• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ТРИНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 15 февраля 2012 года Дело N А56-38328/2011

Резолютивная часть постановления объявлена 07 февраля 2012 года Постановление изготовлено в полном объеме 15 февраля 2012 года Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Будылевой М.В. судей Дмитриевой И.А., Третьяковой Н.О.

при ведении протокола судебного заседания: Куписок А.Г. при участии: от заявителя: представителя Ляпина В.В. по доверенности от 20.01.2012 от ответчика: представителя Фисун А.Г. по доверенности от 15.04.2011

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 13АП-21850/2011) ООО "Петропроект" на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 07.10.2011 по делу N А56-38328/2011 (судья Сайфуллина А.Г.), принятое по заявлению ООО "Петропроект"

к Межрайонной ИФНС России N14 по Санкт-Петербургу о признании недействительным акта налогового органа

установил:

Общество с ограниченной ответственностью "Петропроект" (далее - общество, заявитель) (ОГРН 5067847048132, местонахождение: 196240, Санкт-Петербург, ул. Предпортовая, д. 6, 14, лит. АБ) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением к Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы N14 по Санкт-Петербургу (далее - Инспекция, налоговый орган) (местонахождение: 190068, Санкт-Петербург, ул. Садовая, д. 55/57) о признании недействительными: решения от 18.04.2011 N20/3 «о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения» в части доначисления заявителю НДС в размере 10 900 474 рублей вследствие неправомерного применения заявителем вычетов по НДС в размере 14 085 594 рублей по операциям с ООО «Продторг» (пункт 3 мотивировочной части решения от 18.04.2011 N20/3), начисления соответствующих пеней, штрафов; решения от 18.04.2011 N20/110 «об отказе в возмещении НДС, заявленной к возмещению» за 3 квартал 2010г.

Решением от 07.10.2011 в удовлетворении требований отказано в полном объеме.

Общество, не согласившись с решением суда первой инстанции, направило апелляционную жалобу, в которой, ссылаясь на нарушение судом норм материального и процессуального права, просило судебный акт отменить, заявленные требования удовлетворить в полном объеме.

По мнению подателя жалобы, судом первой инстанции не учтено, что Обществом были предприняты все необходимые меры

В судебном заседании представитель Общества поддержал доводы, изложенные в апелляционной жалобе, и настаивал на ее удовлетворении.

Представитель налогового органа с апелляционной жалобой не согласился по основаниям, изложенным в отзыве, просил судебный акт оставить без изменения, жалобу без удовлетворения.

Законность обжалуемого решения суда первой инстанции проверена в апелляционном порядке.

Как следует из материалов дела, по результатам камеральной налоговой проверки представленной Обществом налоговой декларации по НДС за 3 квартал 2010, Инспекцией было решение от 18.04.2010г. N20/110 об отказе в возмещении суммы НДС, заявленной к возмещению.

Согласно указанному решению Обществу отказано в возмещении НДС из бюджета за 3 квартал 2010 года в сумме 3 185 120 рублей.

Также инспекцией принято решение от 18.04.2011г. N20/3 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения по пункту 1 статьи 122 НК РФ, в виде штрафа в общем размере 2 201 560,00 рублей за неуплата НДС за проверяемым налоговый период.

Кроме того, Обществу был доначислен НДС в сумме 11 007 549 рублей, НДС (налоговый агент) в сумме 260 рублей, пени по указанному налогу в общей сумме 424 586 рублей.

Основанием для приятия оспариваемого решения послужил вывод инспекции о направленности деятельности общества на получение необоснованной налоговой выгоды и отсутствие реальности хозяйственных операций между Обществом и контрагентом ООО «Продторг».

В обоснование своих выводов Инспекция указывает на то, что оформление договоров между Обществом и ООО «Продторг» осуществлялось не с целью осуществления экономической деятельности, а с целью искусственного создания условий для незаконного вычета суммы налога на добавленную стоимость. По мнению Инспекции, ООО «Продторг» было создано намеренно для получения необоснованной налоговой выгоды путем наращивания цены на товар.

