• по
Более 51000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
АРБИТРАЖНЫЙ СУД АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ
 

РЕШЕНИЕ

от 06 декабря 2011 года  Дело N А05-9162/2011

Резолютивная часть решения объявлена 30 ноября 2011 года.

Арбитражный суд Архангельской области в составе судьи Меньшиковой И.А., рассмотрев в открытом судебном заседании (протокол вела секретарь судебного заседания Дементьева А.А.) дело по заявлению закрытого акционерного общества «Союз-Спецодежда» (ОГРН 1032901000120 164500, г. Северодвинск, ул. Пионерская, д. 11а) к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 9 по Архангельской области и Ненецкому автономному округу (ОГРН 1112902000530, 164500, г. Северодвинск, ул. Торцева, д. 6) о признании частично недействительным решения,

при участии в заседании представителей заявителя Августина В.А. (генерального директора), Стенюшкина А.Н. (доверенность от 1.10.2011), представителей ответчика Зарецкого В.В. (доверенность от 11.10.2011), Орловой Л.П. (доверенность от 12.10.2011),

установил: оспаривается решение ответчика от 30 июня 2011 года № 2.12-05/07833 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части начисления единого социального налога (ЕСН), соответствующих пеней и штрафа, привлечения к ответственности за неуплату налога на прибыль, за неперечисление налога на доходы физических лиц.

Требования заявителя обоснованы следующим. Он не согласен с выводом ответчика о том, что в налоговую базу по единому социальному налогу неправомерно не включена заработная плата, выплаченная ООО «Легпромсервис» и ООО «Севершвейпром» своим работникам. ЗАО «Союз-Спецодежда» в 2007-2009 годах не выплачивало в качестве вознаграждения по трудовым договорам денежные средства физическим лицам, заключившим трудовые договоры с ООО «Легпромсервис» и ООО «Севершвейпром». Заявитель не согласен с ответчиком в вопросе о взаимозависимости лиц, в том, что всем управлял Августин В.А., что организации располагаются по одному адресу, что набором швей занималось только ЗАО «Союз-Спецодежда», о наличии общей бухгалтерии.

Трудовые договоры, заключённые ООО «Легромсервис» и ООО «Севершвейпром» с работниками, рассматривались ответчиком в ходе выездных налоговых проверок этих организаций за 2008 и 2009 годы. При этом сделан вывод о наличии, правомерности и фактическом исполнении трудовых договоров. Спорные выплаты были квалифицированы в акте выездной налоговой проверки от 20 мая 2011 года № 2.12-05/8ДСП как расходы, обоснованно уменьшающие налогооблагаемые доходы, то есть как выплаты, произведённые ООО «Севершвейпром». Аналогичные выводы содержатся в акте выездной налоговой проверки ООО «Легромсервис» от 3 июня 2011 года № 2.12-05/13 ДСП. При выездных налоговых проверках ООО «Легромсервис», ООО «Севершвейпром», ЗАО «Союз-Спецодежда» с 2003 года не было установлено каких-либо нарушений налогового законодательства при исчислении ЕСН.

Подрядчики ООО «Легпромсервис» и ООО «Севершвейпром» являются самостоятельными организациями, вступали в правоотношения с различными государственными органами и выступали сторонами в судебных спорах.

Заявитель полагает также, что начисленные при проверке суммы ЕСН необоснованно не включены с состав расходов по налогу на прибыль. Ответчик в силу положений подпунктов 1 и 2 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации должен был определить размер дополнительно начисленного налога на прибыль, который соответствует действительным налоговым обязательствам налогоплательщика. Незаконно и привлечение к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Кодекса в виде штрафа в сумме 9365 руб. за неуплату (неполную уплату) налога на прибыль.

Заявитель не согласен с тем, что ответчик привлёк его к налоговой ответственности по статье 123 Налогового кодекса Российской Федерации за несвоевременное перечисление НДФЛ без учёта обстоятельств, смягчающих ответственность.

Ответчик в отзыве с требованиями заявителя не согласился. В ходе выездной налоговой проверки установлена «схема» уклонения от уплаты единого социального налога путём выплаты заработной платы физическим лицам через другие, специально созданные для этих целей организации, применяющие упрощённую систему налогообложения. Установлено наличие взаимозависимых лиц и организаций: учредителем ООО «Севершвейпром» и ООО «Легпромсервис» является Новикова Светлана Васильевна. Учредителем и руководителем ЗАО «Союз-Спецодежда» - Августин Виктор Артурович. Новикова С.В. в период с 01.01.2001 по 31.12.2007 работала менеджером по заказам в отделе сбыта ЗАО «Союз-Спецодежда», находясь, таким образом, в должностном подчинении у руководителя этого общества. Августин В.А. и Новикова С.В. являются родителями Августиной А.В., свидетели показали, что Новикова С.В. приходится гражданской женой Августину В.А. Поскольку Августин В.А. и Новикова С.В. состоят в отношениях родства, а также должностного подчинения одного другому, отношения между ними могут оказывать влияние на условия или экономические результаты их деятельности или деятельности представляемых ими лиц.

