• по
Более 57000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ДВЕНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 04 октября 2011 года Дело N А12-5631/11

Резолютивная часть постановления объявлена 27 сентября 2011 года Полный текст постановления изготовлен 04 октября 2011 года Двенадцатый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего судьи Александровой Л.Б., судей: Борисовой Т.С., Смирникова А.В.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Афониной Е.О., при участии представителей заявителя: Митрофановой И.П. действующей на основании доверенности от 06 апреля 2011 года N 17, рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Двенадцатого арбитражного апелляционного суда апелляционную жалобу межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 9 по Волгоградской области (г. Волгоград)

на решение арбитражного суда Волгоградской области от 22 июля 2011 года по делу N А12-5631/2011 (судья Кострова Л.В.) по заявлению общества с ограниченной ответственностью «РБТ» (г. Волгоград) к межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 9 по Волгоградской области (г.Волгоград) об оспаривании решения налогового органа

У С Т А Н О В И Л:

ООО «РБТ» обратилось в арбитражный суд Волгоградской области с заявлением о признании недействительным решения межрайонной ИФНС России N 9 по Волгоградской области от 31 декабря 2010 года N 11-18/8349, в соответствии с которым налогоплательщик привлечен к налоговой ответственности по ч. 1 ст. 122 НК РФ и ему доначислены налоги и начислены пени, в части доначисления налога на прибыль в сумме 1 491 496 руб. и налога на добавленную стоимость в сумме 801 397 руб. по взаимоотношениям с ООО «Промэнергомашстрой» и ООО «ТриаГрупп».

Решением арбитражного суда Волгоградской области от 22 июля 2011 года заявленные требования удовлетворены в части. Суд признал недействительным, не соответствующим Налоговому кодексу Российской Федерации, решение межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 9 по Волгоградской области от 31 декабря 2010 года N 11-18/8349 в части доначисления налога на прибыль в сумме 1 459 040,89 руб., налога на добавленную стоимость в сумме 777 100,67 руб., начисления соответствующих им пени и штрафов и обязал межрайонную инспекцию Федеральной налоговой службы N 9 по Волгоградской области устранить нарушения прав и законных интересов общества с ограниченной ответственностью «РБТ». В удовлетворении заявления в остальной части было отказано.

С межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 9 по Волгоградской области в пользу общества с ограниченной ответственностью «РБТ» взысканы расходы по государственной пошлине в сумме 4 000 рублей.

Межрайонная ИФНС России N 9 по Волгоградской области, не согласившись с решением суда в части удовлетворения требований ООО «РБТ», обратилась в Двенадцатый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой. Налоговый орган просит отменить решение суда в обжалуемой части и отказать ООО «РБТ» в удовлетворении заявленных требований.

Налоговый орган полагает, что судом неправильно установлены фактические обстоятельства дела и дана оценка собранным по делу доказательствам. Доводы апелляционной жалобы направлены на переоценку доказательств, совокупность которых позволила суду первой инстанции сделать вывод о проявлении налогоплательщиком должной степени осмотрительности при совершении сделок с контрагентами.

ООО «РТБ» представило отзыв на апелляционную жалобу, просит в удовлетворении жалобы отказать, решение суда оставить без изменения.

Дело в апелляционной инстанции рассматривается с соблюдением требований ст. 268 АПК РФ. В соответствии с частью 5 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случае, если в порядке апелляционного производства обжалуется только часть решения, арбитражный суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения только в обжалуемой части, если при этом лица, участвующие в деле, не заявят возражений.

Налоговый орган обжалует решение в части удовлетворения требований заявителя. Возражений против рассмотрения судом апелляционной инстанции настоящего дела в части, обжалуемой межрайонной ИФНС РФ N 9 по Волгоградской области, ООО «РБТ» не заявлено.

В судебное заседание не явился налоговый орган. О времени и месте рассмотрения дела инспекция извещена надлежащим образом, о чем в материалах дела имеется уведомление о вручении почтового отправления N 79547. Почтовое отправление получено инспекцией 06 сентября 2011 г. Судебный акт от 01 сентября 2011 г. опубликован на сайте суда в сети Интернет 03 сентября 2011 г.

При таких обстоятельствах инспекция имела реальную возможность обеспечить явку своего представителя в судебное заседание либо известить суд о причинах неявки.

В соответствии с ч. 3 ст. 156 АПК РФ неявка лица надлежащим образом извещенного о времени и месте судебного заседания не препятствует судебному разбирательству в его отсутствие.

Заслушав представителя общества, обсудив доводы апелляционной жалобы, отзыва на апелляционную жалобу, изучив материалы дела, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, налоговым органом в период с 15 июня 2010 года по 02 декабря 2010 года в отношении ООО «РБТ» была проведена выездная налоговая проверка по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты и перечисления в бюджет налогов и сборов, в том числе, налога на прибыль организаций, налога на добавленную стоимость за период с 01 января 2007 года по 31 декабря 2009 года. По результатам выездной налоговой проверки составлен акт от 06 декабря 2010 года N 11-18/6816.

В ходе выездной налоговой проверки инспекция пришла к выводу о том, что налогоплательщик не уплатил налог на прибыль и налог на добавленную стоимость.

22 декабря 2010 г. налогоплательщиком были представлены возражения на акт выездной налоговой проверки, зарегистрированные за входящим N 27393п.

