• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД УРАЛЬСКОГО ОКРУГА
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 23 декабря 2011 года  Дело N А50П-194/2011

Резолютивная часть постановления объявлена 20 декабря 2011 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 23 декабря 2011 г.

Федеральный арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Гавриленко О.Л.,

судей Первухина В.М., Токмаковой А.Н.

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Межрайонной Инспекции Федеральной налоговой службы № 3 по Пермскому краю (ОГРН: 1045901924529); (далее - инспекция, налоговый орган) на решение Арбитражного суда Пермского края (Постоянное судебное присутствие Арбитражного суда Пермского края в г. Кудымкаре) от 16.06.2011 по делу № А50П-194/2011 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.08.2011 по тому же делу.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа.

В судебном заседании принял участие представитель инспекции - Чуракова О.А. (доверенность от 16.12.2011 № 03-05/12519).

Индивидуальный предприниматель Чистяков Владимир Васильевич (ИНН 593300043080, ОРГН 304593323100106); (далее - предприниматель, налогоплательщик), уточнив заявленные требования, обратился в Арбитражный суд Пермского края (Постоянное судебное присутствие Арбитражного суда Пермского края в г. Кудымкаре) с заявлением о признании недействительным решения инспекции от 29.11.2010 № 43 в части доначисления налога на доходы физических лиц (далее - НДФЛ) в сумме 53 812 руб., пени в сумме 7106 руб. 32 коп., штрафа по п. 1 ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) в сумме 10762 руб. 40 коп., единого социального налога (далее - ЕСН) за 2007 г. в сумме 19808 руб. 10 коп., пени в сумме 1686 руб. 50 коп., штрафа по п. 1 ст. 122 Кодекса в сумме 3961 руб. 62 коп., начисления пени по налогу на добавленную стоимость (далее - НДС) в сумме 406212 руб. 52 коп. и применения смягчающих вину обстоятельств связи с начислением по п. 1 ст. 122 Кодекса штрафа за неуплату НДС и решения от 01.03.2011 № 74 о взыскании налогов, сборов, пеней, штрафов, процентов за счет имущества налогоплательщика (плательщика сборов) - организации, индивидуального предпринимателя или налогового агента - организации, индивидуального предпринимателя.

Решением суда от 16.06.2011 (судья Фролова Н.Л.) заявленные требования удовлетворены частично. Решение инспекции признано недействительным в части доначисления НДФЛ за 2006 г. в сумме 88 225 руб., соответствующих сумм пеней, за 2007 г. - в сумме 124 388 руб., соответствующих сумм пени и санкций, в части доначисления ЕСН за 2006 г. в сумме 23 964,95 руб., за 2007 г. - в сумме 20 904 руб., соответствующих сумм пеней и санкций, в части доначисления НДС в сумме 235844 руб. 80 коп., в том числе за 2006 г. в сумме 198197 руб. 11 коп., за 2007 г. - в сумме 37 647 руб. В остальной части в удовлетворении требований отказано.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.08.2011 (судьи Борзенкова И.В., Голубцов В.Г., Полевщикова С.Н.) решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе инспекция, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права, выражая несогласие с выводами судов о достоверности документов, представленных предпринимателем в подтверждение понесённых затрат, с оценкой судами доказательств по делу, просит обжалуемые судебные акты отменить в части признания неправомерным доначисление НДФЛ в сумме 53 812 руб., ЕСН в сумме 19 808,10 руб., принять по делу новый судебный акт. По мнению налогового органа, им доказано отсутствие реальных хозяйственных операций предпринимателя с обществом с ограниченной ответственностью «СТК» (далее - общество «СТК»). Инспекция указывает, что в действиях налогоплательщика имеют место признаки недобросовестности, им создана схема формального документооборота с целью получения необоснованной налоговой выгоды.

Из материалов дела следует, что инспекцией проведена выездная налоговая проверка по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах за период с 01.01.2007 по 31.12.2009, выявившая необоснованное отнесение предпринимателем в состав расходов и налоговых вычетов затрат, связанных с закупом товаров у общества «СТК». В ходе проведения мероприятий налогового контроля инспекцией получена информация о том, что первичные финансовые документы, связанные с финансово хозяйственной деятельностью указанного контрагента, подписаны неустановленными лицами; общество «СТК» по адресу регистрации не находится, бухгалтерскую и налоговую отчетность не представляет; расчетный счет закрыт.

