• по
Более 47000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 24 декабря 2008 года  Дело N А64-6562/2007

Резолютивная часть постановления объявлена 17 декабря 2008 г.

Постановление в полном объеме изготовлено 24 декабря 2008 г.

Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи - Михайловой Т. Л.,

судей - Осиповой М.Б.,

Скрынникова В.А.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Фефеловой М.Ю.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционные жалобы индивидуального предпринимателя без образования юридического лица Корнеева Романа Васильевича и инспекции Федеральной налоговой службы по г. Тамбову на решение арбитражного суда Тамбовской области от 09.09.2008 г. (судья Малина Е.В.), принятоепо заявлению индивидуального предпринимателя без образования юридического лица Корнеева Романа Васильевича к инспекции Федеральной налоговой службы по г. Тамбову о признании незаконным решения № 10707935 от 08.08.2007 г.

при участии в судебном заседании:

от налогового органа: Сивохиной О.Ю., ведущего специалиста - эксперта по доверенности № 05 - 24/ от 09.01.2008 г.,

от налогоплательщика: Воропаевой И.А., представителя по доверенности № 68 - 01/050574 от 21.07.2008 г.

УСТАНОВИЛ:

Индивидуальный предприниматель без образования юридического лица Корнеев Роман Васильевич (далее - предприниматель Корнеев, налогоплательщик) обратился в арбитражный суд Тамбовской области к инспекции Федеральной налоговой службы по г. Тамбову с заявлением о признании незаконным решения № 10707935 от 08.08.2007 г. «О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения».

Решением арбитражного суда Тамбовской области от 09.09.2008 г. требования предпринимателя Корнеева удовлетворены частично, а именно, решение инспекции признано незаконным в части:

- доначисления налога на добавленную стоимость в сумме 5 571 214 руб., пени за несвоевременную уплату налога в сумме 152 828, 50 руб., штрафа за неполную уплату налога в сумме 1 191 568,60 руб.;

- доначисления налога на доходы физических лиц в суммах 15 944 руб. и 153 217 руб., пени за несвоевременное перечисление налога в сумме 25 977,67 руб., штрафа за неполную уплату налога в сумме 33 832,20 руб.;

- доначисления единого социального налога (в части федерального бюджета) в сумме 22 942 руб., пени за несвоевременную уплату налога в сумме 12 513,83 руб., штрафа за неполную уплату налога в сумме 4 588,4 руб.;

- предложения уменьшить предъявленный к возмещению из бюджета налог на добавленную стоимость на сумму 960 957 руб.

В удовлетворении остальной части требований (143130 руб. налога на доходы физических лиц, 20062,54 руб. пени по налогу на доходы физических лиц, 28626 руб. штрафа за неполную уплату налога на доходы физических лиц, 49540 руб. единого социального налога, 8499, 07 руб. пени за несвоевременную уплату единого социального налога, 9908 руб. штрафа за неполную уплату единого социального налога) отказано.

Не согласившись с решением суда области в части отказа в удовлетворении требований, предприниматель Корнеев обратился с апелляционной жалобой (с учетом уточнения), в которой просит отменить решение арбитражного суда Тамбовской области в части, касающейся доначисления налога на доходы физических лиц в суммах 143130 руб. и 14859 руб., пени по налогу на доходы физических лиц в сумме 20062,54 руб., штрафа за неполную уплату налога на доходы физических лиц в сумме 28626 руб., единого социального налога в сумме 49540 руб., штрафа за неполную уплату единого социального налога в сумме 9908 руб., пени за несвоевременную уплату единого социального налога в сумме 8499, 07 руб.

В свою очередь, налоговый орган, не согласившись с решением суда области в части удовлетворения требований предпринимателя Корнеева, также обратился с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда в указанной части отменить и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований.

В обоснование апелляционной жалобы налоговый орган и налогоплательщик ссылаются на неполное выяснение судом фактических обстоятельств дела, несоответствие выводов суда обстоятельствам дела, неправильное применение судом норм материального права.

По существу, доводы апелляционных жалоб налогового органа и налогоплательщика касаются только части решения.

В соответствии с частью 5 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случае, если в порядке апелляционного производства обжалуется только часть решения, арбитражный суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения только в обжалуемой части, если при этом лица, участвующие в деле, не заявят возражений.

Лица, участвующие в деле, ходатайств о пересмотре решения суда первой инстанции в полном объеме не заявляли, в связи с чем, исходя из положений части 5 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд проверяет законность решения арбитражного суда Тамбовской области от 09.09.2008 г. лишь в обжалуемой части.

Изучив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в апелляционных жалобах, заслушав пояснения представителей лиц, участвующих в деле, суд апелляционной инстанции считает, что решение суда первой инстанции следует оставить без изменения.

Как следует из материалов дела, инспекцией Федеральной налоговой службы по г. Белгороду совместно с межрайонным отделом ОРЧ по налоговым преступлениям управления внутренних дел Тамбовской области была проведена выездная налоговая проверка предпринимателя Корнеева Р.В. по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налогов, в том числе налога на доходы физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, за период с 01.01.2003 г. по 31.12.2005 г., единого социального налога с доходов от предпринимательской деятельности за период с 01.01.2003 г. по 31.12.2005 г., налога на добавленную стоимость за период с 01.01.2003 г. по 30.11.2006 г.

Итоги выездной налоговой проверки оформлены актом выездной налоговой проверки № 9594713 от 10.07.2007 г., на основании которого налоговым органом было принято решение № 10707935 от 08.08.2007 г. «О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения».

Данным решением налогоплательщику было доначислено к уплате в бюджет:

- 5955 442 руб. налогов, в том числе: 5571 214 руб. - налога на добавленную стоимость, 15 944 руб. за 2004 г. и 296 347 руб. за 2005 г. - налога на доходы физических лиц, 62 042 руб. - единого социального налога в федеральный бюджет, 3 840 руб. единого социального налога в федеральный фонд обязательного медицинского страхования, 6 600 руб. единого социального налога в территориальный фонд обязательного медицинского страхования;

- 219 881,61 руб. пени за несвоевременную уплату налогов, в том числе: 152 828,50 руб. - по налогу на доходы физических лиц, 46 040,21 руб. - по налогу на доходы физических лиц, 17 994,48 руб. - по единому социальному налогу, зачисляемому в федеральный бюджет, 1 111,48 руб. - по единому социальному налогу, зачисляемому федеральный фонд обязательного медицинского страхования, 1 906,94 руб. - по единому социальному налогу, зачисляемому в территориальный фонд обязательного медицинского страхования;

- 1269 223,20 руб. штрафов, в том числе: 1191 568,60 руб. - за неполную уплату налога на добавленную стоимость, 62458,20 руб. - за неполную уплату налога на доходы физических лиц, 12 408,40 руб. - за неполную уплату единого социального налога в федеральный бюджет, 768 руб. за неполную уплату единого социального налога в федеральный фонд обязательного медицинского страхования, 1 320 руб. за неполную уплату единого социального налога в территориальный фонд обязательного медицинского страхования, 700 руб. - за непредставление документов по требованию налогового органа.

Кроме того, пунктом 3.4 решения налогоплательщику предложено уменьшить налог, предъявленный к вычету за 2006 г., на сумму 960957 руб.

Полагая, что решение налогового органа противоречит законодательству о налогах и сборах, налогоплательщик обратился в арбитражный суд.

Частично удовлетворяя заявленные требования, суд области правомерно исходил из следующего.

В соответствии со статьей 23 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщики обязаны уплачивать законно установленные налоги, вести в установленном порядке учет своих доходов (расходов) и объектов налогообложения, представлять в налоговый орган по месту учета налоговые декларации (расчеты), если такие обязанности предусмотрены законодательством о налогах и сборах.

Объектами налогообложения налогами, в силу статьи 38 Налогового кодекса, являются реализация товаров (работ, услуг), имущество, прибыль, доход, расход или иное обстоятельство, имеющее стоимостную, количественную или физическую характеристику, с наличием которого законодательство о налогах и сборах связывает возникновение у налогоплательщика обязанности по уплате налога. Каждый налог имеет самостоятельный объект налогообложения, определяемый в соответствии с частью второй настоящего Кодекса и с учетом положений названной статьи.

