• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ЧЕТВЕРТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 27 марта 2012 года  Дело N А19-559/2003

Резолютивная часть постановления объявлена 22 марта 2012 года

Полный текст постановления изготовлен 27 марта 2012 года

Четвёртый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Куклина О.А.,

судей Даровских К.Н., Стрелкова А.В.,

при ведении протокола судебного заседания секретарём судебного заседания Першиной А.В., рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Межрайонной Инспекции Федеральной налоговой службы №9 по Иркутской области на определение Арбитражного суда Иркутской области от 20 октября 2011 года о рассмотрении ходатайства Федеральной налоговой службы об отстранении конкурсного управляющего открытого акционерного общества «Предприятие тепловых, электрических сетей и котельных» Мамонова Владимира Петровича от возложенных на него обязанностей и смене саморегулируемой организации по делу №А19-559/2003 по заявлению Федеральной налоговой службы о признании несостоятельным (банкротом) открытого акционерного общества «Предприятие тепловых, электрических сетей и котельных» (ОГРН 1033802004103, ИНН 3841006415, юридический адрес: Иркутская область, Усть-Илимский район, п. Железнодорожный, ул. Вокзальная, 1-а) (суд первой инстанции: судьи Шнитова Н.В., Филатова В.В., Сорока Т.Г.),

установил:

Определением Арбитражного суда Иркутской области от 29.01.2003 в отношении открытого акционерного общества «Предприятие тепловых, электрических сетей и котельных» введена процедура наблюдения, временным управляющим утверждён Костырин Ю.И.

Решением Арбитражного суда Иркутской области от 21.07.2003 открытое акционерное общество «Предприятие тепловых, электрических сетей и котельных» признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утверждён Костырин Ю.И.

Определением Арбитражного суда Иркутской области от 9.08.2005 арбитражный управляющий Костырин Ю.И. освобождён от исполнения обязанностей конкурсного управляющего открытого акционерного общества «Предприятие тепловых, электрических сетей и котельных», конкурсным управляющим утверждён Чернов А.В.

Определением Арбитражного суда Иркутской области от 12.09.2005 арбитражный управляющий Чернов А.В. освобождён от исполнения обязанностей конкурсного управляющего открытого акционерного общества «Предприятие тепловых, электрических сетей и котельных», конкурсным управляющим утверждён Сухоцкий Е.А.

Определением Арбитражного суда Иркутской области от 10.04.2007 арбитражный управляющий Сухоцкий Е.А. отстранён от исполнения обязанностей конкурсного управляющего должника.

Определением Арбитражного суда Иркутской области от 10.05.2007 конкурсным управляющим открытого акционерного общества «Предприятие тепловых, электрических сетей и котельных» утверждён Семенков В.М.

Определением Арбитражного суда Иркутской области от 28.04.2011 арбитражный управляющий Семенков В.М. освобождён от исполнения обязанностей конкурсного управляющего открытого акционерного общества «Предприятие тепловых, электрических сетей и котельных».

Определением Арбитражного суда Иркутской области от 19.05.2011 конкурсным управляющим открытого акционерного общества «Предприятие тепловых, электрических сетей и котельных» утверждён Мамонов В.П.

Определением Арбитражного суда Иркутской области от 22.09.2011 конкурсное производство в отношении открытого акционерного общества «Предприятие тепловых, электрических сетей и котельных» и полномочия конкурсного управляющего Мамонова В.П. продлены на срок до 15.12.2011.

25.08.2011 Федеральная налоговая служба обратилась в арбитражный суд с ходатайствами об отстранении арбитражного управляющего Мамонова В.П. от исполнения обязанностей конкурсного управляющего открытого акционерного общества «Предприятие тепловых, электрических сетей и котельных» и смене саморегулируемой организации. В обоснование своих требований уполномоченный орган указал, что собранием кредиторов должника от 29.07.2011, в котором был объявлен перерыв до 3.08.2011, большинством голосов были приняты решения об отстранении конкурсного управляющего и обязании представителя собрания кредиторов должника обратиться в Арбитражный суд Иркутской области с ходатайством об отстранении конкурсного управляющего Мамонова В.П.

Как установлено судом из материалов дела, конкурсным управляющим было созвано собрание кредиторов на 29.07.2011. В проведении собрания кредиторов объявлялся перерыв с 29.07.2011 по 3.08.2011. В повестку дня были включены вопросы: об отстранении арбитражного управляющего должника Мамонова В.П. в связи с допущенными нарушениями положений Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»; об утверждении саморегулируемой организации некоммерческого партнерства «Сибирская гильдия антикризисных управляющих», из членов которой арбитражный суд утвердит арбитражного управляющего для исполнения обязанностей конкурсного управляющего; об избрании представителем собрания кредиторов должника представителя уполномоченного органа (Межрайонной Инспекции Федеральной налоговой службы №9 по Иркутской области); о возложении обязанности по обращению в Арбитражный суд Иркутской области с ходатайством об отстранении арбитражного управляющего Мамонова В.П. на представителя собрания кредиторов; об обязании представителя собрания кредиторов обратиться в Арбитражный суд Иркутской области с ходатайством о смене саморегулируемой организации.

