• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ВОСЬМОЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 29 декабря 2010 года  Дело N А75-6297/2010

Резолютивная часть постановления объявлена 22 декабря 2010 года

Постановление изготовлено в полном объеме 29 декабря 2010 года

Восьмой арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Зиновьевой Т.А.,

судей Еникеевой Л.И., Шаровой Н.А.,

при ведении протокола судебного заседания: секретарем судебного заседания Кокориной Е.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 08АП - 9768/2010) государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Тюменский государственный нефтегазовый университет» на решение Арбитражного суда Ханты - Мансийского автономного округа - Югры от 08 октября 2010 года, принятое по делу № А75 - 6297/2010 (судья Козицкая И.А.) по иску муниципального учреждения «Управление капитального строительства» к государственному образовательному учреждению высшего профессионального образования «Тюменский государственный нефтегазовый университет» об обязании исполнения обязательства в натуре и взыскании 1954676 руб. 68 коп.,

при участии в судебном заседании представителей:

от государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Тюменский государственный нефтегазовый университет» - Богайчук Я.Э., доверенность № 743 от 14.09.2010, сроком действия один год; Коноплева И.Ю., доверенность № 611 от 23.07.2010, сроком действия 22.07.2011;

от муниципального учреждения «Управление капитального строительства» - Степкина Л.И., доверенность № 294 от 09.12.2010, сроком действия по 31.12.2010,

установил:

Муниципальное учреждение «Управление капитального строительства» (далее - МУ «УКС») обратилось в Арбитражный суд Ханты - Мансийского автономного округа - Югры с исковым заявлением к государственному образовательному учреждению высшего профессионального образования «Тюменский государственный нефтегазовый университет» (далее - ТюмГНГУ) об обязании исполнения обязательства в натуре и взыскании 1 954 676 рублей 68 копеек.

До принятия решения по делу истец в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) заявил об уточнении иска в части указания перечня документации, которую истец просит ответчика обязать ему передать, и периода просрочки пени: с 21.06.2008 по 30.12.2009.

Решением Арбитражного суда Ханты - Мансийского автономного округа - Югры от 08 октября 2010 года по делу № А75 - 6297/2010 исковые требования муниципального учреждения «Управление капитального строительства» удовлетворены частично. С государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Тюменский государственный нефтегазовый университет» в пользу муниципального учреждения «Управление капитального строительства» взыскана неустойка в размере 1 000 000 рублей, расходы по уплате государственной пошлины в размере 32 546 рублей 77 копеек. С муниципального учреждения «Управление капитального строительства» в доход федерального бюджета взыскана государственная пошлина в размере 4 000 рублей. В остальной части в иске отказано.

Не согласившись с принятым судебным актом, ТюмГНГУ обратилось с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции в части взыскания неустойки изменить и принять по делу новый судебный акт. В обоснование апелляционной жалобы ответчик указывает на несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении, обстоятельствам дела, а также неправильное применение норм материального и процессуального права. Как утверждает ТюмГНГУ, просрочка со стороны ответчика явилась следствием ненадлежащего исполнения истцом обязательства по передаче задания на проектирование. В связи с чем, основания для удовлетворения требования МУ «УКС» о взыскании с ТюмГНГУ неустойки отсутствуют.

В письменном отзыве на апелляционную жалобу МУ «УКС» указывает на законность и обоснованность обжалуемого решения, с доводами апелляционной жалобы не согласно.

В заседании суда апелляционной инстанции представители ТюмГНГУ поддержали доводы апелляционной жалобы.

Представитель МУ «УКС» возражал против доводов апелляционной жалобы, просил решение суда первой инстанции оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

В судебном заседании 15.12.2010 объявлялся перерыв до 22.12.2010.

После перерыва представитель МУ «УКС» не явился.

Представитель ТюмГНГУ заявил ходатайство о приобщении к материалам дела дополнительных доказательств.

От сторон поступили письменные дополнительные пояснения по делу.

В соответствии с частью 2 статьи 268 АПК РФ дополнительные доказательства принимаются арбитражным судом апелляционной инстанции, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, в том числе в случае, если судом первой инстанции было отклонено ходатайство об истребовании доказательств, и суд признает эти причины уважительными.

Документы, представленные для обоснования возражений относительно апелляционной жалобы в соответствии со статьей 262 настоящего Кодекса, принимаются и рассматриваются арбитражным судом апелляционной инстанции по существу.

Ходатайство ответчика о приобщении к материалам дела дополнительных доказательств удовлетворено судом апелляционной инстанции в целях полного и всестороннего исследования обстоятельств настоящего спора.

Представленные МУ «УКС» в обоснование возражений против доводов апелляционной жалобы документы на основании части 2 статьи 268 АПК РФ приобщены к материалам дела.

В соответствии с частью 5 статьи 268 АПК РФ в случае, если в порядке апелляционного производства обжалуется только часть решения, арбитражный суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения только в обжалуемой части, если при этом лица, участвующие в деле, не заявят возражений.

Возражений по данному обстоятельству лица, участвующие в деле, не представили.

В связи с чем, настоящее дело повторно рассматривается судом апелляционной инстанции в части требования о взыскании с ответчика договорной неустойки.

Рассмотрев материалы дела, апелляционную жалобу и отзыв на нее, выслушав представителей сторон, проверив в порядке статей 266, 270 АПК РФ законность обжалуемого судебного акта, а также правильность применения норм материального и процессуального права, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что обжалуемое решение подлежит изменению.

