• по
Более 47000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ЧЕТВЕРТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 20 января 2012 года  Дело N А19-14510/2011

Резолютивная часть постановления объявлена 11 января 2012 года.

Полный текст постановления изготовлен 20 января 2012 года.

Четвертый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего судьи Паньковой Н.М., судей Ячменева Г.Г., Желтоухова Е.В., при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Бушуевым С.А., рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Администрации г. Иркутска на решение Арбитражного суда Иркутской области от 12 октября 2011 года (с учетом исправления опечатки) по делу №А19-14510/2011 по заявлению Администрации г. Иркутска (место нахождения:664025, г. Иркутск, ул. Ленина, 14, ОГРН 1053808211610, ИНН 3808131271) к Управлению Федеральной антимонопольной службы по Иркутской области (место нахождения: 664025, г. Иркутск, ул. Российская, 17, ОГРН 1033801033155, ИНН 3811020966) о признании незаконными решения №372 от 01.06.2011 и предписания №135 от 01.06.2011, (суд первой инстанции Мусихина Т.Ю.),

при участии в судебном заседании:

от заявителя: не явился, извещен;

от ответчика: не явился, извещен;

от третьих лиц: не явились, извещены;

установил:

Администрация г. Иркутска (далее - Администрация) обратилась в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением к Управлению Федеральной антимонопольной службы по Иркутской области (далее - Иркутское УФАС России, антимонопольный орган) о признании незаконными решения №372 от 01.06.2011 и предписания №135 от 01.06.2011.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены: Муниципальное унитарное предприятие «Спецавтохозяйство» г. Иркутска (место нахождения: 664035, г. Иркутск, ул. Рабочего Штаба, 99, ОГРН 1023801026171, ИНН 3807000117), Открытое акционерное общество «Южное управление жилищно-коммунальными системами» (место нахождения: г. Иркутск, ул. Трудовая, д.111, ОГРН 1063811053272, ИНН 3811101573).

Решением Арбитражного суда Иркутской области от 12 октября 2011 года в удовлетворении заявленных требований Администрации города Иркутска о признании незаконным решения №372 от 01.06.2011 и недействительным предписания №135 от 01.06.2011 по делу №18 Управления Федеральной антимонопольной службы по Иркутской области отказано.

В обоснование суд указал, что действия Администрации по заключению с МУП «Спецавтохозяйство» договора аренды муниципального имущества нарушают часть 1 статьи 15 Закона №135-ФЗ, поскольку передача прав владения и пользования муниципальным имуществом в приоритетном порядке, без проведения торгов, хозяйствующему субъекту создает преимущества, которые обеспечивают ему более выгодные условия деятельности в нарушение порядка, установленного законом, и приводит или может привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренцию. Администрация должна была передать муниципальное имущество (контейнерные площадки) по результатам проведения конкурса или аукциона на право заключения договора аренды муниципального имущества для обеспечения равного доступа всех хозяйствующих субъектов к возможности получить права владения и (или) пользования муниципальным имуществом. Совершение любых сделок с имуществом, в том числе и передача данного имущества в безвозмездное пользование, аренду хозяйствующим субъектам должно производиться с соблюдением требований действующего законодательства, включая нормы антимонопольного законодательства. При рассмотрении дела о нарушении антимонопольного законодательства документы, свидетельствующие о проведении торгов (конкурса, аукциона) на право заключения договора аренды муниципального имущества либо документы, свидетельствующие о передаче имущества по договору аренды в порядке предоставления муниципальной преференции (помощи), Администрацией не предоставлены. Вместе с тем порядок передачи муниципального имущества, установленный антимонопольным законодательством, не был соблюден заявителем, что привело к предоставлению МУП «Спецавтохозяйство» преимущества в осуществлении предпринимательской деятельности, путем передачи муниципального имущества в приоритетном порядке, что и явилось основанием для признания Администрации нарушившей часть 1 статьи 17.1 Закона №135-ФЗ. Таким образом, Администрация предоставила МУП «Спецавтохозяйство» преимущества при осуществлении предпринимательской деятельности на рынке сбора и вывоза твердых бытовых отходов, путем передачи в аренду имущества, предназначенного для сбора и вывоза твердых бытовых отходов, что не обеспечило равный доступ к муниципальному имуществ у иных хозяйствующих субъектов, что приводит или может привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции. Администрации выдано предписание, которое предоставляет право выбора органа местного самоуправления на распоряжение муниципальным имуществом, с условием соблюдения при этом антимонопольного законодательства, что не является возложением обязанности по распоряжению имуществом каким-то определенным образом.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, Администрация обратилась с апелляционной жалобой, в которой просит его отменить, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований. В обоснование указано, что при вынесении решения суд не применил нормы гражданского и антимонопольного законодательства, регулирующего вопросы совершения сделок в отношении передачи муниципального имущества, действующего в момент заключения договора аренды от 27.06.2008 и дополнительного соглашения №2 от 27.05.2009, что в силу статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса российской Федерации является основанием для отмены решения арбитражного суда первой инстанции.

