• по
Более 59000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД УРАЛЬСКОГО ОКРУГА
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 21 мая 2012 года  Дело N А50-10909/2011

Резолютивная часть постановления объявлена 14 мая 2012 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 21 мая 2012 г.

Федеральный арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Ященок Т.П.,

судей Поротниковой Е.А., Татариновой И.А.

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу закрытого акционерного общества «Тандер» (ОГРН 1022301598549, ИНН 2310031475; далее - общество, общество «Тандер», заявитель) на решение Арбитражного суда Пермского края от 02.09.2011 по делу № А50-10909/2011 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.11.2011 по тому же делу.

В судебном заседании принял участие представитель общества - Дмитриев Б.В. (доверенность от 27.12.2011).

Представители иных лиц, участвующих в деле, надлежащим образом извещенных о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа, в судебное заседание не явились.

Общество обратилось в Арбитражный суд Пермского края с заявлением о признании недействительными решения и предписания Управления Федеральной антимонопольной службы по Пермскому краю (ОГРН 1025900536749, ИНН 5902290360; далее - управление, антимонопольный орган) от 03.03.2011 по делу № 1013-10-А.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью «Торговый дом «Баварский» (далее - общество «ТД «Баварский»).

Решением суда первой инстанции от 02.09.2011 (судья Цыренова Е.Б.) в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.11.2011 (судьи Щеклеина Л.Ю., Варакса Н.В., Риб Л.Х.) решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе общество просит данные судебные акты отменить, ссылаясь на нарушение судами норм процессуального права, неправильное применение норм материального права, а также на несоответствие выводов судов относительно доказанности материалами дела наличия в действиях общества признаков недобросовестной конкуренции при установлении цены продажи водки фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам. Как отмечает заявитель жалобы, антимонопольным органом не доказана направленность действий общества на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности; выявленное нарушение имело разовый характер, обратного управлением не доказано.

Как установлено судами и следует из материалов дела, на основании поступившего в управление заявления общества «ТД «Баварский» о том, что в продуктовом супермаркете «Магнит», расположенном по адресу: Пермский край, г. Соликамск, ул. Матросова, 63, принадлежащем заявителю, осуществлялась продажа водки «Пермская» по цене 85,90 руб., то есть по цене ниже минимальной цены на водку, установленной государством для розничной продажи данного продукта, антимонопольным органом возбуждено дело № 1013-10-А по признакам нарушения обществом ч. 1 ст. 14 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее - Закон о защите конкуренции).

Приказом Федеральной службы по регулированию алкогольной продукции от 30.11.2009 № 17н «Об установлении и введении с 01.01.2010 минимальной цены на водку для розничной продажи» минимальная цена на водку для розничной продажи с 01.01.2010 составляет 89 рублей за 0,5 литра готовой продукции.

По результатам рассмотрения материалов данного дела управлением вынесено решение от 03.03.2011, которым действия общества по осуществлению розничной продажи водки, в том числе 01.12.2010 в магазине «Магнит» по адресу: Пермский край, г. Соликамск, ул. Матросова, 63, по цене ниже минимально установленной приказом Федеральной службы регулирования алкогольного рынка от 30.11.2009 № 17н, признаны актом недобросовестной конкуренции, запрещенным ч. 1 ст. 14 Закона о защите конкуренции.

На основании указанного решения (п. 2 резолютивной части) обществу выдано предписание от 03.03.2011, обязывающее его в десятидневный срок с момента получения данного предписания прекратить нарушение ч. 1 ст. 14 Закона о защите конкуренции, а именно: прекратить розничную продажу водки по цене ниже минимально установленной действующим законодательством Российской Федерации.

Общество, полагая, что указанные решение и предписание управления являются незаконными, нарушают его права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, обратилось в арбитражный суд с рассматриваемым заявлением.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды первой и апелляционной инстанций исходили из доказанности антимонопольным органом наличия в действиях общества признаков недобросовестной конкуренции на соответствующем товарном рынке. При этом суды установили, что оспариваемые решение и предписания приняты антимонопольным органом в рамках своей компетенции.

Суд кассационной инстанции не может согласиться с позицией судов в связи со следующим.

Из системного толкования ч. 1 ст. 198, ст. 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации следует, что для признания недействительным ненормативного правового акта необходимо наличие одновременно двух условий: несоответствие оспариваемого акта закону или иному нормативному правовому акту и нарушение данным актом прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской деятельности и иной экономической деятельности.