Статья 39 Налогового кодекса реализацию товара (работ, услуг) определяет как передачу на возмездной (а в случаях, предусмотренных Кодексом, на безвозмездной) основе (в том числе обмен товарами, работами или услугами) права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, возмездное оказание услуг одним лицом другому лицу.

Статья 41 Налогового кодекса под доходом в целях налогообложения понимает экономическую выгоду в денежной или натуральной форме, учитываемую в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить.

Статьями 143, 207, 235 Налогового кодекса Российской Федерации установлена обязанность организаций и индивидуальных предпринимателей уплачивать налоги, предусмотренные общей системой налогообложения - налог на добавленную стоимость, налог на доходы физических лиц, единый социальный налог.

Статьей 146 Налогового кодекса объектом налогообложения налогом на добавленную стоимость признается выручка от реализации товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в том числе реализация предметов залога и передача товаров (результатов выполненных работ, оказание услуг) по соглашению о предоставлении отступного или новации, а также передача имущественных прав.

Согласно статье 153 Кодекса при определении налоговой базы выручка от реализации товаров (работ, услуг), передачи имущественных прав определяется исходя из всех доходов налогоплательщика, связанных с расчетами по оплате указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав, полученных им в денежной и (или) натуральной формах, включая оплату ценными бумагами.

Сумма налога исчисляется как соответствующая налоговой ставке процентная доля налоговой базы, определенной согласно статьям 154 - 159 и 162 настоящего Кодекса, а при раздельном учете - как сумма налога, полученная в результате сложения сумм налогов, исчисляемых отдельно как соответствующие налоговым ставкам процентные доли соответствующих налоговых баз (пункт 1 статьи 166 Налогового кодекса).

Общая сумма налога при реализации товаров (работ, услуг) представляет собой сумму, полученную в результате сложения сумм налога, исчисленных в соответствии с порядком, установленным пунктом 1 статьи 166 Кодекса, и исчисляется его плательщиками по итогам каждого налогового периода применительно ко всем операциям, признаваемым объектом налогообложения в соответствии с подпунктами 1 - 3 пункта 1 статьи 146 Кодекса, дата реализации (передачи) которых относится к соответствующему налоговому периоду.

Статья 167 Налогового кодекса (в редакции, действовавшей до 01.01.2006 г.) момент определения налоговой базы, в зависимости от принятой налогоплательщиком учетной политики для целей налогообложения, для налогоплательщиков, утвердивших в учетной политике момент определения налоговой базы по мере отгрузки и предъявлении покупателю расчетных документов, устанавливала как день отгрузки (передачи) товара (работ, услуг), для налогоплательщиков, утвердивших в учетной политике момент определения налоговой базы по мере поступления денежных средств - как день оплаты отгруженных товаров (выполненных работ, оказанных услуг).

В силу пункта 1 статьи 2 Федерального Закона № 119 - ФЗ от 22.07.2005 г. «О внесении изменений в главу 21 части второй Налогового кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений актов законодательства Российской Федерации о налогах и сборах», налогоплательщики налога на добавленную стоимость по состоянию на 01.01.2006 г. должны были провести инвентаризацию имеющейся дебиторской и кредиторской задолженностей в целях определения их размера.

Пунктом 2 названной статьи было установлено, что налогоплательщики налога на добавленную стоимость, определяющие до вступления в силу названного Федерального закона момент определения налоговой базы как день оплаты, должны включать денежные средства, поступающие им в период с 01.01.2006 г. до 01.01.2008 г. в счет погашения выявленной дебиторской задолженности, в налоговую базу в целях исчисления налога на добавленную стоимость.

Объектом налогообложения налогом на доходы физических лиц статьей 209 Налогового кодекса Российской Федерации признается доход, полученный налогоплательщиками.

В соответствии со статьей 210 Налогового кодекса при определении налоговой базы по налогу на доходы физических лиц учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со статьей 212 Кодекса.

Согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 227 Налогового кодекса физические лица, зарегистрированные в установленном действующим законодательством порядке и осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, исчисление и уплату налога производят по суммам доходов, полученных от осуществления такой деятельности.

Статья 236 Налогового кодекса устанавливает, что объектом налогообложения по единому социальному налогу для индивидуальных предпринимателей являются доходы от предпринимательской либо иной профессиональной деятельности за вычетом расходов, связанных с их извлечением.

В силу пункта 3 статьи 237 Налогового кодекса налоговая база по единому социальному налогу для индивидуальных предпринимателей определяется как сумма доходов, полученных такими налогоплательщиками за налоговый период, как в денежной, так и в натуральной форме от предпринимательской либо иной профессиональной деятельности, за вычетом расходов, связанных с их извлечением.

Таким образом, основанием возникновения у физического лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность, обязанностей по уплате налогов на добавленную стоимость, на доходы физических лиц и единого социального налога, является фактическое получение им выручки или дохода от осуществления налогооблагаемой деятельности; в том числе, дебиторская задолженность, образовавшаяся до 01.01.2006 г. и погашенная после 01.01.2006 г., в целях исчисления налогов считается доходом (выручкой) и включается в налоговую базу того периода, в котором она получена.

При этом обязанность по доказыванию получения налогоплательщиком выручки или дохода, подлежащих включению в налоговую базу, в силу статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, возлагается на налоговый орган.

Налоговым органом при проведении выездной налоговой проверки установлено, что предприниматель Корнеев Р.В. с июля 2005 г. находился на общей системе налогообложения и в его обязанности, в силу перечисленных статей Налогового кодекса, входило правильное исчисление и уплата в бюджет налогов, установленных этой системой.

Одновременно налоговый орган установил факты неполной уплаты предпринимателем налогов в связи с занижением налогооблагаемой базы по ним.

В частности, одним из оснований для доначисления налога на добавленную стоимость за 2005 - 2006 г.г., налога на доходы физических лиц и единого социального налога за 2005 г. явился вывод налогового органа о невключении налогоплательщиком в налоговые базы для исчисления названных налогов денежных средств, поступивших ему от контрагентов в счет погашения дебиторской задолженности.

Данный вывод сделан налоговым органом по результатам допросов в качестве свидетелей контрагентов предпринимателя Корнеева предпринимателей Евтиной Т.Б., Маховой Т.Д, Скворцовой Н.Н., Березиной Е.В., Ускова А.Р., Колупаева А.Н., Павкиной М.Ф., показавших, что оплата за товар, полученный от предпринимателя Корнеева, произведена ими в полном объеме.

На основании полученных свидетельских показаний налоговый орган пришел к выводу о том, что предпринимателем Корнеевым были получены, но не учтены в составе выручки (дохода) от реализации товаров следующие суммы: за 2005 г. от Евтиной Т.Б. - 10 239,76 руб. (в том числе налог на добавленную стоимость 1 561,98 руб.), от Маховой Т.Д. 22 328,71 руб. (в том числе налог на добавленную стоимость 3 406,08 руб.), от Березиной Е.В. 10 614,35 руб. (в том числе налог на добавленную стоимость 8995,19 руб.), от Скворцовой Н.Н. 4 357, 44 руб. (в том числе налог на добавленную стоимость 664, 69 руб.), от Ускова А.Р. 1 433, 04 руб. (в том числе налог на добавленную стоимость 218,59 руб.), от Кравцовой С.Г. 124426,18 руб. (в том числе налог на добавленную стоимость 18985,23 руб.), от Колупаева А.Н. 37480,23 руб. (в том числе налог на добавленную стоимость 5 717,37 руб.), от Павкиной М.Ф. - 142 761,77 руб. (в том числе налог на добавленную стоимость 21 831,13 руб.); за 2006 г. от Кравцовой С.Г. 43655,83 руб. (в том числе налог на добавленную стоимость 6659,14 руб.), от Маховой Т.Д. - 13522,27 руб. (в том числе налог на добавленную стоимость 2063,07 руб.), от Колупаева А.Н. - 16931,06 руб. (в том числе налог на добавленную стоимость 2582,74 руб.), от Павкиной М.Ф. - 10219,12 руб. (в том числе налог на добавленную стоимость 1711,40 руб.).

