• по
Более 47000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 27 августа 2009 года  Дело N А36-635/2009

Резолютивная часть постановления объявлена 25 августа 2009 г.

Постановление в полном объеме изготовлено 27 августа 2009 г.

Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи - Михайловой Т. Л.,

судей - Осиповой М.Б.,

Седуновой И.Г.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Анзельм К.К.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционные жалобы межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Липецкой области и управления Федеральной налоговой службы по Липецкой области на решение арбитражного суда Липецкой области от 28.04.2009 г. по делу № А36 - 635/2009 (судья Наземникова Н.П.), принятое по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Лебедянский машиностроительный завод» к межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Липецкой области и управлению Федеральной налоговой службы по Липецкой области о признании недействительными решений от 31.12.2008 г. № 25 - р и от 11.02.2009 г.,

при участии в судебном заседании:

от межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Липецкой области: Севрюковой Н.И., специалиста первого разряда по доверенности № 02 - 23 от 11.01.2009 г.,

от управления Федеральной налоговой службы по Липецкой области: Гордеевой В.Н., главного специалиста - эксперта по доверенности № 03 - 06 от 04.05.2009 г.,

от общества с ограниченной ответственностью «Лебедянский машиностроительный завод»: Ямлиханова Р.Р., главного конструктора по доверенности б/н от 20.07.2009 г.; Нелюбова А.А., начальника юридического отдела по доверенности б/н от 20.07.2009 г.; Коростелева А.В., адвоката по доверенности б/н от 20.07.2009 г.; Благочевской Л.В., заместителя главного бухгалтера по доверенности б/н от 24.12.2009 г.; Корневой Н.Л., старшего экономиста по доверенности б/н от 24.12.2009 г.,

УСТАНОВИЛ:

Общество с ограниченной ответственностью «Лебедянский машиностроительный завод» (далее - общество «ЛеМаЗ», налогоплательщик) обратилось в арбитражный суд Липецкой области с заявлением (с учетом уточнения) к межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Липецкой области (далее - инспекция, налоговый орган) и управлению Федеральной налоговой службы по Липецкой области (далее - управление) о признании недействительными:

- решения межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Липецкой области № 25 - р от 31.12.2008 г. «О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения общества с ограниченной ответственностью «Лебедянский машиностроительный завод» в части применения налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса, в виде взыскания штрафа в сумме 492 074 руб. 26 коп. (пункт 1 решения); начисления пени по состоянию на 31.12.2008 г. по налогу на добавленную стоимость в сумме 504 654 руб. 58 коп. (подпункт 3 (первый) пункта 2 решения); предложения уплатить недоимку по налогу на прибыль организаций, зачисляемый в федеральный бюджет, - в сумме 264 745 руб. и по налогу на прибыль организаций, зачисляемый в бюджет субъектов Российской Федерации, - в сумме 712 775 руб., а всего - в сумме 977 520 руб., недоимку по налогу на добавленную стоимость в сумме 2 872 929 руб. 60 коп. и пени, указанные в пункте 2 решения (пункт 3 решения);

- решения управления Федеральной налоговой службы по Липецкой области от 11.02.2009 г. в части оставления решения № 25 - р от 31.12.2008 г. без изменения (абзац 4 резолютивной части решения).

Решением арбитражного суда Липецкой области от 28.04.2009 г. заявленные обществом требования удовлетворены, названные решения налоговых органов признаны недействительными в оспариваемых частях. Также данным решением суда с налоговых органов в пользу общества взысканы судебные расходы по уплате государственной пошлины в общей сумме 6000 руб., а именно: 3000 руб. - с межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Липецкой области, 3000 руб. - с управления Федеральной налоговой службы по Липецкой области.

Инспекция Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Липецкой области, не согласившись с решением арбитражного суда первой инстанции, обратилась с апелляционной жалобой на него, в которой ставит вопрос об отмене состоявшегося решения в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела, и неправильным применением судом норм материального права, и просит принять по делу новый судебный акт.

По мнению налогового органа, при рассмотрении спора суд области пришел к неправильному выводу о наличии у общества «ЛеМаз» оснований для включения в прочие расходы, связанные с производством и реализацией и учитываемые в целях исчисления налога на прибыль, расходов по выплате вознаграждения правообладателям по договору неисключительной лицензии на использование изобретения, охраняемого патентом (роялти), в суммах 1765000 руб. за 2006 г. и 2308000 руб. за 2007 г., так как выпускаемая в указанных периодах обществом «ЛеМаЗ» продукция (газосепараторы скважинного центробежного насоса) изготавливалась им для общества с ограниченной ответственностью «ПК «Борец» из давальческого сырья, следовательно, за последним на основании пункта 1 статьи 220 Гражданского кодекса Российской Федерации сохраняется право собственности на переданные в переработку материалы и полученную из них готовую продукцию, и расходы по выплате роялти являются расходами общества «ПК «Борец», а не общества «ЛеМаЗ». Поскольку общество «ПК «Борец» не возмещало обществу «ЛеМаз» данные расходы, у последнего не имелось оснований учитывать их в целях налогообложения.

Кроме того, инспекция не согласна с оценкой, данной судом протоколам допросов свидетелей Тараканова Е.Е. и Ямлиханова Р.Г., считая ее противоречащей фактическим обстоятельствам дела и ссылаясь при этом на то, что указанными лицами протоколы допроса подписаны без представления каких - либо уточнений и дополнений, а пояснения, данные ими в ходе судебного заседания, по существу не противоречат ответам, полученным налоговым органом в ходе выездной налоговой проверки, а лишь уточняют их. Поэтому, по мнению инспекции, протоколы допроса указанных свидетелей подтверждают выводы налогового органа.

Также инспекция считает не соответствующим налоговому законодательству вывод суда области о том, что общество вправе было на общих основаниях в порядке, установленном статьями 171 и 172 Налогового кодекса Российской Федерации, заявлять к вычету налог на добавленную стоимость в сумме 2872929 руб. 60 коп., уплаченной Липецкой таможне по грузовой таможенной декларации № 10109030/261206/0003935, так как в ходе проверки инспекцией было установлено, что в отношении имущества, ввезенного по названной декларации иностранным участником общества «ЛеМаЗ» в качестве взноса в его уставный капитал, таможенными органами было предоставлено условное полное освобождение от уплаты таможенных пошлин.

Так как в силу подпункта 1 пункта 2 статьи 319 Таможенного кодекса Российской Федерации и подпункта 7 пункта 1 статьи 150 Налогового кодекса Российской Федерации при данных условиях налог на добавленную стоимость уплате не подлежит, он и не может быть предъявлен к вычету, а уплаченная фактически сумма налога является переплатой, подлежащей возврату в порядке, установленном Таможенным кодексом.

Кроме того, в апелляционной жалобе инспекция выражает несогласие с выводом суда о возложении на нее обязанности по возмещению налогоплательщику судебных расходов в сумме 3000 руб., указав, что в силу пункта 1 статьи 333.21 Налогового кодекса государственная пошлина за подачу заявления о принятии обеспечительных мер в сумме 1000 руб. является излишне уплаченной, и на основании статьи 333.40 Кодекса подлежит возврату из федерального бюджета, а не взысканию с инспекции.