В соответствии со ст. 3 Закона о защите конкуренции действие указанного Закона распространяется на отношения, которые связаны с защитой конкуренции, в том числе с предупреждением и пресечением монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции.

Антимонопольный орган в силу ч. 2 ст. 22 Закона о защите конкуренции осуществляет функции по выявлению нарушения антимонопольного законодательства, принимает меры по прекращению нарушения антимонопольного законодательства и привлекает к ответственности за такие нарушения.

Полномочия антимонопольного органа, предусмотренные ст. 23 Закона о защите конкуренции, в связи с вышеназванной функцией направлены на пресечение правонарушений, посягающих на свободу конкуренции.

Частью 1 ст. 14 Закона защите конкуренции запрещена недобросовестная конкуренция.

Согласно п. 9 ст. 4 Закона о защите конкуренции недобросовестной конкуренцией являются любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам - конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации.

Указанные положения, находятся во взаимосвязи с п. 1 ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, не допускающим действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах, в том числе использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции.

Для квалификации действий в качестве недобросовестной конкуренции необходимо установить все перечисленные признаки, в частности: наличие конкурентных отношений между субъектами, что предполагает осуществление ими фактической деятельности на одном товарном рынке и в пределах определенных географических границ (на определенной территории), а также наличие соперничества, состязательности между ними на данном рынке; при наличии конкурентных отношений совершение одним из хозяйствующих субъектов каких-либо действий, которые противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости, направлены на приобретение преимуществ перед конкурентом, причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам - конкурентам, добросовестно осуществляющим деятельность на рассматриваемом товарном рынке, в виде неполученных им доходов, либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации.

При этом недоказанность одного из данных обстоятельств исключает возможность квалификации действий хозяйствующего субъекта в качестве нарушения антимонопольного законодательства Российской Федерации в виде недобросовестной конкуренции.

Судами установлено, материалами дела подтверждено и сторонами не оспаривается, что общество 01.12.2010 осуществило розничную продажу водки «Пермская» в магазине «Магнит» по адресу: Пермский край, г. Соликамск, ул. Матросова, 63, по цене 85, 90 руб. ниже минимально установленной (89 рублей за 0,5 литра готовой продукции) приказом Федеральной службы регулирования алкогольного рынка от 30.11.2009 № 17н (ценник на товар, кассовый чек, товарный чек).

Указанное действие общества «Тандер» признано антимонопольным органом, судами актом недобросовестной конкуренции, запрещенным ст. 14 Закона о защите конкуренции, поскольку методы, применяемые обществом для достижения данного результата, противоречат установленным запретам, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости, которые причинили или реально могли бы причинить убытки хозяйствующим субъектам.

Согласно ч. 1 ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. При этом обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо.

Оспариваемое решение антимонопольного органа содержит лишь констатацию факта реализации спорной продажи водки и указание на нарушение обществом ст. 14 Закона о защите конкуренции. Такие обязательные к установлению в данном конкретном деле факторы как: наличие рынка оказания услуг по реализации алкогольной продукции; являются ли заявитель жалобы (общество «ТД«Баварский») в управление и общество «Тандер» конкурентами по реализации алкогольной продукции (водки) на одном товарном рынке (т. е сравнима ли оказываемая ими вышеуказанная услуга по функциональному назначению, применению, качественным характеристикам, цене и другим параметрам); методы, применяемые обществом для достижения результата, которые бы противоречили установленным запретам, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости, которые причинили или реально могли бы причинить убытки хозяйствующим субъектам, объем реализованной продукции; соперничество, состязательность между хозяйствующими субъектами на одном товарном рынке, антимонопольным органом не выявлены, в решении не отражены.

Доказательства, подтверждающие указанные обстоятельства, антимонопольным органом дела в материалы не представлены.

Однако нарушение обществом действующего в момент розничной реализации алкогольной продукции (водки) приказа Федеральной службы регулирования алкогольного рынка от 30.11.2009 № 17н само по себе без установления обстоятельств совершения таких действий целенаправленно с целью недобросовестной конкуренции с иными участниками рынка розничной продажи водки, не может свидетельствовать о нарушении обществом именно антимонопольного законодательства.

Вместе с тем для квалификации конкретных совершенных лицом действий следует исходить из цели таких действий. В частности, о том, что соответствующие действия являются актом недобросовестной конкуренции может свидетельствовать их направленность на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, а также объем реализуемой продукции.

