• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ДЕСЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 03 ноября 2011 года Дело N А41-31817/10

Резолютивная часть постановления объявлена 31 октября 2011 года Постановление изготовлено в полном объеме 03 ноября 2011 года

Десятый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего судьи Мордкиной Л.М., судей: Александрова Д.Д., Кручининой Н.А., при ведении протокола судебного заседания Нетребской А.С., в заседании участвуют:

от заявителя - Коновалов А.Е. по доверенности от 25.08.2011 N 50АА0506388;

от инспекции - Разоренова К. К. по доверенности от 11.01.2011 N 03-12/0004,

рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу индивидуального предпринимателя Кузенковой Л.К. на решение Арбитражного суда Московской области от 21 июня 2011 года по делу N А41-31817/10, принятое судьей Кудрявцевой Е.И., по заявлению индивидуального предпринимателя Кузенковой Л.К. к ИФНС России по г. Воскресенску Московской области о признании недействительным решения, УСТАНОВИЛ:

индивидуальный предприниматель Кузенкова Людмила Кранидовна (далее - заявитель, предприниматель, налогоплательщик) обратилась в Арбитражный суд Московской области с заявлением, уточненным в порядке ст. 49 АПК РФ, к ИФНС России по г. Воскресенску Московской области (далее - инспекция, налоговый орган) о признании недействительным решения от 21.06.2010 N 3325 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения; о признании обязанности по уплате налога за 4 квартал 2009 г. исполненной и признании оплаты налога из расчета 6 кв. м правомерной.

Решением Арбитражного суда Московской области от 21 июня 2011 года по делу N А41-31817/10 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Законность и обоснованность решения проверяются по апелляционной жалобе индивидуального предпринимателя Кузенковой Л.К., в которой предприниматель просит решение суда первой инстанции отменить, ссылаясь на то, что им правомерно уплачивался единый налог на вмененный доход для отдельных видов деятельности, исходя из площади торгового места 6 мІ.

Проверив материалы дела, доводы, изложенные в апелляционной жалобе, заслушав представителей сторон, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены или изменения состоявшегося по делу судебного акта.

Материалами дела установлено: инспекцией проведена камеральная налоговая проверка представленной предпринимателем налоговой декларации по единому налогу на вмененный доход за 4 квартал 2009 г., по результатам которой составлен акт от 29.04.2010 N 1623 и вынесено решение от 21.06.2010 N 3325 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

В соответствии с решением предпринимателю предложено уплатить недоимку по единому налогу на вмененный доход в сумме 1 859 руб., штраф в сумме 371,8 руб. по п. 1 ст. 122 НК РФ.

Решением Управления ФНС России по Московской области от 13.08.2010 N 16-16/62516 решение инспекции оставлено без изменения.

Не согласившись с указанным решением инспекции, предприниматель обратился с заявлением в арбитражный суд.

Апелляционный суд поддерживает вывод суда первой инстанции об отсутствии оснований для удовлетворения требований заявителя, в связи со следующим.

Из материалов дела следует, что индивидуальный предприниматель Кузенкова Л.К. является плательщиком единого налога на вмененный доход.

В соответствии со ст. 346.29 НК РФ объектом налогообложения для применения единого налога признается вмененный доход налогоплательщика.

Налоговой базой для исчисления суммы единого налога признается величина вмененного дохода, рассчитываемая как произведение базовой доходности по определенному виду предпринимательской деятельности, исчисленной за налоговый период, и величины физического показателя, характеризующего данный вид деятельности.

В соответствии с п.п. 7 п. 2 ст. 346.26 НК РФ система налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности может применяться по решениям представительных органов муниципальных районов, городских округов, законодательных (представительных) органов государственной власти городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга в отношении следующих видов предпринимательской деятельности: розничной торговли, осуществляемой через объекты стационарной торговой сети, не имеющей торговых залов, а также объекты нестационарной торговой сети.

Согласно ст. 346.27 НК РФ стационарной торговой сетью, не имеющей торговых залов, признается торговая сеть, расположенная в предназначенных для ведения торговли зданиях, строениях и сооружениях (их частях), не имеющих обособленных и специально оснащенных для этих целей помещений, а также в зданиях, строениях и сооружениях (их частях), используемых для заключения договоров розничной купли-продажи, а также для проведения торгов. К данной категории торговых объектов относятся крытые рынки (ярмарки), торговые комплексы, киоски, торговые автоматы и другие аналогичные объекты.

Торговое место - место, используемое для совершения сделок розничной купли-продажи. К торговым местам относятся здания, строения, сооружения (их часть) и (или) земельные участки, используемые для совершения сделок розничной купли-продажи, а также объекты организации розничной торговли и общественного питания, не имеющие торговых залов и залов обслуживания посетителей (палатки, ларьки, киоски, боксы, контейнеры и другие объекты, в том числе расположенные в зданиях, строениях и сооружениях), прилавки, столы, лотки (в том числе расположенные на земельных участках), земельные участки, используемые для размещения объектов организации розничной торговли (общественного питания), не имеющих торговых залов (залов обслуживания посетителей), прилавков, столов, лотков и других объектов.