Как следует из материалов дела, между МУ «УКС» (муниципальный заказчик) и ТюмГНГУ (подрядчик) подписан муниципальный контракт от 09.11.2007 № 104/ - 07.

Согласно условиям контракта подрядчик обязуется по заданию муниципального заказчика выполнить инженерно - геологические изыскания, геодезическую съемку текущих изменений под трассы инженерных сетей и разработать рабочий проект объекта «Детский сад в 15 микрорайоне г. Нефтеюганска», а также провести согласования и государственную экспертизу рабочего проекта с получением положительных заключений.

В соответствии с пунктом 1.2 контракта подрядчик подготавливает и утверждает у муниципального заказчика техническое задание и программу на инженерно - геологические изыскания и получает разрешение на их производство в органах местного самоуправления.

Подрядчик выполняет работу в объеме, определенном техническим заданием, программой для производства инженерно - геологических изысканий (приложение № 2), заданием на разработку рабочего проекта (приложением № 3), законодательством и нормативными документами по строительству, действующими на территории Российской Федерации на дату передачи муниципальному заказчику результата завершенной работы (пункт 1.3 контракта).

На основании пункта 1.4 контракта подрядчик передает муниципальному заказчику: результаты инженерно - геологических изысканий, рабочий проект в объеме, предусмотренном заданием, согласования эксплуатационных служб и положительное заключение органов государственной экспертизы по разработанному рабочему проекту и инженерно - геологическим изысканиям, а муниципальный заказчик принимает работу и оплачивает ее в размере, определенном в пункте 4.1 контракта.

Цену работ и порядок расчетов стороны согласовали в разделе 4 контракта.

Согласно пункту 5.1 контракта начало выполнения работ - 09 ноября 2007 года, окончание работ - 20 июня 2008 года.

Соглашением от 10.12.2009 муниципальный контракт № 104/ - 07 от 09.11.2007 расторгнут (л.д. 16).

В пункте 3 соглашения от 10.12.2009 стороны предусмотрели обязанность подрядчика передать муниципальному заказчику незавершенную проектную документацию в выполненном объеме, в том числе результаты инженерно - геологических изысканий, рабочую документацию по объекту на бумажном и электронном носителе.

Ссылаясь на ненадлежащее исполнение ответчиком обязательств по контракту, в рамках настоящего дела истцом заявлено требование об обязании ответчика в течение 15 дней с даты вступления в законную силу решения арбитражного суда предоставить результат выполненных работ согласно заданию на проектирование объекта - приложение № 2 к муниципальному контракту от 09.11.2007 № 104/ - 07 с учетом принятых в судебном заседании 06.10.2010 уточнений и о взыскании 1 954 676 рублей 68 копеек неустойки.

Суд апелляционной инстанции согласен с выводом суда первой инстанции, что в связи с заключением муниципального контракта от 09.11.2007 № 104/ - 07 между сторонами сложились отношения, регулируемых параграфом 4 главы 37 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) о подряде на выполнение проектных и изыскательских работ.

В соответствии со статьей 758 ГК РФ по договору подряда на выполнение проектных и изыскательских работ подрядчик (проектировщик, изыскатель) обязуется по заданию заказчика разработать техническую документацию и (или) выполнить изыскательские работы, а заказчик обязуется принять и оплатить их результат.

На основании пункта 1 статьи 760 ГК РФ по договору подряда на выполнение проектных и изыскательских работ подрядчик обязан:

выполнять работы в соответствии с заданием и иными исходными данными на проектирование и договором;

согласовывать готовую техническую документацию с заказчиком, а при необходимости вместе с заказчиком - с компетентными государственными органами и органами местного самоуправления;

передать заказчику готовую техническую документацию и результаты изыскательских работ.

Как указывалось выше, в пункте 5.1 контракта сторонами согласованы следующие сроки выполнения работ: начало работ - 09 ноября 2007 года, окончание работ - до 20 июня 2008 года.

Во исполнение своих обязательств по контракту ответчиком выполнены для истца работы на общую сумму 3519353 руб. 36 коп., что подтверждается актами сдачи - приемки выполненных работ от 11.02.2008 № 1, от 16.10.2008 № 2, от 26.02.2009 № 3.

В связи с нарушением срока сдачи работ в настоящем деле истец предъявил ко взысканию с ответчика неустойку в размере 1 954 676 рублей 68 копеек.

В соответствии с пунктом 1 статьи 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.

В силу пункта 6.3 контракта при нарушении подрядчиком предусмотренных контрактом обязательств, в том числе сроков завершения и сдачи работ, предусмотренных пунктом 5.1 контракта, за задержку устранения выявленных погрешностей и упущенных по не зависящим от муниципального заказчика причинам, муниципальный заказчик применяет к подрядчику штрафные санкции (неустойку) в размере 0,1% от стоимости работ по контракту за каждый день просрочки, но не более 50% от стоимости работ.

Материалами дела подтверждается и сторонами не оспаривается, что в предусмотренный пунктом 5.1 контракта срок (до 20.06.2008) ТюмГНГУ свои обязательства по контракту надлежащим образом не исполнило.

Доводы подателя жалобы о том, что согласованные в пункте 5.1 контракта сроки являются предварительными и подлежат корректировке в ходе выполнения проектных работ, отклоняются судом апелляционной инстанции.

Сроки выполнения работ в пункте 5.1 договора определены календарными датами: начало работ - 09 ноября 2007 года; окончание работ - до 20 июня 2008 года.

