• по
Более 55000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 21 марта 2012 года  Дело N А41-15332/2010

Резолютивная часть постановления объявлена 14 марта 2012 года.

Полный текст постановления изготовлен 21 марта 2012 года.

Федеральный арбитражный суд Московского округа

в составе:

председательствующего-судьи Федосеевой Т.В.,

судей Плюшкова Д.И., Новоселова А.Л.,

при участии в заседании:

от истца - Матявин В.В. - доверенность от 12.12.2011,

от ответчика - Непряхин А.П. - доверенность № АП-77 от 07.10.2010,

от третьего лица - Кузнецов П.И. - доверенность № 2647-Д от 05 12.2011,

рассмотрев 14 марта 2012 г. в судебном заседании кассационную

жалобу МУП "Серпуховская городская электрическая сеть"

на решение от 11 августа 2011 года

Арбитражного суда Московской области,

принятое судьей Севостьяновой Н.В.,

на постановление от 01 декабря 2011 года

Десятого арбитражного апелляционного суда,

принятое судьями Мальцевым С.В., Катькиной Н.Н., Куденеевой Г.А.,

по иску ОАО "Мосэнергосбыт"

к МУП "Серпуховская городская электрическая сеть",

о взыскании 13308208 руб. 07 коп.,,

третье лицо ОАО МОЭСК,

УСТАНОВИЛ:

Открытое акционерное общество «Мосэнергосбыт» (далее - ОАО «Мосэнергосбыт» или истец) обратилось в Арбитражный суд Московской области с иском к Муниципальному унитарному предприятию города Серпухова Московской области «Серпуховская городская электрическая сеть» (далее - МУП «СГЭС» или ответчик) о взыскании стоимости фактических потерь электроэнергии за январь - декабрь 2008 года в сумме 13 308 208 руб. 07 коп..

Определением Арбитражного суда Московской области от 09 августа 2010 года к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено открытое акционерное общество «Московская объединенная электросетевая компания» (далее - ОАО «МОЭСК»).

МУП «СГЭС» обратилось в Арбитражный суд Московской области с встречным иском о признании недействительными с 04 ноября 2007 года:

- пункта 3.1 договора в части слов «и данных расчетов по согласованным сторонами методикам в порядке и по формам, предусмотренным приложением № 5 к настоящему договору»;

- пункта 3.2 договора в части слов «а также расчетов, выполненных по согласованным сторонами методикам в порядке, установленном в приложении « 5 к настоящему договору (определяется из фактического баланса электрической энергии в сети исполнителя за расчетный период)»;

- пункта 7.2 договора в части слов «а также расчетов, выполненных по согласованным сторонами методикам в порядке, установленном в приложении № 5 к настоящему договору»;

- пункта 5.1.19 договора;

- абзаца 5 пункта 5.1.25 договора в редакции дополнительного соглашения от 28.02.2008 г.;

- пункта 3.6 договора;

- абзаца 5 пункта 4.2, 4.3, 6.2, 7.1 и абзацев 1 и 2 пункта 7.3 регламента в редакции дополнительных соглашений № 1, 2 в части определения полезного отпуска и соответственно размера фактических потерь в электрических сетях, принадлежащих МУП «СГЭС» при формировании баланса электрической энергии.

Определением Арбитражного суда Московской области от 16 мая 2011 года встречное исковое заявление МУП «СГЭС» принято к производству.

Решением Арбитражного суда Московской области от 11 августа 2011 года, оставленным без изменения постановлением от 01 декабря 2011 года Десятого арбитражного апелляционного суда, первоначальный иск удовлетворен.

В удовлетворении встречного иска отказано.

Не согласившись с принятыми судебными актами, МУП «СГЭС» подало кассационную жалобу, в которой ставится вопрос об их отмене и направлении дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Доводы заявителя мотивированы тем, что выводы судов не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам. Судами неправильно применены нормы материального права.

По мнению заявителя, судебные акты основаны на недопустимых доказательствах, которые не могут служить подтверждением размера потерь электрической энергии в электрических сетях МУП «СГЭС» за период с января по декабрь 2008 г.

Также заявитель указал на то, что вывод суда об истечении срока исковой давности по встречному иску не соответствует материалам дела и противоречит действующему законодательству.

В заседании суда кассационной инстанции представители ответчика и третьего лица поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе.

Представитель истца возражал против удовлетворения кассационной жалобы, полагая принятые судебные акты законными и обоснованными.

Выслушав представителей лиц, участвующих в деле, обсудив доводы кассационной жалобы, проверив в порядке статей 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) правильность применения судами норм материального права и соблюдения норм процессуального права при вынесении обжалуемых судебных актов, а также соответствие выводов в указанных актах установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, суд кассационной инстанции не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы.