Налоговый орган пришёл к выводу о недостоверности представленных налогоплательщиком сведений в отношении операций с обществом «СТК» и исключил из состава затрат расходы по взаимоотношениям с указанным контрагентом. По результатам проверки налоговым органом составлен акт от 20.10.2010 № 11-17/28 и принято решение от 29.11.2010 № 43 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Свердловской области от 17.01.2011 № 18-22/258, принятым по апелляционной жалобе налогоплательщика, решение налогового органа в оспариваемой части утверждено.

Предпринимателю 21.01.2011 выставлено требование № 107 об уплате налога, сбора, пени, штрафа. Неисполнение указанного требования в установленные сроки и закрытие расчетного счета предпринимателем послужило поводом для принятия налоговым органом в порядке ст. 47 Кодекса решения от 01.03.2011 № 74 о взыскании, в том числе указанных платежей за счет имущества налогоплательщика.

Полагая, что действия инспекции нарушают его права и законные интересы, предприниматель обратился в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Удовлетворяя заявленные требования в обжалуемой налоговым органом части, суды обеих инстанций пришли к выводам о документальном подтверждении спорных расходов, непредставлении налоговым органом доказательств бесспорно свидетельствующих о недобросовестности налогоплательщика и злоупотреблении правом.

Выводы судов соответствуют обстоятельствам дела и нормам законодательства о налогах и сборах.

Согласно п. 1 ст. 209 Кодекса объектом налогообложения по НДФЛ признается доход, полученный налогоплательщиком от источников в Российской Федерации и (или) от источников за пределами Российской Федерации для физических лиц, являющихся налоговыми резидентами Российской Федерации.

В силу подп. 5, 6 п. 1 ст. 208 Кодекса к доходам от источников Российской Федерации относятся доходы от реализации имущества, выполнения работ, оказания услуг.

На основании п. 1 ст. 210 Кодекса при определении налоговой базы по НДФЛ учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со статьей 212 настоящего Кодекса.

Положениями п. 1 ст. 221 Кодекса предусмотрено, что налогоплательщики при исчислении налоговой базы по НДФЛ имеют право на получение профессиональных налоговых вычетов в сумме фактически произведенных ими и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов. При этом состав указанных расходов, принимаемых к вычету, определяется налогоплательщиком самостоятельно в порядке, аналогичном порядку определения для целей налогообложения, установленному гл. Кодекса «Налог на прибыль организаций».

Пунктом 1 ст. 252 Кодекса определено, что расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

В соответствии со ст. 236 Кодекса объектом налогообложения по ЕСН для индивидуальных предпринимателей признаются доходы от предпринимательской либо иной профессиональной деятельности за вычетом расходов, связанных с их извлечением.

Согласно ст. 237 Кодекса налоговая база по ЕСН определяется аналогично налоговой базе по НДФЛ.

При рассмотрении споров о размере налогооблагаемого дохода на налоговом органе лежит бремя доказывания факта и размера дополнительно вмененного налогоплательщику дохода, а на налогоплательщике - факта и размера понесенных расходов.

В постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» разъяснено, что под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, получения налогового вычета.

При этом право на получение налоговой выгоды связано с представлением налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах.

Возможность возмещения налога из бюджета обуславливается наличием реального осуществления хозяйственных операций. Налоговый орган вправе отказать в возмещении налога, уплаченного поставщику, в случае, если факт реального совершения хозяйственных операций не подтвержден надлежащими документами, либо выявлена недобросовестность налогоплательщика, допущенная при совершении указанных операций.

Таким образом, в соответствии с нормами гл. 25 Кодекса затраты налогоплательщика, уменьшающие налоговую базу по ЕСН и НДФЛ, должны быть обоснованными и документально подтверждёнными, при этом обязанность документального подтверждения и обоснованности понесённых затрат возложена на налогоплательщика.

В случае, если налоговым органом будет доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы, в признании обоснованности получения налоговой выгоды может быть отказано.

В связи с этим при рассмотрении в арбитражном суде налогового спора налоговым органом могут быть представлены в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды. Эти доказательства, как и доказательства, представленные налогоплательщиком, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям ст. 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Оценка же судом фактических обстоятельств дела в налоговых спорах, связанных с получением налоговых выгод, предполагает оценку сделок с участием проверяемого налогоплательщика через ракурс поступления оплаченных им товаров (работ, услуг) и сформированных в результате этих сделок денежных потоков.