По результатам рассмотрения акта выездной налоговой проверки и возражений налогоплательщика на акт проверки 21 мая 2010 г. заместителем начальника межрайонной ИФНС России N 9 по Волгоградской области принято решение N 11-18/8349, в соответствии с которым ООО «РБТ» доначислены налог на прибыль в сумме 1 790 604 руб., пени по налогу на прибыль в сумме 408 008 руб., налог на добавленную стоимость в сумме 837 681 руб., пени по НДС в сумме 329 572 руб., общество привлечено к налоговой ответственности по ст. 122 НК РФ в виде штрафа за неполную уплату налога на прибыль в сумме 270 703 руб. и за неуплату НДС в сумме 39 765 руб.

Не согласившись с решением межрайонной ИФНС России N 9 по Волгоградской области, налогоплательщик обратился с апелляционной жалобой на решение инспекции в Управление Федеральной налоговой службы по Волгоградской области.

УФНС России по Волгоградской области, рассмотрев апелляционную жалобу, 22 марта 2011 г. приняло решение N 173, в соответствии с которым решение межрайонной ИФНС России N 9 по Волгоградской области N 11-18/8349 от 31 декабря 2010 о привлечении общества к налоговой ответственности оставлено без изменения.

Не согласившись с решением межрайонной ИФНС России N 9 по Волгоградской области в части доначисления налога на прибыль и налога на добалвенную стоимость по эпизодам с контрагентами в части взаимоотношений с ООО «Промэнергомашстрой» и ООО «Триа Групп», и полагая, что оно затрагивает интересы хозяйствующего субъекта в сфере предпринимательской деятельности, ООО «РБТ» обратилось в арбитражный суд Волгоградской области с соответствующим заявлением.

Дело арбитражным судом рассмотрено в порядке главы 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии со статьей 13 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а также нормативный акт, не соответствующий закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными.

Согласно пункту 2 статьи 29 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражные суды рассматривают в порядке административного судопроизводства возникающие из административных и иных публичных правоотношений экономические споры и иные дела, связанные с осуществлением организациями и гражданами предпринимательской и иной экономической деятельности, в том числе об оспаривании действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов и должностных лиц, затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В соответствии с частью 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации вправе обратиться арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, если полагают, что оспариваемый акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Оспариваемый акт ненормативного характера, по мнению заявителя, нарушает его права в сфере осуществления предпринимательской деятельности путем лишения его права уменьшение налогооблагаемой базы по налогу на прибыль на сумму произведенных расходов и на налоговый вычет, что, соответственно, лишило его того, на что он мог рассчитывать при соблюдении налоговым органом положений законодательства о налогах и сборах.

Удовлетворяя заявленные ООО «РБТ» требования в части признания недействительным решения инспекции о доначислении налога на прибыль в сумме 1 459 040 руб. и налога на добавленную стоимость в сумме 777 100,67 руб., суд первой инстанции пришел к выводу о том, что налогоплательщиком соблюдены нормы законодательства о налогах и сборах, а право на уменьшение расходов на сумму произведенных затрат и на налоговые вычеты подтверждается представленными первичными документами. При этом суд согласился с позицией налогового органа об обоснованности доначисления налога на прибыль в сумме 32 395,11 руб. и НДС в сумме 24 296,33 руб. по операции с ООО «ТриаГрупп» по счету-фактуре N 693 от 16 марта 2007 г.

Суд апелляционной инстанции находит выводы суда первой инстанции в обжалуемой части соответствующими фактическим обстоятельствам дела и нормам материального права, законодательству о налогах и сборах, в том числе регулирующему порядок исчисления, уплаты налога на прибыль и налога на добавленную стоимость.

Суд первой инстанции правомерно не согласился с налоговым органом в той части, что налогоплательщиком необоснованно включены в состав расходов затраты и применены налоговые вычеты по операциям с контрагентами, ООО «Промэнергомашстрой» и ООО «ТриаГрупп».

В соответствии со ст. 23 НК РФ каждое лицо должно уплачивать законно установленные налоги и сборы.

В проверяемом периоде ООО «РБТ» являлось плательщиком налога на прибыль и налога на добавленную стоимость.

В соответствии со статьей 247 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 НК РФ.

В соответствии с пунктом 1 статьи 252 НК РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Кодекса).

Для признания расходов (затрат) с целью налогообложения, согласно положениям ст. 252 Кодекса, они должны соответствовать следующим условиям: быть обоснованными, документально подтвержденными и произведенными для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Таким образом, согласно п. 1 ст. 252 Налогового кодекса Российской Федерации одним из условий учета расходов при определении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль является требование, согласно которому расходами признаются любые затраты при условии, что они экономически оправданны и произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Под обоснованными расходами (затратами) понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Согласно Методическим рекомендациям по применению гл. 25 Кодекса, утвержденным Приказом Министерства Российской Федерации по налогам и сборам от 20.12.2002 г. N БГ-3-02/729, под экономически оправданными расходами следует понимать затраты, обусловленные целями получения доходов, удовлетворяющие принципу рациональности и обусловленные обычаями делового оборота.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Налоговый орган полагает, что налогоплательщик необоснованно включил в расходы, уменьшающие налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, суммы, уплаченные ООО «Промэнергомашстрой» и ООО «ТриаГрупп».