Как следует из материалов дела, 26 января 2006 года между ОАО «Мосэнергосбыт» (заказчиком) и МУП «СГЭС» (исполнителем) был заключен договор № 441/17-752, предметом которого являлось возмездное оказание услуг исполнителем заказчику путем осуществления комплекса организационно и технологически связанных действий, обеспечивающих передачу электрической энергии через принадлежащие исполнителю на праве собственности и (или) ином законном основании технические устройства электрических сетей от точек приема до точек поставки в пределах разрешенной (заявленной) мощности потребителя, при этом заказчик обязуется оплачивать услуги в установленном порядке; а также покупка электроэнергии исполнителем с целью компенсации фактических потерь электроэнергии в электрических сетях исполнителя.

Судом установлено, что в договор оказания услуг по передаче электрической энергии № 441/17-752 от 26 января 2006 года в пункты 3.6, 5.1.19 внесены изменения о порядке определения фактических потерь, их оплаты, в соответствии с утвержденным Арбитражным судом города Москвы мировым соглашением по делу № А40-45088/10-85-343.

Согласно пункту 3.6 договора величина фактических потерь определяется в порядке, предусмотренном действующим законодательством исходя из данных фактического баланса, составленного в порядке, предусмотренном приложением № 5.

Расчет стоимости оказанных услуг и электрической энергии на компенсацию потерь предусмотрен сторонами в разделе 9 договора.

В соответствии с пунктом 9.2.2 договора, стоимость электрической энергии, приобретаемой исполнителем, в целях компенсации потерь электрической энергии в сетях МУП «СГЭС», определяется как произведение тарифа на электрическую энергию, приобретаемую исполнителем, в целях компенсации потерь электрической энергии в сетях исполнителя на величину фактических потерь электроэнергии за расчетный период.

В силу статьи 541 Гражданского кодекса Российской Федерации энергоснабжающая организация обязана подавать абоненту энергию через присоединенную сеть в количестве, предусмотренном договором энергоснабжения, и с соблюдением режима подачи, согласованного сторонами. Количество поданной абоненту и использованной им энергии определяется в соответствии с данными учета о ее фактическом потреблении.

Согласно статье 544 Гражданского кодекса Российской Федерации оплата энергии производится за фактически принятое абонентом количество энергии в соответствии с данными учета энергии.

Постановлением Правительства Российской Федерации об утверждении Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг N 861 от 27.12.2004 г., а именно разделом VI определен порядок потерь в электрических сетях и оплата этих потерь (Далее - Правила недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии).

Пунктом 50 Правил установлено, что размер фактических потерь электрической энергии в электрических сетях определяется как разница между объемом электрической энергии, поставленной в электрическую сеть из других сетей или от производителей электрической энергии, и объемом электрической энергии, потребленной энергопринимающими устройствами, присоединенными к этой сети, а также переданной в другие сетевые организации.

В соответствии с пунктом 52 Правил потребители услуг, за исключением производителей электрической энергии, обязаны оплачивать в составе тарифа за услуги по передаче электрической энергии нормативные потери, возникающие при передаче электрической энергии по сети сетевой организации, с которой соответствующими лицами заключен договор, за исключением потерь, включенных в цену (тариф) электрической энергии, в целях избежания их двойного учета.

Потребители услуг, опосредованно присоединенные через энергетические установки производителей электрической энергии, оплачивают в составе тарифа за услуги по передаче электрической энергии нормативные потери только на объемы электрической энергии, не обеспеченные выработкой соответствующей электрической станцией.

Потребители услуг оплачивают потери электрической энергии сверх норматива в случае, если будет доказано, что потери возникли по вине этих потребителей услуг.

Согласно пункту 53 Правил, нормативы технологических потерь устанавливаются уполномоченным федеральным органом исполнительной власти в соответствии с настоящими Правилами и методикой расчета нормативных технологических потерь электроэнергии в электрических сетях.

Из содержания пункта 54 Правил следует, что нормативные потери электрической энергии в электрических сетях устанавливаются в отношении совокупности линий электропередачи и иных объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих соответствующей сетевой организации, с учетом дифференциации по уровням напряжения сетей при установлении тарифов на услуги по передаче электрической энергии.

Согласно пункта 51 Правил, сетевые организации обязаны оплачивать стоимость фактических потерь электрической энергии, возникших в принадлежащих им объектах сетевого хозяйства, за вычетом стоимости потерь, учтенных в ценах (тарифах) на электрическую энергию на оптовом рынке.

