• по
Более 47000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ВОСЬМОЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 16 июня 2011 года  Дело N А75-72/2011

Резолютивная часть постановления объявлена 09 июня 2011 года

Постановление изготовлено в полном объеме 16 июня 2011 года

Восьмой арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Ивановой Н.Е.,

судей Киричёк Ю.Н., Рыжикова О.Ю.,

при ведении протокола судебного заседания: секретарем Михайловой Н.А.,

рассматривает в судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 08АП - 2602/2011) общества с ограниченной ответственностью «Приобское рыбное хозяйство» на решение Арбитражного суда Ханты - Мансийского автономного округа - Югры от 09.03.2011 по делу № А75 - 72/2011 (судья Кущева Т.П.), принятое

по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Приобское рыбное хозяйство» (ОГРН 1028601500355, ИНН 8614005950)

к Управлению Федеральной службы по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзора) по Ханты - Мансийскому автономному округу - Югре

об оспаривании постановления о привлечении к административной ответственности,

судебное разбирательство проведено в отсутствие представителей лиц, участвующих в деле, надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного заседания,

установил:

Общество с ограниченной ответственностью «Приобское рыбное хозяйство» (далее по тексту - ООО «Приобское рыбное хозяйство», общество, заявитель) обратилось в Арбитражный суд Ханты - Мансийского автономного округа - Югры с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзора) по Ханты - Мансийскому автономному округу - Югре (далее по тексту - Управление Росприроднадзора по ХМАО - Югре, административный орган) № 95 - ВК/11 от 17.12.2010 о назначении административного наказания.

Решением по делу арбитражный суд отказал в удовлетворении заявленных ООО «Приобское рыбное хозяйство» требований в полном объеме. Принятое решение мотивировано наличием в действиях ООО «Приобское рыбное хозяйство» состава вмененного ему административного правонарушения и соблюдением административным органом процедуры привлечения к административной ответственности.

Не согласившись с принятым решением, ООО «Приобское рыбное хозяйство» обратилось в Восьмой арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции отменить и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований, ссылаясь при этом на неполное исследование судом доказательств по делу, несоответствие выводов суда обстоятельствам дела и неправильное применение судом норм материального права.

По мнению подателя апелляционной жалобы, использование бульдозера для тяги невода в границах водоохраной зоны реки Обь являлось правомерным, поскольку бульдозер - это самоходная машина, а не транспортное средство, что необоснованно не принято судом первой инстанции во внимание.

ООО «Приобское рыбное хозяйство» также полагает, что в его действиях не имеется состава административного правонарушения в связи с отсутствием его обязательного элемента - наступления вредных последствий. Материалы административного дела не содержат сведений о наличии ущерба, причиненного заявителем, его характере и величине.

Кроме того, ООО «Приобское рыбное хозяйство» считает, что судом первой инстанции дана неверная оценка доводам заявителя о нарушении административным органом норм права при привлечении общества к административной ответственности, что выразилось в изменении квалификации административного правонарушения и, как следствие, ущемлении права на защиту интересов общества. Так, в определении № 79 - ВК/11 от 11.11.2010 о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования содержалось указание на часть 2 статьи 8.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Вместе с тем в постановлении о назначении административного наказания № 95 - ВК/11 от 17.12.2010 обществу вменена ответственность за другое административное правонарушение (часть 1 статьи 8.42 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

В представленном до начала судебного заседания отзыве Управление Росприроднадзора по ХМАО - Югре просит оставить обжалуемое решение арбитражного суда без изменения как законное и обоснованное, а апелляционную жалобу ООО «Приобское рыбное хозяйство» - без удовлетворения. Административный орган полагает, что позиция ООО «Приобское рыбное хозяйство» о том, что используемая обществом самоходная машина (бульдозер) не является транспортным средством со ссылкой на различные нормативные правовые акты, некорректна и опровергается статьей 12.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в которой дано определение транспортного средства.

До начала судебного заседания от ООО «Приобское рыбное хозяйство» и Управления Росприроднадзора по ХМАО - Югре поступили письменные ходатайства о рассмотрении апелляционной жалобы без участия их представителей, которые судом апелляционной инстанции удовлетворены.

