• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 10 ноября 2009 года  Дело N А35-7079/2007

Резолютивная часть постановления объявлена 03 ноября 2009 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 10 ноября 2009 г.

Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи - Михайловой Т.Л.,

судей - Скрынникова В.А.,

Осиповой М.Б.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Фефеловой М.Ю.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу инспекции Федеральной налоговой службы по г. Курску на решение арбитражного суда Курской области от 17.07.2009 г. по делу № А35 - 7079/07 - С10 (судья Гвоздилина О.Ю.), принятое по заявлению общества с ограниченной ответственностью «ЛейблПак» к инспекции Федеральной налоговой службы по г. Курску об оспаривании решения в части и встречному заявлению инспекции Федеральной налоговой службы по г. Курску, при участии третьего лица индивидуального предпринимателя Попова Олега Анатольевича,

при участии в судебном заседании:

налогоплательщика: Шпилевой О.Н., представителя по доверенности № 3 от 11.01.2009 г.,

налогового органа: не явились, надлежаще извещены,

от третьего лица: Шпилевой О.Н., представителя по доверенности № 3 от 21.01.2009 г.

УСТАНОВИЛ:

Общество с ограниченной ответственностью «ЛейблПак» (далее общество «ЛейблПак», налогоплательщик) обратилось в арбитражный суд Курской области с заявлением к инспекции Федеральной налоговой службы по г. Курску (далее инспекция, налоговый орган) о признании недействительным решения № 17 - 12/396 от 28.09.2007г. «О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения» в части (с учетом уточнения):

- применения налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 3 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации, за неуплату единого социального налога вследствие умышленного занижения налоговой базы, в сумме 45 113 руб. 70 коп., в том числе: в федеральный бюджет в сумме 22 556 руб. 85 коп., в Фонд социального страхования в сумме 10 902 руб. 48 коп., в Федеральный фонд обязательного медицинского страхования в сумме 4 135 руб. 42 коп., в Территориальный фонд обязательного медицинского страхования в сумме 7 518 руб. 95 коп. (подпункт 1 пункта 1 резолютивной части решения);

- начисления пени по единому социальному налогу в сумме 12 445 руб. 51 коп., в том числе: в федеральный бюджет в сумме 6 242 руб. 34 коп., в Фонд социального страхования в сумме 2 998 руб. 19 коп., в Федеральный фонд обязательного медицинского страхования в сумме 1 137 руб. 29 коп., в Территориальный фонд обязательного медицинского страхования в сумме 2 067 руб. 69 коп. (подпункт 2 пункта 2 резолютивной части решения);

- начисления пени по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование в сумме 14 474 руб. 20 коп., в том числе: на страховую часть трудовой пенсии в сумме 11 780 руб. 40 коп., на накопительную часть трудовой пенсии в сумме 2 693 руб. 80 коп. (подпункт 3 пункта 2 резолютивной части решения);

- предложения уплатить недоимку по единому социальному налогу в сумме 244 365 руб. 86 коп., в том числе: в федеральный бюджет в сумме 187 973 руб. 74 коп., в Фонд социального страхования в сумме 27 256 руб. 19 коп., в Федеральный фонд обязательного медицинского страхования в сумме 10 338 руб. 56 коп., в Территориальный фонд обязательного медицинского страхования в сумме 18797 руб. 37 коп. ( подпункт 1 пункта 3.1 резолютивной части решения);

- предложения уплатить штрафы, указанные в подпункте 1 пункта 1 решения (пункт 3.2 резолютивной части решения);

- предложения уплатить пени, указанные в подпункте 2 и подпункте 3 пункта 2 решения (пункт 3.3 резолютивной части решения);

- предложения внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета (пункт 3.4 резолютивной части решения);

- предложения внести изменения в налоговые карточки по учету доходов и налога на доходы физических лиц по форме 1 - НДФЛ на работников, формально оформленных у индивидуального предпринимателя Попова О.А. с учетом «Порядка заполнения карточки по учету доходов и налога на доходы физических лиц», утвержденного приказом Министерства по налогам и сборам России от 31.10.2003г. № БГ - 3 - 04/583 (пункт 4.1 резолютивной части решения);

- предложения перечислить в Пенсионный фонд Российской Федерации суммы неуплаченных страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за 2006 г. в размере 131 581 руб. 63 коп., в том числе: на финансирование страховой части трудовой пенсии в сумме 107 090 руб. 96 коп., на финансирование накопительной части трудовой пенсии в сумме 24 490 руб. 67 коп., а также пени, указанные в подпункте 3 пункта 2 настоящего решения (пункт 4.2 резолютивной части решения);

- предложения внести изменения в карточки по учету сумм начисленных выплат и вознаграждений, составляющих базу для начисления страховых взносов за 2006 г. по 28 работникам, формально оформленным у индивидуального предпринимателя Попова О.А. и представить по ним уточненные индивидуальные сведения об индивидуальном (персонифицированном) учете в Пенсионный фонд Российской Федерации за 2006 г. (пункт 4.3 резолютивной части решения).

Инспекцией Федеральной налоговой службы по г. Курску было заявлено встречное требование о взыскании с общества «ЛейблПак» единого социального налога в сумме 244 365 руб. 89 коп., пеней за несвоевременную уплату единого социального налога в сумме 12 445 руб. 10 коп. и штрафа за неуплату единого социального налога в сумме 45 113 руб. 70 коп.

Решением арбитражного суда Курской области от 17.07.2009 г. требования общества удовлетворены в полном объеме. В удовлетворении встречного требования инспекции отказано.

Не согласившись с данным решением суда первой инстанции, налоговый орган обратился с апелляционной жалобой, в которой ставит вопрос об отмене состоявшегося судебного акта как принятого без учета фактических обстоятельств дела и с нарушением норм материального права, и просит принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении требований налогоплательщика.

В обоснование апелляционной жалобы налоговый орган ссылается на то, что им правомерно произведены доначисления единого социального налога, пеней по единому социальному налогу и страховым взносам на обязательное пенсионное страхование, а также налоговых санкций за неуплату налога в связи с выявленной недобросовестностью налогоплательщика при заключении им договора подряда с индивидуальным предпринимателем Поповым О.А., применяющим упрощенную систему налогообложения и являющимся аффилированным лицом по отношению к обществу с ограниченной ответственностью «Лейбл Пак» в силу того, что он одновременно является и директором общества «Лейбл Пак».

