• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ВОСЬМОЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 16 декабря 2009 года  Дело N А75-6674/2009

Резолютивная часть постановления объявлена 09 декабря 2009 года

Постановление изготовлено в полном объеме 16 декабря 2009 года

Восьмой арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Шиндлер Н.А.

судей Лотова А.Н., Золотовой Л.А.

при ведении протокола судебного заседания: секретарем Моисеенко Н.С.

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 08АП - 7792/2009) Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Ханты - Мансийскому автономному округу - Югре на решение Арбитражного суда Ханты - Мансийского автономного округа - Югры от 14.09.2009 по делу № А75 - 6674/2009 (судья Истомина Л.С.),

по заявлению Сибирско - Техасского закрытого акционерного общества «ГОЛОЙЛ»

к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 6 по Ханты - Мансийскому автономному округу - Югре, Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Ханты - Мансийскому автономному округу - Югре

о признании частично недействительными решения от 13.03.2009 № 06/06 - 22, требования от 16.06.2009 № 523, требования от 09.06.2009 № 8544

при участии в судебном заседании представителей:

от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Ханты - Мансийскому автономному округу - Югре - Лейба Н.Ю. по доверенности от 15.04.2009 № 03 - 12 сроком действия 15.04.2010; Имашева Е.Р. (удостоверение № УР 427796 действительно до 31.12.2009) по доверенности от 13.08.2009 № 03 - 12сроком действия до 13.08.2010;

от Сибирско - Техасского закрытого акционерного общества «ГОЛОЙЛ» - Зактрова Л.Т. по доверенности 02.02.2009 № 110 - ю от сроком действия 1 год; Казакова О.В. по доверенности от 27.02.2009 № Д - 09 - 10 сроком действия до 31.12.2009; Васильева Е.А. по доверенности от 20.07.2009 № 240 - ю сроком действия 1 год; Загайнова Т.С. по доверенности от 20.07.2009 № 241 - ю сроком действия 1 год;

от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 6 по Ханты - Мансийскому автономному округу - Югре - не явился (извещена надлежащим образом);

установил:

решением от 14.09.2009 по делу № А75 - 6674/2009 Арбитражный суд Ханты - Мансийского автономного округа - Югры удовлетворил требования Сибирско - Техасского закрытого акционерного общества «ГОЛОЙЛ» (далее по тексту - СТ ЗАО «ГОЛОЙЛ», Общество, налогоплательщик), признал частично недействительным решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Ханты - Мансийскому автономному округу - Югре (далее по тексту - Межрайонная ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по ХМАО - Югре, Инспекция, налоговый орган) от 13.03.2009 № 06/06 - 22 о привлечении СТ ЗАО «ГОЛОЙЛ» к ответственности за совершение налогового правонарушения в части: пунктов 1.1, 1.3, 1.6 раздела 1 мотивировочной части решения и пунктов 1, 2, 3.1, 3.2 и 3.3 резолютивной части решения в части доначисления налога на прибыль в сумме 2005644 руб., пени в сумме 74 843 руб. 85 коп., штрафных санкций в сумме 401 128 руб. 80 коп.; пункта 2.1 раздела 2 мотивировочной части решения и пунктов 1, 2, 3.1, 3.2 и 3.3 резолютивной части решения в части доначисления налога на добавленную стоимость в сумме 626 753 руб., пени в сумме 23046 руб., штрафных санкций в сумме 125 351 руб.; пункта 4 мотивировочной части решения и пунктов 1, 2, 3.1, 3.2, 3.3 резолютивной части решения в части доначисления налога на имущество в сумме 1136448 руб., пени в сумме 145239 руб., штрафных санкций в сумме 227 290 руб..

Также суд признал недействительными: требование Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по ХМАО - Югре № 523 об уплате налога, сбора, пени, штрафа по состоянию на 16.06.2009 в части взыскания 3 256 775 руб. 34 коп., в том числе налога в сумме 2 632 396 руб. 70 коп., пени в сумме 97 898 руб. 90 коп., штрафных санкций в сумме 526 479 руб. 74 коп.; требование Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 6 по Ханты - Мансийскому автономному округу - Югре (далее по тексту - Межрайонная ИФНС Росси № 6 по ХМАО - Югре) № 8544 об уплате налога, сбора, пени, штрафа по состоянию на 09.06.2009 в части взыскания 1 508 976 руб. 83 коп., в том числе налога в сумме 1 136448 руб., пени в сумме 145 238 руб. 83 коп., штрафных санкций в сумме 227 290 руб.

Межрайонная ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по ХМАО - Югре в апелляционной жалобе проси отменить решение суда первой инстанции и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований, ссылаясь при этом на обоснованность обжалуемых актов в том числе по основаниям, изложенным в решении налогового органа.

Общество в соответствии с представленным суду апелляционной инстанции отзывом на апелляционную жалобу считает решение суда первой инстанции законным и обоснованным, апелляционную жалобу - не подлежащей удовлетворению.

Межрайонная ИФНС России № 6 по ХМАО - Югре, извещенная надлежащим образом о месте и времени рассмотрения апелляционной жалобы, явку своего представителя в заседание суда апелляционной инстанции не обеспечила, отзыв на апелляционную жалобу не представила. Апелляционная жалобе рассмотрена в отсутствие ее представителя в порядке статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В заседании суда апелляционной инстанции представитель Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по ХМАО - Югре поддержал доводы апелляционной жалобы, просил отменить решение суда первой инстанции.

Представитель Общества в заседании суда апелляционной инстанции поддержал возражения, изложенные в отзыве на апелляционную жалобу, просил отказать в ее удовлетворении, решение суда оставить без изменения.

Суд апелляционной инстанции, заслушав представителей СТ ЗАО «ГОЛОЙЛ», Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по ХМАО - Югре, изучив материалы дела, апелляционную жалобу, отзыв, установил следующие обстоятельства.

Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по ХМАО - Югре проведена выездная налоговая проверка Общества по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налогов и сборов, по результатам которой составлен акт от 15.01.2009 № 1 выездной налоговой проверки.

13.03.2009 по результатам рассмотрения акты выездной налоговой проверки и возражений налогоплательщика Инспекцией вынесено решение № 06/06 - 22 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, которым Обществу предложено уплатить налог на добавленную стоимость (далее по тексту - НДС) в сумме 632 324 руб., соответствующие штрафы и пени, налог на прибыль в сумме 2 058 525 руб., соответствующие штрафы и пени, налог на имущество организаций в сумме 1 136 448 руб., соответствующие штрафы и пени, единый социальный налог в сумме 3280 руб., соответствующие штрафы и пени.

Не согласившись с некоторыми выводами налогового органа, Общество обратилось в Управление Федеральной налоговой службы России по Ханты - Мансийскому автономному округу - Югре (далее по тексту - УФНС России по ХМАО - Югре, Управление) с апелляционной жалобой на решение.

Решением Управления от 01.06.2009 № 15/325 апелляционная жалоба удовлетворена частично, решение налоговой инспекции изменено.

С учетом изменений налоговым органом установлена неполная уплата налогов в сумме 3 793 995 руб. 70 коп., в том числе: налога на прибыль в сумме 2 027 514 руб. 70 коп., НДС в сумме 626 753 руб., налога на имущество в сумме 1 136 448 руб., единого социального налога в сумме 3280 руб.; Общество привлечено к ответственности за совершение налоговых правонарушений по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафов в общем размере 758 143 руб. 94 коп., в том числе: штраф по налогу на прибыль в сумме 405 502 руб. 94 коп., штраф по НДС в сумме 125 351 руб., штраф по налогу на имущество в сумме 227 290 руб.; Обществу предложено уплатить пени по состоянию на 13.03.2009 в общей сумме 243 944 руб. 88 коп.

На основании вышеуказанного решения налоговым органом Обществу направлено требование № 523 об уплате налогов, сборов, пени, штрафа по состоянию на 16.06.2009 на общую сумму 3 283 836 руб. 69 коп., в том числе налог в сумме 2654267 руб. 70 коп., пени в сумме 98 715 руб. 05 коп., штрафные санкции в сумме 530853 руб. 94 коп., Межрайонной ИФНС России № 6 по ХМАО - Югре направлено требование № 8544 по уплате налога, сбора, пени, штрафа по состоянию на 09.06.2009 на общую сумму 1 508 976 руб. 83 коп., в том числе налог в сумме 1 136 448 руб., пени в сумме 145238 руб. 83 коп., штрафные санкции в сумме 227 290 руб.

Общество, полагая, что решение Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по ХМАО - Югре в части: пунктов 1.1, 1.3, 1.6 раздела 1 мотивировочной части решения и пунктов 1, 2, 3.1, 3.2 и 3.3 резолютивной части решения в части доначисления налога на прибыль в сумме 2 005 644 руб., пени в сумме 74 843 руб. 85 коп., штрафных санкций в сумме 401 128 руб. 80 коп., а также требование № 523 об уплате налога, сбора, пени, штрафа по состоянию на 16.06.2009 на общую сумму 3 256 775 руб. 34 коп., в том числе налог в сумме 2 632 396 руб. 70 коп., пени в сумме 97 898 руб. 90 коп., штрафные санкции в сумме 526 479 руб. 74 коп.; требование № 8544 по уплате налога, сбора, пени, штрафа по состоянию на 09.06.2009 на общую сумму 1 508 976 руб. 83 коп., в том числе налог в сумме 1 136 448 руб., пени в сумме 145238 руб. 83 коп., штрафные санкции в сумме 227 290 руб., не соответствуют закону и нарушают его права и законные интересы, обратилось в арбитражный суд с требованием о признании недействительными решения в указанной части, а также требований.

Решением суда первой инстанции требования налогоплательщика удовлетворены.

Означенное решение обжалуется Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам в суд апелляционной инстанции.

Суд апелляционной инстанции, проверив в порядке статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность и обоснованность решения суда первой инстанции, не находит оснований для его отмены, а доводы апелляционной жалобы не принимает как необоснованные, исходя из следующего.

Из решения Инспекции следует, что доначисление Обществу налога на прибыль в сумме 812 089 руб., соответствующих пени, а также привлечение к ответственности за неуплату налога на прибыль в этой сумме по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации, обусловлено следующим.

Обществом в проверяемом периоде заключены договоры уступки права доступа к системе магистральных нефтепроводов, а именно: договор от 23.11.2007 № 13 - 8Н/1123 - 1 с открытым акционерным обществом «Татнефть» имени В.Д. Шашина, в котором цена договора определена из расчета 31 руб. за каждую тонну нефти, и договоры от 01.12.2006 № 33960 - 10/07 - 15, от 15.03.2007 № 33960 - 10/07 - 186, от 01.06.2007 № 33960 - 10/07 - 265, от 01.09.20007 № 33960 - 10/07 - 385 с открытым акционерным обществом Нефтяная компания «Русснефть» (далее - ОАО НК «Русснефть»), в которых цена договора определена из расчета 0,05 руб. за каждую тонну нефти.

Инспекция, установив в ходе проверки занижение цены более чем на 20 процентов по договорам, заключенным с аффилированным лицом - ОАО Нефтяная компания «Русснефть», применил положения статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации и доначислила налог на прибыль.

