• по
Более 51000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ВОСЬМОЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 16 ноября 2010 года  Дело N А75-5719/2010

Резолютивная часть постановления объявлена 10 ноября 2010 года

Постановление изготовлено в полном объеме 16 ноября 2010 года

Восьмой арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Рыжикова О.Ю.

судей Ивановой Н.Е., Кливера Е.П.

при ведении протокола судебного заседания: Михайловой Н.А.

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 08АП - 8264/2010) общества с ограниченной ответственностью " ЗИГАН" на решение Арбитражного суда Ханты - Мансийского автономного округа от 09.08.2010 по делу № А75 - 5719/2010 (судья Кущева Т.П.), по заявлению общества с ограниченной ответственностью " ЗИГАН" к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы №6 по Ханты - Мансийскому автономному округу - Югре

о признании незаконным решения № 16 - 13/003721 от 16.02.2010,

при участии в судебном заседании представителей:

от ООО «ЗИГАН» - не явился, о времени и месте судебного заседания извещен надлежащим образом;

от МИФНС России № 6 по ХМАО - Югре - Вдовиченко Е.А. (паспорт, доверенность № 7 от 17.09.2009 сроком действия 3 года),

установил:

Решением от 09.08.2010 по делу № А75 - 5719/2010 Арбитражный суд Ханты - Мансийского автономного округа отказал в удовлетворении требований общества с ограниченной ответственностью «ЗИГАН» (далее - ООО «ЗИГАН», общество, заявитель) о признании решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 6 по Ханты - Мансийскому автономному округу - Югре (далее - МИФНС России № 6 по ХМАО, налоговый орган, инспекция) № 16 - 13/003721 в части доначисления налога на прибыль в размере 1 270779 руб., налога на добавленную стоимость (далее - НДС) в размере 953 085 руб., а также пени и налоговые санкции, исчисленные на указанные суммы.

При принятии решения суд первой инстанции исходил из того, что он действовал без должной осмотрительности, а первичные документы, представленные налогоплательщиком в подтверждение его права на применение налоговых вычетов по НДС и отнесение к расходам затрат, учитываемых при налогообложении прибыли, по сделкам с контрагентом ООО «Барьер», не соответствуют установленным требованиям статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации, статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 №129 - ФЗ «О бухгалтерском учете», поскольку содержат недостоверные сведения относительно руководителя общества, от имени которого подписаны первичные документы, и не подтверждают реальный характер произведенных операций, что обусловило правомерное доначисление налога на добавленную стоимость, налога на прибыль организаций.

В апелляционной жалобе ООО «ЗИГАН», ссылаясь на нарушение судом норм материального и процессуального права, просит решение суда первой инстанции отменить, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении требований Общества.

ООО «ЗИГАН» выразило свое несогласие с выводом суда первой инстанции, настаивает на реальности хозяйственных операций с его контрагентом ООО «Барьер».

В отзыве на апелляционную жалобу инспекция с ее доводами не согласилась, считает их необоснованными, просит решение оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

В порядке статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса судебное заседание проведено в отсутствие ООО «ЗИГАН», надлежащим образом извещенного о времени и месте слушания по делу.

В судебном заседании представитель МИФНС России № 6 по ХМАО - Югре с доводами апелляционной жалобы не согласился по основаниям, изложенным в отзыве на апелляционную жалобу, просил оставить решение без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения. Считает, что выводы, изложенные в решении суда первой инстанции, соответствуют материалам дела. Нарушений или неправильного применения норм материального и процессуального права при вынесении решения судом первой инстанции не допущено.

На вопрос суда о том, каким образом вышли на работников общества с ограниченной ответственностью «ЗИГАН», представитель налогового органа пояснил, что было опрошено максимальное количество людей, таким образом, вышли на работников общества.

Рассмотрев материалы дела, апелляционную жалобу, отзыв, выслушав представителя налогового органа, суд апелляционной инстанции установил следующие обстоятельства.

На основании решения руководителя налогового орга6а от 14 октября 2009 года № 16 - 13/023453 проведена выездная налоговая проверка по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налогов и сборов за период с 01.01.2006 по 31.12.2008 года (т. 4 л.д.89) в ходе которой установлена неполная уплата налога на прибыль в размере 2570800 руб., налога на добавленную стоимость 1078538 руб., налога на доходы физических лиц в размере 12545 руб., что отражено в акте проверки № 16 - 13/122 от 3 декабря 2009 года (т. 4 л.д. 103 - 139).