Управление Федеральной налоговой службы по Липецкой области, не согласившись с решением суда первой инстанции в части признания недействительным его решения от 11.02.2009 г. в части оставления решения инспекции № 25 - р от 31.12.2008 г. без изменения, также обратилось с апелляционной жалобой на решение арбитражного суда Липецкой области, ссылаясь на несоответствие выводов, изложенных в решении, обстоятельствам дела, и неправильное применение норм материального и процессуального права.

В обоснование апелляционной жалобы управление ссылается на то, что в нарушение пункта 1 статьи 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд при принятии решения по данному делу не учел доводы налогоплательщика, изложенные в заявлении и в пояснениях, а также доводы управления, и в своем решении указал на те обстоятельства, которые не были предметом рассмотрения в данном деле.

Управление считает, что судом при рассмотрении спора не дана оценка его доводам о том, что решение управления не нарушает прав налогоплательщика, так как данным решением решение налогового органа частично отменено, а в той части, в которой оно утверждено, решение управления не возлагает на налогоплательщика никаких дополнительных обязательств и не влечет для него никаких дополнительных последствий кроме тех, которые были указаны в решении инспекции.

Также управление указывает, что налогоплательщик при формулировании своих требований к управлению не сослался на нормы права, которые управлением были нарушены, т.е. не привел правовых оснований своих требований, и не сослался ни на какие доказательства в обоснование своих требований о признании решения управления недействительным.

По существу, доводы апелляционной жалобы управления касаются только части решения, которой удовлетворены требования налогоплательщика о признании недействительным решения управления Федеральной налоговой службы по Липецкой области от 11.02.2009 г. в части оставления решения инспекции № 25 - р от 31.12.2008 г. без изменения.

В соответствии с частью 5 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случае, если в порядке апелляционного производства обжалуется только часть решения, арбитражный суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения только в обжалуемой части, если при этом лица, участвующие в деле, не заявят возражений.

В рассматриваемой ситуации, поскольку предметом рассмотрения по делу являются две апелляционные жалобы, арбитражный суд, исходя из положений части 5 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, проверяет законность решения арбитражного суда Липецкой области от 28.04.2009 г. в полном объеме.

Представители налогоплательщика возразили против доводов апелляционных жалоб, считая решение суда первой инстанции законным и обоснованным, и просят оставить апелляционные жалобы без удовлетворения, а решение суда первой инстанции без изменения.

Изучив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в апелляционных жалобах и отзыве налогоплательщика на апелляционную жалобу инспекцию, заслушав пояснения представителей инспекции, управления и налогоплательщика, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что решение суда первой инстанции следует оставить без изменения.

Как следует из материалов дела, межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Липецкой области в отношении общества с ограниченной ответственностью «ЛеМаЗ» проведена выездная налоговая проверка по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов, в том числе, налога на прибыль организаций за период с 01.01.2006 г. по 31.12.2007 г., налога на добавленную стоимость за период с 01.01.2006 г. по 31.12.2007 г.

О выявленных в ходе проверки нарушениях был составлен акт № 25 от 09.12.2008 г.

По результатам рассмотрения акта и письменных возражений на него заместителем начальника инспекции было вынесено решение № 25 - р от 31.12.2008 г. «О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения общества с ограниченной ответственностью «Лебедянский машиностроительный завод»», в соответствии с которым налогоплательщик привлечен к ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неполную уплату налога на добавленную стоимость в виде взыскания штрафа в сумме 583138 руб. 83 коп. (пункт 1 решения).

Также данным решением налогоплательщику начислены пени по состоянию на 31.12.2008 г. за несвоевременную уплату налога на добавленную стоимость в сумме 975852 руб. 85 коп. (пункт 2 решения) и предложено уплатить: недоимку по налогу на прибыль организаций в общей сумме 977 520 руб., в том числе 264 745 руб. - в федеральный бюджет, 712 775 руб. - в бюджет субъектов Российской Федерации, недоимку по налогу на добавленную стоимость - в сумме 5 686367 руб. 63 коп. (подпункт 3.1 пункта 3 решения) и пени, указанные в пункте 2 решения (подпункт 3.2 пункта 3 решения).

Общество «ЛеМаЗ» обжаловало решение инспекции № 25 - р от 31.12.2008 г. в управление Федеральной налоговой службы по Липецкой области. Решением управления от 11.02.2009 г. решение инспекции № 25 - р от 31.12.2009 г. было изменено в части, а именно, признано правомерным принятие к вычету налога на добавленную стоимость в сумме 2 813438 руб. 03 коп. В оставшейся части решение инспекции № 25 - р от 31.12.2009 г. оставлено без изменений.

Не согласившись с действиями и выводами налоговых органов, налогоплательщик обратился в арбитражный суд Липецкой области с требованиями (с учетом уточнений) о признании недействительными решения инспекции № 25 - р от 31.12.2009 г. - в части, утвержденной вышестоящим налоговым органом: применения налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса (пункт 1 решения), начисления пени по налогу на добавленную стоимость (пункт 2 решения), предложения уплатить недоимки по налогам на добавленную стоимость и на прибыль (подпункт 3.1 пункта 3 решения) и пени, указанные в пункте 2 решения (подпункт 3.2 пункта 3 решения); решения управления от 11.02.2009 г. - в части оставления решения № 25 - р от 31.12.2008 без изменения.

Рассматривая возникший спор, суд первой инстанции правомерно исходил из следующего.

В соответствии со статьей 247 Налогового Кодекса объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 Налогового Кодекса.

Согласно пункту 1 статьи 252 Налогового Кодекса налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов. При этом расходами признаются обоснованные и документальные подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Расходы, в зависимости от их характера, а также условий осуществления и направлений деятельности налогоплательщика, подразделяются на расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы.

В свою очередь расходы, связанные с производством и реализацией, включают в себя, в том числе, расходы, связанные с изготовлением (производством), хранением и доставкой товаров, выполнением работ, оказанием услуг, приобретением и (или) реализацией товаров (работ, услуг, имущественных прав) и прочие расходы, связанные с производством и (или) реализацией (подпункты 1, 6 пункта 1 статьи 253 Налогового кодекса).

В силу подпункта 37 пункта 1 статьи 264 Налогового кодекса к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся, в том числе, периодические (текущие) платежи за пользование правами на результаты интеллектуальной деятельности и средствами индивидуализации (в частности правами, возникающими из патентов на изобретения, промышленные образцы и другие виды интеллектуальной собственности).

Из пункта 1 статьи 4 Патентного закона Российской Федерации от 23.09.1992 г. № 3517 - 1, действовавшего в спорный период, следует, что в качестве изобретения охраняется техническое решение в любой области, относящееся к продукту (в частности, устройству, веществу, штамму микроорганизма, культуре клеток растений или животных) или способу (процессу осуществления действий над материальным объектом с помощью материальных средств).

Согласно пункту 1 статьи 10 Патентного закона патентообладателю принадлежит исключительное право на изобретение. Никто не вправе использовать запатентованные изобретения без разрешения патентообладателя, в том числе совершать следующие действия, за исключением случаев, если такие действия в соответствии с настоящим законом не являются нарушением исключительного права патентообладателя:

- ввоз на территорию Российской Федерации, изготовление, применение, предложение о продаже, продажу, иное введение в гражданский оборот или хранение для этих целей продукта, в котором использованы запатентованные изобретения;

- совершение действий, указанных в абзаце втором настоящего пункта, в отношении продукта, полученного непосредственно запатентованным способом. При этом, если продукт, получаемый запатентованным способом, является новым, идентичный продукт считается полученным путем использования запатентованного способа при отсутствии доказательств обратного;

- совершение действий, указанных в абзаце втором настоящего пункта, в отношении устройства, при функционировании (эксплуатации) которого в соответствии с его назначением автоматически осуществляется запатентованный способ;

- осуществление способа, в котором используется запатентованное изобретение.

