• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ОДИННАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 19 августа 2011 года Дело N А55-3314/2011

г. Самара

Резолютивная часть постановления объявлена 17 августа 2011 г.

Постановление в полном объеме изготовлено 19 августа 2011 г.

Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего судьи Холодной С.Т., судей Бажана П.В., Кузнецова В.В., при ведении протокола секретарем судебного заседания Хархавкиным А.А., с участием:

от открытого акционерного общества "Самарагаз" - Ильина Н.В., доверенность от 01.01.2011 года, N 1/183-ю; Прокопенко Е.К., доверенность от 01.01.2011 года, N 1/184-ю;

от Управления ФНС России по Самарской области - Беззубова Ю.В., доверенность от 11.05.2011 года, N 12-22/11333; рассмотрев в открытом судебном заседании 17 августа 2011 года, в зале N 7, апелляционную жалобу Управления ФНС России по Самарской области, г. Самара,

на решение Арбитражного суда Самарской области от 17 июня 2011 года по делу N А55-3314/2011, судья Харламов А.Ю., по заявлению открытого акционерного общества "Самарагаз" (ОГРН: 1026300968319; ИНН: 6315223001), г. Самара, к Управлению ФНС России по Самарской области, г. Самара, о признании незаконным решения налогового органа в части,

УСТАНОВИЛ:

Открытое акционерное общество "Самарагаз" (далее - заявитель, Общество) обратилось в арбитражный суд Самарской области с заявлением, с учётом уточнения заявленных требований в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о признании незаконным решения от 26 ноября 2010 года N 11-79/10 «Об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения», принятое УФНС России по Самарской области (далее - ответчик, налоговый орган), в части: доначисления налога на прибыль организаций в сумме 3 809 063 руб. 87 коп., пени на данную недоимку по налогу на прибыль организаций в сумме 130 991 руб. 90 коп.; доначисления НДС в сумме 812 891 руб. 00 коп., пени на данную недоимку по НДС в сумме 30 560 руб.

Решением Арбитражного суда Самарской области от 17 июня 2011 года требования удовлетворены.

Принимая судебный акт, суд первой инстанции пришёл к выводу, что заявителем представлены надлежащие доказательства несоответствия решения от 26 ноября 2010 года N 11-79/10 «Об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения» Налоговому кодексу Российской Федерации, а также нарушение данным ненормативным правовым актом прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Не согласившись с выводами суда, налоговый орган подал апелляционную жалобу, в которой просит решение суда первой инстанции отменить; в удовлетворении требований ОАО «Самарагаз» отказать.

В апелляционной жалобе налоговый орган считает, что решение суда первой инстанции является необоснованным, принятым с нарушением норм материального и процессуального права и подлежит отмене.

Указывает, что представленные ОАО «Самарагаз» первичные документы содержат недостоверные сведения, а, следовательно, вычеты по НДС заявителем не подтверждены документально, и не соответствуют требованиям статей 169, 172 НК РФ. Податель жалобы считает, что изложенные в апелляционной жалобе факты, свидетельствуют о том, что налоговым органом в ходе проверки проведен необходимый комплекс мероприятий налогового контроля, в результате которого принято обоснованное решение.

В судебном заседании представитель налогового органа доводы апелляционной жалобы поддержал в полном объёме.

Представители заявителя считают решение суда первой инстанции законным и обоснованным по основаниям, изложенным в письменном отзыве на апелляционную жалобу от 09.08.2011 г. N 11. Просят решение суда первой инстанции оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Апелляционная жалоба на судебный акт арбитражного суда Самарской области рассмотрена в соответствии с требованиями статей 266-268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия апелляционной инстанции, исследовав доказательства по делу с учетом доводов апелляционной жалобы, объяснений лиц, участвующих в деле, отзыва на апелляционную жалобу, пришла к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения апелляционной жалобы, при этом исходила из следующих обстоятельств.

Как усматривается из материалов дела налоговым органом в отношении Общества была проведена повторная выездная налоговая проверка по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов: налога на прибыль организаций, НДС, налога на имущество организаций, водного налога, НДФЛ, ЕСН, страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за период с 01 января 2006 года по 31 декабря 2007 года, результаты которой были оформлены актом от 15 октября 2010 года N 11-49/05382ДСП повторной выездной налоговой проверки (том 3 л.д. 1-73).

