• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ТРИНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 24 октября 2011 года Дело N А56-73424/2010

Резолютивная часть постановления объявлена 18 октября 2011 года Постановление изготовлено в полном объеме 24 октября 2011 года Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Медведевой И.Г. судей Горшелева В.В., Смирновой Я.Г.

при ведении протокола судебного заседания: секретарем Русаковой А.В. при участии: от истца: Пугачевой Е.В. по доверенности от 23.03.2011 N 78 АА 0104033

от ответчика: Герасимовой М.И. по доверенности от 11.01.2011 N 1-2011,

Тибилова С.С. по доверенности от 06.04.2010 N 4-2010

от 3-го лица: не явился от ООО «Гроннер Бридж Лигал Сервисез»: Аксенова Д.В. по доверенности от 08.09.2011 N 77 АА 1462740

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу ЗАО «Невский ювелирный завод» (регистрационный номер 13АП-15787/2011) на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 11.07.2011 по делу N А56-73424/2010 (судья Сергиенко А.Н.), принятое по иску Акционерного коммерческого банка «Национальный Резервный Банк» (ОАО) к ЗАО «Невский ювелирный завод»

3-е лицо: ООО «Норд-Вест Лизинг» об обращении взыскания на предмет залога

установил:

Акционерный коммерческий банк «Национальный Резервный Банк» (открытое акционерное общество) (место нахождения 117036, город Москва, проспект 60-летия Октября, дом 10А; ОГРН 102770045844, далее - Банк) обратился с иском к Закрытому акционерному обществу «Невский ювелирный завод» (место нахождения: 199178, города Санкт-Петербург, 14-я Линия, дом 83, литер В; ОГРН 1047800018529; далее - ЗАО «Невский ювелирный завод») об обращении взыскания суммы 2 517 743 руб. 15 коп., взысканной с ООО «Норд-Вест Лизинг» в пользу истца решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу А56-45550/2009 на предмет залога по договору о залоге N 33-3-058/3 от 02.03.2007: Печь непрерывного литья ОРDЕL - Vulkano12 производство ОРDЕL (Италия); Станок токарно-фрезерный с ЧПУ Ргоtео ТL производство ОРDЕL (Италия); Станок токарно-фрезерный с ЧПУ Ргоtео ТL производство ОРDЕL (Италия); Станок финишной обработки ОТЕС 1*18В производство ОТЕС (Италия); Станок финишной обработки ОТЕС 1*18В производство ОТЕС (Италия) и установить начальную продажную стоимость залогового имущества в сумме 12 832 533 руб. Также истцом заявлены требования об обращении взыскания на предмет залога по договору о залоге N 39-2-058/3 от 12.04.2007 - товары в обороте - золото пробы 585 в слитках и трубе в количестве 29124,62 грамма, определив начальную продажную цену в размере залоговой стоимости 4 791 000 руб.

Определением от 01.03.2011 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, привлечено ООО «Норд-Вест Лизинг», являющееся заемщиком по кредитному договору, в обеспечение исполнения обязательств которого заключены договоры залога с истцом.

Решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 11.07.2011 исковые требования удовлетворены в части обращения взыскания на предмет залога по договору о залоге N 33-3-058/3 от 02.03.2007. Судом была установлена начальная продажная стоимость залогового имущества в сумме 12 832 533 руб. В удовлетворении иска в части обращения взыскания в сумме 1 284 338 руб. 28 коп. на предмет залога по договору о залоге N 39-2-058/З от 12.04.2007 отказано. Суд признал данный договор незаключенным.

ЗАО «Невский ювелирный завод» обратилось с апелляционной жалобой на решение суда в части удовлетворения исковых требований. В обоснование своих доводов о неправильности решения в указанной части, податель жалобы ссылается на следующие обстоятельства.

Не может быть обращено взыскание на заложенное движимое имущество, возмездно приобретенное у залогодателя лицом, которое не знало, и не должно было знать о том, что приобретаемое им имущество является предметом залога.

Вывод суда о том, что залогодержатель не может быть лишен законного права только по причине недобросовестных действий залогодателя, прямо противоречит статьям 6 и 302 Гражданского кодекса РФ.

Рассмотрев материалы дела в порядке, предусмотренном статьями 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса РФ, заслушав представителей сторон в судебном заседании, апелляционный суд установил недоказанность имеющих значение для дела обстоятельств, которые суд считал установленными, что привело к принятию неправильного решения в части удовлетворения исковых требований об обращении взыскания на принадлежащее ответчику имущество.

