет в представленных налоговому органу налоговых декларациях за 2005 - 2006 годы, а также соответствующие им пени были уплачены ею еще до подачи данных деклараций.

Вывод суда первой инстанции о том, что основанием направления требования № 2018 явился составленный налоговым органом документ о выявлении недоимки налогоплательщик считает не соответствующим фактическим обстоятельствам дела, так как данный документ не направлялся ей налоговым органом и на него отсутствует ссылка в спорном требовании.

Кроме того, по мнению налогоплательщика, так как недоимка, указанная в требовании № 2018, относится к 2006 году, а право направлять налогоплательщику требование по факту выявления недоимки на основании документа о выявлении недоимки, указанного в статье 70 Налогового кодекса, предоставлено налоговому органу лишь с 01.01.2007 (в то время как в редакции до 01.01.2007 срок направления требования определялся наступлением срока уплаты налога), суд необоснованно придал обратную силу норме, не подлежащей применению к правоотношениям по уплате налога, возникшим до указанного момента, поскольку данная норма ухудшает положение налогоплательщика.

Также предприниматель Мищенко Л.В. ссылается на несоответствие оспариваемого ею требования статье 69 Налогового кодекса (пункты 4 и 6).

Представитель налогового органа в судебном заседании возразил против доводов апелляционной, считая, что судом области дана обоснованная правовая оценка представленным доказательствам и доводам сторон, в связи с чем просит апелляционную жалобу оставить без удовлетворения, а обжалуемый судебный акт - без изменения.

Представители предпринимателя Мищенко, извещенной надлежащим образом о месте и времени рассмотрения апелляционной жалобы, в судебное заседание не явились. Неявка в судебное заседание надлежащим образом извещенных лиц или их представителей не препятствует рассмотрению дела в силу статей 156, 266 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в связи с чем дело было рассмотрено в отсутствие не явившегося лица.

Изучив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в апелляционной жалобе, заслушав пояснения представителя налогового органа, суд апелляционной инстанции считает, что решение суда первой инстанции подлежит отмене.

Как следует из материалов дела, межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы № 1 по Курской области 20.03.2009 было направлено предпринимателю Мищенко Л.В. требование № 2018 об уплате налога, сбора, пени, штрафа по состоянию на 20.03.2009, которым ей предлагалось в срок до 13.04.2009 уплатить недоимку по налогу на добавленную стоимость за третий квартал 2006 года по сроку уплаты 20.10.2006 в сумме 41 407 руб., и пени за несвоевременную уплату данной суммы налога 967 руб. 29 коп.

Основанием направления требования, как это следует из пояснений налогового органа, данных суду, явилось выявление им недоимки в соответствующей сумме, о чем составлен акт о выявлении недоимки у налогоплательщика (плательщика сборов) или налогового агента № 2081 от 20.03.2009, имеющийся в материалах дела.

Не согласившись с направленным ей требованием, предприниматель Мищенко обратилась в арбитражный суд Курской области с заявлением о признании его недействительным, ссылаясь при этом на отсутствие у нее недоимки по уплате налога, указанной в требовании, а также на несоответствие требования налоговому законодательству.

В соответствии с пунктом 1 статьи 45 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик обязан самостоятельно исполнить обязанность по уплате налога, если иное не предусмотрено законодательством о налогах и сборах. Обязанность по уплате налога должна быть выполнена в срок, установленный законодательством.

Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности по уплате налога является основанием для направления налоговым органом налогоплательщику требования об уплате налога.

В силу пункта 1 статьи 69 Налогового кодекса требованием об уплате налога признается направленное налогоплательщику письменное извещение о неуплаченной сумме налога, а также об обязанности уплатить в установленный срок неуплаченную сумму налога и соответствующие пени.

Требование об уплате налога, согласно пункту 2 статьи 69 Налогового кодекса, направляется налогоплательщику при наличии у него недоимки, под которой, исходя из пункта 2 статьи 11 Кодекса, следует понимать сумму налога или сбора, не уплаченную в установленный законодательством о налогах и сборах срок.