Данные сроки могут быть установлены точно и однозначно. При этом согласование в календарном графике производства работ (приложение № 4) сроков сдачи отдельных этапов, как ошибочно считает ответчик, на обязанности подрядчика завершить выполнение работ в срок до 20.06.2008 в полном соответствии с пунктом 5.1 контракта не влияет.

Срок выполнения работ в силу статей 432, 702, 708 ГК РФ является существенным условием договора подряда, в связи с чем доводы ответчика о возможности установления в договоре приблизительных сроков выполнения работ являются ошибочными и противоречат существу подрядных отношений.

Сведений о заключении сторонами дополнительных соглашений к контракту, в которых срок исполнения обязательств подрядчика продлен, судам первой и апелляционной инстанции не представлено.

Вопреки доводам подателя жалобы, письма МУ «УКС» от 12.11.2008 № 05 - 2421 и от 25.05.2009, протокол технического совещания по объекту от 21.01.2009 допустимыми доказательствами в подтверждение согласования сторонами новых сроков окончания работ не являются.

Так, по существу представляя собой претензионную переписку, письма от 12.11.2008 № 05 - 2421 и от 25.05.2009 устанавливают для ответчика срок устранения недостатков проекта. С этой же целью проведено техническое совещание от 21.01.2009, результаты которого оформлены протоколом от 21.01.2009.

То обстоятельство, что заказчик не воспользовался правом на расторжение контракта в связи с нарушением подрядчиком сроков завершения работ более, чем на 10 дней в порядке пункта 8.2 контракта, о продлении сроков выполнения работ также не свидетельствует.

Пунктом 8.2 контракта предусмотрено право муниципального заказчика на расторжение контракта. В то время как реализация права осуществляется по усмотрению управомоченного лица. Понуждение к использованию права, равно как и возложение на лицо риска наступления неблагоприятных последствий неиспользования права, не допустимо.

При этом, в пункте 1 соглашения от 10.12.2009 стороны зафиксировали, что основанием для расторжения муниципального контракта от 09.11.2007 № 104/ - 07 явилось нарушение подрядчиком обязательств по завершению работ по выполнению инженерно - геологических изысканий, геодезической съемке текущих изменений под трассы инженерных сетей и разработке рабочего проекта «Детский сад в 15 микрорайоне г. Нефтеюганска» и сдаче работ муниципальному заказчику в сроки, установленные контрактом.

Таким образом, доводы ответчика о соблюдении им сроков выполнения работ по контракту судом апелляционной инстанции отклонены.

Суд апелляционной инстанции считает, что начиная с 21.06.2008 ТюмГНГУ считается ненадлежащим образом исполнившим свои обязательства.

Согласно расчету истца размер неустойки, начисленной на основании пункта 6.3 контракта, за период с 21.06.2008 по 30.12.2009 составил 2 149 950 рублей.

Поскольку согласно условиям контракта сумма штрафных санкций не может быть более 50% от стоимости работ, истец просит взыскать с ответчика неустойку в размере 1 954 676 рублей 68 копеек.

Принимая во внимание длительный период нарушения ответчиком договорных обязательств, соотношение суммы неисполненного обязательства и суммы возможных убытков, баланс интересов сторон, обстоятельства дела, суд первой инстанции посчитал возможным на основании статьи 333 ГК РФ снизить размер подлежащей взысканию неустойки до 1000000 руб.

Оснований для переоценки выводов суда первой инстанции в указанной части суд апелляционной инстанции не усматривает.

В соответствии со статьей 333 ГК РФ, если подлежащая взысканию неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.

Гражданское законодательство предусматривает неустойку в качестве способа обеспечения исполнения обязательств и меры имущественной ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение.

Право снижения размера неустойки предоставлено суду в целях устранения явной ее несоразмерности последствиям нарушения обязательств.

При этом, как разъяснил Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 21.12.2000 № 263 - О, положения части 1 статьи 333 ГК РФ содержат не право, а обязанность суда устанавливать баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного, а не возможного размера ущерба.

Суд оценивает возможность снижения неустойки с учетом конкретных обстоятельств дела.

Согласно пункту 42 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» при решении вопроса об уменьшении неустойки необходимо иметь в виду, что размер неустойки может быть уменьшен судом только в том случае, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства. При оценке таких последствий могут приниматься во внимание обстоятельства, имеющие как прямое, так и косвенное отношение к последствиям нарушения обязательства.

Критериями для установления несоразмерности в каждом конкретном случае могут быть: чрезвычайно высокий процент неустойки, значительное превышение неустойкой убытков, которые могут возникнуть вследствие неисполнения обязательств, длительность неисполнения принятых обязательств.

В соответствии со статьей 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

К выводу о наличии оснований для снижения суммы неустойки суд при рассмотрении дела приходит в каждом конкретном случае, в том числе посредством установления несоразмерности между начисленной суммой неустойки и последствиями неисполнения обязательства, в случае наличия несоразмерности.

По своему характеру неустойка как мера гражданско - правовой ответственности начисляется на сумму задолженности в течение всего периода просрочки исполнения.

Обратное исключало бы назначение неустойки в качестве способа обеспечения исполнения обязательства.

Принимая во внимание положения пункта 6.3 контракта, в данном случае несоразмерность между начисленной суммой неустойки и последствиями неисполнения обязательства следует устанавливать исходя из общей стоимости работ по контракту.

Сопоставив размер предъявленной истцом ко взысканию неустойки (1954 676 руб. 68 коп.) с согласованной в пункте 4.1 договора ценой проектных и изыскательских работ по контракту (3909 353 руб. 36 коп.), суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции о явной несоразмерности исчисленной неустойки последствиям нарушения обязательства.