По мнению налогового органа, стороны договора подряда не имели намерений по достижению реальных юридических последствий заключенной ими сделки, заключение договора подряда носило лишь формальный характер, поскольку деятельность по производству полиграфической продукции и упаковки фактически осуществлялась обществом самостоятельно, а единственной целью заключения договора являлось создание условий по уклонению от уплаты налогов и страховых взносов обществом «Лейбл Пак».

Также инспекция, исходя из того, что работники, оформленные по совместительству в обществе «Лейбл Пак», по основному месту работы у предпринимателя Попова выполняли одинаковые, функционально не разграниченные должностные обязанности по обоим местам работы; считает, что деятельность предпринимателя по производству полиграфической продукции и упаковки фактически не отвечала признакам предпринимательской деятельности, установленным гражданским законодательством. При этом деловая цель, которая подразумевает собой чистую экономическую выгоду, выраженную в направленности деятельности на получение прибыли, у предпринимателя Попова отсутствовала.

Кроме того, услуги по изготовлению гофрированного картона и упаковки из нее оказывались предпринимателем Поповым О.А. только обществу «Лейбл Пак», а последнее фактически несло все расходы по осуществлению данной деятельности, что также свидетельствует об отсутствии деловой цели в заключенной сделки и направленности ее на получение необоснованной налоговой выгоды.

Налогоплательщик с доводами апелляционной жалобы не согласен и не усматривает нарушения норм материального права судом первой инстанции.

В представленном отзыве общество указывает на то, что источником выплат работникам предпринимателя Попова являлся сам предприниматель. При этом, как указывает общество, материалами дела подтверждается как факт приема предпринимателем на работу работников и выполнение последними работ в соответствии с договором подряда, так и факт оплаты обществом выполненной предпринимателем работы и выдачи предпринимателем заработной платы своим работникам.

По мнению налогоплательщика, доводы налогового органа о ничтожности договора подряда, его мнимости, сводятся к оценке экономической эффективности деятельности общества, что не предусмотрено налоговым законодательством в качестве критерия формирования налоговой базы и не может быть положено в обоснование получения налоговой выгоды. При этом общество считает безосновательной ссылку инспекции на факт взаимозависимости с предпринимателем как подтверждение мнимости и ничтожности договора подряда, поскольку сам по себе факт взаимозависимости не может являться основанием для признания налоговой выгоды необоснованной, притом, что правом проверить правильность применения цен по сделкам налоговый орган не воспользовался.

Кроме того, как указывает налогоплательщик, налоговым органом также не представлено доказательств того, что главный бухгалтер общества оказывал услуги предпринимателю по ведению бухгалтерского учета.

Также общество ссылается на то, что все доводы налогового органа были проверены судом области и им была дана надлежащая оценка как документально необоснованным.

В судебное заседание представители налогового органа, извещенного о месте и времени рассмотрения апелляционной жалобы надлежащим образом, не явились. Указанное обстоятельство, в силу статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не препятствует рассмотрению дела по существу.

Изучив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в апелляционной жалобе и отзыве на неё, выслушав пояснения представителя налогоплательщика и третьего лица, суд апелляционной инстанции считает, что решение суда первой инстанции следует оставить без изменения.

Как следует из материалов дела, инспекцией Федеральной налоговой службы по г. Курску на основании решения заместителя начальника инспекции была проведена выездная налоговая проверка общества с ограниченной ответственностью «Лейбл Пак» по вопросам правильности исчисления, полноты удержания и своевременности перечисления в бюджет налогов и сборов, в том числе, взносов, уплачиваемых в составе единого социального налога и страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за период 2005 г., 2006 г.

Итоги выездной налоговой проверки оформлены актом проверки № 17 - 12/166 от 24.08.2007 г., на основании которого налоговым органом было принято решение № 17 - 12/396 от 28.09.2007 г. «О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения», в соответствии с которым общество привлечено к налоговой ответственности, в частности, по пункту 3 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за умышленное совершение деяния, выразившееся в неуплате единого социального налога в результате занижения налоговой базы, в виде взыскания штрафа в сумме 45 113 руб. 70 коп. (подпункт 1 пункта 1 резолютивной части решения).

Этим же решением налогоплательщику предложено, в том числе:

- уплатить недоимку по единому социальному налогу в сумме 244 365 руб. 86 коп. (подпункт 1 пункта 3.1 резолютивной части решения) и пени за несвоевременную уплату данного налога в сумме12 445 руб. 51 коп. (подпункт 2 пункта 2 резолютивной части решения);

- уплатить пени по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование в сумме 14 474 руб. 20 коп. (подпункт 3 пункта 2 резолютивной части решения);

- уплатить штрафы, указанные в подпункте 1 пункта 1 решения (пункт 3.2 резолютивной части решения);

- уплатить пени, указанные в подпункте 2 и подпункте 3 пункта 2 решения (пункт 3.3 резолютивной части решения);

- внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета (пункт 3.4 резолютивной части решения);

- внести изменения в налоговые карточки по учету доходов и налога на доходы физических лиц по форме 1 - НДФЛ на работников, формально оформленных у индивидуального предпринимателя Попова О.А. с учетом «Порядка заполнения карточки по учету доходов и налога на доходы физических лиц», утвержденного приказом Министерства по налогам и сборам России от 31.10.2003 г. № БГ - 3 - 04/583 (пункт 4.1 резолютивной части решения);

- перечислить в Пенсионный фонд Российской Федерации суммы неуплаченных страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за 2006 г. в размере 131 581 руб. 63 коп., в том числе: на финансирование страховой части трудовой пенсии в сумме 107 090 руб. 96 коп., на финансирование накопительной части трудовой пенсии в сумме 24 490 руб. 67 коп., а также пени, указанные в подпункте 3 пункта 2 настоящего решения (пункт 4.2 резолютивной части решения);

- внести изменения в карточки по учету сумм начисленных выплат и вознаграждений, составляющих базу для начисления страховых взносов за 2006 г. по 28 работникам, формально оформленным у индивидуального предпринимателя Попова О.А. и представить по ним уточненные индивидуальные сведения об индивидуальном (персонифицированном) учете в Пенсионный фонд Российской Федерации за 2006 г. (пункт 4.3 резолютивной части решения).