Рассмотрев материалы дела, апелляционную жалобу, отзыв на нее, суд апелляционной инстанции установил следующие обстоятельства.

13.08.2010 ООО «Приобское рыбное хозяйство» получило квоту на добычу (вылов) водных биологических ресурсов на левом берегу реки Обь, от устья протоки Алешкинской вверх против течения в границах Октябрьского района, длинной 5000 метров, что оформлено разрешениями № 10 - 686 - Х и № 10 - 622 - Х (т. 1, л.д. 95, 96).

15.08.2010 между ООО «Приобское рыбное хозяйство» и закрытым акционерным обществом «Няганьстроймеханизация» заключен договор аренды самоходной машины с экипажем, согласно которого во временное владение и пользование передан бульдозер ДЗ - 110 на базе трактора Т - 130 МБГ - 1, 1988 года выпуска, государственный номер 86 ХВ 0543.

В соответствии с пунктом 2.3 указанного договора бульдозер ДЗ - 110 на базе трактора Т - 130 МБГ - 1 передается во временное владение и пользование для тяги стрежевого невода при ведении промышленного рыболовства (т. 1, л.д. 69 - 74).

Административным органом на основании указания прокуратуры Октябрьского района проведена проверка законности использования способа отлова, по результатам которой в отношении ООО «Приобское рыбное хозяйство» 09.12.2010 составлен протокол об административном правонарушении по части 1 статьи 8.42 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в котором зафиксировано, что в период с 25 августа по 26 октября 2010 года общество допустило движение транспорта (трактора ДТ - 130 на гусеничном ходу) по берегу реки Обь (в границах - левый берег р. Обь от устья протоки Алешкинская верх против течения 5 километров (Зольниковский)) в ее водоохраной зоне в нарушение ограничений, установленных подпунктом 4 пункта 15 статьи 65 Водного кодекса Российской Федерации.

17.12.2010 ООО «Приобское рыбное хозяйство» постановлением № 95 - ВК/11 привлечено к административной ответственности за совершенное административное правонарушение, предусмотренное частью 1 статьи 8.42 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в виде наложения административного штрафа в размере 200 000 руб.

Полагая, что указанное постановление вынесено незаконно, а потому подлежит отмене, ООО «Приобское рыбное хозяйство» обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

09.03.2011 Арбитражным судом Ханты - Мансийского автономного округа - Югры принято обжалуемое ООО «Приобское рыбное хозяйство» в апелляционном порядке решение.

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции в порядке статей 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции не находит оснований для его отмены или изменения, исходя из следующего.

В соответствии с частью 6 статьи 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности арбитражный суд в судебном заседании проверяет законность и обоснованность оспариваемого решения, устанавливает наличие соответствующих полномочий административного органа, принявшего оспариваемое решение, устанавливает, имелись ли законные основания для привлечения к административной ответственности, соблюден ли установленный порядок привлечения к ответственности, не истекли ли сроки давности привлечения к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для дела.

При рассмотрении дела об оспаривании решения административного органа арбитражный суд не связан доводами, содержащимися в заявлении, и проверяет оспариваемое решение в полном объеме (часть 7 названной статьи).

Частью 1 статьи 8.42 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрена административная ответственность за использование прибрежной защитной полосы водного объекта, водоохранной зоны водного объекта с нарушением ограничений хозяйственной и иной деятельности в виде наложения административного штрафа на юридических лиц в размере от двухсот тысяч до четырехсот тысяч рублей.

В соответствии со статьей 65 Водного кодекса Российской Федерации водоохранными зонами являются территории, которые примыкают к береговой линии морей, рек, ручьев, каналов, озер, водохранилищ и на которых устанавливается специальный режим осуществления хозяйственной и иной деятельности в целях предотвращения загрязнения, засорения, заиления указанных водных объектов и истощения их вод, а также сохранения среды обитания водных биологических ресурсов и других объектов животного и растительного мира.

