• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ЧЕТВЕРТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 17 мая 2012 года  Дело N А10-3710/2011

Резолютивная часть постановления объявлена 17 мая 2012 года.

Полный текст постановления изготовлен 17 мая 2012 года.

Четвертый арбитражный апелляционный суд в составе

председательствующего судьи Ячменёва Г.Г.,

судей Сидоренко В.А., Рылова Д.Н.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Королёвой Д.С., рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Республике Бурятия на решение Арбитражного суда Республики Бурятия от 21 марта 2012 года по делу № А10-3710/2011 по заявлению Открытого акционерного общества «Бурятзолото» (адрес места нахождения: г. Улан-Удэ, ул. Шаляпина, 5в; ОГРН 1020300962780, ИНН 0323027345) к Управлению Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Республике Бурятия (адрес места нахождения: г. Улан-Удэ, ул. Ленина, 57; ОГРН 1020300982790, ИНН 0326010491) о признании незаконным постановления о назначении административного наказания от 21 сентября 2011 года № 01-175/2011-НВЗАТ-063

(суд первой инстанции: Мархаева Г.Д.-С.)

при участии в судебном заседании представителей лиц, участвующих в деле:

от ОАО «Бурятзолото»: Бурмистров Александр Владимирович, доверенность от 13 апреля 2012 года (до перерыва в судебном заседании);

от Управления Росприроднадзора: Зяблицев Александр Юрьевич, начальник отдела геологического контроля и охраны недр, доверенность от 29 июля 2011 года № КД-06-355 (до перерыва в судебном заседании)

и установил:

Открытое акционерное общество «Бурятзолото» (далее - ОАО «Бурятзолото», Общество) обратилось в Арбитражный суд Республики Бурятия с заявлением к Управлению Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Республике Бурятия (далее - административный орган, Управление Росприроднадзора) о признании незаконным постановления о назначении административного наказания от 21 сентября 2011 года № 01-175/2011-НВЗАТ-063.

Решением Арбитражного суда Республики Бурятия от 21 марта 2012 года заявленные ОАО «Бурятзолото» требования удовлетворены, оспариваемое постановление административного органа признано незаконным и отменено полностью. Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что в действиях Общества отсутствует состав административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 7.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП Российской Федерации).

Не согласившись с решением суда первой инстанции, Управление Росприроднадзора обжаловало его в апелляционном порядке. Заявитель апелляционной жалобы ставит вопрос об отмене решения суда первой инстанции, ссылаясь на то, что представление недостоверных данных в государственной статистической отчетности (ф. 5-ГР, ф. 70-тп и ф. 71-тп) свидетельствует не только о нарушении порядка представления статистической информации, но одновременно является нарушением пункта 3.2 договора платного временного пользования участком недр для добычи полезных ископаемых от 8 мая 1998 года (приложение № 3 к лицензии УДЭ 00212 БЭ) и, следовательно, образует состав административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 7.3 КоАП Российской Федерации.

В обоснование своей позиции административный орган ссылается на Положение о государственном контроле за изучением, рациональным использованием и охраной недр, утвержденное Постановлением Правительством Российской Федерации от 12.05.2005 № 293 (далее - Положение о геологическом контроле), в соответствии с которыми в рамках государственного геологического контроля, осуществляемого Федеральной службой по надзору в сфере природопользования, проверяется достоверность данных, необходимых для расчета платежей за пользование недрами при поиске, оценке, разведке и добыче полезных ископаемых, достоверность и обоснованность представляемых недропользователями материалов для постановки запасов полезных ископаемых на государственный баланс полезных ископаемых, а также достоверность данных, включаемых в государственную статистическую отчетность организациями-недропользователями. В связи с этим Управление Росприроднадзора считает, что определение достоверности данных по добыче и списанию объемов полезных ископаемых относится к вопросам государственного геологического контроля.

Кроме того, административный орган обращает внимание на неналоговую природу регулярных платежей за пользование недрами и их отличие от налогов и сборов. По мнению заявителя апелляционной жалобы, судом первой инстанции не дана оценка тому обстоятельству, что ОАО «Бурятзолото» произведен неправильный расчет регулярных платежей за пользование недрами.