Основанием для принятия указанного решения послужил вывод налогового органа об умышленном занижении обществом налоговой базы по единому социальному налогу в сумме 939 868 руб. 72 коп. в результате заключения с индивидуальным предпринимателем Поповым договора подряда № 01 от 01.07.2006 г.

Целью заключения данного договора, по мнению налогового органа, являлось получение необоснованной налоговой выгоды в виде неуплаченного в бюджет единого социального налога и страховых взносов, подлежащих начислению с выплат в пользу работников, формально оформивших трудовые договоры с предпринимателем Поповым, но продолжающих исполнять трудовые функции в интересах общества «Лейбл Пак», вследствие чего пришел к выводу ничтожности сделки, носящей лишь мнимый характер.

Не согласившись с решением инспекции № 17 - 12/396 от 28.09.2007 г., общество обратилось в арбитражный суд с требованиями (с учетом уточнения) о признании его недействительным в оспариваемой части, ссылаясь на незаконность произведенных налоговым органом доначислений.

Инспекция, в свою очередь, заявила встречное требование о взыскании с общества единого социального налога, пеней и санкций за несвоевременную уплату данного налога в общей сумме 301924 руб. 69 коп., обосновывая заявленные требования положениями пункта 2 статьи 45 Налогового кодекса Российской Федерации, устанавливающими обязательный судебный порядок взыскания сумм, доначисленных в результате изменения налоговым органом юридической квалификации заключенных налогоплательщиком сделок.

Удовлетворяя требования налогоплательщика и отказывая в удовлетворении требований налогового органа в части, касающейся доначислений по единому социальному налогу и страховым взносам на обязательное пенсионное страхование, суд области исходил из недоказанности налоговым органом факта получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Суду апелляционной инстанции указанный вывод суда области представляется обоснованным.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 235 Налогового кодекса Российской Федерации (далее Налоговый кодекс) налогоплательщиками единого социального налога признаются лица, производящие выплаты физическим лицам.

Объектом налогообложения при этом признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые налогоплательщиками в пользу физических лиц по трудовым и гражданско - правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг (за исключением вознаграждений, выплачиваемых лицам, указанным в подпункте 2 пункта 1 статьи 235 Налогового кодекса), а также по авторским договорам (пункт 1 статьи 236 Налогового кодекса).

Согласно пункту 1 статьи 237 Налогового кодекса налоговая база налогоплательщиков, указанных в абзацах втором и третьем подпункта 1 пункта 1 статьи 235, определяется как сумма выплат и иных вознаграждений, предусмотренных пунктом 1 статьи 236, начисленных налогоплательщиками за налоговый период в пользу физических лиц.

Таким образом, обязательным условием для возникновения у организации обязанности по исчислению и уплате единого социального налога является осуществление данной организацией выплат в пользу физических лиц на основании существующих между ними трудовых или гражданских правоотношений.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 6 Федерального закона Российской Федерации от 15.12.2001 г. № 167 - ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» (далее Федеральный закон № 167 - ФЗ) организации, индивидуальные предприниматели, физические лица, производящее выплаты физическим лицам, являются плательщиками страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации.

Согласно пункту 2 статьи 10 Федерального закона № 167 - ФЗ базой для начисления страховых взносов является объект налогообложения и налоговая база по единому социальному налогу.

Как установлено материалами дела, 22.11.2005 г. общество с ограниченной ответственностью «ЛейблПак» зарегистрировано в качестве юридического лица инспекцией Федеральной налоговой службы по г. Курску за основным государственным регистрационным номером 1054639158639 (свидетельство о государственной регистрации от 22.11.2005 г. серия 46 № 000611005).

Основными видами деятельности общества, в соответствии с пунктом 2.2 устава общества «ЛейблПак», утвержденного решением от 14.11.2005 г., являются: разработка и производство полиграфической продукции и упаковки, изделий производственно - технического назначения; оказание дизайнерских, конструкторских и полиграфических услуг.

Пунктом 1.9 устава установлено, что единственным участником общества является Князев Олег Михайлович.

В ходе налоговой проверки было установлено, что Князев О.М. является также единственным учредителем обществ с ограниченной ответственностью «ПроектПартнер» и «ГофроПак», имеющих вместе с обществом «ЛейблПак» один и тот же юридический адрес.

В соответствии с решением единственного участника трех названных обществ Князева О.М. от 20.11.2005 г. создана функциональная структура бизнеса группа предприятий «Фабрика полиграфии и упаковки», объединившая: общество с ограниченной ответственностью «ПроектПартнер», общество с ограниченной ответственностью «ГофроПак» и общество с ограниченной ответственностью «ЛейблПак», действующих в сфере разработки, производства упаковки и полиграфической продукции. В соответствии с указанным решением (подпункт «в» пункта 1) предлагалось выполнение всех работ и операций на технологической и производственной базе всех обществ с ограниченной ответственностью осуществлять на подрядной основе соответственно персоналом индивидуального предпринимателя Бондаренко Е.А., индивидуального предпринимателя Мартыничева Д.В. и индивидуального предпринимателя Попова О.А. Причем при отсутствии у данных предпринимателей другой деятельности решением единственного участника предлагалось применять ими упрощенную систему налогообложение.

На основании приказа № 1 от 22.11.2005 г., в соответствии с решением единственного участника общества «ЛейблПак» от 14.11.2005 г., а также в соответствии с Уставом общества «ЛейблПак», исполнение обязанностей директора общества с ограниченной ответственностью «ЛейблПак» с 22.11.2005 г. принял на себя Попов Олег Анатольевич.