Суд первой инстанции, признавая недействительным решение Инспекции в этой части, исходил из того, что передача права доступа к системе магистральных нефтепроводов, представляющего собой право производителя нефти, включенного в график поставки нефти, реализовать нефть и нефтепродукты за пределы таможенной территории Российской Федерации, является ничем иным как передачей имущественного права. Статья же 40 Налогового кодекса Российской Федерации в целях главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации применяется лишь в отношении доходов, полученных от реализации имущественных прав, выраженных в натуральной форме. Поскольку материалами дела подтверждается и не оспаривается налоговым органом, что при реализации имущественного права по договорам с ОАО НК «Русснефть» Обществом был получен доход в виде цены вознаграждения, то есть в денежной форме, то основания для применения статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации и доначисления СТ ЗАО «ГОЛОЙЛ» налог на прибыль отсутствуют.

Инспекция в апелляционной жалобе подтверждает, что передача права доступа к системе магистральных нефтепроводов, осуществляемая сторонами на основании гражданско - правового договора, по своему существу является передачей имущественных прав. При этом со ссылкой на пункты 4 - 6 статьи 274 Налогового кодекса Российской Федерации считает правомерным применение статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации для определения стоимости имущественных прав.

Общество в отзыве на апелляционную жалобу поддерживает выводы суда первой инстанции, считает, что статья 40 Налогового кодекса Российской Федерации дает право налоговым органом проверять правильность применения налогоплательщиком цен только по сделкам, предметом которых являются товары, работы, услуги, но не имущественные права. Основания для применения пунктов 4 - 6 статьи 274 Налогового кодекса Российской Федерации отсутствуют, поскольку пункт 4 говорит о доходах, полученных от реализации имущественных прав, полученных в натуральной форме.

Суд апелляционной инстанции считает верными выводы суда первой инстанции по следующим основаниям.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 31.12.1994 № 1446 «О вывозе нефти и нефтепродуктов за пределы таможенной территории Российской Федерации» с января 1995 года утверждены Основные условия использования системы магистральных нефтепроводов, нефтепродуктов и терминалов в морских портах для вывоза нефти, нефтепродуктов за пределы таможенной территории Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 8 вышеуказанных условий производители нефти и нефтепродуктов, имеющие право доступа к системе магистральных нефтепроводов, нефтепродуктпроводов и терминалам в морских портах при вывозе нефти и нефтепродуктов за пределы таможенной территории Российской Федерации, вправе уступить (передать или продать) такое право другой организации.

Порядок уступки распределенных прав доступа к транспортным системам от хозяйствующих субъектов, получивших такие права доступа, другим хозяйствующим субъектам регулируется Положением о порядке уступки права доступа к системе магистральных нефтепроводов и терминалов в морских портах при вывозе нефти за пределы таможенной территории Российской Федерации, утвержденным приказом Министерством топлива и энергетики Российской Федерации от 04.08.1995.

В соответствии с данным положением уступить право доступа может только производитель нефти, осуществляющий деятельность на территории Российской Федерации, получивший право доступа и включенный на этом основании в график поставки нефти на экспорт. Уступка права может быть осуществлена в виде передачи или продажи этого права организации любой формы собственности, зарегистрированной как юридическое лицо на территории Российской Федерации, при этом должна быть оформлена договором с соблюдением требований гражданского законодательства, в котором должны оговариваться сроки, объемы и направление транспортировки нефти по уступленному праву доступа с помесячным распределением, не превышающим трети объема утвержденного квартального графика.

Из вышеизложенных положений следует, что право доступа к системе магистральных нефтепроводов представляет собой право производителя нефти, включенного в график поставки нефти, реализовать нефть и нефтепродукты за пределы таможенной территории Российской Федерации. Передача такого права иному лицу по своей природе является ничем иным как передачей имущественного права.

Данное обстоятельство признается налоговым органом и не оспаривается.

Согласно подпункту 4 пункта 2 статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые органы при осуществлении контроля за полнотой исчисления налогов вправе проверять правильность применения цен по сделкам при отклонении более чем на 20 процентов в сторону повышения или в сторону понижения от уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам (работам, услугам) в пределах непродолжительного периода времени.

В силу пункта 3 статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации случаях, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи, когда цены товаров, работ или услуг, примененные сторонами сделки, отклоняются в сторону повышения или в сторону понижения более чем на 20 процентов от рыночной цены идентичных (однородных) товаров (работ или услуг), налоговый орган вправе вынести мотивированное решение о доначислении налога и пени, рассчитанных таким образом, как если бы результаты этой сделки были оценены исходя из применения рыночных цен на соответствующие товары, работы или услуги. Рыночная цена определяется с учетом положений, предусмотренных пунктами 4 - 11 настоящей статьи. При этом учитываются обычные при заключении сделок между невзаимозависимыми лицами надбавки к цене или скидки.

При этом из содержания данных норм, а также норм пунктов 4 - 11 статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации следует, что изложенные в данной статье правила применяются при проверке правильности применения цен по сделкам, предметом которых является исключительно товары, работы, услуги.

Товаром, в силу пункта 3 статьи 38 Налогового кодекса Российской Федерации, признается любое имущество, реализуемое либо предназначенное для реализации. Пункт 2 статьи 38 Налогового кодекса Российской Федерации определяет имущество как виды объектов гражданских прав (за исключением имущественных прав), относящихся к имуществу в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации. Следовательно, имущественные права не являются имуществом, а соответственно и товаром, поэтому сделки по реализации имущественных прав не подпадают под действие статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации.

В данном же случае, как указано выше, предметом договора является имущественное право.

Возможности осуществления налоговыми органами контроля за сделками, совершенными между взаимозависимыми лицами, в соответствии со статьей 40 Налогового кодекса Российской Федерации, при определении цены на имущественные права данной статьей не предусмотрено.