Представители Администрации, антимонопольного органа и третьих лиц в судебное заседание не явились, о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом.

Информация о времени и месте судебного заседания размещена в картотеке арбитражных дел на официальном сайте Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в сети Интернет.

Руководствуясь частью 3 статьи 156, пунктом 1 статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд считает возможным рассмотреть дело в отсутствие надлежащим образом извещенных лиц, участвующих в деле.

Дело рассматривается в порядке, предусмотренном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Изучив материалы дела и проверив соблюдение судом первой инстанции норм материального и процессуального права, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, 27.06.2008 Администрацией города Иркутска заключен договор аренды муниципального имущества с МУП «Спецавтохозяйство».

Предметом договора является движимое имущество (автотранспортные средства) и контейнерные площадки, которые используются для осуществления производственной деятельности арендатора МУП «Спецавтохозяйство» в соответствии с уставными целями и задачами.

Согласно приложению №2 к договору аренды муниципального имущества МУП «Спецавтохозяйство» передаются контейнеры, которые расположены на контейнерных площадках.

Договор аренды муниципального имущества заключен сроком с 30.06.2008 по 01.07.2018.

27.05.2009 Администрация города Иркутска и МУП «Спецавтохозяйство» заключили дополнительное соглашение №2 к договору аренды муниципального имущества, согласно которому предмет договора изложен в другой редакции:

1.1 Арендодатель обязуется передать Арендатору во временное владение и пользование (аренду) имущество, находящееся в муниципальной собственности г. Иркутска, балансовой стоимостью 96 092 029, 88 руб., согласно приложениям №№1, 2 и состоящее из: движимого имущества, балансовой стоимостью 67 133 417, 08 руб. (приложение №1) (ранее: балансовой стоимостью 82 133 932, 26 руб.); контейнерных площадок, балансовой стоимостью 28 958 612, 80 руб. (приложение №2) (ранее: балансовой стоимостью 28 958 612,08 руб.).

21.01.2011 приказом антимонопольного органа №18 в отношении Администрации города Иркутска возбуждено дело по признакам нарушения пункта 7 части 1 статьи 15 и части 1 статьи 17.1 Федерального закона от 26.07.2006 №135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее - Закон №135-ФЗ) в связи с заключением договора аренды муниципального имущества от 27.06.2008 (рег. №42-2/8 в кн.42) с приложениями 1, 2 и дополнительным соглашением №2 от 27.05.2009 к указанному договору с приложениями №№1, 2 с МУП «Спецавтохозяйство» без проведения открытого конкурса (аукциона), что приводит или может привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции.

01.06.2011 антимонопольным органом вынесено решение № 372, которым Администрация города Иркутска признана нарушившей:

- часть 1 статьи 15 Закона №135-ФЗ в связи с заключением договора аренды от 27.06.2008 (рег. №42-2/8 в кн.42) с приложением №№1, 2, предусматривающего передачу прав владения и пользования муниципальным имуществом МУП «Спецавтохозяйство» в приоритетном порядке, без проведения торгов, что создает преимущества, которые обеспечивают ему более выгодные условия деятельности по сравнению с другими участниками рынка, и приводит или может привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции;

- часть 1 статьи 17.1 Закона №135-ФЗ в связи с заключением дополнительного соглашения №2 от 27.05.2009, с приложениями №№1, 2, с МУП «Спецавтохозяйство», предусматривающего передачу прав владения и (или) пользования муниципальным имуществом в нарушение порядка, установленного статьей 17.1 Закона №135-ФЗ, то есть без проведения открытого конкурса (аукциона) на право заключения договора аренды, что приводит или может привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции.

