• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ДЕСЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 03 ноября 2011 года Дело N А41-4740/11

Резолютивная часть постановления объявлена 02 ноября 2011 года Постановление изготовлено в полном объеме 03 ноября 2011 года

Десятый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего судьи Мордкиной Л.М., судей: Александрова Д.Д., Кручининой Н.А., при ведении протокола судебного заседания Нетребской А.С., в заседании участвуют:

от заявителя - Гладкий В.А. по доверенности от 04.10.2011;

от инспекции - Думитрашку В.И. по доверенности от 11.01.2011 N 04-08/0003,

рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу ИФНС России по г. Сергиеву Посаду Московской области на решение Арбитражного суда Московской области от 07 сентября 2011 года по делу N А41-4740/11, принятое судьей Кудрявцевой Е.И., по заявлению ООО «Грант» к ИФНС России по г. Сергиеву Посаду Московской области о признании недействительным решения, УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью «Грант» (далее - ООО «Грант», налогоплательщик, заявитель, общество) обратилось в Арбитражный суд Московской области с заявлением, уточненным в порядке ст. 49 АПК РФ, к ИФНС России по г. Сергиеву Посаду Московской области (далее - заинтересованное лицо, налоговый орган, инспекция) о признании недействительным решения от 29.09.2010 N 198/11-159 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Решением Арбитражного суда Московской области от 07 сентября 2011 года по делу N А41-4740/11 заявление ООО «Грант» удовлетворено.

Удовлетворяя заявленные требования, суд исходил из подтверждения заявителем спорных расходов и налоговых вычетов первичными документами, оформленными в соответствии с требованиями действующего законодательства, а также из реальности хозяйственных операций, в связи с чем суд пришел к выводу о соответствии затрат, учитываемых при определении налоговой базы по налогу на прибыль организаций, критериям, установленным статьей 252 Налогового кодекса Российской Федерации, и обоснованном заявлении обществом налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость в соответствии с положениями статей 169, 171 и 172 Налогового кодекса Российской Федерации.

Законность и обоснованность решения проверяются по апелляционной жалобе ИФНС России по г. Сергиеву Посаду Московской области, в которой инспекция просит решение суда первой инстанции отменить, ссылаясь на то, что налогоплательщиком получена необоснованная налоговая выгода, по хозяйственной деятельности с контрагентами ООО «МК-Ресурс», ООО «Высокие технологии», в виде сумм, отнесённых на расходы при определении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль, и вычетов, заявленных по налогу на добавленную стоимость, поскольку первичные бухгалтерские документы содержат недостоверные сведения и не отвечают требованиям ст. 169 НК РФ.

Проверив материалы дела, доводы, изложенные в апелляционной жалобе, заслушав представителей сторон, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены или изменения состоявшегося по делу судебного акта.

Материалами дела установлено: инспекцией проведена выездная налоговая проверка общества по вопросам правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты налогов, сборов и других обязательных платежей за период с 01.01.2006 по 31.12.2008.

По результатам проверки составлен акт от 23.08.2010 N 215/11-98 и вынесено решение от 29.09.2010 N 198/11-159 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, в соответствии с которым обществу предложено уплатить недоимку по налогу на прибыль и налогу на добавленную стоимость в общей сумме 11.830.604 руб., заявителю начислены соответствующие пени в размере 4.210.813 руб. и штрафы, предусмотренные п. 1 ст. 122 НК РФ, в сумме 2.366.121 руб.

Решением УФНС России по Московской области от 15.11.2010 N 16-16/96782 решение инспекции оставлено без изменения, апелляционная жалоба налогоплательщика - без удовлетворения.

Не согласившись с решением налоговой инспекции, общество обратилось с заявлением в арбитражный суд.

Апелляционный суд поддерживает вывод суда первой инстанции о том, что решение ИФНС России по г. Сергиеву Посаду Московской области от 29.09.2010 N 198/11-159 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения подлежит признанию недействительным, как вынесенное с нарушением норм действующего законодательства о налогах и сборах, в связи со следующим.

В соответствии со ст. 108 НК РФ никто не может быть привлечен к ответственности за совершение налогового правонарушения иначе, как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены настоящим Кодексом. Согласно ст. 109 НК РФ лицо не может быть привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения при отсутствии события налогового правонарушения.