Кроме того, на основании имеющихся у налогоплательщика платежных и расчетных документов налоговый орган сделал вывод о невключении в состав выручки сумм погашенной дебиторской задолженности, образовавшейся по состоянию на 01.01.2006 г., следующих контрагентов предпринимателя Корнеева: предпринимателя Казьминой И.Б. по платежным поручениям № 26 от 20.01.2006 г. в сумме 240 000 руб. (в том числе налог на добавленную стоимость 36 610,17 руб.), № 56 от 01.02.2006 г. в сумме 2 070 000 руб. (в том числе налог на добавленную стоимость 315762, 71 руб.), № 65 от 16.02.2006 г. в сумме 150 000 руб. (в том числе налог на добавленную стоимость 22 881,36 руб.), № 68 в сумме 290 000 руб. (в том числе налог на добавленную стоимость 44 237,29 руб.), № 70 от 20.02.2006 г. в сумме 290 000 руб. (в том числе налог на добавленную стоимость 44 237,29 руб.), № 136 от 03.05.2006 г. в сумме 167 976 руб. (в том числе налог на добавленную стоимость 25 623,46 руб.), № 150 от 30.05.2006 г. в сумме 100 000 руб. (в том числе налог на добавленную стоимость 15 254,24 руб.), по договорам новации от 29.06.2006 г. в сумме 343 850 руб. (в том числе налог на добавленную стоимость 52 451,69 руб.) и от 27.09.2006 г. в сумме 310 000 руб. (в том числе налог на добавленную стоимость 47 288,14 руб.); предпринимателя Сковородникова Д.А. по приходным кассовым ордерам от 25.05.2006 г. в сумме 519,25 руб. (в том числе налог на добавленную стоимость 79,21 руб.), от 10.06.2006 г. в сумме 2 906,17 руб. (в том числе налог на добавленную стоимость 443,31 руб.), от 14.06.2006 г. в сумме 21 652,49 руб. (в том числе налог на добавленную стоимость 3302,92 руб.), от 21.06.2006 г. в сумме 1 560 руб. (в том числе налог на добавленную стоимость 237,97 руб.), от 14.08.2006 г. в сумме 5 000 руб. (в том числе налог на добавленную стоимость 762,71 руб.); общества с ограниченной ответственностью «Стрелец» - по приходным кассовым ордерам от 05.06.2006 г. в сумме 1 600,68 руб. (в том числе налог на добавленную стоимость 244,17 руб.) и от 30.06.2006 г. в сумме 12 505,80 руб. (в том числе налог на добавленную стоимость 1907,65 руб.); общества с ограниченной ответственностью «Нева» - по кассовому чеку от 27.06.2006 г. в сумме 4 879,20 руб. (в том числе налог на добавленную стоимость 744,26 руб.); предпринимателя Багышова И.М. по приходному кассовому ордеру № 362 от 24.05.2006 г. в сумме 911,18 руб. (в том числе налог на добавленную стоимость 138,99 руб.); предпринимателя Вильневчиц Л.С. - в сумме 60 991, 61 руб. (в том числе налог на добавленную стоимость 10 306,99 руб.).

В соответствии со статьей 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном настоящим Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела. В качестве доказательств допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, показания свидетелей, аудио - и видеозаписи, иные документы и материалы. Не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

Статья 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации устанавливает, что арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Каждое доказательство оценивается арбитражным судом на предмет относимости, допустимости, достоверности в отдельности, а также на предмет достаточности и взаимной связи в совокупности с другими доказательствами.

Доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности (часть 3 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса).

Статьей 67 Арбитражного процессуального кодекса установлено, что арбитражный суд принимает только те доказательства, которые имеют отношение к рассматриваемому делу (относимость доказательств).

В силу статьи 68 Арбитражного процессуального кодекса обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами (допустимость доказательств).

Каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами. Никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы.

Оценивая представленные инспекцией в материалы дела протоколы допросов свидетелей, произведенных в порядке статьи 90 Налогового кодекса Российской Федерации, как письменные доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что пояснения, данные лицами, опрошенными сотрудниками налогового органа в качестве свидетелей, не подтверждают размер погашенной дебиторской задолженности, поскольку не содержат указаний на конкретную сумму, срок уплаты и на персональные данные лица, которому передавались соответствующие денежные средства.

Данные сведения не подтверждены никакими письменными документами, подтверждающими осуществление оплаты, выполненными в соответствии с требованиями законодательства о документообороте и о бухгалтерском учете, в связи с чем суд области обоснованно решил, что расчет подлежащих к доплате сумм налогов, осуществленный инспекцией исходя из результатов свидетельских показаний, основан не на точных, а на предполагаемых суммах погашенной дебиторской задолженности.

В то же время, в отношении ряда контрагентов предпринимателем Корнеевым были представлены суду акты сверки взаиморасчетов, свидетельствующие о наличии у них задолженности по расчетам за полученные у Корнеева товары, что опровергает выводы налогового органа о погашении задолженности.

Проанализировав документы по учету операций по получению и оплате товара, представленные предпринимателем Маховой Т.Д., суд первой инстанции установил, что указанные документы однозначно не свидетельствуют о погашении ею дебиторской задолженности перед предпринимателем Корнеевым, поскольку из данных документов следует, что по накладным на получение товара за период с 01.07.2005 г. по 27.12.2005 г. товар получен на сумму 230 547 руб., а кассовые чеки, свидетельствующие об оплате полученного товара, имеются лишь на сумму 174 541 руб. В тетради учета денежных средств в качестве оплаты товара, полученного у предпринимателя Корнеева, учтена сумма 179 653 руб.

Анализ документов, касающихся взаимоотношений с предпринимателем Казьминой И.Б. (книга продаж, дополнительное соглашение № 2 к договору № 23 от 01.07.2005г., товарно - транспортные накладные на отпуск товара, платежные поручения, акт сверки расчетов по состоянию на 01.06.2006 г., договор займа, объяснительная Казьминой) позволил суду сделать правильный вывод о том, что денежные средства, уплаченные ею Корнееву в 2006 г., не могут быть засчитаны в погашение дебиторской задолженности, образовавшейся по состоянию на 01.01.2006 г., так как они были перечислены в качестве оплаты за товар, полученный в 2006 г.

Таким образом, исследовав все доказательства в их совокупности с соблюдением положений статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд первой инстанции верно решил, что инспекцией не представлено достоверных и безусловных доказательств получения предпринимателем Корнеевым в 2005 - 2006 г.г. выручки (дохода) в виде погашенной дебиторской задолженности предпринимателями Евтиной Т.Б., Маховой Т.Д, Скворцовой Н.Н., Березиной Е.В., Ускова А.Р., Колупаева А.Н., Павкиной М.Ф., Казьминой И.Б., в связи с чем не имелось и оснований для увеличения налоговых баз по налогу на добавленную стоимость, налогу на доходы физических лиц и единому социальному налогу на сумму погашенной дебиторской задолженности и для доначисления предпринимателю Корнееву сумм налогов, указанных в решении № 10707935 от 08.08.2007 г.

Доводы налогового органа о том, что допросы свидетелей были произведены им в пределах прав, предоставляемых налоговым органом статьями 31 и 90 Налогового кодекса, в связи с чем представленные протоколы допроса являются допустимыми доказательствами, в данном случае не имеют правового значения, так как, отвергая протоколы допроса в качестве доказательств по делу, суд области исходил не из того, что они не соответствуют критерию допустимости, установленному статьей 68 Арбитражного процессуального кодекса, а из того, что сведения, сообщенные свидетелями налоговому органу, не были подтверждены другими добытыми по делу доказательствами, как того требует статья 71 Арбитражного процессуального кодекса.

Также не может быть принят довод инспекции относительно того, что суд первой инстанции не должен был принимать представленный в судебное заседание акт взаимных расчетов предпринимателя Корнеева с предпринимателем Казьминой, поскольку данный документ не был представлен в налоговый орган в момент проведения проверки.

Согласно статье 65 Арбитражного процессуального кодекса каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Статья 41 Арбитражного процессуального кодекса наделяет лиц, участвующих в деле, правом представлять арбитражному суду доказательства по делу.

В данном случае налогоплательщик воспользовался представленным ему арбитражным процессуальным законодательством правом по представлению доказательств, которые арбитражный суд, в силу правовой позиции, сформулированной Конституционным судом Российской Федерации в Определении № 267 - О от 12.07.2006 г. и Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в Постановлении Пленума от 28.02.2001 г. № 5 «О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса Российской Федерации», обязан был принять и оценить.

Аналогичным образом судом отклоняется и довод апелляционной жалобы инспекции о непредставлении налогоплательщиком справки о дебиторской задолженности, поскольку отсутствие у него такой справки не доказывает факт занижения им налоговой базы по налогам.