По существу спора судом установлено следующее.

Между Банком - Займодателем и ООО «Норд-Вест Лизинг» - Заемщиком 06.05.2006 был заключен кредитный договор N 33-058/к о предоставлении кредита в размере 12 700 000 руб.

В целях обеспечения обязательств по возврату кредитных средств Банк заключил с заемщиком договор о залоге N 33-3-058/З от 02.03.2007, согласно которому заемщик передал истцу в залог производственное оборудование в количестве пяти наименований оборудования без передачи предмета залога залогодержателю, залоговой стоимостью 12 832 533 руб.

Также между Банком и ООО «Норд-Вест Лизинг» 12.04.2007 был заключен кредитный договор N 39-058/к о предоставлении кредита в размере 11 500 000 руб.

В целях обеспечения обязательств по возврату кредитных средств Банк также заключил с заемщиком договор о залоге товаров в обороте N 39-2-058/З от 12.04.2007, согласно условиям которого ответчик передал в залог золото пробы 585 (слитки, труба) залоговой стоимостью 4 791 000 руб., без передачи предмета залога залогодержателю.

Решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 03.12.2009 по делу А56-45550/2009 требование истца о взыскании с заемщика задолженности по кредитным договорам N 33-058/к от 06.05.2006 и N 39-058/к от 12.04.2007 удовлетворены в сумме соответственно 1 107 863 руб. 02 коп. и 1 409 880 руб. 13 коп. Решение вступило в законную силу 04.05.2010.

Поскольку задолженность по кредитным договорам N 33-058/к от 06.05.2006 и N 39-058/к от 12.04.2007 ООО «Норд Вест Лизинг» не была погашена, истец обратился с настоящим иском к ЗАО «Невский ювелирный завод», как к собственнику заложенного имущества, об обращении взыскания на заложенное имущество.

По правовой природе договор, заключенный между Банком и ООО «Норд Вест Лизинг», является договором залога, правовое регулирование которого осуществляется нормами главы 23 Гражданского кодекса РФ.

Согласно статье 334 Гражданского кодекса РФ в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за изъятиями, установленными законом.

Из материалов дела следует, что Банк заключил с ООО « Норд-Вест Лизинг» - залогодателем договор о залоге N 33-3-058/З от 02.03.2007, согласно которому залогодатель передал истцу в залог производственное оборудование в количестве пяти наименований без передачи предмета залога залогодержателю, залоговой стоимостью 12 832 533 руб.

Имущество было передано в соответствии с описью имущества являющейся приложением N 1 к договору в количестве пяти нижеследующих наименований: Печь непрерывного литья ОРDЕL - Vulkano12 производство ОРDЕL (Италия); Станок токарно-фрезерный с ЧПУ Ргоtео ТL производство ОРDЕL (Италия); Станок токарно-фрезерный с ЧПУ Ргоtео ТL производство ОРDЕL (Италия); Станок финишной обработки ОТЕС 1*18В производство ОТЕС (Италия); Станок финишной обработки ОТЕС 1*18В производство ОТЕС (Италия).

Между ООО «Норд-Вест Лизинг» - лизингодателем и ЗАО «Невский ювелирный завод» - лизингополучателем 13.04.2006 был заключен договор лизинга N 09-03-06/об, предметом которого являлось приобретение Печи непрерывного литья; Станков токарно-фрезерных с ЧПУ Ргоtео ТL производство ОРDЕL (Италия) в количестве двух штук, и Станков финишной обработки ОТЕС 1*18В производство ОТЕС (Италия) в количестве двух штук.

Суд первой инстанции удовлетворил исковые требования в части обращения взыскания на заложенное имущество по договору залога N 33-3-058/З от 02.03.2007, исходя из наличия у собственника имущества ООО «Норд-Вест Лизинг» права совершать любые действия в отношении принадлежащего ему имущества, установленного статьей 209 Гражданского кодекса РФ.

В то же время, статья 209 Гражданского кодекса РФ, предоставляет право собственнику совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правым актам и не нарушающие права и охраняемы законом интересы других лиц. Таким образом, право собственника распорядиться своим имуществом не является абсолютным, безусловным правом, и может быть ограничено в случаях, предусмотренным законом.