В силу п. 1 ст. 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со ст. 166 НК РФ, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты.

В соответствии с п. 1 ст. 172 НК РФ налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 статьи 171 НК РФ.

Вычетам подлежат, если иное не установлено настоящей статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации, либо фактически уплаченные ими при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей, и при наличии соответствующих первичных документов.

В соответствии со статьей 252 НК РФ в целях главы 25 налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключении расходов, указанных в ст. 270 НК РФ).

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствующие расходы, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы (в том числе таможенной декларацией, приказом о командировке, проездными документами, отчетом о выполненной работе в соответствии с договором). Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение доход

а.

Согласно правовой позиции, изложенной в п. 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Между ООО «Грант» (покупатель) и ООО «МК-Ресурс», ООО «Высокие технологии» (продавцы) заключены договоры от 01.01.2007 N 01/01-ОЗ, от 01.07.2007 N 7гсм-07/07 на поставку нефтепродуктов.

В проверяемом периоде ООО «Грант» при исчислении налога на прибыль отнесло на затраты расходы в сумме 25.554.799,69 руб. и 2.520.669,87 руб., понесенные при приобретении нефтепродуктов, и применило налоговый вычет по налогу на добавленную стоимость в сумме 4.616.538 руб. и 453.721 руб.

Основаниями для отказа инспекции в признании обоснованными налогового вычета по налогу на добавленную стоимость и увеличения расходов, учитываемых при исчислении налога на прибыль, послужили выводы налогового органа о том, что представленные на проверку первичные документы подписаны неустановленными лицами. Кроме того, инспекция указала на то, что контрагенты заявителя по месту регистрации отсутствуют равно как их персонал, а хозяйственные операции осуществлены с товаром, который не мог быть поставлен в указанном налогоплательщиком объеме.

Для проверки правомерности предъявления налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость и уменьшения налогооблагаемой прибыли инспекцией проведены мероприятия налогового контроля в отношении ООО «МК-Ресурс» и ООО «Высокие технологии».

В отношении ООО «МК-Ресурс» инспекцией установлено следующее.

Согласно информации, полученной из ИФНС России N 7 по г. Москве, организация состоит на налоговом учете с 18.09.2006, зарегистрирована по адресу: 127473, г. Москва, ул. Селезневская, 15, стр. 2; генеральный директор и учредитель - Польный А. С. Последняя предоставленная бухгалтерская отчетность за 3 месяца и декларация по налогу на добавленную стоимость за 1 квартал 2007 г. не «нулевая».

У организации имеются признаки «фирмы-однодневки»: адрес «массовой» регистрации, «массовый» руководитель и заявитель. Среднесписочная численность работников за 1 квартал 2007 года составила 1 человек.

Согласно протоколу допроса от 05.11.2009 N 283 Польный А. С. показал, что он не является ни учредителем, ни руководителем, ни главным бухгалтером организаций, кроме ООО «Айти-групп»; финансовые документы организаций, в том числе, договоры, счета-фактуры, накладные, акты выполненных работ, налоговую и бухгалтерскую отчетность не подписывал.

По сведениям федеральной базы Польный А. С. является «массовым» учредителем и руководителем, на его имя зарегистрировано 12 организаций.

Для расчетов за поставленную продукцию ООО «МК-Ресурс» открыт расчетный счет в КБ «Максима» г. Москвы. В рамках проведения проверки направлен запрос в КБ «Максима» об истребовании выписки о движении денежных средств по расчетному счету ООО «МК-Ресурс» для анализа поступивших денежных средств и дальнейшего их списания.

Согласно выписке банка за период с 01.01.2006 по 31.12.2008 ООО «МК-Ресурс» не является плательщиком налогов и других обязательных платежей, не оплачивает коммунальные услуги, не перечисляет заработную плату. ООО «Грант» также имеет расчетный счет в КБ «Максима».

В отношении ООО «Высокие технологии» инспекцией установлено следующее.

Согласно информации, полученной из ИФНС России N 29 по г. Москве ООО «Высокие технологии» снято с налогового учета 17.11.2009 по решению регистрирующего органа. Генеральный директор и учредитель значился Бондаренко Артем Олегович.