Согласованный сторонами размер и порядок начисления неустойки (0,1% от стоимости работ по контракту) при ее расчете не позволяет учесть характер и степень допущенного нарушения (в том числе, относительно объемов работ, выполненных в срок), в связи с чем превышает размер штрафных санкций, обычно применяемых в гражданском обороте при неисполнении гражданско - правовых обязательств.

При этом установление в пункте 6.3 контракта предельного размера штрафных санкций - не более 50% от стоимости работ, не исключает оценку соразмерности предъявленной неустойки последствиям нарушениям обязательств и применение положений статьи 333 ГК РФ.

Виновная в неисполнении обязательства сторона - ответчик должна претерпеть неблагоприятные последствия взыскания с нее неустойки в разумных пределах соответственно размеру неисполненного обязательства за период начисления неустойки.

Поэтому при определении несоразмерности размера неустойки суд вправе, не учитывая волю сторон, исходить из того, имеются ли в деле доказательства наличия у истца негативных последствий ненадлежащего исполнения ответчиком обязательств по договору. Таких доказательств не представлено.

При этом истец не представил судам первой и апелляционной инстанции и доказательств, подтверждающих причинение ему ущерба, соответствующего взыскиваемой неустойке.

В связи с чем, снизив размер неустойки, суд первой инстанции в данном случае не ущемил права истца, а установил баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения.

Кроме того, неустойка в силу положений статьи 330 ГК РФ является одним из способов обеспечения исполнения обязательств, средством возмещения потерь кредитора и не может являться способом обогащения кредитора.

Тем более, возражений в части снижения судом первой инстанции предъявленной ко взысканию неустойки истец суду апелляционной инстанции не заявил, настаивая на оставлении обжалуемого решения без изменения.

Принимая во внимание несоразмерность предъявленной неустойки последствиям нарушения обязательства (исходя из периода просрочки, высокой ставки пени, а также отсутствия у истца неблагоприятных последствий), суд первой инстанции обоснованно применил при рассмотрении настоящего спора положения статьи 333 ГК РФ и уменьшил размер неустойки до 1000 000 руб.

Настаивая в суде апелляционной инстанции на том, что размер неустойки уменьшен судом первой инстанции недостаточно, доказательств несоразмерности взысканной судом первой инстанции неустойки последствиям нарушения обязательства в нарушение статьи 65 АПК РФ ответчик не представил, в чем заключается такая несоразмерность суду апелляционной инстанции не сообщил, равно как и не указал размер неустойки, который, по его мнению, был бы соразмерен допущенному подрядчиком нарушению.

При этом суд апелляционной инстанции учитывает, что правила статьи 333 ГК РФ не затрагивают права должника на уменьшение размера его ответственности на основании статьи 404 настоящего Кодекса и права кредитора на возмещение убытков в случаях, предусмотренных статьей 394 настоящего Кодекса.

Оценив обстоятельства настоящего спора, суд апелляционной инстанции усматривает основания для уменьшения размера ответственности ТюмГНГУ на основании пункта 1 статьи 404 ГК РФ.

Выводы суда первой инстанции о необоснованности доводов ответчика, указывающего на то, что просрочка исполнения обязательства была вызвана виновными действиями самого заказчика, являются ошибочными и опровергаются имеющимися в материалах дела доказательствами.

Неустойка выступает не только одним из способов обеспечения исполнения обязательства, но и мерой гражданско - правовой ответственности.

В силу пункта 2 статьи 330 ГК РФ кредитор не вправе требовать уплаты неустойки, если должник не несет ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства.

В соответствии с пунктом 1 статьи 401 ГК РФ лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности.

Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство (пункт 2 статьи 401 ГК РФ).

При этом, если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства произошло по вине обеих сторон, суд соответственно уменьшает размер ответственности должника. Суд также вправе уменьшить размер ответственности должника, если кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял разумных мер к их уменьшению (пункт 1 статьи 404 ГК РФ).

По утверждению подателя жалобы, нарушение сроков выполнения работ явилось следствием допущенной истцом просрочки в передаче ответчику задания на проектирование и иных исходных данных для выполнения проектных работ.

По правилам части 1 статьи 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности (статья 71 АПК РФ).

Согласно пункту 1 статьи 759 ГК РФ по договору подряда на выполнение проектных и изыскательских работ заказчик обязан передать подрядчику задание на проектирование, а также иные исходные данные, необходимые для составления технической документации. Задание на выполнение проектных работ может быть по поручению заказчика подготовлено подрядчиком. В этом случае задание становится обязательным для сторон с момента его утверждения заказчиком.

Подрядчик обязан соблюдать требования, содержащиеся в задании и других исходных данных для выполнения проектных и изыскательских работ, и вправе отступить от них только с согласия заказчика (пункт 2 статьи 759 ГК РФ).

В силу пунктов 2.3, 2.4 контракта заказчик утверждает подготовленное подрядчиком техническое задание и программу на производство инженерно - геологических изысканий, передает подрядчику задание.

Задание на проектирование объекта «Детский сад в 15 микрорайоне г. Нефтеюганска», утвержденное заместителем председателя Правительства по вопросам строительного комплекса ХМАО - Югры А.М. Сафиоллиным 03.03.2009, является приложением № 2 к контракту (т. 1 л.д. 32 - 35).

