• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ВТОРОЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 26 января 2010 года  Дело N А29-9457/2009

Резолютивная часть постановления объявлена 26 января 2010 года.

Полный текст постановления изготовлен 26 января 2010 года.

Второй арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Лобановой Л.Н.,

судей Хоровой Т.В., Черных Л.И.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Калининым А.Ю.,

при участии в судебном заседании:

представителя заявителя: Гордеева Ю.А., действующего на основании доверенности от 07.04.2009,

представителей ответчиков: Дубинец А.В., действующей на основании доверенности от 04.08.2007 № 05 - 14/40, Филатовой В.В., действующей на основании доверенности от 12.10.2009 № 05 - 12,

представителя УФНС России по Республике Коми: Дубинец А.В., действующей на основании доверенности от 14.01.2010 № 05 - 16/40,

рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу Межрайонной Инспекции Федеральной налоговой службы №3 по Республике Коми

на решение Арбитражного суда Республики Коми от 12.11.2009 по делу № А29 - 9457/2009, принятое судом в составе судьи Макаровой Л.Ф.,

по заявлению индивидуального предпринимателя Ластовского Арнольда Андреевича

к Межрайонной Инспекции Федеральной налоговой службы №3 по Республике Коми, Управлению Федеральной налоговой службы по Республике Коми,

о признании частично недействительным решения налогового органа от 04.06.2009 № 13 - 21/4 в редакции решения Управления Федеральной налоговой службы по Республике Коми от 29.07.2009 № 329 - А,

установил:

индивидуальный предприниматель Ластовский Арнольд Андреевич (далее - Предприниматель, налогоплательщик, заявитель) обратился с заявлением в Арбитражный суд Республики Коми к Межрайонной Инспекции Федеральной налоговой службы №3 по Республике Коми (далее - Межрайонная ИФНС России № 3 по Республике Коми, Инспекция, налоговый орган) и Управлению Федеральной налоговой службы по Республике Коми (далее - УФНС России по Республике Коми, Управление) о признании недействительным решения налогового органа от 04.06.2009 № 13 - 21/4, в редакции решения Управления Федеральной налоговой службы по Республике Коми от 29.07.2009 № 329 - А, в части привлечения Предпринимателя к налоговой ответственности на основании пункта 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафов в сумме 1 204 294 рубля, наличия обязанности уплатить налоги в сумме 15 430 343 рубля и начисления пени в сумме 3 336 423 рубля 46 копеек.

Решением Арбитражного суда Республики Коми от 12.11.2009 заявленные требования Предпринимателя удовлетворены частично, оспариваемое налогоплательщиком решение Инспекции, в редакции решения Управления, признано недействительным в части привлечения к налоговой ответственности на основании пункта 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неполную уплату налога на доходы физических лиц в виде штрафа в сумме 307 236 рублей 63 копейки, за неполную уплату налога на добавленную стоимость в виде штрафа в сумме 896 894 рубля; в части начисления пени за несвоевременную уплату налога на доходы физических лиц в сумме 681 709 рублей 09 копеек, единого социального налога в сумме 56 398 рублей 45 копеек, налога на добавленную стоимость в сумме 2 598 210 рублей 69 копеек; в части наличия обязанности уплатить налог на доходы физических лиц в сумме 5 777 739 рублей 16 копеек, единый социальный налог в сумме 888 979 рублей 37 копеек, налог на добавленную стоимость в сумме 8 762 682 рубля. В удовлетворении остальной части заявленных Предпринимателем требований суд первой инстанции отказал.

Межрайонная ИФНС России № 3 по Республике Коми с принятым решением суда не согласилась, обратилась во Второй арбитражный апелляционный суд с жалобой, с учетом уточнения от 22.01.2010, в которой просит решение суда первой инстанции в части удовлетворения требований Предпринимателя отменить и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении требований заявителя.

1. По мнению Инспекции, судом первой инстанции не дана надлежащая оценка имеющимся в деле доказательствам, подтверждающим, что предприниматели Ластовский А.А. и Канев Г.Н. являются взаимозависимыми лицами, поскольку отношения между ними повлияли на результаты сделок по реализации товаров (работ, услуг). Инспекция указывает, проведенный налоговым органом анализ цен на аренду помещений показал, что цены, установленные контрагентом налогоплательщика предпринимателем Каневым Г.Н. для третьих лиц, значительно выше цен, установленных предпринимателем Ластовским А.А. для Канева Г.Н. по договору аренды многоэтажного здания торгового дома «Север». По утверждению Инспекции обстоятельства дела свидетельствуют о намеренном создании предпринимателями Ластовским А.А. и Каневым Г.Н. схемы хозяйственных отношений (аренда и субаренда), что позволило налогоплательщику, находясь на общепринятой системе налогообложения, применять профессиональные налоговые вычеты и уменьшать налоговую базу на расходы в полном размере, тем самым максимально снизить подлежащие к уплате в бюджет налоги, а предпринимателю Каневу Г.Н., находящемуся на упрощенной системе налогообложения, применить минимальную ставку налога. Налоговый орган полагает, что судом первой инстанции неправильно применена статья 4 Закона Российской Федерации от 22.03.1991 № 948 - 1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности» и отклонены доводы Инспекции об аффилированности и взаимозависимости предпринимателей Ластовского А.А. и Канева Г.Н. Инспекция полагает, что возможность определения одним лицом условий ведения предпринимательской деятельности другого лица может подтверждаться совокупностью установленных обстоятельств, как в рассматриваемой ситуации. Также, считает Инспекция, судом первой инстанции неправильно применены пункты 4 - 7, 9, 10 и 12 статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации, дана неверная оценка документам и установлены признаки идентичности и однородности иных товаров в сопоставимых условиях, ограничиваясь лишь условиями цены арендной платы по договорам, заключенным между ЗАО «Березка» и ООО «Техномания», ООО «Аракис ЛТД» и ООО «Севергазконтиненталь», а также договоров заключенных с Комитетом управления имущества МО «Город Ухта» и ООО «Аракис ЛТД». Судом не учтено, что по названным договорам арендная плата определена в отношении помещений, имеющих различное предназначение, не принято во внимание различное расположение зданий, в которых арендовались помещения, относительно центра города Ухта, иные обстоятельства. Кроме этого, заявитель жалобы полагает, что арендная плата по договорам аренды, заключенным в отношении муниципального имущества, не соответствует уровню рыночной цены. Инспекция считает, что арендная плата, установленная вышеназванными договорами, не является рыночной ценой аренды помещений, сложившейся в сопоставимых экономических условиях. Выводы суда первой инстанции о том, что деятельность предпринимателя по сдаче имущества в аренду в 2006 году была убыточна или приносила незначительный доход, учитывая в целом расходы по зданию, в котором находились спорные помещения, Инспекция считает необоснованными. Ссылаясь на приведенные обстоятельства, налоговый орган полагает, что, Предприниматель, устанавливая явно заниженную ставку арендной платы, действовал с целью искусственного снижения налогового бремени, что является неправомерным.

2. Инспекция полагает, что судом первой инстанции был неправильно применен подпункт 2 пункта 1 статьи 265 Налогового кодекса Российской Федерации. Поскольку кредитные средства в размере 7010100 рублей, как установлено проверкой, не были использованы Предпринимателем Ластовским А.А. на цели, связанные с осуществлением деятельности, направленной на получение дохода, в связи с чем проценты по кредиту в сумме 149871 рубль 71 копейка были правомерно исключены налоговым органом из состава расходов Предпринимателя, учитываемых в целях налогообложения.

УФНС России по Республике Коми в представленном отзыве в полном объеме поддержало доводы апелляционной жалобы Инспекции, просит жалобу Межрайонной ИФНС России № 3 по Республике Коми удовлетворить.