В отношении предпринимателей Сковородникова Д.А. и Багышова И.М. суд пришел к обоснованному выводу о том, что факт поступления от них денежных средств в суммах соответственно 31637,91 руб. (в том числе налог на добавленную стоимость 4826,12 руб.) и 911,18 руб. (в том числе налог на добавленную стоимость 138,99 руб.) доказан имеющимися в материалах дела приходными кассовыми ордерами, отказав в этой части предпринимателю Корнееву в удовлетворении требований.

Факт погашения дебиторской задолженности предпринимателем Вильневчиц Л.С., обществами с ограниченной ответственностью «Стрелец» и «Нева» предпринимателем Корнеевым не оспаривался, в связи с чем в этой части решение налогового органа не оценивалось судом.

Также обоснованным представляется суду апелляционной инстанции решение суда области в части, касающейся доначисления налога на доходы физических лиц и единого социального налога с дохода в виде материальной выгоды, полученной от экономии на процентах за пользование заемными (кредитными) средствами.

Из материалов дела видно, что 01.11.2004 г. между предпринимателями Корнеевым Р.В. и Казьминой И.Б. был заключен договор поставки № 110, в соответствии с которым предприниматель Корнеев обязался передать, а предприниматель Казьмина принять и оплатить товары, номенклатура и объем которых указаны в товарных документах.

На основании данного договора предприниматель Казьмина перечислила на расчетный счет предпринимателя Корнеева денежные средства в сумме 3 000 000 руб. по платежному поручению № 925 от 05.11.2004 г. в счет оплаты подлежащих поставке товаров.

Соглашением от 30.12.2004 г. договор № 110 от 01.11.2004 г. был расторгнут в связи с невозможностью поставки товара по техническим причинам. Одновременно между предпринимателями Корнеевым и Казьминой был заключен договор новации, в соответствии с которым денежные средства в сумме 3 000 000 руб., перечисленные Казьминой И.Б. по платежному поручению № 925 от 05.11.2004 г., новируются в займ.

Впоследствии данные денежные средства были возвращены предпринимателем Корнеевым Казьминой И.Б., что подтверждается квитанцией к приходному кассовому ордеру № 7 от 15.01.2005 г.

Помимо этого 03.12.2005 г. предпринимателем Корнеевым (заемщик) был заключен договор займа на сумму 68952 руб. с предпринимателем Белобородовым В.Н. (займодавец). Получение денежных средств, переданных взаймы, подтверждается приходным кассовым ордером № 410 от 03.12.2005 г.

Договором новации от 29.12.2005 г., заключенным между предпринимателями Корнеевым и Белобородовым было установлено, что займ, переданный Белобородовым Корнееву по договору займа б/н от 03.12.2005 г. в сумме 68952 руб., новируется в оплату за товар либо в предоплату.

Установив, что уплата процентов за пользование заемными средствами условиями договоров займа, заключенных Корнеевым Р.В. с предпринимателями Казьминой и Белобородовым, не предусмотрена, налоговый органа пришел к выводу о получении налогоплательщиком дохода в виде материальной выгоды, полученной от экономии на процентах.

Поскольку обязанность по исчислению и уплате с полученного дохода налогов, установленных общей системой налогообложения, предпринимателем Корнеевым самостоятельно исполнена не была, налоговый орган произвел доначисление налога на доходы физических лиц и единого социального налога по указанному основанию за 2004 - 2005 г.г.

Признавая незаконным решение инспекции в указанной части, арбитражный суд области обоснованно исходил из следующего.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 212 Налогового кодекса материальная выгода, полученная от экономии на процентах за пользование налогоплательщиком заемными (кредитными) средствами, полученными от организаций или индивидуальных предпринимателей, является доходом налогоплательщика, подлежащим налогообложению.

При получении налогоплательщиком дохода в виде материальной выгоды, указанной в названной норме, налоговая база определяется как превышение суммы процентов за пользование заемными средствами, выраженными в рублях, исчисленной исходя из трех четвертых действующей ставки рефинансирования, установленной Центральным банком Российской Федерации на дату получения таких средств, над суммой процентов, исчисленной исходя из условий договора.

В силу статьи 809 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором займа, заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором. При отсутствии в договоре условия о размере процентов их размер определяется существующей в месте жительства заимодавца, а если заимодавцем является юридическое лицо, в месте его нахождения ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования) на день уплаты заемщиком суммы долга или его соответствующей части. При отсутствии иного соглашения проценты выплачиваются ежемесячно до дня возврата суммы займа.

Договор займа предполагается беспроцентным, если в нем прямо не предусмотрено иное, в случаях, когда: договор заключен между гражданами на сумму, не превышающую пятидесятикратного установленного законом минимального размера оплаты труда, и не связан с осуществлением предпринимательской деятельности хотя бы одной из сторон; по договору заемщику передаются не деньги, а другие вещи, определенные родовыми признаками.

Из анализа данной статьи следует, что договор займа является беспроцентным, только в случаях, прямо предусмотренных данной статьей, то есть: когда в договоре прямо указано на то, что проценты по данному договору не взимаются; либо когда договор заключен между гражданами на сумму, не превышающую пятидесятикратного установленного законом минимального размера оплаты труда и не связан с осуществлением предпринимательской деятельности хотя бы одной из сторон; либо когда по договору заемщику передаются не деньги, а другие вещи, определенные родовыми признаками.

Судом первой инстанции установлено, что в договоре новации от 30.12.2004 г., заключенном между предпринимателями Корнеевым и Кузьминой отсутствует указание на то, что проценты по данному договору взиматься не будут. Кроме того, сумма договора превышает пятидесятикратный установленный законом минимальный размер оплаты труда и договор связан с осуществлением предпринимателем Корнеевым предпринимательской деятельности, в связи с чем суд области обоснованно решил, что текст договора не содержит прямого отказа Казьминой И.Б. от получения процентов от своего заемщика.

В отношении договора займа от 03.12.2005 г., заключенного Корнеевым с предпринимателем Белобородовым, судом первой инстанции установлено, что дополнительным соглашением от 03.12.2005 г. к данному договору предусмотрено взимание процентов за пользование займом.

Исходя из изложенного, суд первой инстанции обоснованно признал несостоятельным довод инспекции о получении предпринимателем Корнеевым материальной выгоды от экономии на процентах по договорам, заключенным с предпринимателями Казьминой и Белобородовым, в связи с чем правомерно удовлетворил требования налогоплательщика в указанной части.

Еще одним основанием для доначисления налоговым органом предпринимателю Корнееву за 2005 г. налога на доходы физических лиц, единого социального налога и налога на добавленную стоимость послужило увеличение инспекцией в процессе проверки общей суммы дохода налогоплательщика от предпринимательской деятельности на сумму дохода, полученного от общества с ограниченной ответственностью «Бизнес - Сфера».

Из материалов дела следует, что по платежному поручению № 591 от 19.10.2005 г. в соответствии с договором поставки № 103 от 01.10.2005 г., заключенным с обществом с ограниченной ответственностью «Бизнес - Сфера», на расчетный счет предпринимателя Корнеева поступила сумма 1 000 000 руб.

Впоследствии указанная денежная сумма была возвращена предпринимателем обществу «Бизнес - Сфера», что подтверждается расходным кассовым ордером № 7 от 21.10.2005 г.

Делая вывод о неправомерном исключении налогоплательщиком из налоговой базы в целях исчисления налога на доходы физических лиц и единого социального налога суммы 847457,63 руб. (1000000 руб. 152542,37 руб. налога на добавленную стоимость), налоговый орган исходил из того, что у налогоплательщика отсутствовала квитанция к расходному кассовому ордеру, свидетельствующая о получении обществом «Бизнес - Сфера» денежных средств в сумме 1000000 руб., а также из того, что на представленной предпринимателем Корнеевым копии расходного кассового ордера отсутствуют фамилия, имя и отчество представителя общества «Бизнес - Сфера», получившего денежные средства по доверенности, выданной руководителем организации, наименование, номер, дата и место выдачи документа, удостоверяющего личность получателя, в соответствии с унифицированной формой № КО - 2, утвержденной постановлением Госкомстата России от 18.08.1998 г. № 88. Кроме того, на расходном кассовом ордере в соответствии с установленной формой не предусмотрено наличие печати получателя денежных средств.