Во исполнение решения единственного участника общества «ЛейблПак» Князева О.М. от 20.11.2005 г. в проверяемом периоде между обществом «ЛейблПак» (заказчик) и индивидуальным предпринимателем Поповым (подрядчик) был заключен договор подряда от 01.07.2006 г. № 01 на изготовление полиграфической продукции и упаковки, согласно которому подрядчик из материалов и на производственной базе заказчика обязался производить полиграфическую продукцию и упаковку, а заказчик обязался предоставить материалы, производственную базу, принимать изготовленную подрядчиком продукцию и оплачивать ее изготовление в порядке, установленном договором (пункт 1.1 договора).

В соответствии с пунктом 3.1 договора, стоимость выполненных за месяц работ определялась исходя из сдельных расценок и количества отработанного времени персоналом подрядчика и его издержек. Оплата продукции по договору осуществлялась на основании подписанного сторонами акта выполненных работ до 10 числа месяца, следующего за отчетным (пункт 3.2 договора).

Исполнение подрядчиком обязательств по договору подряда подтверждается представленными в материалы дела актами по изготовлению полиграфической продукции № 000001 от 31.07.2006 г., № 000002 от 31.08.2006 г., № 000003 от 30.09.2006 г., № 000004 от 31.10.2006 г., № 000005 от 30.11.2006 г., № 000006 от 31.12.2006 г.

Выполненные работы были оплачены заказчиком в соответствии с данными актами, что подтверждается имеющимися в материалах дела платежными поручениями с указанием назначения платежа «оплата за услуги по изготовлению полиграфической продукции по договору подряда № 01 от 01.07.2006 г.

Переданная заказчику полиграфическая продукция и упаковка изготавливалась принятыми на работу индивидуальным предпринимателем Поповым на основании заключенных трудовых договоров работниками, получающими соответствующую заработную плату. Всего, согласно списку сотрудников индивидуального предпринимателя по состоянию на 31.12.2006 г., число работников предпринимателя составляло 28 человек. Факт начисления и выплаты предпринимателем Поповым заработной платы своим работникам за июль - декабрь 2006 г. подтверждается представленными в материалы дела копиями платежных документов на перечисление заработной платы на пластиковые карты.

При этом представленными в материалы дела документами подтверждается, что при выплате начисленной заработной платы предпринимателем Поповым удержан с работников и перечислен в бюджет налог на доходы физических лиц в установленном законом размере, а также исчислены (начислены) и уплачены страховые взносы и единый социальный налог, что не оспаривается налоговым органом.

Согласно списку работников общества с ограниченной ответственностью «ЛейблПак», штатная численность его работников по состоянию на 31.12.2006 г. составляла 7 человек. При этом, в соответствии со списком сотрудников предпринимателя Попова, из 7 работников общества «ЛейблПак» только 3 человека (Котляров Г.В., Македонский В.И., Сергеева Н.С.) состояли в трудовых правоотношениях с предпринимателем Поповым, работая у последнего на основании основного трудового договора, а в обществе они выполняли работу по совместительству. Данное обстоятельство подтверждается имеющимися в материалах дела заявлениями и приказами о приеме на работу и об увольнении работников, объяснениями опрошенных в качестве свидетелей отдельных работников. Этот факт налогоплательщиком не оспаривается.

Вместе с тем, факты наличия трудовых отношений отдельных работников предпринимателя с обществом «ЛейблПак» (совместительство) сами по себе не могут служить основанием для возникновения у общества налоговой базы для исчисления единого социального налога и страховых взносов в отношении всех остальных работников предпринимателя ввиду следующих обстоятельств дела.

Выплата заработной платы указанным работникам общества «ЛейблПак», в том числе, выполнявшим работу по совместительству, производилась самим обществом, что подтверждается расчетными ведомостями, копиями платежных поручений на перечисление заработной платы на пластиковые карты и не оспаривается налоговым органом.

При этом представленными материалами дела установлено, что при выплате начисленной заработной платы обществом удержан с работников и перечислен в бюджет налог на доходы физических лиц в установленном законом размере, а также представлены налоговому органу сведения о выплаченных суммах доходов и удержанном налоге на доходы физических лиц в качестве налогового агента, что не оспаривается налоговым органом.

В тоже время, в материалах дела имеются справки о доходах физических лиц за 2006 г., подтверждающие факт осуществления данными физическими лицами трудовой деятельности в спорный период в обществе «ЛейблПак». Следовательно, общество осуществляло расчет со своими работниками - физическими лицами, и, соответственно,никаких расчетов с физическими лицами, являющимися работниками предпринимателя Попова, в указанный период общество не производило.

То обстоятельство, что выплаты работникам предпринимателя осуществлялись им за счет средств, полученных от общества в счет оплаты за оказанные услуги, не свидетельствует о том, что данные выплаты работникам производились непосредственно обществом «ЛейблПак» и, следовательно, данное обстоятельство не может являться основанием возникновения у последнего налоговой базы по единому социальному налогу.

Оценивая названное обстоятельство, суд первой инстанции правомерно исходил из того, что источником покрытия расходов предпринимателя, в том числе расходов по оплате труда своих работников, является полученный предпринимателем доход, к которому относятся и платежи по заключенным им договорам. Факт оплаты обществом предпринимателю работ по производству полиграфической продукции и упаковки подтверждается соответствующими документами бухгалтерского учета предпринимателя и общества за период с 01.07.2006 г. по 31.12.2006 г. и не отрицается налоговым органом.

В опровержение указанных обстоятельств налоговым органом не представлено суду доказательств того, что фактически выплата заработной платы физическим лицам, заключившим трудовые договоры с индивидуальным предпринимателем Поповым, производилась обществом «ЛейблПак».

Собранные инспекцией доказательства, касающиеся порядка оформления трудовых отношений работников общества «ЛейблПак» с предпринимателем, места осуществления работниками трудовой деятельности, оказания отдельными работниками общества услуг предпринимателю Попову по ведению бухгалтерского учета обоснованно не приняты судом области в качестве оснований для доначисления единого социального налога и страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за 2006 г., так как возникновение объекта обложения единым социальным налогом и объекта для исчисления страховых взносов законодатель связывает с фактами выплаты доходов в пользу физических лиц, а не с перечисленными обстоятельствами.