Как следует из материалов дела и установлено судом, МУП «СГЭС» обладает всеми признаками сетевой организации, осуществляющей прием, передачу и распределение электрической энергии, техническое обслуживание и ремонт электрических сетей, следовательно, оно обязано компенсировать фактические потери электроэнергии в сетях при оказании услуг по ее передаче, за исключением нормативных потерь, включенных в тариф на услуги по передаче электроэнергии.

Разрешая спор, суд установил, что в нарушение условий договора, МУП «СГЭС» частично оплатил стоимость фактических потерь в размере 44 666 685 руб. 63 коп., в связи с чем, за ответчиком образовалась задолженность в размере 13 308 208 руб. 07 коп.

13 мая 2009 года в адрес ответчика направлена претензия № ИП/57-193/9 с требованием погасить задолженность по оплате фактических потерь электрической энергии.

Суд проверив, расчет фактических потерь признал его обоснованным, соответствующим условиям договора и действующему законодательству.

Поскольку доказательств полной оплаты фактических потерь, возникших в электрических сетях МУП «СГЭС» за январь - декабрь 2008 года в сумме 13 308 208 руб. 07 коп. ответчик не представил, суд пришел к правильному выводу об удовлетворении исковых требований ОАО «Мосэнергосбыт».

Довод заявителя о том, что балансы электрической энергии сами по себе без первичных учетных документов не могут является надлежащими доказательствами объема полезного отпуска и соответственно размера потерь электрической энергии, подлежит отклонению в связи со следующим.

Из материалов дела следует, что балансы электрической энергии, подписаны представителями ОАО «МОЭК», МУП «СГЭГ» и ОАО «Мосэнергосбыт» и скреплены печатями указанных организаций.

Как правильно указал суд, подписывая балансы за спорный период, ответчик признал размер поставленной электрической энергии.

Заявляя встречный иск МУП «СГЭС» просило признать недействительными с 04 ноября 2007 года: пункт 3.1 договора в части слов «и данных расчетов по согласованным сторонам методикам в порядке и по формам, предусмотренным приложением № 5 к настоящему договору»; пункт 3.2 договора в части слов «а также расчетов, выполненных по согласованным сторонам методикам в порядке, установленном в приложении № 5 к настоящему договору (определяется из фактического баланса электрической энергии в сети исполнителя за расчетный период)»; пункт 7.2 договора в части слов «а также расчетов, выполненных по согласованным сторонам методикам в порядке, установленном в приложении № 5 к настоящему договору»; пункт 5.1.19 договора; абзац 5 пункта 5.1.25 договора в редакции дополнительного соглашения от 28.02.2008 г.; пункт 3.6 договора; абзац 5 пункта 4.2, 4.3, 6.2, 7.1 и абзацы 1, 2 пункта 7.3 регламента в редакции дополнительных соглашений № 1, 2 в части определения полезного отпуска и соответственно размера фактических потерь в электрических сетях, принадлежащих МУП «СГЭС» при формировании баланса электрической энергии.

В обоснование встречного иска МУП «СГЭС» ссылалось на несоответствие указанных пунктов требованиям закона, а именно пунктам 121 и 159 Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период формирования электроэнергетики, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации № 530 от 31.08.2006 г.

В соответствии с пунктом 1 статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Согласно пункту 32 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» требования о признании недействительности ничтожной сделки могут быть предъявлены в суд в сроки, установленные пунктом 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Согласно статье 196 Гражданского кодекса Российской Федерации общий срок исковой давности устанавливается в три года. Течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (пункт 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В силу пункта 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судебного решения об отказе в иске.

Как следует из материалов ОАО «Мосэнергосбыт» заявило о пропуске истцом срока исковой давности.

Оценив заявление ответчика о пропуске срока исковой давности, суд установил, что исковое заявление подано в суд 27 апреля 2010 года, то есть по истечении установленного законом общего срока исковой давности.

При таких обстоятельствах, суд сделал правильный вывод об отсутствии оснований для удовлетворения требований истца о признании недействительными пунктов договора.

Решение и постановление судов обеих инстанций являются законными и обоснованными, принятыми по всесторонне и полно исследованным обстоятельствам дела. Нормы материального и процессуального права применены судами правильно, оснований к отмене принятых по делу судебных актов, предусмотренных статьей 288 АПК РФ, не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 284-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение от 11 августа 2011 года Арбитражного суда Московской области и постановление от 01 декабря 2011 года Десятого арбитражного апелляционного суда по делу № А41-15332/10 - оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

     Председательствующий
  Т.В. Федосеева

     Судьи
  Д.И. Плюшков

     А.Л. Новоселов

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А41-15332/2010
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Московского округа
Дата принятия: 21 марта 2012

Поиск в тексте