По материалам проверки принято решение № 16 - 13/003721 от 16 февраля 2010 года о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. Указанным решением налогоплательщик привлечен к налоговой ответственности по статье 122 налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в размере 642335 рублей, доначисления пеня в общей сумме 723077 руб. и предложено уплатить недоимку по налогу на прибыль и налога на добавленную стоимость в размере 3349317 руб. (т. 1 л.д. 39 - 63). Указанное решение обжаловано в Управление Федеральной налоговой службы по Ханты - Мансийскому автономному округу Югре, которое отменено и производство прекращено в части доначисления налога на добавленную стоимость в сумме 1101423 руб..

Общество, не согласившись с указанным решением в оспариваемой части обратилось с заявлением в суд.

09.08.2010 Арбитражным судом Ханты - Мансийского автономного округа принято обжалуемое решение.

Суд апелляционной инстанции, проверив в порядке статей 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность и обоснованность решения суда первой инстанции, не находит оснований для его отмены, а доводы апелляционной жалобы не принимает как необоснованные, исходя из следующего.

Как следует из решения налогового органа, им в ходе поверки установлено, что ООО «Зиган» в лице директора Ямалиева А. Р. заключены следующие договоры с ООО «Барьер» в лице директора Шурыгина О.В.:

договор подряда от 07.12.2007 № 19, согласно которого ООО «Барьер» обязуется выполнить своими силами и средствами капитальный ремонт Врачебной амбулатории в с. Охтеурье Нижневартовского района (т. 11 л.д. 80,81);

- договор подряда от 10.01.2008 № 1, согласно которого ООО «Барьер» обязуется выполнить своими силами и средствами капитальный ремонт жилого дома по ул. Лесная 6 в с. Большетархово Нижневартовского района (т. 11 л.д.92 - 93).

Стоимость строительно - монтажных работ ООО «Барьер» согласно предъявленным для проверки актам выполненных работ, справки о стоимости выполненных работ и затрат формы КС - 3 составила 6 248 000 руб., в том числе НДС 953 085 руб. (5 294 915 руб. без учета НДС).

Общество в обоснование своих расходов и правомерности заявленных вычетов с ООО «Барьер» представил документы, подписанные директором Шурыгиным О.В. - договоры подряда от 07.12.2007 № 19, от 10.01.2008 № 1 на производство капитального ремонта объектов в населенных пунктах Нижневартовского района, акт выполненных работ формы КС - 2, справка о стоимости выполненных работ и затрат формы КС - 2, счета фактуры.

При этом налоговый орган пришел выводу о том, что представленные налогоплательщиком на проверку первичные документы не отражают реальные хозяйственные операции заявителя и содержат недостоверные сведения, позволяющие усомниться в добросовестности указанных контрагентов и самого налогоплательщика.

Так, налоговым органом в ходе мероприятий налогового контроля сделок заявителя с его контрагентом было установлено, что представленные Обществом в ходе проверки документы не отвечают критериям достоверности, не подтверждают реальный характер хозяйственных операций в силу отсутствия у контрагентов необходимого управленческого и технического персонала, основных средств, транспорта, производственных активов, организации - контрагенты, паспорт руководителя на момент подписания документов был уже уничтожен.

Исследовав имеющиеся в материалах дела доказательства в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и установив фактические обстоятельства по делу, суд первой инстанции счел правомерной позицию налогового органа о получении ООО «ЗИГАН» необоснованной налоговой выгоды, подтвержденной совокупностью обстоятельств, установленных в ходе приведения выездной налоговой проверки налогоплательщика.

Суд апелляционной инстанции поддерживает выводы суда первой инстанции, считает их законными и обоснованными и отклоняет доводы подателя апелляционной жалобы, исходя из следующего.

В соответствии со статьей 247 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком, при этом прибылью для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с настоящей главой.

Пунктом 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что в целях настоящей главы налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 настоящего Кодекса).

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Статьей 9 Федерального закона от 21.11.1996 № 129 - ФЗ «О бухгалтерском учете» установлено требование, согласно которому все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными (первичными учетными) документами, которые должны отвечать требованиям достоверности, быть взаимоувязанными и непротиворечивыми. В силу части 4 данной статьи своевременное и качественное оформление первичных учетных документов, передачу их в установленные сроки для отражения в бухгалтерском учете, а также достоверность содержащихся в них данных обеспечивают лица, составившие и подписавшие эти документы.