Индивидуальный предприниматель Ластовский А.А. в отзыве на апелляционную жалобу Инспекции указал, что решение суда первой инстанции считает законным и обоснованным, а жалобу налогового органа - не подлежащей удовлетворению.

В судебном заседании апелляционного суда представители Межрайонной ИФНС России № 3 по Республике Коми, УФНС России по Республике Коми и индивидуального предпринимателя Ластовского А.А. поддержали позиции, изложенные в апелляционной жалобе и отзывах на жалобу.

Законность решения Арбитражного суда Республики Коми в обжалуемой Инспекцией части проверена Вторым арбитражным апелляционным судом в порядке, установленном статьями 258, 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела, Межрайонной ИФНС России № 3 по Республике Коми была проведена выездная налоговая проверка предпринимателя Ластовского А.А. за период с 01.01.2005 по 30.06.2008, в ходе которой были сделаны выводы о нарушении налогоплательщиком законодательства о налогах и сборах. Факты выявленных нарушений отражены в акте проверки № 13 - 21/4 от 23.03.2009. По результатам рассмотрения материалов проверки начальником Межрайонной ИФНС № 3 по Республике Коми 04.06.2009 было вынесено решение № 13 - 21/4 о привлечении индивидуального предпринимателя Ластовского А.А. к ответственности за совершение налогового правонарушения. Указанное решение было обжаловано налогоплательщиком в вышестоящий налоговый орган - УФНС России по Республике Коми. Рассмотрев апелляционную жалобу Предпринимателя, УФНС России по Республике Коми изменило решение Инспекции от 04.06.2009 № 13 - 21/4, изложив его резолютивную часть в новой редакции (решение УФНС России по Республике Коми от 29.07.2009 № 329 - А). Согласно решению Межрайонной ИФНС России № 3 по Республике Коми от 04.06.2009 № 13 - 21/4, в редакции решения Управления от 29.07.2009 № 329 - А, индивидуальный предприниматель Ластовский А.А. привлечен к налоговой ответственности на основании пункта 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неполную уплату налогов в виде штрафов в сумме 1 204 294 рубля, в том числе: за неполную уплату налога на доходы физических лиц за 2006, 2007 года - в виде штрафов в сумме 307 400 рублей; за неполную уплату налога на добавленную стоимость за декабрь 2006 года, декабрь 2007 года - в виде штрафов в сумме 896 894 рубля. Налогоплательщику были начислены пени за несвоевременную уплату налогов в общей сумме 3 336 423 рубля 46 копеек по состоянию на 04.06.2009, в том числе по налогу на доходы физических лиц в сумме 681 806 рублей 27 копеек, по единому социальному налогу, зачисляемому в Федеральный бюджет, в сумме 56 406 рублей 50 копеек, по налогу на добавленную стоимость в сумме 2 598 210 рублей 69 копеек и предложено уплатить налоги в сумме 15 431 201 рубль, в том числе: налог на доходы физических лиц в сумме 5 778 556 рублей, единый социальный налог, зачисляемый в Федеральный бюджет, в сумме 889 963 рубля, налог на добавленную стоимость в сумме 8 762 682 рубля.

Не согласившись с указанным решением, индивидуальный предприниматель Ластовский А.А. обжаловал его в судебном порядке, указав на то, что с доходов от сдачи имущества в аренду им в полном объеме были исчислены и уплачены налоги, а доказательства получения необоснованной налоговой выгоды Инспекцией не представлены; что у налогового органа отсутствовали предусмотренные статьей 40 Налогового кодекса Российской Федерации основания для контроля за правильностью применения цен по сделкам с предпринимателем Каневым Г.Н.; что кредитные денежные средства были использованы налогоплательщиком в целях осуществления предпринимательской деятельности, в связи с чем проценты, уплаченные по кредитным договорам, были правомерно включены в состав расходов при исчислении налога на доходы физических лиц и единого социального налога.

Суд первой инстанции, частично удовлетворяя требования Предпринимателя, руководствовался статьями 20, 40, 209, 210, 221, 236, 237, 252265 Налогового кодекса Российской Федерации, статьей 4 Закона Российской Федерации от 22.03.1991 № 948 - 1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках», статьей 9 Федерального закона от 26.07.2006 № 135 - ФЗ « О защите конкуренции», статьями 128, 807 Гражданского кодекса Российской Федерации. Суд первой инстанции пришел к выводу, что основания считать предпринимателей Ластовского А.А. и Канева Г.Н. взаимозависимыми для целей налогообложения лицами, отсутствуют, налоговыми органами не доказано, что размер арендной платы, установленной налогоплательщиком для арендатора Канева Г.Н., не соответствовал уровню рыночных цен, признал, что выводы Инспекции о направленности действий предпринимателя и его контрагента на получение необоснованной налоговой выгоды, не подтверждены. Расходы предпринимателя на уплату процентов по кредиту, за исключением 6283 рублей 35 копеек, признаны судом первой инстанции экономически оправданными и документально подтвержденными.

Исследовав материалы дела, изучив доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, заслушав представителей сторон, суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены или изменения решения суда исходя из нижеследующего.

1. В ходе выездной налоговой проверки Инспекцией было установлено, что Ластовский А.А. является собственником нежилого здания общей площадью 1946,6 кв. м, расположенного по адресу: г. Ухта, ул. Ленина, 14, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права собственности № 11 АА № 133123 от 10.07.2002 (т.5, л.д. 60). Как следует из поэтажных планов, принадлежащий Ластовскому А.А. объект недвижимого имущества представляет собой трехэтажное строение, на каждом этаже которого имеются обособленные помещения различных площадей.

30.12.2004 между предпринимателем Ластовским А.А. (арендодатель) и предпринимателем Каневым Г.Н. (арендатор) был заключен договор аренды сроком действия с 03.01.2005 до 29.12.2005, согласно которому арендодатель передает, а арендатор принимает в аренду помещения общей площадью 814,5 кв. м, расположенные в здании по адресу: г. Ухта, ул. Ленина, 14. Пунктом 3 указанного договора было предусмотрено, что арендная плата за помещения составляет 176 132 рубля в месяц или 2 113 584 рубля в год (с учетом НДС) (т. 5, л.д. 78).

В период с 03.01.2006 по 29.12.2006 индивидуальный предприниматель Канев Г.Н. использовал помещения в указанном здании общей площадью 884,5 кв. м на основании договора аренды от 30.12.2005, согласно пункту 3 которого арендная плата за помещения составляет 256 679 рублей в месяц или 3 080 148 рублей в год с учетом НДС (т.5, л.д. 63 - 65).

Согласно договору аренды от 30.12.2006, заключенному между предпринимателем Ластовским А.А. (арендодатель) и предпринимателем Каневым Г.Н. (арендатор) на срок с 03.01.2007 по 30.06.2007, арендная плата за помещения общей площадью 884,5 кв. м, расположенные в здании по адресу: г. Ухта, ул. Ленина, 14, составляет 274 381 рубль в месяц или 1 646 286 рублей за шесть месяцев с учетом НДС (т.5, л.д. 102 - 104).

01.07.2007 между предпринимателем Ластовским А.А. (арендодатель) и предпринимателем Каневым Г.Н. (арендатор) был заключен договор аренды сроком действия с 01.07.2007 по 31.12.2007, согласно которому арендодатель передает, а арендатор принимает в аренду помещения общей площадью 970,5 кв. м, расположенные в здании по адресу: г. Ухта, ул. Ленина, 14. Согласно условиям договора (пункт 3) арендная плата за помещения составляет 303 304 рубля в месяц или 1 819 824 рубля за шесть месяцев с учетом НДС (т.5, л.д. 89 - 91).

