• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 23 января 2008 года  Дело N А48-4038/2007

Резолютивная часть постановления объявлена 16 января 2008 г.

Постановление в полном объеме изготовлено 23 января 2008 г.

Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи - Михайловой Т.Л.,

судей - Миронцевой Н.Д.,

Осиповой М.Б.

при ведении протокола судебного заседания

Башкатовой Л.О.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу инспекции Федеральной налоговой службы по Советскому району г. Орла на решение арбитражного суда Орловской области от 19.11.2007 г. (судья Володин А.В.),

принятое по заявлению закрытого акционерного общества «Торговый дом «Протон - Электротекс» к инспекции Федеральной налоговой службы по Советскому району г. Орла о признании недействительным ненормативного акта и возмещении налога

при участии в судебном заседании:

от налогового органа: не явился, надлежаще извещен

от налогоплательщика: не явился, надлежаще извещен

УСТАНОВИЛ:

Закрытое акционерное общество «Торговый дом «Протон - Электротекс» (далее налогоплательщик, общество) обратилось в арбитражный суд Орловской области с заявлением к инспекции Федеральной налоговой службы по Советскому району г. Орла (далее налоговый орган, инспекция) о признании недействительными решения от № 5 от 09.07.2007 г. «Об отказе в возмещении суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению». В ходе судебного разбирательства по делу налогоплательщик заявил также о возмещении расходов на оплату услуг представителя в размере 10000 руб.

Решением арбитражного суда Орловской области от 19.11.2007 г. требования налогоплательщика удовлетворены в полном объеме, решение инспекции №5 от 09.07.2007г. признано недействительным.

Кроме того, в пользу налогоплательщика с инспекции взыскано 2000 руб. - расходов по уплате государственной пошлины и 10000 руб. - расходов на оплату услуг представите­ля.

Не согласившись с решением суда, налоговый орган обратился с апелляционной жалобой на него, ссылаясь на неправильное применение судом первой инстанции норм материального права.

По мнению налогового органа, судом не дана надлежащая оценка его доводам о недобросовестности налогоплательщика и направленности его действий исключительно на получение налоговой выгоды за счет создания схемы, посредством которой закрытое акционерное общество «Торговый дом «Протон - Электротекс», являющееся взаимозависимым лицом с закрытым акционерным обществом «Протон - Электротекс», фактически получает за счет последнего принадлежащую ему выручку и налоговую выгоду, не имея своих материальных и финансовых возможностей для осуществления экспортных операций.

Также налоговый орган полагает неправомерным подтверждение разумности судебных издержек, связанных с участием в деле представителя, прейскурантом цен за предоставление юридической помощи адвокатами в Орловской области, так как в материалах дела отсутствуют сведения, что представитель общества Щекина Н.Н. является адвокатом.

В судебное заседание суда апелляционной инстанции представители налогоплательщика и налогового органа, извещенных о месте и времени рассмотрения дела надлежащим образом, не явились. В соответствии со статьей 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации апелляционная жалоба рассматривалась в их отсутствие.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что решение суда первой инстанции подлежит оставлению без изменения.

Как видно из материалов дела, закрытое акционерное общество «Торговый дом «Протон - Электротекс» 20.02.2007 г. представило в налоговый орган налоговую декларацию по налогу на добавленную стоимость по налоговой ставке 0 процентов за январь 2007 г., в соответствии с которой к налоговому вычету заявлен налог в сумме 48657 руб. по реализации товаров (работ, услуг) на экспорт в сумме 321251 руб.

К указанной декларации обществом приложен пакет документов, перечень которых предусмотрен статьей 165 Налогового кодекса Российской Федерации, подтверждающих обоснованность применения ставки налогообложения 0 процентов и налоговых вычетов.

По результатам проверки представленных документов 09.07.2007 г. налоговым органом принято решение № 5, которым инспекция отказала закрытому акционерному обществу «Торговый дом Протон - Электротекс» в возмещении налога на добавленную стоимость в сумме 48657 руб.