Указанные решения Инспекции были обжалованы Обществом в вышестоящий налоговый орган и Решением от 05.07.2011г. N16-13/29368@ Управлением Федеральной налоговой службы России по Санкт-Петербургу решения от 18.04.2011г. N20/3 и N20/110 оставлены без изменения, апелляционные жалобы Общества без удовлетворения.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении заявленных требований, пришел к выводу о правомерности выводов налогового органа о направленности деятельности общества на получение необоснованной налоговой выгоды.

Апелляционный суд, изучив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы, считает, что решение суда подлежит отмене по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 146 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) объектом налогообложения НДС признается реализация товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в том числе ввоз товаров на таможенную территорию Российской Федерации.

Пунктом 1 статьи 171 НК РФ предусмотрено право налогоплательщика уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 НК РФ, на установленные статьей 171 НК РФ налоговые вычеты.

В силу пункта 1 статьи 172 НК РФ налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг). Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, после принятия указанных товаров на учет и при наличии соответствующих первичных документов.

Согласно пункту 2 статьи 173 НК РФ, если сумма налоговых вычетов в каком-либо налоговом периоде превышает общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 НК РФ, положительная разница между суммой налоговых вычетов и суммой налога, исчисленной по операциям, признаваемым объектом налогообложения в соответствии с подпунктами 1 и 2 пункта 1 статьи 146 НК РФ, подлежит возмещению (зачету, возврату) налогоплательщику в соответствии с положениями статьи 176 НК РФ.

Таким образом, в силу указанных положений НК РФ условием предъявления налогоплательщиком к вычету сумм НДС является предъявление ему налога поставщиками при приобретении товаров (работ, услуг) либо фактическая уплата налога налогоплательщиком таможенным органам при ввозе товаров на территорию Российской Федерации в таможенном режиме выпуска для внутреннего потребления в целях их перепродажи, осуществления производственной деятельности или иных операций, признаваемых объектами налогообложения, принятие этих товаров (работ, услуг) к учету и наличие соответствующих подтверждающих документов и счетов-фактур, выставленных продавцами. Основанием возмещения налога является превышение по итогам налогового периода суммы налоговых вычетов над общей суммой налога, исчисленной по операциям, признаваемым объектом налогообложения.

Из приведенных норм Налогового кодекса Российской Федерации следует, что право налогоплательщика на применение налоговых вычетов по НДС обусловлено предъявлением ему сумм налога при приобретении товаров (работ, услуг), принятием товаров (работ, услуг) на учет и наличием соответствующих первичных документов, в том числе надлежащим образом оформленных счетов-фактур.

Требования к оформлению счетов-фактур, служащих основанием для принятия налогоплательщиком предъявленных ему сумм налога к вычету или возмещению, установлены статьей 169 НК РФ.

В пункте 6 статьи 169 НК РФ указано, что счет-фактура подписывается руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации.

Согласно пункту 1 статьи 169 НК РФ счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном главой 21 НК РФ.

Из содержания статьи 169 НК РФ следует, что обязанность по составлению счета-фактуры возложена законом на продавца товаров (работ, услуг).

В силу пункта 8 статьи 169 НК РФ порядок ведения журнала учета полученных и выставленных счетов-фактур, книг покупок и книг продаж устанавливается Правительством Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 29 Правил ведения журнала учета полученных и выставленных счетов-фактур, книг покупок и книг продаж при расчетах по налогу на добавленную стоимость, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 02.12.2000 N 914, исправления, внесенные в счета-фактуры, должны быть заверены подписью руководителя и печатью продавца с указанием даты внесения исправления. В данном случае Обществом представлены переоформленные счета-фактуры с указанием, что был перечислен авансовый платеж.

В силу пункта 2 статьи 169 НК РФ (в редакции, действовавшей в спорных периодах) счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 статьи 169 НК РФ, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению. Перечень сведений, которые должны быть указаны в счете-фактуре, приведен в пункте 5 статьи 169 НК РФ.

Однако, ни положения статьи 169 НК РФ, ни иные нормы главы 21 Налогового кодекса РФ не запрещают вносить изменения в неправильно оформленный счет-фактуру или заменить такую счет-фактуру на оформленную в установленном порядке.