В отзыве от 4 мая 2012 года на апелляционную жалобу Общество выражает согласие с решением суда первой инстанции, просит оставить его без изменения.

На основании статьи 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в судебном заседании 10 мая 2012 года был объявлен перерыв до 9 часов 45 минут 17 мая 2012 года, о чем сделано публичное объявление путем размещения соответствующей информации на официальном сайте арбитражного суда апелляционной инстанции. После перерыва представители сторон участия в судебном заседании не принимали.

Четвертый арбитражный апелляционный суд, рассмотрев дело в порядке главы 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, проанализировав доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, выслушав представителей Управления Росприроднадзора и ОАО «Бурятзолото», изучив материалы дела, проверив правильность применения судом первой инстанции норм процессуального и материального права, пришел к следующим выводам.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, ОАО «Бурятзолото» зарегистрировано в качестве юридического лица 17 июля 1996 года, ему присвоен основной государственный регистрационный номер 1020300962780, что подтверждается выпиской из Единого государственного реестра юридических лиц от 27 сентября 2011 года (т. 1, л.д. 77-86).

ОАО «Бурятзолото» имеет лицензию на пользование недрами УДЭ № 00212 БЭ на геологическое изучение, добычу золота и серебра Ирокиндинского золоторудного месторождения в Муйском районе Республики Бурятия, одним из приложений к которой является договор платного временного пользования участками недр (т. 1, л.д. 61-64, т. 2, л.д. 37-40).

На основании приказа от 3 августа 2011 года № НЗВАТ-063 (т. 2, л.д. 1-4) должностными лицами Управления Росприроднадзора в период с 9 августа 2011 года по 22 августа 2011 года проведена плановая выездная проверка ОАО «Бурятзолото» по вопросам соблюдения требований законодательства о недрах, земельного, водного законодательства, законодательства в области охраны атмосферного воздуха, в области обращения с отходами производства и потребления, соблюдения условий пользования недрами на участках недр, в том числе на месторождении Ирикиндинское по лицензии УДЭ № 00212 БЭ.

По результатам проведенной проверки составлен акт проверки от 5 сентября 2011 года № НЗАТ-063 (т. 1, л.д. 94-99).

В названном акте, среди прочего, зафиксировано, что представляемые ОАО «Бурятзолото» данные по добыче и списанию объемов полезного ископаемого при пользовании недрами по лицензии УДЭ № 00212 БЭ являются недостоверными, то есть не выполняются условия лицензионного соглашения, определенные в абзаце третьем пункта 3.2 Договора платного временного пользования участком недр по указанной лицензии, чем нарушаются требования статей 22 и 23 Закона Российской Федерации от 21.02.1992 № 2395-1 «О недрах» (далее - Закон о недрах). Кроме того, Обществом неправильно произведены расчеты регулярных платежей за пользование недрами за 2008-2010 гг., первое полугодие 2011 года, что также свидетельствует о нарушении пункта 3.2 Договора платного временного пользования участками недр по указанной лицензии, статей 22 и 43 Закона о недрах.

В пункте 2.1.1 справки о деятельности ОАО «Бурятзолото» в части соблюдения требований законодательства Российской Федерации в сфере природопользования и охраны окружающей среды от 5 сентября 2011 года, являющейся приложением к акту проверки № НЗАТ-063 (т. 1, л.д. 105-129), отражено, что недропользователь корректирует (подменяет) первичные геолого-маркшейдерские данные количества и качества добытых полезных ископаемых (ф. 5-ГР, ф. 70-ТП) вторичными учетными данными обогатительной фабрики (ф. 71-ТП), то есть данными, зависящими от технологического уровня предприятия или надежности охранной системы. При этом разница, которая является фактическими потерями, недропользователем не учитывается, начисление сверхнормативных потерь не производится. Всего к сверхнормативным потерям за 2008-2010 годы по Ирокиндинскому месторождению могут быть отнесены 770,2 кг золота.

По данному факту 9 сентября 2011 года в отношении ОАО «Бурятзолото» составлен протокол об административном правонарушении № 01-175/2011-НВЗАТ-063 (т. 1, л.д. 10-13, 100-101).