Как следует из пункта 2 этой же статьи, запатентованное изобретение признается использованным в продукте или способе, если продукт содержит, а в способе использован каждый признак изобретения, приведенный в независимом пункте формулы изобретения, либо признак, эквивалентный ему и ставший известным в качестве такового в данной области техники до совершения действий, указанных в пункте 1 настоящей статьи, в отношении продукта или способа.

В соответствии с пунктом 1 статьи 13 Патентного закона любое лицо, не являющееся патентообладателем, вправе использовать изобретение, полезную модель, промышленный образец лишь с разрешения патентообладателя на основе заключенного с ним лицензионного договора.

По лицензионному договору патентообладатель (лицензиар) обязуется предоставить право на использование охраняемого объекта промышленной или интеллектуальной собственности другому лицу (лицензиату) в объеме, предусмотренном договором, а последний обязуется вносить лицензиару обусловленные договором платежи и осуществлять другие действия, им предусмотренные.

Как установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела, общество с ограниченной ответственностью «ЛеМаЗ» заключило с обществом с ограниченной ответственностью «ПК «Борец» (прежнее фирменное наименование - общество с ограниченной ответственностью НПО «Борец») договор № МНПО/Л1/2004 от 01.01.2004 г., предметом которого является выполнение обществом «ЛеМаЗ» работ по изготовлению продукции, в том числе газосепараторов скважинного центробежного насоса, как из сырья заказчика, так и из собственного сырья.

Указанный газосепаратор является предметом интеллектуальной собственности и охраняется патентом № 2027912 на изобретение «Способ откачивания жидкости скважинным насосом и газосепаратор скважинного центробежного насоса».

На этом основании обществом «ЛеМаЗ» в целях исполнения договора № МНПО/Л1/2004 от 01.01.2004 г. был заключен договор неисключительной лицензии на использование изобретения, охраняемого патентом Российской Федерации, от 06.10.2003 № к/а 18439 с Игревским В.И., Ляпковым Д.П., Оводовой Т.П., Дроздовым А.Н., Монаенковым А.С., Ямлихановым Р.Г., Мищенко И.Т., Сокоревым В.Н., Савиной А.В. и Богомольным Г.И. (лицензиар), являющимися владельцами патента № 2027912, по которому лицензиары предоставили обществу «ЛеМаЗ» (лицензиат) за вознаграждение неисключительную (простую) лицензию на использование изобретения, на которое получен патент № 2027912.

Договор заключен на срок действия патента и вступает в действие с даты его регистрации в Роспатенте (пункт 10.1 договора). Согласно отметке на самом договоре и уведомлению Российского агентства по патентам и товарным знакам, лицензионный договор зарегистрирован 16.02.2004 г. за номером 18432/04.

В пункте 3.3 договора лицензиат обязался за предоставление прав, предусмотренных договором, уплачивать лицензиару вознаграждение в размере и в сроки, установленные настоящим договором

Пунктами 4.1 и 4.3 договора предусмотрено, что текущие отчисления (роялти) уплачиваются лицензиару в размере 2000 руб. за единицу продукции по лицензии и 1000 руб. за единицу специальной продукции, изготовленной и реализованной лицензиатом, в течение 30 дней, следующих за отчетным периодом. В силу пункта 4.4 договора, выплата роялти производится путем перечисления средств на банковские счета и в долях, указанных в Приложении 1.

Из материалов дела следует, что общество «ЛеМаЗ» осуществляло изготовление в числе прочей продукции модулей насосных - газосепараторов типов МН - ГСЛ5М и МНГЛ5А.1М, которые выпускаются в соответствии с техническими условиями ТУ 313 - 019 - 92. Указанные ТУ зарегистрированы в реестре Государственной регистрации за № 043/000706 от 28.09.92 г. Липецким центром стандартизации и метрологии (Госстандарта).

В соответствии с заключением патентного поверенного Сакович В.Д., согласно ТУ 313 - 0919 - 92 состав газосепараторов типа 3МН - ГСЛ5М определяется спецификацией 6УП55.000, их сборка производится по сборочному чертежу 6УП55.000СБ «Модуль насосный - газосепаратор Ляпкова 3(0)(8)МН(К) - ГСЛ5(И)М» и в каждую сборку под позицией 8 входит деталь УПС55.001 - 03 «Колесо рабочее», имеющее лопасти с суперкавитирующим профилем.

Аналогично, спецификация 5УПЛ5А.000 определяет, что газосепараторы типа 3МНГЛ5А.1М собираются по сборочному чертежу 5УПЛ5А.000СБ «Модуль насосный - газосепаратор 3(0)МНГ(К)Л5А.1М, и что в эти газосепараторы также под позицией 8 входит деталь УП55.001 - 03 «Колесо рабочее».

Исходя из данной конструкторской документации, представленной в материалы дела, суд сделал обоснованный вывод о том, что в конструкции газосепараторов типов МН - ГСЛ5М и МНГЛ5А.1М использованы все отличительные технические решения, описанные в формуле изобретения, защищенного патентом № 2027912, а именно: способ повышения эффективности сепарации газа путем принудительного управления пузырьков газа; лопастное рабочее колесо с суперкавитирующим профилем лопастей; отношение толщины выходной кромки профиля к длине хорды лопасти в пределах 012 - 0,3.

Следовательно, материалами дела подтверждается, что общество «ЛеМаЗ» на законных основаниях изготавливало газосепараторы с использованием способа и формулы запатентованного изобретения (патент № 2027912), получив при этом разрешение патентообладателя на основании заключенного с ним лицензионного договора № к/а 18439 от 06.10.2003.

Суммы роялти, отнесенные обществом в состав расходов и учитываемые им при исчислении налога на прибыль организаций, в спорном налоговом периоде рассчитывались обществом ежеквартально на основании расчетов текущих отчислений по договору № 18439/04, зарегистрированному 16.02.2004 г.

Указанные расчеты текущих отчислений по договору № 18439/04 за 1 - 4 кварталы 2006 г. и 1 - 4 кварталы 2007 г., а также расчеты вознаграждений по договору № 18439/04 за эти же периоды имеются в материалах дела.

Согласно расчетам и данным оборотно - сальдовой ведомости по счету № 25, журналу проводок, расходы общества «ЛеМаЗ» по строке 119 «Поддержание в силе патентов, роялти за ноу - хау» составили в 2006 г. - 1765000 руб., в 2007 г. - 2308000 руб.

Каких - либо возражений относительно документальной подтвержденности спорных расходов инспекцией не заявлено.

В качестве довода, обосновывающего неправомерность учета налогоплательщиком расходов по уплате роялти в составе расходов, учитываемых в целях налогообложения налогом на прибыль, налоговый орган в своей апелляционной жалобе ссылается на то обстоятельство, что данные расходы имеют отношение не к деятельности общества «ЛеМаз», а к деятельности общества «ПК «Борец», так как изготовление обществом «ЛеМаЗ» газосепараторов скважинного центробежного насоса производилось не из собственного сырья, а и из сырья заказчика (общества ПК «Борец»). По сути, данный довод сводится к получению налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, так как, по мнению налогового органа, включив в состав расходов расходы по уплате роялти, он не получил возмещения этих расходов от заказчика, т.е. не получил экономической выгоды.