На основании пункта 1 статьи 70 Налогового кодекса (в редакции, действующей с 01.01.2007) требование об уплате налога должно быть направлено налогоплательщику не позднее трех месяцев со дня выявления недоимки, если иное не предусмотрено пунктом 2 этой статьи.

В случае, если требование об уплате налога выставлено по результатам налоговой проверки, то в силу пункта 2 статьи 70 Налогового кодекса оно должно быть направлено налогоплательщику в течение 10 дней с даты вступления в силу соответствующего решения.

Таким образом, основанием для направления налогоплательщику требования об уплате налога является наличие у него неисполненной в установленный срок обязанности по уплате налога.

При этом, в зависимости от способа выявления факта неисполнения налогоплательщиком налоговой обязанности, налоговое законодательство устанавливает различные сроки направления ему требования об уплате налога - три месяца со дня выявления недоимки или десять дней со дня принятия решения по результатам проведенной в отношении налогоплательщика налоговой проверки.

Также различными в данных случаях являются документы, которыми фиксируется факт неисполнения налогоплательщиком налоговой обязанности: документ о выявлении недоимки, составленный по форме, утверждаемой федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным по контролю и надзору в области налогов и сборов, либо акт налоговой проверки и принятое по результатам его рассмотрения по правилам статьи 101 Налогового кодекса решение.

Соответственно, для выявления недоимки в указанных случаях налоговый орган использует и различные формы налогового контроля, установленные налоговым законодательством. В частности, согласно статье 82 Налогового кодекса, налоговый контроль проводится должностными лицами налоговых органов в пределах своей компетенции посредством налоговых проверок, получения объяснений налогоплательщиков, налоговых агентов и плательщиков сбора, проверки данных учета и отчетности, осмотра помещений и территорий, используемых для извлечения дохода (прибыли), а также в других формах, предусмотренных настоящим Кодексом.

Из положений статьи 44 Налогового кодекса следует, что обязанность по уплате налога или сбора возникает, изменяется и прекращается при наличии оснований, установленных Кодексом или иным актом законодательства о налогах и сборах. Обязанность по уплате налога или сбора возлагается на налогоплательщика и плательщика сбора с момента возникновения установленных законодательством о налогах и сборах обстоятельств, предусматривающих уплату данного налога или сбора.

Согласно статье 52 Налогового кодекса налогоплательщик исчисляет сумму налога по итогам каждого налогового периода на основе налоговой базы, налоговых ставок и налоговых льгот.

При этом статья 80 Налогового кодекса (ее пункт 1) обязывает налогоплательщиков представлять налоговому органу по каждому налогу, подлежащему уплате этими налогоплательщиками, налоговую декларацию, под которой данной статьей понимается письменное заявление налогоплательщика об объектах налогообложения, о полученных доходах и произведенных расходах, об источниках доходов, о налоговой базе, налоговых льготах, об исчисленной сумме налога и (или) о других данных, служащих основанием для исчисления и уплаты налога.

Одновременно подпунктом 2 пункта 4 названной статьи установлено, что налоговый орган не вправе отказать в принятии налоговой декларации (расчета), представленной налогоплательщиком (плательщиком сборов, налоговым агентом) по установленной форме (установленному формату), а статьей 88 Налогового кодекса установлена обязанность налогового органа провести камеральную налоговую проверку представленной налогоплательщиком налоговой декларации и приложенных к ней документов.

Согласно пункту 2 статьи 88 Кодекса камеральная налоговая проверка проводится уполномоченными должностными лицами налогового органа в соответствии с их служебными обязанностями без какого - либо специального решения руководителя налогового органа в течение трех месяцев со дня представления налогоплательщиком налоговой декларации (расчета) и документов, которые в соответствии с настоящим Кодексом должны прилагаться к налоговой декларации (расчету), если законодательством о налогах и сборах не предусмотрены иные сроки.