Один из основополагающих принципов правового регулирования отношений - это приоритет специальной нормы перед общей, в связи с чем при рассмотрении дела необходимо руководствоваться положениями Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)», и нормами Федерального закона от 16.07.1998 г. N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)», так как указанные законы содержат нормы приоритетного (специального) права.

При принятии решения суд первой инстанции не принял во внимание, что нормы права, содержащиеся в Федеральном законе от 29.10.1998 г. N 164-ФЗ «О лизинге (финансовой аренде)», устанавливают определенный правовой режим в отношении прав владения, пользования и распоряжения имуществом, являющимся предметом договора лизинга.

Единственная специальная правовая норма, которая регулирует право лизингодателя передать имущество, являющееся предметом лизинга, в залог содержится в пункте 2 статьи 18 Закона о лизинге «Уступка прав по договору лизинга третьим лицам и залог предмета лизинга», в соответствии с которой лизингодатель имеет право в целях привлечения денежных средств использовать в качестве залога предмет лизинга, который будет приобретен в будущем по условиям договора лизинга. Таким образом, закон связывает возможность передачи предмета лизинга в залог в качестве обеспечения денежного обязательства самого лизингодателя и ограничивает основания возникновения этих обязательств конкретной целью - приобретением предмета лизинга.

Конструкция данной нормы обеспечивает соблюдение баланса интересов сторон договора лизинга, поскольку позволяет лизингодателю исполнить свое денежное обязательство за счет лизинговых платежей, одновременно гарантируя добросовестному лизингополучателю защиту его прав в части последующего приобретения права собственности на предмет лизинга и отсутствия притязаний на него со стороны третьих лиц. В свою очередь, любой последующий залог, выданный в обеспечение не связанных с лизинговыми отношениями обязательств, такой баланс интересов нарушает, поскольку лишает лизингополучателя, исполнившего свои обязательства по договору, гарантий получения и сохранения прав собственности на предмет лизинга. Подобное положение также противоречило бы целям регулирования лизинговых правоотношений, сформулированным в статье 1 Закона «О финансовой аренде (лизинге)» как «развитие форм инвестиций в средства производства» и «защита прав собственности».

Помимо этого, в соответствии с пунктом 2 статьи 23 Закона «О финансовой аренде (лизинге)» предусмотрено, что взыскания третьих лиц, обращенные на имущество лизингодателя, могут быть отнесены только к данному объекту права собственности лизингодателя в отношении предмета лизинга, а к приобретателю прав лизингодателя в отношении предмета лизинга в результате удовлетворения взыскания в обязательном порядке переходят не только права, но и обязательства лизингодателя, определенные в договоре лизинга. Из смысла и содержания указанной нормы следует, что обращение взыскания допускается законом не на предмет лизинга, как на индивидуально определенную вещь, а исключительно на совокупность прав и обязанностей лизингодателя из договора лизинга.

Однако, в соответствии с пунктом 2 статьи 6 Закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» не допускается ипотека имущества, на которое в соответствии с федеральным законом не может быть обращено взыскание. Таким образом, применительно к лизинговым отношениям предметом залога (ипотеки) не может являться только имущество (предмет лизинга) без одновременной передачи в залог прав лизингодателя в отношении предмета лизинга.

В то же время, как следует из содержания договора о залоге N 33-3-058/З от 02.03.2007 предметом залога является оборудование согласно приложению к договора, принадлежащее залогодателю на праве собственности.

Вместе с тем, оборудование, на которое имеется ссылка в приложении к договору о залоге N 33-3-058/З от 02.03.2007, ранее, а именно - 13.04.2006, было передано в лизинг ответчику. Ссылок на передачу в залог прав из договора лизинга, равно как и на сам факт наличия такого договора, в тексте не содержится. В соответствии с пунктом 2.3 оспариваемого договора, передаваемое в залог имущество не обременено правами третьих лиц. Все вышеизложенное свидетельствует о противоречии договора договор о залоге N 33-3-058/З от 02.03.2007 требованиям статьи 23 Закона «О финансовой аренде (лизинге)» и статьи 6 Закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)».

Апелляционный суд отмечает тот факт, что на момент передачи имущества в залог по договору о залоге N 33-3-058/З от 02.03.2007 оно уже год находилось в лизинге у ответчика и, следовательно, было обременено правами третьих лиц, а именно - ЗАО «Невский ювелирный завод».