Суд апелляционной инстанции, оценив данный довод налогового органа, считает его несостоятельным по следующим основаниям.

В соответствии с положениями пункта 1 статьи 252 Налогового кодекса расходы любого вида, предусмотренные главой 25 Кодекса «Налог на прибыль организаций», только тогда могут приниматься для целей налогообложения, когда они являются обоснованными и документально подтвержденными.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствующие расходы, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы (в том числе таможенной декларацией, приказом о командировке, проездными документами, отчетом о выполненной работе в соответствии с договором).

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Одновременно следует отметить, что понятие «экономическая оправданность затрат» налоговым законодательством не определено, оно является оценочным, что возлагает на налоговый орган обязанности по доказыванию того обстоятельства, что учтенные налогоплательщиком в проверяемом периоде в качестве уменьшающих налогооблагаемую базу расходы были экономически неоправданны. Также налоговое законодательство не содержит положений, позволяющих налоговому органу оценивать произведенные налогоплательщиками расходы с позиции их целесообразности, рациональности и эффективности.

Согласно правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 53 от 12.10.2006 года «Об оценке арбитражными су­дами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, под которой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны, если налоговым органом не доказано обратное.

При этом речь идет именно о намерениях и целях (направленности) этой деятельности, а не о ее результате. Следовательно, экономическая обоснованность понесенных обществом расходов определяется не фактическим получением доходов в конкретном налоговом (отчетном) периоде, а направленностью таких расходов на получение дохода, то есть обусловленностью экономической деятельностью налогоплательщика.

Обоснованность получения налоговой выгоды, как отмечается в пункте 9 названного постановления, не может быть поставлена в зависимость от эффективности использования капитала.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

Вывод о необоснованности налоговой выгоды должен быть основан на объективной информации, с бесспорностью подтверждающей, что действия налогоплательщика не имели разумной деловой цели, а были направлены исключительно на создание благоприятных налоговых последствий.

Обязанность по доказыванию недобросовестности налогоплательщика действующее законодательство возлагает на налоговые органы.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 24.02.2004 г. № 3 - П, судебный контроль также не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов.

В силу принципа свободы экономической деятельности (статья 8, часть 1 Конституции Российской Федерации) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность.

Планирование предпринимательской деятельности, в том числе в отношении видов и целей деятельности и получения доходов, является исключительной компетенцией самого предприятия.

В силу пункта 1 статьи 421 Гражданского кодекса граждане и юридические лица свободны в заключении договора, в частности, они вправе заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами (пункт 2 статьи 421 Гражданского кодекса).

В соответствии с пунктом 1 статьи 702 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его.

Пунктом 1 статьи 703 Гражданского кодекса установлено, что договор подряда заключается на изготовление или переработку (обработку) вещи либо на выполнение другой работы с передачей ее результата заказчику; пунктом 3 этой же статьи Кодекса предусмотрено, что если иное не установлено договором, то подрядчик самостоятельно определяет способы выполнения задания заказчика.

Согласно пункту 1 статьи 704 Гражданского кодекса, если иное не предусмотрено договором подряда, работа выполняется иждивением подрядчика из его материалов, его силами и средствами. Одновременно статья 713 Гражданского кодекса устанавливает возможность выполнения работы из материалов заказчика.

В соответствии со статьей 709 Кодекса в договоре подряда указываются цена подлежащей выполнению работы или способы ее определения. Цена в договоре подряда включает компенсацию издержек подрядчика и причитающееся ему вознаграждение (пункт 2 статьи 709 Гражданского кодекса). Таким образом, исходя из смысла статьи 709 Кодекса, плата по договору подряда должна складываться из понесенных подрядчиком расходов и из его вознаграждения.

Статьей 711 Гражданского кодекса установлено, что оплата выполненных подрядчиком работ производится заказчиком в размере, предусмотренном сметой.

Как установлено самим налоговым органом в ходе проверки, общество с ограниченной ответственностью «ЛеМаЗ» (подрядчик) заключило с обществом с ограниченной ответственностью «ПК «Борец» (заказчик) договор № МНПО/Л1/2004 от 01.01.2004 г., в соответствии с которым подрядчик обязуется по заданию заказчика из своего сырья и/или сырья заказчика, а также комплектующих создавать продукцию и передавать ее заказчику, а также выполнять иные работы (услуги), указанные в настоящем договоре, а заказчик обязуется принимать и оплачивать работы (услуги), выполненные подрядчиком, в порядке, установленном договором.

Буквальный анализ условий и предмета договора № МНПО/Л1/2004 от 01.01.2004 г. на выполнение работ по изготовлению, в частности, газосепараторов скважинного центробежного насоса, заключенного между обществами с ограниченной ответственностью «ЛеМаЗ» и «ПК «Борец», позволяет сделать вывод о его соответствии требованиям главы 37 Гражданского кодекса Российской Федерации «Подряд».

То обстоятельство, что работы по изготовлению газосепараторов скважинного центробежного насоса производились не только из собственного сырья, но и из сырья заказчика (давальческого сырья), не противоречит нормам главы 37 Гражданского кодекса и сущности договора подряда, в связи с чем не может служить доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Также не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды вывод налогового органа о том, что расходы по уплате роялти не возмещались заказчику подрядчиком, так как данное обстоятельство является основанием для применения последствий, предусмотренных статьей 40 Налогового кодекса.

В настоящем случае налоговым органом правильность формирования цены сделки и соответствие ее рыночным ценам не проверялись, так же как и не выявлялось и наличие оснований для контроля за примененными ценами.

Исходя из того, что экономическая обоснованность понесенных обществом расходов определяется направленностью таких расходов на получение дохода, и учитывая, что заключение в данном случае обществом договора неисключительной лицензии на использование изобретения, охраняемого патентом, преследовало цель получения разрешения на изготовление продукции с использованием запатентованного изобретения в целях получения дохода, суд первой инстанции пришел к правильному выводу об экономической обоснованности понесенных расходов в виде вознаграждения за использование патента (роялти).

Доказательствами, подтверждающими, что обществом были фактически понесены расходы на оплату роялти в 2006 - 2007 г.г., являются представленные суду первой инстанции копии документов (расчеты текущих отчислений, оборотно - сальдовые ведомости, журнал проводок) за этот период.

Что касается довода инспекции о непринятии судом области в качестве доказательств по делу протоколов допроса свидетелей Тараканова Е.Е. и Ямлиханова Р.Г., то апелляционная коллегия считает необходимым отметить следующее.

В соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо.

Согласно части 1 статьи 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при принятии решения арбитражный суд оценивает доказательства и доводы, приведенные лицами, участвующими в деле, в обоснование своих требований и возражений, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены и какие обстоятельства не установлены.

Частью 1 статьи 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном настоящим Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела.

В качестве доказательств допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, показания свидетелей, аудио - и видеозаписи, иные документы и материалы (часть 2 статьи 64 Арбитражного процессуального кодекса).