Пунктом 3 статьи 88 Кодекса установлено, что, если камеральной налоговой проверкой выявлены ошибки в налоговой декларации (расчете) и (или) противоречия между сведениями, содержащимися в представленных документах, либо выявлены несоответствия сведений, представленных налогоплательщиком, сведениям, содержащимся в документах, имеющихся у налогового органа и полученным им в ходе налогового контроля, об этом сообщается налогоплательщику с требованием представить в течение пяти дней необходимые пояснения или внести соответствующие исправления в установленный срок.

На основании пункта 5 статьи 88 Налогового кодекса в случае, если лицо, проводящее камеральную налоговую проверку, после рассмотрения представленных налогоплательщиком пояснений и документов либо при отсутствии пояснений налогоплательщика, установит факт совершения налогового правонарушения или иного нарушения законодательства о налогах и сборах, то оно обязано составить акт проверки в порядке, предусмотренном статьей 100 Налогового кодекса.

Аналогичная норма содержится в статье 100 Налогового кодекса. Согласно пунктам 1 и 2 данной статьи, в случае выявления нарушений законодательства о налогах и сборах в ходе проведения камеральной налоговой проверки должностными лицами налогового органа, проводящими указанную проверку, должен быть составлен акт налоговой проверки по установленной форме в течение 10 дней после окончания камеральной налоговой проверки, который подписывается лицами, проводившими соответствующую проверку, и лицом, в отношении которого проводилась эта проверка (его представителем).

При этом в акте должны быть указаны документально подтвержденные факты налоговых правонарушений, выявленные в ходе проверки, или отсутствие таковых, а также выводы и предложения проверяющих по устранению выявленных нарушений и ссылки на статьи Налогового кодекса Российской Федерации, предусматривающие ответственность за данный вид налоговых правонарушений (подпункты 12, 13 пункта 3 статьи 100 Налогового кодекса).

Пунктом 5 статьи 100 Налогового кодекса предусмотрено, что акт вручается лицу, совершившему налоговое правонарушение, под расписку или передается иным способом, свидетельствующим о дате его получения.

В силу пункта 6 статьи 100 Налогового кодекса лицо, в отношении которого проводилась налоговая проверка, имеет право в течение 15 дней со дня получения акта представить возражения по существу правонарушения.

Пунктом 1 статьи 101 Налогового кодекса установлено, что по истечении срока, указанного в пункте 6 статьи 100 Кодекса, в течение 10 дней руководитель (заместитель руководителя) налогового органа рассматривает акт, в котором зафиксированы факты нарушения законодательства о налогах и сборах, а также документы и материалы, представленные лицом, совершившим правонарушение.

Пунктами 5, 6 и 7 статьи 101 Налогового кодекса установлены полномочия руководителя (заместителя руководителя) налогового органа, согласно которым в ходе рассмотрения материалов налоговой проверки он должен установить: совершало ли лицо, в отношении которого был составлен акт налоговой проверки, нарушение законодательства о налогах и сборах; образуют ли выявленные нарушения состав налогового правонарушения; имеются ли основания для привлечения лица к ответственности за совершение налогового правонарушения; выявить обстоятельства, исключающие вину лица в совершении налогового правонарушения, либо обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность за совершение налогового правонарушения.

По результатам рассмотрения материалов налоговой проверки руководитель (заместитель руководителя) налогового органа выносит решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения (пункт 7 статьи 101 Налогового кодекса).

В соответствии с пунктом 8 статьи 101 Кодекса в решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения излагаются обстоятельства совершенного привлекаемым к ответственности лицом налогового правонарушения так, как они установлены проведенной проверкой, со ссылкой на документы и иные сведения, подтверждающие указанные обстоятельства, доводы, приводимые лицом, в отношении которого проводилась проверка, в свою защиту, и результаты проверки этих доводов, решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за конкретные налоговые правонарушения с указанием статей настоящего Кодекса, предусматривающих данные правонарушения, и применяемые меры ответственности. В решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения указываются размер выявленной недоимки и соответствующих пеней, а также подлежащий уплате штраф.