Руководство ЗАО «Союз-Спецодежда», ООО «Легпромсервис», ООО «Севершвейпром» фактически осуществлялось одним и тем же лицом - Августиным В.А. Юридические адреса названных организаций совпадают. У них общие бухгалтерия, отдел кадров, административный персонал. ООО «Севершвейпром» и ООО «Легпромсервис» не имеют зарегистрированного недвижимого и движимого имущества. Они не вели специализированной деятельности, не имели иной деловой активности. Передача материалов со склада ЗАО «Союз-Спецодежда» обществам «Легпромсервис» и «Севершвейпром» является не отпуском материалов на сторону, а внутренним перемещением материалов между цехами. Поиском персонала для выполнения работ занимался заявитель. Проверкой установлена формальность трудовых отношений работников и созданных организаций.

По поводу необходимости перерасчёта налога на прибыль путём увеличения расходов на суммы ЕСН за 2007, 2008 и 2009 годы ответчик отметил, что в оспариваемом решении начислений налога на прибыль нет. Штраф по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации в сумме 9365 руб. начислен за неполную уплату налога за 2008 год в сумме 46824 руб. по уточнённой налоговой декларации, представленной заявителем 20.01.2011 в ходе выездной налоговой проверки. Заявителем не соблюдено одно из условий освобождения от ответственности, указанное в пункте 4 статьи 81 Кодекса: представление уточнённой налоговой декларации по налогу на прибыль за 2008 год до момента, когда налогоплательщик узнал о назначении выездной налоговой проверки по данному налогу за данный период.

По мнению ответчика, основания для применения смягчающих ответственность по статье 123 Налогового кодекса Российской Федерации обстоятельств отсутствуют.

В судебном заседании представители заявителя требования к ответчику поддержали. Представители ответчика возражали против их удовлетворения.

Исследовав доказательства, заслушав представителей заявителя и ответчика, суд установил следующие обстоятельства.

Ответчик провёл выездную налоговую проверку заявителя по вопросам правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты, в частности, налога на прибыль, ЕСН за 2007-2009 годы, налога на доходы физических лиц (НДФЛ) - с 5.02.2008 по 28.12.2010. Проверкой выявлено, что заявитель неправомерно занизил налоговую базу по ЕСН, не выполнил условия освобождения от ответственности при подаче уточнённой налоговой декларации по налогу на прибыль за 2008 год, несвоевременно перечислял НДФЛ. Ответчик составил акт от 30 мая 2011 года № 2.12-05/11.

По итогам рассмотрения акта, возражений заявителя на акт, руководитель налогового органа вынес решение от 30 июня 2011 года № 2.12-05/07833 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. На заявителя наложены штрафы по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неуплату налога на прибыль, ЕСН, по статье 123 Кодекса за неправомерное неперечисление в установленный срок НДФЛ. Заявителю предложено уплатить начисленные при проверке суммы ЕСН за 2007-2009 годы, соответствующие пени.

Апелляционная жалоба на решение ответчика оставлена вышестоящим налоговым органом без удовлетворения. Заявитель обратился в суд.

Суд находит заявление подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В разделе 1 оспариваемого решения ответчик указал, что в нарушение статьи 237 Налогового кодекса Российской Федерации заявитель занизил налоговую базу по ЕСН в 2007 году на 1097 825 руб., в 2008 году на 1346771 руб., в 2009 году на 1437 475 руб. Это допущено в результате выплаты заработной платы работникам через другие, специально созданные для этих целей организации - ООО «Легпромсервис», ООО «Севершвейпром», применяющие упрощённую систему налогообложения. Ответчик при проверке сформировал налоговую базу на основании данных, содержащихся в декларациях ООО «Легпромсервис» и ООО «Севершвейпром» по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование, расчётных ведомостях, представленных этими обществами. Ответчик начислил к уплате налог в сумме 3 882 0715 руб., соответствующие пени, наложил штраф за неуплату налога.

Из представленных суду доказательств следует, что заявитель (зарегистрированный в качестве юридического лица 27.05.1997) и ООО «Севершвейпром» (зарегистрированное 30.06.2003) заключили договор от 25 июля 2003 года, согласно которому последнее обязуется оказать первому услуги по изготовлению швейных изделий. В дополнительном соглашении от 20.01.2005 указано на то, что его предметом является расширение кооперации сторон в сферах производственной и хозяйственной деятельности, в том числе совместная закупка и доставка материалов, подбор и обучение персонала, оказание взаимной финансовой помощи для пополнения оборотных средств.

Аналогичный договор заключён заявителем с ООО «Легпромсервис» (зарегистрированным 07.04.2004) 1 мая 2004 года. Дополнительное соглашение заключено сторонами 20.01.2005.

Ответчик установил при проверке, что учредителем ООО «Севершвейпром» и ООО «Легпромсервис» является Новикова С.В., а Августин В.А. - учредителем и руководителем ЗАО «Союз-Спецодежда». Новикова С.В. с 01.01.2001 по 31.12.2007 работала менеджером по заказам в отделе сбыта ЗАО «Союз-Спецодежда», находясь в должностном подчинении у руководителя этого общества. Из сведений, представленных Северодвинским территориальным отделом управления ЗАГС Архангельской области, ответчик установил, что Августин В.А. и Новикова С.В. являются родителями Августиной А.В. 25.06.2001 года рождения.