В соответствии с п. 3 ст. 346.29 Кодекса при розничной торговле, осуществляемой через объекты стационарной торговой сети, не имеющей торговых залов, а также через объекты нестационарной торговой сети, площадь торгового места в которых не превышает 5 мІ, применяется физический показатель «торговое место». При розничной торговле, осуществляемой через объекты стационарной торговой сети, не имеющей торговых залов, а также через объекты нестационарной торговой сети, площадь торгового места в которых превышает 5 мІ, применяется физический показатель «площадь торгового места» (в квадратных метрах).

Материалами дела установлено, что между индивидуальным предпринимателем Кузенковой Л.К. (арендатор) и ООО «Цезарь» (арендодатель) заключен договор аренды торгового места от 03.01.2009, согласно которому арендодатель предоставляет, а арендатор получает в пользование торговое место N 15 площадью 10 (десять) квадратных метров на территории торгового комплекса, расположенного по адресу: Московская область, город Воскресенск, улица Зелинского, дом 6А для осуществления торгово-закупочной деятельности на оговоренных условиях (л.д. 13).

Проведенной камеральной налоговой проверкой установлена неполная уплата сумм налога в результате применения предпринимателем неправильной величины физического показателя при исчислении налога.

В представленной за 4 квартал 2009 г. налоговой декларации по единому налогу на вмененный доход предприниматель указал величину физического показателя - 6 мІ, в то время как налогоплательщик арендует по упомянутому договору торговое место площадью 10 мІ.

Из материалов дела и пояснений заявителя следует, что, применяя физический показатель равный 6 мІ налогоплательщик исходил из того, что остальная арендуемая площадь в 4 мІ используется под склад.

В обоснование своих доводов заявитель ссылается на заявление от 17.01.2009 и схему помещения N 15 (торговый комплекс ООО «Цезарь»), согласно которой общая площадь помещения составляет 9,6 мІ, из которой торговое место - 6 мІ, склад - 3,5 мІ (л.д. 24-25).

Доводы заявителя апелляционный суд находит несостоятельными в силу следующего.

Главой 26.3 Налогового кодекса Российской Федерации не предусмотрено уменьшение площади торгового места на площадь, используемую для хранения товаров.

При этом площадь торгового места определяется на основании инвентаризационных и правоустанавливающих документов, к которым относятся любые имеющиеся у организации или индивидуального предпринимателя документы на объект стационарной торговой сети, содержащие необходимую информацию о назначении, конструктивных особенностях и планировке помещений такого объекта, а также информацию, подтверждающую право пользования данным объектом (договор купли-продажи нежилого помещения, технический паспорт на нежилое помещение, планы, схемы, экспликации, договор аренды (субаренды) нежилого помещения или его части (частей) и другие документы).

Как установлено судом, заявитель арендует торговое место, что подтверждается договором аренды торгового места от 03.01.2009, из п. 1 которого, определяющего объект аренды, усматривается, что заявителю предоставляется торговое место на территории торгового комплекса, номер торгового места N 15 общая площадь - 10 мІ. Такая же площадь в отношении торгового места заявителя указана в экспликации к поэтажному плану нежилого здания по ул. Зелинского, 6 А, представленной в материалы дела в ходе судебного разбирательства представителем инспекции.

Данный договор, в соответствии со ст. 346.27 НК РФ является правоустанавливающим документом, подтверждающим использование заявителем физического показателя «торговое место» при исчислении единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности.

Ссылка заявителя на то, что в экспликации указана площадь объекта - торговый павильон, а не торговое место, несостоятельна, поскольку предпринимателем не доказано, что площадь торгового места в размере 6 мІ подпадает под понятие «площадь торгового зала», определенного ст. 346.27 НК РФ.

Из правоустанавливающих документов - договора аренды и экспликации к поэтажному плану не следует, что торговое место предпринимателя разграничено перегородкой.

Общество с ограниченной ответственностью «Цезарь» письмом от 19.05.2011 исх. N 5 сообщило суду, что в начале 2009 г. Кузенковой Л.К. согласована схема перепланировки арендуемого торгового места, предусматривающая размещение перегородки в торговом месте, а также, что в настоящее время перегородка в указанном торговом месте имеется.

Вместе с тем, как правомерно указал суд первой инстанции, названная схема помещения не может считаться достаточным доказательством того, что перегородка в торговом месте имелась в 4 квартале 2009 г., поскольку ООО «Цезарь» не подтверждено, что данная перегородка установлена изначально, с момента согласования схемы, а не позже, и имелась в спорный период.

Более того, на схеме помещения отсутствует дата ее согласования, фамилия и полномочия лица, подписавшего ее от арендодателя, не указаны, а в справке ООО «Цезарь» от 20.12.2010, выданной заявителю, отсутствуют сведения о том, когда именно фактически была возведена перегородка.