В решении об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения излагаются обстоятельства, послужившие основанием для такого отказа. В решении об отказе в привлечении к ответственности за налоговые правонарушения могут быть указаны размер недоимки, если эта недоимка была выявлена в ходе проверки, и сумма соответствующих пеней.

Таким образом, в случае выявления нарушений законодательства о налогах и сборах в ходе проведения камеральной налоговой проверки уполномоченными должностными лицами налоговых органов должен быть составлен акт налоговой проверки в соответствии со статьей 100 настоящего Кодекса и принято решение по нему в порядке, установленном статьей 101 Налогового кодекса.

При этом решение о привлечении к налоговой ответственности, как и решение об отказе в привлечении к налоговой ответственности, должны быть основаны на фактических обстоятельствах, выявленных налоговым органом при проведении проверки и зафиксированных соответствующим актом проверки. В том числе, к таким обстоятельствам относится определение фактической налоговой обязанности налогоплательщика и установление наличия недоимки по налогам.

Учитывая вышеизложенное, в случае, если недоимка по уплате налога устанавливается налоговым органом в результате камеральной проверки представленной налогоплательщиком декларации, в силу статьи 69, пункта 2 статьи 70 и статей 100, 101 Налогового кодекса, требование об уплате налога и соответствующих пеней выставляется налогоплательщику на основании решения налогового органа, принятого по результатам камеральной проверки декларации, и направляется налогоплательщику в течение 10 дней с даты вступления в силу соответствующего решения.

При использовании иных форм контроля, не сопряженных с налоговой проверкой, основанием направления требования налогоплательщику является документ о выявлении недоимки. Форма такого документа утверждена приказом Федеральной налоговой службы от 01.12.2006 № САЭ - 3 - 19/825@ «О выявлении недоимки у налогоплательщика (плательщика сборов) или налогового агента».

Следует отметить также, что согласно правовой позиции, изложенной в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 12.07.2006 № 267 - О, деятельность уполномоченных органов, каковым является централизованная система налоговых органов Российской Федерации, по контролю за соблюдением налогоплательщиками, налоговыми агентами и плательщиками сборов законодательства о налогах и сборах в порядке, установленном Налоговым кодексом - налоговый контроль, является элементом правового механизма, гарантирующего исполнение названными лицами конституционной обязанности по уплате налогов.

В силу указанного, полномочия налогового органа по осуществлению налогового контроля, предусмотренные налоговым законодательством, носят публично - правовой характер и, следовательно, налоговый орган при осуществлении налогового контроля не вправе отказаться от использования именно той формы контроля, которая предписывается ему в определенной ситуации нормами налогового законодательства.

Следовательно, так как взаимосвязанные положения пунктов второго и третьего статьи 88 и пункта 1 статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации, с учетом разъяснений Конституционного Суда Российской Федерации, данных в определении от 12.07.2006 № 267 - О, предполагают, что налоговый орган в случае представления налогоплательщиком налоговой декларации обязан в течение трех месяцев провести ее камеральную проверку, по итогам которой в необходимых случаях составить акт камеральной проверки и вынести соответствующее решение, основанием направления налогоплательщику требования об уплате недоимки в данном случае является именно решение, принятое по результатам такой проверки, вступившее в силу.

Пунктом 4 статьи 69 Налогового кодекса определены требования к содержанию требования об уплате налога. Так, требование должно содержать сведения о сумме задолженности по налогу, размере пеней, начисленных на момент направления требования, сроке уплаты налога, установленного законодательством о налогах и сборах, сроке исполнения требования, а также мерах по взысканию налога и обеспечению исполнения обязанности по уплате налога, которые применяются в случае неисполнения требования налогоплательщиком.