При этом инспекция полагает, что 1) договоры, счета-фактуры, товарные накладные от имени ООО «Промэнергомашстрой» подписаны директором Петровым А.А., который, как следует из протокола допроса, свою причастность к данной организации отрицает, участие в создании ООО «Промэнергомашстрой» не принимал, документов от имени данной организации не подписывал, а паспортные данные предоставлял в банки только для получения кредитов как частное лицо; 2) в ходе проверки установлено, что ООО «Промэнергомашстрой» по месту регистрации не располагается, адрес регистрации является массовым, из расчетного счета организации следует, что финансово - хозяйственной деятельности организацией не осуществляется, трудовые ресурсы отсутствуют; 3) в ходе мероприятий налогового контроля проведена экспертиза, выводы которой свидетельствуют о том, что первичные документы ООО «Промэнергомашстрой» (договоры, счета-фактуры, акты о приемке выполненных работ по форме КС-2 подписаны не Петровым А.А., а другим лицом; 4) контрольными мероприятиями, проведенными в отношении ООО «ТриаГрупп», установлено, что организация состоит на налоговом учете в ИФНС России по Дзержинскому району г. Волгограда с 17.10.2007 г., генеральным директором и учредителем ООО «ТриаГрупп» является Тюрина Елена Владимировна, численность работников по состоянию на 01.04.2009 г. - 1 человек, имущество и транспорт на балансе предприятия не состоят, по месту регистрации организация не располагается, налоговую отчетность не представляет; 5) допрошенная в качестве свидетеля Тюрина Е.В. поясняла, что она передавала свой паспорт для оформления трудовой книжки, никакого отношения к организации ООО «ТриаГрупп» не имеет, деятельность от имени данной организации не осуществляет, первичные документы от имени ООО «ТриаГрупп» не подписывалав; 6) в ходе допросов свидетелей было установлено, что до 09.07.2007 года Гордеев К.М. являлся формальным руководителем ООО «ТриаГрупп», а с 10 июля 2007 г. находился в местах лишения свободы; 7) допрошенные в качестве свидетелей работники ООО «РБТ» не подтвердили факт выполнения работ на объектах работниками спорных организаций ООО «Промэнергомашстрой» и ООО «ТриаГрупп»; 8) заявленные ООО «Промэнергомашстрой» и ООО «ТриаГрупп» виды деятельности согласно учредительным документам не соответствуют выполненным работам; .9) выписками о движении денежных средств по расчетным счетам ООО «ТриаГрупп», ООО «Промэнергомашстрой» подтверждается факт отсутствия расходов по заработной плате, по оплате коммунальных расходов, транспортных расходов, расходов на аренду складов, офиса, транспорта, перечисление налогов в бюджет и внебюджетные фонды; 10) перечисленные истцом денежные средства за выполненные работы по цепочке перечислялись иным юридическим лицам, которые использовали их для покупки векселей.

По мнению инспекции, все вышеизложенное позволяет сделать вывод о недобросовестности налогоплательщика и отказать ему в уменьшении расходов на сумму затрат по ООО «ТриаГрупп» - 454 069 руб., по ООО «Промэнергомашстрой» - 3 998 138 руб., и в применении вычетов по НДС по ООО «ТриаГрупп» в сумме 81 732 руб., по ООО «Промэнергомашстрой» в сумме 719 665 руб.

Однако данный вывод в части опровергается совокупностью представленных доказательств, что нашло отражение в решении суда первой инстанции.

Налогоплательщик уменьшил сумму дохода, полученного в процессе хозяйственной деятельности, на сумму расходов, произведенных в связи с приобретением работ и товаров у контрагентов, находящихся на территории Российской Федерации. Представленный налогоплательщиком пакет документов позволяет сделать вывод о том, что расходы являются реальными, документально подтвержденными и обоснованными.

Суд первой инстанции правильно указал на то, что доводы налогового органа в части необоснованны и не опровергают документов, представленных налогоплательщиком в подтверждение расходов при формировании налоговой базы по налогу на прибыль, а также в подтверждение права на налоговые вычеты.

В отношении ООО «ТриаГрупп», ООО «Промэнергомашстрой» проведены мероприятия налогового контроля, в результате которых установлено, что общества состояли на налоговом учете, оплата за выполненные работы осуществлялась в безналичном порядке.

Проведение субподрядных работ ООО «ТриаГрупп», ООО «Промэнергомашстрой» по договору субподряда налоговым органом поставлено под сомнение. Вместе с тем инспекция не оспаривает факт выполнения указанных работ с сдачи их результата заказчику работ, оплаты работ контрагентам безналичным путем. Выполнение работ ООО «ТриаГрупп» и ООО «Промэнергомашстрой» объективно подтверждается заключенными договорами, актами выполненных работ, справками о стоимости выполненных работ.

Выводы о недобросовестности налогоплательщика во взаимоотношениях с ООО «ТриаГрупп» и ООО «Промэнергомашстрой» сделан инспекцией на основании показаний свидетелей, отрицающих факт создания на их имя обществ и ведение хозяйственной деятельности от имени обществ.

Дав оценку собранным по делу доказательствам в совокупности в соответствии с положениями ст. 71 АПК РФ суд счел расходы, понесенные налогоплательщиком документально подтвержденными, связанными с производственной деятельностью налогоплательщика. Представленные первичные документы оформлены надлежащим образом, содержат данные контрагентов и их подписи уполномоченных лиц.

Согласно сведениям, представленным ИФНС России N 33 по г. Москве 21 сентября 2010 г. следует, что ООО «Промэнергомашстрой» зарегистрировано в установленном законом порядке по адресу: г. Москва, ул. Василия Петушкова, д.3, стр. 1 и ему присвоен ОГРН 1057748133563, состоит на налоговом учете с 07 сентября 2005 г.. генеральным директором общества является Петров А.А.

Согласно сведениям, поступившим из ИФНС России N 33 по г. Москве, общество в 2007 г. сдавало налоговую и бухгалтерскую отчетность.

Согласно сведениям, представленным ИФНС по Дзержинскому району г. Волгограда 27 октября 2010 г. следует, что ООО «ТриаГрупп» зарегистрировано в установленном законом порядке и состоит на налоговом учете в инспекции по адресу нахождения организации: г. Волгоград, ул. Новодвинская, 22, 28 с 17 октября 2007 г.. Ранее организация состояла на налоговом учета в межрайонной ИФНС N 10 по Волгоградской области. Учредителем общества является Тюрина Е.В.