Согласно объяснениям Бондаренко А. О. от 22.10.2007, им ранее представлялись заявления и иные документы на государственную регистрацию юридических лиц, в отношении скольких и каких именно юридических лиц не помнит; Бондаренко лично подписывал заявление на государственную регистрацию юридических лиц, а также иные документы, представляемые в регистрирующий орган, в том числе в присутствии нотариуса, в отношении каких организаций, не помнит; учредителем (участником) скольких и каких именно юридических лиц Бондаренко не знает и не помнит; адресов, по которым располагаются регистрированные юридические лица, Бондаренко не знает, документов утверждающих правомерность использования адресов в качестве адресов места нахождения зарегистрированных организаций не имеет; представляя документы на государственную регистрацию юридических лиц, Бондаренко действовал не в собственных интересах; в управлении юридическими лицами, в утверждении годовых отчетов, в распределении прибыли Бондаренко не участвовал, вклады в уставной капитал не вносил; Бондаренко не намеревался лично осуществлять права и нести обязанности участника создаваемых юридических лиц, однозначно знал, что не будет участвовать в деятельности создаваемых от его имени юридических лиц, иметь права участника и нести обязанности в отношении таких юридических лиц; открытие счетов в банках, наем работников, хозяйственных договоров и финансовых документов не подписывал; указывая себя в качестве руководителя юридических лиц, Бондаренко знал, что не будет фактически осуществлять полномочия единоличного исполнительного органа; где хранятся документы юридических лиц, Бондаренко не знает, представить учредительные и финансовые документы не готов.

По сведениям федеральной базы Бондаренко А. О. является «массовым» учредителем и руководителем, на его имя зарегистрировано более 50 организаций.

У ООО «Высокие технологии» отсутствуют помещения, позволяющие хранить нефтепродукты, а также транспортные средства для перевозки вышеназванных товарно-материальных ценностей.

ООО «Грант» не представлены товарно-транспортные накладные, подтверждающие факт доставки нефтепродуктов от поставщика.

В период взаимоотношений с ООО «МК-Ресурс», ООО «Высокие Технологии» обязанности директора ООО «Грант» осуществлял Земляной О. С.

Из оспариваемого решения следует, что в ходе выездной налоговой проверки был проведен опрос Земляного О. С., в ходе которого установлено, что ООО «МК-Ресурс» и ООО «Высокие технологии» ему не знакомы, переговоры на предмет поставки товаров он не вел. Переговоры проводил Гладкий К. В.; директор ООО «МК-Ресурс» Польный А. С. и директор ООО «Высокие технологии» Бондаренко А. О. ему не знакомы, однако договор с ООО «МК-Ресурс» и ООО «Высокие технологии» на поставку продукции он подписывал. Земляной лично прием товара не производил, прием товара производил оператор автозаправочной станции. Транспортных средств у ООО «Грант» ни арендованных, ни собственных не было. Земляной сообщил, что для осуществления деятельности ООО «Грант» имело одну автозаправочную станцию в собственности и две автозаправочные станции в аренде, у ООО «Грант» была возможность получать и хранить товар для дальнейшей реализации. Товар доставлялся бензовозами.

С учетом изложенного инспекцией сделан вывод о недостоверности сведений, содержащихся в представленных заявителем на проверку первичных документах ООО «МК-Ресурс», ООО «Высокие технологии», что, по мнению налогового органа, свидетельствует о нарушении заявителем статей 169, 171, 172, 252 НК РФ и о получении необоснованной налоговой выгоды.

В связи с вышеуказанным, налоговым органом полностью не приняты в состав затрат расходы заявителя по взаимоотношениям с вышеуказанными контрагентами, также не приняты налоговые вычеты по налогу на добавленную стоимость по данным контрагентам.

Апелляционный суд находит выводы налогового органа несоответствующими как нормативным актам, регулирующим правоотношения по налогу на добавленную стоимость и налогу на прибыль, так и обстоятельствам дела.

В п. 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» особо указывается, что факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Аналогичная позиция выражена в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 16.10.2003 N 329-О, в котором указано, что налогоплательщик не может нести ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

Кроме того, арбитражный суд руководствуется правовой позицией, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.11.2007 N 9893/07, предусматривающей недопустимость формального подхода к правоотношениям такого рода, без исследования реальности хозяйственных операций и представления налоговым органом доказательств получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Следовательно, для признания за налогоплательщиком права на вычет по налогу на добавленную стоимость и отнесения на затраты при определении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль требуется подтверждение факта совершения реальных хозяйственных операций.