На основании указанного акта ответчиком в отношении заявителя принято решение от 26 ноября 2010 года N 11-79/10 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, согласно которому ответчик решил: отказать в привлечении ОАО "Самарагаз" к налоговой ответственности; начислить пени на недоимку по НДС, по налогу на прибыль организаций в общей сумме 1 550 363 руб. 00 коп.; предложить ОАО "Самарагаз" уплатить недоимку по налогу на прибыль, НДС в общей сумме 16 385 219 руб. 00 коп. (том 1 л.д. 38-120).

Заявитель, не согласившись с решением налогового органа, обжаловал его в апелляционном порядке (том 1 л.д. 121-137).

По результатам рассмотрения жалобы Федеральная налоговая служба Российской Федерации приняла решение от 26.02.2011 года N АС-7-9/3026, которым оставила без изменений и утвердила решение от 26.11.2010 года N 11-79/10, принятое УФНС России по Самарской области.

Заявитель, не согласившись с решением налогового органа, обратился в арбитражный суд Самарской области с соответствующим заявлением, судебным актом требования заявителя суд удовлетворил.

Согласно статье 247 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения по налогу на прибыль для российских организаций признается прибыль - полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 Налогового кодекса Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 Налогового кодекса Российской Федерации, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Законом предусмотрено, что для целей налогообложения прибыли учитываются любые понесенные налогоплательщиком расходы, если они экономически и документально обоснованы и направлены на получение прибыли. То есть, при решении вопроса о правомерности включения налогоплательщиком конкретных затрат в состав расходов, уменьшающих облагаемый налогом на прибыль доход, оценивается реальность таких затрат.

В соответствии со статьей 171 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога на добавленную стоимости, исчисленную в соответствии со статьей 166 Налогового кодекса Российской Федерации на установленные налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации.

На основании пункта 1 статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые вычеты производятся на основании счетов - фактур, выставляемых продавцами при приобретении товаров (работ, услуг) и документов, подтверждающих фактическую оплату сумм налога.

Согласно статье 169 Налогового кодекса Российской Федерации счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия покупателем предъявленных продавцом товаров (работ, услуг), имущественных прав (включая комиссионера, агента, которые осуществляют реализацию товаров (работ, услуг), имущественных прав от своего имени) сумм налога к вычету.

Пункты 5 и 6 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации содержат обязательные реквизиты счетов-фактур и требования, предъявляемые к порядку оформления счетов-фактур.

Статьей 9 Федерального закона от 21 ноября 1996 года N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете" установлено, что все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.

При соблюдении названных требований Кодекса налогоплательщик вправе претендовать на получение налогового вычета при исчислении налога на добавленную стоимость.

Законодательство о налогах и сборах Российской Федерации исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики.

В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, в частности налоговых вычетов при исчислении налога на добавленную стоимость, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных Налоговым кодексом Российской Федерации, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком - покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, определенных статьей 169 Налогового кодекса Российской Федерации, возлагается на продавца. Следовательно, при соблюдении контрагентом указанных требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в упомянутых счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.

При отсутствии доказательств реальности хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений, может быть сделан в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент), а также иных обстоятельств, упомянутых в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 октября 2006 года N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды".

В соответствии с материалами дела налоговый орган исключил из состава затрат расходы заявителя на приобретение полиграфической продукции по договорам, заключенным с ООО «Сфера» в размере 1 137 930 руб. 00 коп. за 2007 год в связи с тем, что расходы документально не подтверждены по причине недобросовестности контрагента.

Указанный довод ответчика мотивирован теми обстоятельствами, что контрагент заявителя никогда не находился по юридическому адресу; налоговая и бухгалтерская отчетность контрагентом представлялась в последний раз за 3 квартал 2007 года; договор и первичные документы подписаны не директором ООО «Сфера», а неустановленным лицом, не подтвержден факт поставки полиграфической продукции; у контрагента отсутствовала возможность для изготовления полиграфической продукции; на прилагаемых образцах полиграфической продукции отсутствует информация о дате изготовления, номере и количестве тиража.

На основании данных обстоятельств налоговый орган делает вывод о не проявлении заявителем должной осторожности и осмотрительности при выборе контрагента и считает, что налогоплательщик получил необоснованную налоговую выгоду.

Указанные выводы налогового органа опровергаются следующими доказательствами.