Налоговый орган в качестве доказательств, опровергающих доводы заявителя о правомерности включения им в расходы при исчислении налога на прибыль сумм роялти, представил суду протоколы допросов свидетелей Тараканова Е.Е. и Ямлиханова Р.Г. от 04.12.2008 г., в которых говорится о том, что запатентованное изобретение не использовалось в производственной деятельности общества «ЛеМаЗ».

Однако в ходе рассмотрения дела Таракановым Е.Е. и Ямлихановым Р.Г. были представлены суду пояснения, согласно которым занесенные налоговым органом в протоколы допросов свидетелей устные ответы указанных лиц содержали терминологические неточности, приведшие к неправильной интерпретации ответов специалистами налоговой службы.

Статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности.

Каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами. Никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы.

Исследовав и оценив представленные по данному эпизоду письменные пояснения свидетелей Тараканова Е.Е. и Ямлиханова Р.Г., зафиксированные налоговым органом, в совокупности с письменными пояснениями тех же лиц, данными суду, а также с представленными обществом «ЛеМаз» первичными учетными документами, документами бухгалтерского учета осуществляемой им деятельности, конструкторской документацией, заключением патентного поверенного Сакович В.Д., суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об использовании обществом «ЛеМаз» при осуществлении им производственной деятельности запатентованного изобретения «Способ откачивания жидкости скважинным насосом и газосепаратор скважинного центробежного насоса» на основании заключенного им договора неисключительной лицензии № МНПО/Л1/2004 от 01.01.2004 г.

Сведения, содержащиеся в протоколах допроса свидетелей Тараканова Е.Е. и Ямлиханова Р.Г., данное обстоятельство не опровергают.

Иных доказательств, подтверждающих позицию инспекции по данному эпизоду, заявителем апелляционной жалобы в материалы дела не представлено.

В связи с изложенным, суд апелляционной инстанции считает, что судом области обоснованно отклонен довод инспекции о занижении налогоплательщиком налоговой базы для начисления налога на прибыль организаций вследствие включения в состав расходов роялти за ноу - хау за 2006 г. в сумме 1765000 руб., за 2007 г. в сумме 2308000 руб. и, следовательно, также правомерно признано недействительным решение инспекции № 25 - р от 31.12.2008 г. в части доначисления налога на прибыль организаций в сумме 977520 руб., в том числе, 264 745 руб. - в федеральный бюджет, 712 775 руб. - в бюджет субъектов Российской Федерации.

Оценивая довод апелляционной жалобы о неправомерном принятии обществом «ЛеМаЗ» к вычету в марте 2007 г. налога на добавленную стоимость в сумме 2872929 руб., уплаченного Липецкой таможне в отношении имущества, ввезенного иностранным участником общества «ЛеМаЗ» в качестве взноса в уставный капитал общества, суд апелляционной инстанции исходит из следующего.

В соответствии с подпунктом 4 пункта 1 статьи 146 Налогового кодекса операции по ввозу товаров на таможенную территорию Российской Федерации признаются объектом обложения налогом на добавленную стоимость.

Подпунктом 7 пункта 1 статьи 150 Налогового кодекса (в редакции, действовавшей в проверяемый период) ввоз на таможенную территорию Российской Федерации технологического оборудования, комплектующих и запасных частей к нему, ввозимых в качестве вклада в уставные (складочные) капиталы организаций, освобожден от налогообложения.

Постановлением Правительства Российской Федерации № 883 от 23.07.1996 г. «О льготах по уплате ввозной таможенной пошлины и налога на добавленную стоимость в отношении товаров, ввозимых иностранными инвесторами в качестве вклада в уставный (складочный) капитал предприятий с иностранными инвестициями» установлено, что товары, ввозимые на таможенную территорию Российской Федерации в качестве вклада иностранного учредителя в уставный капитал, освобождаются от обложения таможенными пошлинами при условии, что они не являются подакцизными, относятся к основным производственным фондам, ввозятся в сроки, установленные учредительными документами для формирования уставного (складочного) капитала.

Таким образом, предоставление налогоплательщикам льготы по налогообложению налогом на добавленную стоимость, предусмотренной подпунктом 7 пункта 1 статьи 150 Налогового кодекса сопряжено с соблюдением ими ряда условий ввоза оборудования на территорию Российской Федерации, установленных Постановлением Правительства Российской Федерации № 883 от 23.07.1996 г.

Контроль за соблюдением условий ввоза товаров на территорию Российской Федерации возлагается Таможенным кодексом Российской Федерации на таможенные органы.

Согласно статье 151 Таможенного кодекса товары, ввезенные на территорию Российской Федерации, подлежат условному выпуску, если предоставляемые при ввозе товаров льготы по уплате таможенных пошлин, налогов в соответствии с законодательством Российской Федерации сопряжены с ограничением по пользованию и распоряжению товарами. Условно выпущенные товары, в отношении которых предоставлены льготы по уплате таможенных пошлин, налогов в соответствии с законодательством Российской Федерации, могут использоваться только в целях, соответствующих условиям предоставления льгот.

При использовании условно выпущенных товаров в иных целях, чем те, в связи с которыми было предоставлено полное или частичное освобождение от уплаты таможенных пошлин, налогов, таможенный орган, в соответствии со статьей 327 Таможенного кодекса, вправе исчислить к уплате в бюджет таможенные пошлины и налоги по ставкам, действующим на день принятия таможенной декларации таможенным органом. При этом таможенная стоимость товаров, их количество либо иные характеристики, используемые для определения налоговой базы, определяются на день применения ставок таможенных пошлин, налогов.

Пунктом 1 статьи 171 Налогового кодекса в редакции, действовавшей в спорный период, налогоплательщику предоставлено право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в порядке, предусмотренном статьей 166 Кодекса, на установленные данной статьей налоговые вычеты.

Согласно статье 171 Налогового кодекса вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в таможенных режимах выпуска для внутреннего потребления, временного ввоза и переработки вне таможенной территории либо при ввозе товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации без таможенного контроля и таможенного оформления, в отношении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с настоящей главой, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 настоящего Кодекса; товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

В соответствии со статьей 172 Налогового кодекса вычетам подлежат, если иное не установлено настоящей статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации, либо фактически уплаченные ими при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей и при наличии соответствующих первичных документов.

Вычеты сумм налога, предъявленных продавцами налогоплательщику при приобретении либо уплаченных при ввозе на таможенную территорию Российской Федерации основных средств и (или) нематериальных активов, указанных в пунктах 2 и 4 статьи 171 настоящего Кодекса, производятся в полном объеме после принятия на учет данных основных средств и (или) нематериальных активов (абзац 3 пункта 1 статьи 172 Кодекса).

Из приведенных норм следует, что право налогоплательщика на налоговый вычет сумм налога на добавленную стоимость при ввозе на таможенную территорию Российской Федерации основных средств возникает при условии уплаты налога при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, принятия на учет данных основных средств при наличии соответствующих первичных документов. При этом налоговый вычет возможен только в отношении товаров, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения налогом на добавленную стоимость.

Как усматривается из материалов дела, решением от 23.06.2006 г. единственного учредителя общества «ЛеМаз» - частной компанией с ограниченной ответственностью «Метален Лимитед» был увеличен уставной капитал общества «ЛеМаЗ» до 285642613 руб. путем внесения дополнительного имущественного вклада в виде следующего оборудования общей стоимостью 40188808 руб.: двух токарных станков с ЧПУ SL - 30 THE стоимостью 4930449 руб.; двух вертикально - фрезерных станков с ЧПУ VF - 5/50HE стоимостью 6987054 руб.; семи вертикальных одношпиндеольных токарных станков с технологической оснасткой VL3 стоимостью 12528744 руб.; установки для регенерации песчаных смесей стоимостью 15742561 руб.