Допрошенные ответчиком в качестве свидетелей Завьялова О.М. (протокол от 09.03.2011 г. № 2.12-05/447), Латышева С.Е. (протокол от 22.03.2011 г. № 2.12-05/469), Веселкова Л.В. (протокол от 14.03.2011 г. № 2.12-05/00584), Боброва Н.В. (протокол от 10.03.2011 г. № 2.12-05/452), Харламова А.А. (протокол от 03.03.2011 г. № 2.12-05/449) показали, что Новикова С.В. приходится Августину В.А. гражданской женой.

Ссылаясь на статью 20 Налогового кодекса Российской Федерации, ответчик сделал вывод о том, что поскольку Августин В.А. и Новикова С.В. состоят в отношениях родства, а также должностного подчинения одного другому, то отношения между ними могут оказывать влияние на условия или экономические результаты их деятельности или деятельности представляемых ими лиц.

Из свидетельских показаний Харламовой А.А. (протокол допроса от 03 марта 2011 года № 2.12-05/449), Завьяловой О.М. (протокол допроса от 09 марта 2011 года № 2.12-05/447), Розановой З.П. (протокол допроса от 09 марта 2011 года № 2.12-05/448), Бобровой Н.В. (протокол допроса от 10 марта 2011 года № 2.12-05/452), по мнению ответчика, следует, что фактически руководителем всех трёх организаций являлся Августин В.А., он занимался решением производственных и финансовых вопросов. Работники ООО «Легпромсервис» и ООО «Севершвейпром» показали, что Новикова С.В. им незнакома, либо знакома, но они не знают, в какой должности она работает (протоколы допроса Борисовой М.А. от 09 марта 2011 года № 2.12-05/454, Боровой А.В. от 14 марта 2011 года № 2.12-05/458, Федуловой Н.Я. от 24 марта 2011 года № 2.12-05/476, Кирейчук Н.Н. от 15 марта 2011 года № 2.12-05/460, Розановой З.П. от 09 марта 2011 года № 2.12-05/448).

Ответчик установил, что подтверждает протоколами осмотра от 25 января 2011 года № 2.12-05/72, № 2.12-05/73, нахождение созданных организаций на территории, принадлежащей заявителю. Юридические адреса ООО «Севершвейпром» и ООО «Легпромсервис» зарегистрированы на территории, являющейся собственностью заявителя. При осмотре установлено, что ООО «Севершвейпром» и ООО «Легпромсервис» по юридическим адресам, указанным в учредительных документах, не располагаются. По договорам аренды помещений под офис, заключённых с заявителем, ООО «Севершвейпром» и ООО «Легпромсервис» не вносили арендную плату и не оплачивали эксплуатационные расходы, фактическое нахождение офисных помещений этих обществ не установлено.

Ответчик ссылается на то, что вышеуказанные организации имеют общую бухгалтерию, общий отдел кадров, административный персонал, что все функции по администрированию кадровой работы, начислению и выдаче заработной платы, подготовке и представлению в государственные органы установленной отчётности выполняли сотрудники, работавшие одновременно во всех трёх организациях. Главным бухгалтером организаций являлась Быкова М.А. В штате бухгалтерии работают Елисеева А.А., Леденцова Н.В., Блазий С.В. Во всех трёх организациях работала Новикова С.В. - менеджером по заказам в отделе сбыта ЗАО «Союз-Спецодежда», руководителем - в ООО «Легпромсервис» и ООО «Севершвейпром».

Организацией производственного процесса по выпуску швейных изделий, руководством швейными бригадами и приёмом швей на работу занималась Дектерева Е.П., которая на допросе (протокол от 21 марта 2011 года № 2.12-05/464) показала, что работает инженером по охране труда по совместительству в ЗАО «Союз-Спецодежда», в период с 2007 по 2009 год работала в ООО «Севершвейпром» от менеджера производственного отдела до начальника производства, в 2008-2009 годах работала по совместительству в ООО «Легпромсервис» инженером по охране труда.

Работники вышеуказанных организаций при проведении допросов показали, что приём и оформление на работу швей, закройщиков происходил по адресу ул. Пионерская, д. 11 А, отдел кадров и бухгалтерия указанных организаций располагались по адресу ул. Пионерская, д. 11 А. (протоколы допроса свидетелей: Акуловой Е.В. от 18 марта 2011 года № 2.12-05/462, Кирейчук Н.Н. от 15 марта 2011 года № 2.12-05/460, Дектеревой Е.П. от 21 марта 2011 года № 2.12-05/464, Яковлевой М.В. от 14 марта 2011 года № 2.12-05/455, Голубовой М.Ю. от 04 марта 2011 года № 2.12-05/456).