Судом установлено и материалами дела подтверждается, что у заявителя по данному эпизоду имеются в наличии все необходимые первичные документы, подтверждающие выполнение работ по агентскому договору в полном объеме: договор, накладные, отчеты Агента, которые оформлены в соответствии с требованиями действующего законодательства Российской Федерации о формах первичных бухгалтерских документов. Ответчик данный факт не отрицает.

Относительно довода налогового органа о том, что представленные заявителем документы по указанному контрагенту содержат недостоверную информацию, поскольку: ответчиком в ходе повторной выездной налоговой проверки установлено: был проведен осмотр юридического адреса ООО «Сфера», в результате которого выявлено, что ООО «Сфера» по данному адресу не находится и никогда не находилось.

Указанные доводы ответчика являются несостоятельными, поскольку ответчиком осмотр помещения (территории) производился в 2010 году, при этом гражданско-правовые отношения между заявителем и его контрагентом по поставке продукции имели место в 2007 году и в соответствии со статьей 92 Налогового кодекса Российской Федерации осмотр помещений может проводиться только в рамках выездной налоговой проверки и только в отношении того лица, которое проверяют. Таким образом, протокол осмотра помещения контрагента не соответствует законодательству и не может являться доказательством получения необоснованной налоговой выгоды заявителем.

Суд считает несостоятельной ссылку ответчика на ответ нотариуса, который указал, что заявление о регистрации организации с подписями директора и нотариуса является подделкой, поскольку, данный документ не может служить неопровержимым доказательством получения необоснованной налоговой выгоды заявителем. Соответствующий вид экспертизы в отношении данных подписей и печатей ответчиком не проводилось.

Доказательств того, что заявитель, вступая в хозяйственные отношения с указанным контрагентом, знал или должен был знать о том, что это юридическое лицо является недобросовестным налогоплательщиком, заинтересованным лицом в материалы дела не представлено. При этом получить сведения, в частности о том, что лицо, указанное в качестве руководителя ООО «Сфера» таковым не является, а нотариус не свидетельствовал его подпись на заявлении о регистрации, у заявителя ни возможности, ни соответствующих полномочий не имеется.

Указание налоговым органом на то, что на представленных заявителем документах относительно сделки с ООО «Сфера» отражены подписи неустановленных лиц, не являются безусловным основанием для отказа налогоплательщику в применении налоговых вычетов и непринятия произведенных расходов, поскольку в данном случае отсутствуют доказательства, опровергающие реальность получения товара, что соответствует правовой позиции, изложенной в постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20 апреля 2010 года N 18162/09 и от 09 марта 2010 года N 15574/09.

Материалами дела подтверждается, что перед заключением договоров с ООО «Сфера» заявитель предварительно убедился в добросовестности своего контрагента, путем изучения сведений из ЕГРЮЛ, представленных на официальном сайте налоговой службы в свободном доступе. На момент заключения договоров и совершения сделок ООО «Сфера» имело ОГРН, то есть, как юридическое лицо было зарегистрировано в налоговом органе.

Со стороны открытого акционерного общества «Самарагаз» и общества с ограниченной ответственностью «Сфера» все принятые на себя обязательства по договору полностью ими были исполнены, поскольку продукция получена на склад, полностью оплачена и использована в деятельности заявителя, приносящей доход.

Налоговый орган исключил из состава затрат расходы Общества на приобретение полиграфической продукции по договорам, заключенным с ООО «Протект» в размере 2 215 623 руб. 70 коп. за 2006 год и 256 100 руб. 00 коп. за 2007 год в связи с тем, что расходы документально не подтверждены в связи с недобросовестностью контрагента.

При этом ответчик ссылается на не проявление заявителем должной осторожности и осмотрительности при выборе контрагента ООО «Протект» и получение необоснованной налоговой выгоды

Согласно материалам дела заявитель представил полный пакет первичных документов относительно сделки, совершенной с контрагентом ООО «Протект», связанной с выполнением работ по агентскому договору, в том числе: договор, накладные, отчеты агента, которые оформлены в соответствии с требованиями действующего законодательства Российской Федерации о формах первичных бухгалтерских документов.

Налоговый орган считает, что подтверждающие документы не могут являться достоверными, так как содержат неправильный ИНН.

Установлено, что при занесении в программу данных произошла техническая ошибка, был указан ИНН, принадлежащий банку. Однако на правильность первичных документов данное обстоятельство не могло повлиять, поскольку указание ИНН не является обязательным реквизитом на первичном документе в соответствии с пунктом 2 статьи 9 Федерального закона от 21 ноября 1996 года N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете».

