• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 14 мая 2009 года  Дело N А35-7111/2007

Резолютивная часть постановления объявлена 12 мая 2009 года

Постановление в полном объеме изготовлено 14 мая 2009 года

Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Михайловой Т.Л.,

судей Осиповой М.Б.

Скрынникова В.А.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Фефеловой М.Ю.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу инспекции Федеральной налоговой службы по г. Курску на решение арбитражного суда Курской области от 02.03.2009 г. (судья Кузнецова Т.В.), принятое по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Курская кожа» к инспекции Федеральной налоговой службы по г. Курску о признании незаконным решения №15 - 11/57 от 19.11.2007г.,

при участии:

от налогового органа: Собран В.А., главного госналогинспектора по доверенности № 04 - 12/61956; Сойниковой Е.В., начальника юридического отдела по доверенности № 0411/181156 от 29.12.2008 г.; Шевцова П.А., специалиста - эксперта правового отдела по доверенности № 04 - 12/61957 от 30.04.2009 г.,

от налогоплательщика: Лукьянчикова В.П., адвоката по доверенности №1 - Ю\2009 от 10.01.2009 г.

УСТАНОВИЛ:

Общество с ограниченной ответственностью «Курская кожа» (далее - общество «Курская кожа», общество, налогоплательщик) обратилось в арбитражный суд Курской области с заявлением к инспекции Федеральной налоговой службы по г. Курску (далее - инспекция, налоговый орган) о признании незаконным решения № 15 - 11/57 от 19.11.2007 г. «О привлечении Общества с ограниченной ответственностью «Курская кожа» ИНН 4632008869/КПП462321001 к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения».

Решением арбитражного суда Курской области от 02.03.2009 г. (с учетом определения об исправлении опечатки от 13.04.2009 г.) заявленные требования удовлетворены полностью.

Инспекция, не согласившись с данным решением, обратилась с апелляционной жалобой, в которой ставит вопрос об отмене состоявшегося судебного акта и о принятии по делу нового судебного акта об отказе в удовлетворении требований общества «Курская кожа».

В обоснование апелляционной жалобы инспекция указывает на то, что выявленные ею в ходе выездной налоговой проверки обстоятельства свидетельствуют об отсутствии фактов поставки и транспортировки сырья (мокросоленые кожи КРС) между организациями - поставщиками, участниками следующей цепочки: общества с ограниченной ответственностью «Найс Трейдинг», «Регион Торг», «Фаворит», «Интегро», «Пищепромпереработка», «Тингострой», «Альбион», «Фрил Стар», «Трейд Маркетинг», «М Компани», «Реал Медиа», «Мелита Ком», «Ривьера».

Так, по мнению инспекции, транспортировка и погрузочно - разгрузочные работы не производились, так как ни одна из вышеперечисленных организаций - поставщиков не представила истребуемые документы и не имела фактической возможности производить указанные поставки, вследствие отсутствия складов (иного имущества.), транспорта (как собственного, так и арендованного) и соответствующего рабочего персонала; оплата услуг по транспортировке сырья не осуществлялась; организации - поставщики по всей «цепочке» поставщиков кожевенного сырья не находятся по адресам регистрации и имеют адреса «массовой» регистрации, «массового» заявителя, «массового» учредителя.

Также, налоговый орган указывает на то, что счета - фактуры, выставленные поставщиками 3 - 5 звена - обществами с ограниченной ответственностью «Тингострой», «Фрил Стар», «Реал Медиа», «М Компани», «Мелита Ком» и платежно - расчетные документы обществ с ограниченной ответственностью «Альбион», «Трейд Маркетинг», «Ривьера» содержат недостоверные сведения.

Так, инспекция считает, что счета - фактуры, составленные обществом «Тингострой» и платежно - расчетные документы обществ «Альбион», и «Трейд Маркетинг» оформлены от имени физических лиц (руководителей), которые на момент их составления умерли.

Счета - фактуры, составленные обществами «Фрил Стар», «Реал Медиа», «М Компани», «Мелита Ком» и финансовые документы общества «Ривьера» оформлены от имени физических лиц (руководителей), которые их не подписывали и не имели отношения к этим организациям. Уполномоченные на подписание счетов - фактур лица у указанных организаций отсутствовали.

При этом налоговый орган считает, что судом первой инстанции не была дана оценка тому обстоятельству, что все расчеты между поставщиками сырья происходили с использованием одного банка (общества с ограниченной ответственностью «КБ Банк расчетов и сбережений») по системе «Банк Клиент», что может свидетельствовать об осуществлении расчетов от имени этих лиц неустановленным лицом.

Помимо этого, в апелляционной жалобе инспекция указывает на низкий показатель рентабельности продаж общества «Фаворит», свидетельствующий, как считает инспекция, об отсутствии разумных экономических действий организации, не направленных на получение максимального дохода (прибыли) от осуществления предпринимательской деятельности.

Также налоговый орган ссылается на то, что выручка общества «Интегро» от поставки сырья в адрес поставщика второго звена - общества «Регион Торг» за 2006 г. составила 123640, 74 руб., при том, что количество поставленного сырья составило 7149 тонн на сумму 272820 тыс. руб.

Кроме того, инспекция указывает на то, что выявленные ею в ходе выездной налоговой проверки обстоятельства свидетельствуют о взаимозависимости общества «Курская кожа» с обществами с ограниченной ответственностью «Найс - Трэйдинг», так как в обществах «Найс - Трейдинг» и «Курская кожа» соответственно главным бухгалтером и бухгалтером является одно и то же лицо - Чигарев Д.В. Названные организации расположены по одному адресу - г. Курск, пер. 2 - й Шоссейный, 21. Указанные обстоятельства, по мнению инспекции, дают возможность руководителю общества «Курская кожа» Бабаскину Л.А оказывать влияние на Чигарева Д.В., а также Ткаченко В.Я., бывшего руководителя общества «Найс - Трейдинг».

Приведенные обстоятельства, как полагает налоговый орган, свидетельствуют о том, что по описанной «цепочке» поставщиков кожевенное сырье (шкуры мокросоленые) не поступало в адрес общества «Курская кожа», а лишь создана схема документооборота между участниками операций с целью создания видимости не имевших место событий и действий для незаконного получения возмещения налога на добавленную стоимость.

Кроме того, налоговый орган утверждает, что судом области не была дана оценка показаниям Копылова В.В. - директора общества «Регион Торг», полученным в ходе проверки, согласно которым «оприходование» сырья шло напрямую в цех ПОКС, принадлежащий обществу «Курская кожа». Данные показания, по мнению инспекции, полностью противоречат показаниям Ткаченко В.Я. - учредителя и генерального директора общества «Найс - Трейдинг», согласно которым он, как учредитель и генеральный директор, лично разгружает за неделю на личном погрузчике 300 тонн сырья в арендованных складских помещениях (200 м.кв.).

Налоговый орган также полагает, что судом области не дана оценка информации, предоставленной в ходе выездной проверки открытым акционерным обществом «ЦНИИКП» о необходимости наличия сопроводительных документов при транспортировке сырья, а именно, ветеринарного свидетельства, товарно - транспортных накладных, характеристики партии сырья.

Одновременно в апелляционной жалобе налоговый орган указывает, что факт наличия сырья у общества «Курская кожа» и последующая поставка продукции на экспорт им не оспаривается.

Представитель налогоплательщика возразил против удовлетворения апелляционной жалобы, сославшись на законность и обоснованность обжалуемого судебного акта.

Изучив материалы дела, заслушав пояснения представителей сторон, явившихся в судебное заседание, обсудив доводы апелляционной жалобы и отзыва на апелляционную жалобу, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного акта.

Как следует из материалов дела, инспекцией Федеральной налоговой службы по г. Курску была проведена выездная налоговая проверка общества с ограниченной ответственностью «Курская кожа» по вопросам правильности исчисления и уплаты налогов, в том числе налога, на добавленную стоимость за период с 01.04.2006г. по 31.03.2007г., налога на прибыль организаций за период с 01.01.2006г. по 31.12.2006г.

Итоги выездной налоговой проверки оформлены актом выездной налоговой проверки № 15 - 11/45 от 20.09.2007 г., на основании которого налоговым органом было принято решение №15 - 11/57 от 19.11.2007 г. о привлечении общества «Курская кожа» к ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации, за неполную уплату налога на добавленную стоимость в виде взыскания штрафа в сумме 10 876 426, 73 руб. и за неполную уплату налога на прибыль организаций в виде взыскания штрафов в федеральный бюджет в сумме 4 076 764, 30 руб., в бюджет субъекта в сумме 10 966 646, 39 руб.