Свидетель Новикова С.В. (протокол допроса от 14 марта 2011 года № 2.12-05/457) показала, что отдела кадров у ООО «Легпромсервис» нет. Где располагались офисные помещения (в том числе бухгалтерия, отдел кадров, рабочее место директора) ООО «Севершвейпром», указать не смогла.

Ответчик установил также, что на балансе ООО «Севершвейпром» и ООО «Легпромсервис» не имелось производственных, офисных, складских помещений, основных средств, оргтехники, мебели, ссылается при этом на свидетельские показания руководителя этих организаций Новиковой С.В. (протокол от 14 марта 2011 года № 2.12-05/457).

Из выписок банка о движении денежных средств на расчётных счетах ООО «Севершвейпром» и ООО «Легпромсервис» ответчик установил, что эти организации не производили закупку материалов, спецодежды, канцтоваров и других материальных ценностей. Выполнение работ по договорам с ЗАО «Союз-Спецодежда» осуществлялось материалами и инструментами заказчика.

Проанализировав накладные, представленные к проверке заявителем, ООО «Севершвейпром» и ООО «Легпромсервис», ответчик пришёл к выводу о том, что передача материалов со склада ЗАО «Союз-Спецодежда» обществам «Легпромсервис» и «Севершвейпром» является не отпуском материалов на сторону, а внутренним перемещением материалов между цехами.

Так, согласно пункту 5 договора от 25 июля 2003 года, заключённого с ООО «Севершвейпром», и договора от 01 мая 2004 года, заключённого с ООО «Легпромсервис», заявитель (как заказчик) обязуется предоставить исполнителю материалы и фурнитуру, необходимые для выполнения согласованных объёмов работ. В накладных на перемещение материалов со склада заявителем указаны номер накладной, дата составления, товарно-материальные ценности по наименованию, артикулу и количеству. В графе «получатель» указан швейный цех № 1, или швейный цех № 2, или вышивальный цех, наименование организации в графе «получатель» не указано, стоит только печать заявителя, ООО «Легпромсервис», ООО «Севершвейпром». Подписи лиц, отпустивших и получивших материалы, неразборчивые, без расшифровки фамилии, имени, отчества.

В накладных на передачу изделий из швейных цехов № 1, № 2 на склад готовой продукции ЗАО «Союз-Спецодежда» указаны номер накладной, дата составления, товарно-материальные ценности по наименованию, артикулу и количеству. Отправитель - швейный цех № 1 или № 2, получатель - склад готовой продукции, проставлена печать ООО «Легпромсервис», ООО «Севершвейпром», ЗАО «Союз-Спецодежда». Подписи лиц, отпустивших и получивших продукцию, неразборчивые, без расшифровки. Наименования организаций в графе «отправитель» и «получатель» не указаны.

Свидетель Новикова С.В. (протокол от 14 марта 2011 года № 2.12-05/457) показала ответчику, что складских помещений у ООО «Легпромсервис» нет. Она не могла вспомнить адрес, где располагались складские, производственные помещения ООО «Севершвейпром», пояснила, что в настоящее время деятельность ООО «Севершвейпром» не ведётся, производственных помещений у организации нет.

Свидетель Голубова М.Ю. (протокол допроса от 04 марта 2011 года № 2.12-05/456) показала, что с 1999 г. до декабря 2010 г. работала по трудовому соглашению в ООО «Легпрмомсервис» или в ООО «Севершвейпром», точно не помнит. Сначала работала швеёй на Пионерской, 11А, потом мастером швейного цеха № 2 на Лесной, 17А. С декабря 2010 г. работает в ЗАО «Союз-Спецодежда» мастером швейного цеха № 2. В её обязанности входит получить крой, фурнитуру, раздать работу по операциям, сдать готовое изделие по накладным, вести табеля учёта рабочего времени и закрыть наряды на заработную плату. Пошив одежды происходил на Лесной, 17А. Готовую к продаже продукцию (упакованную, с этикетками) отправляла на склад на Пионерскую, 11А. Крой получала без накладных, фурнитуру получала по накладным, организация там не указывалась.

Ответчик установил также, что поиском персонала для выполнения работ занимался сам заявитель. Ответчик получил информацию у контрагентов заявителя - ООО «Периодика и реклама», ООО «Редакция газеты «Северный рабочий», ООО «Издательский дом Гиперборей», предпринимателей Артизанова П.Я., Негодяевой Е.А., из которой следует, что в период с 2007 года по 2009 год заявитель подавал рекламу (объявления в газете) по поводу компьютерной вышивки на ткани, логотипов, нашивок и шевронов на готовых изделиях, художественной вышивки; что приглашает на работу (или проводит дополнительный набор) по специальностям швея, конструктор верхней одежды, закройщик, оператор вышивальной машины. В рекламных объявлениях ЗАО «Союз-Спецодежда» указывало свой юридический адрес Пионерская, 11А и служебные телефоны. Рекламные агентства сообщили ответчику, что за период 2007-2009 годов рекламно-информационные услуги оказаны ими только ЗАО «Союз-Спецодежда». ООО «Севершвейпром» и ООО «Легпромсервис» рекламные объявления в СМИ не подавали.