По утверждению налогового органа на представленных заявителем от имени ООО «Протект» первичных документах содержится подпись неуполномоченного лица, поскольку ответчиком экспертиза соответствующего вида подписи руководителя ООО «Протект» не проводилась, директор ООО «Протект» в ходе проведенной налоговой проверки не был допрошен, а у налогового органа отсутствуют специальные познания для самостоятельной проверки подлинности подписи соответствующего физического лица на представленных документах.

В представленной ответчиком Выписке из ЕГРЮЛ отсутствуют сведения о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица. Все первичные документы, а также акты сверки, представленные заявителем, подписаны от имени директора Галиева В.Р. Данное лицо согласно банковским документам открывало расчетный счет в банке и контролировало банковские операции.

Податель жалобы сослался на то, что суд неправомерно отклонил в качестве доказательства ответ нотариуса о том, что карточка с образцами подписей и печати являются подделками. Судом сделан правильный вывод относительно того, что ответ нотариуса не может служить доказательством получения необоснованной налоговой выгоды, поскольку является лишь частным мнением, а экспертиза в отношении данных подписей и печатей не проводилась.

Доказательств того, что заявитель, вступая в хозяйственные отношения с указанным контрагентом знал или должен был знать о том, что это юридическое лицо является недобросовестным налогоплательщиком, ответчиком в материалы дела не представлено. Суд отмечает, что в решении налоговый орган не приводит должного обоснования со ссылками на надлежащие доказательства того, что заявитель был осведомлен о неправомерных действиях своего контрагента. Налогоплательщик не имел оснований не доверять данному контрагенту.

Напротив, заявитель перед заключением договоров с данным контрагентом предварительно убедился в добросовестности своего контрагента, путем изучения сведений из ЕГРЮЛ, представленных на официальном сайте налоговой службы в свободном доступе. На момент заключения договоров и совершения сделок ООО «Протект» имело ОГРН, то есть, как юридическое лицо было зарегистрировано в налоговом органе.

Заявитель указывает на то, что договор со стороны ООО «Протект» был подписан руководителем данного общества с ограниченной ответственностью, данные о котором содержатся в ЕГРЮЛ. У заявителя не было причин сомневаться в подлинности подписи руководителя данного контрагента. Для установления подлинности личностей и подписей нужны специальные познания, которые имеются у сотрудников правоохранительных органов и отсутствуют у сотрудников заявителя.

Впоследствии сторонами по сделке все принятые на себя договорные обязательства были исполнены надлежащим образом, продукция получена на склад, оплачена и использована в деятельности, приносящей доход.

Таким образом, по данному эпизоду налоговым органом необоснованно заявителю начислены налог на прибыль организаций и пени в соответствующей сумме.

Налоговый орган отказал заявителю в применении налоговых вычетов по НДС, начисленному с сумм полученных предоплат от населения в счет предстоящих поставок газа за ноябрь 2007 года в сумме 650 336 руб. 65 коп., за декабрь 2007 года в сумме 72 208 руб. 78 коп., по той причине, что Обществом заявлено вычетов больше, чем было уплачено в 2004 году.

Согласно имеющимся материалам дела указанная ситуация явилась следствием технической ошибки, в результате которой в ноябре 2007 года и в декабре 2007 года в Книге покупок ошибочно был отражен счет-фактура от 31.10.2004 года N ав/04-0010, вместо счета-фактуры от 31.12.2004 года N ав/04-0012.

Данная техническая ошибка была устранена заявителем путем внесения в книгу покупок всех необходимых исправлений.

Более того, указанное нарушение не было отражено и зафиксировано налоговым органом в акте от 15.10. 2010 года налоговой проверки, а отражено только в решении налогового орган, что является нарушением статьи 100 НК РФ.

В связи с чем, необоснован отказ налогового органа в применении Обществом налогового вычета по НДС за ноябрь и декабрь 2007 года и начисление соответствующих пени.

Налоговый орган исключил из состава вычетов НДС в размере 90 347 руб. 40 коп. за 2007 год, в связи с тем, что первичные документы представленные заявителем в отношении ООО «Альянс Плюс», являются недостоверными по причине недобросовестности контрагента.

Указанный довод мотивирован теми обстоятельствами, что общество с ограниченной ответственностью «Альянс Плюс» никогда не находилось по юридическому адресу; налоговая и бухгалтерская отчетность представлялась в последний раз за 2- ой квартал 2008 года; договор и первичные документы подписаны не директором организации, а неустановленным лицом; у организации отсутствовала возможность для изготовления пломб; директор отрицает свою причастность к указанной организации.