Из оспариваемого решения следует, что выводы инспекции обусловлены следующими обстоятельствами:

- финансовым директором закрытого акционерного общества «Протон - Электротекс» и главным бухгалтером закрытого акционерного общества «Торговый дом «Протон - Электротекс» является Лисин О.Э.; техническим директором общества «Протон - Электротекс» и генеральным директором общества «Торговый дом «Протон - Электротекс» является Семенов А.Ю., то есть руководящие должности указанных организаций занимают одни и те же лица;

- у общества «Торговый дом «Протон - Электротекс» отсутствует достаточный капитал для самостоятельного осуществления финансово - хозяйственной деятельности, в том числе для оплаты приобретаемого для осуществления экспортных операций товара, в связи с чем названное общество ежемесячно приобретает товар без оплаты у общества «Протон - Электротекс»;

- движение денежных средств при осуществлении расчетов между обществами «Торговый дом «Протон - Электротекс» и «Протон - Электротекс» осуществляется по расчетным счетам, открытым в одном и том же коммерческом банке - филиале ОАО «ИМПЭКСБАНК» в г. Орле;

- общество «Торговый дом «Протон - Электротекс» и общество «Протон - Электротекс» имеют один и тот же юридический адрес - г. Орел, ул. Лескова, 19; общество «Торговый дом «Протон - Электротекс» не имеет складских помещений для осуществления торгово - закупочной деятельности и использует склады закрытого акционерного общества «Протон - Электротекс», не оформляя при этом договоров аренды складских помещений;

- у общества «Торговый дом «Протон - Электротекс» отсутствуют необходимые условия для ведения собственной экономической деятельности, в то время как у общества «Протон - Электротекс» имеются все возможности для самостоятельной реализации продукции собственного производства на экспорт, однако, указанные операции названное общество самостоятельно не осуществляет;

- сделки, заключенные обществом «Торговый дом «Протон - Электротекс» имеют низкую рентабельность;

- общество «Торговый дом «Протон - Электротекс» осуществляет поставки на экспорт только одного производителя - «Протон - Электротекс»; при этом с момента создания налогоплательщиком заключено уже два внешнеэкономических контракта;

- обществом «Протон - Электротекс» ежемесячно представляются налоговые декларации по налогу на добавленную стоимость, в которых налог исчислен к уплате в федеральный бюджет, при том, что уплата налога происходит частично и после подтверждения обоснованности применения налоговой ставки 0 процентов по налогу на добавленную стоимость возникшая переплата зачитывается в счет уплаты других налогов.

- в период с сентября по декабрь 2006 г. общество «Торговый дом «Протон - Электротекс» выплачивает физическим лицам заработную плату ниже прожиточного минимума, установленного в регионе с 01.01.2006 г. в размере 3000 руб.

Основываясь на перечисленных обстоятельствах, налоговый орган делает вывод об участии общества «Торговый дом «Протон - Электротекс» в «схеме», направленной на получение необоснованной налоговой выгоды, что предполагает недобросовестность участников хозяйственных операций и лишает налогоплательщика права на применение налоговой льготы.

Удовлетворяя требования налогоплательщика, суд первой инстанции обоснованно исходил из следующего.

В соответствии со статьей 164 Налогового кодекса Российской Федерации (далее Налогового кодекса), реализация товаров (работ, услуг), помещенных под таможенный режим экспорта, подлежит налогообложению по ставке 0 процентов при условии их фактического вывоза за пределы таможенной территории Российской Федерации и представления в налоговые органы документов, предусмотренных статьей 165 Налогового кодекса.

Согласно пункту 4 статьи 176 Налогового кодекса суммы налога на добавленную стоимость, уплаченного поставщикам материальных ресурсов, используемых при осуществлении экспортных операций, подлежат возмещению путем зачета (возврата) на основании отдельной налоговой декларации и документов, подтверждающих фактический экспорт, предусмотренных статьей 165 Налогового кодекса, не позднее трех месяцев, считая со дня их представления налогоплательщиком.