Согласно сведениям, поступившим из налогового органа, по расчетным счетам осуществлялся безналичный расчет. Приходные операции по счетам общества составили 172 310 000 руб., расходные операции - 172 297 000 руб. общества общество в 2007 г. сдавало налоговую и бухгалтерскую отчетность.

Из указанного выше письма следует, что общество представляло налоговую отчетность по НДС за май-август 2007 года.

Налоговый орган располагал информацией о регистрации юридического лица, о движении денежных средств по расчетным светам общества, о заключении договоров банковского счета между кредитными учреждениями и обществом.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что организации-контрагенты не относятся к категории плательщиков не представляющих отчетность, нарушений законодательства о налогах и сборах. Не установлено фактов применению схем уклонения от налогообложения в вышеуказанных организациях. Организации не имеют признаков массовой регистрации.

Суд первой инстанции установил, что все спорные поставщики на момент хозяйственных отношений с истцом являлись действующими юридическими лицами, были зарегистрированы в ЕГРЮЛ и состояли на налоговом учете, договоры, счета- фактуры и накладные от имени обществ подписаны от имени руководителей, значащихся таковыми в ЕГРЮЛ.

Совершение сделки, её исполнение не оспаривается сторонами сделки.

Суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что показания лиц, на которые ссылается налоговый орган, следует оценивать критически и в совокупности с другими доказательствами, собранными в ходе проверки.

Доводы налогового органа о непричастности опрошенных лиц к созданию ООО «ТриаГрупп» и ООО «Промэнергомашстрой» опровергаются выписками из Единого государственного реестра юридических лиц в отношении спорных контрагентов.

Опрошенные лица являются руководителями организаций, отнесенных налоговым органом к категории недобросовестных налогоплательщиков, а потому показания этих свидетелей суд расценил , как показания заинтересованных лиц.

Налоговый орган в ходе проверки не добыл доказательств, свидетельствующих о невозможности передачи Гордеевым К.М. полномочий руководителя другим лицам в период нахождения его самого под стражей. Кроме того, сам факт нахождения Гордеева К.М. в местах лишения свободы не исключает возможности лично подписывать первичные документы от имени учрежденной им организации, а также не свидетельствует о невозможности подписания документов иным уполномоченным лицом.

Довод налогового органа о непричастности руководителя Петрова А. А. к деятельности ООО «Промэнергомашстрой» основан на результатах почерковедческого исследования, которым установлено, что документы от имени организации подписаны не Петровым А.А.

Суд полагает, что доводы налогового органа в указанной части также являются несостоятельными. Как правомерно отметил истец, сам Петров А.А. по вопросу взаимодействия с ООО «РБТ» не опрашивался, образцы свободных подписей для проведения почерковедческой экспертизы у указанного лица не отбирались, для проведения экспертизы налоговый орган воспользовался протоколом допроса Петрова А.А., проведенного иным налоговым органом в рамках проверки другого налогоплательщика. Более того, из материалов дела усматривается, что Петровым А.А. выдавались доверенности на ведение дел от имени общества, представление общества в государственных и административных учреждениях (л.д.61, т.4), что свидетельствует о возможности подписания документов этими уполномоченными лицами. Налоговый орган в ходе проверки мер к допросу представителей не принимал.

Более того, суд полагает, что налоговым органом при утверждении со ссылкой на показания свидетелей о подписании первичных документов от спорных субподрядчиков неуполномоченными лицами не учтено следующее.

Обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком - покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, определенных статьей 169 Налогового кодекса Российской Федерации, возлагается на продавца.

Следовательно, при соблюдении контрагентом указанных требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в упомянутых счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.

Доказательств того, что налогоплательщику было известно о предоставлении контрагентами недостоверных либо противоречивых сведений, налоговым органом в ходе выездной налоговой проверки не установлено и таких доказательств в материалы дела не представлено.

Отсутствие документов, представление которых не требуется для подтверждения произведенных затрат и права на налоговый вычет не может являться основанием для исключения соответствующих затрат при исчислении налога на прибыль и доначисления НДС.

Суд первой инстанции, оценивая собранные по делу доказательства, применив положения Постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 12.10.2006 г. N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", обоснованно пришел к выводу об удовлетворении заявления ООО «РТБ» в части оспаривания доначисления налога на прибыль и налога на добавленную стоимость по операциях с ООО«ТриаГрупп» и ООО «Промэнергомашстрой».

Невыполнение поставщиками налогоплательщика своих налоговых обязательств не может служить основанием для исключения из состава затрат расходов, формирующих налоговую базу по налогу на прибыль. Кроме того, отсутствуют неопровержимые доказательства того, что контрагенты не исполняли своих налоговых обязательств.

Согласно пункту 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 12.10.2006 г. N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом.

Доводы налогового органа не свидетельствуют о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

В соответствии с положениями законодательства о налогах и сборах осуществление налогового контроля возложено на налоговые органы. Налогоплательщик не вправе осуществлять в отношении своих контрагентов проверки, подменяя при этом органы компетентные государственной власти. Вместе с тем из представленных в дело документов следует, что ООО «РТБ» располагало необходимой на момент заключения сделок информацией о своих контрагентах. Все они зарегистрированы в установленном законом порядке, им присвоен ОГРН, состоят на налоговом учете и имеют ИНН, используют при осуществлении денежных расчетов счета в учреждениях банка.