Постановлением Управления Росприроднадзора о назначении административного наказания от 21 сентября 2011 года № 01-175/2011-НВЗАТ-063 Общество привлечено к административной ответственности, предусмотренной частью 2 статьи 7.3 КоАП Российской Федерации, в виде штрафа в размере 300 000 руб. (т. 1, л.д. 14-16, 102-104).

Суд апелляционной инстанции считает правильными по существу выводы суда первой инстанции о незаконности оспариваемого постановления, исходя из следующего.

В соответствии с частью 6 статьи 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности арбитражный суд в судебном заседании проверяет законность и обоснованность оспариваемого решения, устанавливает наличие соответствующих полномочий административного органа, принявшего оспариваемое решение, устанавливает, имелись ли законные основания для привлечения к административной ответственности, соблюден ли установленный порядок привлечения к ответственности, не истекли ли сроки давности привлечения к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для дела.

При рассмотрении дела об оспаривании решения административного органа арбитражный суд не связан доводами, содержащимися в заявлении, и проверяет оспариваемое решение в полном объеме (часть 7 статьи 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

В силу части 1 статьи 65, части 3 статьи 189 и части 4 статьи 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по делам об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для привлечения к административной ответственности, возлагается на административный орган, принявший оспариваемое решение.

Частью 2 статьи 7.3 КоАП Российской Федерации установлена административная ответственность за пользование недрами с нарушением условий, предусмотренных лицензией на пользование недрами, и (или) требований утвержденного в установленном порядке технического проекта.

Согласно статье 11 Закона о недрах лицензия является документом, удостоверяющим право ее владельца на пользование участком недр в определенных границах в соответствии с указанной в ней целью в течение установленного срока при соблюдении владельцем заранее оговоренных условий. Между уполномоченными на то органами государственной власти и пользователем недр может быть заключен договор, устанавливающий условия пользования таким участком, а также обязательства сторон по выполнению указанного договора.

Следовательно, в рассматриваемом случае именно Управление Росприроднадзора должно доказать факт совершения Обществом вменяемого ему административного правонарушения, выразившегося в пользовании недрами с нарушением условий, предусмотренных лицензией УДЭ № 00212 БЭ и приложения № 3 к ней.

Статьей 26.2 КоАП Российской Федерации установлено, что доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела (часть 1). Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными этим Кодексом, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами (часть 2).

В соответствии с частью 2 статьи 28.2 КоАП Российской Федерации в протоколе об административном правонарушении указывается, среди прочего, событие административного правонарушения.

Согласно пункту 4 части 1 статьи 29.10 КоАП Российской Федерации в постановлении по делу об административном правонарушении должны быть указаны обстоятельства, установленные при рассмотрении дела.

Из приведенных норм права определенно следует, что вывод о том, в чем именно заключается событие и состав (объективная сторона) противоправного деяния, необходимо делать, прежде всего, исходя из обстоятельств, отраженных в протоколе об административном правонарушении и постановлении по делу об административном правонарушении.

Как следует из протокола об административном правонарушении от 9 сентября 2011 года и постановления от 21 сентября 2011 года № 01-175/2011-НВЗАТ-063 о назначении административного наказания, Обществом нарушен абзац третий пункта 3.2 лицензионного соглашения, при этом нарушение выразилось в представлении недостоверных данных в статистической отчетности (ф. 70-ТП и ф. 71-ТП). За период с 2008 по 2010 годы Обществом согласно статистической отчетности ф. 5-ГР и ф. 70-ТП списание запасов и добыча золота показана в объеме 8272 кг, тогда как в отчетности ф. 71-ТП за этот же период указано, что фактически переработано 7160,9 кг золота. Всего к сверхнормативным потерям за 2008-2010 годы по Ирокиндинскому руднику, с исключением потерь в недрах, могут быть отнесены 770,2 кг золота. В государственной статистической отчетности по ф. 71-ТП за 2008-2010 годы в графе «Фактически переработано» недропользователь корректирует (подменяет) первичные геолого-маркшейдерские данные количества и качества добытых полезных ископаемых, указанные в отчетности ф. 5-ГР и ф. 70-ТП, вторичными учетными данными обогатительной фабрики (ф. 71-ТП), то есть данными, зависящими от технологического уровня предприятия или надежности охранной системы, что является нарушением требований инструкции по составлению отчета по ф. 71-ТП, утвержденной ЦСУ СССР от 08.04.1987 № 17-42/0223, и Правил охраны недр при переработке минерального сырья, утвержденных приказом Госгортехнадзора России от 06.06.2003 № 70. В соответствии с пунктом 12 инструкции по заполнению ф. 70-ТП, утвержденной ЦСУ СССР от 05.02.1985 № 42-24/6, величина сверхнормативных потерь определяется как разность между фактическими величинами потерь и нормативными потерями, при этом сверхнормативные потери включаются в текущую отчетность. Однако Обществом сверхнормативные потери за 2008-2010 годы в отчетность ф. 70-ТП не включались и, соответственно, не оплачивались. ОАО «Бурятзолото» указывает в декларациях по налогу на добычу полезных ископаемых вместо добытого золота фактически добытое золото, то есть золото в сплаве Доре, тем самым полностью исключая сверхнормативные потери из налогообложения.