На основании указанного решения заявителю выдано предписание от 01.06.2011 №135, в соответствии с которым Администрации города Иркутска предписывается прекратить нарушение: части 1 статьи 15 Закона №135-ФЗ в связи с заключением договора аренды от 27.06.2008 (рег. №42-2/8 в кн.42) с приложением №№ 1, 2, предусматривающего передачу прав владения и пользования муниципальным имуществом МУП «Спецавтохозяйство» в приоритетном порядке, без проведения торгов, что создает преимущества, которые обеспечивают ему более выгодные условия деятельности по сравнению с другими участниками рынка, и приводит или может привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции; части 1 статьи 17.1 Закона №135-ФЗ в связи с заключением дополнительного соглашения №2 от 27.05.2009, с приложениями №№1, 2, с МУП «Спецавтохозяйство», предусматривающего передачу прав владения и (или) пользования муниципальным имуществом в нарушение порядка, установленного статьей 17.1 Закона №135-ФЗ, то есть без проведения открытого конкурса (аукциона) на право заключения договора аренды, что приводит или может привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, путем проведения торгов (открытого кон курса или аукциона) на право заключения договора аренды муниципального имущества (автотранспортных средств, контейнеров, контейнерных площадок, предназначенных для сбора и вывоза твердых бытовых отходов) в порядке, предусмотренном статьей 17.1 Закона №135-ФЗ, либо о распоряжении данным имуществом в ином порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации, в срок до 15.08.2011.

Администрация, полагая, что решение антимонопольного органа и выданное на его основании предписание не соответствуют требованиям закона, а также нарушают его права и законные интересы, обратилась в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением о признании их незаконными и отмене.

Суд апелляционной инстанции находит правильными выводы суда первой инстанции о законности решения и предписания антимонопольного органа, исходя из следующего.

Пределы судебного разбирательства при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц установлены частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которой арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц не соответствуют закон у или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными (часть 2 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

С учетом изложенного суд апелляционной инстанции полагает, что требования Администрации могут быть удовлетворены только в том случае, если будут установлены следующие обстоятельства: - несоответствие решения или действий антимонопольного органа закону или иному нормативному правовому акту; - нарушение прав и законных интересов предпринимателя такими решением или действиями.

При отсутствии хотя бы одного из данных обстоятельств требования предпринимателя удовлетворению не подлежат.

С учетом положений пунктов 1 и 4 Положения о Федеральной антимонопольной службе, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 30.06.2004 № 331, статей 22, 23 Закона о защите конкуренции оспариваемые решение и предписание вынесены Иркутским УФАС России в пределах предоставленных полномочий.

Федеральный закон «О защите конкуренции» вступил в силу 26 октября 2006 года.

Таким образом, при заключении договора аренды муниципального имущества от 27.06.2008 с МУП «Спецавтохозяйство» Администрация была обязана учитывать требования этого Федерального закона.

Согласно части 1 статьи 15 Федерального закона «О защите конкуренции» органам местного самоуправления запрещается принимать акты и (или) осуществлять действия (бездействие), которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, за исключением предусмотренных федеральными законами случаев принятия актов и (или) осуществления таких действий.

Согласно части 1 статьи 20 Федерального закона «О защите конкуренции» (в редакции, действовавшей на момент заключения договора аренды от 27.06.2008) государственная или муниципальная помощь предоставляется с предварительного согласия в письменной форме антимонопольного органа, за исключением случаев, если государственная или муниципальная помощь предоставляется в соответствии с федеральным законом.