Позиция Конституционного суда РФ, изложенная в Определении от 16.10.2003 г. N 329-0 в системной связи с положениями Конституции Российской Федерации не позволяет правоприменительным органам возлагать на налогоплательщика ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. Согласно п. 7 ст. 3 НК РФ в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Аналогичный подход закреплен в пункте 1 Постановлении ВАС от 12 октября 2006 г. N 53., в соответствии с которым, судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие «добросовестные налогоплательщики» как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы (Постановление ВАС РФ от 12.10.2006 г. N 53). Доказывание недобросовестности налогоплательщика является обязанностью налогового органа.

В рамках настоящего дела доказательств наличия у налогоплательщика умысла, направленного на занижение налогооблагаемой базы по операциям с с целью уменьшения сумм налога, подлежащего уплате в бюджет, налоговым органом не представлено.

Судом первой инстанции дана оценка представленным гражданско-правовым сделкам, совершенным ООО «РТБ» с контрагентами на выполнение работ.

ООО «РТБ» представлены платежные документы, подтверждающие оплату работ и услуг безналичным путем, что не оспаривалось и не оспаривается в ходе апелляционного производства налоговым органом. Выполненные работы использованы в дальнейшем налогоплательщиком в деятельности, облагаемой НДС. Данное обстоятельство не оспаривается налоговым органом.

Суд первой инстанции правильно пришел к выводу о том, что утверждение налогового органа о том, что налогоплательщик в отношении контрагента не проявило должную степень осмотрительности и не установило, что отсутствие его по адресу, указанному в счетах-фактурах, отсутствие рабочего персонала, неподача налоговой отчетности, противоречит фактическим обстоятельства дела. Однако, по мнению инспекции, указанные обстоятельства является подтверждением недобросовестности общества и исключают право налогоплательщика на налоговый вычет.

Суд признает необоснованными доводы налогового органа относительно невозможности спорными поставщиками реального осуществления хозяйственных операций в силу отсутствия управленческого и технического персонала, расходов на выплату заработной платы, налогов, платежей за аренду офиса, за услуги связи. Ответчик в нарушение части 1 статьи 65, части 5 статьи 200 АПК РФ не доказал отсутствие у данных контрагентов основных средств на праве, например, на праве аренды, а также не представил доказательств того, что ими не привлекались работники на основании гражданско-правовых договоров.

При выборе контрагентов общество располагало сведениями из Единого государственного реестра юридических лиц, согласно которым организации являлись действующими. Доказательств обратного суду не представлено.

В соответствии с частью 3 статьи 49 Гражданского кодекса Российской Федерации правоспособность юридического лица возникает в момент его создания и прекращается в момент внесения записи о его исключении из Единого государственного реестра юридических лиц.

Регистрация юридических лиц, присвоение ИНН, внесение записей в Единый государственный реестр юридических лиц осуществляются налоговыми органами. Именно государственная регистрация публично подтверждает реальность и правоспособность любого юридического лица. То есть, если налоговые органы зарегистрировали организацию как юридическое лицо, поставили его на учет, то публично признано их право заключать сделки, нести определенные законом права и обязанности.

Вместе с тем, все контрагенты являются юридическими лицами, зарегистрированными в порядке, предусмотренном действующим законодательством, имеют юридический адрес согласно учредительным документам, им присвоен ОГРН, состоят на налоговом учете, имеют ИНН. Факт государственной регистрации контрагента установлен налоговым органом в ходе проведения проверки и не оспаривался в ходе судебного разбирательства.

Регистрация организаций-контрагентов в качестве юридических лиц и постановка их на налоговый учет означает признание их права на заключение сделок, несение определенных законом прав и обязанностей. Факт регистрации юридических лиц публично подтверждает реальность существования и правоспособность участника гражданского оборота.

Налоговый орган в ходе проверки подтвердил то обстоятельство, что ООО «ТриаГрупп» и ООО «Промэнергомашстрой» представляют налоговую отчетность.

Налоговое законодательство не связывает право налогоплательщика на применение налоговых вычетов с результатами проведения встречной проверки поставщика.

Собранным по делу доказательствам в совокупности судом первой инстанции дана полная и объективная оценка, с которой суд апелляционной инстанции соглашается.

Апелляционная жалоба направлена на переоценку доказательств, собранных по настоящему делу.

Невозможность установления местонахождения юридического лица не означает то обстоятельство, что налогоплательщик не имеет и не имел ранее отношений ООО «ТриаГрупп» и ООО «Промэнергомашстрой».

Согласно позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Информационном письме от 09.06.2000 г. N 54, правоспособность юридического лица возникает в момент его создания и прекращается в момент завершения его ликвидации.

Юридическое лицо считается созданным с момента его государственной регистрации. Ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо - прекратившим существование после внесения об этом записи в Единый государственный реестр (пункт 3 статьи 49, пункт 2 статьи 51, пункт 8 статьи 63 Гражданского кодекса Российской Федерации). Соответствующих записей о ликвидации ООО «ТриаГрупп» и ООО «Промэнергомашстрой» в ЕГРЮЛ не имеется.

Налоговый орган не представил достоверных доказательств того, что ООО «ТриаГрупп» и ООО «Промэнергомашстрой» не осуществляли в спорный период хозяйственную деятельность и не имели возможности для этого.

Перечисление налогоплательщиком денежных средств на расчетные счета контрагентов налоговым органом не оспаривается. Доказательств того, что целью перечисления налогоплательщиком денежных средств на расчетные счета контрагентов было последующее их обналичивание, налоговым органом не представлено. Участие в схеме по обналичиванию налогоплательщика не доказано.