Также данным решением налогоплательщику было предложено уплатить: налог на добавленную стоимость в сумме 54382 133, 63 руб. и пени за просрочку его уплаты в сумме 4388 719, 36 руб.; налог на прибыль организаций в федеральный бюджет в сумме 20383 821, 48 руб. и пени за просрочку его уплаты в сумме 1 616 652, 92 руб.; налог на прибыль организаций в бюджет субъекта в сумме 54833 231, 95 руб. и пени за просрочку его уплаты в сумме 4348 876, 46 руб.

Основанием для доначисления налогоплательщику указанных сумм налогов, пеней и санкций послужили следующие обстоятельства.

При проведении мероприятий налогового контроля инспекцией выявлен факт отсутствия поставки и транспортировки кожевенного сырья от организаций - поставщиков, участников цепочки: обществ с ограниченной ответственностью «Найс Трейдинг», «Регион Торг», «Фаворит», «Интегро», «Пищепромпереработка», «Тингострой», «Альбион», «Фрил Стар», «Трейд Маркетинг», «М Компании», «Реал Медиа», «Мелита Ком», «Ривьера». По мнению налогового органа, производитель кож мокросоленых по всей «цепочке» поставщиков не установлен, транспортировка и погрузочно - разгрузочные работы не производились, поскольку ни одна из вышеперечисленных организаций - поставщиков не представила требуемые документы и не имела фактической возможности производить указанные поставки, вследствие отсутствия складов (иного имущества), транспорта и соответствующего рабочего персонала. Все вышеназванные организации поставщики по всей «цепочке» поставщиков кожевенного сырья, не находятся по адресам регистрации и имеют признаки фирм «однодневок», имеют адреса «массовой регистрации», «массового» заявителя, «массового» учредителя.

Общества с ограниченной ответственностью «Курская кожа», «Найс Трейдинг», «Крастекс» и другие организации расположены по одному адресу - г. Курск, пер.2 - й Шоссейный, 21. Главным бухгалтером общества «Найс Трейдинг» с сентября 2006 г. являлся Чигарев Д.В., который представлял интересы общества «Найс Трейдинг» по доверенности с 01.01.2006 г. по 31.12.2006 г., а также одновременно являлся и бухгалтером общества «Курская кожа». Руководителем общества «Найс Трейдинг» являлся Ткаченко В.Я., который являлся также работником общества «Курская кожа». Инспекция считает, что директор общества Бабаскин Л.А. мог оказывать влияние на Ткаченко В.Я. и на Чигарева Д.В., следовательно, их можно признать взаимозависимыми лицами в соответствии со статьей 20 Налогового кодекса Российской Федерации.

Анализ расчетных счетов обществ с ограниченной ответственностью «Фаворит», «Интегро», «Альбион», «Фрил Стар», «Трейд Маркетинг», «М Компании», «Реал Медиа», «Мелита Ком», «Ривьера» позволяет, по мнению налогового органа, сделать вывод, что транспортировку кожевенного сырья вышеперечисленные организации никому не оплачивали, а на балансе данных организаций собственные транспортные средства отсутствуют. Следовательно, общества «Фаворит» и «Интегро» не могли отгрузить продукцию со своих складов в адрес общества «Регион Торг» и в адрес общества «Найс Трейдинг».

По результатам выездной налоговой проверки налоговым органом сделан вывод, что кожевенное сырье (шкуры мокросоленые) по описанной «цепочке» поставщиков не поступало обществу «Курская кожа», а лишь создана схема документооборота между участниками операций с целью создания видимости не имевших место событий и действий, в связи с чем, налоговым органом сделан вывод о фиктивности сделок, а также о согласованности действий общества «Курская кожа» и обществ «Найс Трейдинг», «Регион Торг», «Фаворит», «Интегро», «Пищепромпереработка», «Тингострой», «Альбион», «Фрил Стар», «Трейд Маркетинг», «М Компании», «Реал Медиа», «Мелита Ком», «Ривьера».

Кроме того, установлен факт отсутствия поставки химреактивов от организаций - поставщиков, участников вышеуказанной «цепочки»: обществ с ограниченной ответственностью «Интел Сервис» и «Химресурс». Производитель поставляемых обществу «Курская кожа» химреактивов не установлен, поскольку ни одна из данных организаций - поставщиков не представила истребуемые документы, а также не имела фактической возможности производить указанные поставки, вследствие отсутствия складов (иного имущества), транспорта и соответствующего рабочего персонала. Кроме того, общества с ограниченной ответственностью «Интел Сервис» и «Химресурс» не находятся по адресам регистрации и имеют признаки фирм - «однодневок», имеют адреса «массовой» регистрации, «массового» заявителя, «массового» учредителя.

Согласно материалам, полученным в ходе проведения мероприятий налогового контроля, общество «Химресурс» в бухгалтерской и налоговой отчетности за 2006 г. отразило выручку от реализации продукции (товаров) в сумме 183 руб., в то время как поставка химреактивов, отраженная в бухгалтерском и налоговом учете общества, составляет 31 843 450, 86 руб. (включая налог на добавленную стоимость).

Согласно материалам, полученным в ходе проведения мероприятий налогового контроля, обществом с ограниченной ответственностью «Интел Сервис» последняя бухгалтерская и налоговая отчетность представлена в инспекцию Федеральной налоговой службы № 24 по г. Москве за 9 месяцев 2006 г., последняя налоговая декларация по налогу на добавленную стоимость представлена за третий квартал 2006 г. с указанием суммы реализации 276 823 руб. (включая налог на добавленную стоимость).

Однако, в адрес общества «Курская кожа» в течение 3 - 4 квартала 2006 г. производились поставки химреактивов на общую сумму 3 413 705, 55 руб. (включая налог на добавленную стоимость), в том числе 3 квартал 2006 г. - 2 644 760, 2 руб. (включая налог на добавленную стоимость); 4 квартал 2006 г. - 768 945, 35 руб. (включая налог на добавленную стоимость).

Перечисленные обстоятельства, по мнению налогового органа, в совокупности свидетельствуют о том, что общество «Курская кожа» при выборе контрагентов в качестве поставщика сырья (шкур КРС) - общества «Найс Трейдинг» и поставщиков химреактивов - обществ «Химресурс» и «Интел Сервис», а общества «Найс Трейдинг», «Химресурс» и «Интел Сервис» - при выборе контрагентов далее по «цепочке», не проявили должной осмотрительности при осуществлении сделок по приобретению сырья и химреактивов, что свидетельствует о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

По мнению налогового органа, общество «Курская кожа», в нарушение статей 10, 169 Гражданского кодекса Российской Федерации, не могло использовать в предпринимательской деятельности несуществующее сырье - шкуры мокросоленые и химреактивы, вследствие чего налоговым органом сделан вывод о ничтожности сделок, совершенных с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, совершенной без намерения создать соответствующие последствия, и что их заключение преследовало цель незаконно возместить из федерального бюджета суммы налога на добавленную стоимость путем уменьшения общей суммы налога, исчисленной в соответствии со статьей 166 Налогового кодекса Российской Федерации, на налоговые вычеты.

Ввиду того, что фактического поступления сырья и химреактивов не было и экономическая направленность деятельности общества не соответствует требованиям Налогового кодекса Российской Федерации, обществом неправомерно завышены расходы в налоговом учете на стоимость сырья - шкур мокросоленых и химреактивов и, соответственно, занижена налоговая база по налогу на прибыль в 2006 г. на сумму 313 404 389, 31 руб. и подлежащий исчислению с нее налог на прибыль организаций в сумме 75 217 053, 43 руб.

Также налоговым органом сделан вывод о том, что в нарушение статей 171, 172 Налогового кодекса Российской Федерации общество «Курская кожа» неправомерно предъявило к налоговым вычетам за 2006 - 2007 г.г. налог на добавленную стоимость в сумме 54 382 133, 63 руб., в результате чего им была получена необоснованная налоговая выгода в сумме 54 382 133, 63 руб.

Не согласившись с указанным решением налогового органа, налогоплательщик обратился в арбитражный суд Курской области.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции обоснованно исходил из следующего.

Статьями 143, 146 Налогового кодекса Российской Федерации организации и индивидуальные предприниматели признаются плательщиками налога на добавленную стоимость при осуществлении ими операций, являющихся объектами налогообложения по названному налогу.

Согласно статье 153 Кодекса при определении налоговой базы выручка от реализации товаров (работ, услуг), передачи имущественных прав определяется исходя из всех доходов налогоплательщика, связанных с расчетами по оплате указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав, полученных им в денежной и (или) натуральной формах, включая оплату ценными бумагами.

При применении налогоплательщиками при реализации товаров (работ, услуг) различных налоговых ставок налоговая база определяется отдельно по каждому виду товаров (работ, услуг), облагаемых по разным ставкам.

В силу пункта 1 статьи 166 Налогового кодекса сумма налога при определении налоговой базы исчисляется как соответствующая налоговой ставке процентная доля налоговой базы, а при раздельном учете - как сумма налога, полученная в результате сложения сумм налогов, исчисляемых отдельно как соответствующие налоговым ставкам процентные доли соответствующих налоговых баз.

