• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ТРИНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 20 декабря 2011 года Дело N А56-39577/2011

Резолютивная часть постановления объявлена 15 декабря 2011 года Постановление изготовлено в полном объеме 20 декабря 2011 года Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Тойвонена И.Ю. судей Копыловой Л.С., Сомовой Е.А.

при ведении протокола судебного заседания: Хлевниковой О.Б.

при участии: от истца: Стефановский А.В. по доверенности от 22.09.2011 N5 от ответчика: Кильдюшев С.М. генеральный директор согласно решения общества от 22.07.2008

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 13АП-19357/2011) общества с ограниченной ответственностью «Эйм Системс»

на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 16.09.2011 по делу N А56-39577/2011 (судья Селезнёва О.А.), принятое

по иску Управления Государственной инспекции безопасности дорожного движения Главного управления внутренних дел по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области (ОГРН: 1037828005764, адрес: 197376, Санкт-Петербург, ул. Профессора Попова, 42)

к обществу с ограниченной ответственностью «Эйм Системс» (ОГРН: 1089847298463, адрес: Россия, Санкт-Петербург, Малый проспект П.С., д. 87,кор. А, лит. А, пом. 1Н) о взыскании пеней

установил:

Управление Государственной инспекции безопасности дорожного движения Главного управления внутренних дел по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области (далее - Управление, заказчик) обратилось в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Эйм Системс» (далее - общество, ответчик, поставщик) о взыскании на основании пункта 9.1 государственного контракта от 23.11.2010 N 410-2010/78 (далее - Контракт):

- 168 049 руб. 17 коп. пеней за просрочку поставки товара за период с 13.12.2010 по 22.12.2010, начисленных в размере 0,1% от цены Контракта;

- 149 377 руб. 04 коп. пеней за просрочку монтажа и пуско-наладки за период с 16.12.2010 по 24.12.2010, начисленных в размере 0,1% от цены Контракта.

Решением от 16.09.2011 в пользу ООО «Эйм Системс» в пользу Управления Государственной инспекции безопасности дорожного движения Главного управления внутренних дел по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области взыскано 317 426 руб. 21 коп. пеней, с указанием в мотивировочной части решения, что неустойка подлежит зачислению в бюджет г.Санкт-Петербурга в соответствии с условиям государственного контракта.

В апелляционной жалобе ООО «Эйм Системс» просит данный судебный акт отменить и принять новый судебный акт. В обоснование своих доводов общество указывает на то, что обязательства по контракту возникли 30.11.2011, то есть с даты внесения записи в реестр государственных контрактов и в соответствии с п.3.2 контракта. Работы были выполнены в полном объеме, о чем свидетельствует акт N108-2/2010 от 23.12.2010 сдачи - приемки и ввода в эксплуатацию по государственному контракту N410-210/78 от 23.11.2010. Податель жалобы ссылался на положения статьи 408 ГК РФ, указывая на то, что истец обязан выдать ответчику подтверждающий исполнение обязательство документ и вернуть документ по обеспечению исполнения обязательства, в частности оригинал банковской гарантии исполнения контракта N0811-1931 на сумму 3 753 192 руб. с приложениями генеральной лицензии банка на осуществление банковских операций, доверенности на право подписи от имени ОАО «Балтийский Инвестиционный Банк»; товарную накладную N108, акт N108-2/2010 сдачи - приемки товара и ввода его в эксплуатацию, акт о приемке выполненных работ N5-1 от 23.12.2010, акт N108-3/2010 сдачи-приемки монтажных и пуско-наладочных работ от 23.12.2010,один экземпляр протокола аукциона. Указанные документы ответчик просил истца предоставить ему в ответе на претензию (исх.N020211-1 от 02.02.2011), а также просил суд истребовать их. Отсутствие оригиналов первичных документов у ответчика создает риск наложения санкций со стороны налоговых органов в соответствии с главой 16 НК РФ. Общество также указывало на то, что цена контракта составляет 18 672 134, 62 руб., в том числе НДС 18 % - 2 848 291, 72 руб., при этом цена контракта содержит все налоги и сборы, иные обязательные платежи, расходы, связанные со страхованием, таможенным оформлением, доставкой товара заказчику, выполнением погрузочно-разгрузочных, монтажных и пуско-наладочных работ и исполнением иных обязательств по контракту. Ответчик считает, что из суммы контракта необходимо исключить сумму налога на добавленную стоимость, поскольку он является элементом публичных правоотношений. Таким образом, по мнению ответчика, цена контракта, из которой необходимо исчислять санкции за нарушение гражданско-правовых обязательств, составляет 15 823 842, 90 руб. Кроме того, в жалобе указано на то, что согласно п. 9.3. контракта в случае однократного нарушения поставщиком условий контракта, заказчик немедленно письменно предупреждает об этом поставщика. Однако никаких письменных извещений о нарушении условий контракта ответчик от истца не получал, следовательно, нарушение было однократным и применение п. 9.6. контракта о том что вышеуказанные пени взимаются за каждое нарушение в отдельности, было неправомерным.