В границах водоохранных зон устанавливаются прибрежные защитные полосы, на территориях которых вводятся дополнительные ограничения хозяйственной и иной деятельности.

Ширина водоохранной зоны рек или ручьев устанавливается от их истока для рек или ручьев протяженностью: 1) до десяти километров - в размере пятидесяти метров; 2) от десяти до пятидесяти километров - в размере ста метров; 3) от пятидесяти километров и более - в размере двухсот метров (пункты 1, 2, 4 указанной статьи).

Подпунктом 4 пункта 15 статьи 65 Водного кодекса Российской Федерации императивно установлено, что в границах водоохранных зон запрещаются движение и стоянка транспортных средств (кроме специальных транспортных средств), за исключением их движения по дорогам и стоянки на дорогах и в специально оборудованных местах, имеющих твердое покрытие.

Как следует из оспариваемого постановления, заявителю вменяется в вину нарушение именно указанного требования Водного кодекса Российской Федерации, выразившееся в том, что в период с 25 августа по 26 октября 2010 года общество допустило движение транспорта (трактора ДТ - 130 на гусеничном ходу) по берегу реки Обь (в границах - левый берег р. Обь от устья протоки Алешкинская верх против течения 5 километров (Зольниковский)).

ООО «Приобское рыбное хозяйство» по существу не оспаривает использование названного средства в указанных периоде и месте, а также указанным способом, однако полагает, что используемый им бульдозер ДЗ - 110 на базе трактора Т - 130 МБГ - 1 к транспортным средствам не относится, а представляет собой самоходную машину, в связи с чем общество не нарушило своими действиями подпункт 4 пункта 15 статьи 65 Водного кодекса Российской Федерации, поскольку указанной нормой не запрещено движения и стоянка иных средств движения и тяги, в том числе самоходных машин.

В обоснование своей позиции ООО «Приобское рыбное хозяйство» ссылается на следующее:

Общероссийский классификатор основных фондов, утвержденный постановлением Госстандарта РФ от 26.12.1994 № 359, относит бульдозеры к категории «Машины и оборудование» (код 14 000000), а не к категории «Транспортные средства» (код 15 000000).

В отличие от транспортных средств бульдозеры подлежат регистрации в органах Гостехнадзора, что подтверждается выдачей паспортов самоходных машин, а не паспортов транспортных средств. В паспорте самоходной машины серии АА №426368 бульдозера ДЗ - 110 (на базе трактора Т - 130 МБГ - 1), который использовало общество для тяги невода, не содержится каких - либо характеристик, относящих данный бульдозер к категории транспортных средств, а также его принадлежности к сельскохозяйственным или лесохозяйственным тракторам.

Кроме того, по мнению подателя апелляционной жалобы, принадлежность тракторов и бульдозеров к классу самоходных машин, а не транспортных средств подтверждается целым рядом нормативно - правовых актов, не примененных судом первой инстанции при разрешении дела, а именно:

- постановление Правительства Российской Федерации от 15.09.2009 № 753 «Об утверждении технического регламента о безопасности машин и оборудования» (пункт 3 данного постановления указывает, что он не распространяется на автотранспортные средства, а Перечнь машин и оборудования, подлежащих обязательной сертификации для подтверждения соответствия требованиям технического регламента о безопасности машин и оборудования, утвержденного данным постановлением, включает в себя как бульдозеры, так и тракторы);

- постановление Правительства Российской Федерации от 12.07.1999 № 796 «Об утверждении правил допуска к управлению самоходными машинами и выдачи удостоверений тракториста - машиниста (тракториста)» (в пункте 2 установлено, что под самоходными машинами понимаются, в том числе, тракторы и иные самоходные машины, не относящиеся к автомототранспортных средствам);

- постановление Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 13.12.1993 № 1291 «О государственном надзоре за техническим состоянием самоходных машин и других видов техники в Российской Федерации» (в пункте 1 определена основная задача Гостехнадзора - осуществление надзора за техническим состоянием тракторов, самоходных дорожностроительных и иных машин и прицепов к ним, а абзац 6 пункта 5 данного постановления решением Верховного Суда Российской Федерации от 18.02.2010 N 011109 - 1613 признан не противоречащим действующему законодательству в той мере, в какой он распространяется на самоходные машины и «иные машины», не являющиеся транспортными средствами, то есть не предназначенные для движения по дорогам общего пользования).