Данным решением было предусмотрено, что дополнительный вклад учредителя подлежит внесению в течение 6 месяцев с даты принятия решения об увеличении уставного капитала.

На основании решения об увеличении уставного капитала в устав общества «ЛеМаЗ» были внесены соответствующие изменения.

По грузовой таможенной декларации № 10109030/261206/0003935 общество «ЛеМаз» ввезло на территорию Российской Федерации установку для регенерации песчаных смесей, полученную от иностранного учредителя - частной компании с ограниченной ответственностью «Метален Лимитед», приняв ее к учету на основании акта приема - передачи и отразив в бухгалтерском учете в качестве основных средств.

Стоимость переданного технологического оборудования, согласно грузовой таможенной декларации, составила 15960720 руб., на которую при ввозе товара на таможенную территорию начислен налог на добавленную стоимость в сумме 2872929 руб. 60 коп.

Ввезенное оборудование выпущено в свободное обращение на территории Российской Федерации 27.12.2006 г. с предоставлением льгот по уплате налога на добавленную стоимость.

При проведении специальной таможенной ревизии общества «ЛеМаЗ» Липецкой таможней было установлено нарушение 6 - тимесячного срока для внесения дополнительного вклада в уставный капитал общества в отношении товара, ввезенного по грузовой таможенной декларации № 10109030/261206/0003935, в связи с чем обществу был доначислен налог на добавленную стоимость в сумме 2872929 руб. 60 коп., что отражено в акте № 10109000/070307/00002 от 07.03.2007 г. специальной таможенной ревизии.

В этой связи по платежному поручению № 712 от 21.02.2007 г. обществом «ЛеМаЗ» был уплачен налог на добавленную стоимость в сумме 2872929 руб. 60 коп., что не оспаривается налоговым органом.

В уточненной налоговой декларации за март 2007 г. данная сумма налога была заявлена обществом к вычету по строке 280 «Сумма налога, уплаченная налогоплательщиком таможенным органам по товарам, ввезенным в таможенных режимах выпуска для внутреннего потребления, временного ввоза и переработки вне таможенной территории».

Учитывая, что факт уплаты налога на добавленную стоимость при ввозе товара на таможенную территорию Российской Федерации доказан, имущество принято налогоплательщиком к учету и используется им для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения налогом на добавленную стоимость, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что в данной ситуации следует руководствоваться положениями абзаца третьего пункта 1 статьи 172 Кодекса, предусматривающими вычет суммы налога на добавленную стоимость, уплаченного при ввозе основных средств, оборудования к установке на таможенную территорию Российской Федерации.

Указанный вывод суда согласуется с правовой позицией, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 13436/08 от 03.03.2009 г., согласно которой каких - либо исключений для основных средств, перечисленных в пункте 7 статьи 150 Налогового кодекса, статьи 171, 172 Кодекса не содержат.

Следовательно, если при ввозе на таможенную территорию Российской Федерации основных средств в виде технологического оборудования налог на добавленную стоимость был уплачен и это оборудование предназначено для осуществления операций, облагаемых налогом на добавленную стоимость, то независимо от того, что фактически такое оборудование ввезено в качестве вклада в уставный капитал, налогоплательщик имеет право на налоговый вычет суммы налога, уплаченной при его таможенном оформлении.

Исходя из наличия у налогоплательщика права на налоговый вычет в заявленной им сумме, суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии у налогового органа оснований для доначисления ему налога на добавленную стоимость в сумме 2872929 руб. 60 коп.

В силу статьи 75 Налогового кодекса Российской Федерации в случае уплаты причитающихся сумм налогов (сборов) в более поздние по сравнению с установленным законодательством о налогах и сборах сроки налогоплательщик должен уплатить пени. Пени начисляются за каждый календарный день просрочки исполнения обязанности по уплате налога или сбора, начиная со следующего за установленным законодательством о налогах и сборах дня уплаты налога или сбора, и уплачиваются одновременно с уплатой сумм налога и сбора или после уплаты таких сумм в полном объеме.

Так как условием начисления пеней является несвоевременная уплата налога, с учетом вывода суда об отсутствии у налогового органа оснований для доначисления налога на добавленную стоимость в сумме 2872929 руб. 60 коп., у него также не имелось оснований и для начисления пеней в сумме 504 654 руб. 58 коп.

В соответствии со статьей 106 Налогового кодекса налоговым правонарушением признается виновно совершенное противоправное (в нарушение законодательства о налогах и сборах) деяние (действие или бездействие) налогоплательщика, налогового агента и иных лиц, за которое настоящим Кодексом установлена ответственность.

В силу статьи 108 Налогового кодекса никто не может быть привлечен к ответственности за совершение налогового правонарушения иначе, как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены настоящим Кодексом. Лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке. Лицо, привлекаемое к ответственности, не обязано доказывать свою невиновность в совершении налогового правонарушения. Обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица.

Статьей 109 Кодекса установлено, что лицо не может быть привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения при наличии хотя бы одного из следующих обстоятельств (обстоятельства, исключающие привлечение лица к ответственности за совершение налогового правонарушения): отсутствие события налогового правонарушения; отсутствие вины лица в совершении налогового правонарушения; совершение деяния, содержащего признаки налогового правонарушения, физическим лицом, не достигшим к моменту совершения деяния шестнадцатилетнего возраста; истечение сроков давности привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Поскольку материалами дела доказана правомерность предъявления обществом к налоговому вычету налога на добавленную стоимость в сумме 2872929 руб. 60 коп., в его действиях отсутствует событие налогового правонарушения, ответственность за которое предусмотрена статьей 122 Налогового кодекса Российской Федерации - неуплата или неполная уплата сумм налога в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога или других неправомерных действий.

Следовательно, налоговым органом необоснованно начислен штраф в сумме 492 074 руб. 26 коп. за неполную уплату налога на добавленную стоимость.

Довод налогового органа о том, что спорная сумма налога является излишне уплаченной, поэтому подлежит возврату из бюджета по правилам, установленным статьей 355 Таможенного кодекса Российской Федерации, не может быть принят судом апелляционной инстанции во внимание как несоответствующий фактическим обстоятельствам дела и не основанный на нормах налогового и таможенного законодательства.

Статьей 355 Таможенного кодекса под излишне уплаченной или взысканной суммой понимается сумма таможенных платежей, налогов, размер которых превышает сумму, подлежащую уплате в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В данном случае общество уплатило налог на добавленную стоимость в установленном законом размере, поскольку на момент таможенного оформления истек 6 - тимесячный срок внесения дополнительного вклада в уставной капитал, и, следовательно, оно являлось лицом, обязанным уплатить налог.

Таким образом, приняв к учету оборудование, общество вправе было на общих основаниях в порядке, установленном статьями 171, 172 Кодекса, заявить к налоговому вычету налог на добавленную стоимость, уплаченный при таможенном оформлении упомянутого оборудования.