Согласно заданию на проектирование объект должен быть размещен в соответствии с проектом застройки микрорайона № 15 (шифр 10 - 2005), разработанного ГУП НИИП градостроительства (г. Санкт - Петербург) и градостроительным планом земельного участка (пункт 8). Основные технико - экономические показатели, назначение, этажность, вместимость, пропускная способности объекта приняты в соответствии с письмом Департамента образования администрации г. Нефтеюганска от 07.06.2007 № 1081, вместимость - 300 детей, из них: 60 детей от 1,5 до 3 лет, 240 детей от 3 до 7 лет (пункт 9).

Как следует из задания на проектирование, планировочные решения подрядчику надлежало принять в соответствии с письмом Департамента образования администрации г. Нефтеюганска в части, не противоречащей СанПиН 2.4.1.1249 - 03, в остальных случаях - в соответствии с СанПиН 2.4.1.1249 - 03 (пункт 10).

В пунктах 11, 12 задания на проектирование установлены основные требования к конструктивным решениям и материалам несущих и ограждающих конструкций (конструкция несущих стен - кирпич, перекрытий и покрытий - сборные ж/б плиты, фундаментов - ж/б сваи, ростверка - монолитный ж/б, окон - цветной ПВХ профиль, стеклопакеты; наружная отделка стен - облицовочный кирпич, кровля - скатная с наружным водостоком, материал кровли - стальной профлист) и инженерному и технологическому оборудованию (инженерное оборудование принять в соответствии с техническими условиями инженерных городских служб, технологическое оборудование - в соответствии с проектным решением).

В письме от 07.06.2007 № 1081 Департамент образования администрации г. Нефтеюганска просил при проектировании строительства здания детского сада в 15 микрорайоне предусмотреть следующие характеристики: количество групп - 4 группы для детей от 1,5 до 3 лет, 12 групп для детей от 3 до 7 лет; количество воспитанников - 300, из них: 60 детей от 1,5 до 3 лет, 240 детей от 3 до 7 лет; помещения: спортивный и тренажерный зал, зал для хореографии и ритмической гимнастики, бассейн, изобразительная студия, методический, музыкальный кабинет.

Общая площадь объекта в составе основных технико - экономических показателей последнего (4950 кв.м), наряду со стоимостью строительства в пределах 90,75 млн в ценах 2001 года, указана рукописным способом и не заверена в установленном порядке, что не дает оснований считать, что такие характеристики в составе задания на проектирование подрядчику переданы своевременно.

Фактически указанные в задании на проектирование характеристики проектируемого объекта содержали общую информацию о параметрах этого объекта, не давая представления о тех конкретных характеристиках конечного результата, который намеревался получить заказчик по итогам проектных работ.

Обстоятельства настоящего дела свидетельствуют о том, что в данном вопросе между сторонами контракта возникла неопределенность.

В дальнейшем, письмом от 13.11.2008 № 07 - 2439 МУ «УКС» направило ТюмГНГУ техническое задание по составу помещений детского сада на 300 мест, просило откорректировать экспликацию помещений (их название) в соответствии с данным техническим заданием, за исключением тех помещений, которые были исключены Департаментом образования г. Нефтеюганска (см. письма от 22.02.2008 № 406, от 13.03.2008 № 558).

Как следует из технического задания, направленного муниципальным заказчиком подрядчику 13.11.2008, объектом проектирования является «Детский сад на 300 мест, 15 групп наполняемостью по 20 детей, для дошкольного возраста» (т. 1 л.д. 124). Общая площадь объекта (с учетом коридоров, холлов и рекреаций) составила 4950 кв.м.

Данное техническое задание направлено подрядчику до его утверждения в установленном порядке.

Довод истца о том, что техническое задание до его утверждения Директором Департамента образования и науки автономного округа не направлялось, опровергается материалами дела.

Так, в материалах дела имеется письмо МУ «УКС» от 13.11.2008 № 07 - 2439 о направлении технического задания, в качестве приложения к письму указано техническое задание на 3 листах в 1 экз.

Названное письмо и техническое задание направлены ответчику по факсу с номера телефона 3463278938, в качестве отправителя значится УКС - Нефтеюганск.

Отрицая факт направления 13.11.2008 технического задания, о фальсификации письма от 13.11.2008 № 07 - 2439, равно как и самого технического задания, истец в порядке статьи 161 АПК РФ не заявил.

Номер телефона, указанный в реквизитах отправителя на факсовой копии, совпадает с номером телефона МУ «УКС», указанного на бланках писем последнего.

Принимая во внимание изложенное, суд апелляционной инстанции рассматривает письмо от 13.11.2008 № 07 - 2439 в качестве надлежащего направления ответчику технического задания, а факт направления не утвержденного Директором Департамента образования и науки автономного округа технического задания установленным.

Техническое задание по объекту утверждено Директором Департамента образования и науки автономного округа Грибцовой А.В. 24.12.2008.

При этом, сопоставив технические характеристики объекта, указанные в техническом задании, направленном истцу 13.11.2008, с техническими характеристиками этого объекта согласно техническому заданию, утвержденному 24.12.2008, суд апелляционной инстанции установил их нетождественность.

Так, в соответствии с утвержденным техническим заданием подрядчик обязан был выполнить проектные работы по объекту «Детский сад на 300 мест, 16 групп: наполняемостью: 4 группы по 15 детей ясельного возраста, 12 групп по 20 детей дошкольного возраста».

Общая площадь объекта (с учетом коридоров, холлов и рекреаций) составила 3922 кв.м.