Названными договорами аренды предусмотрено, что расходы по содержанию сдаваемых в аренду помещений (теплоснабжение, водоснабжение и энергоснабжение, водоотведение, вывоз твердых бытовых отходов, охрана и т.д.) (перечень расходов приведен в приложениях №№ 4, 7, 10 к решению) несет арендодатель - индивидуальный предприниматель Ластовский А.А.

Нежилые помещения передавались от арендодателя арендатору, а также по окончании срока действия договоров аренды от арендатора арендодателю по актам приема - передачи. По окончании 2005, 2006, 2007 годов предпринимателем Ластовским А.А. в адрес предпринимателя Канева Г.Н. выставлялись счета - фактуры с отражением сумм арендной платы и НДС (т. 5, л.д. 56 - 58).

Предприниматель Канев Г.Н. предоставлял арендуемые им у Ластовского А.А. площади в субаренду иным хозяйствующим субъектам для осуществления торговой деятельности; торговые площади предоставлялись в субаренду либо в виде отдельного обособленного помещения (павильона), либо в виде части площади помещения.

В 2005 году индивидуальным предпринимателем Каневым Г.Н. было заключено 17 договоров субаренды (т. 2, л.д. 62), в 2006 году - 27 (т.2, л.д. 70), в 2007 году - 28 (т.2, л.д. 79), при этом арендная плата по большинству договоров составляла 1 800 рублей за 1 кв. м в месяц (приложения №№ 5, 8, 11 к решению).

Доходы предпринимателя Ластовского А.А. от сдачи в аренду помещений в здании, расположенном по адресу: г. Ухта, ул. Ленина, 14, составили в 2005 году 1 791 172 рубля 88 копеек (без НДС), в 2006 году - 2 610 294 рубля 92 копейки (без НДС), в 2007 году - 2 937 381 рубль 36 копеек (без НДС). Затраты налогоплательщика, связанные с содержанием здания (в том числе амортизация и налог на имущество), составили: в 2005 году - 1 443 867 рублей 06 копеек, в 2006 году - 3 190 285 рублей 89 копеек, в 2007 году - 2 444 696 рублей 51 копейка.

От сдачи в субаренду торговых площадей предпринимателем Каневым Г.Н. был и получены следующие доходы: в 2005 году - в сумме 11 406 400 рублей, в 2006 году - в сумме 18 254 192 рубля, за 2007 год - в сумме 22 593 605 рублей, при этом он не нес расходы по содержанию и ремонту арендуемых помещений.

Инспекция настаивает, что индивидуальные предприниматели Ластовский А.А. и Канев Г.Н. могут быть признаны взаимозависимыми лицами для целей налогообложения на основании пункта 2 статьи 20 Налогового кодекса Российской Федерации.

Индивидуальные предприниматели Ластовский А.А. и Канев Г.Н. являются учредителями ООО «АртНордПроект» (доли участия по 25 процентов), зарегистрированного в качестве юридического лица 28.02.2006 (т.4, л.д. 1 - 5).

У предпринимателей с 1995 года в общей долевой собственности находится нежилое здание, расположенное по адресу: г. Ухта, ул. Железнодорожная, 5.

04.11.2006 предпринимателями Ластовским А.А. и Каневым Г.Н. (дольщики) был заключен договор долевого участия в строительстве объекта недвижимости № 19/Н - 1 с ООО «Градостроительная компания «Новый дом» (инвестор), согласно которому дольщики обязуются внести денежные средства (по 10 000 000 рублей) в строительство объекта, расположенного по адресу: г. Ухта, ул. Тиманская, 4, а инвестор обязуется по окончании строительства передать дольщикам расположенное в цокольном этаже нежилое помещение площадью 599,1 кв. м. Указанный объект недвижимого имущества, право собственности на который было зарегистрировано 12.03.2007, предприниматели совместно сдают в аренду ООО «Стройгазконсалтинг - Ухта» (договор аренды от 01.07.2007 № 1) (т.4, л.д. 34 - 79).

Предприниматель Ластовский А.А. арендует у предпринимателя Канева Г.Н. транспортные средства и оборудование (договоры аренды от 28.03.2003, договоры аренды транспортных средств без экипажа от 05.01.2005 №№ 1, 2 (т. 4, л.д. 22 - 32).

Жена Канева Г.Н. состоит в трудовых отношениях с предпринимателем Ластовским А.А. (т. 4, л.д. 17).

Для ведения учета доходов, полученных от осуществления предпринимательской деятельности, предприниматели Ластовский А.А. и Канев Г.Н. пользуются услугами одного лица - Каянкиной Е.В. (т.4, л.д. 17, 20, 21).

На основании указанных обстоятельств по результатам выездной налоговой проверки индивидуального предпринимателя Ластовского А. А. Инспекцией был сделан вывод о том, что цены по договорам аренды, заключенным между являющимися взаимозависимыми лицами предпринимателями Ластовским А.А. и Каневым Г.Н., не соответствуют уровню рыночных цен, а действия указанных лиц были направлены на получение необоснованной налоговой выгоды, связанной с уменьшением выручки, полученной от оказания услуг по сдаче в аренду нежилых помещений предпринимателю Каневу Г.Н., который применяет упрощенную систему налогообложения и, соответственно, налоговой базы по ряду налогов. В этой связи по результатам выездной проверки доходы Ластовского А.А. от сдачи недвижимого имущества в аренду предпринимателю Каневу Г.Н. были до размера доходов, полученных предпринимателем Каневым Г.Н. от сдачи арендованного у налогоплательщика имущества в субаренду.

УФНС России по Республике Коми по результатам рассмотрения апелляционной жалобы налогоплательщика в указанной части оставило решение Инспекции без изменения, указав при этом, что цена, по которой предприниматель Канев Г.Н. сдавал торговые площади в субаренду, соответствует уровню рыночных цен.

Признавая приведенные налоговыми органами выводы неправомерными, суд первой инстанции обоснованно исходил из следующего.

Согласно статье 41 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемая в соответствии с главами Кодекса.

В статье 40 Кодекса установлены принципы определения цены товаров, работ или услуг для целей налогообложения.

В соответствии с указанной нормой права, если иное не предусмотрено настоящей статьей, для целей налогообложения принимается цена товаров, работ или услуг, указанная сторонами сделки. Пока не доказано обратное, предполагается, что эта цена соответствует уровню рыночных цен.

Налоговые органы при осуществлении контроля за полнотой исчисления налогов вправе проверять правильность применения цен по сделкам лишь в следующих случаях: 1) между взаимозависимыми лицами; 2) по товарообменным (бартерным) операциям; 3) при совершении внешнеторговых сделок; 4) при отклонении более чем на 20 процентов в сторону повышения или в сторону понижения от уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам (работам, услугам) в пределах непродолжительного периода времени.

В случаях, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи, когда цены товаров, работ или услуг, примененные сторонами сделки, отклоняются в сторону повышения или в сторону понижения более чем на 20 процентов от рыночной цены идентичных (однородных) товаров (работ или услуг), налоговый орган вправе вынести мотивированное решение о доначислении налога и пени, рассчитанных таким образом, как если бы результаты этой сделки были оценены исходя из применения рыночных цен на соответствующие товары, работы или услуги.

В данном случае, как правильно указал суд первой инстанции, сделки, заключенные между предпринимателями Ластовским А.А. и Каневым Г.Н., к товарообменным (бартерным) не относится, внешнеторговыми не являются, аналогичные договоры в проверяемом периоде индивидуальный предприниматель Ластовский А.А. не заключал.