Статьей 165 Налогового кодекса установлено, что налогоплательщиком в налоговый орган для подтверждения права на получение возмещения при налогообложении по налоговой ставке 0 процентов при экспорте товаров должны быть представлены контракт (копия контракта) налогоплательщика с иностранным лицом на поставку товара за пределы таможенной территории Российской Федерации; выписка банка, подтверждающая фактическое поступление выручки от иностранного лица - покупателя указанного товара на счет налогоплательщика в российском банке, зарегистрированного в налоговом органе; грузовая таможенная декларация (ее копия) с отметками российского таможенного органа, осуществившего выпуск товаров в режиме экспорта, и российского таможенного органа, в регионе деятельности которого находится пункт пропуска, через который товар был вывезен за пределы таможенной территории Российской Федерации; копии транспортных, товаросопроводительных и (или) иных документов с отметками пограничных таможенных органов, подтверждающих вывоз товаров за пределы территории Российской Федерации.

Пунктом 1 статьи 171 Налогового Кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей в спорный период, налогоплательщику предоставлено право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в порядке, предусмотренном статьей 166 Кодекса, на установленные данной статьей налоговые вычеты.

Согласно статье 171 Налогового Кодекса вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения, либо фактически уплаченные им при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) с учетом особенностей, предусмотренных названной статьей и при наличии соответствующих первичных документов.

Подпунктом 1 пункта 1 статьи 172 Налогового кодекса установлено, что налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 Кодекса, производятся на основании счетов - фактур, выставленных продавцами при приобретении товаров (работ, услуг), и документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога. Пунктом 3 этой же статьи право на налоговые вычеты в отношении операций по реализации товаров (работ, услуг), указанных в пункте 1 статьи 164 Кодекса, обусловливается обязательным представлением налоговому органу соответствующих документов, предусмотренных статьей 165 Налогового Кодекса и отдельной налоговой декларации, указанной в пункте 7 статьи 164 Кодекса.

Из приведенных норм Налогового кодекса Российской Федерации следует, что право налогоплательщика на налоговые вычеты при экспорте товара обусловлено предоставлением налоговому органу документов, подтверждающих фактический вывоз товара в режиме экспорта и получение оплаты за него от иностранного покупателя, документов, подтверждающих уплату суммы налога на добавленную стоимость поставщику при приобретении товара на территории Российской Федерации и принятие данного товара на учет, а также наличием счетов - фактур, оформленных в соответствии с требованиями налогового законодательства, и соответствующих первичных документов, достоверно подтверждающих факт совершения хозяйственной операции.

Судом первой инстанции на основании имеющихся в деле документов установлено, что налогоплательщиком представлен налоговому органу полный пакет документов, обосновывающих факт экспорта товаров и осуществления расходов по его приобретению с учетом налога на добавленную стоимость. В оспариваемом решении налоговый орган факт экспорта товара по грузовой таможенной декларации № 10111030/131206/0003586 по контракту № 233/95750755/60001 от 06.09.2006 г. с «Эстел Электроника ОУ» (Эстония) и по грузовой таможенной декларации № 10111030/141206/0003432 по контракту № 724/95750755/60001 от 08.11.2006 г. с «Ректификадорес Гуаш С.А.» (Испания) не отрицает. Также не содержит оспариваемое решение и претензий к представленным налогоплательщиком документам в обоснование налогового вычета.

При таких обстоятельствах, судом сделан правильный вывод об отсутствии у налогового органа оснований для отказа налогоплательщику в предоставлении права на использование ставки налогообложения 0 процентов и на получение налоговых вычетов.

Ссылки налогового органа на различного рода обстоятельства, ставящие, по его мнению, под сомнение экономическую целесообразность совершенной налогоплательщиком экспортной операции, правомерно не приняты судом первой инстанции во внимание.

В соответствии с разъяснением, данным в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 г. № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, под которой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны, если налоговым органом не доказано обратное.

Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом, а выгода получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Действующее законодательство возлагает на налоговые органы обязанность доказывать недобросовестность налогоплательщика. Согласно статье 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований или возражений. При этом пунктом 1 названной статьи и пунктом 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого решения, возложена на орган, который принял решение.