Общая сумма налога при реализации товаров (работ, услуг) представляет собой сумму, полученную в результате сложения сумм налога, исчисленных в соответствии с порядком, установленным пунктом 1 названной статьи, и исчисляется его плательщиками по итогам каждого налогового периода применительно ко всем операциям, признаваемым объектом налогообложения в соответствии с подпунктами 1 - 3 пункта 1 статьи 146 Кодекса, дата реализации (передачи) которых относится к соответствующему налоговому периоду, с учетом всех изменений, увеличивающих или уменьшающих налоговую базу в соответствующем налоговом периоде.

Ставки налогообложения налогом на добавленную стоимость установлены статьей 164 Налогового кодекса, в том числе, согласно пункту 1 названной статьи, при реализации товаров, помещенных под таможенный режим экспорта, применяется ставка налогообложения 0 процентов при условии их фактического вывоза за пределы таможенной территории Российской Федерации и представления в налоговые органы документов, предусмотренных статьей 165 Налогового Кодекса.

Пунктом 1 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей в спорный период, налогоплательщику предоставлено право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в порядке, предусмотренном статьей 166 Кодекса, на установленные данной статьей налоговые вычеты.

Согласно пункту 2 названной статьи, вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в таможенных режимах выпуска для внутреннего потребления, временного ввоза и переработки вне таможенной территории либо при ввозе товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации без таможенного контроля и таможенного оформления, в отношении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с настоящей главой, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 настоящего Кодекса; товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

В соответствии со статьей 172 Налогового кодекса Российской Федерации (в действующей редакции) вычетам подлежат, если иное не установлено настоящей статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации, либо фактически уплаченные ими при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей и при наличии соответствующих первичных документов.

Основанием для уменьшения подлежащих уплате сумм налога на установленные налоговые вычеты являются, в соответствии со статьей 168, 169 Налогового кодекса, счета - фактуры, выставленные поставщиками при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), расчетные документы и первичные учетные документы, в которых соответствующая сумма налога выделена отдельной строкой.

Из изложенных правовых норм следует, что для налогоплательщика право на применение налогового вычета по налогу на добавленную стоимость возникает при соблюдении следующих условий: товары, работы и услуги должны быть приобретены для осуществления операций, признаваемых объектом налогообложения в соответствии с главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации и поставлены на учет; у налогоплательщика имеются счета - фактуры, соответствующие требованиям статьи 169 Налогового кодекса, и первичные документы с выделенной в них отдельной строкой суммой налога на добавленную стоимость, достоверно подтверждающие факт совершения хозяйственной операции.

При осуществлении экспортных операций для подтверждения права на налоговые вычеты налогоплательщик обязан представить налоговому органу также документы, подтверждающие фактический вывоз товара в режиме экспорта и поступление оплаты за него от иностранного покупателя, указанные в статье 165 Налогового кодекса.

На основании статьи 246 Налогового кодекса Российской Федерации общество «Курская кожа» признается плательщиком на­лога на прибыль организаций.

Согласно статье 247 Налогового кодекса объектом налогообложения по налогу на прибыль организации признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 Налогового кодекса.

В соответствии с пунктом 1 статьи 252 Кодекса налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов. Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты.

Под обоснованными расходами понимаются экономические оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации.

При этом расходы в зависимости от их характера, а также условий осуществления и направлений деятельности налогоплательщика подразделяются на расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы.

Пунктом 1 статьи 253 Налогового Кодекса Российской Федерации установлено, что расходы, связанные с производством и реализацией, включают в себя: расходы, связанные с изготовлением (производством), хранением и доставкой товаров, выполнением работ, оказанием услуг, приобретением и (или) реализацией товаров (работ, услуг, имущественных прав); расходы на содержание и эксплуатацию, ремонт и техническое обслуживание основных средств и иного имущества, а также на поддержание их в исправном (актуальном) состоянии; расходы на освоение природных ресурсов; расходы на научные исследования и опытно - конструкторские разработки; расходы на обязательное и добровольное страхование; прочие расходы, связанные с производством и реализацией.

Расходы, связанные с производством и (или) реализацией, подразделяются на: материальные расходы; расходы на оплату труда; суммы начисленной амортизации; прочие расходы.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 254 Налогового кодекса Российской Федерации к материальным расходам относятся затраты на приобретение сырья и (или) материалов, используемых в производстве товаров (выполнении работ, оказании услуг) и (или) образующих их основу либо являющихся необходимым компонентом при производстве товаров (выполнении работ, оказании услуг).

Следовательно, условиями отнесения затрат на себестоимость продукции (работ, услуг) является их связь с хозяйственной деятельностью налогоплательщика и документальное подтверждение осуществления таких затрат.

В силу статьи 9 Закона Российской Федерации «О бухгалтерском учете» под первичными документами понимаются оправдательные документы, которыми должны оформляться все хозяйственные операции, проводимые организацией. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет. Первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации, а документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, должны содержать следующие обязательные реквизиты: наименование документа; дату составления документа; наименование организации, от имени которой составлен документ; содержание хозяйственной операции; измерители хозяйственной операции в натуральном и денежном выражении; наименование должностей лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции и правильность ее оформления; личные подписи указанных лиц.

Исходя из вышеприведенных положений Федерального закона «О бухгалтерском учете» в совокупности с нормами пункта 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации, документы, принимаемые к учету и используемые для подтверждения обоснованности расходов в целях налогообложения прибыли, должны содержать все перечисленные в статье 9 названного Закона реквизиты, а совокупность этих реквизитов должна отражать полную, достоверную и подробную ин­формацию о проведенных хозяйственных операциях.

Как следует из материалов дела, общество «Курская кожа» за период с 06.01.2006 г. по 30.03.2007 г. получило от общества с ограниченной ответственностью «Найс Трейдинг» сырье - шкуры КРС по договору поставки № 006/ЮО - 04 от 03.01.2004 г. на сумму 891561526, 54 руб., что подтверждается представленными в материалы дела счетами - фактурами № 1 - с от 06.01.2006 г., № 2 - с от 06.01.2006 г., № 3 - с от 13.01.2006 г., № 4 - с от 20.01.2006 г., № 5 - с от 31.01.2006 г., № 6 - с от 03.02.2006 г., № 7 - с от 10.02.2006 г., № 8 - с от 15.02.2006 г., № 9 - с от 17.02.2006 г., № 10 - с от 24.02.2006 г., № 11 - с от 28.02.2006 г., № 12 - с от 04.03.2006 г., № 13 - с от 04.03.2006 г., № 14 - с от 10.03.2006 г., № 15 - с от 14.03.2006 г., № 16 - с от 17.03.2006 г., № 17 - с от 24.03.2006 г., № 18 - с от 29.03.2006 г., № 19 - с от 31.03.2006 г., № 20 - с от 07.04.2006 г., № 22 - с от 12.04.2006 г., № 23 - с от 14.04.2006 г., № 25 - с от 20.04.2006 г., № 26 - с от 20.04.2006 г., № 27 - с от 25.04.2006 г., № 29 - с от 28.04.2006 г., № 30 - с от 06.05.2006 г., № 32 - с от 12.05.2006 г., № 33 - с от 15.05.2006 г., № 34 - с от 19.05.2006 г., № 36 - с от 19.05.2006 г., № 38 - с от 23.05.2006 г., № 39 - с от 26.05.2006 г., № 40 - с от 31.05.2006 г., № 41 - с от 02.06.2006 г., № 42 - с от 09.06.2006 г., № 43 - с от 16.06.2006 г., № 44 - с от 20.06.2006 г., № 46 - с от 23.06.2006 г., № 48 - с от 05.07.2006 г., № 49 - с от 08.07.2006 г., № 54 - с от 31.07.2006 г., № 55 - с от 31.07.2006 г., № 57 - с от 03.08.2006 г., № 58 - с от 09.08.2006 г., № 59 - с от 14.08.2006 г., № 60 - с от 14.08.2006 г., № 61 - с от 16.08.2006 г., № 63 - с от 21.08.2006 г., № 64 - с от 25.08.2006 г., № 65 - с от 28.08.2006 г., № 66 - с от 31.08.2006 г., № 68 - с от 08.09.2006 г., № 70 - с от 15.09.2006 г., № 72 - с от 22.09.2006 г., № 73 - с от 27.09.2006 г., № 74 - с от 29.09.2006 г., № 76 - с от 03.10.2006 г., № 77 - с от 06.10.2006 г., № 78 - с от 10.10.2006 г., № 80 - с от 17.10.2006 г., № 81 - с от 17.10.2006 г., № 82 - с от 31.10.2006 г., № 83 - с от 31.10.2006 г., № 87 - с от 03.11.2006 г., № 89 - с от 08.11.2006 г., № 90 - с от 10.11.2006 г., № 91 - с от 15.11.2006 г., № 92 - с от 17.11.2006 г., № 94 - с от 21.11.2006 г., № 96 - с от 24.11.2006 г., № 97 - с от 30.11.2006 г., № 98 - с от 30.11.2006 г, № 100 - с от 05.12.2006 г., № 101 - с от 08.12.2006 г., № 104 - с от 23.12.2006 г., № 105 - с от 28.12.2006 г., № 106 - с от 28.12.2006 г., № 1 - с от 10.01.2007 г., № 3 - с от 12.01.2007 г., № 4 - с от 12.01.2007 г., № 6 - с от 30.01.2007 г., № 7 - с от 31.01.2007 г., № 9 - с от 03.02.2007 г., № 10 - с от 05.02.2007 г., № 12 - с от 07.02.2007 г., № 13 - с от 15.02.2007 г., № 16 - с от 23.02.2007 г., № 18 - с от 28.02.2007 г., № 19 - с от 06.03.2007 г., № 21 - с от 14.03.2007 г., № 22 - с от 16.03.2007 г., № 24 - с от 24.03.2007 г., № 26 - с от 30.03.2007 г.