В обоснование применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость налогоплательщиком в налоговый орган представлены первичные документы, предусмотренные статьями 171, 172 Налогового кодекса Российской Федерации, а именно счета-фактуры, товарно-транспортные накладные. Кроме того, в подтверждение реальности совершенных сделок представлены договор и дополнительные соглашения к нему, платежные поручения, сведения о том, что услуга оказана.

В соответствии с пунктом 1 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в порядке, предусмотренном статьей 166 Кодекса, на установленные данной статьей налоговые вычеты. Согласно пунктом 2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в таможенных режимах выпуска для внутреннего потребления, временного ввоза и переработки вне таможенной территории либо при ввозе товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации без таможенного контроля и таможенного оформления, в отношении:

1) товаров (работ, услуг), а также имущественных прав, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с настоящей главой, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 настоящего Кодекса;

2) товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

Согласно пункту 1 статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 настоящего Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации.

Применив указанную норму законодательства ООО «РТБ»» предъявило к вычетам суммы НДС по операциям с ООО «ТриаГрупп» и ООО «Промэнергомашстрой».

В соответствии с п.1 ст. 169 НК РФ документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном главой 21 НК РФ является счет-фактура.

Право на применение налогового вычета по НДС, уплаченного при приобретении товаров, работ, услуг возникает при наличии счета-фактуры, оформленной в соответствии с требованиями ст. 169 НК РФ, при условии, что приобретенные товары (работы, услуги) оприходованы, НДС уплачен.

Поскольку все условия для принятия к вычету НДС налогоплательщик выполнил, ссылка налогового органа на нарушение заявителем положений ст. ст. 171, 172 НК РФ и на отсутствие права для предъявления к вычету сумм НДС, уплаченных при приобретении товара, несостоятельна.

При соблюдении вышеназванных требований Налогового кодекса РФ налогоплательщик вправе претендовать на получение налогового вычета при исчислении налога на добавленную стоимость.

Законодательство о налогах и сборах Российской Федерации исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, в частности налоговых вычетов при исчислении налога на добавленную стоимость, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных Кодексом, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком - покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, определенных статьей 169 Кодекса, возлагается на продавца. Следовательно, при соблюдении контрагентом указанных требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в упомянутых счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.

В соответствии с п. 5 ст. 200 АПК РФ обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

В рассматриваемом случае, налоговым не представлено доказательств того, что ООО «ТриаГрупп» и ООО «Промэнергомашстрой» не выполняло работ, НДС по которым предъявлен к вычету.

Налогоплательщик в составе стоимости работ уплатил поставщикам работ НДС, в том числе в сумме 81 732 руб., ООО «ТриаГрупп», в сумме 719 665 руб. ООО «Промэнергомашстрой», что не оспаривается налоговым органом и объективно подтверждается выводами, содержащимися в акте проверки и оспариваемом решении.

Налоговая инспекция, оценивая представленные обществом документы, ссылается в том числе и на ненадлежащее оформление первичных документов.

Для применения вычетов по налогу на добавленную стоимость налогоплательщик обязан доказать правомерность своих требований. При этом документы, представленные налогоплательщиком, должны отвечать установленным требованиям и содержать достоверные сведения об обстоятельствах, с которыми законодательство связывает правовые последствия.

Действия ООО «РТБ» квалифицированы налоговым органом как «недобросовестные», направленные на получение истцом необоснованной налоговой выгоды.

Доводы инспекции в указанной части суд первой инстанции обоснованно счел несостоятельными, основанными на неполном исследовании материалов дела.

ООО «ТриаГрупп» и ООО «Промэнергомашстрой» являются юридическими лицами, созданными в установленном законом порядке; данные, указанные в счетах-фактурах относительно их местонахождения и фамилий руководителей, соответствуют данным, содержащимся в Едином государственном реестре юридических лиц.

Доводы инспекции об отсутствии реальности совершенных истцом сделок с ООО «ООО «ТриаГрупп» и ООО «Промэнергомашстрой» на неполно исследованных обстоятельствах, носят предположительный характер.

Конституционный Суд РФ в определении от 16 марта 2003 г. N 329-0 указал, что ст. 57 Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод о том, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

В соответствии с пунктом 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 г. N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Налоговая выгода может быть также признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.

Таким образом, как следует из позиции, сформулированной Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации, налоговый орган должен доказать, что налогоплательщику должно было быть известно о допущенных контрагентами нарушениях и в его действиях был умысел на получение налоговой выгоды.

Из смысла положений, изложенных в определениях Конституционного Суда Российской Федерации 25.07.2001 г. N 138-0, от 15.02.2005 г. N 93-0, следует, что для подтверждения недобросовестности налогоплательщика необходимо представить подтверждения умышленности совместных действий сторон по сделкам по возмещению НДС из бюджета, фиктивности хозяйственных операций, отсутствия осуществления уставной деятельности Общества, для которой осуществлялись услуги, и другие доказательства.

Довод налогового органа о том, что организация-исполнитель услуги не располагала трудовыми ресурсами для выполнения договора поставки, также не может быть принят во внимание, поскольку отсутствие в штате контрагента необходимого количества работников не является доказательством недобросовестности ООО « РТБ».

Таким образом, суд пришел к выводу о том, что принятое в отношении ООО «РТБ» решение по результатам выездной налоговой проверки основано на сомнениях налогового органа о добросовестности налогоплательщика и его контрагентов, о правомерности включения спорных сумм, уплаченных контрагентам, в состав расходов при исчислении налога на прибыль и применения налоговых вычетов по НДС.

Неполнота проведенной инспекцией проверки не позволила суду первой инстанции сделать вывод о совершении истцом налоговых правонарушений, наличия у него умысла на получение необоснованной налоговой выгоды.