ООО «Севершвейпром» и ООО «Легпромсервис» не подтвердили фактов обращения в кадровые агентства и подачи рекламных объявлений в СМИ с целью набора рабочих. Из выписок банка о движении денежных средств по расчётным счетам ООО «Севершвейпром» и ООО «Легпромсервис» ответчик установил, что они не несли расходов по подбору персонала.

Ответчик ссылается на показания работников о том, что работу в ЗАО «Союз-Спецодежда» они находили по объявлению из газеты (Кузьмина Е.П., протокол допроса от 22.03.2011 № 2.12-05/01163, Борисова М.А., протокол допроса от 09.03.2011 № 2.12-05/454, Любушина О.Л., протокол допроса от 21.03.2011 № 2.12-05/466, Клишева С.Г., протокол допроса от 23.03.2011 № 2.12-05/471). При этом по сведениям о доходах физических лиц, представленных в налоговый орган, данные работники получали доход в ООО «Легпромсервис» и ООО «Севершвейпром».

Ответчик считает, что трудовые отношения работников и созданных организаций являлись формальными, что ООО «Севершвейпром» и ООО «Легпромсервис» несмотря на самостоятельность фактически осуществляли свою деятельность как единое целое с заявителем.

Ссылается при этом на свидетельские показания работников, согласно которым организации являлись объединением, зачастую работники не знали точно, в какую из этих трёх организаций были оформлены, так как при переводе из одной организации в другую их трудовые обязанности, условия труда и рабочие места не менялись (Кириллова Е.Н., протокол допроса от 22.03.2011 № 2.12-05/468, Федулова Н.Я., протокол допроса от 24.03.2011 № 2.12-05/476; Клишева С.Г., протокол допроса от 23.03.2011 № 2.12-05/471, Кузьмина Е.П., протокол допроса от 22.03.2011 № 2.12-05/01163, Латышева С.Е., протокол допроса от 22.03.2011 № 2.12-05/469, Любушина О.Л., протокол допроса от 21.03.2011 № 2.12-05/466, Воробьева Е.В., протокол допроса от 18.03.2011 № 2.12-05/463).

Ответчик установил отсутствие специализированной деятельности и иной деловой активности ООО «Севершвейпром» и ООО «Легпромсервис». При этом указывает на то, что согласно выписке банка о движении денежных средств на расчётных счетах и книге учёта доходов и расходов ООО «Севершвейпром» и ООО «Легпромсервис» в проверенный период денежные средства за выполнение работ, оказание услуг поступали только от заявителя.

Поступления денежных средств на расчётный счет и в кассу ООО «Легпромсервис» составили: в 2007 году от оказания услуг заявителю - 6614 101 руб. или 88,3 %, поступления от оказания услуг другим организациям (в том числе, оказание услуг по нанесению вышивки, термопечати на швейные изделия) - 879 101 руб. или 11,7 % от общей суммы поступлений в 7493 202 руб.; в 2008 году от оказания услуг заявителю - 6641 924 руб. или 86,5%, поступления от оказания услуг (в том числе, оказание услуг по нанесению вышивки, термопечати на швейные изделия) другим организациям - 1040 240 руб. или 13,5 % от общей суммы поступлений в 7682 164 руб.; в 2009 году от оказания услуг заявителю - 6545 842 руб. или 89,4 %, поступления от оказания услуг (в том числе оказание услуг по нанесению вышивки, термопечати на швейные изделия) другим организациям - 775 682 руб. или 10,6 % от общей суммы поступлений в 7321 524 руб.

ООО «Севершвейпром» в период 2007 - 2009 годов услуг по изготовлению швейной продукции другим организациям не оказывало.

Ответчик установил, что поступившие денежные средства расходовались созданными организациями, в основном, на выплату заработной платы, перечисление налогов, исчисляемых с заработной платы (НДФЛ, страховых взносов на обязательное пенсионное страхование), уплату налога и авансовых платежей по упрощённой системе налогообложения, оплату услуг банка. Поступление денежных средств от оказания услуг по договорам с ЗАО «Союз-Спецодежда» и перечисление заработной платы работникам ООО «Севершвейпром» и ООО «Легпромсервис» осуществлялось в один и тот же или на следующий день.

Из приведённых обстоятельств ответчик заключил, что договоры с ООО «Легпромсервис» и ООО «Севершвейпром», применяющими упрощённую систему налогообложения, носили формальный характер и направлены на получение необоснованной налоговой выгоды путём уменьшения размера налоговой обязанности вследствие уменьшения налоговой базы по единому социальному налогу. По его мнению, имеет место создание заявителем условий для целенаправленного уклонения от уплаты ЕСН.

Суд находит позицию ответчика не основанной на законе.

В соответствии со статьёй 236 Налогового кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей в 2007- 2009 годах) объектом налогообложения для организаций признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые ими в пользу физических лиц по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг (за исключением вознаграждений, выплачиваемых лицам, указанным в подпункте 2 пункта 1 статьи 235 Кодекса), а также по авторским договорам.