В силу подпункта 20 части 1 статьи 4 Федерального закона «О защите конкуренции» (в редакции, действовавшей на момент заключения договора аренды от 27.06.2008) под государственной или муниципальной помощью понимается предоставление федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями преимущества, которое обеспечивает отдельным хозяйствующим субъектам по сравнению с другими участниками рынка (потенциальными участниками рынка) более выгодные условия деятельности на соответствующем товарном рынке, путем передачи имущества и (или) иных объектов гражданских прав, прав доступа к информации в приоритетном порядке.

Статьей 19 Федерального закона «О защите конкуренции» предусмотрены основания предоставления государственной или муниципальной помощи.

Согласно пункту 1 части 2 названной статьи не является муниципальной помощью предоставление преимущества по результатам торгов.

Из системного анализа приведенных норм следует, что предоставление муниципального имущества по иным основаниям, чем перечислены в статье 19 Закона о защите конкуренции, расценивается в качестве муниципальной помощи. Оказание хозяйствующему субъекту государственной или муниципальной помощи предоставляет ему определенные преимущества по сравнению с другими участниками рынка, в том числе и потенциальными, в связи с чем при предоставлении такой помощи подлежит соблюдению установленный антимонопольным законодательством порядок.

Согласно части 2 статьи 20 Федерального закона «О защите конкуренции» федеральный орган исполнительной власти, орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации, орган местного самоуправления, имеющие намерение предоставить государственную или муниципальную помощь, направляют в антимонопольный орган ходатайство о даче согласия на предоставление такой помощи.

Антимонопольный орган рассматривает представленные ходатайство и документы и принимает по такому ходатайству решение в срок, не превышающий двух месяцев со дня получения ходатайства и документов. В случае если в ходе рассмотрения представленных ходатайства и документов антимонопольный орган примет решение о том, что указанные в ходатайстве действия, на осуществление которых испрашивается согласие антимонопольного органа, не являются государственной или муниципальной помощью, антимонопольный орган уведомляет заявителя о том, что согласие антимонопольного органа на осуществление таких действий не требуется (часть 4 названной статьи).

Судом апелляционной инстанции установлено, что передача в аренду движимого имущества (автотранспортные средства) и контейнерных площадок, осуществлена без проведения торгов или согласования с антимонопольным органом.

Основания, исключающие необходимость проведения торгов либо согласования с антимонопольным органом, установленные частью 2 статьи 19, пунктами 1-5 части 1 статьи 20 Федерального закона «О защите конкуренции», в рассматриваемом споре отсутствуют.

Суд апелляционной инстанции отмечает, что Федеральным законом от 17.07.2009 № 164-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О защите конкуренция» и отдельные законодательные акты Российской Федерации», вступившим в силу с 23.08.2009, в Закон о защите конкуренции внесены изменения: пункт 20 статьи 4 и статья 20 изложены в новой редакции; термин «государственная или муниципальная помощь» изменен на термин «государственная или муниципальная преференция», изменен перечень целей, на которые могут быть предоставлены государственная или муниципальная преференции.

Так в соответствии с частью 1 статьи 19 названного Федерального закона (в редакции, действующей в период вынесения оспариваемого решения антимонопольного органа), государственные или муниципальные преференции могут быть предоставлены на основании правовых актов федерального органа исполнительной власти, органа государственной власти субъекта Российской Федерации, органа местного самоуправления, иных осуществляющих функции указанных органов органа или организации исключительно в целях: 1) обеспечения жизнедеятельности населения в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях; 2) развития образования и науки; 3) проведения научных исследований; 4) защиты окружающей среды; 5) сохранения, использования, популяризации и государственной охраны объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации; 6) развития культуры, искусства и сохранения культурных ценностей; 7) развития физической культуры и спорта; 8) обеспечения обороноспособности страны и безопасности государства; 9) производства сельскохозяйственной продукции; 10) социальной защиты населения; 11) охраны труда; 12) охраны здоровья граждан; 13) поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства; 13.1) поддержки социально ориентированных некоммерческих организаций в соответствии с Федеральным законом от 12 января 1996 года N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях»; 14) определяемых другими федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации и нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации целях.