Судом проверены доводы инспекции на соответствие представленных документов требованиям законодательства. Доводы налогового органа о включении в счета-фактуры недостоверных сведений и подписании их неуполномоченными лицами суд счел документально не подтвержденными.

К показаниям учредителей и руководителей организаций-контрагентов (обществ, не уплачивающих, по мнению инспекции, налогов) суд отнесся критически и оценил их в совокупности с собранными по делу доказательствами.

Налоговый орган основывается лишь на показаниях свидетелей, отрицающих факт участия в создании обществ, подписания финансовых документов. Вместе с тем, объективных доказательств того, что лица опрошенные лица не подписывали от имени организаций-контрагентов документы, отсутствуют.

Налоговый орган в нарушение ст. 100, 101 НК РФ мер к проверке доводов общества в указанной части не принял, встречной проверки ЗАО «Тепловодомер» об обстоятельствах согласования субподрядчика не проводил. Доводы ответчика о том, что работниками ООО «Промэнергомашстрой» должны были являться исключительно жители г. Москвы, суд признает основанными на предположениях.

Договоры, оформленные между налогоплательщиком и его контрагентами, содержат информацию, идентичную содержавшейся в проверяемом периоде в учредительных документах контрагентов и в ЕГРЮЛ, что налоговым органом не оспаривается.

Заключение договоров с использованием дистанционного метода, то есть, без личного участия руководителей, соответствует практике делового оборота, не противоречит положениям гражданского законодательства и не свидетельствует об отсутствии фактических взаимоотношений, подтвержденных иными первичными документами.

В соответствии с договором подряда N 114 от 20.06.2006 выполнение работ по монтажу комплектного ИТП производилось из материалов подрядчика, что подтверждается актами выполненных работ от марта 2007 года, в которых указана стоимость материалов, использованных при монтаже дополнительного трубопровода от ввода дома до ИТП.

Довод налогового органа о том, что контрагенты не располагали материальными и трудовыми ресурсами для выполнения работ, оказания услуг суд признает неправомерным, поскольку отсутствие штатных работников не исключает возможности привлечения контрагентами третьих лиц к исполнению договорных обязательств, условиями договоров обязанность согласования контрагентами истца дополнительно привлекаемых к исполнению договора лиц, не предусматривалась. Отсутствие на расчетных счетах контрагентов сведений об оплате услуг привлеченных организаций о невозможности привлечения таких лиц не свидетельствует, поскольку не исключает использование сторонами иных форм оплаты. Кроме того, суд полагает необходимым отметить, что доводы налогового органа об отсутствии достаточных трудовых ресурсов основаны только на данных налоговой отчетности, достоверность которой в ходе проверки не проверялась.

Заявление контрагентами в качестве основных иных видов деятельности, не связанных с предметами спорных договоров, о недобросовестности контрагентов не свидетельствует и доказательством фиктивности договоров не является.

При таких обстоятельства, доводы налогового органа о том, что показания свидетелей являются бесспорным доказательством фиктивности заключенных истцом в подрядчиками договоров, суд счел несостоятельными. Суд первой инстанции обоснованно указал на то, что допрос свидетелей был произведен налоговым органом выборочно, свидетели в силу своего должностного положения не обладали компетенцией для подтверждения или опровержения того или иного обстоятельства, в том числе финансово-хозяйственных отношений ООО «РБТ» с привлеченными субподрядными организациями.

Кроме того, показания свидетелей однозначно не позволяют сделать вывод о том, что истцом указанные субподрядчики к выполнению работ не привлекались.

Налоговым органом не опровергнуты доводы ООО «РТБ» о том, что в спорных отношениях он действовал в соответствии с требованиями налогового законодательства, то есть добросовестно.

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о недоказанности налоговым органом направленности действий заявителя на получение налоговой выгоды в виде уменьшения налогооблагаемой базы по налогу на прибыль на сумму расходов и необоснованного применения права на налоговые вычеты, а, следовательно, о неправомерном доначислении налога на прибыль по операциям с ООО«ТриаГрупп» и ООО «Промэнергомашстрой» и налога на добавленную стоимость по операциям с ООО«ТриаГрупп» и ООО «Промэнергомашстрой».

Все обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, нашли отражение в судебном акте. Собранным по делу доказательствам дана оценка в их совокупности в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, что позволило суду первой инстанции прийти к выводу о том, что у налогоплательщика во взаимоотношениях с ООО «ТриаГрупп» и ООО «Промэнергомашстрой» не было оснований полагать, что его контрагенты являются недобросоветстными, так как ему были представлены все необходимые документы, отвечающие положениям ФЗ «О бухгалтерском учете» и статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации. При наличии государственной регистрации ООО «ТриаГрупп» и ООО «Промэнергомашстрой» и нахождении их на налоговом учете ООО «РТБ» не имело оснований считать контрагентов - организациями, созданными без цели намерения осуществлять хозяйственную деятельность.

В соответствии с Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 октября 2006 г. N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат или возмещение налога из бюджета.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера). Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

О необоснованности налоговой выгоды могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств: невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг; отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, недостоверны и (или) противоречивы.

Таким образом, в силу указанной презумпции добросовестности бремя доказывания недобросовестности налогоплательщика и обстоятельств, послуживших основанием для исключения из состава налоговых вычетов затрат возлагается на налоговый орган.

Согласно данному постановлению налоговая выгода может быть признана необоснованной при наличии вышеперечисленных обстоятельств.

Налогоплательщик представил достаточные доказательства, подтверждающие право на налоговый вычет по НДС. Суд первой инстанции, оценивая собранные по делу доказательства, применив положения Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 г. N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», обоснованно пришел к выводу об удовлетворении заявления ООО «РТБ».