Во всех случаях требование должно содержать подробные данные об основаниях взимания налога, а также ссылку на положения закона о налогах, которые устанавливают обязанность налогоплательщика уплатить налог.

Отсутствие в требовании указаний на размер недоимки и основания ее возникновения, дату, с которой начинается начисление пени, и ставку пени, не позволяет сделать вывод, что досудебное урегулирование в порядке, предусмотренном статьей 69 Налогового кодекса, осуществлено.

Исходя из положений приведенных норм, а также части 2 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса, требование об уплате недоимок и пеней может быть признано недействительным, если оно не соответствует действительной обязанности налогоплательщика по уплате налогов (сборов), пеней или направлено с существенными нарушениями статьи 69 Налогового кодекса. Данная правовая позиция изложена в Информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.08.2004 79.

На основании статей 143, 146 Налогового кодекса индивидуальные предприниматели признаются плательщиками налога на добавленную стоимость при осуществлении ими операций, являющихся объектами налогообложения по названному налогу.

Статья 173 Налогового кодекса обязывает налогоплательщиков налога на добавленную стоимость по итогам каждого налогового периода исчислять сумму налога, подлежащую уплате ими в бюджет, как уменьшенную на сумму налоговых вычетов, предусмотренных статьей 171 настоящего Кодекса, общую сумму налога, исчисляемую в соответствии со статьей 166 настоящего Кодекса и увеличенную на суммы налога, восстановленного в соответствии с главой 21 Налогового кодекса.

По общему правилу, установленному статьей 163 Налогового кодекса (в редакции, действовавшей в 2006 г.) налоговым периодом по налогу на добавленную стоимость признавался календарный месяц. Для налогоплательщиков с ежемесячными в течение квартала суммами выручки от реализации товаров (работ, услуг) без учета налога, не превышающими два миллиона рублей, налоговый период устанавливался как квартал.

В силу пункта 5 статьи 174 Налогового кодекса налогоплательщики обязаны представлять в налоговые органы по месту своего учета соответствующую налоговую декларацию в срок не позднее 20 - го числа месяца, следующего за истекшим налоговым периодом, если иное не предусмотрено настоящей главой.

При этом уплата налога по операциям, признаваемым объектом налогообложения в соответствии с подпунктами 1 - 3 пункта 1 статьи 146 настоящего Кодекса, производится по итогам каждого налогового периода исходя из фактической реализации (передачи) товаров (выполнения, в том числе для собственных нужд, работ, оказания, в том числе для собственных нужд, услуг) за истекший налоговый период не позднее 20 - го числа месяца, следующего за истекшим налоговым периодом (пункт 1 статьи 174 Кодекса).

Налогоплательщики с ежемесячными в течение квартала суммами выручки от реализации товаров (работ, услуг) без учета налога, не превышающими два миллиона рублей, вправе уплачивать налог исходя из фактической реализации (передачи) товаров (выполнении, в том числе для собственных нужд, работ, оказании, в том числе для собственных нужд, услуг) за истекший квартал не позднее 20 - го числа месяца, следующего за истекшим кварталом.

Из материалов дела следует, что предприниматель Мищенко Людмила Владимировна, состоящая на налоговом учете в качестве налогоплательщика в межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 1 по Курской области, в 2005 - 2006 годах осуществляла торговлю углем на принадлежащем ей угольном складе как по договорам розничной купли - продажи для бытовых нужд населения и для организаций коммунально - бытовой сферы и учреждений образования, так и на основании договоров поставки, заключаемых с другими предпринимателями.

В связи с осуществляемым видом деятельности предприниматель применяла режим налогообложения в виде уплаты единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности по виду деятельности «розничная торговля», представляла налоговому органу по месту налогового учета налоговые декларации по единому налогу на вмененный доход, исчисляла и уплачивала в бюджет названный налог.