Исходя из постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. В то же время нарушение контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей само по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Обязанность налогового органа по доказыванию обоснованности оспариваемого ненормативного правового акта предполагает представление суду сведений, с бесспорностью подтверждающих, что действия налогоплательщика направлены именно на получение необоснованной налоговой выгоды.

В оспариваемом решении налогового органа не содержится соответствующих доказательств и не установлено обстоятельств, свидетельствующих об искусственном создании заявителем совместно с его контрагентом условий для получения необоснованной налоговой выгоды.

Обоснованность налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость и расходов по налогу на прибыль организаций подтверждена представленными заявителем в материалы дела и в налоговый орган первичными документами: договорами, счетами-фактурами, товарными накладными, платежными поручениями (т. 1 л.д. 58-168, т. 2 л.д. 1-168, т. 3 л.д. 1-23, 45-127).

Таким образом, организация, по мнению суда, документально подтвердила обоснованность расходов с целью исчисления налога на прибыль, правомерность принятия к вычету налога на добавленную стоимость по совершенным хозяйственным операциям в результате взаимоотношений со спорными контрагентами.

В опровержение достоверности сведений об экономической обоснованности хозяйственных операций, содержащихся в доказательствах представленных заявителем, налоговым органом не представлены достаточные и бесспорные доказательства, свидетельствующие о недобросовестности налогоплательщика, фиктивности сделок и отсутствия реальных взаимоотношений со спорными контрагентами.

Доказательств наличия нарушений ст. 169 НК РФ, ст. 171 НК РФ, ст. 172 НК РФ, ст. 252 НК РФ и порядка оформления первичных документов, которые были или могли быть известны заявителю и им выявлены, налоговым органом не представлено.

Апелляционный суд считает, что налоговым органом не доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности, и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентами.

При заключении договоров общество, проявляя должную осмотрительность, удостоверилось в правоспособности поставщиков и их надлежащей государственной регистрации в качестве юридических лиц. Поставщики заявителя на момент спорных хозяйственных операций являлись зарегистрированными в ЕГРЮЛ юридическими лицами, состояли на налоговом учете, имели расчетные счета в банках.

В силу последнего обстоятельства заявитель обоснованно полагал, что правоспособность контрагентов и полномочия их должностных лиц должны проверяться кредитно-финансовыми учреждениями при открытии расчетных счетов и совершении операций по ним.

Налоговое законодательство не возлагает на налогоплательщика обязанность по проверке деятельности его контрагентов, которые являются самостоятельными налогоплательщиками и несут в случае недобросовестного исполнения налоговых обязательств налоговую ответственность.

Результат исполнения сторонами по сделке своих обязательств друг перед другом надлежащим образом является доказательством осмотрительности налогоплательщика при ведении хозяйственной деятельности.

Отсутствие контрагентов заявителя по юридическим адресам, указанным в учредительных документах, не влияет на право налогоплательщика на принятие к вычету налога на добавленную стоимость, а также на право уменьшить налоговую базу по налогу на прибыль на произведенные расходы, и не свидетельствует о недобросовестности налогоплательщика, поскольку договорные обязательства исполнялись контрагентами надлежащим образом.

Отрицание лицами, числящимися руководителями спорных контрагентов, причастности к их деятельности без наличия других доказательств само по себе не может свидетельствовать о недобросовестности заявителя и отсутствии хозяйственных операций с данными контрагентами.

Согласно Постановлению Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20 апреля 2010 года N 18162/09 само по себе подписание первичных документов неустановленными лицами при недоказанности налоговым органом недобросовестности налогоплательщика не может свидетельствовать о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Отрицание лицом причастности к деятельности общества не может однозначно с бесспорностью свидетельствовать о непричастности данного лица к деятельности общества, при наличии документальных доказательств такой причастности.

Вместе с тем, объяснения Бондаренко А.С. не являются свидетельскими показаниями (ст. 90 НК РФ).

Кроме того, свидетельские показания руководителя ООО «МК-Ресурс», отраженные в протоколе допроса Польного А.С. от 05.11.2009 N 283, который отрицает взаимоотношения с ООО «Гарант», не являются безусловным доказательством того, что он не подписывал документы и не совершал какие-либо операции, а также не опровергают реальность совершенных хозяйственных операций.