Невыполнение контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязательств не может служить основанием для отказа к принятию расходов и в применении вычетов по НДС.

Как указано выше факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды (под которой понимается в том числе получение налоговых вычетов). Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

В соответствии с положениями законодательства о налогах и сборах осуществление налогового контроля возложено на налоговые органы. Налогоплательщик не вправе осуществлять в отношении своих контрагентов проверки, подменяя при этом компетентные органы государственной власти. Вместе с тем из представленных в дело документов следует, что ООО «РТБ» располагало необходимой на момент заключения гражданско-правовых сделок информацией о своих контрагентах, ООО «ТриаГрупп» и ООО «Промэнергомашстрой». Общества, как указано выше, зарегистрированы в установленном законом порядке, им присвоены ОГРН, состоят на налоговом учете, имеют ИНН, в спорный период представляли бухгалтерскую и налоговую отчетность. Кроме того, налоговый орган не утратил возможности взыскания налогов и иных платежей с налогоплательщиков - контрагентов, если последние, как полагает налоговый орган, не исполняли надлежащим образом свои обязательства по уплате налогов.

Позиция Конституционного суда РФ, изложенная в Определении от 16.10.2003 г. N 329-0 в системной связи с положениями Конституции РФ не позволяет правоприменительным органам возлагать на налогоплательщика ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. Согласно пункту 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Аналогичный подход закреплен в пункте 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. N 53, в соответствии с которым, судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие «добросовестные налогоплательщики» как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы (Постановление ВАС РФ от 12.10.2006 г. N 53). Доказывание недобросовестности налогоплательщика является обязанностью налогового органа.

В рамках настоящего дела доказательств наличия у налогоплательщика умысла, направленного на изъятие из бюджета сумм налога на добавленную стоимость налоговым органом не представлено.

Таким образом, суд первой инстанции на основании представленных в дело доказательств, сделал правильные выводы относительно добросовестности налогоплательщика.

Право на вычет НДС налогоплательщика, который осуществляет хозяйственные операции с контрагентом, не может зависеть от того обстоятельства, что в цепи поставок, в которую входят указанные операции, предыдущая или последующая операция будет сопряжена с мошенничеством в уплате НДС, о котором налогоплательщик не знал и не мог знать.

Суд апелляционной инстанции отмечает, что налогоплательщик не имел абсолютно никаких полномочий отслеживать, контролировать и обеспечивать исполнение поставщиками их обязанностей составления и представления отчетности по НДС, а также обязанности уплатить НДС. Соответственно, несмотря на полное выполнение своих обязанностей, налогоплательщик был поставлен в неблагоприятное положение из-за неясности относительно того, может ли он вычесть уплаченный поставщику входящий НДС, поскольку признание или непризнание права на вычет налога зависит от выводов налогового органа относительно своевременности выполнения поставщиком своих обязанностей по представлению отчетности и уплате НДС.

Если налоговый орган доначисляет налог и привлекает налогоплательщика к налоговой ответственности за действия или бездействия поставщика, который находился вне контроля покупателя и в отношении которого у него не было средств отслеживания и обеспечения его исполнительности, при отсутствии каких-либо указаний на прямое участие налогоплательщика - юридического лица в злоупотреблении, связанном с уплатой НДС, или каких-либо указаний на осведомленность о таком нарушении, налоговый орган выходит за рамки разумного и нарушает справедливый баланс, который должен поддерживаться между требованиями общественных интересов и требованиями защиты права собственности.

Указанная выше позиция изложена в решении Европейского Суда по правам человека от 22 января 2009 г. (жалоба N 3991/03).

Таким образом, следует согласиться с выводом суд первой инстанции о том, что налоговый орган в нарушение ст. 65 АПК РФ не представил суду доказательств, свидетельствующих о наличии умысла и согласованности действий истца и указанных в информации лиц по получению необоснованной налоговой выгоды.

Апелляционная жалоба налогового органа не содержит иных оснований, по которым лицо, подавшее жалобу, считает решение суда подлежащим отмене. Инспекцией не критикуется решение суда первой инстанции, а повторно излагаются обстоятельства, на основании которых налоговым органом было принято решение, которые изложены в отзыве на заявление и которым дана оценка в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции.

По мнению суда апелляционной инстанции недостаточно сослаться на то или иное обстоятельство, налоговый орган должен доказать как это обстоятельство повлияло или могло повлиять в том числе на налогооблагаемую базу при исчислении НДС и налога на прибыль.

Суд апелляционной инстанции находит выводы суда первой инстанции в обжалуемой части обоснованными, соответствующими законодательству о налогах и сборах, не опровергнутыми в ходе производства в суде апелляционной инстанции.

Решение арбитражного суда первой инстанции принято по правилам, установленным главой 20 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и соответствует статье 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Оснований для отмены судебного акта либо его изменения в обжалуемой части не имеется.

Апелляционная жалоба налогового органа подлежит оставлению без удовлетворения.

Руководствуясь статьями 268-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционной инстанции

П О С Т А Н О В И Л:

Решение арбитражного суда Волгоградской области от 22 июля 2011 года по делу N А12-5631/2011 в обжалуемой части оставить без изменения, апелляционную жалобу межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 9 по Волгоградской области (г. Волгоград) - без удовлетворения.

Постановление вступает в силу с момента его принятия и может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в порядке, предусмотренном статьями 273-277 АПК РФ, путем подачи кассационной жалобы через арбитражный суд Волгоградской области в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления постановления в законную силу.

     Председательствующий
Л.Б.Александрова
Судьи
Т.С.Борисова
А.В.Смирников

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А12-5631/11
Принявший орган: Двенадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 04 октября 2011

Поиск в тексте