Пунктом 1 статьи 20 Кодекса предусмотрено, что взаимозависимыми лицами для целей налогообложения признаются физические лица и (или) организации, отношения между которыми могут оказывать влияние на условия или экономические результаты их деятельности или деятельности представляемых ими лиц, а именно: одна организация непосредственно и (или) косвенно участвует в другой организации, и суммарная доля такого участия составляет более 20 процентов. Доля косвенного участия одной организации в другой через последовательность иных организаций определяется в виде произведения долей непосредственного участия организаций этой последовательности одна в другой; одно физическое лицо подчиняется другому физическому лицу по должностному положению; 3) лица состоят в соответствии с семейным законодательством Российской Федерации в брачных отношениях, отношениях родства или свойства, усыновителя и усыновленного, а также попечителя и опекаемого.

Согласно пункту 2 статьи 20 Кодекса суд может признать лица взаимозависимыми по иным основаниям, не предусмотренным пунктом 1 настоящей статьи, если отношения между этими лицами могут повлиять на результаты сделок по реализации товаров (работ, услуг).

В пункте 3.3 Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 04.12.2003 № 441 - О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью «Нива - 7» на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 2 статьи 20, пунктами 2 и 3 статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации», указано, что право признать лица взаимозависимыми по иным основаниям, не предусмотренным пунктом 1 статьи 20 Кодекса, может быть использовано судом лишь при условии, что эти основания указаны в других правовых актах, а отношения между этими лицами объективно могут повлиять на результаты сделок по реализации товаров (работ, услуг), в том числе в случаях совершения хозяйственным обществом сделок с заинтересованными лицами, признаваемыми таковыми законом.

При этом в каждом конкретном случае необходимо доказать, что взаимозависимость привела к нерыночному ценообразованию, а действия налогоплательщика были направлены на уклонение от уплаты налогов.

Из материалов дела следует, что в качестве правового основания для признания предпринимателей Ластовского А.А. и Канева Г.Н. взаимозависимыми для целей налогообложения лицами при рассмотрении дела в суде первой инстанции Межрайонная ИФНС России № 3 по Республике Коми ссылалась на статью 4 Закона Российской Федерации от 22.03.1991№ 948 - 1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках», указывая на то, что предприниматели Ластовский А.А. и Канев Г.Н. являются аффилированными и взаимозависимыми лицами, поскольку относятся к одной группе лиц и выступают учредителями ООО «АртНордПроект» (доли участия по 25 процентов). На эту же норму права Инспекция ссылается в апелляционной жалобе.

В соответствии со статьей 4 Закона Российской Федерации № 948 - 1 от 22.03.1991 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» (в редакции Федерального закона от 06.05.1998 № 70 - ФЗ), под аффилированными лицами понимаются физические и юридические лица, способные оказывать влияние на деятельность юридических и (или) физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность.

Аффилированными лицами физического лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность, являются лица, принадлежащие к той группе лиц, к которой принадлежит данное физическое лицо.

При этом под группой лиц понимается группа юридических и (или) физических лиц, применительно к которым выполняется одно или несколько предусмотренных статьей 4 Закона Российской Федерации «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» условий (в редакций, действовавшей до вступления в силу Федерального закона № 135 - ФЗ от 26.07.2006). Впоследствии понятие «группа лиц» было раскрыто в статье 9 Федерального закона от 26.07.2006 № 135 - ФЗ «О защите конкуренции».

В суде первой инстанции и в апелляционной жалобе Инспекция указывает, что предприниматели Ластовский А.А. и Канев Г.Н. относятся к одной группе лиц, так как в их случае соблюдено следующее условие: лицо или несколько лиц получили возможность на основании договора или иным образом определять решения, принимаемые другими лицом или лицами, в том числе определять условия ведения другими лицом или лицами предпринимательской деятельности, либо осуществлять полномочия исполнительного органа других лица или лиц на основании договора.

Как указывают представители Инспекции, Ластовский А.А. предопределял решения, принимаемые Каневым Г.Н., и условия ведения им предпринимательской деятельности, поскольку от Ластовского А.А. зависит возможность получения Каневым Г.Н. дохода. Однако эти доводы заявителя апелляционной жалобы не подтверждаются материалами дела. Сами по себе факты, указанные налоговым органом в апелляционной жалобе (предприниматели являлись собственниками нескольких нежилых помещений, принимали участие в строительстве объекта недвижимости по договору долевого участия в строительстве, пользовались на праве аренды земельным участком и др.) не свидетельствуют о возможности влияния Ластовского А.А. на определение решений, принимаемых Каневым Г.Н. и на определение условий ведения Каневым Г.Н. предпринимательской деятельности.

Кроме того, по смыслу статьи 4 Закона Российской Федерации от 23.03.1991 № 948 - 1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности», на которую ссылается налоговый орган, возможность лица определять решения, принимаемые другими лицом, в том числе определять условия ведения этим лицом предпринимательской деятельности, предполагает наличие у одного лица основанных на договоре или законе (нормативном правовом акте) механизмов, рычагов воздействия на другое лицо с целью реализации необходимых решений, в том числе и нежелательных для данного другого лица.

Как правильно указал суд первой инстанции, само по себе наличие гражданско - правовых отношений, не предусматривающих передачу права принимать решения от имени другого лица, в том числе и таких договорных отношений, которые, по мнению налогового органа, экономически выгодны одному из контрагентов, еще не означает, что один из контрагентов имеет возможность определять решения, принимаемые другим контрагентом. Иное фактически означало бы, что стороны любых гражданско - правовых сделок могут быть признаны аффилированными лицами.

В данном случае выводы суда первой инстанции о том, что предприниматель Канев Г.Н. никаких доверенностей Ластовскому А.А. не выдавал, договоры, позволяющие Ластовскому А.А. принимать за него какие - либо решения (поручения, доверительного управления имуществом и т.д.), между указанными лицами не заключались, соответствуют материалам дела.

Налоговым органом не представлены доказательства и не опровергнуты выводы суда об отсутствии у индивидуального предпринимателя Ластовского А.А. возможности определять решения, принимаемые Каневым Г.Н., в том числе определять условия ведения им предпринимательской деятельности.

Кроме этого, разрешая спор, суд первой инстанции правомерно учел наличие доказательств того, что договорные отношения между Ластовским А.А. и Каневым Г.Н. были экономически выгодны обоим предпринимателям.

В решении Инспекции содержатся сведения о том, что в проверяемом периоде предприниматель Канев Г.Н. предоставлял предпринимателю Ластовскому А.А. в аренду передвижной вагон - холодильник емкостью 45 тонн и сборно - разборный склад площадью 720 кв. м, находящиеся по адресу: г. Ухта, ул. Железнодорожная, 3, арендная плата составляла 50 рублей (с НДС) за кв. м в месяц, а также автобус марки ГАЗ - 322130 и фургон марки ГАЗ - 4753; арендная плата за каждое транспортное средство установлена в размере 10 000 рублей в месяц (т. 4, л.д. 22 - 33). При этом вопрос о том, имел ли Ластовский А.А. возможность арендовать аналогичное имущество по указанной цене у других лиц в ходе проверки налоговым органом не исследовался.

Кроме того, договором аренды от 30.12.2004 вагона - холодильника емкостью 45 тонн и сборно - разборного склада площадью 720 кв. м установлена арендная плата в размере 50 рублей за кв. м в месяц. 19.12.2005 на расчетный счет Канева Г.Н. поступила арендная плата за сборно - разборный склад и вагон - холодильник в сумме 432 000 рублей. Поскольку указанная сумма складывается исходя из следующего расчета: 720 кв. м х 50 руб. х 12 месяцев, судом обоснованно счел, что арендная плата за передвижной вагон - холодильник емкостью 45 тонн договором не была установлена.