Государственная или муниципальная преференция в целях, предусмотренных частью 1 настоящей статьи, предоставляется с предварительного согласия в письменной форме антимонопольного органа, за исключением случаев, если такая преференция предоставляется: 1) на основании федерального закона, законов субъектов Российской Федерации о бюджете, нормативных правовых актов органов местного самоуправления о бюджете, содержащих либо устанавливающих порядок определения размера государственной или муниципальной преференции и ее конкретного получателя; 2) путем направления на финансовое обеспечение непредвиденных расходов средств резервных фондов в соответствии с бюджетным законодательством Российской Федерации; 3) в размере, не превышающем установленного Центральным банком Российской Федерации предельного размера расчетов наличными деньгами в Российской Федерации между юридическими лицами по одной сделке, если такая преференция предоставляется не чаще чем один раз в год одному лицу. (часть 3 статьи 19 Федерального закона «О защите конкуренции»).

Данные перечни являются закрытыми, возможность его расширительного толкования не усматривается.

При этом статьей 20 Федерального закона «О защите конкуренции» (в редакции, действующей в период вынесения оспариваемых решения антимонопольного органа и предписания) определен порядок предоставления муниципальной преференции.

Так, согласно части 1 статьи 20 Закона федеральный орган исполнительной власти, орган государственной власти субъекта Российской Федерации, орган местного самоуправления, иные осуществляющие функции указанных органов органы или организации, имеющие намерение предоставить государственную или муниципальную преференцию, подают в антимонопольный орган заявление о даче согласия на предоставление такой преференции по форме, определенной федеральным антимонопольным органом.

Антимонопольный орган рассматривает поданные заявление о даче согласия на предоставление государственной или муниципальной преференции, документы и принимает одно из указанных в части 3 настоящей статьи решений в срок, не превышающий одного месяца с даты получения таких заявления и документов (часть 2 статьи 20 Федерального закона «О защите конкуренции»).

Государственными или муниципальными преференциями является предоставление федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями отдельным хозяйствующим субъектам преимущества, которое обеспечивает им более выгодные условия деятельности, путем передачи государственного или муниципального имущества, иных объектов гражданских прав либо путем предоставления имущественных льгот (пункт 20 статьи 4 Федерального закона «О защите конкуренции» в редакции, действующей на момент вынесения решения и предписания антимонопольного органа).

Пунктом 1 части 4 статьи 19 Федерального закона «О защите конкуренции» установлено, что не является государственной или муниципальной преференцией предоставление имущества и (или) иных объектов гражданских прав по результатам торгов, проводимых в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, а также по результатам иных процедур, предусмотренных законодательством Российской Федерации о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд.

При этом, суд апелляционной инстанции с учетом толкования вышеуказанных норм Закона о защите конкуренции полагает, что обязанность согласования оказания муниципальной помощи и муниципальной преференции отражены как в редакции, действующей на момент заключения договора аренды, так и на момент вынесения антимонопольным органом решения.

На основании пункта 2 статьи 209 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону.

Согласно части 2 статьи 51 Федерального закона от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» органы местного самоуправления вправе передавать муниципальное имущество во временное или в постоянное пользование физическим и юридическим лицам, органам государственной власти Российской Федерации (органам государственной власти субъекта Российской Федерации) и органам местного самоуправления иных муниципальных образований, отчуждать, совершать иные сделки в соответствии с федеральными законами.

Системный анализ приведенных норм права в совокупности со статьей 447 Гражданского кодекса Российской Федерации о возможности заключения договора на торгах свидетельствует об установленном законодательством о конкуренции запрете органам местного самоуправления передавать муниципальное имущество отдельным хозяйствующим субъектам без проведения торгов либо без осуществления иных публичных процедур, при соблюдении которых иные потенциальные участники рынка имеют равную возможность реализовать право на получение такого имущества.

Несоблюдение такого запрета, а равно несоблюдение целей и порядка предоставления муниципальной помощи приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, при этом установление факта нарушения конкуренции либо признаков конкретных запрещенных действий органа местного самоуправления, исходя из содержания части 1 статьи 15 Федерального закона «О защите конкуренции», не требуется.