По договору поставки № 167/100 - 05 от 01.08.2005 г., заключенному с обществом с ограниченной ответственностью «Химресурс», общество «Курская кожа» получило химические реактивы, используемые в производственном процессе при изготовлении кожевенной продукции, на сумму 31843 508, 86 руб. Приобретение указанного товара подтверждается представленными в материалы дела счетами - фактурами № 1 от 25.01.2006 г., № 2 от 01.02.2006 г., № 3 от 09.02.2006 г, № 4 от 27.02.2006 г., № 5 от 09.03.2006 г., № 6 от 17.03.2006 г., № 7 от 20.03.2006 г., № 8 от 01.04.2006 г., № 9 от 19.04.2006 г., № 10 от 24.04.2006 г., № 11 от 25.04.2006 г., № 12 от 28.04.2006 г., № 13 от 10.05.2006 г., № 14 от 19.05.2006 г., № 15 от 31.05.2006 г., № 16 от 27.06.2006 г., № 17 от 06.07.2006 г., № 18 от 01.08.2006 г.

По договору поставки № 0794 - 12 от 01.08.2006 г., заключенному с обществом с ограниченной ответственностью «Интел Сервис», общество «Курская кожа» получило химические реактивы, используемые в производственном процессе при изготовлении кожевенной продукции, на сумму 3413705, 55 руб. Приобретение указанного товара подтверждается представленными в материалы дела счетами - фактурами № 156 - 702 от 03.08.2006 г., № 156 - 733 от 16.08.2006 г., № 156 - 734 от 16.08.2006 г, № 156 - 825 от 30.08.2006 г., № 156 - 831 от 01.09.2006 г., № 156 - 879 от 18.09.2006 г., № 156 - 886 от 21.09.2006 г., № 156 - 985 от 10.10.2006 г., № 156 - 1003 от 13.10.2006 г.

Полученные товары были приняты налогоплательщиком к учету и оплачены, что подтверждается имеющимися в материалах дела платежными документами, первичными учетными документами и документами бухгалтерского учета, соответствующими предъявляемым к ним требованиям по форме и содержанию

Таким образом, материалами дела подтверждено получение обществом «Курская кожа» сырья и материалов от обществ «Найс Трейдинг», «Химресурс» и «Интел Сервис», принятие полученных материальных ценностей к учету и оплата с налогом на добавленную стоимость в безналичном порядке.

Произведенный обществом «Курская кожа» из приобретенного сырья полуфабрикат «вет - блю» был отгружен на экспорт по экспортным контрактам, заключенным с рядом иностранных контрагентов, находящихся на территории Италии. Оборот по реализации товара включен в налоговые декларации, представленные налоговому органу за октябрь 2006 г. - март 2007 г. Также в проверяемый период обществом осуществлялась реализация произведенной продукции на территории Российской Федерации.

Факт отгрузки товара на экспорт подтверждается представленными налоговому органу копиями контрактов с иностранными покупателями на поставку товара; выписками банка, подтверждающими фактическое поступление выручки от иностранного лица; копиями грузовых таможенных деклараций и товаросопроводительных документов с отметками пограничных таможенных органов, подтверждающих вывоз товаров за пределы территории Российской Федерации.

Из имеющихся в деле документов видно, что налогоплательщиком представлен налоговому органу полный пакет документов, обосновывающих факт экспорта товаров и поступления оплаты за него от иностранных покупателей.

Данное обстоятельство не оспаривается налоговым органом, о чем свидетельствует вывод инспекции об обоснованности применения налогоплатель­щиком налоговой ставки 0 процентов к реализации товаров на экспорт.

Учитывая, что оспариваемое решение инспекции не содержат претензий к оформлению представленных налогоплательщиком документов, апелляционная коллегия считает, что представленными документами налогоплательщик обосновал как факт приобретения товара, по которому им заявлен налог к вычету, так и факт экспорта произведенной из него продукции, следовательно, налогоплательщик надлежащим образом подтвердил свое право на применение налогового вычета.

Кроме того, учитывая изложенное, апелляционный суд считает, что расходы на приобретение сырья и химических реактивов, используемых в производстве товаров, правомерно учтены обществом при расчете налога на прибыль, поскольку материалами дела подтверждается как факт произведенных затрат, так и связь указанных расходов с направленностью деятельности общества на получение прибыли.

Делая выводы о неправомерном предъявлении обществом «Курская кожа» в проверяемом периоде к вычету налога на добавленную стоимость в сумме 54382133, 63 руб. и завышении расходов по приобретению сырья и химических реактивов на сумму 313 404 389, 31 руб., налоговый орган в оспариваемом решении указывает на то, что организации - поставщики, расположенные по следующей цепочке: общество «Найс Трейдинг», общество «Регион Торг», общество «Фаворит», общество «Интегро», общество «Пищепромпереработка», общество «Тингострой», общество «Альбион», общество «Фрил Стар», общество «Трейд Маркетинг», общество «М Компани», общество «Реал Медиа», общество «Мелита Ком», общество «Ривьера», транспортировку и погрузочно - разгрузочные работы сырья не производили, так как ни одна из вышеперечисленных организаций не представила истребуемые документы, а также не имела фактической возможности транспортировки сырья вслед­ствие отсутствия складов, транспорта и иного имущества. Кроме того, данные организации не находятся по адресу регистрации и имеют признаки «фирм - однодневок» - адрес «массовой» регистрации, «массового» заявителя, «массового» учредителя. Также налоговым органом не установлен производитель реализуемого по всей вышеуказанной цепочке по­ставщиков

Данные обстоятельства позволили налоговому органу сделать вывод, что сырье по опи­санной цепочке поставщиков не поступало, а лишь была составлена схема документооборота между участниками операции с целью инсценировки не имевших места событий и действий для незаконного получения возмещения налога на добавленную стоимость из бюджета.

По мнению налогового органа, согла­сованные действия поставщиков и налогоплательщика были направлены на заключение фиктивных сделок, направленных на уход от налогов, последствием которых явилось предъявление обществом «Курская кожа» к возмещению из бюджета налога на добавленную стоимость и уменьшение налогооблагаемой базы по налогу на прибыль, что свидетельствует о недобросовестности общества как налогоплательщика и о получении им необоснованной налоговой выгоды.

Отклоняя приведенные доводы инспекции, суд первой инстанции указал на то, что налоговым органом не представлено надлежащих доказательств получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды путем создания искусственных условий для возмещения налога на добавленную стоимость. Данная позиция суда первой инстанции представляется суду апелляционной инстанции правильной. При этом апелляционный суд исходит из следующего.

В соответствии с абзацем 3 пункта 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 г. № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, под которой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны, если налоговым органом не доказано обратное.

Вывод о необоснованности налоговой выгоды должен быть основан на объективной информации, с бесспорностью подтверждающей, что действия налогоплательщика не имели разумной деловой цели, а были направлены исключительно на создание благоприятных налоговых последствий.

Действующее законодательство возлагает на налоговые органы обязанность доказывать недобросовестность налогоплательщика. Согласно статье 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований или возражений. Пунктом 1 названной статьи и пунктом 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого решения, возложена на орган, который принял решение.

В пунктах 3, 4 Постановления от 12.10.2006 г. № 53 закреплено, что налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера). Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

О необоснованности налоговой выгоды могут также свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств:

- невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг;

- отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;

- учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций;

- совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета (пункт 5 Постановления от 12.10.2006 г. № 53).

Налоговая выгода может быть также признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Порядок заключения и исполнения гражданско - правовых сделок регулируется нормами гражданского законодательства.

В соответствии со статьей 1 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора. Гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Статья 421 Гражданского кодекса устанавливает, что граждане и юридические лица свободны в заключении договоров, в том числе - и в выборе контрагентов.