Также Инспекцией было установлено, что в долевой собственности предпринимателей Ластовского А.А. и Канева Г.Н. находится нежилое помещение, расположенное по адресу: г. Ухта, ул. Железнодорожная, 5, при этом у Канева Г.Н. доходы от использования указанного имущества отсутствовали (в решении указано, что Канев Г.Н. получал доходы только от сдачи в субаренду торговых площадей, арендуемых у Ластовского А.А., и от сдачи в аренду Ластовскому А.А. торгового оборудования и транспортных средств). Каким образом партнеры использовали указанную недвижимость, кто и на каком основании ею распоряжался и получал доход от ее использования налоговым органом не определено. Указанные выводы суда заявителем апелляционной жалобы не опровергнуты.

Доводы Инспекции о том, что приведенные обстоятельства не имеют правового значения для рассмотрения спора, не принимаются апелляционным судом. В соответствии с требованиями статей 15, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации принимаемое арбитражным судом решение должно быть законным, обоснованным, мотивированным выводами, основанными на всестороннем, полном и объективном исследовании в совокупности представленных доказательств, правильном установлении фактических обстоятельств спора, имеющих значение для дела. В данном случае исследование судом первой инстанции вопроса об использовании предпринимателями иного имущества, имело существенное значение для выяснения, являются ли Ластовский и Канев Г.Н. аффилированными и взаимозависимыми для целей налогообложения лицами.

Принимая решение о частичном удовлетворении требований Предпринимателя, суд первой инстанции правомерно руководствовался следующим.

В связи с вступлением в силу Федерального закона № 135 - ФЗ от 26.07.2006 «О защите конкуренции» понятие «группа лиц» приведено в статье 9 указанного Закона, а из Закона Российской Федерации «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» исключено.

В статье 9 Федерального закона № 135 - ФЗ от 26.07.2006 «О защите конкуренции» тот признак отнесения физических лиц к группе лиц, на который ссылается налоговый орган, отсутствует.

Статьей 4 Закона Российской Федерации «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» предусмотрено, что лица, которые имеют право распоряжаться более чем 20 процентами общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции либо составляющие уставный или складочный капитал вклады, доли данного юридического лица, являются аффилированными лицами юридического лица.

Апелляционный суд поддерживает выводы суда первой инстанции о том, что по смыслу указанной нормы учредители юридического лица с долями участия более 20 процентов признаются аффилированными лицами данного юридического лица, а не друг друга. Соответственно, взаимозависимыми могут быть признаны ООО «АртНордПроект» и Ластовский А.А., ООО «АртНордПроект» и Канев Г.Н. Однако то обстоятельство, что предприниматели являются аффилированными лицами ООО «АртНордПроект» не является основанием для признания их взаимозависимыми в отношениях, не связанных с деятельностью данного юридического лица (т. 4, л.д. 1 - 4).

Поскольку иной правовой акт, на основании которых стороны договоров аренды могут быть признаны взаимозависимыми, налоговый орган, в том числе и в апелляционной жалобе, не указал, каким образом отношения между предпринимателями Ластовским А.А. и Каневым Г.Н. могли объективно повлиять на результаты сделок по реализации товаров (работ, услуг), не пояснил, суд первой инстанции сделал правомерный вывод, с учетом положений статей 20 и 40 Кодекса, об отсутствии у Инспекции правовых оснований для проверки правильности применения цен по сделкам, заключенным между предпринимателями Ластовским А.А. и Каневым Г.Н.

С учетом изложенного в рассматриваемой ситуации, с учетом положений пункта 1 статьи 40 Кодекса, для целей налогообложения принимается цена товаров, работ или услуг, указанная сторонами сделки. Пока не доказано обратное, предполагается, что эта цена соответствует уровню рыночных цен.

При доначислении предпринимателю Ластовскому А.А. налогов Инспекция исходила из того, что цена, по которой торговые площади сдавал в субаренду третьим лицам предприниматель Канев Г.Н., является рыночной.

Однако данный вывод налогового органа правомерно признан судом первой инстанции несостоятельным и не подтвержденным документально.

В соответствии со статьей 40 Кодекса, рыночная цена определяется с учетом положений, предусмотренных пунктами 4 - 11 настоящей статьи. При этом учитываются обычные при заключении сделок между невзаимозависимыми лицами надбавки к цене или скидки.

Рыночной ценой товара (работы, услуги) признается цена, сложившаяся при взаимодействии спроса и предложения на рынке идентичных (а при их отсутствии - однородных) товаров (работ, услуг) в сопоставимых экономических (коммерческих) условиях.

Рынком товаров (работ, услуг) признается сфера обращения этих товаров (работ, услуг), определяемая исходя из возможности покупателя (продавца) реально и без значительных дополнительных затрат приобрести (реализовать) товар (работу, услугу) на ближайшей по отношению к покупателю (продавцу) территории Российской Федерации или за пределами Российской Федерации.

При определении рыночных цен товаров, работ или услуг принимаются во внимание сделки между лицами, не являющимися взаимозависимыми. Сделки между взаимозависимыми лицами могут приниматься во внимание только в тех случаях, когда взаимозависимость этих лиц не повлияла на результаты таких сделок.

При определении рыночных цен товара, работы или услуги учитывается информация о заключенных на момент реализации этого товара, работы или услуги сделках с идентичными (однородными) товарами, работами или услугами в сопоставимых условиях. В частности, учитываются такие условия сделок, как количество (объем) поставляемых товаров (например, объем товарной партии), сроки исполнения обязательств, условия платежей, обычно применяемые в сделках данного вида, а также иные разумные условия, которые могут оказывать влияние на цены.

При этом условия сделок на рынке идентичных (а при их отсутствии - однородных) товаров, работ или услуг признаются сопоставимыми, если различие между такими условиями либо существенно не влияет на цену таких товаров, работ или услуг, либо может быть учтено с помощью поправок.

При отсутствии на соответствующем рынке товаров, работ или услуг сделок по идентичным (однородным) товарам, работам, услугам или из - за отсутствия предложения на этом рынке таких товаров, работ или услуг, а также при невозможности определения соответствующих цен ввиду отсутствия либо недоступности информационных источников для определения рыночной цены используется метод цены последующей реализации, при котором рыночная цена товаров, работ или услуг, реализуемых продавцом, определяется как разность цены, по которой такие товары, работы или услуги реализованы покупателем этих товаров, работ или услуг при последующей их реализации (перепродаже), и обычных в подобных случаях затрат, понесенных этим покупателем при перепродаже (без учета цены, по которой были приобретены указанным покупателем у продавца товары, работы или услуги) и продвижении на рынок приобретенных у покупателя товаров, работ или услуг, а также обычной для данной сферы деятельности прибыли покупателя.

При невозможности использования метода цены последующей реализации (в частности, при отсутствии информации о цене товаров, работ или услуг, в последующем реализованных покупателем) используется затратный метод, при котором рыночная цена товаров, работ или услуг, реализуемых продавцом, определяется как сумма произведенных затрат и обычной для данной сферы деятельности прибыли. При этом учитываются обычные в подобных случаях прямые и косвенные затраты на производство (приобретение) и (или) реализацию товаров, работ или услуг, обычные в подобных случаях затраты на транспортировку, хранение, страхование и иные подобные затраты.

При определении и признании рыночной цены товара, работы или услуги используются официальные источники информации о рыночных ценах на товары, работы или услуги и биржевых котировках.

При рассмотрении дела суд вправе учесть любые обстоятельства, имеющие значение для определения результатов сделки, не ограничиваясь обстоятельствами, перечисленными в пунктах 4 - 11 настоящей статьи.

По смыслу статьи 40 Кодекса методы определения рыночной цены товаров (работ, услуг) должны применяться последовательно, и, соответственно, метод цены последующей реализации может быть использован только при отсутствии на соответствующем рынке товаров, работ или услуг сделок по идентичным (однородным) товарам, работам, услугам. Указанный вывод суда первой инстанции основан на правильном толковании статьи 40 Кодекса.