Суд апелляционной инстанции соглашается с выводами антимонопольного органа о том, что предоставление муниципального имущества без согласования с антимонопольным органом либо без проведения торгов создало административный барьер со стороны Администрации для обращения за заключением договора аренды на объекты муниципальной собственности для других хозяйствующих субъектов, что позволило получить необоснованные преимущества для МУП «Спецавтохозяйство». Данные обстоятельства свидетельствуют об ограничении и устранении конкуренции в соответствии с понятием конкуренции и признаками ее ограничения, указанными в подпунктах 7, 17 части 1 статьи 4 Закона о защите конкуренции.

Следовательно, Администрация обоснованно признана нарушившей часть 1 статьи 15 и часть 1 статьи 17.1 Федерального закона «О защите конкуренции» в виде предоставления МУП «Спецавтохозяйство» в приоритетном порядке, без проведения торгов, что создает преимущества, которые обеспечивают ему более выгодные условия деятельности по сравнению с другими участниками рынка, и приводит или может привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции.

Суд апелляционной инстанции не принимает в качестве обоснованных доводы апелляционной жалобы о том, что в период заключения договора аренды ограничения, установленные статьей 17.1 Закона о защите конкуренции, не действовали.

Из материалов дела следует, что как спорный договор аренды, так и дополнительное соглашение были заключены в период действия вышеприведенных норм Закона о защите конкуренции, предусматривающих ограничения для заключения такого договора без согласования с антимонопольным органом либо без проведения торгов.

Отсутствие на момент заключения договора аренды нормы, определяющей особенности порядка заключения договоров в отношении государственного и муниципального имущества, не влияет на выводы о необходимости соблюдения порядка предоставления муниципальной помощи (преференций), установленного главой 5 Закона о защите конкуренции.

Довод заявителя апелляционной жалобы о том, что договор аренды от 27.06.2008 между Администрацией города Иркутска и МУП «Спецавтохозяйство» был заключен до вступления в силу Федерального закона от 30.06.2008 № 108-ФЗ, которым Федеральный закон «О защите конкуренции» был дополнен статьей «Особенности порядка заключения договоров в отношении государственного и муниципального имущества», в связи с чем положения данной статьи не могут применяться к возникшим между Администрацией и обществом правоотношениям, также рассмотрен, но признан необоснованным в силу следующего.

Как усматривается из анализа положений статьи 17.1 Федерального закона «О защите конкуренции», она расположена в главе 4 «Антимонопольные требования к торгам и особенности отбора финансовых организаций», регулирует особенности порядка заключения договоров в отношении государственного и муниципального имущества и не изменяет нормы этого Федерального закона, регулирующие вопросы, касающиеся предоставления муниципальных преференций (глава 5).

Кроме того, необходимость соблюдения органом местного самоуправления установленного частью 1 статьи 15 Федерального закона «О защите конкуренции» запрета не связана с определением какого-либо порядка соблюдения такого запрета, возможность заключения договора на торгах предусмотрена статьей 447 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Изложенное согласуется с правовой позицией, выраженной в постановлениях Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 11 июня 2009 года по делу № А19-11529/07, от 9 декабря 2009 года по делам №№ А19-11832/09, А19-11851/09 и А19-11833/09, от 17 декабря 2009 года по делам №№ А19-11838/09, А19-11840/09, А19- 11868/09, А19-11860/09 и А19-11861/09, от 22 декабря 2009 года по делам №№ А19- 11863, А19-11834/09, А19-11864/09 и А19-11865/09.

Иные доводы, содержащиеся в апелляционной жалобе, также проверены, но они не опровергают правильных и обоснованных выводов суда первой инстанции.

При таких обстоятельствах и правовом регулировании у суда апелляционной инстанции отсутствуют основания, предусмотренные статьей 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены или изменения решения суда первой инстанции.

Четвертый арбитражный апелляционный суд, руководствуясь статьей 268, частью 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

П О С Т А Н О В И Л:

Решение Арбитражного суда Иркутской области от 12 октября 2011 года по делу №А19-14510/2011 оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления его в законную силу.

     Председательствующий
      Н.М. Панькова

     Судьи
        Г.Г. Ячменев

     Е.В. Желтоухов

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А19-14510/2011
Принявший орган: Четвертый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 20 января 2012

Поиск в тексте