По мнению административного органа, недропользователь в течение многих лет (систематически) устанавливает расхождения (сверхнормативные потери) в определении количества и качества отгруженного и переработанного минерального сырья в пределах 9-15%, но не предпринимает действий по их устранению. Кроме того, в постановлении указано, что Обществом неправильно применяются ставки регулярных платежей за пользование недрами по лицензии УДЭ 00212 БР.

Тем самым, по мнению административного органа, ОАО «Бурятзолото» нарушило пункт 10 части 2 статьи 22 и статью 43 Закона о недрах, в соответствии с которыми пользователь недр обязан обеспечить выполнение условий, установленных лицензией или соглашением о разделе продукции, своевременное и правильное внесение платежей за пользование недрами.

Таким образом, из протокола об административном правонарушении и оспариваемого постановления, а также акта проверки следует, что событие и объективная сторона вменяемого Обществу правонарушения выразились в несоблюдении условий абзаца третьего пункта 3.2 лицензионного соглашения, во включении в отчетность по ф. 70-ТП и ф. 71-ТП недостоверных данных о добытых полезных ископаемых, не включении в такую отчетность данных о сверхнормативных потерях и, как следствие, в занижении налогооблагаемой базы по налогу на добычу полезных ископаемых, а также в неправильных расчетах регулярных платежей за пользование недрами.

Между тем, судом апелляционной инстанции установлено, что пункт 3.2 Договора платного временного пользования участком недр для добычи полезных ископаемых (приложение № 3 к лицензии УДЭ 00212 БЭ), нарушение которого вменено Обществу, состоит из семи подпунктов. В абзаце третьем (структурно это подпункт 2) данного пункта говорится об обязанности недропользователя своевременно вносить платежи, предусмотренные договором и действующим законодательством, в форме, согласованной с получателем платежей.

Обязанность недропользователя соблюдать установленный законодательством порядок пользования недрами, вступившие в силу стандарты (нормы, правила) по рациональному использованию недр, по безопасному ведению работ, связанных с пользованием недрами, по охране недр и окружающей природной среды, условия лицензионного соглашения предусмотрена подпунктом 4 пункта 3.2 платного временного пользования участками недр по лицензии УДЭ 00212 БР (т. 1, л.д. 64).

То есть административным органом в протоколе об административном правонарушении и оспариваемом постановлении некорректно указаны условия лицензионного соглашения, нарушение которых вменяется Обществу. В то же время правильное указание лицензионных условий, нарушение которых послужило основанием для привлечения к административной ответственности, является существенным для квалификации деяния по части 2 статьи 7.3 КоАП Российской Федерации.

Согласно статье 431 Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений.

Из буквального содержания подпункта 4 пункта 3.2 Договора платного временного пользования участком недр для добычи полезных ископаемых (приложение № 3 к лицензии УДЭ 00212 БЭ) суд апелляционной инстанции не усматривает, что представление достоверных данных в государственной статистической отчетности, имеющих значение для налогообложения, относится к порядку пользования недрами.

Более того, пунктом 1.6 и подпунктом 1 пункта 1.7 этого же Договора предусмотрено, что недропользователь должен представлять государственную статистическую отчетность по объекту (ф. 5-ГР и др.) в установленные сроки и в установленном порядке.