Согласно протоколу собрания кредиторов открытого акционерного общества «Предприятие тепловых, электрических сетей и котельных» от 29.07.-3.08.2011 и листу регистрации участников собрания кредиторов 3.08.2011 на собрании присутствовали представители трёх кредиторов, имеющих общий размер требований на сумму 32348585,44 руб. и обладающих 83,38% от общего числа голосов конкурсных кредиторов, включённых в третью очередь реестра требований кредиторов, а именно: Федеральная налоговая служба - 16 695228,72 руб. (43,03% голосов), общество с ограниченной ответственностью «Людмила» - 13 121509,38 руб. (33,82% голосов), общество с ограниченной ответственностью «Аргон» - 2 531847,34 руб. (6,53% голосов).

По всем вопросам повестки дня «за» проголосовал только уполномоченный орган, два других кредитора, участвовавших в собрании, в голосовали «против».

Определением Арбитражного суда Иркутской области от 20 октября 2011 года в удовлетворении ходатайств Федеральной налоговой службы отказано.

Не согласившись с определением суда, уполномоченный орган обратился в суд с апелляционной жалобой, в которой просит его отменить. Принять по делу новый судебный акт об отстранении арбитражного управляющего Мамонова В.П. от исполнения обязанностей конкурсного управляющего, о смене саморегулируемой организации некоммерческого партнерства «Саморегулируемая организация «Гарантия» и утверждении саморегулируемой организацией некоммерческого партнерства «Сибирская гильдия антикризисных управляющих». В обоснование доводов жалобы заявитель указал, что на собрании кредиторов должника 29.07.2011 большинством голосов были приняты решения об отстранении конкурсного управляющего и обязании представителя собрания кредиторов должника обратиться в Арбитражный суд Иркутской области с ходатайством об отстранении конкурсного управляющего Мамонова В.П. Ознакомившись с протоколом собрания от 29.07.2011 налоговой службой обнаружено, что конкурсным управляющим отражена неполная информация о проведённом собрании. Было указано, что по дополнительным вопросам, касающимся отстранения конкурсного управляющего и выборе иной саморегулируемой организации, решения не приняты. При ознакомлении с реестром требований кредиторов должника уполномоченным органом обнаружено, что в реестре требований кредиторов содержатся ликвидированные организации с общей суммой голосов 14582583,09 руб., в том числе и общество с ограниченной ответственностью «Людмила», которое принимало участие в собрании кредиторов 29.07.2011-3.08.2011. Кроме того, уполномоченный орган указал, что 19.05.2011 было утверждено Положение о порядке продажи имущества должника, однако арбитражным управляющим Мамоновым В.П. не предпринимались какие-либо действия по реализации имущества должника, что способствует затягиванию процедуры конкурсного производства и ведёт к увеличению расходов на конкурсное производство.

Участвующие в деле лица в судебное заседание не явились, о времени и месте судебного заседания уведомлены надлежащим образом.

Руководствуясь пунктом 3 статьи 156, пунктом 1 статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд считает возможным рассмотреть жалобу в отсутствие представителей участвующих в деле лиц, надлежащим образом извещённых о времени и месте судебного заседания.

Дело рассматривается в порядке, предусмотренном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Изучив материалы дела и проверив соблюдение судом первой инстанции норм материального и процессуального права, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении ходатайства об отстранении арбитражного управляющего на основании положений пункта 2 статьи 15 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в связи с тем, что голосов уполномоченного органа (43,03% от общего количества голосов конкурсных кредиторов) было не достаточно для принятия решений об отстранении арбитражного управляющего и о выборе новой саморегулируемой организации, из членов которой арбитражный суд утвердит следующего арбитражного управляющего. С такой позицией суд апелляционной инстанции согласиться не может.

Действительно, в соответствии с требованиями статьи 16 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» реестр требований кредиторов ведёт арбитражный управляющий или реестродержатель. Требования кредиторов включаются в реестр требований кредиторов и исключаются из него арбитражным управляющим или реестродержателем исключительно на основании вступивших в силу судебных актов, устанавливающих их состав и размер.

Вместе с тем, Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» содержит также статью 121, в соответствии с пунктом 3 которой после удовлетворения требования кредитора, включённого в реестр требований кредиторов, внешний управляющий или реестродержатель исключает такое требование из реестра требований кредиторов.