В связи с этим при рассмотрении в арбитражном суде налогового спора налоговым органом могут быть представлены в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

При этом вывод о необоснованности налоговой выгоды должен быть основан на объективной информации, с бесспорностью подтверждающей, что действия налогоплательщика не имели разумной деловой цели, а были направлены исключительно на создание благоприятных налоговых последствий.

Инспекция не представила надлежащих доказательств совершения обществом и его контрагентом согласованных действий, направленных на искусственное создание условий для возмещения налога на добавленную стоимость, а также доказательств, опровергающих факт реального приобретения товаров на территории Российской Федерации.

Как установлено судом, налогоплательщик совершал операции с реальными, имеющими действительную стоимость, товарами, приобретенными на внутреннем рынке.

Материалами дела подтверждается, что закрытое акционерное общество «Торговый дом «Протон - Электротекс» реализует на экспорт силовые полупроводниковые приборы. Масса одного силового полупроводникового прибора колеблется от 1 до 500 граммов, а общая масса товара, отгружаемого иностранным покупателям по грузовой таможенной декларации № 10111030/131206/0003586 - 21 кг, по грузовой таможенной декларации № 10111030/141206/0003432 - 1 кг. Следовательно, для хранения готовой продукции не требуется специально оборудованного складского помещения и не требуется специальный персонал (грузчики, экспедиторы) для погрузки, выгрузки товара, в связи с чем отсутствие у акционерного общества собственного склада для хранения товаров объясняется экономической нецелесообразностью осуществления расходов на его содержание.

Кроме того, между закрытым акционерным обществом «Протон - Электротекс» и закрытым акционерным обществом «Торговый дом «Протон - Электротекс» заключен договор аренды нежилого помещения № 31/14 от 03.07.2006 г., на что имеется ссылка налогового органа в оспариваемом решении (т,1, л.д. 12).

Указанным обстоятельством объясняется как использование обществом «Торговый дом «Протон - Электротекс» складских помещений общества «Протон - Электротекс», так и расположение названных обществ по одному юридическому адресу.

Согласно статье 69 Закона Российской Федерации от 26.12.95 г. № 208 - Ф «Об акционерных обществах» правом руководить текущей деятельностью общества (в том числе представлять интересы общества, совершать сделки) наделен только единоличный исполнительный орган общества. Аналогичные положения содержатся в разделе 17 устава закрытого акционерного общества «Протон - Электротекс».

Доказательств того, что финансовый директор закрытого акционерного общества «Протон - Электротекс» может оказывать влияние на генерального директора закрытого акционерного общества «Торговый дом «Протон - Электротекс» относительно условий заключаемых заявителем сделок либо на экономические результаты ответчик суду не представил.

В силу пункта 1 статьи 20 Налогового кодекса взаимозависимыми лицами для целей налогообложения признаются физические лица и (или) организации, отношения между которыми могут оказывать влияние на условия или экономические результаты их деятельности или деятельности представляемых ими лиц. Одновременно пунктом 2 статьи 20 Налогового кодекса установлено, что суд может признать лица взаимозависимыми по иным основаниям, не предусмотренным пунктом 1 статьи 20 Кодекса.

Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 04.12.2003 г. №441 - О указал, что в ходе рассмотрения дела, касающегося законности и обоснованности вынесения налоговым органом решения о доначислении налогоплательщику налога и пеней, арбитражный суд может признать лица взаимозависимыми и по иным основаниям, не предусмотренным пунктом 1 статьи 20 Налогового кодекса, если отношения между этими лицами могут повлиять на результаты сделок по реализации товаров (работ, услуг). Однако это право может быть использовано судом лишь при условии, что эти основания указаны в других правовых актах, а отношения между этими лицами объективно могут повлиять на результаты сделок по реализации товаров (работ, услуг), в том числе в случаях совершения хозяйственным обществом сделок с заинтересованными лицами, признаваемыми таковыми законом.

В то же время, взаимозависимость юридических лиц не является нарушением законодательства, в том числе налогового, а главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации не предусмотрены особые правила для предъявления налога к возмещению взаимозависимыми налогоплательщиками.