Суд первой инстанции, в полном объеме установив фактические обстоятельства дела и оценив их по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь нормами материального права и не допуская их неправильного истолкования, правомерно удовлетворил требования налогоплательщика о признании недействительным решения межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Липецкой области № 25 - р от 31.12.2008 г. «О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения» в части применения налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса, в виде взыскания штрафа за несвоевременную уплату налога на добавленную стоимость в сумме 492 074 руб. 26 коп. (пункт 1 решения); начисления пени по состоянию на 31.12.2008 г. по налогу на добавленную стоимость в сумме 504 654 руб. 58 коп. (подпункт 3 (первый) пункта 2 решения); предложения уплатить недоимку по налогу на прибыль организаций, зачисляемый в федеральный бюджет, - в сумме 264 745 руб. и по налогу на прибыль организаций, зачисляемый в бюджет субъектов Российской Федерации, - в сумме 712 775 руб., всего - в сумме 977 520 руб., и по налогу на добавленную стоимость в сумме 2 872 929 руб. 60 коп. и пени, указанные в пункте 2 решения (пункт 3 решения).

Апелляционная жалоба инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по изложенным основаниям не подлежит удовлетворению как необоснованная.

Также суд не усматривает оснований для удовлетворения апелляционной жалобы управления Федеральной налоговой службы по Липецкой области, исходя при это из следующего.

Согласно статье 137 Налогового кодекса Российской Федерации каждый налогоплательщик или налоговый агент имеют право обжаловать акты налоговых органов ненормативного характера, действия или бездействие их должностных лиц, если, по мнению налогоплательщика или налогового агента, такие акты, действия или бездействие нарушают их права.

В соответствии с частью 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону и иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие - либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Исходя из положений приведенных норм, а также части 2 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса, ненормативный правовой акт может быть признан судом недействительным, а решения и действия (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц незаконными, если суд установит, что они не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Частью 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возложена на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

Из изложенного следует, что основанием для признания ненормативного акта, решения, действия (бездействия) должностного лица налогового органа является несоответствие их закону и нарушением этим актом (решением, действием, бездействием) прав налогоплательщика.

В соответствии с пунктом 1 статьи 100.1 Налогового кодекса Российской Федерации дела о выявленных в ходе камеральной или выездной налоговой проверки налоговых правонарушениях рассматриваются в порядке, предусмотренном статьей 101 настоящего Кодекса.

Пунктом 1 статьи 101 Налогового кодекса установлено, что акт налоговой проверки и другие материалы налоговой проверки, в ходе которой были выявлены нарушения законодательства о налогах и сборах, а также представленные проверяемым лицом (его представителем) письменные возражения по указанному акту должны быть рассмотрены руководителем (заместителем руководителя) налогового органа, проводившего налоговую проверку, и решение по ним должно быть принято в течение 10 дней со дня истечения срока, указанного в пункте 6 статьи 100 настоящего Кодекса.

По результатам рассмотрения материалов налоговой проверки руководитель (заместитель руководителя) налогового органа выносит решение о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения или об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, которые вступают в силу по истечении 10 дней со дня вручения лицу (его представителю), в отношении которого оно было вынесено, либо - в случае подачи апелляционной жалобы на решение налогового органа в порядке, предусмотренном статьей 101.2 Кодекса - со дня его утверждения вышестоящим налоговым органом полностью или в части (пункт 9 статьи 101 Налогового кодекса).

В силу пунктов 1 и 2 статьи 101.2 Налогового кодекса решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решение об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, не вступившее в силу, может быть обжаловано в апелляционном порядке путем подачи апелляционной жалобы в вышестоящий налоговый орган.

Порядок, сроки рассмотрения жалобы вышестоящим налоговым органом и принятие решения по ней определяются в порядке, предусмотренном статьями 139 - 141 настоящего Кодекса, с учетом положений, установленных статьей 101.2 Налогового кодекса.

В случае, если вышестоящий налоговый орган, рассматривающий апелляционную жалобу, не отменит решение нижестоящего налогового органа, решение нижестоящего налогового органа вступает в силу с даты его утверждения вышестоящим налоговым органом.

В случае, если вышестоящий налоговый орган, рассматривающий апелляционную жалобу, изменит решение нижестоящего налогового органа, решение нижестоящего налогового органа, с учетом внесенных изменений, вступает в силу с даты принятия соответствующего решения вышестоящим налоговым органом.

По итогам рассмотрения апелляционной жалобы на решение вышестоящий налоговый орган на основании пункта 2 статьи 140 Налогового кодекса вправе:

- оставить решение налогового органа без изменения, а жалобу - без удовлетворения;

- отменить или изменить решение налогового органа полностью или в части и принять по делу новое решение;

- отменить решение налогового органа и прекратить производство по делу.

Таким образом, из содержания нормы пункта 2 статьи 140 Налогового кодекса следует, что решение, принимаемое вышестоящим налоговым органом по результатам рассмотрения апелляционной жалобы на не вступившее в силу решение нижестоящего налогового органа, является окончательным этапом разрешения разногласий налогового органа и налогоплательщика по вопросам налогообложения в порядке административной подчиненности.

Предоставляя вышестоящему налоговому органу полномочия по отмене или изменению решения нижестоящего налогового органа полностью или в части, законодатель тем самым возложил на него обязанности по проверке полноты установления последним обстоятельств, сопряженных с возложением на налогоплательщика соответствующих налоговых обязанностей, правильности применения норм налогового права при доначислении сумм налогов, пеней и санкций, а также соблюдения процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки и применения налоговой ответственности.

Выявив и устранив допущенные нижестоящим налоговым органом нарушения при рассмотрении материалов налоговой проверки, вышестоящий налоговый орган тем самым восстановит нарушенные права налогоплательщика и исключит необходимость его обращения за восстановлением этих прав в судебные органы.

Напротив, неисполнение вышестоящим налоговым органом указанных обязанностей влечет необходимость обращения налогоплательщика в суд с соответствующим заявлением.

Как следует из текста апелляционной жалобы, поданной обществом «ЛеМаз» в управление Федеральной налоговой службы по Липецкой области, обжалуя в апелляционном порядке не вступившее в силу решение инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Липецкой области, общество указывало на неправомерность доначисления ему налога на прибыль и налога на добавленную стоимость, ссылаясь на соответствующие нормы налогового законодательства и на документы, которыми оформлены спорные операции.

Аналогичные доводы приведены обществом и в заявлении о признании недействительными решений инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Липецкой области № 25 - р от 31.12.2008 г. и управления Федеральной налоговой службы по Липецкой области от 11.02.2009 г., поданном в арбитражный суд.

Рассматривая требования общества по существу, суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии у налогового органа оснований для доначисления спорных сумм налогов, пеней и санкций по результатам выездной налоговой проверки.

Данное обстоятельство является доказательством того, что обращение налогоплательщика в вышестоящий налоговый орган за восстановлением нарушенных прав не достигло цели, следовательно, вышестоящий налоговый орган не исполнил надлежащим образом своих обязанностей по проверке законности и обоснованности решения нижестоящего налогового органа и, приняв решение от 11.02.2009 г. об оставлении решения инспекции № 25 - р от 31.12.2008 г. без изменения в части доначисления штрафа за несвоевременную уплату налога на добавленную стоимость в сумме 492 074 руб. 26 коп., пени по налогу на добавленную стоимость в сумме 504 654 руб. 58 коп., налога на добавленную стоимость в сумме 2 872 929 руб. 60 коп., налога на прибыль организаций в сумме 977 520 руб., нарушил тем самым нормы налогового законодательства, регулирующие как порядок исчисления и уплаты налогов на прибыль и на добавленную стоимость, так и порядок рассмотрения жалоб налогоплательщиков вышестоящим налоговым органом.