Вывод судов о том, что предложение обществом «Тандер» к розничной реализации алкогольной продукции по цене ниже минимальной являются действиями, которые могут считаться направленными на получение преимуществ перед другими участниками аналогичного рынка, поскольку посредством такого воздействия на потребителей обеспечивается возможность увеличить размер получаемой прибыли по отношению к уровню прибыли при воздержании от указанных действий, не основаны на материалах дела и тех обстоятельствах совершенного обществом действия, которые были фактически установлены антимонопольным органом.

С учетом вышеизложенного суд кассационной инстанции расценивает как несоответствующий материалам дела вывод судов о том, что, поскольку рынок розничной реализации алкогольной продукции на территории г. Соликамск Пермского края является конкурентным, действия общества «Тандер» по осуществлению розничной продажи водки в магазине «Магнит» по цене, ниже минимально установленной приказом Федеральной службы регулирования алкогольного рынка от 30.11.2009 № 17н «Об установлении и введении с 01.01.2010 минимальной цены на водку для розничной продажи» предоставляют необоснованные преимущества в осуществлении предпринимательской деятельности данному обществу и способны причинить убытки конкурентам, добросовестно осуществляющим деятельность на рассматриваемом товарном рынке, в виде неполученных ими доходов.

При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции пришел к выводу о недоказанности антимонопольным органом нарушения обществом «Тандер» запрета, установленного ст. 14 Закона о защите конкуренции, связанного с розничной реализацией обществом алкогольной продукции (водки) в магазине «Магнит» по адресу: Пермский край, г. Соликамск, ул. Матросова, 63, по цене 85, 90 руб. ниже, минимально установленной приказом Федеральной службы регулирования алкогольного рынка от 30.11.2009 № 17н (89 руб. за 0,5 литра готовой продукции).

Относительно соблюдения лицами, осуществляющими розничную продажу водки, установленных минимальных цен, суд кассационной инстанции учитывает следующее.

Правовые основы производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и ограничения потребления (распития) алкогольной продукции в Российской Федерации регулируются Федеральным законом от 22.11.1995 № 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции» (далее - Закон № 171-ФЗ).

Согласно ст. 3 Закона № 171-ФЗ законодательство о государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции состоит из данного Федерального закона, иных федеральных законов и нормативных правовых актов Российской Федерации, а также принимаемых в соответствии с ними законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации.

В соответствии с п. 1 ст. 1 Закона № 171-ФЗ государственное регулирование в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции направлено на защиту экономических интересов Российской Федерации, обеспечение нужд потребителей в указанной продукции, а также на повышение ее качества и проведение контроля за соблюдением законодательства, норм и правил в регулируемой области. В этих целях названным Законом устанавливаются правовые основы производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции в Российской Федерации, в том числе осуществляется контроль за ведением государственной отчетности и уплатой налогов и сборов через обязательную маркировку продукции федеральными специальными и акцизными марками.

Согласно ст. 5 Закона № 171-ФЗ к полномочиям органов государственной власти Российской Федерации в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции относятся, в том числе, организация и проведение государственного контроля (надзора) в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции; установление государственных стандартов и утверждение технических условий в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции; установление порядка лицензирования производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, а также лицензирование производства и оборота этилового спирта, алкогольной (за исключением розничной продажи) и спиртосодержащей продукции; разработка и принятие федеральных целевых программ в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, а также принятие мер, направленных на устранение недобросовестной конкуренции, охрану окружающей среды; установление порядка ведения федерального реестра алкогольной продукции и осуществление его ведения (с. 5 Закона № 171-ФЗ).

В силу ст. 23 Закона № 171-ФЗ государственный контроль (надзор) в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции включает в себя лицензионный контроль за производством и оборотом этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и государственный надзор за соблюдением обязательных требований к этиловому спирту, алкогольной и спиртосодержащей продукции, установленных международными договорами Российской Федерации, названным Федеральным законом, другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации (п. 1).

Должностные лица органов, уполномоченных на осуществление государственного контроля (надзора) в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, имеют право: запрашивать у организации, индивидуального предпринимателя на основании мотивированного запроса в письменной форме и получать от них информацию и документы, необходимые в ходе проведения проверки (подп. 1 п. 2); беспрепятственно по предъявлении служебного удостоверения и копии приказа (распоряжения) руководителя (заместителя руководителя) органа государственного контроля (надзора) о назначении проверки посещать объекты и проводить обследования используемых организациями, индивидуальными предпринимателями при осуществлении своей деятельности помещений, зданий, сооружений, технических устройств (автоматических средств измерения и учета концентрации и объема безводного спирта в готовой продукции, объема готовой продукции, автоматических средств измерения и учета объема готовой продукции, технических средств фиксации и передачи информации об объеме производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции в единую государственную автоматизированную информационную систему, специальных технических средств регистрации в автоматическом режиме движения), оборудования, коммуникаций, сырья, вспомогательных материалов, полуфабрикатов и готовой продукции, а также проводить необходимые исследования, испытания, экспертизы, расследования и другие мероприятия по контролю (подп. 2 п. 2 ст. 23 Закона № 171-ФЗ).