- Налоговый кодекс Российской Федерации (статья 333.33, определяющая порядок уплаты государственной пошлины, и статья 358, определяющая объекты обложения транспортным налогом, разграничивают тракторы и иные самоходные машины от транспортных средств).

Кроме того, ООО «Приобское рыбное хозяйство» полагает, что судом первой инстанции ошибочно применен пункт 5 Технического регламента о безопасности колесных транспортных средств, утвержденный постановлением Правительства Российской Федерации от 10.09.2009 № 720, в котором дано определение специального транспортного средства - это транспортное средство, предназначенное для выполнения специальных функций, для которых требуется специальное оборудование (автокраны, пожарные автомобили, автомобили, оснащенные подъемниками с рабочими платформами, автоэвакуаторы и т.д.), поскольку к объектам технического регулирования, на которые распространяется действие указанного технического регламента, относятся только колесные транспортные средства категорий L, М, N и О, предназначенные для эксплуатации на автомобильных дорогах общего пользования.

Суд апелляционной инстанции соглашается с последним доводом подателя апелляционной жалобы, однако ссылка суда первой инстанции в обжалуемом решении на указанный технический регламент не повлекло принятие неверного решения по делу, в связи с чем не может служить основанием для его отмены.

Что касается изложенной выше позиции ООО «Приобское рыбное хозяйство» относительно того, что используемый им бульдозер ДЗ - 110 на базе трактора Т - 130 МБГ - 1 не относится к транспортным средствам, то она расценивается судом апелляционной инстанции как несостоятельная, основанная на ошибочном толковании правовых норм и сделанная без учета следующего.

Пунктом 7 ГОСТ Р 52051 - 2003 «Механические транспортные средства и прицепы. Классификация и определения», принятому и введенному в действие постановлением Госстандарта Российской Федерации от 07.05.2003 № 139 - ст (далее по тексту - ГОСТ Р 52051 - 2003), определено, что сельскохозяйственные и лесохозяйственные трактора - это механическое транспортное средство на колесном или гусеничном ходу, имеющее не менее двух осей, функциональное назначение которого зависит в основном от его тягового усилия и которое сконструировано главным образом для буксировки, толкания, перевозки или приведения в действие определенных устройств, механизмов или прицепов, предназначенных для использования в сельском или лесном хозяйстве. Такой трактор может быть приспособлен для перевозки грузов и обслуживающего персонала.

Таким образом, согласно вышеназванному ГОСТу используемый ООО «Приобское рыбное хозяйство» бульдозер ДЗ - 110 на базе трактора Т - 130 МБГ - 1 является транспортным средством.

При этом, в настоящем случае ГОСТ Р 52051 - 2003 подлежит обязательному применению, поскольку соответствует целям, указанным в пункте 1 статьи 46 Федерального закона от 27.12.2002 № 184 - ФЗ «О техническом регулировании» (охрана окружающей среды, жизни или здоровья животных и растений).

Нормативные правовые акты, на которые ссылается ООО «Приобское рыбное хозяйство», а также наличие у бульдозера ДЗ - 110 на базе трактора Т - 130 МБГ - 1 паспорта самоходной машины, никоим образом не опровергают изложенных выше выводов суда апелляционной инстанции, поскольку из содержания процитированных заявителем норм следует лишь вывод, что бульдозеры, равно как и тракторы не относятся к автомототранспортным средствам. Между тем, согласно классификации и определениям, данным в ГОСТ Р 52051 - 2003, понятие «транспортное средство» шире понятия «автомототранспортное средство», и последнее в полной мере охватывается содержанием первого.

Кроме того, цели принятия и введения в действие приведенных заявителем актов не могут подтверждать позицию ООО «Приобское рыбное хозяйство» о том, что бульдозер ДЗ - 110 на базе трактора Т - 130 МБГ - 1 не относится к транспортным средствам, ограничение на движение которых в водоохраной зоне водного объекта установлены Водным кодексом Российской Федерации.