Таким образом, как верно указал суд первой инстанции, если в конкретных статьях второй части Налогового кодекса Российской Федерации, регулирующих налогообложение операций, связанных с имуществом, нет специальной оговорки относительно имущественных прав, то указанные статьи не распространяют свое действие на имущественные права.

В соответствии с пунктом 1 статьи 274 Налогового кодекса Российской Федерации налоговой базой для целей настоящей главы признается денежное выражение прибыли, определяемой в соответствии со статьей 247 настоящего Кодекса, подлежащей налогообложению.

Согласно статье 247 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью для российских организаций признается полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с настоящей главой.

Доходом от реализации в целях исчисления налога на прибыль в силу пункта 1 статьи 249 Налогового кодекса Российской Федерации признаются выручка от реализации товаров (работ, услуг) как собственного производства, так и ранее приобретенных, выручка от реализации имущественных прав. Выручка от реализации определяется исходя из всех поступлений, связанных с расчетами за реализованные товары (работы, услуги) или имущественные права, выраженные в денежной и (или) натуральной формах (пункт 2 статьи 249 Налогового кодекса Российской Федерации).

В силу пункта 3 статьи 274 Налогового кодекса Российской Федерации доходы и расходы налогоплательщика в целях настоящей главы учитываются в денежной форме.

Согласно пункту 4 статьи 274 Налогового кодекса Российской Федерации доходы, полученные в натуральной форме в результате реализации товаров (работ, услуг), имущественных прав (включая товарообменные операции), учитываются, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, исходя из цены сделки с учетом положений статьи 40 настоящего Кодекса.

Таким образом, суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что в целях главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации статья 40 Кодекса применяется лишь в отношении доходов, полученных от реализации имущественных прав, выраженных в натуральной форме.

Возможности применения статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации в отношении доходов, полученных от реализации имущественных прав, выраженных в денежной форме, законом не предусмотрено.

В данном случае материалами дела подтверждается и Инспекцией не оспаривается, что при реализации имущественного права по договорам с ОАО НК «Русснефть» налогоплательщиком был получен доход в виде цены вознаграждения, то есть в денежной форме, в связи с чем, основания для применения пункта 4 статьи 274 и статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации отсутствуют.

При таких обстоятельствах, Инспекция неправомерно применила положения статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации и доначислила СТ ЗАО «ГОЛОЙЛ» налог на прибыль в сумме 812 089 руб., соответствующие пени и штрафные санкции.

По изложенному основанию Инспекцией доначислен НДС в сумме 626 753 руб., соответствующие пени и штрафные санкции (решение в части пункта 2.1 мотивировочной части и пунктов 1, 2, 3.1, 3.2 и 3.3 резолютивной части).

Согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 146 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения признается реализация товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в том числе реализация предметов залога и передача товаров (результатов выполненных работ, оказание услуг) по соглашению о предоставлении отступного или новации, а также передача имущественных прав.

Пунктом 2 статьи 153 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что при определении налоговой базы выручка от реализации товаров (работ, услуг), передачи имущественных прав определяется исходя из всех доходов налогоплательщика, связанных с расчетами по оплате указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав, полученных им в денежной и (или) натуральной формах, включая оплату ценными бумагами.

В соответствии с пунктом 1 статьи 155 Налогового кодекса Российской Федерации при уступке денежного требования, вытекающего из договора реализации товаров (работ, услуг), операции по реализации которых подлежат налогообложению (не освобождаются от налогообложения в соответствии со статьей 149 настоящего Кодекса), или при переходе указанного требования к другому лицу на основании закона налоговая база по операциям реализации указанных товаров (работ, услуг) определяется в порядке, предусмотренном статьей 154 настоящего Кодекса.

Пунктом 1 статьи 154 Налогового кодекса Российской Федерации определено, что налоговая база при реализации налогоплательщиком товаров (работ, услуг), если иное не предусмотрено настоящей статьей, определяется как стоимость этих товаров (работ, услуг), исчисленная исходя из цен, определяемых в соответствии со статьей 40 настоящего Кодекса, с учетом акцизов (для подакцизных товаров) и без включения в них налога.

Пунктом 1 статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что, если иное не предусмотрено настоящей статьей, для целей налогообложения принимается цена товаров, работ или услуг, указанная сторонами сделки. Пока не доказано обратное, предполагается, что эта цена соответствует уровню рыночных цен.

Таким образом, примененная в данном случае цена сделки по передаче имущественного права признается рыночной ценой.

Право же налогового органа по осуществлению контроля за сделками, совершенными между взаимозависимыми лицами, в соответствии со статьей 40 Налогового кодекса Российской Федерации, распространяется только на случаи определения цены на товары, работы и услуги. Сделки по реализации имущественных прав не подпадают под действие статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации.

При таких обстоятельствах, доначисление НДС в сумме 626 753 руб., соответствующих пени и штрафных санкций по данному основанию правомерно признано судом первой инстанции незаконным.

Кроме того, Инспекцией в апелляционной жалобе конкретных доводов относительно данной части решения не приведено.

Основанием для доначисления решением налога на прибыль в сумме 944 136 руб., начисления соответствующей пени и штрафных санкций, послужило следующее.

Из пункта 1.3 мотивировочной части оспариваемого решения следует, что между налогоплательщиком (арендатор) и обществом с ограниченной ответственностью «Энергосоюз - А» (далее по тексту - ООО «Энергосоюз - А») заключен договор аренды от 27.06.2007 № ЭСТ - 01, согласно которому арендатору были переданы в пользование скважины 2Э - 44, 503.

В сентябре - декабре 2007 года Общество силами подрядных организаций осуществило комплекс работ по капитальному ремонту арендованных скважин, что подтверждается счетами - фактурами: от 30.09.2007 № 0/0000302, от 31.10.2007 № 0000151, от 31.10.2007 № 0/0000317, от 30.11.2007 № 0/0000359, от 18.12.2007 № 0/0000374 и соответствующими актами выполненных работ.