Действующее законодательство не наделяет налоговые органы полномочиями по вмеша­тельству в хозяйственную деятельность предприятий, в частности к понуждению к заключению договора или прекращению договорных отношений исходя из соображений желательности или нежелательности определенных налоговых последствий заключенных сделок.

Налоговым органом не представлено доказательств того, что целью заключения сделок по приобретению сырья и химических реактивов, является исключительно получение необоснованной налоговой выгоды и заключенные сделки не имеют разумной хозяйственной цели, а опосредуют участие налогоплательщика в создании незаконной схемы обогащения за счет получения денежных средств из бюджета.

Напротив, представленными налогоплательщиком документами подтверждается факт осуществления им реальной хозяйственной деятельности с использованием реального, имеющего материальную ценность и действительную стоимость товара, и наличия в его действиях разумных экономических целей, побудивших его на заключение сделок по приобретению данного товара, т.е., в действиях налогоплательщика отсутствуют признаки недобросовестности, перечисляемые в пунктах 5 и 6 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 53 от 12.10.2006 г.

То обстоятельство, что все расчеты между поставщиками 1 - 5 звена производились с использованием одного банка - общества с ограниченной ответственностью «КБ Банк расчетов и сбережений» с применением системы «Банк Клиент», не свидетельствует о недобросовестности общества «Курская кожа» и не подтверждает получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, в связи с чем соответствующие доводы апелляционной жалобы отклоняются апелляционной коллегией за необоснованностью.

Также не свидетельствуют о недобросовестности общества «Курская кожа» и получения необоснованной налоговой выгоды результаты осмотра (помещений) местонахождения юридических лиц, участвующих в процессе перепродажи товаров, отраженные в составленных сотрудниками ОРЧ УПН УВД по Курской области протоколах № 25 от 06.07.2007 г., № 24 от 07.07.2007 г., № 23 от 06.07.2007 г., № 22 от 05.07.2007 г., № 21 05.07.2007 г., № 17 - 1 от 07.06.2007 г., № 22 - 1 от 05.07.2007 г.

Оценивая данные документы, а также объяснения, полученные работниками органов внутренних дел от физических лиц Кузьминой Е.И. и Герасимчук Г.Х., и показания свидетеля Русанова К.Н., суд признал их недопустимыми доказательствами, поскольку они составлены с нарушением требований налогового законодательства.

В соответствии со статьей 90 Налогового кодекса Российской Федерации в качестве свидетеля для дачи показаний может быть вызвано любое физическое лицо, которому могут быть известны какие - либо обстоятельства, имеющие значение для осуществления налогового контроля. Показания свидетеля заносятся в протокол. Перед получением показаний должностное лицо налогового органа предупреждает свидетеля об ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний либо за дачу заведомо ложных показаний, о чем делается отметка в протоколе, которая удостоверяется подписью свидетеля.

Статья 92 Налогового кодекса представляет право должностным лицам налогового органа, производящим выездную налоговую проверку, в целях выяснения обстоятельств, имеющих значение для полноты проверки, производить осмотр территорий, помещений налогоплательщика, в отношении которого проводится налоговая проверка, документов и предметов.

О производстве осмотра составляется протокол. Осмотр производится в присутствии понятых в количестве не менее двух человек.

В силу статьи 98 Налогового кодекса в качестве понятых могут быть вызваны любые не заинтересованные в исходе дела физические лица.

Понятые обязаны удостоверить в протоколе факт, содержание и результаты действий, производившихся в их присутствии. Они вправе делать по поводу произведенных действий замечания, которые подлежат внесению в протокол.

Статья 99 устанавливает общие требования, предъявляемые к протоколу, составленному при производстве действий по осуществлению налогового контроля.

Согласно названной статье в протоколе указываются: его наименование; место и дата производства конкретного действия; время начала и окончания действия; должность, фамилия, имя, отчество лица, составившего протокол; фамилия, имя, отчество каждого лица, участвовавшего в действии или присутствовавшего при его проведении, а в необходимых случаях - его адрес, гражданство, сведения о том, владеет ли он русским языком; содержание действия, последовательность его проведения; выявленные при производстве действия существенные для дела факты и обстоятельства.

Протокол прочитывается всеми лицами, участвовавшими в производстве действия или присутствовавшими при его проведении. Указанные лица вправе делать замечания, подлежащие внесению в протокол или приобщению к делу.

Протокол подписывается составившим его должностным лицом налогового органа, а также всеми лицами, участвовавшими в производстве действия или присутствовавшими при его проведении.

В соответствии со статьей 31 Налогового кодекса налоговые органы вправе проводить налоговые проверки в порядке, установленном настоящим Кодексом; в порядке, предусмотренном статьей 92 настоящего Кодекса, осматривать любые используемые налогоплательщиком для извлечения дохода либо связанные с содержанием объектов налогообложения независимо от места их нахождения производственные, складские, торговые и иные помещения и территории, проводить инвентаризацию принадлежащего налогоплательщику имущества; вызывать в качестве свидетелей лиц, которым могут быть известны какие - либо обстоятельства, имеющие значение для проведения налогового контроля; осуществлять другие права, предусмотренные настоящим Кодексом.

Согласно пункту 1 статьи 82 Налогового кодекса налоговый контроль проводится должностными лицами налоговых органов посредством налоговых проверок, получения объяснений налогоплательщиков, налоговых агентов и плательщиков сбора, проверки данных учета и отчетности, осмотра помещений и территорий, используемых для извлечения дохода (прибыли), а также в других формах, предусмотренных Кодексом, включая допрос свидетелей (статья 90 Налогового кодекса) и осмотр (статья 92 Налогового кодекса).

При этом, в силу статей 32, 33 Налогового кодекса, налоговые органы и их должностные лица обязаны соблюдать законодательство о налогах и сборах; действовать в строгом соответствии с Налоговым Кодексом и иными федеральными законами; реализовывать в пределах своей компетенции права и обязанности налоговых органов.

Статьей 36 Налогового кодекса установлено, что по запросу налоговых органов органы внутренних дел участвуют вместе с налоговыми органами в проводимых налоговыми органами выездных налоговых проверках.

Следовательно, поскольку в этом случае соответствующие должностные лица органов внутренних дел реализуют полномочия налоговых органов по проведению налогового контроля, они должны действовать в пределах норм налогового законодательства при осуществлении налогового контроля, а составляемые ими процессуальные документы должны соответствовать требованиям Налогового кодекса Российской Федерации.

В соответствии со статьей 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном настоящим Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела. В качестве доказательств допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, показания свидетелей, аудио - и видеозаписи, иные документы и материалы. Не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

Статья 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации устанавливает, что арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Каждое доказательство оценивается арбитражным судом на предмет относимости, допустимости, достоверности в отдельности, а также на предмет достаточности и взаимной связи в совокупности с другими доказательствами.

Доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности (часть 3 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса).

Статьей 67 Арбитражного процессуального кодекса установлено, что арбитражный суд принимает только те доказательства, которые имеют отношение к рассматриваемому делу (относимость доказательств).

В силу статьи 68 Арбитражного процессуального кодекса обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами (допустимость доказательств).

Каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами. Никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы.

В качестве доказательств по делу налоговым органом представлены протоколы осмотров помещений, в которых должны располагаться предприятия - участники «цепочки» по поставке сырья обществу «Курская кожа», а также протоколы допроса свидетелей, составленные привлеченными к участию в выездной проверки сотрудниками органов внутренних дел.

Судом области установлено, что в ряде представленных налоговым органом протоколов осмотров помещений, находящихся в разных местах, составленных одним и тем же лицом, указано одно и то же время осмотра (начало и окончание), что делает невозможным осуществление данного процессуального действия с учетом удаленности друг от друга мест предполагаемого осмотра.

В ряде протоколов осмотра содержится недостоверная информация о месте жительства понятых, участвовавших в осмотре, отсутствуют подписи или расшифровки подписей понятых, подписи должностных лиц, их составивших, время начала и окончания процессуальных действий.

Аналогичные нарушения допущены осуществлявшими их должностными лицами и при оформлении протоколов допросов свидетелей Русанова К.Н. (в протоколе отсутствует расшифровка подписи свидетеля, подпись лица, составившего протокол, время начало допроса и окончания допроса), Кузьминой Е.И. и Герасимчук Г.Х. (протоколы не содержат расшифровки подписей свидетелей).

Поскольку наличие данных нарушений в представленных налоговым органом процессуальных документах по осуществлению отдельных мероприятий налогового контроля подтверждается самими этими документами, суд первой инстанции обоснованно признал их несоответствующими требованиям налогового законодательства, квалифицировав как недопустимые доказательства по делу.