Почерковедческая экспертиза подписей, проставленных на документах, выставленных контрагентами, инспекцией в порядке ст. 95 НК РФ не назначалась и не проводилась, с заявлением в порядке ст. 161 АПК РФ о фальсификации представленных обществом доказательств, подтверждающих его право на применение налоговых вычетов и уменьшение налогооблагаемой прибыли на сумму произведенных затрат, инспекция не обращалась.

При допросе свидетеля Польного А.С. не задавались вопросы, связанные с деятельностью ООО «Гарант» и его контрагентов, допрос проведен 05.11.2009, т.е. ранее сроков проведения выездной налоговой проверки - согласно акту проверки последняя назначена к проведению решением от 30.11.2009 N 172, окончена - 22.07.2010. При этом допрос Польного А.С. касался неопределенного круга организаций - без указания на конкретных наименований, в том числе ООО «Грант».

Апелляционный суд считает, что из данных полученных в результате мероприятий налогового контроля следуют нарушения, допущенные контрагентами налогоплательщика, причинная связь которых с хозяйственной деятельностью заявителя налоговым органом не установлена.

В соответствии с правовой позицией Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении Президиума от 20.04.2010 N 18162/09 при соблюдении контрагентом требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в первичных документах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении контрагентом недостоверных либо противоречивых сведений. Свидетельские показания генерального директора контрагента при отсутствии признаков недобросовестности общества и наличия умысла в его действиях на получение необоснованной налоговой выгоды, не являются достаточными для уменьшения налогооблагаемой базы по налогу на прибыль организаций на величину произведенных расходов. При этом в постановлении N 18162/09 от 20.04.2010 указано, что содержащееся в нем толкование правовых норм является общеобязательным и подлежит применению при рассмотрении арбитражными судами аналогичных дел.

Согласно ответам, полученным по результатам встречной проверки, контрагенты заявителя были зарегистрированы по адресам, указанным в первичных документах, поставлены на учет в налоговом органе, представляли налоговую отчетность, их регистрация не была признана недействительной на момент спорных хозяйственных операций.

В Определении Конституционного суда Российской Федерации от 04.12.2000 N 243-0 разъяснено, что не могут министерство или иное ведомство Российской Федерации истолковывать использованное в Постановлении Конституционного суда Российской Федерации N 24-П от 12.10.1998 понятие «добросовестные налогоплательщики» как возлагающие на налогоплательщиков дополнительные, не предусмотренные законодательством, обязанности по проверке обоснованности государственной регистрации контрагентов, в т.ч. проверке их регистрации по утерянным и подложным документам; проверке нахождения контрагентов по «юридическим» адресам, указанным в их учредительных документах и в Едином государственном реестре юридических лиц.

При реальности произведенного сторонами исполнения по сделкам, то обстоятельство, что эти сделки и документы, подтверждающие их исполнение, от имени контрагентов общества оформлены за подписями лиц, отрицающих их подписание и наличие у них полномочий руководителя (со ссылкой на недостоверность регистрации сведений о нем как о руководителе в едином государственном реестре юридических лиц), само по себе не является безусловным и достаточным доказательством, свидетельствующим о получении обществом необоснованной налоговой выгоды.

При установлении указанных обстоятельств и недоказанности факта не совершения хозяйственных операций в применении налогового вычета по налогу на добавленную стоимость, а также в признании расходов, понесенных в связи с оплатой данных услуг, может быть отказано при условии, если налоговым органом будет доказано, что общество действовало без должной осмотрительности и исходя из условий и обстоятельств совершения и исполнения соответствующих сделок, оно знало или должно было знать об указании контрагентами недостоверных сведений или о подложности представленных документов ввиду их подписания лицами, не являющимися руководителями контрагентов, или о том, что в качестве контрагентов по договорам были указаны лица, не осуществляющие реальной предпринимательской деятельности и не декларирующие свои налоговые обязанности в связи со сделками, оформляемыми от их имени.

Апелляционный суд считает, что отсутствие у контрагентов необходимого персонала не влечет отказа в признании права налогоплательщика на отнесение затрат по договорам с такими контрагентами к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль организаций, и на применение налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость. Нарушение контрагентами налогоплательщика своих налоговых обязательств само по себе не является доказательством получения необоснованной налоговой выгоды, поскольку налогоплательщик при выборе контрагентов не имеет возможности проверить факты исполнения контрагентами налоговых обязательств.