Представляемые налогоплательщиками документы в качестве обоснования правомерности своих действий при исчислении налога должны отвечать требованиям достоверности, быть взаимоувязанными и непротиворечивыми.

Таким образом, упомянутые нормы предусматривают учет в составе расходов затрат по реальным хозяйственным операциям с реальными товарами (работами, услугами), подтвержденных первичными документами, составленными надлежащим образом и соответствующими фактическим обстоятельствам дела.

В соответствии со статьей 143 Налогового кодекса Российской Федерации ООО «ЗИГАН» является плательщиком НДС.

Пункт 1 статьи 146 Налогового кодекса Российской Федерации устанавливает, что объектом налогообложения налогом на добавленную стоимость признаются операции по реализации товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации.

На основании статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 Налогового кодекса Российской Федерации, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты.

Из пункта 2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации следует, что вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в таможенных режимах выпуска для свободного обращения, временного ввоза и переработки вне таможенной территории, в отношении товаров (работ, услуг), которые приобретены для перепродажи или для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации (за исключением товаров, предусмотренных пунктами 2 и 6 статьи 170 Налогового кодекса Российской Федерации).

В силу положений пункта 1 статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 Кодекса, производятся на основании счетов - фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации.

Вычетам подлежат только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации, либо фактически уплаченные ими при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных статьей 172 Налогового кодекса Российской Федерации и при наличии соответствующих первичных документов.

Таким образом, право налогоплательщика на налоговые вычеты обусловлено фактами предъявления ему к оплате сумм налога на добавленную стоимость при приобретении товаров (работ, услуг), принятия на учет данных товаров (работ, услуг) и наличия первичных документов, содержащих достоверную информацию.

Из анализа статей 169, 171, 172 Налогового кодекса Российской Федерации следует вывод о том, что обязанность подтверждать правомерность и обоснованность налоговых вычетов первичной документацией лежит на налогоплательщике - покупателе товаров, поскольку именно он выступает субъектом, применяющим при исчислении итоговой суммы налога, подлежащей уплате в бюджет, вычет сумм налога, начисленных поставщиками.

В силу положений пунктов 1, 2 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации счет - фактура является основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном главой 21 Кодекса. Счета - фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 настоящей статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению. При этом невыполнение требований к счету - фактуре, не предусмотренных пунктами 5 и 6 настоящей статьи, не может являться основанием для отказа в принятии к вычету суммы налога, предъявленные продавцом.

Согласно статье 1 Федерального закона от 21.11.1996 года № 129 - ФЗ «О бухгалтерском учете» бухгалтерский учет представляет собой упорядоченную систему сбора, регистрации и обобщения информации в денежном выражении об имуществе, обязательствах организаций и их движении путем сплошного, непрерывного и документального учета всех хозяйственных операций. Одной из задач бухгалтерского учета является обеспечение информацией, необходимой внутренним и внешним пользователям бухгалтерской отчетности для контроля за соблюдением законодательства Российской Федерации при осуществлении организацией хозяйственных операций и их целесообразностью, наличием и движением имущества и обязательств, использованием материальных, трудовых и финансовых ресурсов в соответствии с утвержденными нормами, нормативами и сметами.

Для реализации данной задачи в статье 9 Федерального закона от 21.11.1996 года № 129 - ФЗ «О бухгалтерском учете» установлено требование, согласно которому все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами (первичными учетными документами).

Часть 4 данной статьи содержит положение о том, что своевременное и качественное оформление первичных учетных документов, передачу их в установленные сроки для отражения в бухгалтерском учете, а также достоверность содержащихся в них данных обеспечивают лица, составившие и подписавшие эти документы.

Таким образом, представляемые налогоплательщиками документы в качестве обоснования правомерности своих действий при исчислении налога должны отвечать требованиям достоверности, быть взаимоувязанными и непротиворечивыми.

Невыполнение налогоплательщиком условий, касающихся достоверности сведений, является основанием для вывода о неверном определении налогооблагаемой базы, неполной уплате налога и основанием для привлечения к налоговой ответственности.

Согласно пункту 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

Судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

При этом налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера) (пункт 3 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды»).