Также обоснованно не принят довод о формальности оформления предпринимателем Поповым трудовых правоотношений с работниками, в том числе являющимся одновременно и работниками общества «ЛейблПак», поскольку взаимоотношения работодателя с работниками регулируются нормами законодательства о труде и предполагают свободу волеизъявления сторон при заключении трудового договора (контракта), в том числе, не запрещая и работу по совместительству.

В соответствии со статьей 9 Трудового кодекса Российской Федерации регулирование трудовых отношений, под которыми статьей 15 названного Кодекса понимаются отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы) и иных непосредственно связанных с ними отношений осуществляется путем заключения, изменения, дополнения работниками и работодателями коллективных договоров, соглашений, трудовых договоров.

Трудовые отношения, согласно статье 16 ТК РФ, возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с настоящим Кодексом.

Статьей 56 ТК РФ под трудовым договором понимается соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

При этом, в силу статьи 60.1 ТК РФ, работник имеет право заключать трудовые договоры о выполнении в свободное от основной работы время другой регулярной оплачиваемой работы у того же работодателя (внутреннее совместительство) и (или) у другого работодателя (внешнее совместительство), а статьей 72.1 названного Кодекса установлена возможность перевода работника по его письменной просьбе или с его письменного согласия на постоянную работу к другому работодателю с прекращением действия трудового договора по прежнему месту работы.

Основания прекращения трудового договора установлены статьей 77 ТК РФ.

Анализ имеющихся в материалах дела трудовых договоров, заключенных обществом «ЛейблПак» и предпринимателем Поповым с работниками, в том числе с лицами, являвшимися одновременно работниками общества и предпринимателя, а также пояснений работников общества «ЛейблПак», оказывавших одновременно услуги предпринимателю Попову, позволяет сделать вывод, что они соответствуют нормам трудового законодательства и подтверждают наличие реальных трудовых правоотношений между предпринимателем и его работниками. Обратного налоговым органом не доказано.

Также отклоняется довод апелляционной жалобы о том, что Артемьева Е.А., являясь бухгалтером общества «ЛейблПак», оказывала бухгалтерские услуги предпринимателю, поскольку материалами дела (диплом Всероссийского заочного финансово - экономического института № ВСГ3630076, выданный 10.03.2009 г.) установлено, что сам предприниматель Попов О.А. имеет бухгалтерское образование, является менеджером, в связи с чем необходимость в оказании ему как предпринимателю бухгалтерских услуг отсутствовала.

Кроме того, как установлено налоговым органом в ходе проверки и отражено в решении№ 17 - 12/396 от 28.09.2007г. о привлечении к ответственности, в обязанности бухгалтера Артемьевой Е.А., работающей в обществе «ЛейблПак», входило начисление заработной платы, ведение расчетного счета, кассы, в то же время ею осуществлялась подготовка и сдача налоговой отчетности, начисление заработной платы работникам предпринимателя. При этом договор на оказание бухгалтерских услуг с предпринимателем Поповым О.А. не заключался и заработная плата за выполнение данных услуг Артемьевой Е.А. предпринимателем не выплачивалась, выплата бухгалтеру заработной платы производилась обществом «ЛейблПак».

Изложенные обстоятельства свидетельствуют о том, что довод налогового органа об оказании предпринимателю Попову бухгалтером общества соответствующих услуг носит предположительный характер, поскольку не имеет документального подтверждения.

Относительно вывода инспекции, к которому она пришла по результатам выездной налоговой проверки, о ничтожности сделки, заключенной между предпринимателем Поповым и обществом «ЛейблПак», обосновываемыйссылкой на статьи 169, 170 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции отмечает следующее.

В соответствии со статьей 169 Гражданского кодекса Российской Федерации ничтожными являются сделки, совершенные с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности.

пункте 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 10.04.2008 г. № 22 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением статьи 169 Гражданского кодекса Российской Федерации», разъяснено, что при определении сферы применения статьи 169 Гражданского кодекса судам необходимо исходить из того, что в качестве сделок, совершенных с указанной целью, могут быть квалифицированы сделки, которые не просто не соответствуют требованиям закона или иных правовых актов (статья 168 Гражданского кодекса), а нарушают основополагающие начала российского правопорядка, принципы общественной, политической и экономической организации общества, его нравственные устои.

Из пункта 6 названного Постановления следует, что право на предъявление в суде и арбитражном суде исков о признании сделок недействительными и о взыскании в доход государства всего полученного по таким сделкам, предоставляемое налоговым органам абзацем четвертым пункта 11 статьи 7 Закона Российской Федерации «О налоговых органах Российской Федерации», последние могут реализовывать лишь постольку, поскольку удовлетворение соответствующего требования направлено на выполнение задач налоговых органов, определенных статьей 6 Закона.

В частности, требование о применении последствий недействительности сделки в виде взыскания в доход Российской Федерации полученного (причитавшегося) по сделке исполнения в соответствии со статьей 169 Гражданского кодекса может быть предъявлено налоговым органом в рамках выполнения им задачи по контролю за производством и оборотом этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции при оспаривании сделок, направленных на производство и сбыт продукции, обладающей свойствами, опасными для жизни и здоровья граждан.

Требование налогового органа о применении предусмотренных статьей 169 Кодекса последствий недействительности сделки, обосновываемое тем, что данная сделка совершена с целью уклонения от уплаты налогов, выходит за рамки полномочий налогового органа, так как взыскание в доход Российской Федерации всего полученного (причитавшегося) по сделке не является мерой, направленной на обеспечение поступления в бюджет налогов.

Для обеспечения поступления в бюджет налогов в полном объеме налоговый орган вправе, руководствуясь статьей 170 Гражданского кодекса, предъявить требование о признании совершенных налогоплательщиком сделок недействительными как сделок, совершенных лишь для вида, без намерения создать соответствующие им правовые последствия (мнимых), либо с целью прикрыть другую сделку (притворных), поскольку удовлетворение этого требования может способствовать реализации соответствующей задачи.

В пункте 7 Постановления разъяснено, что факты уклонения ответчика от уплаты налогов, нарушения им положений налогового законодательства подлежат доказыванию не в гражданско - правовом споре о признании сделки недействительной, а при рассмотрении налогового спора с учетом норм налогового законодательства.