То есть представление государственной статистической отчетности в установленном порядке не охватывается условиями, предусмотренными подпунктом 4 пункта 3.2 Договора платного временного пользования участком недр для добычи полезных ископаемых (приложение № 3 к лицензии УДЭ 00212 БЭ), а нарушение условий пунктов 1.6 и 1.7 этого Договора Обществу ни в протоколе об административном правонарушении, ни в оспариваемом постановлении не вменено.

Объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 7.3 КоАП Российской Федерации, составляет пользование недрами с нарушением условий, предусмотренных лицензией на пользование недрами.

Согласно пункту 3.17 ГОСТ Р 8.645-2008 «Метрологическое обеспечение работ по геологическому изучению, использованию и охране недр в Российской Федерации» под недропользованием (пользованием недрами) понимается выполнение работ, соответствующих лицензии на право геологического изучения недр, добычи полезных ископаемых, использования и захоронения отходов производства, строительства и эксплуатации подземных сооружений, не связанных с добычей полезных ископаемых.

Представление достоверной статистической отчетности в легальное определение понятия «недропользование» не включено.

Пунктом 4 Положения о геологическом контроле предусмотрено, что Росприроднадзор осуществляет государственный геологический контроль по следующим вопросам:

а) соблюдение недропользователями требований федеральных законов, иных нормативных правовых актов Российской Федерации, связанных с геологическим изучением, рациональным использованием и охраной недр, в том числе на континентальном шельфе Российской Федерации (за исключением требований, надзор за соблюдением которых отнесен к компетенции органа государственного горного надзора);

б) выполнение условий недропользования, содержащихся в лицензиях на пользование недрами, технических проектах и иной документации на выполнение работ, связанных с пользованием недрами;

в) наличие утвержденных технических проектов и иной документации на выполнение работ, связанных с пользованием недрами;

г) достоверность содержания геологической и иной первичной документации о состоянии и изменении запасов полезных ископаемых;

д) соблюдение установленного порядка представления государственной отчетности, а также геологической и иной информации о недрах в фонды геологической информации;

е) достоверность данных, необходимых для расчета платежей за пользование недрами при поиске, оценке, разведке и добыче полезных ископаемых;

ж) сохранность разведочных горных выработок и скважин, геологической и технической документации, образцов руд и горных пород, керна, дубликатов проб полезных ископаемых, которые могут быть использованы при дальнейшем изучении недр, разведке и разработке месторождений полезных ископаемых, а также при пользовании недрами в целях, не связанных с добычей полезных ископаемых;

и) выполнение установленных в соответствующих разрешениях условий создания, эксплуатации и использования искусственных островов, сооружений и установок, проведения буровых работ, связанных с геологическим изучением, поиском, разведкой и разработкой минеральных ресурсов, а также прокладки подводных кабелей и трубопроводов во внутренних морских водах, территориальном море и на континентальном шельфе Российской Федерации (в пределах своей компетенции);

к) достоверность и обоснованность представляемых недропользователями материалов для постановки запасов полезных ископаемых на государственный баланс запасов полезных ископаемых и списания их с государственного баланса;

м) предотвращение самовольной застройки площадей залегания полезных ископаемых;

н) достоверность данных, включаемых в государственную статистическую отчетность организациями, осуществляющими поиск, оценку и разведку месторождений полезных ископаемых и их добычу.

Таким образом, пункт 4 Положения о геологическом контроле четко разграничивает такие вопросы контроля, как выполнение условий недропользования, содержащихся в лицензиях на пользование недрами, технических проектах и иной документации на выполнение работ, связанных с пользованием недрами (подпункт «б»), с одной стороны, и достоверность содержания геологической и иной первичной документации о состоянии и изменении запасов полезных ископаемых, соблюдение установленного порядка представления государственной отчетности и достоверность данных, необходимых для расчета платежей за пользование недрами при поиске, оценке, разведке и добыче полезных ископаемых (подпункты «г», «д» и «е»), с другой стороны.