В 2009 году, придя к выводу о том, что деятельность по реализации угля на основании договоров поставки № 1 от 14.01.2005, № 116 от 28.04.2005 и № 12/1 от 19.07.2005, заключенных с индивидуальным предпринимателем Омельченко С.М. (покупатель), не является розничной торговлей, подпадающей под режим налогообложения в виде единого налога на вмененный доход, предприниматель Мищенко представила в межрайонную инспекцию Федеральной налоговой службы № 1 по Курской области налоговые декларации по налогу на добавленную стоимость за 2005 - 2006 годы, в том числе:

- по декларациям за первый и второй кварталы 2005 года, второй квартал 2006 года налог был исчислен к возмещению из бюджета в суммах соответственно 84217 руб., 25609 руб. и 61017 руб.;

- по декларациям за третий и четвертый кварталы 2005 года, первый, третий и четвертый кварталы 2006 года налог был исчислен к уплате в бюджет в суммах соответственно 32803 руб. и 32085 руб., 48471 руб., 93549 руб. и 75908 руб.

Согласно протоколам входного контроля, декларация за первый квартал 2005 года была принята налоговым органом 27.02.2009, за второй, третий и четвертый кварталы 2005 года, первый - четвертый кварталы 2006 года - 24.02.2009.

До представления налоговых деклараций предпринимателем была произведена уплата налога в суммах 3532 руб., 36064 руб. и 75908 руб. по платежным поручениям №№ 11, 12, 13 от 19.02.2009 с указанием в графах «Назначение платежа» платежных поручений сведений о том, что платежи произведены соответственно за первый, третий и четвертый кварталы 2006 года.

Кроме того, по платежному поручению № 14 от 19.02.2009 была произведена уплата пеней за несвоевременную уплату налога на добавленную стоимость за 2006 год в сумме 40 000 руб.

Учитывая, что ранее 24.02.2009 сведений о наличии у предпринимателя Мищенко Л.В. обязанностей по уплате налога на добавленную стоимость за 2006 год, полученных в результате осуществления каких бы то ни было мероприятий налогового контроля, у налогового органа не имелось, следует сделать вывод, что основанием для направления ей требования № 2018 от 20.03.2009 об уплате налога на добавленную стоимость за третий квартал 2006 года в сумме 41 407 руб. по сроку уплаты 20.10.2006 и пеней за несвоевременную уплату данного налога в сумме 967 руб. 29 коп. явились представленные ею же налоговые декларации, в том числе декларация за третий квартал 2006 года.

В то же время, из материалов дела следует, что на указанный момент камеральная налоговая проверка представленных налогоплательщиком деклараций, в том числе налоговой декларации за третий квартал 2006 года, проведена не была.

Как усматривается из акта камеральной проверки № 08 - 47/372 от 02.06.2009, камеральная проверка налоговой декларации за третий квартал 2006 года начата налоговым органом 20.02.2009 и окончена 20.05.2009. Решение № 326 «О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения» по результатам рассмотрения материалов камеральной проверки принято руководителем налогового органа 06.07.2009.

Следовательно, оспариваемое требование № 2018 от 20.03.2009 с предложением уплатить налог на добавленную стоимость за третий квартал 2006 года и соответствующую ему сумму пеней было выставлено инспекцией ранее даты составления акта камеральной налоговой проверки декларации по налогу на добавленную стоимость за третий квартал 2006 г. (02.06.2009 г.), даты вынесения по нему решения о привлечении к ответственности (06.07.2009 г.) и даты вступления его в силу, что является прямым нарушением пункта 2 статьи 70 Налогового кодекса, в соответствии с которым требование об уплате налога по результатам налоговой проверки должно быть направлено налогоплательщику в течение 10 дней с даты вступления в силу соответствующего решения.

Необходимо также отметить, что в ходе камеральной проверки декларации по налогу на добавленную стоимость за третий квартал 2006 года, исходя из содержания акта проверки № 08 - 47/372 от 02.06.2009 и решения № 326 от 06.07.2009, инспекцией не была выявлена недоимка по уплате налога на добавленную стоимость за третий квартал 2006 года, что также свидетельствует об отсутствии оснований для направления налогоплательщику требования об уплате налога и пеней.