Налоговый орган, не оспаривая документальное подтверждение произведенных налогоплательщиком расходов в сумме 3 933 901 руб., пришел к выводу, что Общество неправомерно учло их в составе расходов по налогу на прибыль, поскольку договор аренды не предусматривает обязанность СТ ЗАО «ГОЛОЙЛ» по осуществлению капитального ремонта арендуемого имущества.

Суд первой инстанции, признавая недействительным решение Инспекции в этой части, исходил из того, условиями договора аренды от 27.06.2007 № ЭСТ - 01 возмещение расходов по ремонту арендуемого имущества арендодателем не предусмотрено. Однако учитывая, что в силу пункта 5 договора аренды на арендатора возложена обязанность поддерживать имущество в исправном состоянии, производить за свой счет текущий ремонт и нести расходы на содержание имущества, то расходы по ремонту скважин, произведенному в целях бесперебойной работы арендованного имущества, используемого в качестве средств труда для получения продукции (нефти) и, соответственно, получения дохода, обусловлены требованиями действующего законодательства Российской Федерации и условиями договора и, следовательно, экономически обоснованы. Также суд принял во внимание, что арендодателю - ООО «Энергосоюз - А» не предъявлялись и им не учитывались для целей налогообложения прибыли затраты СТ ЗАО «ГОЛОЙЛ», связанные с капитальным ремонтом переданных в аренду скважин, что документально подтверждено Обществом и не опровергнуто налоговым органом.

Инспекция в апелляционной жалобе считает выводы суда первой инстанции необоснованными, указывая, что в договоре аренды от 27.06.2007 № ЭСТ - 01 условия осуществления текущего и капитального ремонта не оговорены, в связи с чем в силу статьи 616 Гражданского кодекса Российской Федерации обязанность по проведению капитального ремонта возложена на арендодателя. Общество же как арендатор, проведя капительный ремонт не воспользовалось правом, предоставленным ему данной статьей по требованию от арендодателя уменьшения арендной платы, зачета стоимости проведенных работ в счет арендой платы, расторжения договора и возмещения убытков, отнесло на свои расходы для исчисления налога на прибыль данные затраты.

Общество в отзыве на апелляционную жалобу поддерживает позицию суда первой инстанции, считает, что поскольку договором аренды не предусмотрено возмещение таких расходов арендодателем, арендодателю эти расходы не предъявлялись, к учету в целях налогообложения не принимались, то данные расходы по капитальному ремонту подлежат учету Обществом как арендатором.

Суд апелляционной инстанции считает правомерными выводы суда первой инстанции и налогоплательщика по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов. Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 Налогового кодекса Российской Федерации, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной для получения дохода.

Согласно подпунктам 2, 6 пункта 1 статьи 253 Налогового кодекса Российской Федерации расходы, связанные с производством и реализацией включают в себя расходы на содержание и эксплуатацию, ремонт и техническое обслуживание основных средств и иного имущества, а также поддержание их в исправном состоянии, а также прочие расходы, связанные с производством и (или) реализацией.

Для целей главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации под основными средствами понимается часть имущества, используемого в качестве средств труда для производства и реализации товаров (выполнения работ, оказания услуг).

В силу пункта 1 статьи 260 Налогового кодекса Российской Федерации расходы на ремонт основных средств, произведенные налогоплательщиком, рассматриваются как прочие расходы и признаются для целей налогообложения в том отчетном (налоговом) периоде, в котором они были осуществлены, в размере фактических затрат.

Пунктом 2 данной статьи предусмотрено, что положения настоящей статьи применяются также в отношении расходов арендатора амортизируемых основных средств, если договором (соглашением) между арендатором и арендодателем возмещение указанных расходов арендодателем не предусмотрено.

Пунктом 1 статьи 616 Гражданского кодекса Российской Федерации обязанность по проведению за свой счет капитального ремонта переданного в аренду имущества, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором аренды, возложена на арендодателя.

Нарушение арендодателем данной обязанности дает арендатору право по своему выбору: произвести капитальный ремонт, предусмотренный договором или вызванный неотложной необходимостью, и взыскать с арендодателя стоимость ремонта или зачесть ее в счет арендной платы; потребовать соответственного уменьшения арендной платы; потребовать расторжения договора и возмещения убытков.

Анализ изложенных норм налогового и гражданского законодательства позволяет сделать вывод о том, что, если условиями договора аренды не предусмотрено возложение на какую - либо из сторон договора обязанности по проведению капительного ремонта, то расходы на капительный ремонт может принять для исчисления налога на прибыль любая из сторон, осуществившая капитальный ремонт, в том числе на арендатора, при условии, что договором не предусмотрено возмещение этих расходов арендодателем арендатору, и такое возмещение фактически не осуществлено.

Условиями договора аренды от 27.06.2007 № ЭСТ - 01 не предусмотрено возложение на какую - либо из сторон договора обязанности по капитальному ремонту арендуемого имущества. Также договором аренды не предусмотрено и возмещение расходов по ремонту арендуемого имущества арендодателем.

Соответственно при отсутствии доказательств возмещения арендодателем понесенных Обществом расходов по капитальному ремонту, Общество имеет право принять данные расходы в целях исчисления налога на прибыль.

Пунктом 5 договора аренды на арендатора возложена обязанность поддерживать имущество в исправном состоянии, производить за свой счет текущий ремонт и нести расходы на содержание имущества.

Согласно статье 616 Гражданского кодекса Российской Федерации арендатор обязан поддерживать имущество в исправном состоянии, производить за свой счет текущий ремонт и нести расходы на содержание имущества, если иное не установлено законом или договором аренды; арендодатель обязан производить за свой счет капитальный ремонт переданного в аренду имущества, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором аренды.