Согласно пункту 8 статьи 142 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» погашенными требованиями кредиторов считаются удовлетворенные требования, а также те требования, в связи с которыми достигнуто соглашение об отступном, или конкурсным управляющим заявлено о зачёте требований, или имеются иные основания для прекращения обязательств. В силу пункта 10 той же статьи конкурсный управляющий вносит в реестр требований кредиторов сведения о погашении требований кредиторов.

Системный анализ приведённых выше положений Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» позволяет сделать вывод: при наличии предусмотренных законом оснований считать требования кредитора, включённого в реестр требований кредиторов должника, погашенными конкурсный управляющий обязан самостоятельно, не дожидаясь принятия арбитражным судом какого-то специального судебного акта, внести в реестр требований кредиторов соответствующие отметки (о погашении требований) и в дальнейшем уже лицо, требования которого погашены, в качестве конкурсного кредитора должника не рассматривать. Не может являться кредитором лицо, перед которым должник не имеет никакой задолженности, иное противоречило бы основному смыслу и самому духу Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Рассматривая настоящий спор, суд апелляционной инстанции истребовал у конкурсного управляющего реестр требований кредиторов должника по состоянию на момент проведения собрания кредиторов 29.07.2011-3.08.2011. Конкурсный управляющий такой реестр в материалы дела представил. Изучив указанный документ, суд апелляционной инстанции установил, что к 29.07.2011 конкурсный управляющий Мамонов продолжал учитывать в качестве конкурсных кредиторов общество с ограниченной ответственностью «Братское УБР» с суммой требований 611061,05 руб., общество с ограниченной ответственностью производственно-коммерческую фирму «Илия» с суммой требований 27383,61 руб., общество с ограниченной ответственностью фирму «Александрит» с суммой требований 278 790,19 руб., общество с ограниченной ответственностью «Людмила» с суммой требований 13121509,38 руб. и закрытое акционерное общество «Востоксибспецмонтаж» с суммой требований 2531847,34 руб.

Однако из представленных уполномоченным органом материалов, а также из выписок из Единого государственного реестра юридических лиц, полученных судом апелляционной инстанции по собственной инициативе, судом установлено, что общество с ограниченной ответственностью «Братское УБР» ликвидировано и исключено из Единого государственного реестра юридических лиц 17.12.2008, общество с ограниченной ответственностью производственно-коммерческая фирма «Илия» - 18.09.2006, общество с ограниченной ответственностью фирма «Александрит» - 11.03.2009, общество с ограниченной ответственностью «Людмила» - 11.04.2011, а закрытое акционерное общество «Востоксибспецмонтаж» - 5.12.2006.

В соответствии с пунктом 1 статьи 61 Гражданского кодекса Российской Федерации ликвидация юридического лица влечёт его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам. Следовательно, после ликвидации указанных выше кредиторов все обязательства должника перед ними были полностью погашены.

Утверждения конкурсного управляющего Мамонова о том, что общество с ограниченной ответственностью «Людмила» уступило принадлежащее ему право требования к должнику иному лицу, суд апелляционной инстанции оценивает критически. Во-первых, это утверждение голословно, в материалы дела не представлен ни договор цессии, ни какое-либо иное доказательство уступки права требования. Во-вторых, в деле не имеется никаких доказательств того, что к 29.07.2011 было осуществлено процессуальное правопреемство на стороне кредитора общества с ограниченной ответственностью «Людмила». Более того, исходя из содержания реестра кредиторов должника, представленного в дело самим Мамоновым, как отмечено выше, в реестре учитывалось именно требование общества с ограниченной ответственностью «Людмила».

Таким образом, после ликвидации части кредиторов должника конкурсный управляющий был обязан в силу требований статьи 61 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 142 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» внести в реестр кредиторов должника сведения о погашении требований данных ликвидированных кредиторов и более не учитывать их в качестве конкурсных кредиторов должна, а принадлежавшие им требования - в общем составе требований кредиторов к должнику.

Действуя заведомо недобросовестно и вразрез с интересами должника и его действительных кредиторов, конкурсный управляющий Мамонов предписанные ему законом действия не совершил и продолжал учитывать в реестре несуществующих кредиторов. Это привело к тому, что доля голосов действительных кредиторов, в том числе уполномоченного органа, была искусственно занижена.

Ещё большую недобросовестность Мамонов проявил, когда, манипулируя голосами заведомо несуществующих кредиторов, он допустил к участию в собрании кредиторов должника 29.07.2011-3.08.2011 представителя общества с ограниченной ответственностью «Людмила», фактически ликвидированного задолго до данного собрания.

Если же учитывать голоса конкурсных кредиторов должника в соответствии с требованиями закона, то есть если не принимать во внимание размер погашенных требований, то общий размер требований кредиторов должника на 29.07.2011 составлял 24702020,43 руб., из которых уполномоченному органу принадлежит 16695228,72 руб., то есть 67,59% голосов конкурсных кредиторов, правомерно учитываемых в реестре.