Признание судом налоговой выгоды необоснованной влечет отказ в удовлетворении требований налогоплательщика, связанных с ее получением (пункт 11 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды»).

Таким образом, суд не должен ограничиваться проверкой формального соответствия представленных налогоплательщиком документов требованиям Налогового кодекса Российской Федерации, а должен оценить все доказательства по делу в совокупности и во взаимосвязи с целью исключения внутренних противоречий и расхождений между ними. Оценка же добросовестности налогоплательщика предполагает оценку заключенных им сделок. Заключенные сделки должны не только формально соответствовать законодательству, но и быть реальными, не вступать в противоречие с общим запретом недобросовестного осуществления прав налогоплательщиком.

Так в ходе проверки инспекцией установлено, что представленные налогоплательщиком акты составлены с нарушением установленного порядка, а именно - подписаны не установленными лицами, так как расшифровка подписей на них отсутствует.

Суд апелляционной инстанции отклоняет довод апелляционной жалобы о том, что отсутствие расшифровки подписи не может являться основанием для признания акта КС - 2 недействительным

Согласно Постановления от 11.11.1999 №100 государственного комитета Российской Федерации по статистике «Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету работ в капитальном строительстве и ремонтно - строительных работ» утвержден "Акт о приемке выполненных работ", Форма N КС - 2.

Применение и оформление первичной учетной документации по учету работ в капитальном строительстве и ремонтно - строительных работ регламентируется законодательными и нормативными правовыми актами в области строительства и градостроительства, а также инструкциями по заполнению форм федерального государственного статистического наблюдения по капитальному строительству.

"Акт о приемке выполненных работ", Форма N КС - 2, входит в альбом унифицированных форм первичной учетной документации по учету работы в капитальном строительстве и ремонтно - строительных работ, утвержденный Постановлением Госкомстата России от 11 ноября 1999 г. № 100, и содержит обязательные реквизиты: должность, подпись, расшифровка подписи.

Ведение первичного учета по унифицированным формам первичной учетной документации, включенным в настоящий альбом, распространяется на юридические лица всех организационно - правовых форм и форм собственности, осуществляющие деятельность в отраслях экономики.

Согласно ГОСТ Р 51141 - 98 «Делопроизводство и архивное дело. Термины и определения» дается следующее толкование подписи:

Подпись - реквизит документа, представляющий собой собственноручную роспись полномочного должностного лица.

То есть, документ может подписать только руководитель организации либо лицо, уполномоченное на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации.

Согласно пункту 3.22 ГОСТА Р 6.30. - 2003 «Унифицированные системы документации. Унифицированная система организационно - распорядительной документации. Требования к оформлению документов», утвержденного Постановлением Госстандарта от 03.03.2003 №65 - ст «О принятии и введении в действие государственного стандарта РФ» в состав реквизита «Подпись» входят: наименование должностного лица, подписавшего документ; личная подпись; расшифровка подписи.

Из содержания указанных выше правовых норм следует, что документы, представляемые налогоплательщиком для подтверждения правомерности принятия расходов для исчисления налоговой базы по налогу на прибыль, должны содержать сведения, позволяющие в последствие налоговому органу определить достоверность осуществления хозяйственных операций.

Между тем в рассматриваемом случае в совокупности с иными обстоятельствам, которые будут изложены ниже, отсутствие расшифровки подписи, лишает суд и налоговый орган возможности проверки подписания документа надлежащим лицом.

При этом суд апелляционной инстанции отмечает, что по данным Федерального информационного ресурса Федеральной налоговой службы в отношении ООО «Барьер» имеются данные: в части Единого государственного реестра юридических лиц - дата регистрации предприятия 15.09.2005, учредитель и руководитель - Шурыгин Олег Владимирович, 15.11.1967 года рождения, паспортные данные серия 46 00 № 502211, выдан 26.09.2000 Большевским ОМ УВД г. Королева Московской области.

По запрос налогового органа от 24.11.2009 № 16 - 13/027400, отделом УФМС по Московской области г. Королева представлены данные о том, что гражданин Шурыгин Олег Владимирович имел паспорт серии 46 00 № 502211 выдан 26.07.2000 Большевским ОМ УВД г. Королева Московской области, который уничтожен согласно акту от 30.12.2006 № 12 в связи со сменой фамилии на «Карасаускис» (т. 5 л.д.126).