Оценка налоговых последствий финансово - хозяйственных операций, совершенных во исполнение сделок, должна производиться налоговыми органами в порядке, предусмотренном налоговым законодательством.

При установлении в ходе налоговой проверки факта занижения налоговой базы вследствие неправильной юридической квалификации налогоплательщиком совершенных сделок и оценки налоговых последствий их исполнения налоговый орган, руководствуясь подпунктом 3 пункта 2 статьи 45 Налогового кодекса Российской Федерации, вправе самостоятельно осуществить изменение юридической квалификации сделок, статуса и характера деятельности налогоплательщика и обратиться в суд с требованием о взыскании доначисленных налогов (начисленных пеней, штрафов).

При этом, поскольку ничтожные сделки являются недействительными независимо от признания их таковыми судом (пункт 1 статьи 166 Гражданского кодекса), суд решает вопрос об обоснованности указанной переквалификации в рамках рассмотрения налогового спора и в том случае, когда изменение налоговым органом юридической квалификации сделок, статуса и характера деятельности налогоплательщика основано на оценке сделок в качестве мнимых или притворных (статья 170 Гражданского кодекса).

Если суд на основании оценки доказательств, представленных налоговым органом и налогоплательщиком, придет к выводу о том, что налогоплательщик для целей налогообложения не учел операции либо учел операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом, суд определяет объем прав и обязанностей налогоплательщика исходя из подлинного экономического содержания данной операции или совокупности операций в их взаимосвязи.

Из изложенного следует, что изменение юридической квалификации сделки и определение налоговых обязанностей налогоплательщика в соответствии с действительным экономическим содержанием совершенной им сделки возможно в том случае, если налоговый орган установит и докажет направленность действий налогоплательщика на совершение такой сделки, которая прикрывает другую сделку, соответствующую фактической воле сторон, ее совершивших (притворная сделка), либо такой сделки, которая совершена лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия (мнимая сделка).

В силу статей 153, 154 Гражданского кодекса сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Сделки могут быть двух - или многосторонними (договоры) и односторонними. Для заключения договора необходимо выражение согласованной воли всех сторон сделки.

Следовательно, по основанию притворности недействительной может быть признана лишь та сделка, которая имеет своей целью достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю всех участников сделки. При этом стороны сделки должны преследовать общую цель и достичь соглашения по всем существенным условиям той сделки, которую прикрывает юридически оформленная сделка.

При заключении мнимой сделки согласованная воля сторон должна быть направлена на недостижение тех последствий, которые декларируются данной сделкой.

В соответствии со статьей 421 Гражданского кодекса граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Стороны могут заключить договор как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами, а также договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор).

Условия договора, согласно пункту 4 статьи 421 Гражданского кодекса, определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

Договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом или иными правовыми актами, действующими в момент его заключения (пункт 1 статьи 422 Гражданского кодекса).

В силу пункта 1 статьи 432 Гражданского кодекса договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Статьей 431 Гражданского кодекса установлено, что при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений.

В соответствии с пунктом 1 статьи 702 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его.

Пунктом 1 статьи 703 Гражданского кодекса установлено, что договор подряда заключается на изготовление или переработку (обработку) вещи либо на выполнение другой работы с передачей ее результата заказчику; пунктом 3 этой же статьи 703 предусмотрено, если иное не установлено договором, то подрядчик самостоятельно определяет способы выполнения задания заказчика.

Согласно пункту 1 статьи 704 Гражданского кодекса, если иное не предусмотрено договором подряда, работа выполняется иждивением подрядчика из его материалов, его силами и средствами. Одновременно статья 713 Гражданского кодекса устанавливает возможность выполнения работы из материалов заказчика, а статьи 714 Кодекса предусматривает ответственность подрядчика за не сохранность предоставленного заказчиком имущества.

Буквальный анализ условий и предмета договора подряда от 01.07.2006 г. № 01 на изготовление полиграфической продукции и упаковки, заключенного между обществом «ЛейблПак» и предпринимателем Поповым, позволяет сделать вывод о его соответствии требованиям главы 37 «Подряд» Гражданского кодекса Российской Федерации.

Имеющиеся в деле документы свидетельствуют о том, что данный договор исполнялся сторонами: предпринимателем (его работниками) изготавливалась и передавалась обществу произведенная полиграфическая продукция, которая реализовывалась обществом своим контрагентам по договорам поставки. В свою очередь, общество оплачивало предпринимателю услуги по изготовлению полиграфической продукции и издержки по ее изготовлению на основании актов о выполнении работ.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о реальном исполнении договора подряда, заключенного между предпринимателем Поповым и обществом «ЛейблПак», а также о том, что данный договор соответствует требованиям гражданского законодательства и не нарушает норм налогового законодательства.

Несостоятельными также являются доводы апелляционной жалобы об оказании предпринимателем Поповым услуг по договору исключительно Обществу, равно как и об отсутствии у предпринимателя деловой цели в заключении сделки (договора подряда), а также о том, что деятельность предпринимателя по производству полиграфической продукции и упаковки фактически не отвечала признакам предпринимательской деятельности, поскольку данные обстоятельства не свидетельствуют о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

соответствии с разъяснением, данным в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 г. № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, под которой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, достоверны, если налоговым органом не доказано обратное.

Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом, а выгода получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

При этом вывод о необоснованности налоговой выгоды должен быть основан на объективной информации, с бесспорностью подтверждающей, что действия налогоплательщика не имели разумной деловой цели, а были направлены исключительно на создание благоприятных налоговых последствий.

Действующее законодательство возлагает на налоговые органы обязанность доказывать недобросовестность налогоплательщика. Согласно статье 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований или возражений. При этом пунктом 1 названной статьи и пунктом 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого решения, возложена на орган, который принял решение.