Доказательств, подтверждающих внесение изменений в договор аренды торгового места от 03.01.2009, связанных с перепланировкой торгового места, путем возведения перегородки, и изменением физического показателя на площадь торгового зала, заявителем не представлено.

Как следует из материалов дела, инспекцией проведен осмотр торгового места, о чем в присутствии понятых составлен протокол осмотра от 19.04.2010 N 76 (л.д. 34-38).

Протоколом зафиксировано, что предприниматель занимает торговое место N 15 на рынке ООО «Цезарь» для продажи товаров народного потребления. Торговое место закрывается на жалюзи, полностью заставлено товаром, стол для продавца отсутствует. На коробке с товаром находится ящик от стола с размещенной контрольно-кассовой техникой. В качестве приложения к протоколу составлен рисунок с замерами при помощи рулетки.

Как установлено судом первой инстанции и проверено апелляционным судом, протокол осмотра подписан предпринимателем без замечаний.

Таким образом, данное обстоятельство свидетельствует об отсутствии реконструкции торгового места. К тому же апелляционный суд считает, что договором аренды объект аренды определен, как торговое место.

Как следует из прямого смысла ст. 346.27 НК РФ под понятие «площадь торгового зала» подпадает часть магазина, павильона (открытой площадки), а также арендуемая часть площади торгового зала, в рассматриваемом деле арендовано - торговое место.

Таким образом, апелляционный суд полагает, что уплата налога заявителем должна была производиться, исходя из площади торгового места.

Пунктом 3 ст. 346.29 НК РФ установлено, что при осуществлении розничной торговли через объекты стационарной торговой сети, не имеющие торговых залов, площадь торгового места в которых не превышает 5 квадратных метров, при исчислении единого налога на вмененный доход применяется физический показатель «торговое место». Если площадь торгового места превышает 5 квадратных метров, то при исчислении единого налога применяется физический показатель «площадь торгового места (в квадратных метрах)».

Таким образом, применительно к рассматриваемой ситуации, нельзя признать обоснованным уменьшение площади торгового места на указанную заявителем площадь склада, поскольку такая возможность положениями главы 26.3 Налогового кодекса Российской Федерации установлена только в отношении торговли через магазины и павильоны, имеющие торговые залы.

Апелляционный суд считает, что заявителем не доказана обоснованность применения иного, чем указано инспекцией, физического показателя при исчислении единого налога на вмененный доход по спорному месту торговли в проверяемом периоде.

В апелляционной жалобе налогоплательщик указывает, что в полученных им требованиях N 24383 от 08.11.2010 и N 12727 от 10.05.2011 сумма налога отличается от начисленной суммы налога по спорным решениям инспекции. Между тем, данная разница обусловлена тем, что данные требования были выставлены в соответствии со ст. 69 НК РФ; согласно данной норме, требование об уплате налога направляется налогоплательщику при наличии у него недоимки независимо от привлечения его к ответственности за нарушение законодательства о налогах и сборах. В связи с чем, в соответствии с п. 1 ст. 70 НК РФ в адрес предпринимателя Кузенковой Л.К. были направлены требования на уплату налогов, сборов пени и штрафа N 24383 от 08.11.2010 и N 12727 от 10.05.2011. Разница по суммам доначисленного налога за 2009, 2010, 2011 гг. обусловлена разницей коэффициента дефлятора, который в 2009 г. составлял К1=1,148, в 2010 г. - К1=1,295, в 2011 г. - К1=1,372. Таким образом, апелляционный суд находит доводы заявителя в данной части несостоятельными.

Согласно ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основания своих требований или возражений.

Довод налогоплательщика о том, что увеличение суммы единого налога на вмененный доход дает право увеличить и сумму страховых взносов и пособий по временной нетрудоспособности, которая уменьшает (но не более чем на 50%) сумму единого налога на вмененный доход, необоснован, поскольку сумма страховых взносов и пособий по временной нетрудоспособности зависит от конкретных обстоятельств, а именно - от фактической уплаты, как остановлено ст. 346.32 НК РФ.

С учетом изложенного суд апелляционной инстанции считает, что доводы заявителя, изложенные в апелляционной жалобе, фактически сводятся к иной, чем у суда, оценке доказательств, и они не могут служить основанием для отмены принятого по делу решения, так как не свидетельствуют о несоответствии выводов суда имеющимся в деле доказательствам и о неправильном применении норм права.

На основании вышеизложенного, апелляционный суд считает, что апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению.

Руководствуясь ст.ст. 266, 268, п. 1 ст. 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Московской области от 21 июня 2011 года по делу N А41-31817/10 оставить без изменения, апелляционную жалобу индивидуального предпринимателя Кузенковой Людмилы Кранидовны - без удовлетворения.

     Председательствующий
Л.М.Мордкина
Судьи
Д.Д.Александров
Н.А.Кручинина

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А41-31817/10
Принявший орган: Десятый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 03 ноября 2011

Поиск в тексте