Исходя из изложенного суд первой инстанции верно пришел к выводу о том, что все документы, подписанные в 2007,2008 годах руководителем ООО «Барьер» Шурыгиным О.В. являются недостоверными, так как подписаны неустановленным лицом.

Судом первой инстанции правомерно принято во внимание, что по данным Единого государственного реестра юридических лиц (далее ЕГРЮЛ) Межрайонной ИФНС России № 6 по Ханты - Мансийскому автономному округу - Югре ООО «Барьер» не стояло на учете и не открывало обособленного подразделения на территории Нижневартовского района (т. 1 л.д.142 - 151).

Вид оказываемых услуг предполагает наличие технического персонала. ООО «Барьер» зарегистрировано в МИФНС России № 10 по Санкт - Петербургу, согласно представленной информации среднесписочная численность ООО «Барьер» составила 1 человек (т. 4 л.д.81). По сведениям, имеющимся в Федеральном информационном ресурсе, установлено, что ООО «Барьер» в 2007 - 2008 годах справки по форме 2 - НДФЛ в налоговые органы не предоставляло (т. 3 л.д.12 - 87). Следовательно, налог на доходы физических лиц организация не начисляла, не удерживала и не перечисляла в бюджет.

Согласно информации о налогоплательщике, хранящейся в Федеральном информационном ресурсе Межрегиональной инспекции центральной обработки данных Федеральной налоговой службы России (далее Федеральный информационный ресурс), имущество, транспортные средства, зарегистрированные на праве собственности ООО «Барьер», отсутствуют (т. 4 л.д. 87).

По сведениям, предоставленными Межрайонной ИФНС России № 10 по Санкт - Петербургу в отношении ООО «Барьер» установлено: последняя отчетность ООО «Барьер» предоставлена за 12 месяцев 2007 года.

Баланс предприятия формы 1 за 12 месяцев 2007 года предоставлен с «нулевыми» показателями. В декларации по НДС за 3 квартал 2007 года исчислена сумма НДС в размере 8366 руб., сумма НДС, предъявленная к вычету - 6 525 руб (т. 13 л.д. 116). В представленной декларации по ЕСН за 2007 год отражено в графе численность - 0 человек.

Суд апелляционной инстанции отклоняет довод апелляционной жалобы о том, что данное обстоятельство свидетельствует о надлежащем исполнении контрагентом налоговой обязанности, поскольку они должны исполняться постоянно и своевременно, при этом срок представления пропущен в 3 года.

Кроме того, в предоставленной отчетности ООО «Барьер» отражало вид деятельности - прочая оптовая торговля. Также исходя из ее анализа следует, что у данной организации имущество отсутствует, налоги к уплате начислены в бюджет в незначительных размерах и свидетельствуют о низкой доходной деятельности данной организации.

Согласно информации о налогоплательщике, хранящейся в Федеральном информационном ресурсе, виды экономической деятельности, которыми занимается ООО «Барьер»: прочая оптовая торговля, деятельность агентов по оптовой торговле универсальным ассортиментом товаров, прочая розничная торговля в неспециализированных магазинах. Таким образом, отсутствуют виды деятельности, связанные со строительными работами, которые якобы выполнялись для ООО «ЗИГАН».

Анализ банковской выписки ООО «Барьер» показал, что денежные средства не были направлены на исполнение обязательств по заключенным договорам, так как перечислялись на лицевые счета физических лиц, а так же были перечислены организациям, которые не отчитываются в налоговых органах, что ставит под сомнение достоверность финансово - хозяйственной взаимоотношений.

Вид экономической деятельности, который указан в учредительных документах, не соответствует выполняемым для ООО «Зиган» работам.

Из показаний свидетеля Любшина А.А., полученных налоговым органом в порядке статьи 90 НК РФ следует, что им за вознаграждение 5000 руб., открыт расчетный счет в банке на ООО «Барьер» по просьбе мужчины, приехавшего возможно из г. Москвы или г. Санкт - Петербурга. Платежные документы применялись в электронной форме с использованием системы «Банк - Клиент», ключи и пароль были переданы указанному мужчине (т. 5 л.д.92 - 96).

В материалах проверки имеются доверенность от 19.10.2007 на право открытия Любшиным А.А. счета в ЗАО АКБ «Приобъе» г. Нижневартовск, подписанная Шульгиным О.В. и приказ от 19.10.2007 № 218 о назначении Любшина А.А. на должность исполнительного директора ООО «Барьер» с правом подписи платежных документов.