В соответствии с требованиями статьи 168 Гражданского кодекса РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Договор залога N 33-3-058/З от 02.03.2007 не соответствует требованиям императивных норм - пункту 2 статьи 18, пункту 2 статьи 23 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)» а также пунктам 2 и 3 статьи 6 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)».

Пунктом 32 Постановления Пленума Верховного Суда N 6, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 8 от 01.07.1996 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" установлено, что ничтожная сделка является недействительной независимо от признания ее таковой судом (пункт 1 статьи 166), однако Гражданский кодекс РФ не исключает возможность предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки, споры по таким требованиям подлежат разрешению судом в общем порядке по заявлению любого заинтересованного лица.

В связи с изложенным апелляционный суд считает, что договор о залоге N 33-3-058/З от 02.03.2007 является недействительной сделкой, а, следовательно, к ней должны быть применены соответствующие последствия, так как ничтожная сделка не порождает юридических последствий с момента ее совершения и не требует какого-либо волеизъявления стороны по ничтожной сделке.

Кроме того, апелляционный суд считает необходимым отметить следующее.

В соответствии с пунктом 1 статьи 432 Гражданского кодекса РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой законом в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

В силу статьи 339 Гражданского кодекса РФ в договоре о залоге должны быть указаны предмет залога и его оценка, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом. В нем должно также содержаться указание на то, у какой из сторон находится заложенное имущество.

В пункте 43 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» также разъяснено, что существенными условиями договора о залоге являются предмет залога и его оценка, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом, а также условие о том, у какой из сторон (залогодателя или залогодержателя) находится заложенное имущество (пункт 1 статьи 339). Если сторонами не достигнуто соглашение хотя бы по одному из названных условий либо соответствующее условие в договоре отсутствует, договор о залоге не может считаться заключенным.

Как следует из условий договора о залоге N 33-3-058/З от 02.03.2007, предметом залога является оборудование, а именно: Печь непрерывного литья ОРDЕL - Vulkano12 производство ОРDЕL (Италия); Станок токарно-фрезерный с ЧПУ Ргоtео ТL производство ОРDЕL (Италия); Станок токарно-фрезерный с ЧПУ Ргоtео ТL производство ОРDЕL (Италия); Станок финишной обработки ОТЕС 1*18В производство ОТЕС (Италия); Станок финишной обработки ОТЕС 1*18В производство ОТЕС (Италия). В качестве индивидуализации оборудования, в описи, являющейся приложением к договору о залоге, указывается инвентарные номера оборудования. Истец именно на это оборудование просит суд обратить взыскание.

Индивидуализирующие признаки имущества (заводской номер, год выпуска, завод-изготовитель) и другие качественные и технические характеристики, позволяющие вычленить его из аналогичного имущества, в договорах залога отсутствуют.

Указание в приложении к договору залога лишь видовой принадлежности имущества и инвентарных номеров не достаточно для идентификации имущества. Сведений о том, каким предприятием проводилась инвентаризация оборудования и кем присвоены инвентарные номера, в материалах дела не имеется.

Также в материалах дела отсутствуют правоустанавливающие документы на предмет залога, указанные в приложении N 1 к договору залога, которые могли бы позволить индивидуально определить имущество, переданное в залог.

Согласно пункту 2 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15.01.1998 N 26 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о залоге» при отсутствии в договоре о залоге сведений, индивидуально определяющих заложенное имущество, договор о залоге не может считаться заключенным. Исходя из существа залогового обязательства при определении в договоре предмета залога должна быть названа не только видовая принадлежность имущества, но и должны быть указаны индивидуальные характеристики предмета залога, позволяющие вычленить его из однородных вещей.

Указанные обстоятельства, свидетельствуют о несогласовании сторонами существенных условий договора залога - о предмете обеспечиваемого залогом кредитного обязательства.

Статья 10 Федерального закона от 29.10.1998 г. N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" предусматривает, что права и обязанности сторон договора лизинга регулируются гражданским законодательством Российской Федерации, настоящим Федеральным законом и договором лизинга. Предмет лизинга, переданный во временное владение и пользование лизингополучателю, является собственностью лизингодателя (ст. 11 Закона).

Согласно части 2 статьи 209 Гражданского кодекса РФ собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом, при этом указанные действия собственника не должны противоречить закону и иным правовым актам и не нарушать права и охраняемые законом интересы других лиц.