Из материалов дела усматривается, что при доначислении предпринимателю Ластовскому А.А. налогов Инспекция исходила из того, что в 2005 - 2007 годах договора аренды идентичного имущества не заключались, а цена, по которой торговые площади сдавал в субаренду предприниматель Канев Г.Н., является рыночной, то есть при определении рыночной цены был использован метод последующей реализации.

Вместе с тем при определении рыночной цены налоговым органом нарушено требование пункта 9 статьи 40 Кодекса. Выводы Инспекции основаны на том, что полученные предпринимателем Ластовским А.А. доходы от сдачи имущества в аренду существенно ниже доходов предпринимателя Канева Г.Н. от сдачи имущества в субаренду.

Однако, как установлено судом, в материалах дела имеются документы, свидетельствующие о том, что в 2005 - 2007 годах договоры аренды недвижимого имущества заключались, арендная плата, которая была установлена договорами аренды, заключенными между предпринимателями Ластовским А.А. и Каневым Г.Н., сопоставима с той, которая взималась в 2005 - 2007 годах при сдаче в аренду расположенного в г. Ухте недвижимого имущества.

Так, в материалах дела имеется договор аренды (с дополнительным соглашением) нежилых помещений общей площадью 134 кв. м (торговая площадь - 40 кв. м), расположенных на первом этаже здания по адресу: г. Ухта, ул. Октябрьская, 38, заключенные между ЗАО «Березка» и ООО «Техномания». Арендная плата по указанному договору составляла в период с 01.06.2006 по 31.12.2006 - 1 000 рублей за кв. м в месяц, в период с 01.01.2007 по 31.12.2007 - 1 150 рублей за кв. м в месяц, условиями указанных договоров предусмотрено, что арендная плата включает в себя эксплуатационные расходы (расходы по теплоснабжению, водоснабжению и электроснабжению) (т. 11, л.д. 103 - 109).

Согласно договорам, предоставленным ООО «Аракис ЛТД», арендная плата (без учета стоимости коммунальных услуг) по договорам аренды нежилого здания общей площадью 1 593,3 кв. м, расположенного по адресу: г. Ухта, ул. Ленина, 32 (собственник ООО «Северконтиненталь»), составляла с 04.07.2005 - 240 000 рублей (около 150 руб. за кв. м) в месяц (с НДС), с 01.04.2007 - 290 000 рублей (около 182 рублей за кв. м) в месяц (с учетом НДС) (т. 11, л.д. 29 - 30).

Решениями Совета муниципального образования «Город Ухта» были установлены базовые ставки арендной платы за муниципальное недвижимое имущество за 1 кв. м общей площади в размере: с 01.01.2005 - 820 рублей в год, с 01.01.2006 - 890 рублей в год, с 01.03.2007 - 970 рублей в год (т.1, л.д. 132 - 147). С учетом повышающих коэффициентов, установленных для помещений, предназначенных для осуществления розничной торговли (1,5), и расположенных по проспекту Ленина (2), при заключении договоров аренды недвижимого имущества, идентичного объекту, являющемуся предметом договоров, заключенных между предпринимателями Ластовским А.А. и Каневым Г.Н. судом первой инстанции определены ставки арендной платы за 1 кв. м общей площади, которые составили с 01.01.2005 - 2 460 рублей в год (205 рублей в месяц), с 01.01.2006 - 2 670 рублей в год (222 рубля 50 копеек в месяц), с 01.03.2007 - 2 910 рублей в год (242 рубля 50 копеек в месяц). По договорам аренды, заключенным между предпринимателями Ластовским А.А. им Каневым Г.Н., ставки арендной платы за 1 кв. м составляли в 2005 году - 2594 рубля 95 копеек (с НДС) в год и 216 рублей 25 копеек (с НДС) в месяц, в 2006 году - 3482 рубля 36 копеек (с НДС) в год и 290 рублей 20 копеек (с НДС) в месяц, в 2007 году - около 3 732 рублей (с НДС) в год и около 311 рублей (с НДС) в месяц.

Учитывая изложенное, суд первой инстанции, учитывая различия в условиях заключенных договоров аренды, сделал обоснованный вывод о том, что арендная плата, которую устанавливал предприниматель Канев Г.Н. при сдаче имущества в субаренду при применении правил, установленных статьей 40 Кодекса, не может быть признана рыночной (расходы Ластовского А.А. на содержание 1 кв. м здания не превышали 150 рублей в месяц).

Также правомерно судом первой инстанции отмечено, что расчеты налогового органа, на основании которых утверждается, что деятельность предпринимателя по сдаче имущества в аренду была убыточна (убыток в 2006 году составил 579 990 рублей 97 копеек) или приносила незначительный доход (разница между доходами от сдачи имущества в аренду и расходами на содержание здания в 2005 году составила 347305 рублей 94 копейки, в 2007 году - 492 684 рубля 85 копеек), составлены некорректно, поскольку при их составлении Инспекцией не было учтено, что из общей площади здания (1946, 6 кв. м) индивидуальный предприниматель Ластовский А.А. сдавал в аренду от 814,5 кв. м (в 2005 году) до 970,5 кв.м (в 2007 году), а часть помещений использовал для осуществления деятельности в сфере розничной торговли. Наличие у предпринимателя магазина в здании по адресу г. Ухта, ул. Ленина, д. 14 отражено на странице 134 акта выездной налоговой проверки (т. 3, л.д. 134).

Кроме того, из положений пунктов 9, 10 статьи 40 Кодекса следует, что при определении рыночной цены, в том числе при применении метода последующей реализации, должны учитываться условия сделок, которые могут оказывать влияние на цены, в том числе количество (объем) поставляемых товаров (например, объем товарной партии), сроки исполнения обязательств, условия платежей. В рассматриваемой ситуации, применяя при определении рыночной цены метод последующей реализации, налоговый орган не учитывал условия сделок, которые могут оказывать влияние на цены и не учел, что предприниматель Канев Г.Н. сдавал арендуемые им помещения в субаренду частями, не исследовал вопрос о том, влияет ли размер сдаваемых в аренду площадей на размер арендной платы.

Учитывая изложенные обстоятельства, апелляционный суд отклоняет доводы апелляционной жалобы Инспекции, поскольку заявителем жалобы документально не подтверждены как факт, так и размер занижения налогоплательщиком цены услуг по предоставлению в аренду помещений, находящихся в принадлежащем предпринимателю нежилом здании, расположенном по адресу: г. Ухта, ул. Ленина, д. 14.

Доводы Инспекции о получении Предпринимателем необоснованной налоговой выгоды правомерно были отклонены Арбитражным судом Республики Коми.

Как разъяснено в пункте 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 53 от 12.10.2006 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Под налоговой выгодой для целей настоящего Постановления понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

В данном случае налоговым органом не были представлены доказательства занижения Предпринимателем налоговой базы по налогу на доходы физических лиц, единому социальному налогу и налогу на добавленную стоимость за проверяемый период на доходы, полученные от сдачи имущества в аренду. Доказательства того, что налогоплательщик реально получил доходы, превышающие суммы, учтенные для целей налогообложения, заявителем жалобы не представлены.

По мнению Инспекции о получении предпринимателем необоснованной налоговой выгоды свидетельствует отсутствие разумных экономических и иных причин (целей делового характера) в применении низкой арендной платы.