Вместе с тем, суд апелляционной инстанции, оценивая представленные инспекцией в материалы дела протоколы осмотра помещений местонахождения обществ «Фаворит», «Химресурс», «Трейд Маркетинг», «Ривьера», «Мелита Ком», «Фрил Стар», из которых следует, что данные организации по адресам указанным в регистрационных документах не располагаются; протоколы допроса свидетелей Герасимчук Г.Х., Легкого В.С., Комарова А.Н., Слисарчука В.В., Гордеевой А.А., из которых следует, что они не являются руководителями и учредителями обществ «Фрил Стар», «Реал Медиа», «М Компани», «Ривьера», «Мелита Ком», соответственно; сведения из управления Федеральной миграционной службы России о смерти Башкеева Ю.А., Шугаева В.В., Муровалова А.Д., являвшихся руководителями обществ «Тингострой», «Альбион», «Трейд Маркетинг», соответственно, исходит не только из того, что данные документы не соответствуют критерию допустимости, установленному статьей 68 Арбитражного процессуального кодекса, а также и из того, что перечисленные документы не имеют правового значения для рассмотрения настоящего дела, поскольку не свидетельствуют о недобросовестности и получении необоснованной налоговой выгоды самим обществом «Курская кожа».

Более того, апелляционная коллегия отмечает то обстоятельство, что представленные протоколы осмотра помещений от 07.06.2007 г., от 05.07.2007 г., от 06.07.2007 г., от 07.07.2007 г. не подтверждают факта отсутствия по адресам регистрации поставщиков 3 - 5 звена в период осуществления ими хозяйственных операций по реализации сырья, впоследствии приобретенного обществом «Курская кожа» у общества «Найс Трейдинг», с учетом даты их составления.

При этом, судом апелляционной инстанции учитывается также, что инспекцией не представлено доказательств того, что поставщики сырья осуществляли какие - либо взаимосвязанные хозяйственные операции, характеризующиеся групповой согласованностью, целью которых являлось получение необоснованной налоговой выгоды.

Доводы инспекции об отсутствии источника для возмещения налога на добавленную стоимость, а также невозможности установить производителя товара, судом апелляционной инстанции отклоняются, поскольку данные доводы не свидетельствуют о необоснованности заявленной обществом «Курская кожа» налоговой выгоды. Такие обстоятельства, как отсутствие, по мнению инспекции, источника для возмещения налога на добавленную стоимость, не лишают добросовестного налогоплательщика права на возмещение налога при соблюдении условий, установленных налоговым законодательством для возмещения налога на добавленную стоимость.

Также отклоняются, как не имеющие правового значения для рассмотрения настоящего спора, доводы апелляционной жалобы о неподтвержденности фактов поставки и транспортировки сырья от общества «РегионТорг» в адрес общества «Найс Трейдинг», со ссылкой на показания Копылова В.В. - директора общества «Регион Торг» и Ткаченко В.Я. - учредителя и генерального директора общества «Найс Трейдинг», поскольку в своей совокупности показания указанных лиц, полученные налоговым органом, не опровергают факта приобретения обществом «Курская кожа» у общества «Найс - Трейдинг» сырья для производства полуфабриката «вет - блю».

При этом, апелляционная коллегия считает необходимым отметить, что налоговым органом не отрицается сам факт наличия сырья у общества «Курская кожа», его переработка и последующая поставка продукции на экспорт.

Кроме того, следует отметить, что из имеющегося в материалах дела акта выездной налоговой проверки непосредственного поставщика общества «Курская кожа» - общества «Найс - Трейдинг» от 27.08.2007 г. № 15 - 11/43 усматривается, что за аналогичный период проверки деятельности общества «Найс - Трейдинг» налоговый орган не установил нарушений в его действиях по приобретению сырья - шкур КРС и свиных шкур у общества «РегионТорг» и по реализации приобретенного сырья обществу «Курская кожа» и другим потребителям.

Для подтверждения доводов о необоснованности заявленных обществом «Курская кожа» вычетов по счетам - фактурам общества «Найс Трейдинг», основанных, в частности, на показаниях свидетелей Герасимчук Г.Х., Легкого В.С., Комарова А.Н., Слисарчука В.В., Гордеевой А.А., о том, что они не имеют отношения к организациям 4 - 5 звена «цепочки» поставщиков сырья для производства полуфабриката «вет - блю», хотя и числятся руководителями или учредителями данных организаций, инспекцией в ходе рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции заявлено ходатайство о проведении почерковедческой экспертизы подписей Гордеевой А.А. и Герасимчук Г.Х. на карточках с образцами подписей в коммерческом банке «Банк расчетов и сбережений» и договорах об открытии счета, а также о допросе вышеуказанных лиц.

Рассмотрев ходатайство о проведении экспертизы, суд апелляционной инстанции отклонил его исходя из того, что результаты проведенной почерковедческой экспертизы подписей Гордеевой А.А. и Герасимчук Г.Х., поименованных в регистрационных документах в качестве руководителей поставщиков 4 - 5 звена - обществ «Мелита Ком» и «Фрил Стар», а также показания указанных лиц, равно как и показания Легкого В.С., Комарова А.Н., Слисарчука В.В., не имеют правового значения для рассмотрения настоящего дела, поскольку не свидетельствуют о недостоверности сведений, указанных в счетах - фактурах, выставленных обществу «Курская кожа» его непосредственными поставщиками - обществами «НайсТрейдинг», «Интел Сервис» и «Химресурс», а также о недобросовестности и о получении необоснованной налоговой выгоды самим обществом «Курская кожа».

Кроме того, из материалов дела следует, что в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции ходатайство о проведении экспертизы инспекцией не заявлялось.

Частью 3 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что при рассмотрении дела в арбитражном суде апелляционной инстанции лица, участвующие в деле, вправе заявлять ходатайства о вызове новых свидетелей, проведении экспертизы, приобщении к делу или об истребовании письменных и вещественных доказательств, в исследовании или истребовании которых им было отказано судом первой инстанции. Суд апелляционной инстанции не вправе отказать в удовлетворении указанных ходатайств на том основании, что они не были удовлетворены судом первой инстанции.

В соответствии с частью 2 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса дополнительные доказательства принимаются арбитражным судом апелляционной инстанции, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, и суд признает эти причины уважительными.

Заявляя ходатайство о проведении экспертизы, инспекция в качестве причин, не зависящих от нее и препятствующих ей обратиться с данным ходатайством при рассмотрении дела в суде первой инстанции, указала, что до получении копии решения суда первой инстанции инспекции не было известно том, что у суда первой инстанции имеются сомнения в достоверности показаний Герасимчук Г.Х. и Гордеевой А.А., при этом инспекция полагала, что имеются достаточные доказательства того, что отгрузка сырья обществами «Мелита Ком» и «Фрил Стар» не производилась.

Оценив данные доводы инспекции, суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что перечисленные инспекцией причины нельзя признать в качестве препятствующих инспекции заявить ходатайство о назначении экспертизы в суде первой инстанции и являющихся уважительными в смысле части 2 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса.

В соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо.

Частью 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

В силу части 3 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса арбитражный суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения ими процессуальных действий, оказывает содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законов и иных нормативных правовых актов при рассмотрении дела.

Частью 2 указанной статьи каждому лицу, участвующему в деле, гарантируется право представлять доказательства арбитражному суду и другой стороне по делу, обеспечивается право заявлять ходатайства, высказывать свои доводы и соображения, давать объяснения по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам, связанным с представлением доказательств. Лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.

В силу части 1 статьи 66 Арбитражного процессуального кодекса доказательства представляются лицами, участвующими в деле.

Таким образом, исходя из принципа состязательности сторон, закрепленного в статье 9 названного Кодекса, а также положений статьи 65 Кодекса, лицо, не реализовавшее свои процессуальные права, в том числе и на представление доказательств, несет риск неблагоприятных последствий несовершения им соответствующих процессуальных действий.

При этом, доказательств того, что в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции инспекция была ограничена в правах, установленных частью 2 статьи 9, частью 1 статьи 41 Арбитражного процессуального кодекса, инспекцией не представлено.

В соответствии с частью 1 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющих в деле доказательств.

Частью 7 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса установлено, что результаты оценки доказательств суд отражает в судебном акте, содержащем мотивы принятия или отказа в принятии доказательств, представленных лицами, участвующими в деле в обоснование своих требований и возражений.

В силу подпункта 7 пункта 3 статьи 3 Закона Российской Федерации от 26.06.1992 г. № 3132 - 1 «О статусе суде в Российской Федерации» судья не вправе допускать публичные высказывания по вопросу, который является предметом рассмотрения в суде, до вступления в законную силу судебного акта по этому вопросу.

Таким образом, суд при рассмотрении дела не вправе высказываться относительно оценки представленных сторонами доказательств до разрешения спора по существу. Результаты оценки представленных сторонами доказательств суд отражает в судебном акте.