Кроме этого, согласно пункту 3 статьи 18 Федерального закона от 29.10.1998 г. N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" лизингодатель обязан предупредить лизингополучателя обо всех правах третьих лиц на предмет лизинга.

Указанные обстоятельства дают суду основание для вывода, что договор залога не соответствует требованиям статьи 209 Гражданского кодекса РФ, поскольку обременение залогом имущества, находящегося в лизинге, без согласия лизингополучателя, при наличии в договоре лизинга условия об ограничении прав лизингодателя по передаче спорного имущества в залог, существенно нарушает права и охраняемые законом интересы лизингополучателя.

При этом истец, заключая договор залога, действуя разумно и добросовестно, имел возможность установить наличие прав третьего лица на заложенное имущество и убедиться в наличии ограничения прав залогодателя на распоряжение предметом залога.

Наличие в тексте договора залога ссылки на кредитный договор от 06.05.2006 N33-058/К не свидетельствует о согласовании сторонами договора залога существенных условий, поскольку ответчик - ЗАО «Невский ювелирный завод» не является стороной указанного договора, и не создает прав и обязанностей для не участвующего в данном обязательстве третьего лица (пункт 3 статьи 308 Гражданского кодекса РФ).

Также лизингодатель не исполнил своей обязанности по уведомлению лизингополучателя о залоге имущества, переданного в лизинг в соответствии со статьей 18 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)», в связи с чем, реализуя свое право на приобретение предмета лизинга в собственность, ответчик (лизингополучатель) не знал и не мог знать о договоре залога, а в случае наличия такой информации - имел бы возможность иного осуществления своих прав.

В данном случае, как уже говорилось выше, договор лизинга был заключен за год до заключения договора о залоге, соответственно передавая в лизинг имущество, оно не могло обладать обременениями в виде спорного договора о залоге.

Также апелляционный суд отмечает тот факт, что согласно описи имущества согласно приложению N 1 к договору залога, в залог передано следующее имущество: Печь непрерывного литья ОРDЕL - Vulkano12 производство ОРDЕL (Италия) инв. N 10000450; Станок токарно-фрезерный с ЧПУ Ргоtео ТL производство ОРDЕL (Италия) инв. N 10000456; Станок токарно-фрезерный с ЧПУ Ргоtео ТL производство ОРDЕL (Италия) инв. N 10000455; Станок финишной обработки ОТЕС 1*18В производство ОТЕС (Италия) инв. N 10000452; Станок финишной обработки ОТЕС 1*18В производство ОТЕС (Италия) инв. N 10000451. Вместе с тем, по договору лизинга ответчиком по акту передачи оборудования от 19.12.2006 было получено имущество: ОРDЕL - Vulkano12 производство ОРDЕL (Италия) заводской N 1354; Станок финишной обработки ОТЕС 1*18В производство ОТЕС (Италия) инв. N 10000452 заводской N 118 В0031; Станок финишной обработки ОТЕС 1*18В производство ОТЕС (Италия) заводской N 118 В0031, Станок токарно-фрезерный с ЧПУ Ргоtео ТL производство ОРDЕL (Италия) заводской N 0124; Станок токарно-фрезерный с ЧПУ Ргоtео ТL производство ОРDЕL (Италия) заводской N 0125.

Таким образом, оборудование, переданное по договору залога и по договору лизинга, не совпадает по своим идентификационным признакам.

Учитывая изложенное апелляционный суд считает, что договор залога N 33-3-058/З от 02.03.2007 является незаключенными в связи с несогласованностью существенного условия - предмета договора залога.

В этой связи доводы подателя жалобы о том, что не может быть обращено взыскание на заложенное движимое имущество, возмездно приобретенное у залогодателя лицом которое не знало и не должно было знать о том, что приобретаемое им имущество является предметом залога, апелляционный суд находит обоснованными.

Исходя из выше изложенного, учитывая, что в результате осуществления своих субъективных прав по передаче (принятию) в залог имущества, обремененного правами третьего лица (лизингополучателя), без соответствующего уведомления и согласия последнего, недобросовестными действиями залогодателя ООО «Норд Вест Лизинг» и залогодержателя - Банка допущено нарушение прав и законных интересов ЗАО «Невский ювелирный завод». Такие действия расцениваются апелляционным судом как злоупотребление правом, что влечет отказ в защите права.