По утверждению истца, работы ответчиком выполнялись с отступлениями от СНиП, СанПиН, задания на проектирование, требований технических условий, что привело к неоднократным изменениям в рабочей документации, сметах и к увеличению сроков проектирования. В частности, согласно строительным нормам и правилам количество этажей в здании детского сада в городе Нефтеюганске не должно превышать 2 этажей, в то время как первоначально разработанный проект здания предполагал возведение трех этажей.

При оценке названного довода суд апелляционной инстанции учитывает, что в процессе выполнения проектных работ истец направил ответчику три варианта задания на проектирования.

В первом варианте, являющемся приложением № 2 к договору, переданном подрядчику при подписании контракта, муниципальным заказчиком предоставлены общие сведения о проектируемом объекте и тех результатах, которые должны быть получены в виде разработанного проекта.

Однако этих характеристик для выполнения проектных работ было недостаточно.

Как указывалось выше, планировочные решения подрядчику надлежало принять в соответствии с письмом Департамента образования администрации г. Нефтеюганска в части, не противоречащей СанПиН 2.4.1.1249 - 03, в остальных случаях - в соответствии с СанПиН 2.4.1.1249 - 03 (пункт 10).

Указание на этажность здания в техническом задании и письме Департамента образования администрации г. Нефтеюганска от 07.06.2007 № 1081 отсутствует.

Вместе с этим, согласно заданию на проектирование (приложение № 2 к контракту) объект должен быть размещен в соответствии с проектом застройки микрорайона № 15 (шифр 10 - 2005), разработанного ГУП НИИП градостроительства (г. Санкт - Петербург) и градостроительным планом земельного участка (пункт 8).

Пунктом 2.2.3 СанПиН 2.4.1.1249 - 03. 2.4.1. Гигиена детей и подростков. Детские дошкольные учреждения. Санитарно - эпидемиологические требования к устройству, содержанию и организации режима работы дошкольных образовательных учреждений. Санитарно - эпидемиологические правила и нормативы, утв. Главным государственным санитарным врачом РФ 25.03.2003 (действующими в спорный период), действительно, установлено, что здания ДОУ не должны превышать 2 этажей. В крупных городах из - за плотности застройки и недостатка площадей, при согласовании с Центром госсанэпиднадзора, допускается высота здания в 3 этажа. На 3 - м этаже допускается располагать групповые ячейки только детей старших возрастных групп, залы и иные специализированные помещения для работы с детьми, служебно - бытовые и рекреационные помещения. Групповые ячейки для детей ясельного возраста располагают на 1 - м этаже, для детей 2 лет и старше размещение групповой ячейки допускается на 2 - м этаже.

На основании градостроительного плана земельного участка под размещение детского дошкольного учреждения в микрорайоне 15 г. Нефтеюганска площадь застройки составляет 4586,4 кв.м, строительный объем - 13759,2 куб.м, общая площадь - 6400 кв.м, предельное количество этажей - 3.

Следовательно, застройка на данном земельном участке должна быть произведена в тех пространственных объемах и площадях, которые установлены градостроительным планом. Нарушение таких объемов и площадей не допускается.

В данном случае этажность здания определялась подрядчиком исходя из необходимости возведения объекта указанной истцом первоначально площади (4950 кв.м) в границах выделенной под застройку территории (4586,4 кв.м).

Исходя из сопоставления этих показателей ответчиком осуществлено проектирование трехэтажного здания. В противном случае было бы допущено нарушение градостроительного плана территории.

Из материалов дела усматривается, что в ходе выполнения проектных работ у ответчика неоднократно возникали вопросы относительно требований заказчика к их выполнению.

После окончания согласованных сторонами сроков выполнения работ 13.11.2008 истец направил ответчику не утвержденное уполномоченным органом техническое задание по объекту, в котором указал площадь объекта (4950 кв.м), ориентировочную площадь и количество помещений задания, количество мест и групп (300 мест, 15 групп наполняемостью по 20 детей, для дошкольного возраста).

В процессе утверждения Директором Департамента образования и науки автономного округа технического задания 24.11.2008, технические характеристики проектируемого объекта вновь изменились. Подрядчику поручено разработать проект Детского сада на 300 мест, 16 групп: наполняемостью: 4 группы по 15 детей ясельного возраста, 12 групп по 20 детей дошкольного возраста». Общая площадь объекта (с учетом коридоров, холлов и рекреаций) составила 3922 кв.м, изменилось количество и проектные характеристики внутренних помещений.

Суд апелляционной инстанции считает, что поведение МУ «УКС», на давшего подрядчику четких указаний, необходимых для выполнения работ точно соответствующих намерениям заказчика, не может расцениваться в качестве добросовестного и разумного.

Довод истца о наличии ссылки в техническом задании на СанПиН 2.4.1.1249 - 03 как на достаточное основание для проектирования не принимается во внимание судом апелляционной инстанции.

Специфика проектных работ заключается в разработке проекта абсолютного нового объекта, при этом в том виде и с теми характеристиками, которые предполагает и намерен получить по итогам выполнения работ заказчик.

Без таких указаний надлежащее выполнение подрядчиком работ затруднено, а в некоторых случаях и невозможно.

Выводы суда первой инстанции о том, что в период установленного сторонами договора срока выполнения работ нарушений условий договора, которые бы препятствовали выполнению подрядчиком работ в срок, заказчиком не допущено, являются ошибочными.

Не дав подрядчику четких указаний о технических характеристиках планируемого результата, в письмах от 12.03.2008 № 12 и от 16.05.2008 № 07 - 987 истец тем не менее предъявлял ответчику замечания относительно количества, площади, оборудования внутренних помещений объекта.