Учитывая изложенное, у суда апелляционной инстанции отсутствуют основания рассматривать приведенные инспекцией причины как обосновывающие невозможность заявления ходатайства о назначении экспертизы в суде первой инстанции, равно как и отсутствуют основания полагать, что указанное ходатайство не было заявлено инспекцией по причинам, не зависящим от инспекции.

Кроме того, судом апелляционной инстанции учтено также следующее.

В силу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 14.07.2005 г. № 9 - П, публично - правовая природа налоговых правонарушений и претерпевание негативных последствий их совершения предполагает, что по таким делам требуется обнаружение, выявление налоговых правонарушений, собирание доказательств. Подобного рода функции, как относящиеся к досудебным стадиям производства, по смыслу статей 10, 118, 123, 126 и 127 Конституции Российской Федерации, не может выполнять суд. Поэтому законодатель, учитывая публично - правовую природу и специфику налоговых правонарушений и налоговой ответственности, выраженные в соответствующих правоотношениях, вправе наделить налоговые органы определенными правомочиями по осуществлению административной юрисдикции в сфере налоговой ответственности, обеспечивая при этом соблюдение требований статьи 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, гарантирующей каждому судебную защиту его прав и свобод и право на обжалование в суд решений и действий органов государственной власти и должностных лиц.

В силу пункта 6 статьи 108 Налогового кодекса Российской Федерации обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы.

Положениями главы 14 Налогового кодекса налоговые органы при осуществлении налогового контроля наделены необходимыми полномочиями в целях исполнения возложенных на налоговые органы обязанностей по осуществлению контроля за соблюдением обязанными лицами законодательства о налогах и сборах. В частности, положениями статьи 95 Налогового кодекса налоговому органу предоставлено право привлечь в необходимых случаях, в том числе при проведении выездных налоговых проверок, эксперта. Экспертиза назначается в случае, когда для разъяснения возникающих вопросов требуются специальные познания в науке, искусстве, технике или ремесле.

В акте налоговой проверки, составленном по результатам выездной налоговой проверки, должны быть указаны, в том числе, документально подтвержденные факты нарушений законодательства о налогах и сборах (подпункт 12 пункта 3 статьи 100 Налогового кодекса).

Решение налогового органа, принимаемое по результатам выездной налоговой проверки, также должно содержать обстоятельства совершенного привлекаемым к ответственности лицом налогового правонарушения так, как они установлены проведенной проверкой, со ссылкой на документы и иные сведения, подтверждающие указанные обстоятельства.

Таким образом, выводы инспекции о совершенных налогоплательщиком налоговых правонарушениях должны быть основаны на документах и сведениях, полученных налоговым органом в ходе осуществления мероприятий налогового контроля в соответствии с главой 14 Налогового кодекса.

Выполнение установленного законодательством порядка налогового контроля является гарантией соблюдения законных прав и интересов налогоплательщика и позволяет налоговому органу всесторонне и объективно исследовать соответствующие обстоятельства, лишь затем сделав вывод о наличии либо отсутствии в действиях налогоплательщика состава налогового правонарушения.

Только после указанной процедуры налоговый орган принимает одно из решений, перечисленных в пункте 7 статьи 101 Налогового кодекса.

Восполнение дефектов налоговой проверки в процессе судебного разбирательства противоречит требованиям статей 101, 108 Налогового кодекса Российской Федерации и статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В связи с указанным, ходатайство инспекции о проведении экспертизы, которая не проводилась инспекцией в ходе выездной налоговой проверки, суд апелляционной инстанции рассматривает как направленное на восполнение дефектов налоговой проверки, что недопустимо и противоречит вышеуказанным положениям Налогового кодекса, а также не согласуется с вышеуказанной правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации.

По вышеизложенным основаниям судом апелляционной инстанции отклоняется также довод налогового относительно того, что судом области не были истребованы сведения у собственника здания, расположенного по адресу г. Москва, ул. Смольная, 14, о том, располагалось ли когда - нибудь общество с ограниченной ответственностью «М Компани» по данному адресу.

В апелляционной жалобе инспекция в качестве довода, обосновывающего получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, ссылается на взаимозависимость обществ с ограниченной ответственностью «Курская кожа» и «Найс Трейдинг», обусловленную расположением этих обществ по одному адресу, а также тем, что в обществах «Найс Трейдинг» и «Курская кожа», соответственно, главным бухгалтером и бухгалтером является одно и то же лицо - Чигарев Д.В.

Указывая на взаимозависимость обществ с ограниченной ответственностью «Курская кожа», «Найс Трейдинг» и «Регион Торг», инспекция ссылается на то, что Копылов В.В. тесно сотрудничает с указанными обществами, а также с обществами «Крастекс» и «Русская кожевенная компания», которые располагаются по одному адресу.

В силу пункта 1 статьи 20 Налогового кодекса взаимозависимыми лицами для целей налогообложения признаются физические лица и (или) организации, отношения между которыми могут оказывать влияние на условия или экономические результаты их деятельности или деятельности представляемых ими лиц. Одновременно пунктом 2 статьи 20 Налогового кодекса установлено, что суд может признать лица взаимозависимыми по иным основаниям, не предусмотренным пунктом 1 статьи 20 Кодекса.

Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 04.12.2003 г. № 441 - О указал, что в ходе рассмотрения дела, касающегося законности и обоснованности вынесения налоговым органом решения о доначислении налогоплательщику налога и пеней, арбитражный суд может признать лица взаимозависимыми и по иным основаниям, не предусмотренным пунктом 1 статьи 20 Налогового кодекса, если отношения между этими лицами могут повлиять на результаты сделок по реализации товаров (работ, услуг). Однако это право может быть использовано судом лишь при условии, что эти основания указаны в других правовых актах, а отношения между этими лицами объективно могут повлиять на результаты сделок по реализации товаров (работ, услуг), в том числе в случаях совершения хозяйственным обществом сделок с заинтересованными лицами, признаваемыми таковыми законом.

В то же время, взаимозависимость юридических лиц не является нарушением законодательства, в том числе налогового, а главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации не предусмотрены особые правила предъявления к вычету налога взаимозависимыми налогоплательщиками.

Признание лиц взаимозависимыми дает налоговому органу право проверять правильность применения цен по сделкам при осуществлении контроля за полнотой исчисления налогов и доначислять налоги и пени при наличии оснований, предусмотренных пунктом 3 статьи 40 Кодекса, на что указывал Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в пункте 2 Информационного письма от 17.03.2003 г. № 71, однако, указанное обстоятельство само по себе не может являться основанием для признания налогоплательщика недобросовестным.

Налоговым органом не доказано, что влияние руководителя общества «Курская кожа» Бабаскина Л.А. на главного бухгалтера общества «Найс Трейдинг» Чигарева Д.В. и на руководителя данного общества Ткаченко В.А., равно как и расположение обществ «Курская кожа», «Найс Трейдинг», «Русская кожевенная компания» по одному адресу повлияло каким - либо образом на условия заключенного между обществами «Курская кожа» и «Найс Трейдинг» договора поставки № 006/ЮО - 04 от 03.01.2004 г. Кроме того, апелляционный суд отмечает, что материалы дела не содержат сведений о том, что общество «Русская кожевенная компания» является конрагентом общества «Курская кожа».

Также не представлено суду доказательств совершения налогоплательщиком и его контрагентом по договору поставки № 006/ЮО - 04 от 03.01.2004 г. - обществом «Найс Трейдинг», равно как и совершение обществом «Найс Трейдинг» с его контрагентом - обществом «Регион Торг», согласованных действий, направленных на искусственное создание условий для получения незаконной налоговой выгоды, в связи с чем суд области обоснованно признал недоказанным довод инспекции о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Кроме того, налогоплательщик не может быть признан недобросовестным или неосмотрительным по той причине, что организации, являвшиеся прежними собственниками приобретенного им товара, не выполняют или ненадлежащим образом выполняют свои обязанности налогоплательщиков.

Согласно разъяснению, данному Конституционным Судом Российской Федерации в определении от 16.10.2003 г. № 329 - О, истолкование статьи 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие «добросовестные налогоплательщики» как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

В пункте 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 г. № 53 указано, что факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Налоговая выгода может быть также признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.

В рассматриваемом деле налоговый орган не представил безусловных и достоверных доказательств того, что налогоплательщику было известно или должно было быть известно, в силу отношений взаимозависимости или афиллированности, о налоговых нарушениях, допущенных его контрагентами и предшествующими собственниками приобретенного товара, и что в связи с этим им не проявлено должной осмотрительности в выборе контрагента.

Нарушение контрагентом налогоплательщика, претендующего на возмещение налога из бюджета, требований налогового законодательства, может являться основанием для привлечения его к самостоятельной налого­вой ответственности и взыскания с него причитающихся сумм налога, однако, данное обстоя­тельство не может быть признано судом в качестве законного основания для отказа налогоплательщику в праве на возмещение сумм налога, предъявленных ему при приобретении товаров (работ, услуг).