Однако, материалами дела подтверждается, что предприниматель Корнеев устранил отмеченные налоговым органом нарушения при заполнении расходного кассового ордера, а также представил в материалы дела копию квитанции к расходному кассовому ордеру и копию доверенности № 87 от 15.10.2005 г., подтверждающую полномочия Филатова П.А. на получение денежных средств по договору поставки в сумме 1000000 руб., в связи с чем суд апелляционной инстанции считает обоснованным вывод суда области о правильности исключения из налоговой базы по налогу на доходы физических лиц и единому социальному налогу данной суммы и об отсутствии у налогового органа оснований для доначисления по данному эпизоду указанных налогов.

По этому же основанию суд апелляционной инстанции признает правильным решение суда области в части, касающейся налогового вычета в сумме 152542, 37 руб., примененного налогоплательщиком в связи с отказом от исполнения договора поставки № 103 от 01.10.2005 г. и возвратом контрагенту полученной от него денежной суммы 1000000 руб.

Статья 171 Налогового Кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей в спорный период) представляет налогоплательщику право уменьшить общую сумму налога на добавленную стоимость, исчисленную в порядке, предусмотренном статьей 166 Кодекса, на установленные данной статьей налоговые вычеты.

Пунктом 2 статьи 171 Налогового Кодекса установлено, что вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения, либо фактически уплаченные им при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) с учетом особенностей, предусмотренных названной статьей и при наличии соответствующих первичных документов.

Пунктом 5 названной статьи налогоплательщику представлено право уменьшить исчисленную к уплате в бюджет сумму налога на суммы налога, предъявленные продавцом покупателю и уплаченные продавцом в бюджет при реализации товаров, в случае возврата этих товаров (в том числе в течение действия гарантийного срока) продавцу или отказа от них, а также на суммы налога, исчисленные продавцами и уплаченные ими в бюджет с сумм авансовых или иных платежей в счет предстоящих поставок товаров (выполнения работ, оказания услуг), реализуемых на территории Российской Федерации, в случае расторжения соответствующего договора и возврата соответствующих сумм авансовых платежей.

Подпунктом 1 пункта 1 статьи 172 Налогового Кодекса (в редакции, действовавшей в спорный период) установлено, что налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 Кодекса, производятся на основании счетов - фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов, в том числе, в силу пункта 4 статьи 172 Кодекса, вычеты сумм налога, указанных в пункте 5 статьи 171 Кодекса, производятся в полном объеме после отражения в учете соответствующих операций по корректировке в связи с возвратом товаров или отказом от товаров (работ, услуг), но не позднее одного года с момента возврата или отказа.

Как установлено налоговым органом при проведении проверки и судом первой инстанции при рассмотрении спора, предпринимателем Корнеевым был исчислен к уплате в бюджет налог на добавленную стоимость в сумме 152542, 37 руб. с авансового платежа в сумме 1000000 руб., поступившего от общества «Бизнес - Сфера» по платежному поручению № 591 от 19.10.2005 г., что отражено в книге продаж за октябрь 2005 г.

Следовательно, в силу пункта 5 статьи 171 и пункта 4 статьи 172 Налогового кодекса он имел право на вычет налога в данной сумме в связи с отказом от исполнения договора поставки № 103 от 01.10.2005 г. и возвратом денежных средств покупателю в сумме 1000000 руб., поскольку условия получения вычета при таких обстоятельствах им выполнены.

Ссылка налогового органа на отсутствие у предпринимателя Корнеева надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных пунктом 1 статьи 172 Налогового кодекса, в данном случае является безосновательной, так как такие документы с внесенными в них изменениями у него имеются.

При этом, довод инспекции о том, что действующим законодательством не предусмотрена возможность устранения допущенных в первичных документах ошибок путем их переоформления, отклоняется судом апелляционной инстанции, поскольку ни глава 21 Налогового Кодекса, ни Федеральный Закон № 129 - ФЗ от 21.11.1996 г. «О бухгалтерском учете» не содержат положений о том, что допущенные при оформлении первичных учетных документов нарушения не могут быть устранены, а недостающая информация восполнена.

Учитывая, что нормы главы 21 Налогового Кодекса и Федерального Закона № 129 - ФЗ от 21.11.1996 г. «О бухгалтерском учете» не запрещают вносить изменения в неправильно оформленные первичные документы или заменить их на оформленные в установленном порядке, суд пришел к обоснованному выводу о подтверждении налогоплательщиком правомерности применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость за октябрь 2005г. в размере 152542,37 руб. и декабрь 2005г. в размере 376758 руб., вследствие чего обоснованно признал незаконным решение инспекции в указанной части.

Также отклоняется и довод о том, что представитель общества «Бизнес - Сфера» Филатов П.А. умер 12.03.2007 г. и не мог подписать дубликат документа, составленный после его смерти, поскольку он носит предположительный характер и не подтвержден соответствующими допустимыми доказательствами. Налоговым органом не представлено доказательств того, что подпись на документе была поставлена после смерти Филатова П.А.

Довод об отсутствии общества «Бизнес - Сфера» по адресу регистрации и непредставление им налоговой отчетности не может быть принят судом апелляционной инстанции в силу того, что указанное обстоятельство не опровергает фактов исчисления предпринимателем Корнеевым налога с суммы поступившего ему авансового платежа и возврата денежных средств контрагенту в связи с отказом от исполнения договора, являющихся в данном случае условиями предъявления налога к вычету.

Основанием отказа налогоплательщику в вычете налога в сумме 376 785 руб. за декабрь 2005 г. явилось непредставление им налоговому органу полного пакета документов, обосновывающих налоговый вычет за этот период.

Судом первой инстанции установлено, что за декабрь 2005 г. предпринимателем Корнеевым был заявлен к вычету налог на добавленную стоимость в сумме 883227 руб., в том числе 654413 руб. по товарам, приобретенным у предпринимателя Казьминой.

Налоговому органу при проведении проверки была представлена лишь часть документов на оплату приобретенного у предпринимателя Казьминой товара, в том числе: платежное поручение № 69 от 30.12.2005 г. на сумму 220 000 руб. (включая налог на добавленную стоимость 33 559,32 руб.); чеки от 13.12.2005 г. на сумму 300 000 руб. (включая налог на добавленную стоимость 45 762,71 руб.), от 14.12.2005 г. на сумму 300 000 руб. (включая налог на добавленную стоимость 45 762,71 руб.), от 15.12.2005 г. на сумму 300 000 руб. (включая налог на добавленную стоимость 45 762,71 руб.), от 16.12.2005 г. на сумму 200 000 руб. (включая налог на добавленную стоимость 30 508,47 руб.), от 19.12.2005 г. на сумму 200 000 руб. (включая налог на добавленную стоимость 30 508,47 руб.); договор новации на сумму 300006 руб. (включая налог на добавленную стоимость 30 508,47 руб.).

Документы, подтверждающие оплату предпринимателю Казьминой в цене приобретенного у нее товара налога на добавленную стоимость в сумме 376 785 руб., при проведении проверки представлены не были.

В то же время, в процессе рассмотрения настоящего дела предпринимателем Корнеевым были представлены суду документы, подтверждающие новирование денежных средств, переданных по договорам займа, заключенным между ним в качестве займодавца и предпринимателем Казьминой в качестве заемщика, в оплату за полученные от предпринимателя Казьминой товары, в том числе:

- денежные средства в сумме 500000 руб., переданные предпринимателю Казьминой по расходному кассовому ордеру № 231 от 01.12.2005 г. на основании договора займа от 01.12.2005 г., по договору новации от 05.12.2005 г. новированы в оплату за товар с учетом налога на добавленную стоимость в сумме 76271,19 руб.;

- денежные средства в сумме 500000 руб., переданные предпринимателю Казьминой по расходному кассовому ордеру № 232 от 03.12.2005 г. на основании договора займа от 03.12.2005 г., по договору новации от 12.12.2005 г. новированы в оплату за товар в учетом налога на добавленную стоимость в сумме 76271,19 руб.;

- денежные средства в сумме 500000 руб., переданные предпринимателю Казьминой по расходному кассовому ордеру № 234 от 15.12.2005 г. на основании договора займа от 15.12.2005 г., по договору новации от 24.12.2005 г. новированы в оплату за товар с учетом налога на добавленную стоимость в сумме 76271,19 руб.;

- денежные средства в сумме 500000 руб., переданные предпринимателю Казьминой по расходному кассовому ордеру № 235 от 20.12.2005 г. на основании договора займа от 20.12.2005 г., по договору новации от 29.12.2005 г. новированы в оплату за товар с учетом налога на добавленную стоимость в сумме 76271,19 руб.;

- денежные средства в сумме 50000 руб., переданные предпринимателю Казьминой по расходному кассовому ордеру № 238 от 20.12.2005 г. на основании договора займа от 20.12.2005 г., по договору новации от 27.12.2005 г. новированы в оплату за товар с учетом налога на добавленную стоимость 7627,12 руб.;

- денежные средства в сумме 330 006,34 руб., переданные предпринимателю Казьминой по расходному кассовому ордеру № 236 от 05.12.2005 г. на основании договора займа от 05.12.2005 г., по договору новации от 12.12.2005 г. новированы в оплату за товар с учетом налога на добавленную стоимость 50339,95 руб.;

- денежные средства в сумме 90 028,18 руб., переданные предпринимателю Казьминой по расходному кассовому ордеру № 237 от 03.12.2005 г. на основании договора займа от 19.12.2005 г., по договору новации от 26.12.2005 г. новированы в оплату за товар с учетом налога на добавленную стоимость 13 733,11 руб.