Согласно статье 237 Кодекса налоговая база таких налогоплательщиков определяется как сумма выплат и иных вознаграждений, предусмотренных пунктом 1 статьи 236, начисленных налогоплательщиками за налоговый период в пользу физических лиц.

Суд не усматривает из обстоятельств дела получения заявителем необоснованной налоговой выгоды.

В Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 октября 2006 года № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» обращено внимание на то, что при разрешении налоговых споров суд исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчётности, - достоверны.

Под налоговой выгодой для целей названного Постановления понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы.

В пункте 4 Постановления указано на то, что налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. При этом следует учитывать, что возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путём совершения других предусмотренных или не запрещённых законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Из оспариваемого решения следует, что заявителю фактически вменяется в вину то, что он воспользовался услугами ООО «Севершвейпром» и ООО «Легпромсервис», изготовлявших для него швейные изделия, а не осуществлял такое изготовление сам, приняв на работу граждан, перечень которых приведён в приложениях № 1, 2, 3 к акту налоговой проверки. Заработная плата, вознаграждения по гражданско-правовым договорам этих лиц включены ответчиком в налоговую базу по ЕСН. Таким образом, ответчик исходил из того, что эти работники должны быть приняты на работу в ЗАО «Союз-Спецодежда» и работать там в 2007-2009 годах.

Из обстоятельств спора суд не усматривает, что действия заявителя, выбравшего способ осуществления хозяйственной (экономической) деятельности, направлены исключительно на уменьшение налоговой нагрузки в виде ЕСН. Таких доказательств ответчик суду не представил.

Суд исходит из того, что субъект предпринимательства обладает самостоятельностью в решении вопроса о том, нанимать работников по трудовому договору, заключать с гражданами договоры подряда, оказания услуг, либо вступить в отношения с другой организацией, предоставляющей услуги, выполняющей работы. Договоры, заключённые заявителем с ООО «Севершвейпром» и ООО «Легпромсервис», гражданскому законодательству не противоречат.

Заявитель пояснил следующее. За несколько лет до создания ООО «Легромсервис», ООО «Севершвейпром» он не имел собственного швейного производства. С 2001 года в штате не было закройщиц и швей в количестве, достаточном для выполнения работ по пошиву спецодежды. В период с 2002 по 2004 год в штате организации числилась единственная швея Зноева О.В., которая находилась в отпуске по уходу за ребёнком. ЗАО «Союз-Спецодежда» заключило договоры на оказание услуг по пошиву из давальческого сырья с организациями ОАО «Союз», ООО «Легромсервис», ООО «Севершвейпром», ИК № 7, ИК № 1, Архпромкомбинатом, предпринимателями Рудым, Блиновой. Со всеми подрядными организациями заявитель работал по единому правилу хозяйственных отношений - пошив из давальческого сырья.

Реальность предпринимательской деятельности заявителя, виды которой указаны в акте выездной налоговой проверки (в том числе, производство спецодежды, оптовая торговля одеждой, обувью), ответчик не опровергает.

Доказательств, свидетельствующих о том, что главной целью, преследуемой заявителем, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счёт налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, ответчик суду не представил.

Из приведённых в оспариваемом решении доводов ответчика и установленных им обстоятельств суд не усматривает противоправности поведения заявителя. Не представлено убедительных и достаточных доказательств тому, что заявитель намеренно уклонился от заключения трудовых договоров с работниками, поступившими на работу в ООО «Легромсервис», ООО «Севершвейпром», имея при этом единственную цель не уплачивать ЕСН.

Предметом договоров с названными организациями, так же как и с ФБУ «Исправительная колония № 1 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Архангельской области», ФБУ «Исправительная колония № 7 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Архангельской области» являлась долгосрочная производственная кооперация по изготовлению швейных изделий.

То обстоятельство, что заявитель объявлял через СМИ о наборе швей, закройщиков, конструкторов одежды и других работников, не свидетельствует в пользу позиции ответчика. Представитель заявителя в суде пояснил и это подтверждается договорами с ООО «Легромсервис», ООО «Севершвейпром», что организация набора работников осуществлялась в помощь названным обществам, в рамках делового сотрудничества, кооперации сторон в сферах производственной и хозяйственной деятельности.

Из показаний вышеназванных свидетелей также не усматривается противоправности поведения заявителя, того, что граждане введены в заблуждение относительно организации-работодателя.

Отсутствие со стороны ООО «Легромсервис», ООО «Севершвейпром» арендных платежей за помещения заявитель объяснил тем, что сам пользовался зданием, принадлежащим ПО «Севмаш», без внесения арендной платы, поэтому и названным обществам предоставлял помещения без взимания платы.

Хозяйственные отношения заявителя с ООО «Легромсервис», ООО «Севершвейпром» носили длительный характер, являлись многолетними. Самостоятельность этих обществ, их предпринимательская деятельность, получение доходов и несение расходов, отсутствие неправомерности поведения во взаимоотношениях с заявителем, установлена и самим ответчиком при проведении выездных налоговых проверок этих трёх обществ. Так, заявитель представил суду акты выездной налоговой проверки от 23 сентября 2005 года, от 6 ноября 2007 года, от 25 декабря 2007 года, от 19 мая 2008 года, от 3 июня 2011 года. Налоговыми проверками не выявлено также формального признака в отношениях работников с ООО «Легромсервис», ООО «Севершвейпром». Утверждая об отсутствии специализированной деятельности и иной деловой активности ООО «Легромсервис», ООО «Севершвейпром», ответчик тем не менее признаёт за ними доходы и уплачиваемые налоги.