Из имеющихся в деле объяснений Предпринимателя следует, что основным видом его предпринимательской деятельности является оптовая торговля. Спорный объект недвижимого имущества был приобретен налогоплательщиком для использования в качестве залога по кредитным договорам, а не для получения доходов от сдачи помещений в аренду. Это обстоятельство подтверждается, в частности тем, что почти год после приобретения здания помещения в аренду Предпринимателем не сдавались (договор купли - продажи был заключен 19.04.2002, право собственности зарегистрировано 10.07.2002, первый договор аренды с предпринимателем Каневым Г.Н. был заключен по данным налогового органа с апреля 2003 года). Согласно объяснениям Предпринимателя, заключая договоры аренды с предпринимателем Каневым Г.Н., он руководствовался целью исключить для себя бремя ведения непрофильного вида деятельности, необходимость вступления в отношения с многочисленными арендаторами и др.

Оценка указанным доводам Предпринимателя налоговыми органами не дана, в связи с чем указанные заявителем причины именно такого использования имущества (в качестве предмета залога, а цель сдачи имущества в аренду - возмещение затрат на его содержание) не могут быть признаны разумными, ответчики не пояснили.

Ссылка Инспекции на то, что Ластовский А.А. имел возможность, самостоятельно заключив договоры аренды с конечными арендаторами, получить доход в большей сумме, правомерно отклонена судом первой инстанции. С учетом правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определениях от 04.06.2007 № 320 - О - П и № 366 - О - П, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 12 октября 2006 года № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость от эффективности использования капитала. В силу принципа свободы экономической деятельности (статья 8, часть 1, Конституции Российской Федерации) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность. По смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 24 февраля 2004 года № 3 - П, судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов.

Таким образом, как правильно указал суд первой инстанции, налоговый орган не вправе был оценивать целесообразность, рациональность, эффективность действий предпринимателя Ластовского А.А. по использованию принадлежащего ему недвижимого имущества, а само по себе наличие возможности, заключив договоры аренды с конечными арендаторами, получить доход в большей сумме (при отсутствии доказательств того, что имели место согласованные действия участников сделки, направленные на уклонение от уплаты налогов) не свидетельствует о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. В рассматриваемой ситуации полученные доходы от сдачи недвижимого имущества в аренду были учтены Предпринимателем при исчислении налогов.

Кроме этого, суд первой инстанции обоснованно отметил следующее. В оспариваемом решении Инспекцией указано, что согласованный между сторонами низкий размер арендной платы позволил предпринимателю Ластовскому А.А. необоснованно завышать размер профессиональных налоговых вычетов при исчислении налога на доходы физических лиц. Однако указывая на завышение расходов по результатам выездной налоговой проверки какие - либо суммы затрат из состава профессиональных налоговых вычетов (расходов) налоговый орган не исключил.

Исходя из вышеизложенного, в указанной части требования заявителя удовлетворены судом первой инстанции правомерно. Основания для удовлетворения апелляционной жалобы налогового органа в данной части у суда апелляционной инстанции отсутствуют.

2. В ходе выездной налоговой проверки Инспекцией было установлено, что 30.11.2006 между предпринимателем Ластовским А.А. (заемщик) и Акционерным коммерческим Сберегательным банком Российской Федерации (кредитор) был заключен договор № 140 - 06 об открытии возобновляемой кредитной линии с лимитом 70 000 000 рублей для пополнения оборотных и внеоборотных средств на срок до 23.11.2007 (т.4, л.д. 101 - 110).

На основании указанного договора 21.12.2006г. на расчетный счет предпринимателя были зачислены денежные средства в сумме 7 010 100 рублей (т.4, л.д. 111).

В этот же день по платежному поручению № 3058 денежные средства в сумме 7 010 100 рублей были перечислены на расчетный счет предпринимателя Каянкиной Е.В., в платежном поручении в качестве назначения платежа было указано: «предоплата за кондитерские изделия по счету от 21.12.2006г. в том числе НДС (18 %) - 1 069337 рублей 29 копеек (т. 4, л.д. 121).

21.12.2006 Каянкина Е.В. перечислила 7 010 100 рублей на расчетный счет Канева Г.Н., указав в платежном документе в качестве назначения платежа «предоплата за кондитерские изделия по счету № 0119 от 20.12.2006 без налога (НДС)» (т.4, л.д. 125).

Согласно выписке о движении денежных средств по расчетному счету Канева Г.Н. 21.12.2006 с расчетного счета было произведено списание: 6 585 100 рублей, в том числе НДС - 1 004506 рублей 78 копеек, в счет исполнения обязательств предпринимателя по договору № 19/Н - 1 от 04.11.2006 долевого участия в строительстве объекта недвижимости, расположенного по адресу: г. Ухта, ул. Тиманская, 4, заключенному с ООО «Градостроительная компания «Новый дом» (платежное поручение № 44 от 21.12.2006); 425 000 рублей за оказанные ООО «Перспектива» услуги по оформлению вышеуказанного договора (платежное поручение № 43 от 21.12.2006) (т. 11, л.д.13).

По результатам проверки Инспекцией был сделан вывод, что кредитные средства в сумме 7 010 100 руб. были использованы предпринимателем Ластовским А.А. на цели, не связанные с осуществлением деятельности, направленной на получение доходов, в связи с чем проценты по кредиту в сумме 149871 рубль 71 копейка были исключены из состава расходов налогоплательщика, учитываемых при исчислении налога на доходы физических лиц и единого социального налога за проверяемый период.

Указанные фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судом первой инстанции на основании материалов проверки и представленных в дело доказательств и сторонами не оспариваются.

Согласно статье 207 Кодекса плательщиками налога на доходы физических лиц признаются физические лица, являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации, а также физические лица, получающие доходы от источников в Российской Федерации, не являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации.

Для физических лиц, являющихся налоговыми резидентами Российской Федерации, объектом налогообложения признается доход, полученный налогоплательщиками от источников в Российской Федерации и (или) от источников за пределами Российской Федерации (пункт 1 статьи 209 Кодекса).

Из статьи 221 Кодекса следует, что при исчислении базы, облагаемой налогом на доходы физических лиц, в соответствии с пунктом 2 статьи 210 Кодекса право на получение профессиональных налоговых вычетов имеют индивидуальные предприниматели в сумме фактически произведенных ими и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов.

В соответствии с пунктом 2 статьи 236 Кодекса объектом обложения единым социальным налогом для налогоплательщиков, указанных в подпункте 2 пункта 1 статьи 235 Кодекса (индивидуальные предприниматели и адвокаты), признаются доходы от предпринимательской либо иной профессиональной деятельности за вычетом расходов, связанных с их извлечением.

При этом состав расходов, учитываемых для целей обложения налогом на доходы физических лиц и единым социальным налогом, определяется налогоплательщиком самостоятельно в порядке, аналогичном порядку определения расходов для целей налогообложения, установленному главой 25 "Налог на прибыль организаций" Кодекса (пункт 1 статьи 221, пункт 3 статьи 237 Налогового кодекса Российской Федерации).

В соответствии со статьей 252 Кодекса в целях настоящей главы налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 настоящего Кодекса).

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствующие расходы, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Расходы в зависимости от их характера, а также условий осуществления и направлений деятельности налогоплательщика подразделяются на расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 265 Кодекса в состав внереализационных расходов, не связанных с производством и реализацией, включаются, в том числе, расходы в виде процентов по долговым обязательствам любого вида, в том числе процентов, начисленных по ценным бумагам и иным обязательствам, выпущенным (эмитированным) налогоплательщиком с учетом особенностей, предусмотренных статьей 269 Кодекса.

Особенности отнесения процентов по долговым обязательствам к расходам установлены в статье 269 Налогового кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 15 Порядка учета доходов и расходов и хозяйственных операций для индивидуальных предпринимателей, утвержденного совместным Приказом Минфина России и МНС России от 13.08.2002 № 86н, БГ - 3 - 04/430, под расходами понимаются фактически произведенные и документально подтвержденные затраты, непосредственно связанные с извлечением доходов от предпринимательской деятельности.