Любшин А.А., не знаком с руководителем ООО «Барьер» Шурыгиным О.В., никто его не видел, о взаимоотношениях ООО «Барьер» и ООО «ЗИГАН» ничего не известно. Таким образом, допрос исполнительного директора ООО «Барьер» доказывает отсутствие фактических трудовых отношений лицом, формально заявленным, согласно приказу от 19.10.2007 № 218, как исполнительного директора (т. 3 л.д. 143 - 150).

Таким образом, совокупность установленных в ходе выездной налоговой проверки обстоятельств в полной мере свидетельствуют о фиктивных взаимоотношениях налогоплательщика с ООО «Барьер» и отсутствии документального подтверждения затрат по сделкам с указанным контрагентом.

В соответствии с положениями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации имеющиеся в деле доказательства суд оценивает во взаимосвязи и совокупности по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном их исследовании.

В данном случае материалами дела установлено, что фамилии Шурыгина О.В. на момент заключения спорных правоотношений не существовало, так как им ранее была изменена фамилия на Карасаускас.

При таких обстоятельствах заявитель не вправе претендовать на уменьшение налогооблагаемой базы по налогу на прибыль на сумму затрат по операциям с контрагентами, если последние их не осуществляли.

При изложенных обстоятельствах, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что налоговым органом в ходе проверки и судом первой инстанции при рассмотрении обоснованности решения Инспекции в оспариваемой налогоплательщиком части было установлено, что контрагент заявителя относится к категории «номинальных» налогоплательщиков, не представляющих налоговую отчетность в налоговый орган и уклоняющихся от уплаты налогов, не обладающими как материально - техническими ресурсами для ведения финансово - хозяйственной деятельности, такими как основные средства, машины, механизмы, оборудование, строительная техника, так и наличием управленческого и технического персонала, необходимого для оказания услуг, предусмотренных договорами, а также производственно - управленческий персонал, без которого деятельность предприятия, осуществляющего финансово - хозяйственные операции невозможна.

При этом суд апелляционной инстанции также учитывает, что представленные налогоплательщиком первичные документы не отвечают требованиям, установленным законодательством, поскольку содержат недостоверную информацию, а именно: сведения, не отражающие реальность произведенных сделок и не содержащие полную информацию о совершенной хозяйственной операции и ее участниках, поскольку банковский счет данной организации использовались для перераспределения денежных потоков.

Движение денежных средств на расчетных счетах обществ также свидетельствует об отсутствии реальной хозяйственной деятельности. Кроме того контрагент в ходе проверки не был разыскан налоговым органом, в котором он стоит на налоговом учете.

По мнению суда апелляционной инстанции, указанные выше обстоятельства свидетельствуют о том, что главной целью деятельности являлось именно получение налоговой выгоды.

Суд первой инстанции оценил доводы налогового органа в их совокупности и взаимной связи и обоснованно посчитал доказанным вывод Инспекции о недобросовестности налогоплательщика.

Налоговый орган, констатировав отдельные обстоятельства, исследовал и обосновал их в совокупности, таким образом, каждое из них в отдельности и они все в совокупности свидетельствуют об участии налогоплательщика в «схеме». В данном случае налоговый орган представил доказательства того, что налогоплательщик является недобросовестным и создавал схемы незаконного обогащения за счет бюджетных средств, что приводит к нарушению публичных интересов в сфере налогообложения и к нарушению конституционных прав и свобод других налогоплательщиков.

Таким образом, приводимые налоговым органом доводы и указанные в решении обстоятельства являются подтверждением недобросовестности ООО «ЗИГАН» при реализации предоставленного ему законом права на получение налоговой выгоды.

Налогоплательщик имеет законодательно установленную обязанность по проверки полномочий лиц, выступающих от имени другой стороны по договору, а также проверки достоверности информации, содержащейся в первичных бухгалтерских документах.

Согласно Федеральному закону от 21.11.1996 № 129 - ФЗ «О бухгалтерском учете» одной из основных задач бухгалтерского учета является формирование полной и достоверной информации о деятельности организации и ее имущественном положении, необходимой внутренним пользователям бухгалтерской отчетности - руководителям, учредителям, участникам и собственникам имущества организации, а также внешним - инвесторам, кредиторам и другим пользователям бухгалтерской отчетности, то поскольку гражданским законодательством не установлено иное, налогоплательщик не лишен права затребовать от контрагента по договору доказательства, подтверждающие достоверность сведений, изложенных в представленных документах.