В соответствии с требованиями статьи 9 Федерального закона от 21.07.1997 № 116 - ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» организация, эксплуатирующая опасный производственный объект, несет ответственность за соблюдение требований промышленной, экологической безопасности.

На основании изложенного, суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о том, что расходы по ремонту скважин, произведенному в целях бесперебойной работы арендованного имущества, используемого в качестве средств труда для получения продукции (нефти) и, соответственно, получения дохода, обусловлены требованиями действующего законодательства Российской Федерации и условиями договора и, следовательно, экономически обоснованы.

Арендодателю - ООО «Энергосоюз - А» не предъявлялись и им не учитывались для целей налогообложения прибыли затраты СТ ЗАО «ГОЛОЙЛ», связанные с капитальным ремонтом переданных в аренду скважин, что документально подтверждено не опровергнуты налоговым органом.

Соответственно в результате включения Обществом в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, расходов на ремонт арендуемых у ООО «Энергосоюз - А» скважин, бюджету не причинен какой - либо ущерб.

При таких обстоятельствах, данные расходы правомерно учтены Обществом в целях исчисления налога на прибыль.

Кроме того, как разъяснил Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиками налоговой выгоды» при разрешении налоговых споров следует исходить из презумпции добросовестности налогоплательщиков. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Обществом в ходе выездной налоговой проверки были представлены все надлежащим образом оформленные документы, подтверждающие фактически произведенные затраты на ремонт скважин, и их отражение в соответствии со статьей 260 Налогового кодекса Российской Федерации в налоговой отчетности, которые подтверждают полноту, достоверность и непротиворечивость сведений, в них указанных, что является основанием для получения налоговой выгоды в виде уменьшения налоговой базы по налогу на прибыль.

В силу изложенного, основания для отмены или изменения решения суда первой инстанции в данной части отсутствуют.

Основанием для доначисления решением Инспекции налога на прибыль организации в сумме 249 419 руб., начисления соответствующих пеней и штрафных санкций явился неправомерный, по мнению Инспекции, учет налогоплательщиком в составе внереализационных расходов затраты по агентскому вознаграждению банка в рамках кредитного договора от 24.06.20005 в сумме 1 039 244 руб., поскольку в кредитном договоре отсутствует ссылка на какое - либо агентское вознаграждение и Обществом не представлены документы, подтверждающие совершение банком Байерише Хипо - УНД Ферайнсбанк АГ (далее по тексту - банк) каких - либо действий в качестве агента.

Суд первой инстанции, признавая недействительным решение Инспекции в этой части, исходил из того, что платежи в виде агентского вознаграждения, предусмотренные в письме о платежах, являются необходимым условием кредитного договора, следовательно, само письмо о платежах является неотъемлемой частью кредитного договора. Также суд указал, что из содержания кредитного договора следует, что агентское вознаграждение выплачивается за предоставление банком права обществу пользоваться кредитными средствами, а не за совершение каких - либо поручений.

Инспекция в апелляционной жалобе, указывает, что обязательство Общества по уплате агентского вознаграждения предусмотрено в письме, являющемся неотъемлемым условием для заключения кредитного договора между тем, документального подтверждения приобретения каких - либо услуг, выполненных банком в качестве агента, либо отчета агента, Обществом не представлено.

Общество в отзыве на апелляционную жалобу поддерживает выводы суда первой инстанции.

Суд апелляционной инстанции считает выводы суда первой инстанции обоснованными, доводы апелляционной жалобы несостоятельными, по следующим основаниям.

В пункте 2 преамбулы кредитного договора от 24.06.2005 содержится прямое указание на то, что банк по заключенному договору выступает кредитным агентом.

Из текста преамбулы письма о платежах от 24.05.2005 следует, что согласие с условиями и подписание заемщиком настоящего письма относительно выплаты вознаграждений по кредитному соглашению является предварительным условием кредитного соглашения. Стороны, подписавшие письмо, определили, что платежи по письму о выплатах являются выплатами вознаграждений по кредитному соглашению, обязательство заемщика по уплате вознаграждения по кредитному соглашению является предварительным условием кредитного соглашения (то есть его частью), обязательство заемщика об уплате вознаграждения является необходимым условием для заключения кредитного договора от 24.06.2005.

Согласно пункту 7 письма о платежах любое несоблюдение условий или невыполнение заемщиком любого из обязательств, принятых им по письму, является случаем неисполнения обязательств по кредитному соглашению.

Таким образом, суд первой инстанции верно указал, что платежи в виде агентского вознаграждения, предусмотренные в письме о платежах, являются необходимым условием кредитного договора, следовательно, само письмо о платежах является неотъемлемой частью кредитного договора. В связи с указанным, является необоснованным довод Инспекции об отсутствии в кредитном договоре ссылки на какое - либо агентское вознаграждение.

Как указано выше, в силу пункта 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 настоящего Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствующие расходы,

Документальным подтверждением расходов, произведенных на территории иностранного государства, являются документы, оформленные в соответствии с обычаями делового оборота, применяемым в данном государстве.

Соответственно, как верно указал суд первой инстанции, налоговый орган не вправе требовать от налогоплательщика представления в обоснование произведенных им в иностранном государстве расходов документы, которые оформляются в соответствии гражданским законодательством Российской Федерации, в частности, отчет агента.

Кроме того, в силу данного же положения закона при квалификации сделки, совершенной в иностранном государстве, невозможно толковать термин «агентское вознаграждение», исходя из определений, содержащихся в российском законодательстве. А из содержания кредитного договора следует, что агентское вознаграждение выплачивается за предоставление банком права Обществу пользоваться кредитными средствами, а не за совершение каких - либо поручений.