Также решением от 11.02.2009 г. управление нарушило и права налогоплательщика, поскольку принятие его повлекло вступление в силу решения инспекции № 25 - р от 31.12.2008 г., незаконно возлагающее на налогоплательщика обязанности по уплате в бюджет доначисленных сумм налогов, пеней и санкций.

Ввиду изложенного судом области обоснованно признано недействительным решение управления Федеральной налоговой службы по Липецкой области от 11.02.2009 г. в той части, которой решение инспекции № 25 - р от 31.12.2008 г. оставлено без изменения.

Доводы управления о нарушении судом норм процессуального права при принятии решения являются несостоятельными и отклоняются апелляционной коллегией.

Оценивая обоснованность довода апелляционной жалобы межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Липецкой области о неправомерности отнесения на нее расходов по уплате государственной пошлины в сумме 3000 руб. (включая расходы по оплате государственной пошлины в сумме 1000 руб. за принятие обеспечительных мер), суд апелляционной инстанции руководствуется следующими положениями законодательства.

По смыслу пункта 2 статьи 126 и части 1 статьи 128 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации уплата государственной пошлины является условием обращения в арбитражный суд. Уплаченная государственная пошлина поступает в бюджет. Следовательно, отношения по уплате государственной пошлины возникают между ее плательщиком - лицом, обращающимся в суд, и государством.

В силу подпункта 1 пункта 3 статьи 44 Налогового кодекса обязанность по уплате налога и (или) сбора прекращается с уплатой налога и (или) сбора налогоплательщиком или плательщиком сбора. Поэтому после уплаты истцом государственной пошлины при обращении в арбитражный суд отношения между плательщиком и государством по поводу уплаты государственной пошлины прекращаются.

Согласно статье 112 Арбитражного процессуального кодекса вопросы распределения судебных расходов, отнесения судебных расходов на лицо, злоупотребляющее своими процессуальными правами, и другие вопросы о судебных расходах разрешаются арбитражным судом, рассматривающим дело, в судебном акте, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, или в определении.

Правила распределения судебных расходов между лицами, участвующими в деле, установлены статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса. В силу части 1 данной статьи кодекса судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны. В случае, если иск удовлетворен частично, судебные расходы относятся на лиц, участвующих в деле, пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.

Таким образом, отношения по возмещению судебных расходов возникают между сторонами состоявшегося судебного спора. Иными словами, после прекращения отношений истца с государством по поводу уплаты государственной пошлины и рассмотрения судом дела, возникают отношения между сторонами судебного спора (истцом и ответчиком) по поводу возмещения судебных расходов, в состав которых законодателем включена уплаченная сумма государственной пошлины (часть 1 статьи 101 Арбитражного процессуального кодекса).

При этом суд, взыскивая с ответчика уплаченную истцом в бюджет государственную пошлину, возлагает на ответчика обязанность не по уплате государственной пошлины в бюджет, а по компенсации истцу денежных сумм, равных понесенным им судебным расходам.

В этой связи то обстоятельство, что в конкретном случае ответчиком может оказаться государственный или муниципальный орган, освобожденный от уплаты государственной пошлины на основании подпункта 1.1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса (пункт введен Федеральным законом от 25.12.2008 г. № 281 - ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»), не должно влечь отказ истцу в возмещении его судебных расходов, поскольку законодательством не предусмотрено освобождение государственных и муниципальных органов от возмещения судебных расходов в случае, если решение принято не в их пользу. Напротив, в части 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса гарантируется возмещение всех понесенных судебных расходов стороне, в пользу которой принят судебный акт, независимо от того, является ли проигравшей стороной государственный или муниципальный орган.

Пунктом 5 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.03.2007 г. № 117 разъяснено, что согласно пункту 47 статьи 2 и пункту 1 статьи 7 Федерального закона от 27.07.2006 г. № 137 - ФЗ с 01.01.2007 г. признан утратившим силу пункт 5 статьи 333.40 Налогового кодекса, согласно которому при принятии судом решения полностью или частично не в пользу государственных органов возврат заявителю уплаченной государственной пошлины производился из бюджета. Таким образом, с 01.01.2007 г. подлежит применению общий порядок распределения судебных расходов, предусмотренный главой 9 Арбитражного процессуального кодекса, и уплаченная заявителем государственная пошлина в соответствии с частью 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса взыскивается в его пользу непосредственно с государственного органа как стороны по делу.

В случае признания обоснованным полностью или частично заявления об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц судебные расходы подлежат возмещению соответственно этим органом в полном размере.

Данная правовая позиция изложена Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в постановлении Президиума от 13.11.2008 г. № 7959/08 по делу № А46 - 6118/2007.

По данному делу решением суда первой инстанции требования заявителя - общества «ЛеМаЗ» полностью удовлетворены. Вследствие этого, судом области правомерно возложена на инспекцию обязанность по возмещению обществу расходов по уплате государственной пошлины в сумме 3 000 руб.

Что касается довода инспекции об излишней уплате налогоплательщиком государственной пошлины в размере 1000 руб. за обращение с заявлением о принятии обеспечительных мер, следует отметить, что общество в своем заявлении от 24.02.2009 г. просило в качестве обеспечения заявленных требований приостановить как решение инспекции № 25 - р от 31.12.2008 г., так и решение управления от 11.02.2009 г., то есть, испрашивало две обеспечительные меры. В этой связи уплата налогоплательщиком по платежным поручениям № 551 от 13.02.2009 г. и № 630 от 19.02.2009 г. государственной пошлины в общей сумме 2 000 руб. за рассмотрение заявления о принятии обеспечительных мер является правомерным. Следовательно, государственная пошлина не является излишне уплаченной.

Все доводы, положенные в основу апелляционных жалоб, являлись предметом исследования арбитражным судом при рассмотрении спора по существу, им дана правильная юридическая оценка, следовательно, они не могут служить основанием для отмены судебного акта, принятого в соответствии с нормами материального права.

Убедительных доводов, основанных на доказательственной базе и позволяющих отменить обжалуемый судебный акт, апелляционные жалобы не содержат, вследствие чего удовлетворению не подлежат.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в любом случае основаниями для отмены принятых судебных актов, судом апелляционной инстанции не установлено.

На основании изложенного, решение арбитражного суда Липецкой области отмене не подлежит.

Исходя из результата рассмотрения дела и положений подпункта 1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации, в силу которого налоговые органы освобождены от уплаты государственной пошлины при обращении в арбитражный суд в качестве истца и ответчика, государственная пошлина за рассмотрение апелляционных жалоб взысканию не подлежит.

Руководствуясь статьями 16, 17, 110, 112, 258, 266 - 268, пунктом 1 статьи 269, статьями 270, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение арбитражного суда Липецкой области от 28.04.2009 г. оставить без изменения, а апелляционные жалобы межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Липецкой области и управления Федеральной налоговой службы по Липецкой области - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Федеральный арбитражный суд Центрального округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления в законную силу.

     Председательствующий
   Т.Л. Михайлова

     Судьи
   М.Б. Осипова

     И.Г. Седунова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А36-635/2009
Принявший орган: Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 27 августа 2009

Поиск в тексте