Признание лиц взаимозависимыми дает налоговому органу право проверять правильность применения цен по сделкам при осуществлении контроля за полнотой исчисления налогов и доначислять налоги и пени при наличии оснований, предусмотренных пунктом 3 статьи 40 Кодекса, на что указывал Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в пункте 2 Информационного письма от 17.03.2003 г. № 71, однако. Указанное обстоятельство само по себе не является основанием для отказа налогоплательщику в налоговом вычете при условии соблюдения им соответствующих требований законодательства.

Также не является основанием для отказа в налоговом вычете оценка рентабельности заключаемых налогоплательщиком экспортных сделок как низкая и оценка размера его уставного капитала как недостаточная.

Статьей 26 Федерального Закона Российской Федерации от 26.12.1995 г. № 208 - Ф «Об акционерных обществах» установлено единственное ограничение размера уставного капитала общества - не менее 100 - кратной величины минимального размера оплаты труда, установленного федеральным законом на дату представления документов для государственной регистрации общества. Применительно к заявителю размер уставного капитала общества на момент государственной регистрации составлял 10000 руб. Следовательно, размер уставного капитала общества соответствует требованиям законодательства.

В соответствии с действующим законодательством уставный капитал определяет минимальный размер имущества общества, гарантирующего интересы его кредиторов, помимо уставного капитала интересы кредиторов могут обеспечиваться иными гарантиями.

Отгрузка продавцом - закрытым акционерным обществом «Протон - Электротекс» товаров по договору поставки № 1 от 03.07.2006 г. покупателю - закрытому акционерному обществу «Торговый дом «Протон - Электротекс» обеспечивалась, в том числе, наличием заключенного им контракта № 233/95750755/60001 от 06.09.2006 г. с «Эстел Электроника ОУ» (Эстония), по условиям которого инопокупатель оплачивает товар в течение 30 календарных дней после его получения (приложение № 5 к контракту от 12.12.2006 г.), и № 724/95750755/60001 от 08.11.2006 г. с «Ректификадорес Гуаш С.А.» (Испания), которым предусмотрена стопроцентная предоплата товара в течение 7 календарных дней после получения проформы - инвойса (приложение № 1 к контракту). Затраты по переводу платежей производятся за счет покупателя. В случае несвоевременной оплаты за продукцию иностранный покупатель уплачивает закрытому акционерному обществу «Торговый дом «Протон - Электротекс» неустойку в размере 0,1 процента от суммы платежа за каждый день просрочки оплаты (п. 9).

Таким образом, на дату осуществления отгрузки товаров закрытое акционерное общество «Торговый дом «Протон - Электротекс» гарантировало исполнение обязательств перед закрытым акционерным обществом «Протон - Электротекс».

Помимо этого, выручка от реализации товаров в адрес «Эстел Электроника ОУ» (Эстония), поступившая 28.12.2006 г., и в адрес «Ректификадорес Гуаш С.А.» (Испания), поступившая 17.11.2006 г., превышает себестоимость приобретенных обществом «Торговый дом «Протон - Электротекс» у общества «Протон - Электротекс» товаров.

В связи с этим ссылка инспекции на отсутствие у налогоплательщика достаточного капитала для самостоятельного осуществления финансово - хозяйственной деятельности, в т.ч. для оп­латы приобретаемого в целях осуществления экспортных поставок товара, противоречит фактическим обстоятельствам дела.

Довод инспекции о том, что сделки между закрытым акционерным обществом «Торговый дом «Протон - Электротекс» и закрытым акционерным обществом «Протон - Электротекс» заведомо невыгодны для последнего, является бездоказательным и не может являться основанием для отказа заявителю в возмещении налога на добавленную стоимость по ставке 0 процентов.

Также суд первой инстанции правомерно отклонил как несостоятельную и не имеющую значения для настоящего спора ссылку инспекции на то, что документы для заявителя оформляют сотрудники общества «Протон - Электротекс» и последнее безвозмездно представляет налогоплательщику свое имуще­ство (в частности, факс).