С учетом заявления Банка в судебном заседании о необходимости рассмотрения дела в полном объеме, без ограничения апелляционным обжалованием, апелляционным судом установлено следующее.

Вывод суда первой инстанции о незаключенности договора залога N39-2-058/3 от 12.04.2007 - товары в обороте - золото пробы 585 в слитках и трубе в количестве 29124,62 грамма апелляционный суд считает обоснованными и соответствующими представленными в материалы дела доказательствами.

Действующее законодательство не запрещает использовать драгоценные металлы, в том числе, золото, в качестве предмета сделок в гражданском обороте.

Вместе с тем, оборот драгоценных металлов осуществляется с учетом особых свойств драгоценных металлов имеет ограничения.

Согласно ГОСТ 28058-89 от 01.01.1990 «Золото в стандартных слитках» и ГОСТ 51572-2000 от 23.02.2000 N 48-СТ «Золото в мерных слитках», стандартные слитки - это слитки драгоценных металлов, изготовленные и маркированные российскими (до 1992 года - советскими) аффинажными организациями в соответствии с действующими государственными и отраслевыми стандартами и имеющие следующие номиналы массы и пробы для золотых слитков: лигатурная масса - 11000-13300 г, проба - не менее 99,95%. Мерные слитки - слитки драгоценных металлов, изготовленные и маркированные российскими (до 1992 года - советскими) аффинажными организациями в соответствии с действующими государственными и отраслевыми стандартами и стандартами предприятий, а также слитки иностранного производства, соответствующие международным стандартам качества, массой 1 кг и менее с содержанием химически чистого основанного драгоценного металла не менее 99,99% лигатурной массы слитка.

Таким образом, передаваемые в залог слитки должны иметь четкое описание которое должно, в том числе, содержать сведения о марке металла, его пробе, аффинированном заводе, который произвел такие слитки, договоры, на основании которого был произведен аффинаж, количество слитков, вес слитка, стоимость слитка, номер, год изготовления слитка.

С учетом законодательства о существенных условиях договора залога, о которых указывалось выше, обязательными являются условия о предмете залога и его оценке.

В спорном договоре отсутствует описание передаваемых в залог слитков с учетом требований ГОСТ 28058-89 от 01.01.1990 «Золото в стандартных слитках» и ГОСТ 51572-2000 от 23.02.2000 N 48-СТ «Золото в мерных слитках». Кроме того, цена на золото должна определяться с учетом цен мирового рынка, что установлено Постановлением Правительства РФ от 01.12.1998 N 1419, статьями 9 и 21 Закона о драгоценных металлах.

В спорном договоре отсутствуют условия, позволяющие установить соответствие произведенной оценки золота требованиям статей 9 и 21 Закона о драгоценных металлах.

Исходя из изложенного, апелляционный суд соглашается с выводами суда первой инстанции о незаключенности договора о залоге N 39-2-058/3 от 12.04.2007. Решение суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении исковых требований признано апелляционным судом правильным и подлежит оставлению без изменения, в части обращения взыскания на предмет залога по договору о залоге N 33-3-058/3 от 02.03.2007 решение подлежит отмене, исковые требования в данной части удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 266, 268, частью 2 статьи 269, пунктом 2 части 1 статьи 270, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 11.07.2011 отменить в части удовлетворения исковых требований АКБ «Национальный Резервный Банк» (ОАО) об обращении взыскания суммы 1.107.863 руб. 02 коп. на имущество ЗАО «Невский ювелирный завод» по договору о залоге N 33-3-058/З от 02.03.2007 и взыскания с ЗАО «Невский ювелирный завод» в пользу АКБ «Национальный Резервный Банк» (ОАО) 4000 руб. расходов по госпошлине по иску. В иске отказать.

В части признания незаключенным договора о залоге N 39-2-058/З от 12.04.2007 и отказа в удовлетворении исковых требований решение суда оставить без изменения.

Взыскать с ООО «Гроннер Бридж Лигал Сервисез» в пользу ЗАО «Невский ювелирный завод» 2000 руб. расходов по госпошлине по жалобе.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления постановления в законную силу.

     Председательствующий
И.Г.Медведева
Судьи
В.В.Горшелев
Я.Г.Смирнова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А56-73424/2010
Принявший орган: Тринадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 24 октября 2011

Поиск в тексте