При заключении муниципального контракта от 09.11.2007 № 104/ - 07 техническое задание по объекту «Детский сад в 15 микрорайоне г. Нефтеюганска» истец ответчику не представил.

Неутвержденное Департаментом образования и науки автономного округа техническое задание на выполнение проектных работ передано ответчику только 13.11.2008, то есть по истечении года после заключения контракта (09.11.2007).

В процессе выполнения работ технические характеристики проектируемого объекта истцом неоднократно уточнялись, о чем свидетельствует имеющаяся в материалах дела переписка.

Техническое задание, утвержденное в установленном порядке, представлено ТюмГНГУ только 24.11.2008, то есть после окончания установленного пунктом 5.1 контракта срока выполнения работ.

Письмами от 16.05.2008 № 07 - 987 и от 28.05.2008 № 07 - 1076 заказчик отказался от приемки эскизного проекта в части фасадов, ссылаясь на необходимость обеспечения архитектурной выразительности проектируемого здания (необходимость включения рельефных элементов - пилястр, карнизов и др.).

В то время как ни в задании на проектирование, ни в технических заданиях, направленных ответчику в ноябре 2008 года, никаких особых требований к оформлению фасада не предъявлялось.

В связи с чем, не установив таких требований, ссылаться на ненадлежащее выполнение ответчиком работ по мотиву эстетичности и оценочных критериев архитектурной выразительности как на основание для привлечения ответчика к гражданско - правовой ответственности, истец не вправе.

Проявив должную степень заботливости и осмотрительности, которая от него требовалась в подобной ситуации, заказчик должен был своевременного давать подрядчику указания относительно дальнейшего выполнения работ, а не сделав этого, не вправе возлагать риск неисполнения обязательств со своей стороны на подрядчика.

Пунктом 5.2 контракта предусмотрена обязанность подрядчика до проведения экспертиз и согласований с эксплуатирующими службами представить на согласование муниципальному заказчику документацию в части результата инженерно - геологических изысканий и рабочего проекта. Муниципальный заказчик в течение 10 рабочих дней рассматривает представленную подрядчиком документацию и устанавливает ее соответствие требованиям контракта.

В силу пункта 5.6 контракта в отдельных случаях, при изменении в процессе проектирования решений, принятых в задании, а также при отступлении от технических условий на присоединение объекта к инженерным сетям и коммуникациям, эти изменения и отступления подлежат дополнительному согласованию с муниципальным заказчиком и с соответствующими органами государственного надзора и службами эксплуатации соответствующих инженерных сетей и коммуникаций.

Как следует из письма от 06.06.2008 № 0169/08, ТюмГНГУ направило истцу на согласование карточку технических решений по строительным материалам и конструкциям, а также просило выслать решения по резервному источнику (второй ввод) теплоснабжения.

Указав на завершение основной части рабочего проекта, в письме от 03.07.2008 № 0203/08 ответчик запросил у истца согласованные карточки технических решений по применяемым конструкциям, исходные данные для составления сметной документации и ПОС, фоновые концентрации и др.

Согласовав в пункте 5.1 контракта срок выполнения работ - до 20.06.2008, карточку технических решений по применению конструкций и ТУ № 29 на проектирование резервного источника теплоснабжения истец направил ответчику для разработки рабочего проекта только письмом от 10.07.2008 № 07 - 1380.

Вследствие чего срок выполнения проектных работ в указанной части был пропущен.

Более того, в ответ на указанное письмо в письме от 25.07.2008 № 0226/08 ответчик указал истцу на возрастание установленной мощности бройлеров на 95 кВт, при отпущенной 144,2 кВт.

Технические условия согласованы ОАО «Югорская Территориальная Энергетическая Компания - Нефтеюганск» письмом от 13.08.2008 № 1039.

Аналогичным образом ответчик направлял на согласование истцу технические условия водоснабжения (письмо от 11.02.2008 № 045/08, от 02.12.2008 № 0402/08, от 08.12.2008 № 0411/08, от 10.12.2008 № 0418/09).

В ответ на письмо от 10.12.2008 № 0411/08 истец сообщил о необходимости установки на объекте системы очистки воды, указав на направление запроса в Центр гигиены и эпидемиологии г. Нефтеюганска. До начала работ истец предложил ответчику ориентироваться на химический анализ воды, выданный ООО «ЮВК» 27.11.2008.

Таким образом, в нарушение условий контракта, изменения в процессе проектирования решений, принятых в задании, а также при отступлении от технических условий на присоединение объекта к инженерным сетям и коммуникациям заказчик согласовывал подрядчику с нарушением десятидневного срока (от 13 до 34 дней согласно пояснениям истца - т. 1 л.д. 64 - 65).

Имеющиеся в материалах дела гарантийные письма ответчика, вопреки доводам истца, свидетельствуют не только о признании им факта ненадлежащего исполнения обязательств, но и о намерении ответчика передать истцу проект в том виде и с теми характеристиками проектируемого объекта, который бы имел потребительскую ценность для истца.

При этом в отсутствие своевременного содействия со стороны заказчика надлежащим образом и в согласованный срок выполнить проектные работ подрядчик не мог.

Указанный вывод не исключает вину подрядчика в ненадлежащем исполнении обязательства.

Так, письмом от 12.03.2008 № 273 (т. 1 л.д. 72) МУ «УКС», установив несоответствие представленного проекта требованиям СанПиН по ряду положений, возвратило ответчику проект в целях доработки последнего.