Заявитель представил суду сведения о численности своих работников за период с 2003 по 2009 год, из которых не следует, что он минимизировал эту численность во избежание налоговой нагрузки по ЕСН.

Суд считает, что ответчик не доказал получение заявителем необоснованной налоговой выгоды.

Помимо изложенного суд считает, что вывод о занижении налоговой базы по ЕСН необоснован и по размеру.

Согласно оспариваемому решению и пояснениям ответчика, эта база установлена на основании ведомостей выдачи заработной платы в ООО «Легромсервис», ООО «Севершвейпром», их деклараций по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование. Расчёт налоговой базы и ЕСН приведён в приложениях № 1, 2, 3 к акту налоговой проверки.

Ответчик не устанавливал при проверке, все ли работники ООО «Легромсервис», ООО «Севершвейпром» участвовали в исполнении договоров, заключённых этими организациями с заявителем. Вместе с тем, он принял возражения заявителя на акт проверки, касающийся работников ООО «Легпромсервис» и ООО «Севершвейпром» Ординой А.П., Орловской П.М., Савиной О.С., Табриной А.А., Хижняк А.В., Акинтьевой С.И., Елисеевой Е.А., Беловой И.В., Кузнецовой А.А. При вынесении оспариваемого решения ответчик исключил из налоговой базы по ЕСН заработную плату этих лиц как не оказывающих услуги по пошиву изделий для заявителя (приложение № 1 к решению).

Между тем, в перечне работников (приложения № 1, 2, 3 к акту налоговой проверки), чью заработную плату ответчик включил в налоговую базу по ЕСН, значатся не только швеи, закройщики, наладчики швейного оборудования, но и уборщицы, электрики, директор, бухгалтеры, охранники, менеджеры по продажам и другие работники.

Однако, налоговой проверкой установлено, что ООО «Легпромсервис» сотрудничало не только с заявителем, но и оказывало услуги другим организациям, получая доходы.

Для утверждения о том, что заработная плата приведённых в приложениях к акту проверки работников ООО «Легпромсервис» и ООО «Севершвейпром», участвовавших в изготовлении спецодежды для заявителя, а также в процессе оказания услуг иным организациям, равна заработной плате, какую им вменяет ответчик (для исчисления налоговой базы по ЕСН, как если бы они работали на заявителя), нет достаточных оснований.

В приложениях № 1, 2, 3 к акту налоговой проверки значатся также граждане, заключившие с ООО «Легпромсервис» и ООО «Севершвейпром» договоры подряда. При этом ответчик не установил, что эти граждане осуществляли пошив швейных изделий.

Суд признаёт недействительным решение ответчика о начислении единого социального налога, соответствующих пеней и штрафа.

В силу данного обстоятельства оспаривание заявителем штрафа за неуплату налога на прибыль лишено оснований. Как видно из заявления и пояснений представителя заявителя в суде, обстоятельств, изложенных в оспариваемом решении о представлении уточнённых налоговых деклараций, он не опровергает. Возражения против штрафа сводились к тому, что если бы ответчик учёл начисленный при проверке ЕСН в составе расходов в целях налогообложения прибыли (как установлено статьёй 264 Налогового кодекса Российской Федерации), то недоимки как основания для наложения штрафа по пункту 1 статьи 122 Кодекса не было бы. Поскольку суд признаёт начисление ЕСН неправомерным, то рассмотрение этого начисления как расходов для налога на прибыль исключено.

Относительно штрафа по налогу на доходы физических лиц суд отмечает следующее.

Неправомерное неудержание и (или) неперечисление (неполное удержание и (или) перечисление) в установленный Налоговым кодексом Российской Федерации срок сумм налога, подлежащего удержанию и перечислению налоговым агентом, влечёт взыскание штрафа в размере 20 процентов от суммы, подлежащей удержанию и (или) перечислению (статья 123 Кодекса).

Заявитель привлёчён к данной ответственности за неперечисление в установленный срок НДФЛ за август, октябрь, ноябрь 2010 года. При этом штраф составил 20260 руб.

В пункте 5 статьи 101 Кодекса предусмотрено, что в ходе рассмотрения материалов налоговой проверки руководитель налогового органа выявляет обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность за совершение налогового правонарушения.

Эти обстоятельства устанавливаются судом или налоговым органом, рассматривающим дело, и учитываются при применении налоговых санкций (статья 112 Кодекса). В статье 114 указано, что при наличии хотя бы одного смягчающего ответственность обстоятельства размер штрафа подлежит уменьшению не меньше, чем в два раза по сравнению с размером, установленным соответствующей статьёй Кодекса.