Как следует из материалов дела, проведенный налоговым органом осмотр помещений контрагента был осуществлен в 2010 году, между тем поставка пломб ООО «Альянс Плюс» была осуществлена в 2007 году.

Указанный протокол осмотра помещения контрагента не соответствует статье 92 НК РФ и не является доказательством получения необоснованной налоговой выгоды.

Относительно протокола допроса директора ООО «Альянс Плюс», который отрицает свою причастность даже к регистрации данной организации, указанные обстоятельства опровергаются подтверждением нотариуса подлинности подписи директора при регистрации.

В соответствии с правилами нотариального удостоверения документов нотариус в обязательном порядке устанавливает личность лица, производящего подпись, с обязательным предъявлением им оригинала паспорта.

Установлено и подтверждено материалами дела, что заявитель в обоснование своей позиции в суд первой инстанции представил полный и надлежащим образом оформленный пакет необходимых документов. Ответчик данный факт не отрицает.

Материалами дела подтверждено, что все обязательства по договору с данным контрагентом полностью были выполнены: продукция получена на склад, оплачена и использована в деятельности заявителя, приносящей доход.

Принимая во внимание, что положения статей 171-172 Налогового кодекса Российской Федерации не ставят права налогоплательщика на налоговый вычет и степень его добросовестности в зависимости от добросовестности его контрагентов, с учетом изложенных обстоятельств, необоснованны доначисления ответчиком недоимки по НДС и соответствующих пени заявителю.

Относительно правильности расчета технологических потерь по утвержденным нормам налоговый орган исключает из расходов налогоплательщика технологические потери газа в системе газораспределения, возникшие при транспортировке (разбаланс) в размере 1 867 820 руб. 51 коп. за 2006 год в связи с тем, что расходы превышают норматив. Согласно позиции налогового органа заявитель в соответствии с налоговым законодательством РФ должен был рассчитывать нормативные потери ежемесячно, не принимая во внимание годовой баланс газа.

Согласно подпункту 3 пункта 7 статьи 254 Налогового кодекса Российской Федерации к материальным расходам для целей налогообложения приравниваются технологические потери при производстве и (или) транспортировке.

Налоговый кодекс предусматривает возможность включения в состав затрат технологические потери без нормирования, тем более не предъявляя требования к ежемесячному нормированию технологических потерь.

Таким образом, в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации в целях налогообложения прибыли Общество имело право не рассчитывать какой-либо норматив для учета технологических потерь, а учитывать все фактически полученные технологические потери в полном объеме.

Более того, все потери, учтенные заявителем, рассчитаны в строгом соответствии с Приказом Минэнерго Российской Федерации от 01 августа 2001 года N 231 (РД 153-39.4-079-01) «Методика определения расходов газа на технологические нужды предприятий газового хозяйства и потерь в системах распределения газа». Данный документ также не предусматривает нормирование потерь газа.

Однако, в целях расчета тарифа транспортного газа, заявитель, руководствуясь Информационным письмом ФСТ от 28 июня 2005 года N СН-3923/9, утвердил норматив технологических потерь в размере 0, 59 % от общего объема газа, транспортированного за год.

Заявитель в целях налогообложения для равномерного учета затрат по технологическим потерям в течение года также использовал данный норматив, и технологические потери учитывались налогоплательщиком не в полном объеме, как определено Налоговым кодексом, а в пределах 0, 59 % от общего объема транспортированного газа за год.

С учетом изложенных обстоятельств, позиция налогового органа о том, что потери газа необходимо нормировать ежемесячно, не основан на положениях действующего законодательства Российской Федерации.

Согласно решению налогового органа ответчик исключил из состава внереализационных расходов заявителя убытки, полученные в виде сумм безнадежных долгов по дебиторской задолженности населения за газ, поставленный в 2004 году и ранее.

Указанные выводы сделаны налоговым органом на основании того, что у данной задолженности не истек срок исковой давности по причине его прерывания. Поскольку заявитель предъявлял в суд соответствующие иски к физическим лицам о взыскании задолженности по оплате за поставленный газ по состоянию на 31 декабря 2007 года нарастающим итогом с 01 марта 2006 года в сумме 9 687 633 руб. 47 коп.