Суд апелляционной инстанции считает, что субъект предпринимательской деятельности обязан соблюдать определенного рода осторожность и осмотрительность при выборе контрагентов по договору и осуществлении деятельности, направленной на получение прибыли, поскольку в случае не проявления таковой и не реализации своей обязанности, закрепленной в статье 9 Федерального закона от 21.11.1996 № 129 - ФЗ «О бухгалтерском учете», обеспечить соответствие требованию достоверности первичных документов, на основании которых он претендует на право получения налоговых льгот или налоговых вычетов, он в силу статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации несет риск неблагоприятных последствий такого рода бездействия.

В данном случае налогоплательщиком надлежащих проверочных действий в отношении контрагента проведено не было (паспорта или иные документы, удостоверяющие личность лиц, действующих в качестве руководителя организации не запрашивались и не предъявлялись; доверенности на право подписания первичных документов, не запрашивались; свидетельства о регистрации в качестве юридических лиц, или т.п. документы, также не запрашивались и не предъявлялись.

Между тем, как указано в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.05.2010 № 15658/09, по условиям делового оборота при осуществлении субъектами предпринимательской деятельности выбора контрагента оцениваются не только условия сделки и их коммерческая привлекательность, но также деловая репутация и платежеспособность контрагента, риск неисполнения обязательств и предоставление обеспечения их исполнения, наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта.

В данном случае заявитель ограничился исключительно получением копи лицензии, не выявил наличие у контрагента необходимых ресурсов, не проверил деловую репутацию, не проверил достоверность лицензии на строительство, несмотря на то, что информация о выданных лицензиях имеется в свободном доступе в сети Интернет на сайте ФГУ Федеральный лицензионный центр при Росстрое, следовательно, не проявил должной степени осмотрительности и осторожности при выборе контрагентов. Доказательств обратного заявителем ни при рассмотрении дела в суде первой инстанции, ни апелляционному суду не представлено.

Кроме того, проявление должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагента предполагает не только проверку его правоспособности, то есть установление юридического статуса, возникновение которого обусловлено государственной регистрацией юридического лица, но и личности лица, а также соответствующих полномочий на совершение юридически значимых действий, подтвержденных удостоверением личности, решением общего собрания или доверенностью.

Таким образом, при заключении сделки налогоплательщик должен был затребовать учредительные документы контрагента и убедиться в наличии статуса юридического лица, а также удостовериться в личности лица, действующего от имени данного юридического лица, и о наличии у него соответствующих полномочий.

Налогоплательщики, должным образом не воспользовавшиеся правом на проверку контрагента по сделкам, должны осознавать риски, вызванные своим бездействием.

Принимая во внимание указанные обстоятельства, а также учитывая толкование Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, закрепленное в пункте 1 Постановления от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», в соответствии с которым представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о неправомерном уменьшении ООО «ЗИГАН» налогооблагаемой базы по налогу на прибыль, принятия сумм НДС к вычету ввиду отсутствия документов с достоверностью подтверждающих реальность произведенных операций с вышеуказанными контрагентами.

На основании изложенного, по убеждению Восьмого арбитражного апелляционного суда, суд первой инстанции обоснованно отказал в удовлетворении требований заявителя о признании недействительным решения налогового органа.

Таким образом, при вынесении решения судом первой инстанции в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оценены все представленные сторонами доказательства в их совокупности и взаимосвязи. Выводы, изложенные в решении суда первой инстанции, соответствуют материалам дела. Нарушений или неправильного применения норм материального и процессуального права при вынесении решения судом первой инстанции не допущено.

В связи с отказом в удовлетворении апелляционной жалобы, в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по оплате государственной пошлины за подачу апелляционной жалобы относятся на ее подателя, то есть на ООО «ЗИГАН».

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Восьмой арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Ханты - Мансийского автономного округа - Югры от 09.08.2010 по делу №А75 - 5719/2010 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия, может быть обжаловано путем подачи кассационной жалобы в Федеральный арбитражный суд Западно - Cибирского округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме.

     Председательствующий

     О.Ю. Рыжиков

     Судьи

     Н.Е. Иванова

     Е.П. Кливер

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А75-5719/2010
Принявший орган: Восьмой арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 16 ноября 2010

Поиск в тексте