Таким образом, представленными предпринимателем Корнеевым документами (договорами займа, договорами новации, расходными кассовыми ордерами) подтверждена оплата приобретенного у предпринимателя Казьминой товара в сумме 2 470 034,52 руб. с учетом налога на добавленную стоимость в сумме 376 784,9 руб.

Принимая представленные документы в качестве документов, обосновывающих право на вычет спорной суммы налога, суд первой инстанции обоснованно руководствовался правовой позицией, сформулированной Конституционным Судом Российской Федерации применительно к налоговым спорам в Постановлении от 28.10.1999 г. № 14 - П и Определении от 18.04.2006 г. № 87 - 0, согласно которой гарантируемая статьями 35 и 46 Конституции Российской Федерации судебная защита прав и законных интересов налогоплательщиков не может быть обеспечена, если суды при принятии решения о правомерности отказа в предоставлении заявленных налоговых вычетов будут исходить из одного только отсутствия у налогового органа документов, подтверждающих правильность их применения, без установления, исследования и оценки всех имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств, в частности, счетов - фактур и иных документов, подтверждающих уплату налога, а также других фактических обстоятельств, которые в соответствии с налоговым законодательством должны учитываться при решении вопросов о возможности предоставления налоговых вычетов и о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности.

Этому корреспондирует толкование статьи 100 Налогового Кодекса, данное в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.02.2001 г. № 5 «О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса Российской Федерации». Согласно его пункту 29, при оспаривании решения о привлечении к налоговой ответственности арбитражный суд обязан принять и оценить документы и иные доказательства, представленные налогоплательщиком.

Как следует из определения Конституционного Суда Российской Федерации от 12.07.2006 г. № 261 - О, часть вторая статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предполагает, что налогоплательщик вправе предоставить документы, а арбитражные суды обязаны исследовать документы, которые являются основанием получения налогового вычета, независимо от того, были ли эти документы истребованы и исследованы налоговым органом при решении вопроса о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности и предоставлении налогового вычета.

Следовательно, суд области, принимая и оценивая представленные налогоплательщиком документы, действовал в соответствии с нормами процессуального законодательства.

Довод инспекции о несоответствии представленных документов требованиям действующего законодательства правомерно отклонен судом первой инстанции ввиду его несостоятельности.

Также несостоятельна ссылка на то, что судом исследовались лишь копии документов, касающихся заключения договоров займа и новации, поскольку в силу частей 8 и 9 статьи 75 Арбитражного процессуального кодекса письменные доказательства могут представляться в арбитражный суд как в подлиннике, так и в форме надлежащим образом заверенной копии. Подлинные документы представляются в арбитражный суд в случае, если обстоятельства дела согласно федеральному закону или иному нормативному правовому акту подлежат подтверждению только такими документами, а также по требованию арбитражного суда.

Представленные предпринимателем Корнеевым копии расходных кассовых ордеров, договоров займа и договоров новации заверены надлежащим образом, в связи с чем они являются допустимыми доказательствами по делу.

Признавая незаконным решение налогового органа в части отказа налогоплательщику в предоставлении вычета по налогу на добавленную стоимость за июль 2006 г. в сумме 80 711 руб. на основании счета - фактуры предпринимателя Шеховцова Г.В., суд первой инстанции исходил из того, что у предпринимателя Корнеева имелись документы, подтверждающие право на вычет, а также из того, что с 01.01.2006 г. право налогоплательщика на налоговый вычет не зависит от оплаты суммы налога контрагенту.

Согласно пункту 1 статьи 172 Налогового Кодекса (в редакции, действующей с 01.01.2006 г.), вычетам подлежат, если иное не установлено настоящей статьей, суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации, либо фактически уплаченные ими при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей и при наличии соответствующих первичных документов.

Основанием для уменьшения подлежащих уплате сумм налога на установленные налоговые вычеты являются, в соответствии со статьями 168, 169 Налогового Кодекса, счета - фактуры, выставленные поставщиками при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), расчетные документы и первичные учетные документы, в которых соответствующая сумма налога выделена отдельной строкой.

К оформлению счетов - фактур налоговым законодательством предъявляется ряд требований, в том числе они должны содержать реквизиты, определенные статьей 169 Налогового Кодекса, включающие порядковый номер и дату выписки счета - фактуры, наименование, адрес и идентификационные номера налогоплательщика и покупателя, наименование и адрес грузоотправителя и грузополучателя, наименование поставляемых (отгружаемых) товаров (описание выполненных работ, оказанных услуг) и единицы измерения, количество (объем) поставляемых (отгруженных) по счету - фактуре товаров (работ, услуг) исходя из принятых по нему единиц, цену (тариф) за единицу измерения, стоимость товаров (работ, услуг) за все количество поставляемых (отгруженных) по счету - фактуре (выполненных работ, оказанных услуг) без налога, налоговую ставку, сумму налога, предъявляемую покупателю товаров (работ, услуг), стоимость всего количества поставляемых (отгруженных) по счету - фактуре товаров (выполненных работ, оказанных услуг) с учетом суммы налога, подписи руководителя и главного бухгалтера организации или иного уполномоченного лица.

Счета - фактуры, составленные и выставленные с нарушением требований статьи 169 Налогового кодекса, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету. Также не может предъявляться налог к вычету по счетам - фактурам, содержащим недостоверные сведения. В то же время, законодательство не запрещает внесение изменений в уже выставленные счета - фактуры и представление надлежащим образом заполненных счетов - фактур взамен дефектных с целью исправления допущенных в них недочетов (ошибок) и приведения ихв соответствие с предъявляемыми к указанным документам требованиями.

Из оспаривавшегося налогоплательщиком решения усматривается, что налоговым органом не принят к вычету налог на добавленную стоимость по выставленному предпринимателем Шеховцовым счету - фактуре № 16624 от 06.07.2006 г., в котором налог, включенный в цену товара, указан в сумме 0 руб.

Вместе с тем, в материалы дела налогоплательщиком представлен исправленный счет фактура № 16624 от 06.07.2006 г. на сумму 530 700, 80 руб. с выделением налога на добавленную стоимость в сумме 80 954, 35 руб.

Учитывая, что нормы главы 21 Налогового кодекса и Правила ведения журналов учета полученных и выставленных счетов - фактур, книг покупок и книг продаж при расчетах по налогу на добавленную стоимость, утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации от 02.12.2000 г. № 914, не содержат положений о том, что допущенные при оформлении счетов - фактур нарушения не могут быть устранены, а недостающая информация восполнена, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о подтверждении предпринимателем Корнеевым правомерности применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость по спорному счету - фактуре, в связи с чем обоснованно признал незаконным решение инспекции в указанной части.

Уменьшая по результатам выездной налоговой проверки суммы налоговых вычетов, заявленные предпринимателем Корнеевым за налоговые периоды 2005 - 2006 г.г., налоговый орган исходил из того, что предпринимателем Корнеевым получена необоснованная налоговая выгода вследствие того, что им отражены в налоговом учете операции, не обусловленные разумными экономическими причинами. В обоснование данного вывода налоговый орган сослался на невозможность реального осуществления предпринимателем предпринимательской деятельности вследствие отсутствия у него условий для осуществления деятельности: работников, складских и торговых помещений, транспортных средств.