Иными словами, к вопросу о выполнении условий недропользования, содержащихся в лицензиях на пользование недрами, технических проектах и иной документации на выполнение работ, связанных с пользованием недрами, не относятся вопросы о достоверности содержания геологической и иной первичной документации о состоянии и изменении запасов полезных ископаемых, о достоверности данных, необходимых для расчета платежей за пользование недрами, о соблюдении установленного порядка представления государственной отчетности, отношения не имеют.

Вопрос о выполнении условий недропользования, содержащихся в лицензиях на пользование недрами, технических проектах и иной документации на выполнение работ, связанных с пользованием недрами, является самостоятельным направлением государственного геологического контроля, что опровергает соответствующие (противоположные) доводы заявителя апелляционной жалобы.

Суд апелляционной инстанции считает, что нарушение установленного порядка представления государственной статистической отчетности, равно как и представление недостоверной статистической отчетности, должно было быть квалифицировано по статье 13.19 КоАП Российской Федерации.

На основании постановления Госкомстата России от 18.06.1999 № 44 «Об утверждении годовых форм федерального государственного статистического наблюдения за запасами полезных ископаемых и их рациональным использованием» отчетность по форме 5-ГР «Сведения о состоянии и изменении запасов твердых полезных ископаемых», отчетность по форме 70-ТП «Сведения об извлечении полезных ископаемых при добыче» и отчетность по форме 71-ТП «Сведения о комплексном использовании полезных ископаемых при обогащении и металлургическом переделе вскрышных пород и отходов производства» относится к государственной статистической отчетности.

При этом в утвержденных Госкомстатом формах статистической отчетности прямо указано, что ответственность за нарушение порядка представления статистической информации, а равно представление недостоверной статистической информации, наступает по статье 13.19 КоАП Российской Федерации (постановление Госкомстата России от 13.11.2000 № 110).

В пункте 9 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 2 июня 2004 года № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» указано, что в случае, если при рассмотрении заявления об оспаривании постановления административного органа о привлечении к административной ответственности суд установит, что оспариваемое постановление содержит неправильную квалификацию правонарушения либо принято неправомочным органом, суд в соответствии с частью 2 статьи 211 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации принимает решение о признании незаконным оспариваемого постановления и о его отмене.

Суд апелляционной инстанции считает также, что возможное занижение Обществом налогооблагаемой базы по налогу на добычу полезных ископаемых в результате искажения отчетности по ф. 70-ТП и ф. 71-ТП, на чем настаивает Управление Росприроднадзора, не составляет объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 7.3 КоАП Российской Федерации.

В случае выявления нарушений требований главы 26 Налогового кодекса Российской Федерации о порядке исчисления и уплаты налога на добычу полезных ископаемых (в том числе по результатам проверки налоговым органом представленных Управлением Росприроднадзора материалов) ОАО «Бурятзолото» может быть привлечено к ответственности, предусмотренной статьей 122 Налогового кодекса Российской Федерации, однако данный вопрос не входит в компетенцию Управления Росприроднадзора.

Изложенное согласуется с позицией Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа по делу № А10-3790/2011.

Суд апелляционной инстанции также обращает внимание административного органа на то обстоятельство, что согласно пункту 10 части 2 статьи 22 Закона о недрах пользователь недр обязан обеспечить выполнение условий, установленных лицензией или соглашением о разделе продукции, своевременное и правильное внесение платежей за пользование недрами.

То есть формально выполнение условий, установленных лицензией, и своевременное и правильное внесение платежей за пользование недрами являются самостоятельными обязанностями недропользователя, что также указывает на необоснованность привлечения Общества к ответственности по части 2 статьи 7.3 КоАП Российской Федерации (в том числе и по эпизоду, связанному с неправильными расчетами регулярных платежей за пользование недрами).

Неналоговая природа регулярных платежей за пользование недрами, их отличие от налогов и сборов, установленных Налоговым кодексом Российской Федерации, сомнений у суда апелляционной инстанции не вызывает, однако соответствующий довод Управления Росприроднадзора не имеет отношения к существу рассматриваемого дела.

Регулярные платежи за пользование недрами (ренталс) входят в систему платежей при пользовании недрами (статья 39 Закона о недрах).

Порядок взимания регулярных платежей за пользование недрами установлен статьей 43 Закона о недрах.