Так, например, общероссийский классификатор основных фондов, утвержденный постановлением Госстандарта РФ от 26.12.1994 № 359, как указано во введении, обеспечивает информационную поддержку решения ряда задач, среди которых отнесение (или неотнесение) бульдозеров (тракторов) к транспортным средствам для целей водоохранных правоотношений отсутствует.

Данный вывод апелляционного суда соответствуют правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении Президиума от 18.09.2007 № 5336/07, согласно которой указанный Классификатор предназначен для учета и статистики основных средств.

Положение о государственном надзоре за техническим состоянием самоходных машин и других видов техники в Российской Федерации, утвержденное постановление Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 13.12.1993 № 1291, устанавливает государственный надзор за техническим состоянием самоходных машин и других видов техники в Российской Федерации и т.п.

Аналогичным образом иными актами, на которые ссылается заявитель, не предусмотрено их применение к рассматриваемому спору, в связи с чем подлежит применению ГОСТ Р 52051 - 2003.

Ссылки ООО «Приобское рыбное хозяйство» на постановление Совета Министров РСФСР от 31.01.1959 № 132 «О порядке использования береговой полосы для нужд промыслового рыболовства», предусматривающее право рыбохозяйственных организаций пользоваться береговой полосой в границах рыбопромыслового участка для тяги неводов, просушки и ремонта орудий лова, установки рыбопромысловых механизмов, а также приказ Федерального агентства по рыболовству от 13.11.2008 № 319 «Об утверждении Правил рыболовства для Западно - Сибирского рыбохозяйственного бассейна», разрешающий способ промышленного рыболовства с применением стрежевого невода, не могут служить основанием для освобождения ООО «Приобское рыбное хозяйство» от административной ответственности. Указанные нормативные акты не освобождают заявителя от обязанности при осуществлении такой деятельности соблюдать ограничения, установленные подпунктом 4 пункта 15 статьи 65 Водного кодекса Российской Федерации.

Согласно части 1 статьи 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.

В соответствии с пунктом 2 статьи 2.1. Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Суд апелляционной инстанции считает, что у ООО «Приобское рыбное хозяйство» при добыче рыбы, в том числе с использованием невода, имелась возможность по соблюдению требований Водного кодекса Российской Федерации, однако заявителем не были приняты все возможные и зависящие от него меры по соблюдению таких требований. Доказательств обратного ООО «Приобское рыбное хозяйство» не представлено ни при рассмотрении дела об административном правонарушении, ни в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции, ни в ходе судебного разбирательства в суде апелляционной инстанции.

Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции поддерживает вывод суда первой инстанции о наличии в действиях ООО «Приобское рыбное хозяйство» состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 8.42 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в том числе вины в его совершении.

Довод ООО «Приобское рыбное хозяйство» об отсутствии состава административного правонарушения со ссылкой на отсутствие вредных последствий расценивается судом апелляционной инстанции как несостоятельный.

Состав административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 8.42 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, является формальным, в связи с чем такие последствия его совершения, как - то: наличие либо отсутствие вредоносного результата, размер ущерба, находятся за его рамками и не влияют на квалификацию совершенного заявителем административного правонарушения. Суд апелляционной инстанции отмечает, что такое обстоятельство, как отсутствие вреда может быть расценено в качестве обстоятельства, смягчающего административную ответственность, но не освобождающего от неё.

Отклоняются судом апелляционной инстанции и доводы ООО «Приобское рыбное хозяйство» о нарушении административном органом процедуры привлечения к административной ответственности со ссылкой на изменение квалификации административного правонарушения и, как следствие, ущемление права на защиту интересов общества.

Действительно, в определении № 79 - ВК/11 от 11.11.2010 о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования Управлением Росприроднадзора по ХМАО - Югре указано на часть 2 статьи 8.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (л.д. 17 - 19).