Таким образом, исходя из условий кредитного договора, агентское вознаграждение не является таковым по смыслу гражданского законодательства Российской Федерации (глава 52 Гражданского кодекса Российской Федерации). Агентское вознаграждение является ежегодной выплатой банку, необходимым для предоставления банком кредита, необходимого Обществу для финансирования текущей деятельности.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что расходы Общества по оплате агентского вознаграждения банку в рамках кредитного соглашения соответствуют критериям статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации, так как являются экономически обоснованными, документально подтвержденными и произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода, в силу чего правомерно учтены Обществом в целях исчисления налога на прибыль.

Основанием для доначисления решением налогового органа Обществу налога на имущество в сумме 1 136 448 руб., соответствующих пеней и штрафных санкций, послужили следующие обстоятельства.

Как следует из материалов дела, Общество в период с 07.02.2007 по 28.05.2007 осуществляло бурение и освоение поисковой скважины № 47П Молоегурьяхской площади.

На основании приказа от 29.05.2007 № 121 Обществом был утвержден акт на передачу поисковой скважины № 47П из бурения в эксплуатацию. Тем же приказом указанная скважина была введена в фонд предприятия по статье «освоение».

20.07.2007 на геолого - техническом совещании Общества было принято решение о ликвидации скважины по пункту II - а Инструкции о порядке ликвидации, консервации оборудования их устьев и стволов, утвержденной постановлением Гостехнадзора Российской Федерации от 22.05.2002 № 22, и проведении работ по ликвидации скважины по плану, утвержденному в Гостехнадзоре.

В процессе подготовки скважины к ликвидации Обществом в августе 2007 года проведены соответствующие работы, о чем свидетельствует акт на сдачу скважины из ремонта. По окончании предварительных работ согласован план по проведению ликвидационных работ по непродуктивной скважине.

26.12.2007 Нижневартовским отделом по технологическому надзору Управления по технологическому и экологическому надзору по Ханты - Мансийскому автономному округу - Югре выдано заключение о ликвидации поисковой скважины по категории II - а.

Налоговый орган считает, что данная скважина № 47П выполнила свое предназначение как поисковая и обладает признаками основного средства, в связи с чем подлежала принятию Обществом к бухгалтерскому учету в качестве основного средства.

Суд первой инстанции, признавая недействительным решение Инспекции в данной части, исходил из того, что поисковая скважина по своим признакам не может быть отнесена к основному средству, поскольку в силу того, что скважина после бурения была выведена в фонд освоения 29.05.2007, по результатам которого 20.07.2007 было принято решение о ее ликвидации в связи с бесперспективностью, за указанный период скважина не использовалась Обществом в производстве продукции, в результате ее эксплуатации заявитель не получал экономические выгоды, данная скважина не соответствует признакам пункта 4 ПБУ 6/01.

Инспекция в апелляционной жалобе ссылается на то, что скважина не соответствует признакам пункта 4 ПБУ № 6/01, поскольку скважина способна приносить доход в будущем, Общество предполагало последующую перепродажу скважина, скважина предназначалась для использования продолжительностью свыше 12 месяцев, а также предназначалась для использования в производстве продукции, в силу чего подлежала принятию Обществом к бухгалтерскому учету в качестве основного средства.

Общество в отзыве на апелляционную жалобу поддерживает выводы суда первой инстанции.

Суд апелляционной инстанции считает верной позицию суда первой инстанции, доводы апелляционной жалобы - необоснованными, по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 374 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения для российских организаций признается движимое и недвижимое имущество (включая имущество, переданное во временное владение, пользование, распоряжение или доверительное управление, внесенное в совместную деятельность), учитываемое на балансе организации в качестве объектов основных средств в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета, если иное не предусмотрено статьей 378 настоящего Кодекса.

Таким образом, основанием для возникновения обязанности по уплате налога на имущество является наличие у организации имущества, которое должно учитываться в качестве основных средств.

Порядок ведения бухгалтерского учета основных средств предусмотрен в ПБУ 6/01 «Учет основных средств», утв. Приказом Минфина РФ от 30.03.2001 № 26н (далее по тексту - ПБУ № 6/01).

Согласно ПБУ 6/01 и Приказу Министерства финансов Российской Федерации от 13.10.2003 № 91н «Методические указания по бухгалтерскому учету основных средств» для принятия к бухгалтерскому учету активов в качестве основных средств необходимо единовременное выполнение следующих условий: а) использование в производстве продукции, при выполнении работ или оказании услуг либо для управленческих нужд организации; б) использование в течение длительного времени, т.е. срока полезного использования, продолжительностью свыше 12 месяцев или обычного операционного цикла, если он превышает 12 месяцев; в) организацией не предполагается последующая перепродажа данных активов; г) способность приносить организации экономические выгоды (доход) в будущем.

Между тем, спорная скважина не соответствуют требованиям, установленным ПБУ 6/01 для отнесения к основным средствам, поскольку является поисковой.

Согласно Временной классификации скважин, бурящихся при геологоразведочных работах и разработке нефтяных и газовых месторождений (залежей), утв. Приказом Министерства природных ресурсов РФ от 07.02.2001 № 126, все скважины подразделяются на следующие категории: опорные, параметрические, структурные, поисково - оценочные, разведочные, эксплуатационные, специальные.

Как следует из пункта 2.4. Временной классификации поисково - оценочные скважины бурят на площадях, подготовленных к поисковым работам, с целью открытия новых месторождений нефти и газа или новых залежей на ранее открытых месторождениях и оценки их промышленной значимости. В поисково - оценочных скважинах производятся исследования с целью получения информации о геологическом строении и оценки нефтегазоносности вскрытого разреза отложений.

Результаты бурения поисковых скважин оформляются в виде отчета, в котором обобщаются результаты проведенных исследований и дается обоснование промышленной значимости выявленных залежей нефти и газа либо дается заключение о бесперспективности опоискованного объекта (пункт 2.4. Временной классификации).