Не отражение контрагентами спорных финансово-хозяйственных операций в налоговых отчетностях, не влияет на право налогоплательщика на принятие к вычету налога на добавленную стоимость, и не свидетельствует о недобросовестности налогоплательщика, поскольку договорные обязательства исполнялись контрагентами надлежащим образом.

Апелляционный суд считает, что указание в решении инспекции на то, что контрагенты заявителя обладают признаками «фирм-однодневок», не имеет правового значения и не может быть поставлено в вину налогоплательщику.

Ссылку инспекция в апелляционной жалобе на непредставление обществом товарно-транспортных накладных апелляционный суд находит несостоятельной в связи со следующим.

Товарно-транспортная накладная, форма которой утверждена Постановлением Госкомстата России от 28.11.1997 N 78 «Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету работы строительных машин и механизмов, работ в автомобильном транспорте» (форма N 1-Т), является основным перевозочным документом, предназначенным для учета движения товарно-материальных ценностей и расчетов за их перевозки автомобильным транспортом. При этом обязанность по оформлению товарно-транспортной накладной возникает у грузоотправителя только в случае осуществления перевозки силами автотранспортной организации по договору перевозки груза (раздел 2 Указаний по применению и заполнению форм, утвержденных Постановлением Госкомстата России от 28.11.1997 N 78, п. 2 ст. 785 ГК РФ, п. 45 Устава автомобильного транспорта РСФСР, утв. Постановлением Совета Министров РСФСР от 08.01.1969 N 12).

Таким образом, товарно-транспортная накладная является документом, определяющим взаимоотношения грузоотправителей с организациями-перевозчиками, и служит для расчетов грузоотправителей или грузополучателей с перевозчиками за оказанные услуги по перевозке товаров.

Для организаций и предпринимателей, осуществляющих торговые операции, а не перевозку товаров, первичными учетными документами являются не товарно-транспортные накладные, а товарные накладные.

Подобное разъяснение дано Управлением ФНС России по г. Москве в письме от 30.06.2008г. N 20-12/061151, согласно которому если организация-покупатель не оплачивает транспортировку товаров, то для оприходования и отражения в учете стоимости приобретенных товаров можно использовать надлежащим образом оформленную товарную накладную (форма N ТОРГ-12).

Следовательно, требования налогового органа о предоставлении товарно-транспортных накладных и иных документов по перевозке товара автомобильным транспортом являются незаконными и необоснованными. При этом сам факт оприходования (принятия к учету) товара не отрицается налоговым органом.

В соответствии с Постановлением Госкомстата РФ от 25.12.1998г. N 132 «Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету торговых операций» основанием для оприходования товарно-материальных ценностей являются товарные накладные, которые составлены по унифицированной форме ТОРГ-12.

Расхождений между товарными накладными и книгой покупок, счетами-фактурами налоговым органом не выявлено.

Налоговый орган в апелляционной жалобе указывает на то, что суд первой инстанции не дал надлежащей оценки приведенным в качестве доказательства данным опроса Земляного О.С., являвшегося директором ООО «Грант» в период спорных хозяйственных операций, а именно: Земляной О.С. лично не знаком с директорами ООО «МК-Ресурс» и ООО «Высокие технологии»; Земляной О.С. лично не вел с ними переговоры о поставке нефтепродуктов, однако договоры с ними подписал он; Земляной О.С. лично не производил приемку товара; транспортных средств у ООО «Грант» ни арендованных, ни собственных не было; у ООО «Грант» не было возможности хранить товар для его дальнейшей реализации; Земляной О.С. имел право подписи договоров, а финансовые документы не подписывал.

Данные доводы инспекции апелляционный суд находит несостоятельными, поскольку закон не требует личного знакомства руководителей организаций, вступающих в финансово-хозяйственные отношения; закон не требует, чтобы руководитель организации лично производил приемку товара; ООО «Грант» предоставило доказательства того, что поставки нефтепродуктов производились поставщиками непосредственно покупателям («с колес») - следовательно, хранения не требовалось; инспекция не привела доказательства ограничения прав директора ООО «Грант» Земляного О.С, предоставленных ему законом и уставом общества как единоличному руководителю, и не соответствия его подписей на предоставленных налогоплательщиком документах.