Таким образом, суд, полно и всесторонне исследовав и оценив в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные участвующими в деле лицами доказательства, сделал обоснованный вывод о том, что налогоплательщик представил все необходимые документы, предусмотренные статьей 165 Налогового кодекса, для применения ставки 0 процентов по налогу на добавленную стоимость, а инспекция не доказала факт недобросовестности общества как налогоплательщика при исчислении им налога на добавленную стоимость.

Так как решение по настоящему делу было принято в пользу налогоплательщика - общества с ограниченной ответственностью «Протон - Электротекс», последнее обратилось с заявлением о взыскании в его пользу с налогового органа судебных расходов, понесенных при рассмотрении дела в суде первой и апелляционной инстанций в виде расходов по оплате услуг представителя, участвующего в судебных заседаниях в суде первой и апелляционной инстанции.

Обжалуемым определением суда первой инстанции заявление налогоплательщика удовлетворено.

Согласно статье 101 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы состоят из государственной пошлины и судебных издержек, связанных с рассмотрением дела арбитражным судом.

В соответствии со статьей 106 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к судебным издержкам, связанным с рассмотрением дела в арбитражном суде, относятся денежные суммы, подлежащие выплате экспертам, свидетелям, переводчикам, расходы, связанные с проведением осмотра доказательств на месте, расходы на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (представителей), и другие расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением дела в арбитражном суде.

Статьей 112 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что вопросы распределения судебных расходов разрешаются арбитражным судом, рассматривающим дело, в судебном акте, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, или в определении.

В пункте 2 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах.

Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации не исключает возможности рассмотрения арбитражным судом заявления о распределении судебных расходов в том же деле и тогда, когда оно подано, после принятия решения судом первой инстанции, постановлений судами апелляционной и кассационной инстанций (пункт 21 приложения к информационному письму Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.08.2004 г. № 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации»).

В соответствии с пунктом 20 приложения к информационному письму Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.08.2004 г. № 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» при определении разумных пределов расходов на оплату услуг представителя могут приниматься во внимание такие факторы, как нормы расходов на служебные командировки, установленные правовыми актами; стоимость экономных транспортных услуг; время, которое мог бы затратить на подготовку материалов квалифицированный специалист; сложившаяся в регионе стоимость оплаты услуг адвокатов; имеющиеся сведения статистических органов о ценах на рынке юридических услуг; продолжительность рассмотрения и сложность дела.

Доказательства, подтверждающие разумность расходов на оплату услуг представителя, должна представить сторона, требующая возмещения указанных расходов (статья 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Как видно из имеющихся в деле документов, между Щекиной Н. Н. и обществом было заключено соглашение соглашения об оказании юридических услуг от 20.09.2007 г., в соответствии с которым Щекина Н.Н. (представитель) принимает на себя обязательства по выполнению следующей правовой работы:

- правовой анализ обжалуемого решения инспекции;

- составление заявления о признании ненормативного правового акта недействительны ;

- представительство интересов доверителя в арбитражном суде первой инстанции по делу о признании оспариваемого ненормативного акта недействительным (пункт 3.1 соглашения).

Размер вознаграждения, установленный в пункте 4.1. соглашения, составляет 10000 руб., из расчета: 3000 руб. - составление заявления в арбитражном суд, 7000 руб. - представительство в арбитражном суде первой инстанции.

Услуги Щекиной Н.Н. были оплачены по расходному кассовому ордеру № 28 от 25.09.2007 г. Участие Щекиной Н.Н. в судебных заседаниях арбитражного суда Орловской области подтверждается определениями от 25.10.2007 г., от 13.11.2007 г., решением от 19.11.2007 г.

Согласно представленным обществом копии штатного расписания, утвержденного прика­зом от 05.06.2006 г. № 1/1, и справке от 08.11.2007 г. № 134, в штате общества отсут­ствует должность юрисконсульта, а Щекина Н.Н. в трудовых отношениях с обществом не состоит. В материалах дела имеются копия доверенности от 28.04.2007 г., выданной обще­ством Щекиной Н.Н. (т. 1, л.д. 127) и заявление о признании недействитель­ным решения инспекции № 5 от 09.07.2007 г. на 4 страницах.