Однако и в протоколе об административном правонарушении № 92 - ВК от 09.12.2010 (л.д. 61 - 64), и в постановлении о назначении административного наказания № 95 - ВК/11 от 17.12.2010 (л.д. 56 - 60) содержится верная квалификация совершенного заявителем административного правонарушения по части 1 статьи 8.42 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Более того, событие административного правонарушения, вмененного в вину ООО «Приобское рыбное хозяйство», зафиксировано в определении № 79 - ВК/11 от 11.11.2010 о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования аналогично тому, как оно в последующем отражено в протоколе и оспариваемом постановлении. Кроме того, в протоколе об административном правонарушении № 92 - ВК от 09.12.2010 должностным лицом Управления Росприроднадзора по ХМАО - Югре исчерпывающим образом изложены все обстоятельства и повод к изменению квалификации административного правонарушения, в связи с чем суд апелляционной инстанции не усматривает нарушений каких - либо прав и законных интересов ООО «Приобское рыбное хозяйство», гарантированных Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.

ООО «Приобское рыбное хозяйство» извещалось о времени и месте составления протокола об административном правонарушении и рассмотрении дела об административном правонарушении.

При составлении протокола об административном правонарушении присутствовал представитель ООО «Приобское рыбное хозяйство» по доверенности, которому разъяснены права и обязанности защитника лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, предусмотренные соответствующими статьями Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, копия указанного документа представителю вручена, что подтверждается его подписью на указанном документе. Объяснения указанного лица в протоколе имеются (л.д. 61 - 64). Доверенность представителя в материалах административного дела имеется (л.д. 67) и соответствует требованиям, предъявляемых к такого рода документам.

Оспариваемое постановление вынесено уполномоченным лицом должностного органа также в присутствии указанного представителя ООО «Приобское рыбное хозяйство» в пределах давностного срока привлечения к административной ответственности.

Административное наказание назначено Управлением Росприроднадзора по ХМАО - Югре в пределах санкции частью 1 статьи 8.42 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в минимальном размере (200 000 руб. 00 коп.).

В любом случае согласно разъяснениям Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, содержащимся в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях», нарушение административным органом при производстве по делу об административном правонарушении процессуальных требований, установленных Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях, является основанием для признания незаконным и отмены оспариваемого постановления административного органа (часть 2 статьи 211 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) при условии, если указанные нарушения носят существенный характер и не позволяют или не позволили всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело. Существенный характер нарушений определяется исходя из последствий, которые данными нарушениями вызваны, и возможности устранения этих последствий при рассмотрении дела.

Указание в определении № 79 - ВК/11 от 11.11.2010 о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования иной статьи Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях при том, что событие административного правонарушения зафиксировано исчерпывающем образом, по убеждению суда апелляционной инстанции, к существенным нарушениям не относится и не может служить основанием для освобождения ООО «Приобское рыбное хозяйство» от административной ответственности.

С учетом изложенного, суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что отказав в удовлетворении заявленных ООО «Приобское рыбное хозяйство» требований в полном объеме, суд первой инстанции принял законное и обоснованное решение. Нормы материального права применены арбитражным судом первой инстанции правильно. Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в любом случае основаниями для отмены судебного акта, судом апелляционной инстанции не установлено. Таким образом, оснований для отмены обжалуемого решения арбитражного суда и удовлетворения апелляционной жалобы не имеется.

Судебные расходы судом апелляционной инстанции не распределяются, поскольку жалобы на решения арбитражного суда по делам об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности государственной пошлиной не облагаются.

Руководствуясь пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Восьмой арбитражный апелляционный суд

П О С Т А Н О В И Л:

Решение Арбитражного суда Ханты - Мансийского автономного округа - Югры от 09.03.2011 по делу № А75 - 72/2011 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия, может быть обжаловано путем подачи кассационной жалобы в Федеральный арбитражный суд Западно - Cибирского округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме.

     Председательствующий

     Н.Е.   Иванова

     Судьи

     Ю.Н.   Киричёк

     О.Ю.   Рыжиков

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А75-72/2011
Принявший орган: Восьмой арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 16 июня 2011

Поиск в тексте