В свою очередь, само спорное требование № 2018 не позволяет проверить обоснованность начисления указанных в нем сумм налогов и пеней, поскольку не содержит подробные данные об основаниях взимания налога, периоде просрочки, размере процентной ставки, исходя из которой начислены пени, что не соответствует положениям пункта 4 статьи 69 Налогового кодекса.

При таких обстоятельствах довод налогоплательщика о том, что требование № 2018 от 20.03.2009 направлено налоговым органом с нарушением требований статей 69 и 70 Налогового кодекса обоснован, а ссылка налогового органа на то, что основанием направления налогоплательщику спорного требования явился акт о выявлении недоимки № 2081, не основан на нормах налогового законодательства, не предусматривающих иных форм налогового контроля в отношении представленных налогоплательщиком налоговых деклараций, кроме камеральной проверки.

В соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия налоговым органом оспариваемого акта, возлагается на этот орган.

Частью 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса предусмотрено, что обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

В рассматриваемом случае инспекцией не представлено надлежащих доказательств соответствия спорного требования № 2018 об уплате налогов и пени положениям статей 69, 70 Налогового кодекса.

Согласно статье 137 Налогового кодекса Российской Федерации каждый налогоплательщик или налоговый агент имеют право обжаловать акты налоговых органов ненормативного характера, действия или бездействие их должностных лиц, если, по мнению налогоплательщика или налогового агента, такие акты, действия или бездействие нарушают их права.

В соответствии с частью 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону и иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие - либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Исходя из положений приведенных норм, а также части 2 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса, в случае, если арбитражный суд установит, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решения и действия (бездействие) государственных органов, органов, местного самоуправления, иных органов, должностных лиц не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, суд принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными.

Из изложенного следует, что основанием для признания ненормативного акта недействительным, решения, действия (бездействия) должностного лица налогового органа незаконным является несоответствие их закону и нарушение этим актом (решением, действием, бездействием) прав налогоплательщика.

Анализируя фактические обстоятельства по делу и исследуя представленные по делу доказательства в их взаимосвязи и совокупности по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса, суд апелляционной инстанции считает, что в данном случае нарушение порядка оформления и направления налогоплательщику требования свидетельствует о его несоответствии законодательству о налогах и сборах, поскольку спорное требование не позволяет определить основания возникновения указанной в нем недоимки и начисления соответствующих пеней, что прямо нарушает права налогоплательщика на проверку правильности произведенных налоговым органом расчетов размера сумм налога и пеней.

При таких обстоятельствах у суда первой инстанции отсутствовали основания для отказа в удовлетворении требований налогоплательщика и для признания требования № 2018 соответствующим налоговому законодательству.

Основываясь на изложенном, суд апелляционной инстанции находит приведенные в апелляционной жалобе доводы о несоответствии требования об уплате налога № 2018 от 20.03.2009 нормам налогового законодательства обоснованными, а решение арбитражного суда Курской области - подлежащим отмене в связи с тем, что оно принято с неправильным применением норм материального и процессуального права и без учета фактических обстоятельств дела.

Апелляционная жалоба предпринимателя Мищенко Л.В. по указанным основаниям подлежит удовлетворению как обоснованная.

Довод апелляционной жалобы о неправомерном придании судом области обратной силы норме статьи 70 Налогового кодекса, предусматривающей право налогового органа направлять налогоплательщику требование по факту выявления недоимки на основании документа о выявлении недоимки, действующей с 01.01.2007, при том, что правоотношения по уплате недоимки, указанной в оспариваемом требовании № 2018, возникли до указанного момента и относятся к 2006 году, не принимается судом во внимание как не имеющий в рассматриваемой ситуации правового значения.

Из материалов дела следует, что налоговая декларация по налогу на добавленную стоимость за третий квартал 2006 года представлена налоговому органу налогоплательщиком лишь в 2009 году, следовательно, данные правоотношения не могут считаться возникшими в 2006 году.