Признавая незаконным решение инспекции в указанной части, суд первой инстанции исходил из того, что налоговый орган не доказал факт получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Суд апелляционной инстанции согласен с данной позицией суда области.

Принципы оценки арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды сформулированы в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.10.2006 г. № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».

Исходя из правовой позиции, изложенной Пленумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, налоговая выгода тогда может быть признана необоснованной, когда она получена не в связи с осуществлением реальной хозяйственной деятельности, либо хозяйственные операции, на основании которых налогоплательщик заявил о налоговой выгоде, на самом деле не имели места и не могли произойти.

Как указано в пункте 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 г. № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, под которой для целей налогообложения понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

При рассмотрении в арбитражном суде налогового спора налоговым органом могут быть представлены в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды. Эти доказательства, как и доказательства, представленные налогоплательщиком, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям статьи 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса.

При этом вывод о необоснованности налоговой выгоды должен быть основан на объективной информации, с бесспорностью подтверждающей, что действия налогоплательщика не имели разумной деловой цели, а были направлены исключительно на создание благоприятных налоговых последствий.

В частности, в качестве критериев, по которым налоговая выгода может быть признана необоснованной, в пункте 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 г. № 53 приводятся следующие основания:

- учет совершенных операций для целей налогообложения не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учет операций, не обусловленных разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера;

- получение налогоплательщиком налоговой выгоды вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

- невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных им операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг;

- отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;

- учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций;

- совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.

- наличие особых форм расчетов и сроков платежей, свидетельствующих о групповой согласованности операций, если они не обусловлены разумными экономическими или иными причинами (деловыми целями).

Согласно пункту 9 указанного Постановления, установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. При этом обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость от способов привлечения капитала для осуществления экономической деятельности или от эффективности использования капитала.

В соответствии с принципами свободы экономической деятельности (часть 1 статьи 8 Конституции Российской Федерации), свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого - либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав (статья 1 Гражданского кодекса Российской Федерации), налогоплательщик вправе осуществлять предпринимательскую деятельность самостоятельно, выбирая по своему усмотрению схему построения гражданских (в том числе договорных) правоотношений с контрагентами.

По смыслу правовой позиции Конституционного суда Российской Федерации, выраженной в постановлении от 24.02.2004 г. № 3 - П, судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами экономической деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, в 2005 г. предприниматель Корнеев осуществлял закупку пива у предпринимателей Казьминой И.Б. и Демидова А.В., обществ с ограниченной ответственностью «Вилион» и «Алкогольная компания «Провиант»; в 2006 г. налогоплательщик осуществлял закупку продукции, производимой закрытым акционерным обществом МПБК «Очаково», непосредственно у производителя, а также у предпринимателей Милосердовой Т.Н., Романцова Р.В., Казьминой И.Б. и у общества с ограниченной ответственностью «Балтика - Тамбов».

Факт приобретения товаров у указанных поставщиков, а также их принятия на учет подтверждается первичными бухгалтерскими документами, оформленными в соответствии с требованиями законодательства о документообороте и о бухгалтерском учете, в связи с чем, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что представленными документами налогоплательщик обосновал как факт приобретения товаров, по которым им заявлен налог к вычету, для осуществления производственной деятельности, так и факт наличия разумной деловой цели по операциям, отраженным предпринимателем Корнеевым в налоговом учете.

Приведенные налоговым органом обстоятельства, наличие которых может свидетельствовать о необоснованности налоговой выгоды, были в полной мере исследованы при рассмотрении дела судом первой инстанции, в результате чего им сделан вывод об их отсутствии.

То обстоятельство, что предприниматели Корнеев и Казьмина осуществляли предпринимательскую деятельность по одному адресу, а также то, что у налогоплательщика отсутствует рабочий персонал и расходы на оплату труда, собственные транспортные средства и транспортные расходы, равно как и то, что сведения по форме 2 - НДФЛ о суммах выплаченного дохода и удержанного налога на доходы физических лиц предпринимателем Корнеевым не подавались, не является основанием для отказа в предоставлении налогового вычета по налогу на добавленную стоимость, поскольку указанные обстоятельства не являются условием получения налогового вычета по налогу на добавленную стоимость.

Проанализировав представленные в материалы дела документы, обосновывающие право на налоговые вычеты, с учетом того, что претензий относительно качества оформления документов, в том числе относительно качества оформления счетов - фактур, налоговым органом не заявлено, суд первой инстанции верно решил, что представленные налогоплательщиком документы в целях подтверждения обоснованности применения налоговых вычетов, соответствуют требованиям статей 171, 172 Налогового кодекса Российской Федерации.

Налоговым органом не доказан факт получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, вследствие чего у него не было оснований для уменьшения заявленных налогоплательщиком налоговых вычетов за июль 2005 г. на 458 568 руб., за сентябрь 2005 г. на 1 418 965 руб.; за октябрь 2005 г. на 2 166 810 руб. , за ноябрь 2005 г. на 140 460 руб., за январь 2006 г. на 1 151 205 руб., за февраль 2006 г. на 1 383 176 руб. , за март 2006 г. на 1 585 656 руб., за апрель 2006 г. на 1 265 521 руб.

Таким образом, на основании изложенного, суд первой инстанции правомерно признал незаконным решение инспекции от 08.08.2007 г. № 10707935 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части доначисления налога на добавленную стоимость в сумме 5 571 214 руб., налога на доходы физических лиц в сумме 169161 руб. (15 944 руб. + 153 217 руб.), единого социального налога в сумме 22 942 руб., а также в части предложения уменьшить предъявленный к возмещению из бюджета в завышенных размерах налог на добавленную стоимость в сумме 960 957 руб.

В силу статьи 75 Налогового кодекса Российской Федерации в случае уплаты причитающихся сумм налогов (сборов) в более поздние по сравнению с установленным законодательством о налогах и сборах сроки налогоплательщик должен уплатить пени. Пени начисляются за каждый календарный день просрочки исполнения обязанности по уплате налога или сбора, начиная со следующего за установленным законодательством о налогах и сборах дня уплаты налога или сбора, и уплачиваются одновременно с уплатой сумм налога и сбора или после уплаты таких сумм в полном объеме.

Учитывая, что условием начисления пеней является несвоевременная уплата налога, с учетом выводов суда об отсутствии у налогового органа оснований для доначисления налогов на добавленную стоимость в сумме 5571 214 руб., налога на доходы физических лиц в суммах 169 161 руб., единого социального налога в сумме 22 942 руб., у него также не имелось оснований и для начисления пеней по налогу на добавленную стоимость в сумме 152828, 50 руб., по налогу на доходы физических лиц в сумме 25977, 67 руб., по единому социальному налогу в сумме 12513, 83 руб., за несвоевременную уплату налогов.

В соответствии со статьей 106 Налогового кодекса Российской Федерации лицо может быть привлечено к налоговой ответственности при наличии в его действиях состава налогового правонарушения, предусмотренного соответствующей статьей главы 16 Налогового Кодекса, т.е. виновно совершенного противоправного (в нарушение законодательства о налогах и сборах) деяния (действия или бездействия).

Статьей 108 Налогового кодекса установлено, что никто не может быть привлечен к ответственности за совершение налогового правонарушения иначе, как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены Кодексом. Лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу решением суда. Лицо, привлекаемое к налоговой ответственности, не обязано доказывать свою невиновность в совершении налогового правонарушения. Обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы.

Согласно статье 109 Налогового кодекса лицо не может быть привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения при отсутствии вины в его совершении либо отсутствии в действиях лица события налогового правонарушения.

Поскольку материалами дела не доказан факт неуплаты налога на доходы физических лиц в бюджет за 2004 - 2005 г.г. в сумме 169161 руб., единого социального налога за 2005 г. в сумме 22942 руб. вследствие неправильного исчисления налога или иных неправомерных действий налогоплательщика, в его действиях отсутствует событие налогового правонарушения, ответственность за которое предусмотрена статьей 122 Налогового кодекса Российской Федерации неуплата или неполная уплата сумм налога в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога или других неправомерных действий.

Следовательно, налоговым органом необоснованно начислен штраф за неуплату налога на доходы физических лиц в сумме 33832, 20 руб., за неуплату единого социального налога в сумме 4588, 40 руб.