Для предпринимателя Попова, согласно его пояснениям, деловой целью при заключении договора подряда с обществом «ЛейблПак» являлось решение совокупности следующих экономических, управленческих и личных задач: получение личного дохода, значительно превышающего заработную плату наемного работника на сходной позиции по отрасли в регионе; отсутствие необходимости других клиентов, кроме общества «ЛейблПак», так как создающиеся производственные мощности в обществе позволяют ежегодно увеличивать объемы подрядных работ на 50 - 70 % без затрат на увеличение доли рынка и без конкурентной борьбы; приобретение личного опыта руководства людьми и создания системы стимулирования их труда в постоянно изменяющихся рыночных условиях; получение возможности при успешной работе как подрядчика стать собственником бизнеса в молодом возрасте. Таким образом, экономическая целесообразность заключения договора подряда для предпринимателя выражается в прямой зависимости труда его работников и сдельно - премиальной оплаты за этот труд. От результатов труда своих работников зависел личный доход индивидуального предпринимателя, поэтому его заинтересованность обеспечивается грамотным управлением собственным приносящим доход персоналом.

Аналогичную цель преследовало и само общество «ЛейблПак», создавая на основании решения его единственного учредителя такое структурирование бизнеса. Так, деловой целью в использовании услуг предпринимателя являлось для Общества создать систему личной ответственности руководителя общества за работу с персоналом по его обучению и мотивации, за технику безопасности и охрану труда, за рациональную систему начисления и своевременности выплаты заработной платы, за возможность хищения имущества и компонентов бизнеса, за темпы роста изготовления и продаж продукции. Указанные цели были обусловлены изложенными выше решениями единственного учредителя Общества.

Таким образом, и Общество, и предприниматель в своих пояснениях обосновали суду, что данная модель договорных отношений создана не для получения налоговой выгоды в результате применения упрощенной системы налогообложения у предпринимателя Попова, а обоснованна своей направленностью в конечном итоге на получение дохода. Об этом свидетельствуют показатели финансово - хозяйственной деятельности общества «ЛейблПак» за 1 - ое полугодие 2007 г., согласно которым темпы роста объема выпущенной продукции за 1 - ое полугодие 2007 г. по сравнению с 2006 г. составили 44 % и темпы роста прибыли от продаж 48 %.

Таким образом, оспариваемый налоговым органом договор явился способом оптимизации деятельности общества, направленным на увеличение доходности осуществляемой деятельности. Соответственно, в проверяемом периоде увеличились производимые обществом налоговые платежи.

Кроме того, являясь предприятием малого бизнеса, общество «ЛейблПак», как указывает сам налогоплательщик и не опровергает налоговый орган, ежемесячно в среднем платит налогов на сумму 75252 руб., при том что налоговая выгода общества, образующаяся при найме персонала предпринимателя Попова, составляет 47146 руб. 25 коп. в год или 3929 руб. в месяц.

Следовательно, довод налогового органа об уменьшении обществом налоговой базы по единому социальному налогу вследствие заключения договора с зарегистрированным в качестве предпринимателя директором общества Поповым, применяющим упрощенную систему налогообложения по налоговой ставке 6%, меньшей, чем ставка единого социального налога, не может быть принят в качестве обоснования получения налогоплательщиком обществом «ЛейблПак» необоснованной налоговой выгоды.

Также обоснованно отклонен судом довод налогового органа о взаимозависимости предпринимателя Попова и общества «ЛейблПак», обосновываемый тем, что Попов О.А. одновременно является директором общества «ЛейблПак».

В силу пункта 1 статьи 20 Налогового кодекса взаимозависимыми лицами для целей налогообложения признаются физические лица и (или) организации, отношения между которыми могут оказывать влияние на условия или экономические результаты их деятельности или деятельности представляемых ими лиц. Одновременно пунктом 2 статьи 20 Налогового кодекса установлено, что суд может признать лица взаимозависимыми по иным основаниям, не предусмотренным пунктом 1 статьи 20 Кодекса.

Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 04.12.2003 г. № 441 - О указал, что в ходе рассмотрения дела, касающегося законности и обоснованности вынесения налоговым органом решения о доначислении налогоплательщику налога и пеней, арбитражный суд может признать лица взаимозависимыми и по иным основаниям, не предусмотренным пунктом 1 статьи 20 Налогового кодекса, если отношения между этими лицами могут повлиять на результаты сделок по реализации товаров (работ, услуг). Однако, это право может быть использовано судом лишь при условии, что эти основания указаны в других правовых актах, а отношения между этими лицами объективно могут повлиять на результаты сделок по реализации товаров (работ, услуг), в том числе в случаях совершения хозяйственным обществом сделок с заинтересованными лицами, признаваемыми таковыми законом.

В то же время, взаимозависимость юридических лиц не является нарушением законодательства, в том числе налогового, а налоговым законодательством не предусмотрены особые правила заключения сделок между взаимозависимыми лицами.

Признание лиц взаимозависимыми дает налоговому органу право проверять правильность применения цен по сделкам при осуществлении контроля за полнотой исчисления налогов и доначислять налогоплательщику налоги и пени при наличии оснований, предусмотренных пунктом 3 статьи 40 Кодекса, на что указывал Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в пункте 2 Информационного письма от 17.03.2003 г. № 71, однако, указанное обстоятельство само по себе не является основанием для признания заключенных им сделок ничтожными и для перенесения налоговых обязанностей одной стороны сделки между взаимозависимыми лицами на другую сторону такой сделки.

Согласно статье 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований или возражений. Пунктом 1 названной статьи и пунктом 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого решения, возложена на орган, который принял решение.

Учитывая, что налоговый орган в оспариваемом решении не привел доказательств того, что взаимоотношения общества «ЛейблПак» и предпринимателя Попова обусловлены исключительно получением необоснованной налоговой выгоды, а заключение договора подряда между предпринимателем Поповым и обществом «ЛейблПак» преследовало иные цели, нежели те, которые предусмотрены данным договором, апелляционный суд считает правомерным вывод суда области об отсутствии в действиях налогоплательщика признаков, перечисляемых в пункте 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 г. № 53.

Оценив все обстоятельства дела в совокупности в соответствии с частью 1 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд правильно указал, что у инспекции отсутствовали основания для доначисления 244 365 руб. 86 коп. единого социального налога, а также для установления факта не исчисления и неуплаты обществом в Пенсионный фонд страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за 2006г. в сумме 131 581 руб. 63 коп.