Следовательно, расходы индивидуальных предпринимателей, которые непосредственно не связаны с производством и (или) реализацией товаров, работ, услуг или имущественных прав, определяемые в соответствии со статьей 265 главы 25 «Налог на прибыль организаций» Кодекса как «внереализационные расходы» юридических лиц, могут рассматриваться в целях их учета при определении налоговой базы по налогу на доходы физических лиц исключительно с точки зрения их непосредственной связи с осуществлением налогоплательщиками предпринимательской деятельности, направленной на получение доходов.

Исследовав имеющиеся в материалах дела доказательства, материалы выездной проверки, оценив представленные налогоплательщиком сведения об использовании кредитных средств и иные доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд первой инстанции сделал правомерный вывод о том, что оспариваемые Инспекцией в апелляционной жалобе расходы Предпринимателя по уплате процентов банку отвечают требованиям статьи 252 Кодекса, поскольку являются документально подтвержденными и экономически обоснованными, связанными с осуществлением Ластовским А.А. предпринимательской деятельности и направлены на получение дохода.

В силу положений статей 128, 807 Гражданского кодекса Российской Федерации денежные средства не являются индивидуально - определенной вещью, а относятся к объектам гражданских прав, определенным родовыми признакам.

Следовательно, как правильно указал суд первой инстанции, списание с расчетного счета денежных средств в размере равном сумме поступивших на расчетный счет кредитных средств не является достаточным основанием для вывода о том, что расчетов использованы заемные средства.

В данном случае по состоянию на 21.12.2006 на расчетном счете предпринимателя Ластовского А.А. находилось 1 779977 рублей 65 копеек. В течение дня помимо кредитных средств до момента списания с расчетного счета 7 010 100 рублей, согласно справке банка, на расчетный счет Предпринимателя поступило 106765 рулей 66 копеек (т.4, л.д. 115, 119 - 121). Учитывая обезличенных характер находящихся на расчетном счете денежных средств, суд первой инстанции в решении правомерно указал на то, что факт совпадения размера поступивших и списанных средств ещё не свидетельствует о перечислении налогоплательщиком на расчетный счет предпринимателя Каянкиной Е.В. именно полученных кредитных денежных средств. В материалах дела достоверные доказательства того, что 1 886743 рубля 31 копейка из 7 010 100 рублей, перечисленных Предпринимателем 21.12.2006 на расчетный счет Каянкиной Е.В., являлись кредитными средствами, отсутствуют.

Кроме того, в материалах дела имеются расписки предпринимателей Каянкиной Е.В. и Ластовского А.А., из которых следует, что ошибочно перечисленные на расчетный счет Канева Г.Н. денежные средства в сумме 7 010 100 рублей были возвращены им Ластовскому А.А. наличными (т. 4, л.д. 91 - 94). Данное обстоятельство налоговым органом документально не опровергнуто.

Судом первой инстанции правомерно учтено, что полученные от предпринимателя Каянкиной Е.В. денежные средства налогоплательщик мог зачислить на свой расчетный счет (за период с 21.12.2006 по 21.03.2007 на расчетный счет было зачислено более 45 млн. рублей, в том числе за период до 10.01.2007 - около 8 млн. рублей). Кроме того, учитывая обезличенный характер денежных средств, предприниматель мог восстановить на расчетном счете временно отвлеченные кредитные средства за счет иных собственных источников, в том числе за счет торговой выручки, которой он вправе самостоятельно распоряжаться.ть на цели, не связанные с осуществлением предпринимательской деятельности.

В данном случае временно отвлеченные кредитные денежные средства в полном объеме (либо за счет собственных средств, в том числе торговой выручки, либо за счет денежных средств, возвращенных Каянкиной Е.В.) были восстановлены на расчетном счете Предпринимателя, а именно: 22.12.2006 на расчетный счет налогоплательщика зачислено 106 000 рублей, 25.12.2006 - 234 000 рублей, 26.12.2006 - 1 315 000 рублей, 27.12.2006 - 702 000 рублей, 28.12.2006 - 558 000 рублей, 29.12.2006 - 950 000 рублей, 09.01.2007 - 3 840 000 рублей (т.10, л.д. 70).

Как установлено судом и следует из материалов дела, всего за проверяемый период на основании договора № 140 - 06 от 30.11.2006 об открытии возобновляемой кредитной линии на расчетный счет предпринимателя Ластовского А.А. было зачислено 47 027404 рубля 93 копейки, при этом только за период с 21.12.2006 по 21.03.2007 на приобретение товаров (работ, услуг) им было использовано около 70 млн. рублей.

Учитывая изложенные обстоятельства, суд первой инстанции сделал правомерный вывод о недоказанности Инспекцией того факта, что полученные налогоплательщиком кредитные средства были в полном объеме израсходованы на цели, не связанные с осуществлением деятельности, направленной на получение доходов. Следовательно, проценты за пользование заемными средствами необоснованно в полном объеме были исключены Инспекцией из состава профессиональных налоговых вычетов при исчислении налога на доходы физических лиц и из состава расходов, уменьшающих налоговую базу по единому социальному налогу.

Принимая во внимание факт временного отвлечения Предпринимателем кредитных ресурсов в сумме 5 123335 рублей 69 копеек (7 010 100 рублей - 1 886743 рубля 31 копейка) на цели, не связанные с осуществлением предпринимательской деятельности, суд признал обоснованным исключение налоговым органом из состава профессиональных налоговых вычетов при исчислении налога на доходы физических лиц и из состава расходов, уменьшающих налоговую базу по единому социальному налогу налогоплательщика процентов в сумме 6283 рубля 35 копеек за пользование заемными средствами за период с 21.12.2006 до 09.01.2007, признав недействительным решение Инспекции по рассматриваемому эпизоду в остальной части.

Поскольку конкретные обстоятельства данного спора свидетельствуют о соответствии спорных расходов по уплате процентов по заключенному с банком кредитному договору в сумме, превышающей 6283 рубля 35 копеек, критериям, установленным в статье 252 Кодекса, искомые расходы правомерно были учтены предпринимателем при определении налоговой базы по налогу на доходы физических лиц и единому социальному налогу. Доказательства того, что расходы в виде процентов по кредитным договорам не направлены на получение дохода и не могут быть учтены в целях налогообложения, налоговым органом не представлены. Следовательно, решение суда первой инстанции об удовлетворении требований предпринимателя по спорному эпизоду дела является обоснованным, оно принято на основании всестороннего, объективного и полного исследования имеющихся в материалах дела доказательств и не содержит необоснованных выводов, поэтому оснований для его отмены по мотивам, изложенным в апелляционной жалобе Инспекции, не имеется.

Апелляционный суд считает решение суда первой инстанции в обжалуемой Инспекцией части законным, обоснованным и мотивированным. Выводы суда первой инстанции соответствуют обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам. Нормы материального права применены Арбитражным судом Республики Коми правильно. Нарушений норм процессуального права, влекущих безусловную отмену судебного акта, судом апелляционной инстанции не установлено.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по апелляционной жалобе относятся на заявителя жалобы. Инспекция в соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации освобождена от уплаты государственной пошлины по апелляционной жалобе.

Руководствуясь статьями 258, 268, пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Второй арбитражный апелляционный суд

П О С Т А Н О В И Л:

решение Арбитражного суда Республики Коми от 12.11.2009 по делу № А29 - 9457/2009 в обжалуемой налоговым органом части оставить без изменения, а апелляционную жалобу Межрайонной Инспекции Федеральной налоговой службы №3 по Республике Коми - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Волго - Вятского округа в установленном порядке.

     Председательствующий

     Л.Н.   Лобанова

     Судьи

     Т.В. Хорова

     Л.И.Черных

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А29-9457/2009
Принявший орган: Второй арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 26 января 2010

Поиск в тексте