В обоснование понесенных расходов по сделкам с обществом «СТК» предпринимателем представлены договор поставки, товарные накладные, счета-фактуры, чеки ККТ, квитанции к приходным кассовым ордерам.

Налогоплательщиком поставленный товар оплачен в полном объеме. Данные обстоятельства инспекцией не оспариваются.

Кроме того, судами установлено и материалами дела подтверждено, что спорные счета-фактуры соответствуют требованиям, предусмотренным ст. 169 Кодекса, в том числе, данным его учредительных документов.

Учредительные и регистрационные документы контрагента являются юридически действительными, в установленном законом порядке недействительными не признаны.

Довод налогового органа о том, что все представленные заявителем первичные документы подписаны не директором спорного контрагента, не может явиться основанием для отказа в предоставлении расходов, поскольку налоговым органом не представлено бесспорных доказательств того, что лицо, подписавшее первичные документы, действительно не является руководителем организации, что не подписывал никаких документов, почерковедческая экспертиза не производилась.

При этом реальность приобретения товаров налогоплательщиком от спорного контрагента и дальнейшая его реализация третьим лицам, а также учет предпринимателем полученных доходов при определении налоговых обязательств, материалами дела подтверждены, иной источник получения товаров в названных объемах, в ходе проверки не установлен и не был предметом исследования в ходе проверки.

Такие обстоятельства как отсутствие поставщика по юридическому адресу, непредставление им налоговой отчетности, отсутствие условий для ведения деятельности (имущества, персонала) не опровергают реальность поставки продукции поставщиком, не свидетельствуют о недобросовестности предпринимателя, получении им необоснованной налоговой выгоды.

Указанные факты свидетельствуют о нарушении контрагентом положений налогового законодательства и не могут быть поставлены в вину предпринимателю.

Исходя из этих обстоятельств, суды пришли к выводу о реальности хозяйственных операций между налогоплательщиком и обществом «СТК».

Согласно ч. 5 ст. 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации налоговый орган обязан доказать обоснованность принятого им ненормативного правового акта.

Полно и всесторонне исследовав доказательства в соответствии с требованиями ст. 65 и 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды пришли к выводу о том, что налоговым органом не доказан факт направленности действий налогоплательщика на получение необоснованной налоговой выгоды, предпринимателем представлены достаточные доказательства, подтверждающие реальность хозяйственных операций между ним и его контрагентом, для целей налогообложения налогоплательщиком учтены операции в соответствии с их действительным экономическим смыслом, обусловленные разумными экономическими причинами и целями делового характера, условия для признания спорных затрат в качестве расходов, уменьшающих налоговую базу по НДФЛ и ЕСН, налогоплательщиком выполнены.

Судом апелляционной инстанции также правомерно отмечено, что действующее законодательство не содержит запрета на применение налогоплательщиком профессионального налогового вычета, если первичные документы оформлены с нарушением требований налогового законодательства. Таким образом, если предпринимателем фактически понесены расходы, связанные с осуществлением предпринимательской деятельности и направленные на извлечение дохода, то налогоплательщик имеет право на применение профессионального налогового вычета и уменьшение базы по ЕСН.

Кроме того, суд полагает, что налогоплательщиком какая-либо налоговая выгода не получена, поскольку сумма заявленных расходов по декларации соответствует понесенным расходам при осуществлении спорных сделок.

Доводы, изложенные инспекцией в кассационной жалобе, выводов судов не опровергают, а по существу направлены на переоценку доказательств, исследованных и оценённых судами первой и апелляционной инстанций полно и всесторонне, в соответствии с требованиями норм гл. 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Нормы материального права применены судами правильно.

С учетом изложенного оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

П О С Т А Н О В И Л:

решение Арбитражного суда Пермского края (Постоянное судебное присутствие Арбитражного суда Пермского края в г. Кудымкаре) от 16.06.2011 по делу № А50П-194/2011 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.08.2011 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу Межрайонной Инспекции Федеральной налоговой службы № 3 по Пермскому краю - без удовлетворения.

     Председательствующий
    О.Л. Гавриленко

     Судьи
    В.М. Первухин

     А.Н. Токмакова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А50П-194/2011
Принявший орган: Арбитражный суд Уральского округа
Дата принятия: 23 декабря 2011

Поиск в тексте