Уполномоченный орган, считал, что в реестре также неправомерно продолжают учитываться открытое акционерное общество Трест по строительству железных и автомобильных дорог «Запбамстроймеханизация» и открытое акционерное общество «Братскэнергостройтранс». Однако суд апелляционной инстанции установил, что первое к 29.07.2011 из Единого государственного реестра юридических лиц исключено не было, а второе - в реестре кредиторов должника и не состоит. Кредитором должника является иное юридическое лицо - открытое акционерное общество «Братскэнергостройтранс-1», с иным юридическим адресом.

Тем не менее, судом апелляционной инстанции однозначно и достоверно установлено, что к моменту проведения собрания кредиторов должника 29.07.2011-3.08.2011 уполномоченному органу принадлежало 67,59% голосов от числа голосов конкурсных кредиторов, включённых в реестр требований кредиторов должника, требования перед которыми не являются погашенными.

Учитывая изложенное, в силу положений пункта 2 статьи 15 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» для принятия решений об обращении в суд с ходатайством об отстранении арбитражного управляющего и о выборе новой саморегулируемой организации, из членов которой арбитражный суд утвердит арбитражного управляющего, было достаточно голосов одного лишь уполномоченного органа. В данном случае уполномоченный орган на собрании кредиторов за принятие таких решений проголосовал, что нашло своё отражение в протоколе собрания кредиторов.

Данные решения приняты собранием кредиторов в пределах его компетенции. Никаких доказательств того, что при организации либо проведении собрания кредиторов были допущены существенные нарушения требований Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», в деле не имеется.

Вместе с тем, на основании положений пункта 1 статьи 20.4 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» основанием для отстранения арбитражным судом арбитражного управляющего от исполнения им своих обязанностей по требованию лиц, участвующих в деле о банкротстве, является неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей, возложенных на него в соответствии с настоящим Федеральным законом или федеральными стандартами.

В соответствии с пунктом 1 статьи 145 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» конкурсный управляющий может быть отстранён арбитражным судом от исполнения обязанностей конкурсного управляющего на основании ходатайства собрания кредиторов (комитета кредиторов) в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на конкурсного управляющего обязанностей.

В данном случае собрание кредиторов должника пришло к выводу о том, что конкурсный управляющий Мамонов ненадлежащим образом исполняет обязанности конкурсного управляющего должника, и большинством голосов приняло решение об обращении в суд с ходатайством об его отстранении.

Однако на основании чего собрание кредиторов пришло к такому выводу, из материалов дела установить не представляется возможным. Ни в заявлении уполномоченного органа в суд первой инстанции, ни в апелляционной жалобе, ни даже в протоколе собрания кредиторов от 29.07.2011-3.08.2011 никаких сведений о том, в чём конкретно выразилось ненадлежащее исполнение конкурсным управляющим Мамоновым своих обязанностей, не имеется.

Суд первой инстанции также этот вопрос совершенно не исследовал, ограничившись неправомерным выводом о том, что числа голосов, принадлежащих уполномоченному органу, недостаточно для принятия решения об отстранении арбитражного управляющего и об избрании новой саморегулируемой организации.

Поскольку суд первой инстанции неполно выяснил обстоятельства, имеющие значение для дела, выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела, суд не применил нормы материального права, подлежащие применению в данном случае, принятое судом определение на основании требований статьей 270 и 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит отмене. Вопрос следует направить в суд первой инстанции для повторного рассмотрения.

При новом рассмотрении суду первой инстанции надлежит учесть выводы, к которым пришёл суд апелляционной инстанции, исследовать вопрос о наличии либо отсутствии фактов ненадлежащего исполнения арбитражным управляющим Мамоновым обязанностей конкурсного управляющего должника в период до 29.07.2011 и с учётом всех обстоятельств принять обоснованное решение по ходатайству собрания кредиторов от 29.07.2011-3.08.2011.

Руководствуясь статьями 268, 271, частью 4 статьи 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

П О С Т А Н О В И Л:

Определение Арбитражного суда Иркутской области от 20 октября 2011 года об отказе в удовлетворении ходатайства Федеральной налоговой службы об отстранении конкурсного управляющего открытого акционерного общества «Предприятие тепловых, электрических сетей и котельных» Мамонова Владимира Петровича от исполнения возложенных на него обязанностей и смене саморегулируемой организации по делу №А19-559/2003 отменить.

Направить вопрос на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в течение месяца с даты принятия.

     Председательствующий
  О.А. Куклин

     Судьи
      К.Н.Даровских

     А.В.Стрелков

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А19-559/2003
Принявший орган: Четвертый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 27 марта 2012

Поиск в тексте