Отзыв на жалобу от Управления не поступал.

Представитель ответчика доводы, изложенные в апелляционной жалобе, поддержал. На вопрос суда пояснил, что дополнительные работы, проведенные ответчиком по просьбам истца, документально не фиксировались, изменений в условия государственного контракта не вносились, при этом имели место договоренности между сторонами устного характера о не предъявлении штрафных санкций поставщику, с учетом конкретных обстоятельств, связанных с выполнением обязательств по контракту.

Представитель истца против удовлетворения апелляционной жалобы возражал. Просил судебный акт оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения, указав на отсутствие каких-либо письменных договоренностей между сторонами как об изменении условий государственного контракта, так и по вопросу не предъявления штрафных санкций, применение которых обусловлено самим контрактом и на необходимость их предъявления было указано Управлению при проведении финансовой проверки органами финансово-бюджетного контроля.

Законность и обоснованность судебного акта проверены в апелляционном порядке.

Из материалов дела усматривается следующее.

Истец (заказчик) и ответчик (поставщик) 23.11.2010 заключили государственный контракт N410-2010/78.

По условиям контракта поставщик обязуется в сроки, установленные контрактом, но не позднее 16.12.2010 осуществить поставку, монтаж и пуско-наладку системы представления аудиовизуальной информации и технологического телевидения (товар) для актового зала Управления, а заказчик обязуется обеспечить оплату товара и соответствующих работ (пункты 1.1, 3.3 контракта).

Цена контракта составляет 18 672 134 руб. 62 коп. (пункт 2.1).

Согласно пункту 5.7 Контракта по окончании приемки системы заказчик подписывает акт приема-передачи.

Как указывалось в пунктах 3.1. и 3.2. государственного контракта он вступает в силу с момента подписания, при этом обязательства по контракту не могут возникнуть ранее обязательного включения его в реестр государственных контрактов Санкт-Петербурга.

Согласно пункту 4.2 контракта поставщик осуществляет поставку товара в течение 20 календарных дней с момента вступления контракта в силу, т.е. до 13.12.2010. Фактически поставка осуществлена 22.12.2010. Монтажные и пусконаладочные работы выполнены 23.12.2010. Приемка системы осуществлена 24.12.2010, тогда как согласно пункту 3.3 контракта конечный срок проведения всех работ и поставки товара - 16.12.2010. Данные обстоятельства подтверждены двухсторонним актом от 24.12.2010 N 108-2/2010.

Указывая на то, что поставщиком допущена просрочка по исполнению обязательств по поставке товара в 9 дней, просрочка в выполнении обязательств по монтажу и пуско-наладке составила 8 дней, ответчику со стороны Управления предъявлены пени (неустойка) на основании пункта 9.1 контракта в размере 317 426, 21 руб.

В досудебном порядке урегулирования спора 11.01.2011 Управление направило в адрес общества претензию N12/44 с просьбой уплатить неустойку за просрочку исполнения обязательств по поставке и монтажу оборудования на сумму 317 426 руб. 21 коп.

Не получив денежного возмещения, Управление обратилось в суд с настоящим иском.

Суд первой инстанции, исследовав и оценив в совокупности по правилам статей 65, 71 АПК РФ имеющиеся в деле доказательства, посчитал доказанными факты просрочки выполнения ответчиком обязательств по контракту и периоды просрочки; проверив расчет пеней, не усмотрел оснований для применения статьи 333 ГК РФ, и признал сумму неустойки в размере 317 426, 21 руб. подлежащей взысканию с поставщика.

Изучив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы, исходя из нижеследующего.

Согласно абзацу 1 пункта 2 статьи 525 Гражданского кодекса Российской Федерации к отношениям по поставке товаров для государственных или муниципальных нужд применяются правила о договоре поставки (статьи 506 - 523).

В соответствии со статьей 506 названного Кодекса поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием.

По государственному или муниципальному контракту на поставку товаров для государственных или муниципальных нужд поставщик (исполнитель) обязуется передать товары государственному или муниципальному заказчику либо по его указанию иному лицу, а государственный или муниципальный заказчик обязуется обеспечить оплату поставленных товаров (статья 526 Кодекса).