В то же время, так как основанием направления спорного требования явилось именно представление налогоплательщиком налоговых деклараций, данная норма неприменима к рассматриваемым правоотношениям по существу, а не с учетом правила о действии закона во времени.

Также является несостоятельным довод предпринимателя о том, что документ о выявлении недоимки в ее адрес не направлялся. Поскольку акт о выявлении недоимки налоговым органом составляться не должен был, то факт отсутствия доказательств его направления в адрес налогоплательщика не имеет правового значения для разрешения настоящего спора.

В то же время, исходя из существа спора, отклонение данных доводов апелляционной жалобы не может служить основанием для отказа в ее удовлетворении.

Разрешая вопрос о распределении судебных расходов по делу, суд апелляционной инстанции руководствуется следующим.

Согласно статье 112 Арбитражного процессуального кодекса вопросы распределения судебных расходов, отнесения судебных расходов на лицо, злоупотребляющее своими процессуальными правами, и другие вопросы о судебных расходах разрешаются арбитражным судом, рассматривающим дело, в судебном акте, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, или в определении.

Правила распределения судебных расходов между лицами, участвующими в деле, установлены статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса. В силу части 1 данной статьи кодекса судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны. В случае, если иск удовлетворен частично, судебные расходы относятся на лиц, участвующих в деле, пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.

Пунктом 5 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.03.2007 № 117 разъяснено, что согласно пункту 47 статьи 2 и пункту 1 статьи 7 Федерального закона от 27.07.2006 № 137 - ФЗ с 01.01.2007 признан утратившим силу пункт 5 статьи 333.40 Налогового кодекса, согласно которому при принятии судом решения полностью или частично не в пользу государственных органов возврат заявителю уплаченной государственной пошлины производился из бюджета. Таким образом, с 01.01.2007 подлежит применению общий порядок распределения судебных расходов, предусмотренный главой 9 Арбитражного процессуального кодекса, и уплаченная заявителем государственная пошлина в соответствии с частью 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса взыскивается в его пользу непосредственно с государственного органа как стороны по делу.

В случае признания обоснованным полностью или частично заявления об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц судебные расходы подлежат возмещению соответственно этим органом в полном размере.

По рассматриваемому делу при обращении в арбитражный суд первой инстанции предпринимателем Мищенко Л.В. по квитанции от 01.04.2009 была уплачена государственная пошлина в сумме 100 руб., при подаче апелляционной жалобы по квитанции от 21.11.2009 предпринимателем уплачена государственная пошлина в сумме 50 руб.

Учитывая результат рассмотрения апелляционной жалобы, расходы по уплате государственной пошлины в общей сумме 150 руб., понесенные предпринимателем при обращении в суды первой и апелляционной инстанции, подлежат возмещению за счет налогового органа.

Руководствуясь статьями 16, 17, 110, 112, 258, 266 - 268, пунктом 2 статьи 269, статьями 270, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Апелляционную жалобу индивидуального предпринимателя Мищенко Людмилы Владимировны удовлетворить.

Решение арбитражного суда Курской области от 30.09.2009 по делу № А35 - 2632/2009 - С26 отменить.

Признать недействительным требование межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 1 по Курской области № 2018 об уплате налога, сбора, пени, штрафа по состоянию на 20.03.2009 как несоответствующее требованиям Налогового кодекса Российской Федерации.

Взыскать с межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 1 по Курской области 150 руб. расходов по уплате государственной пошлины в пользу индивидуального предпринимателя Мищенко Людмилы Владимировны.

Постановление вступает в законную силу со дня принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Федеральный арбитражный суд Центрального округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления в законную силу.

     Председательствующий
   Т.Л. Михайлова

     судьи
  В.А. Скрынников

     Н.А. Ольшанская

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А35-2632/2009
Принявший орган: Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 15 февраля 2010

Поиск в тексте