Учитывая изложенное, доводы апелляционной жалобы инспекции, касающиеся нарушений, допущенных поставщиками 3 - 5 звена, подлежат отклонению.

Доводы апелляционной жалобы инспекции об отсутствии у поставщиков, задействованных в «цепочке» поставки сырья для общества «Курская кожа», рабочего персонала и основных средств, необходимых для осуществления поставок сырья и химических реактивов, отклоняются судом апелляционной инстанции, поскольку данные обстоятельства не являются необходимым условием для получения налогового вычета по налогу на добавленную стоимость обществом «Курская кожа». При этом, апелляционный суд отмечает то обстоятельство, что общество «Курская кожа» и его поставщик общество «Найс Трейдинг» расположены по одному адресу, в связи с чем необходимости в транспортировке реализованного сырья нет.

Также не является необходимым условием для получения налогового вычета представление налогоплательщиком ветеринарного свидетельства, характеристики партии кожевенного сырья, на непредставление которых ссылается налоговый орган.

Довод налогового органа о ничтожности заключенных налогоплательщиком сделок с российскими поставщиками по статье 169 Гражданского кодекса Российской Федерации не принимается судом апелляционной инстанции по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 169 Гражданского кодекса Российской Федерации ничтожными являются сделки, совершенные с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности.

пункте 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 10.04.2008 г. № 22 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением статьи 169 Гражданского кодекса Российской Федерации», разъяснено, что при определении сферы применения статьи 169 Гражданского кодекса судам необходимо исходить из того, что в качестве сделок, совершенных с указанной целью, могут быть квалифицированы сделки, которые не просто не соответствуют требованиям закона или иных правовых актов (статья 168 Гражданского кодекса), а нарушают основополагающие начала российского правопорядка, принципы общественной, политической и экономической организации общества, его нравственные устои.

Для применения статьи 169 Гражданского Кодекса Российской Федерации необходимо установить, что цель сделки, права и обязанности, которые стороны при ее совершении стремились установить, или изменить, или прекратить, заведомо противоречат основам правопорядка и нравственности, и умысел на совершение именно такой сделки имелся хотя бы у одной из сторон сделки.

Налоговым органом доказательств направленности у общества «Курская кожа» или его контрагентов умысла на достижение именно такой противоправной цели при осуществлении сделок по приобретении товаров на территории Российской Федерации не представлено.

Также не может быть принято утверждение налогового органа о фиктивности сделок, заключенных налогоплательщиком с российскими поставщиками.

При этом суд апелляционной инстанции исходит из того, что гражданское законодательство Российской Федерации не содержит понятия «фиктивная сделка».

Пунктом 1 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено понятие мнимая сделка, т.е. сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.

Из содержания указанной нормы следует, что мнимая сделка не порождает никаких последствий и, совершая мнимую сделку, стороны не имеют намерений ее исполнять либо требовать ее исполнения.

В силу статей 153, 154 Гражданского кодекса сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Сделки могут быть двух - или многосторонними (договоры) и односторонними. Для заключения договора необходимо выражение согласованной воли всех сторон сделки.

Следовательно, по основанию мнимости недействительной может быть признана лишь та сделка, согласованная воля сторон которой направлена на недостижение тех последствий, которые декларируются данной сделкой.

В соответствии со статьей 421 Гражданского кодекса граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Стороны могут заключить договор как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами, а также договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор).

Условия договора, согласно пункту 4 статьи 421 Гражданского кодекса, определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

Договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом или иными правовыми актами, действующими в момент его заключения (пункт 1 статьи 422 Гражданского кодекса).

В силу пункта 1 статьи 432 Гражданского кодекса договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Статьей 431 Гражданского кодекса установлено, что при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений.

Статьей 506 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что по договору поставки поставщик - продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием.

В силу пункта 1 статьи 509 Гражданского кодекса поставка товаров осуществляется поставщиком путем отгрузки (передачи) товаров покупателю, являющемуся стороной договора поставки, или лицу, указанному в договоре в качестве получателя.

Согласно пункту 1 статьи 513 Гражданского кодекса покупатель (получатель) обязан совершить все необходимые действия, обеспечивающие принятие товаров, поставленных в соответствии с договором поставки.

Статьей 516 названного Кодекса установлено, что покупатель оплачивает поставляемые товары с соблюдением порядка и формы расчетов, предусмотренных договором поставки.

Буквальный анализ условий и предмета договоров поставки № 006/ЮО - 04 от 03.01.2004 г., № 167/100 - 05 от 01.08.2005 г., № 0794 - 12/ от 01.08.2006 г., заключенных обществом «Курская кожа» со своими контрагентами - обществами «Найс Трейдинг», «Химресурс» и «Интел Сервис», позволяет сделать вывод об их соответствии требованиям главы 30 Гражданского кодекса Российской Федерации «Купля - продажа».

Имеющиеся в деле документы свидетельствуют о том, что данные договоры исполнялись сторонами, так как обществом «Курская кожа» был получен и оприходован товар - шкуры КРС и химические реактивы, используемые в производственном процессе изготовления кожевенной продукции. Факт получения, оприходования и оплаты товара подтверждается имеющимися в материалах дела счетами - фактурами, товарными накладными, платежными поручениями.

Таким образом, апелляционная коллегия приходит к выводу о реальном исполнении спорных договоров поставки, а также о том, что данные договоры соответствуют требованиям гражданского законодательства и не нарушают норм налогового законодательства.

С приведенным в апелляционной жалобе инспекции доводом о том, что осмотр производственного процесса в ноябре 2007 г. не может подтверждать производство продукции в период с 01.01.2006 г. по 31.03.2007 г. (проверяемый период) суд апелляционной инстанции считает необходимым согласиться.

В то же время, инспекцией не представлено доказательств того, что в указанный период обществом «Курская кожа» не осуществлялась производственная деятельность по производству кожевенного полуфабриката «вет - блю» из кожевенного сырья, приобретенного им у контрагентов.

Более того, и в акте проверки, и в апелляционной жалобе налоговый орган указал на то, что им не оспаривается факт наличия сырья у общества «Курская кожа» и последующая поставка произведенной из него продукции на экспорт.

Основываясь на изложенном, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что суд первой инстанции правомерно, на основании установленных в ходе судебного разбирательства обстоятельств, с учетом всех имеющихся в деле доказательств, руководствуясь нормами материального права, а также положениями постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 г. № 53, удовлетворил требования налогоплательщика о признании недействительными решения инспекции Федеральной налоговой службы по г. Курску № 15 - 11/57 от 19.11.2007 г. «О привлечении Общества с ограниченной ответственностью «Курская кожа» ИНН 4632008869/ КПП462321001 к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения».

Довод апелляционной жалобы о том, что суд первой инстанции в решении не верно указал номер обжалуемого решения налогового органа (№ 5 - 11/57 вместо № 15 - 11/57), отклоняется судом апелляционной инстанции, поскольку в материалах дела имеется определение арбитражного суда Курской области от 13.04.2009 г. об исправлении опечатки, в соответствии с которым № 5 - 11/57 исправлен на № 15 - 11/57.

Доказательств и доводов, опровергающих выводы суда первой инстанции, апелляционная жалоба инспекции не содержит. По сути, доводы апелляционной жалобы сводятся к несогласию инспекции с оценкой представленных в материалы дела доказательств.

Суд апелляционной инстанции, оценив в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации имеющиеся в материалах дела доказательства в их совокупности, соглашается с выводами суда первой инстанции.

Убедительных доводов, основанных на доказательственной базе, апелляционная жалоба не содержит, в силу чего удовлетворению не подлежит.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в любом случае основаниями для отмены принятых судебных актов, судом апелляционной инстанции не установлено.

В соответствии с подпунктом 1.1.пункта 1статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 25.12.2008 г. № 281 - ФЗ) государственные органы, органы местного самоуправления, выступающие по делам, рассматриваемым в арбитражных судах в качестве истцов или ответчиков, освобождаются от уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым в арбитражных судах.

В связи с указанным вопрос о распределении судебных расходов за рассмотрение апелляционной жалобы судом апелляционной инстанции не решается.

Руководствуясь статьями 16, 17, 258, 266 - 268, частью 1 статьи 269, статьями 270, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Апелляционную жалобу инспекции Федеральной налоговой службы по г. Курску оставить без удовлетворения, решение арбитражного суда Курской области от 02.03.2009 г. (с учетом определения об исправлении опечатки от 13.04.2009 г.) - без изменения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Федеральный арбитражный суд Центрального округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления в законную силу.

     Председательствующий
    Т.Л. Михайлова

     Судьи
   М.Б. Осипова

     В.А. Скрынников

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А35-7111/2007
Принявший орган: Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 14 мая 2009

Поиск в тексте