Согласно статье 421 Гражданского кодекса РФ стороны вправе заключить гражданско-правовой договор с элементами различных договоров (смешанный договор), и к данным договорам применяются, соответственно, правила, регулирующие правоотношения по договорам, элементы которых закреплены в договоре.

Судом установлено, что стороны при заключении государственного контракта N410-2010/78 от 23.11.2010 предусмотрели, что к обязательствам поставщика относятся не только поставка товара, но и монтаж и работы по пуско-наладке системы предоставления аудиовизуальной информации и технологического телевидения. Таким образом, контракт содержал в себе элементы не только договора поставки соответствующего товара, но и элементы договора подряда и возмездного оказания услуг, связанных с монтажом и пуско-наладкой оборудования. В свою очередь, как следует из материалов дела, общество в установленный контрактом срок не произвело всего необходимого объема работ и поставки оборудования, что и обусловило предъявление претензий со стороны Управления в отношении взыскания санкции в виде неустойки, предусмотренной условиями контракта.

При определении момента прекращения обязательства по поставке суд первой инстанции правомерно руководствовался положениями пункта 3 статьи 425 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходил из того, что пунктом 3.3. контракта, поставка, монтаж и пуско-наладка товара осуществляется поставщиком в сроки, предусмотренные настоящим контрактом, но не позднее 16.12.2010. Как отметил суд первой инстанции, конечный срок осуществления ответчиком поставки, монтажа и пуско-наладки товара, а именно не позднее 16.12.2010, не ставился в зависимость от времени включения контракта в реестр государственных контрактов Санкт-Петербурга. Документальных доказательств невозможности выполнения обязательств в установленные контрактом сроки по вине заказчика обществом не представлено, как и не было представлено доказательств того, что ответчик обращался к истцу в порядке статьи 716 ГК РФ, в том числе за продлением (изменением) условий контракта в части сроков поставки товара и выполнения работ.

Исполнение обязательств, как установлено законом, может обеспечиваться неустойкой (пункт 1 статьи 329 ГК РФ).

Неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения (пункт 1 статьи 330 ГК РФ).

Согласно пункту 9.1 Контракта в случае нарушения сроков исполнения обязательств по вине поставщика, он уплачивает заказчику неустойку в размере 0,1% от цены Контракта. Пени взимаются за каждое нарушение в отдельности (пункт 9.6 Контракта).

В соответствии со статьей 521 Гражданского кодекса Российской Федерации установленная законом или договором поставки неустойка за недопоставку или просрочку поставки товаров взыскивается с поставщика до фактического исполнения обязательства в пределах его обязанности восполнить недопоставленное количество товаров в последующих периодах поставки, если иной порядок уплаты неустойки не установлен законом или договором.

Общие положения о неустойке, установленные статьей 330 ГК РФ и самим договором, применимы и к разновидностям договоров подряда и возмездного оказания услуг.

Оценив представленные в материалы дела доказательства, суд установил, что общество не доказало надлежащего исполнения условий контракта по соблюдению сроков поставки товаров и своевременного выполнения работ по монтажу и пуско-наладке поставленного оборудования, равно как и не представило доказательств невозможности исполнения обязательства в предусмотренные контрактом сроки, в том числе по вине заказчика, притом, что конечный срок поставки и выполнения всех работ был определен самим контрактом (пункт 3.3.) и не был изменен сторонами в процессе исполнения контракта.

Поскольку факт нарушения обществом обязательства по поставке товара и выполнению работ установлен, требование Управления о взыскании неустойки на основании пункта 9.1. контракта является обоснованным и правомерно удовлетворено судом.

Доводы жалобы о том, что обязательства по контракту возникли 30.11.2011, то есть с даты внесения записи в реестр государственных контрактов и в соответствии с пунктом 3.2 контракта, отклоняются апелляционным судом, так как положения пункта 3.2 Контракта сами по себе не изменяют момента вступления его в силу (пункт 1 статьи 425, статья 431 ГК РФ), то есть с 23.11.2010. Позиция ответчика, как верно отметил суд первой инстанции, в этой части основаны на неверном толковании положений статьи 433 ГК РФ и Федерального закона от 21.07.2005 N 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд».

Суд апелляционной инстанции отклоняет довод апелляционной жалобы о необходимости исключения из стоимости несвоевременно выполненных работ, на которую начислена неустойка, суммы налога на добавленную стоимость.

Неустойкой признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения (пункт 1 статьи 330 ГК РФ).

Размер неустойки может устанавливаться сторонами обязательства как в твердой сумме, так и в процентах к сумме неисполненного обязательства, при этом соглашение о неустойке, включая порядок определения ее размера, должно быть совершено в письменной форме (статья 331 ГК РФ).