Апелляционная коллегия отмечает, что обстоятельства, свидетельствующие о реальном исполнении договора подряда № 01 от 01.07.2006, заключенного между Обществом «ЛейблПак» и предпринимателем Поповым, а также о том, что заключение сторонами указанного договора подряда имело разумный экономический смысл, установлены также решением Арбитражного суда Курской области от 29.07.2009 по делу № А35 - 6867/07 - С21 (по спору между лицами, участвующими в рассматриваемом деле), оставленным без изменения Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14 октября 2009 года.

В силу статьи 75 Налогового кодекса Российской Федерации в случае уплаты причитающихся сумм налогов (сборов) в более поздние по сравнению с установленным законодательством о налогах и сборах сроки налогоплательщик должен уплатить пени. Пени начисляются за каждый календарный день просрочки исполнения обязанности по уплате налога или сбора, начиная со следующего за установленным законодательством о налогах и сборах дня уплаты налога или сбора, и уплачиваются одновременно с уплатой сумм налога и сбора или после уплаты таких сумм в полном объеме.

Так как условием начисления пеней является несвоевременная уплата налога, с учетом вывода суда о необоснованности доначисления 244 365 руб. 86 коп. единого социального налога, у налогового органа не имелось оснований и для начисления пеней за несвоевременную уплату единого социального налога в сумме 12 445 руб. 51 коп.

В соответствии со статьей 26 Федерального закона № 167 - ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» исполнение обязанности по уплате страховых взносов также обеспечивается пенями, которые страхователь должен выплатить в случае уплаты причитающихся сумм страховых взносов в более поздние по сравнению с установленными данным законом сроки.

Таким образом, по смыслу пункта 2 статьи 26 Закона № 167 - ФЗ пени подлежат уплате страхователем только в случае образования у него недоимки, то есть не уплаченной в установленный законом срок суммы страховых взносов. Соответственно, при отсутствии задолженности по уплате страховых взносов, пени взысканию не подлежат.

Сумма соответствующих пеней, согласно пункту 3 данной статьи, уплачивается помимо причитающихся к уплате сумм страховых взносов и независимо от применения мер ответственности за нарушение законодательства Российской Федерации об обязательном пенсионном страховании.

Пени начисляются за каждый календарный день просрочки исполнения обязанности по уплате страховых взносов начиная со дня, следующего за установленным днем уплаты (пункт 4 статьи 26).

Ввиду отсутствия у общества «ЛейблПак» базы для начисления страховых взносов, и, соответственно, обязанности по их уплате, учитывая дополнительный характер пени как меры, обеспечивающей уплату страховых взносов, суд апелляционной инстанции считает, что у налогового органа отсутствовали основания для начисления и взыскания спорной суммы пени по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование в сумме 15295 руб. 97 коп. на сумму недоимки 131 581 руб. 63 коп., так как у страхователя отсутствовала такая недоимка в данном периоде.

В соответствии со статьей 109 Налогового кодекса Российской Федерации лицо не может быть привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения при отсутствии события налогового правонарушения.

Основанием для привлечения к налоговой ответственности общества «ЛейблПак» явился вывод налогового органа о совершении налогоплательщиком правонарушения, ответственность за которое предусмотрена пунктом 3 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации.

Согласно указанной норме, умышленная неуплата или неполная уплата сумм налога (сбора) в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога (сбора) или других неправомерных действий (бездействия) влечет взыскание штрафа в размере 40 процентов от неуплаченной суммы налога (сбора).

Поскольку суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии факта неуплаты обществом единого социального налога, то в этом случае отсутствует событие налогового правонарушения, ответственность за которое предусмотрена пунктом 3 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации.

Следовательно, общество необоснованно привлечено оспариваемым решением инспекции к налоговой ответственности в виде взыскания штрафа в размере 45 113 руб. 70 коп. за умышленную неуплату единого социального налога.

Кроме того, учитывая позицию, изложенную при анализе довода налогового органа о формальности оформления предпринимателем Поповым трудовых правоотношений с работниками, судом области обоснованно признано недействительным решение инспекции в части предложения обществу внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета (пункт 3.4 резолютивной части решения); предложения внести изменения в налоговые карточки по учету доходов и налога на доходы физических лиц по форме 1 - НДФЛ на работников, формально оформленных у индивидуального предпринимателя Попова О.А. с учетом «Порядка заполнения карточки по учету доходов и налога на доходы физических лиц», утвержденного приказом Министерства по налогам и сборам России от 31.10.2003г. № БГ - 3 - 04/583, а также в части предложения внести изменения в карточки по учету сумм начисленных выплат и вознаграждений, составляющих базу для начисления страховых взносов за 2006 г. по 28 работникам, формально оформленным у индивидуального предпринимателя Попова О.А. и представить по ним уточненные индивидуальные сведения об индивидуальном (персонифицированном) учете в Пенсионный фонд Российской Федерации за 2006 г.

Исходя из изложенного, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены решения суда первой инстанции, поскольку данное решение является законным и обоснованным.

Судом первой инстанции в полном объеме установлены все фактические обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения дела по существу, им дана надлежащая правовая оценка, основанная на правильном применении норм материального права.

В апелляционной жалобе налоговый орган не приводит иных доводов, которые не были бы оценены судом первой инстанций, в связи, с чем жалоба удовлетворению не подлежит.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в любом случае основаниями для отмены принятых судебных актов, судом апелляционной инстанции не установлено.

Исходя из результата рассмотрения дела и положений подпункта 1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации, в силу которого налоговый орган освобожден от уплаты государственной пошлины при обращении в арбитражный суд в качестве истца и ответчика, государственная пошлина за рассмотрение апелляционной жалобы взысканию не подлежит.

Руководствуясь статьями 16, 17, 110, 112, 258, 266 268, пунктом 1 статьи 269, 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение арбитражного суда Курской области от 17.07.2009 г. оставить без изменения, а апелляционную жалобу инспекции Федеральной налоговой службы по г. Курску без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Федеральный арбитражный суд Центрального округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления в законную силу.

     Председательствующий
 Т.Л. Михайлова

     Судьи  
 В.А. Скрынников

     М.Б. Осипова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А35-7079/2007
Принявший орган: Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 10 ноября 2009

Поиск в тексте