На стр. 44 оспариваемого решения отмечено, что смягчающих ответственность заявителя обстоятельств ответчик не установил. Между тем это не соответствует действительности.

В оспариваемом решении (стр. 42) указано, что при сроке 17.09.2010 НДФЛ за август уплачивался с 23.09.2010; при сроке 24.11.2010 налог за октябрь 2010 года уплачивался с 25.11.2010; при сроке 24.12.2010 налог за ноябрь 2010 года уплачен 30.12.2010. Заявитель пояснил суду, что просрочка в перечислении налога вызвана финансовыми трудностями.

Суд расценивает данные обстоятельства как смягчающие ответственность заявителя за неперечисление НДФЛ в установленный Налоговым кодексом Российской Федерации срок. Учитывает при этом, что потери бюджета от несвоевременного перечисления НДФЛ компенсированы пенями.

Суд считает, что штраф по статье 123 Налогового кодекса Российской Федерации не мог превышать 5000 руб. В части штрафа, превышающего этот размер, суд признаёт оспариваемое решение недействительным.

Довод заявителя о нарушении срока выездной налоговой проверки суд отклоняет. Нарушение срока заявитель усматривает в том, что с решением о приостановлении выездной проверки от 30 декабря 2010 года № 2.12-05/505 руководитель ЗАО «Союз-Спецодежда» ознакомлен 31.03.2011. По мнению заявителя, получение доказательств за пределами установленного Налоговым кодексом Российской Федерации срока проведения проверки влечёт недействительность оспариваемого решения.

Статьёй 89 Налогового кодекса Российской Федерации в пункте 6 установлено, что выездная налоговая проверка не может продолжаться более двух месяцев. Этот срок может быть продлён до четырёх месяцев, а в исключительных случаях - до шести месяцев.

Согласно пункту 8 статьи 89 срок проведения выездной налоговой проверки исчисляется со дня вынесения решения о назначении проверки и до дня составления справки о проведённой проверке.

Пунктом 9 установлено, что руководитель (заместитель руководителя) налогового органа вправе приостановить проведение выездной налоговой проверки. Приостановление и возобновление проведения выездной налоговой проверки оформляются соответствующим решением руководителя (заместителя руководителя) налогового органа, проводящего указанную проверку. Общий срок приостановления проведения выездной налоговой проверки не может превышать шесть месяцев.

Решение о проведении выездной налоговой проверки № 2.12-05/502 вынесено ответчиком 29 декабря 2010 года. Решением от 30 декабря 2010 года № 2.12-05/505 проведение проверки приостановлено. Как следует из пояснений ответчика и материалов дела, уведомление о принятии решения о приостановлении проверки с приложением его копии направлено ответчиком заявителю по факсимильной связи 30.12.2010. Направление этих же документов продублировано ответчиком 11.01.2011 по почте заказным письмом.

Ввиду того, что Августин В.А. ссылался на неполучение решения от 30 декабря 2010 года № 2.12-05/505, ответчик ознакомил его с этим решением 31.03.2011 под роспись.

Суд обращает внимание на то, что Августин В.А. под роспись ознакомлен и с решением от 17 января 2011 года № 2.12-05/528 о возобновлении проверки. Из чего следует вывод о том, что о предшествующем приостановлении проверки он знал, в решении от 17 января 2011 года имеется ссылка на решение от 30 декабря 2010 года № 2.12-05/505.

Статья 89 Налогового кодекса Российской Федерации не содержит положений о том, каким способом до налогоплательщика доводится решение налогового органа о приостановлении выездной проверки.

При таких обстоятельствах суд не усматривает нарушений в действиях ответчика по приостановлению проверки 30 декабря 2011 года.

Расходы заявителя по уплате государственной пошлины в сумме 2000 руб. за оспаривание ненормативного правового акта, в сумме 2000 руб. за подачу заявления об обеспечительных мерах подлежат возмещению за счёт ответчика в соответствии с частью 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Арбитражный суд, руководствуясь ст. ст. 110, 167, 176, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

РЕШИЛ:

признать недействительным как противоречащее Налоговому кодексу Российской Федерации решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 9 по Архангельской области и Ненецкому автономному округу от 30 июня 2011 года № 2.12-05/07833 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, вынесенное в отношении закрытого акционерного общества «Союз-Спецодежда», в части: начисления единого социального налога, соответствующих пеней и штрафа; штрафа по налогу на доходы физических лиц, превышающего 5000 руб.

Обязать Межрайонную инспекцию Федеральной налоговой службы № 9 по Архангельской области и Ненецкому автономному округу устранить нарушение прав закрытого акционерного общества «Союз-Спецодежда».

Взыскать с Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 9 по Архангельской области и Ненецкому автономному округу в пользу закрытого акционерного общества «Союз-Спецодежда» 4000 руб. в возмещение расходов по уплате государственной пошлины.

Настоящее решение может быть обжаловано в Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд путём подачи жалобы через Арбитражный суд Архангельской области в течение месяца со дня принятия.

Судья И. А. Меньшикова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А05-9162/2011
Принявший орган: Арбитражный суд Архангельской области
Дата принятия: 06 декабря 2011

Поиск в тексте