В соответствии со ст. 23.1 Закона № 171-ФЗ под государственным надзором за соблюдением обязательных требований к этиловому спирту, алкогольной и спиртосодержащей продукции понимается деятельность уполномоченного федерального органа исполнительной власти, направленная на предупреждение, выявление и пресечение нарушений обязательных требований осуществляющими деятельность в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции организациями, индивидуальными предпринимателями, их уполномоченными представителями посредством организации и проведения их проверок, принятия предусмотренных законодательством Российской Федерации мер по пресечению, предупреждению выявленных нарушений и (или) устранению их последствий, и деятельность указанного уполномоченного федерального органа государственной власти по систематическому наблюдению за исполнением обязательных требований, анализу и прогнозированию состояния исполнения обязательных требований при осуществлении организациями, индивидуальными предпринимателями своей деятельности (п. 1).

Государственный надзор за соблюдением обязательных требований к этиловому спирту, алкогольной и спиртосодержащей продукции осуществляется уполномоченным федеральным органом исполнительной власти в соответствии с законодательством Российской Федерации (п. 2 ст. 23.1 Закона № 171-ФЗ).

Постановлением Правительства Российской Федерации от 24.02.2009 № 154 утверждено Положение о Федеральной службе по регулированию алкогольного рынка, в соответствии с п. 1 которого Федеральная служба по регулированию алкогольного рынка (Росалкогольрегулирование) является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, а также функции контролю за производством и оборотом этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, в том числе по контролю за производством, оборотом, качеством и безопасностью этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, соблюдением законодательства Российской Федерации в этой области и условий, предусмотренных соответствующими лицензиями (п. 5.3.8); осуществляет в установленном порядке проверку деятельности юридических лиц в установленной сфере деятельности (п. 5.6).

Таким образом, исходя из названных положений действующего законодательства вопросы организации и проведения государственного контроля (надзора) за производством, оборотом, качеством и безопасностью этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, соблюдение законодательства Российской Федерации в этой области и условий, предусмотренных соответствующими лицензиями, отнесены к ведению Росалкогольрегулирования.

В связи с вышеизложенным у судов не имелось оснований для отказа в удовлетворении заявления общества о признании оспариваемых ненормативных актов антимонопольного органа незаконными.

При названных обстоятельствах кассационная жалоба общества «Тандер» подлежит удовлетворению.

Поскольку судами первой и апелляционной инстанции неправильно применены нормы материального права, регулирующие спорные отношения, имеющие значение для правильной оценки обстоятельств дела, судебные акты подлежат отмене на основании п. 2 ч. 1 ст. 287, ч. 1 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

По делу следует принять новое решение об удовлетворении требований, заявленных обществом.

Руководствуясь ст. 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

П О С Т А Н О В И Л:

решение Арбитражного суда Пермского края от 02.09.2011 по делу № А50-10909/2011 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.11.2011 по тому же делу отменить.

Заявленные требования закрытого акционерного общества «Тандер» удовлетворить.

Признать незаконными и отменить решение и предписание Управления Федеральной антимонопольной службы по Пермскому краю от 03.03.2011 по делу № 1013-10-А.

Взыскать с Управления Федеральной антимонопольной службы по Пермскому краю в пользу закрытого акционерного общества «Тандер» судебные расходы, понесенные при уплате государственной пошлины: по заявлению - в сумме 4000 руб., по апелляционной жалобе - в сумме 1000 руб., по кассационной жалобе в сумме 1000 руб.

Возвратить закрытому акционерному обществу «Тандер» из федерального бюджета государственную пошлину: по апелляционной жалобе - в сумме 1000 руб., излишне уплаченную по платежному поручению от 29.09.2011 № 51408; по кассационной жалобе - в сумме 1000 руб., излишне уплаченную по платежному поручению от 12.03.2012 № 1553.

     Председательствующий
    Т.П. Ященок

     Судьи
    Е.А. Поротникова

     И.А. Татаринова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А50-10909/2011
Принявший орган: Арбитражный суд Уральского округа
Дата принятия: 21 мая 2012

Поиск в тексте