Таким образом, основное назначение поисковых скважин, которое реализуется в процессе бурения, заключается в поиске и обнаружении новых месторождений. Результатом таких буровых работ является получение информации о наличии либо отсутствии нефтегазоносных комплексов в разрезе, а не создание основного средства.

С этой целью в поисковых скважинах производится комплекс исследований и работ, который включает, в частности, отбор шлама через 1 - 5 м в интервале нефтегазоперспективных горизонтов; опробование и испытание в процессе бурения перспективных нефтегазоносных комплексов с отбором проб пластовых флюидов и т.д. (пункт 2.4. Временной классификации).

Таким образом, свою функцию скважина выполняет в ходе буровых работ, то есть в ходе ее строительства (бурения).

Как следует из пункта 3.2.2. Методических рекомендаций, работы на стадии поиска месторождений считаются завершенными при условии получения положительных результатов; либо установления непромышленного скопления углеводородов, вследствие чего продолжение поисковых работ является экономически нецелесообразным; либо при однозначном установлении бесперспективности завершение буровых работ свидетельствует о том, что поисковая скважина выполнила свою функцию и более использоваться не будет. То есть если для основного средства по определению ПБУ 6/01 момент завершения работ указывает возможность начать его эксплуатировать, то для поисковой скважины завершение работ свидетельствует о завершении всех функций поисковой скважины.

Таким образом, поисковая скважина по своему функциональному назначению не отвечает признакам основного средства, установленным в бухгалтерском учете, поисковая скважина по своей конструкции и технологическому устройству не предназначена для эксплуатации, добычи нефти (газа).

В данном случае как указано выше, на основании приказа от 29.05.2007 № 121 был утвержден акт на передачу поисковой скважины № 47П из бурения в эксплуатацию.

Однако 27.07.2007 Обществом уже было принято решение о ликвидации скважины.

26.12.2007 Нижневартовским отделом по технологическому надзору Управления по технологическому и экологическому надзору по Ханты - Мансийскому автономному округу - Югре выдано заключение о ликвидации поисковой скважины.

При этом в период с 20.07.2007 по 26.12.2007 - в процессе подготовки скважины к ликвидации Обществом проведены соответствующие работы, о чем свидетельствует акт на сдачу скважины из ремонта, по окончании предварительных работ согласован план по проведению ликвидационных работ по непродуктивной скважине. То есть, фактически, как верно указал суд первой инстанции, временной отрезок с момента принятия решения о ликвидации непродуктивной скважины до выдачи заключения о ликвидации скважины был использован Обществом исключительно для осуществления ликвидационных работ. За указанный период скважина не использовалась Обществом в производстве продукции в результате ее эксплуатации Общество не получало экономические выгоды, что налоговым органом не оспаривается и документально не опровергается. Осуществление ликвидационных работ не может быть рассмотрено как деятельность, направленная на получение прибыли.

Кроме того, период с момента передачи скважины в эксплуатацию (29.05.2007) до ликвидации скважины (26.12.2007) составляет менее 12 месяцев.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что скважина № 74П не соответствует требованиям пункта 4 ПБУ 6/01.

Согласно правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в решении от 17.10.2007 № 8464/07, определении от 14.02.2008 № 758/08, принятие недвижимого имущества к бухгалтерскому учету в качестве объекта основных средств должно производиться, если данный объект обладает признаками, установленными пунктом 4 ПБУ 6/01.

При таких обстоятельствах, у Общества отсутствовали основания для отражения скважины № 74П в составе основных средств и ее включения в налоговую базу по налогу на имущество.

Судом были полно и всесторонне исследованы все доводы сторон и представленные в деле доказательства по рассматриваемым спорным эпизодам, выводы суда являются обоснованными и соответствуют обстоятельствам и материалам дела.

Позиция суда по вопросу доначисления налогов, пени и привлечения к налоговой ответственности по рассматриваемым эпизодам является правильной.

В соответствии с пунктом 1 статьи 69 Налогового кодекса Российской Федерации требованием об уплате налога признается письменное извещение налогоплательщика о неуплаченной сумме налога, а также об обязанности уплатить в установленный срок неуплаченную сумму налога.

Поскольку указанные суммы налогов, пени, штрафов необоснованно доначислены решением Инспекции, то и предложение к уплате этих сумм также является незаконным, в связи с чем требование № 523 об уплате налога, сбора, пени, штрафа по состоянию на 16.06.2009, а также требование № 8544 по уплате налога, сбора, пени, штрафа по состоянию на 09.06.2009 правомерно признаны судом первой инстанции недействительными.

При таких обстоятельствах, учитывая отсутствие нарушений судом первой инстанции норм процессуального права, суд апелляционной инстанции считает, что основания для отмены решения суда первой инстанции и удовлетворении апелляционной жалобы отсутствуют.

Суд апелляционной инстанции не распределяет расходы по оплате государственной пошлины за подачу апелляционной жалобы, поскольку Инспекция при подаче апелляционной жалобу не платила государственную пошлину в силу ее освобождения на основании подпункта 1.1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации от уплаты государственной пошлины.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 статьи 269, статьей 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Восьмой арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Ханты - Мансийского автономного округа - Югры от 14.09.2009 по делу № А75 - 6674/2009 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия, может быть обжаловано путем подачи кассационной жалобы в Федеральный арбитражный суд Западно - Cибирского округа в течение двух месяцев со дня вступления в законную силу постановления.

     Председательствующий

     Н.А. Шиндлер

     Судьи

     А.Н. Лотов

     Л.А. Золотова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А75-6674/2009
Принявший орган: Восьмой арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 16 декабря 2009

Поиск в тексте