В соответствии со статьей 421 ГК РФ, граждане и юридические лица свободны в заключении договора, условия договора определяются по усмотрению сторон.

Сторонами в пункте 9.1 контракта согласовано условие о начислении неустойки «от цены контракта».

Следовательно, размер неустойки, подлежащей уплате в случае нарушения ответчиком обязательств по договору, определяется в процентном отношении к стоимости (цене) работ, являющихся объектом договорных отношений.

Согласно пункту 1 статьи 424 ГК РФ цена договора устанавливается соглашением сторон.

При этом по условиям пункта 1 статьи 168 Налогового кодекса РФ плательщики НДС (продавцы) дополнительно к цене реализуемых товаров (работ, услуг) обязаны предъявить к оплате покупателю соответствующую сумму НДС, исчисленную в соответствии с главой 21 НК РФ (Налог на добавленную стоимость).

Следовательно, именно цена договора с учетом НДС и является окончательной ценой договора, с учетом которой и должна исчисляться сумма неустойки.

Кроме того, сторонами в пункте 2.1 контракта согласовано, что стоимость работ по договору включает в себя налог на добавленную стоимость (18%).

Таким образом, размер гражданско-правовой ответственности по настоящему договору определен сторонами, исходя из стоимости подлежащих выполнению работ, которая включает налог на добавленную стоимость.

Вместе с тем, отношения по перечислению покупателем продавцу в составе стоимости товаров (работ, услуг) суммы НДС невозможно квалифицировать как публичные правоотношения, регулируемые налоговым законодательством.

Налоговое законодательство не содержит норм, регулирующих отношения продавца и покупателя, касающихся перечисления последним сумм НДС, не ставит уплату сумм налога в бюджет налогоплательщиком (продавцом) в зависимость от факта уплаты покупателем суммы налога, предъявленной ему при реализации товаров (работ, услуг). Даже при определении налоговой базы «по оплате» в случае неисполнения покупателем обязательства по оплате товаров обязанность продавца по уплате налога не прекращается (пункты 1, 5 статьи 167 НК РФ).

Поэтому неисполнение стороной договора своих обязательств, в том числе и по оплате реализованных товаров (работ, услуг), не влияет на публичные правоотношения в сфере налогообложения вне зависимости от того, включен или нет НДС в стоимость товаров (работ, услуг).

В свою очередь, гражданское законодательство предусматривает ответственность лица, не исполнившего либо ненадлежащим образом исполнившего свои обязательства (глава 25 ГК РФ). При этом ни гражданское, ни налоговое законодательство не ограничивает права сторон устанавливать размер неустойки в зависимости от полной цены договора, включающей НДС.

В связи с чем, при начислении неустойки необходимо исходить из стоимости невыполненных работ, определенной по условиям раздела 2 контракта.

Следует также отметить, что ответчик в суде первой инстанции не заявлял о необходимости уменьшения взыскиваемой суммы неустойки ни в связи с начислением НДС, ни в связи с применением статьи 333 ГК РФ, исходя из необходимости установления обстоятельств несоразмерности неустойки последствиям нарушенного обязательства. Суд первой инстанции самостоятельно указал в обжалуемом решении на отсутствие достаточных оснований для уменьшения размера неустойки применительно к статье 333 ГК РФ, не установив наличие факта несоразмерности предъявленной неустойки последствиям нарушенного обязательства. Апелляционный суд не усматривает оснований для переоценки данного вывода суда, с учетом, того, что соответствующее ходатайство ответчик в суде первой инстанции не заявлял, а суд апелляционной инстанции не вправе рассматривать иные доводы и возражения участвующих в деле лиц при отсутствии доказательств их заявления в суде первой инстанции. Фактов явной несоразмерности неустойки судом также не установлено, исходя из цены контракта, оплата по которому полностью получена ответчиком, и размера ставки пени, согласованной сторонами при подписании государственного контракта.

Доводы ответчика о неполучении от заказчика ряда документов, связанных с исполнением обязательств по контракту, не являются относимыми к предмету рассматриваемого иска, что не лишает ответчика права заявлять к истцу требования самостоятельного характера.

Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции полагает обжалуемый судебный акт обоснованным, подлежащим оставлению без изменений, что влечет отказ в удовлетворении апелляционной жалобы.

В соответствии со статьей 110 АПК РФ госпошлина по апелляционной жалобе остается на ее подателе.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 269-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 16.09.2011 по делу N А56-39577/2011 оставить без изменения, апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Эйм Системс» - без удовлетворения.

     Председательствующий
И.Ю.Тойвонен
Судьи
Л.С.Копылова
Е.А.Сомова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А56-39577/2011
Принявший орган: Тринадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 20 декабря 2011

Поиск в тексте