Кроме того, суд первой инстанции правомерно признал незаконным привлечение предпринимателя Корнеева к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса в виде штрафа в размере 1191568,60 руб., установив, что у налогоплательщика в 2005 г., январе - апреле 2006 г. имелась переплата, перекрывающая сумму доначисленного налога на добавленную стоимость. Доказательств обратного налоговым органом не представлено.

Доводов, касающихся правильности исчисления сумм налогов, доначисление которых признано судом необоснованным, апелляционная жалоба налогового органа не содержит.

Также не подлежит удовлетворению апелляционная жалоба предпринимателя Корнеева, в которой он просит отменить решение арбитражного суда Тамбовской области в части отказа в удовлетворении заявленных требований по эпизодам, касающимся доначисления налога на доходы физических лиц и единого социального налога по основаниям невключения в налоговую базу дохода, полученного в результате заключения договоров новации с предпринимателем Казьминой и в результате получения от нее скидок при приобретении товаров.

Как следует из решения инспекции, по результатам выездной налоговой проверки ею была увеличена налоговая база для исчисления налога на доходы физических лиц и единого социального налога на сумму торговых скидок, полученных предпринимателем Корнеевым по сделкам с предпринимателем Казьминой.

Отказывая в удовлетворении требований налогоплательщика о признании решения налогового органа недействительным в указанной части, суд первой инстанции исходил из того, что при определении расходов по приобретению товаров в целях исчисления названных налогов предприниматель Корнеев не учел предоставленные ему скидки, что повлекло уменьшение доходов в целях налогообложения на сумму непроизведенных расходов.

Данная позиция суда области представляется апелляционной коллегии правильной.

Из имеющихся в материалах дела документов следует, что в июле, ноябре и декабре 2005 г. предпринимателем Казьминой (продавец) были представлены предпринимателю Корнееву (покупатель) скидки по расчетам за приобретенные товары. Предоставление скидок оформлено счетами - фактурами. При оприходовании приобретенного у предпринимателя Казьминой товара со скидками, предпринимателем Корнеевым учтены суммы скидок в представленной таблице №1 - 1А из Книги учета доходов и расходов, однако, в таблице №1 - 7А при определении материальных затрат, связанных с получением дохода от предпринимательской деятельности, суммы полученных скидок не отражены. В представленной таблице №1 - 7А из Книги учета доходов и расходов за 2005 г. по каждой позиции товаров стоимость приобретенных товаров отражена полностью, без учета предоставленных поставщиком скидок.

Таким образом, поскольку фактически материальные расходы предпринимателя составили меньшую сумму, чем это отражено в таблице № 1 - 7А из Книги учета доходов и расходов, суд первой инстанции верно решил, что при определении сумм доходов и расходов на сумму полученных скидок налогоплательщику надлежало уменьшить материальные затраты.

В связи с тем, что суммы скидок не учтены налогоплательщиком при определении материальных расходов, отраженных в таблице №1 - 7А Книги учета доходов и расходов, суд правильно указал на обоснованность увеличения налоговым органом дохода от предпринимательской деятельности за налоговый период и правомерно отказал предпринимателю Корнееву в удовлетворении требований по данному эпизоду.

Довод налогоплательщика об отражении суммы полученных скидок в книге № 1 - 7А в итоговой сумме, обоснованно не принят арбитражным судом области, ввиду его недоказанности.

Основанием для включения в налогооблагаемый доход предпринимателя Корнеева суммы 1160129 руб., как это следует из решения налогового органа, послужило прекращение новацией договоров займа, по которым налогоплательщик выступал в качестве заемщика.

Из материалов дела усматривается, что предпринимателем Корнеевым Р.В. (заемщик) в 2005 г. были заключены договора займа б/н от 03.12.2005 г. с предпринимателем Белобородовым В.Н. (займодавец) на сумму 68952 руб. и от 12.08.2005 г. с предпринимателем Кошариным В.М. (займодавец) на сумму 1300 000 руб. Денежные средства во исполнение указанных договоров переданы заемщику по расходным кассовым ордерам от 12.08.2005 г. № 81 и от 03.12.2005 г. № 410.

Впоследствии договора займа были прекращены заключением договоров новации, согласно которым денежные средства, полученные по договорам займа, были новированы в оплату товара, полученного предпринимателями Белобородовым и Кошариным от предпринимателя Корнеева.

Согласно статье 414 Гражданского кодекса Российской Федерации новацией признается прекращение обязательства соглашением сторон о замене первоначального обязательства, существовавшего между ними, другим обязательством между теми же лицами, предусматривающим иной предмет или способ исполнения.

В данном случае, судом области установлено и подтверждено материалами дела, что имевшие место договора займа были прекращены новацией. Сумма новации равна сумме займа и включает в себя налог на добавленную стоимость, в связи с чем договоры новации означают погашение долга заемщика перед займодавцами. Долг по займу гасится проданным товаром займодавцам. В свою очередь проданный товар считается оплаченным покупателем за счет предоставленного займа и в целях налогообложения для предпринимателя Корнеева является доходом, полученным от предпринимательской деятельности.

Таким образом, поскольку в августе 2005 г. и декабре 2005 г. договоры займа были прекращены новацией, и указанное обстоятельство не оспаривается предпринимателем, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что сумма полученного в результате заключения договоров новации дохода от реализации товара (за минусом налога на добавленную стоимость) правомерно была включена налоговым органом в налогооблагаемый доход от предпринимательской деятельности.

Довод апелляционной жалобы налогоплательщика о том, что доход в сумме 1160129 руб. был учтен налоговым органом в расчете дважды, отклоняется апелляционной коллегией как недоказанный.

Исходя из изложенного, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены решения суда области в части, касающейся описанных эпизодов.

При этом, суд считает необходимым отметить, что общая сумма налога на доходы физических лиц, приходящаяся на указанные эпизоды, составляет 143130 руб., а не 157989 руб., как это указано налогоплательщиком в апелляционной жалобе (143130 руб. + 14859 руб.).

Соответственно, обоснован и отказ в признании незаконным решения инспекции № 10707935 от 08.08.2007 г. в части доначисления пени по налогу на доходы физических лиц в сумме 20062,54 руб., штрафа за неполную уплату налога на доходы физических лиц в сумме 28626 руб., единого социального налога в сумме 49540 руб., штрафа за неполную уплату единого социального налога в сумме 9908 руб., пени за несвоевременную уплату единого социального налога в сумме 8499, 07 руб.

Принимая во внимание, что фактические обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения спора по существу, установлены судом на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, им дана надлежащая правовая оценка, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены или изменения оспариваемого судебного акта.

Суд первой инстанции правильно применил нормы материального права и не допустил нарушений норм процессуального права, влекущих безусловную отмену решения в соответствии с частью 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В связи с изложенным, решение суда первой инстанции отмене не подлежит.

С учетом результатов рассмотрения апелляционных жалоб расходы по уплате государственной пошлины за их рассмотрение подлежат отнесению на заявителей апелляционных жалоб.

При подаче апелляционной жалобы предпринимателем Корнеевым была уплачена государственная пошлина в сумме 1000 руб. Излишне уплаченная государственная пошлина в сумме 950 руб. по квитанции от 09.10.2008 г. подлежит возврату предпринимателю Корнееву из федерального бюджета.

Государственная пошлина, уплаченная при обращении в арбитражный суд налоговым органом, возврату не подлежит.

Руководствуясь статьями 16, 17, 110, 112, 258, 266 - 268, пунктом 1 статьи 269, статьями 270, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Апелляционные жалобы инспекции Федеральной налоговой службы по г. Тамбову и индивидуального предпринимателя без образования юридического лица Корнеева Романа Васильевича оставить без удовлетворения, решение арбитражного суда Тамбовской области от 09.09.2008 г. без изменения.

Выдать индивидуальному предпринимателю без образования юридического лица Корнееву Роману Васильевичу справку на возврат из федерального бюджета государственной пошлины в сумме 950 руб., уплаченной по квитанции от 09.10.2008 г.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Федеральный арбитражный суд Центрального округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления в законную силу.

     Председательствующий  
 Т.Л.Михайлова

     Судьи  
 М.Б. Осипова

     В.А. Скрынников

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А64-6562/2007
Принявший орган: Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 24 декабря 2008

Поиск в тексте