В частности, истец предложил ответчику дополнить генеральный план показателями площадей групповых, спортивных площадок и теневых навесов, исключить помещение № 49 «постирочная» и другие лишние помещения, оставив только необходимые с нормируемыми площадями согласно СанПиН, оставить один методический кабинет и др.

В дальнейшем, в письме от 16.05.2008 № 07 - 987 истец представил ответчику замечания к эскизному проекту, представленному по накладной от 28.04.2008 № 003/08.

Указанные замечания касаются проектирования медицинского блока, пищеблока, служебно - бытовых помещений. Истец предложил ответчику ускорить работу и представить откорректированный эскизный проект к 27 мая для рассмотрения на градостроительной комиссии.

Доводов о необоснованности названных замечаний ответчик в апелляционной жалобе не привел.

В свою очередь, несоответствие выполненных ответчиком проектных работ заданию на проектирование и положениям СанПиН расцениваются судом апелляционной инстанции в качестве ненадлежащего исполнения обязательств со стороны подрядчика.

Довод представителя ТюмГНГУ, озвученный в заседании суда апелляционной инстанции, о том, что требование истца о необходимости разработки в составе проекта бассейна является необоснованным, судом апелляционной инстанции отклоняется.

Согласно заданию на проектирование основные технико - экономические показатели, назначение, этажность, вместимость, пропускная способности объекта приняты в соответствии с письмом Департамента образования администрации г. Нефтеюганска от 07.06.2007 № 1081 (пункт 9).

В то время как в письме от 07.06.2007 № 1081 Департамент образования администрации г. Нефтеюганска просил при проектировании строительства здания детского сада в 15 микрорайоне предусмотреть бассейн.

Следовательно, отсутствие в составе проектной документации бассейна, представляет собой упущение подрядчика и свидетельствует о ненадлежащем исполнении им обязательств по контракту в этой части.

Вместе с тем обоюдное нарушение сторонами условий договора позволяет распределить риск наступления неблагоприятных последствий просрочки исполнения между обеими сторонами контракта.

То обстоятельство, что выполнение работ на объекте в порядке статьи 719 ГК РФ ответчик не приостановил, как ошибочно полагает истец, не лишает подрядчика права в обоснование возражений на иск ссылаться на ненадлежащее исполнение заказчиком установленных контрактом обязательств.

Таким образом, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что требования истца подлежат удовлетворению в части взыскания с ответчика 500 000 руб. неустойки. В удовлетворении остальной части иска надлежит отказать.

Согласно пункту 3 части 1 статьи 270 АПК РФ несоответствие выводов, изложенных в решении, обстоятельствам дела является основанием для изменения судебного акта.

При таких обстоятельствах, апелляционная жалоба МУ «УКС» подлежит частичному удовлетворению.

Платежным поручением 23.04.2010 № 2984 МУ «УКС» уплатило 32 546 руб. 77 коп. государственной пошлины по иску.

Однако при подаче настоящего иска (с учетом заявления требования неимущественного характера и требования имущественного характера на сумму 1954 676 руб. 68 коп.) подлежит уплате государственная пошлина в размере 36 546 руб. 77 коп.

В соответствии с частью 1 статьи 110 АПК РФ судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.

В случае, если иск удовлетворен частично, судебные расходы относятся на лиц, участвующих в деле, пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.

Как разъяснено в пункте 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.03.1997 № 6 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами законодательства Российской Федерации о государственной пошлине», при уменьшении арбитражным судом размера неустойки на основании статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации расходы истца по государственной пошлине подлежат возмещению ответчиком исходя из суммы неустойки, которая подлежала бы взысканию без учета ее уменьшения.

При этом, суд апелляционной инстанции учитывает, что в рамках настоящего дела установлена вина кредитора в ненадлежащем исполнении ответчиком обязательства.

В связи с чем, в соответствии с требованиями статьи 110 АПК расходы по уплате государственной пошлины по иску в части требования имущественного характера на сумму 1954 676 руб. 68 коп. и государственной пошлины по апелляционной жалобе суд апелляционной инстанции относит на стороны пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.

Поскольку требование МУ «УКС» об обязании исполнения обязательства в натуре оставлено без удовлетворения, государственная пошлина по иску в указанной части в размере 4000 руб. подлежит взысканию с истца в доход федерального бюджета.

Руководствуясь пунктом 2 статьи 269, пунктом 3 части 1 статьи 270, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Восьмой арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Ханты - Мансийского автономного округа - Югры от 08 октября 2010 года по делу № А75 - 6297/2010 изменить, изложив резолютивную часть решения в следующей редакции:

«Исковые требования муниципального учреждения «Управление капитального строительства» удовлетворить частично.

Взыскать с государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Тюменский государственный нефтегазовый университет» в пользу муниципального учреждения «Управление капитального строительства» 500000 руб. неустойки, 8 325 руб. 46 коп. государственной пошлины по иску.

В удовлетворении остальной части исковых требований отказать.

Взыскать с муниципального учреждения «Управление капитального строительства» в доход федерального бюджета 4 000 руб. государственной пошлины по иску».

Взыскать с муниципального учреждения «Управление капитального строительства» в пользу государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Тюменский государственный нефтегазовый университет» 1 488 руб. 40 коп. государственной пошлины по апелляционной жалобе.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия, может быть обжаловано путем подачи кассационной жалобы в Федеральный арбитражный суд Западно - Cибирского округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме.

     Председательствующий

     Т.А. Зиновьева

     Судьи

     Л.И. Еникеева

     Н.А. Шарова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А75-6297/2010
Принявший орган: Восьмой арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 29 декабря 2010

Поиск в тексте