В соответствии с Приложением № 6 к Федеральному закону от 24.07.2007 № 198-ФЗ «О федеральном бюджете на 2008 год и на плановый период 2009 и 2010 годов» главным администратором регулярных платежей за пользование недрами при пользовании недрами (ренталс) на территории Российской Федерации (КБК 18211202030010000120) является Федеральная налоговая служба.

Аналогичные положения закреплены и в Федеральных законах от 24.11.2008 № 204-ФЗ «О федеральном бюджете на 2009 год и на плановый период 2010 и 2011 годов», от 02.12.2009 № 308-ФЗ «О федеральном бюджете на 2010 год и на плановый период 2011 и 2012 годов» и от 13.12.2010 № 357-ФЗ «О федеральном бюджете на 2011 год и на плановый период 2012 и 2012 годов».

Таким образом, главным администратором регулярных платежей за пользование недрами является ФНС России, а администраторами таких платежей - территориальные налоговые органы, включенные в Перечень территориальных органов Федеральной налоговой службы, на которые возлагаются полномочия администраторов доходов бюджетной системы Российской Федерации, утвержденный приказом ФНС России от 05.12.2008 № ММ-3-1/643@ (в этот перечень, среди прочих налоговых органов, включена Межрайонная инспекция ФНС России № 1 по Республике Бурятия).

На основании пункта 2 статьи 160.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации администратор доходов бюджета осуществляет начисление, учет и контроль за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью осуществления платежей в бюджет, пеней и штрафов по ним.

Пунктом 6 статьи 43 Закона о недрах предусмотрено, что пользователи недр ежеквартально не позднее последнего числа месяца, следующего за истекшим кварталом, представляют в территориальные органы Федеральной налоговой службы и уполномоченного Правительством Российской Федерации федерального органа исполнительной власти в области природных ресурсов по местонахождению участков недр расчеты регулярных платежей за пользование недрами по формам, утверждаемым Министерством финансов Российской Федерации по согласованию с Министерством природных ресурсов Российской Федерации.

С учетом приведенных норм бюджетного законодательства и законодательства о недрах суд апелляционной инстанции считает, что у Управления Росприроднадзора отсутствуют полномочия по контролю за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью осуществления регулярных платежей за пользование недрами.

В частности, подобные полномочия не закреплены в Положении о Федеральной службе по надзору в сфере природопользования, утвержденном Постановлением Правительства Российской Федерации от 30.07.2004 № 400, а также в иных нормативных правовых актах, определяющих компетенцию Росприроднадзора.

При этом суд апелляционной инстанции отмечает, что в ходе осуществления контроля за правильностью исчисления, своевременностью и полнотой уплаты регулярных платежей за пользование недрами за период с 1 января 2008 года по 31 декабря 2009 года администратором таких платежей (Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы № 1 по Республике Бурятия) каких-либо нарушений не установлено, в том числе и в части платежей, уплачиваемых в соответствии с лицензией УДЭ 00212 БР, что подтверждается актом выездной налоговой проверки от 14 апреля 2011 года № 35 (т. 1, л.д. 46-55).

По мнению суда апелляционной инстанции, если даже и согласиться с позицией Управления Росприроднадзора о том, что неправильная уплата регулярных платежей за пользование недрами охватывается объективной стороной административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 7.3 КоАП Российской Федерации, то данное обстоятельство (наличие акта выездной налоговой проверки) определенно свидетельствует о недоказанности события этого административного правонарушения.

При таких фактических обстоятельствах и правовом регулировании суд апелляционной инстанции не находит оснований, предусмотренных статьей 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены или изменения решения суда первой инстанции.

Рассмотрев апелляционную жалобу на не вступившее в законную силу решение Арбитражного суда Республики Бурятия от 21 марта 2012 года по делу № А10-3710/2011, Четвертый арбитражный апелляционный суд, руководствуясь статьями 258, 268-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Республики Бурятия от 21 марта 2012 года по делу № А10-3710/2011 оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в двухмесячный срок в кассационном порядке в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа.

     Председательствующий
   Г.Г. Ячменёв

     Судьи
   Д.Н. Рылов

     В.А. Сидоренко

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А10-3710/2011
Принявший орган: Четвертый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 17 мая 2012

Поиск в тексте