Как следует из материалов дела 01 января 2005 года, в виду смены политики газоснабжения по Самарской области, собственником газа, реализуемого населению, являлся ООО «Самарарегионгаз», к которому перешли также функции поставщика газа.

В связи с чем между ООО «Самарарегионгаз» и заявителем был заключен агентский договор от 30.12.2004 года N 45-1-0023, согласно которому ООО «Самарарегионгаз» поставляет газ населению, а заявитель, являясь агентом, производит расчеты с населением по оплате за газ, в том числе в соответствии с пунктом 3.3.9 договора, осуществляет взыскание с населения дебиторской задолженности за газ, поставленный с 2005 года.

Таким образом, заявитель, начиная с 2005 года, производил взыскание задолженности населения за газ, как по обязательствам населения перед ним за 2004 год и ранее, так и в пользу ООО «Самарарегионгаз» за газ, поставленный им населению с 2005 года.

Согласно отчету агента за декабрь 2007 года о претензионно-исковой работе по состоянию на 31.12.2007 года нарастающим итогом с 01 марта 2006 года сумма, на которую были предъявлены агентом иски к физических лицам о взыскании задолженности по оплате за газ, поставленный ООО «Самарарегионгаз» составила 9 705 101 руб. 87 коп., следовательно, ответчик ошибочно указывает данную сумму в составе списанной задолженности за газ, поставленный ОАО «Самарагаз» до 2004 года. Данные иски касаются взыскания задолженности населения за газ, взыскиваемой агентом в пользу поставщика газа и не имеют отношения к списываемой дебиторской задолженности.

Более того, из содержания акта от 15.10.2010 года N 11-49/05382ДСП и решения от 26 ноября 2010 года N 11-79/10 налогового органа не представляется установить, что явилось основанием для расхождения данных налогоплательщика и налогового органа, поскольку ссылка налогового органа на предъявление заявителем исков в суд общей юрисдикции на сумму 9 705 101 руб. 87 коп. без указания на конкретных должников и подтверждающие документы не может свидетельствовать о неправомерном списании заявителем дебиторской задолженности.

Податель жалобы не согласен с выводами суда о признании правомерным включения заявителем в состав внереализационных расходов убытков, полученных от списания задолженности с истекшим сроком исковой давности по льготам, предоставленным за период с января по июнь 2002 года сотрудникам и пенсионерам МВД, сотрудникам налоговой полиции и таможенных органов на сумму 705 994 руб. 84 коп.

Согласно позиции ответчика списывать данную задолженность и включать ее в состав расходов нужно было в 2006 году, а не в 2007 году.

Как следует из материалов дела задолженность бюджета перед заявителем составляла по вышеуказанным льготам 2 930 967 руб. 00 коп., из которых 2 224 972 руб. 00 коп. было оплачено в 2003 году.

В данном случае срок исковой давности прерывался в связи с частичной оплатой, с составлением актов сверки заявителем в 2003, в 2005, в 2006 годах и начинал течь заново.

Судом установлено, что заявитель систематически обращался в соответствующие органы с просьбой произвести окончательный расчет за предоставленные им льготы, однако, письменных ответов не получал.

Подпункт 2 пункта 2 статьи 265 Налогового кодекса Российской Федерации не исключают возможности признания задолженности безнадежной в последующих налоговых периодах, когда налогоплательщик убедится, что долг безнадежен. В рассматриваемом случае это произошло в октябре 2007 года, ввиду официального отказа должника от уплаты долга. Кроме того, списание задолженности в более позднем налоговом периоде не привело к занижению поступления налога на прибыль в бюджет в каком-либо периоде.

При указанных обстоятельствах необоснованно начислены заявителю к уплате налог на прибыль организаций и пени.

Доводы, приведенные налоговым органом в апелляционной жалобе, являлись предметом рассмотрения в суде первой инстанции, им дана правильная оценка судом первой инстанции, указанные доводы не опровергают обстоятельств, установленных судом первой инстанции при рассмотрении настоящего дела, и, соответственно не влияют на законность принятого судом решения.

Суд апелляционной инстанции считает, что решение арбитражного суда первой инстанции следует оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Руководствуясь статьями 268-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Самарской области от 17 июня 2011 года по делу N А55-3314/2011 оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в двухмесячный срок в Федеральный арбитражный суд Поволжского округа через суд первой инстанции.

     Председательствующий
С.Т.Холодная
Судьи
П.В.Бажан
В.В.Кузнецов

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А55-3314/2011
Принявший орган: Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 19 августа 2011

Поиск в тексте