Расходы налогоплательщика по договорам со спорными контрагентами подтверждены предоставленными инспекции на проверку и в материалы настоящего дела документами. Все документы содержат необходимые обязательные реквизиты, перечень которых приведен в пункте 2 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете», и в совокупности доказывают факты приобретения налогоплательщиком услуг, являющихся предметом договора, и их оплаты. Совокупность представленных документов, свидетельствует о реальности хозяйственных операций со спорным контрагентом.

Представленными в материалы дела договорами, счетами-фактурами, товарными накладными, платежными поручениями подтверждена реальность хозяйственных операций с ООО «МК-Ресурс» и ООО «Высокие технологии».

Относительно представленных платежных поручений ООО «Грант» об оплате ООО «МК-Ресурс» поставленных им нефтепродуктов, где получателями платежа значатся: ООО «Высокие технологии», ООО «Полистар», ООО «Серпуховская Топливная Компания», ООО «Сеплай», ООО «Грааль», ООО «Финанс-Проект», ООО «БизнесПартнер», ПБОЮЛ Кирин Е.А., ООО «Промторгсервис», ООО «Нефтесервис», ООО «ЭнергоСбыт», ООО «Бизнес-Альтернатива», ООО «ПромТехПроект», ООО «Нерком системе», заявитель пояснил, что указанные платежи осуществлены по финансовым поручениям ООО «МК-Ресурс» в счет оплаты поставки нефтепродуктов по договору от 01.01.2007 N 01/01-О3.

Относительно платежных поручений ООО «Грант», подтверждающих в полном объеме оплату ООО «Высокие технологии» поставленных им нефтепродуктов, где плательщиком указано ООО «ПремияЛюкс», заявитель пояснил, что указанный платеж был осуществлен по финансовому поручению ООО «Грант».

Копии названных финансовых поручений и таблица их исполнения приобщены к материалам дела (т. 4 л.д. 41-104).

Доказательства совершения заявителем и связанными с ним лицами лишенных экономического содержания согласованных умышленных действий, направленных на искусственное, без реальной хозяйственной цели, создание условий для незаконного применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость и принятия расходов в материалах дела отсутствуют.

Таким образом, налоговым органом достоверно не установлено ни фактов неуплаты налогов, ни фактов невозможности осуществления хозяйственных операций контрагентами налогоплательщика.

Поскольку инспекция не опровергла представленных обществом доказательств, свидетельствующих о реальности совершенных им хозяйственных операций, и не доказала того обстоятельства, что упомянутые операции в действительности не совершались, ее вывод о документальной неподтвержденности спорных расходов как понесенных именно в рамках сделки с конкретным контрагентом не влечет безусловного отказа в признании таких расходов для целей исчисления налога на прибыль со ссылкой на положения пункта 1 статьи 252 НК РФ.

Проверив материалы дела по спорным контрагентам, апелляционный суд считает, что доводы налогового органа опровергаются представленными в материалы дела документами, полно и всесторонне исследованными судом первой инстанции. Суд апелляционной инстанции поддерживает выводы суда первой инстанции.

В соответствии со ст. 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных актов, решений и действий (бездействия) государственных органов арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту.

Оценка доказательств произведена судом по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Согласно ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основания своих требований или возражений.

С учетом изложенного суд апелляционной инстанции считает, что доводы налогового органа, изложенные в апелляционной жалобе, фактически сводятся к иной, чем у суда, оценке доказательств, и они не могут служить основанием для отмены принятого по делу решения, так как не свидетельствуют о несоответствии выводов суда имеющимся в деле доказательствам и о неправильном применении норм права.

На основании вышеизложенного, апелляционный суд считает, что апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению.

Руководствуясь ст.ст. 266, 268, п. 1 ст. 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Московской области от 7 сентября 2011 г. по делу NА41-4740/11 оставить без изменения, апелляционную жалобу Инспекции ФНС России по г. Сергиеву Посаду Московской области - без удовлетворения.

     Председательствующий
Л.М.Мордкина
Судьи
Д.Д.Александров
Н.А.Кручинина

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А41-4740/11
Принявший орган: Десятый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 03 ноября 2011

Поиск в тексте