В соответствии с прейскурантом цен за предоставление квалифицированной юридической помо­щи адвокатами в Орловской области, утвержденным протоколом №1 совета адвокатской палаты Орловской об­ласти от 10.02.2006 г., минимальная ставка за осуществление адвокатом представительства по делу, рассматриваемому арбитражным судом первой инстанции, составляет для юридических лиц 5 процентов от суммы иска, но не менее 7000 руб.; составление исковых заявлений по делам, рассматриваемым арбитражным судом, опла­чивается в размере 1200 руб. за страницу печатного текста.

Проанализировав данные, представленные налогоплательщиком в обоснование расходов на оплату услуг представителя, суд первой инстанции установил, что сумма рас­ходов на оплату услуг представителя Щекиной Н.Н. - 10000 руб., ниже минимальной ставки оплаты оказания адвокатом юридической помощи по аналогичным категориям споров за оказание такого же рода услуг.

Таким образом, общество доказало, что денежные средства, уплаченные Щекиной Н.Н., являются разумными расходами на участие представителя в суде первой и апелляционной инстанции, которые реально понесены обществом как участником арбитражного процесса и подлежат возмещению ему как лицу, в чью пользу принят судебный акт.

Согласно статье 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Оценив все доказательства в совокупности, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что расходы в сумме 10000 руб., связанные с рассмотрением заявления налогоплательщика о признании недействительными решения инспекции от №5 от 09.07.2007г. подтверждаются представленными акционерным обществом документами и являются разумными.

Довод налогового органа на недопустимость принятия во внимание существующих расценок на услуги адвокатов, отклоняется апелляционным судом, т.к. право оценки принадлежит суду, и это обстоятельство являлось не единственным, положенным в основу выводов суда области, при рассмотрении заявления о взыскании судебных расходов.

Льготы по оплате государственной пошлины при обращении в арбитражные суды с апелляционными жалобами предусмотрены статьей 333.37 Налогового Кодекса Российской Федерации.

Подпунктом 1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации от уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым в арбитражных судах, освобождены, в том числе, государственные органы, иные органы, обращающиеся в арбитражные суды в случаях, предусмотренных законом, в защиту государственных и (или) общественных интересов.

Налоговый кодекс Российской Федерации не содержит положений, предусматривающих освобождение указанных органов от уплаты государственной пошлины при совершении соответствующих процессуальных действий по делам, по которым данные органы или соответствующее публично - правовое образование выступали в качестве ответчика. Эта позиция также изложена в пункте 2 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.03.2007 г. № 117.

Исходя из изложенного, вывод суда о взыскании с налогового органа 2000 руб. государственной пошлины, уплаченной налогоплательщиком при обращении в суде первой инстанции, основан на нормах права.

В апелляционной жалобе инспекция не приводит доводов, которые не были бы надлежащим образом оценены судом первой инстанций.

Все доводы, положенные в основу апелляционной жалобы, являлись предметом исследования арбитражным судом при рассмотрении спора по существу, им дана правильная юридическая оценка, следовательно, они не могут служить основанием для отмены судебного акта, принятого в соответствии с нормами материального права.

Убедительных доводов, основанных на доказательственной базе и позволяющих отменить обжалуемый судебный акт, апелляционная жалоба не содержит, в силу чего удовлетворению не подлежит.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в любом случае основаниями для отмены принятых судебных актов, судом апелляционной инстанции не установлено.

В силу изложенного, решение суда первой инстанции отмене не подлежит.

Руководствуясь статьями 16, 17, 110, 112, 258, 266 - 268, пунктом 1 статьи 269,т статьями 270, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Апелляционную жалобу инспекции Федеральной налоговой службы по Советскому району г. Орла оставить без удовлетворения, решение арбитражного суда Орловской области от 19.11.2007 г. - без изменения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Федеральный арбитражный суд Центрального округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления в законную силу.

     Председательствующий
     Т.Л. Михайлова

     Судьи
   М.Б. Осипова

     Н.Д. Миронцева

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А48-4038/2007
Принявший орган: Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 23 января 2008

Поиск в тексте