Из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 15.02.2005 N 93-О, следует, что по смыслу пункта 2 статьи 169 НК РФ соответствие счета-фактуры требованиям, установленным пунктами 5 и 6 этой же статьи, позволяет определить контрагентов по сделке (ее субъекты), их адреса, объект сделки (товары, работы, услуги), количество (объем) поставляемых (отгруженных) товаров (работ, услуг), цену товара (работ, услуг), а также сумму начисленного налога, уплачиваемую налогоплательщиком и принимаемую им далее к вычету.

Таким образом, требование пункта 2 статьи 169 НК РФ, согласно которому налогоплательщик в качестве основания налогового вычета может представить только полноценный счет-фактуру, содержащий все требуемые сведения, и не вправе предъявлять к вычету сумму налога, начисленную по дефектному счету-фактуре, сведения в котором отражены неверно или неполно, направлено на создание условий, позволяющих оценить правомерность налогового вычета и пресечь ситуации, связанные с необоснованным возмещением (зачетом или возвратом) сумм налога из бюджета.

Следовательно, налоговые последствия в виде применения налоговых вычетов по НДС правомерны лишь при наличии документов, отвечающих требованиям достоверности и подтверждающих реальные хозяйственные операции.

В Определении от 24.01.2008г. N 33-О-О Конституционный суд РФ указал, что при разрешении споров, касающихся выполнения обязанности по уплате налогов, нельзя ограничиваться установлением только формальных условий применения норм законодательства о налогах и сборах. В случаях сомнений в правильности применения налогового законодательства, в том числе правомерности применения налоговых вычетов, следует установить, исследовать и оценить всю совокупность имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств: факт оплаты покупателем товаров (работ, услуг); действительные отношения продавца и покупателя; наличие иных, помимо счетов- фактур, документов, подтверждающих уплату налога в составе цены товара (работы, услуги) и т.п.

При этом нормы НК РФ, в том числе положения главы 21 НК РФ, связывают возникновение прав и обязанностей при исчислении и уплате в бюджет НДС с осуществлением налогоплательщиком реальных операций (фактов хозяйственной деятельности).

Как следует из представленных в материалы дела документов, Общество осуществляло оптовую торговлю безалкогольными напитками и пивом. Одним из поставщиков пива в проверяемом периоде являлось общество с ограниченной ответственностью «Продторг».

В соответствии с договором поставки от 10.02.2009 N б/н (т.2 л.д. 38) общество приобрело в 3 квартале 2010 года у ООО «Продторг» безалкогольную продукцию (пиво) общей стоимостью 92 338 891 руб., в т.ч. НДС 14 085 594 руб. Обществом в ходе проведения налоговой проверки были представлены первичные документы, подтверждающие поставки товара ООО «Продторг», в том числе товарные накладные по форме ТОРГ-12, товарно-транспортные накладные по форме 1-Т, счета-фактуры; платежные поручения и выписки банка, подтверждающие фактическую оплату налогоплательщиком товара, в том числе суммы НДС в составе его стоимости.

Оплата производилась безналичными платежами, что подтверждается платежными поручениями. Данное обстоятельство налоговым органом не оспаривается.

В дальнейшем Обществом реализация указанного товара произведена в полном объеме, что также подтверждается материалами дела.

Согласно пункту 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее - Постановление N53) под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета. Согласно пункту 4 Постановления N53 налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. В пункте 5 Постановления N53 приведены обстоятельства, которые могут свидетельствовать о необоснованности налоговой выгоды, в случае их подтверждения соответствующими доказательствами со стороны налогового органа, среди которых:

- невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг;

- отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;

- учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций;

- совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в определении от 29.04.2011 NВАС-17545/10 указал, что несмотря на то, что НК РФ для подтверждения права на применение налоговых вычетов не предусматривает в качестве обязательного условия представление налогоплательщиком документов, подтверждающих оплату товара, указанные обстоятельства в совокупности с иными, установленными налоговым органом в ходе проверки, могут свидетельствовать об отсутствии реальных финансово-хозяйственных операций налогоплательщика, связанных с приобретением и реализацией товара, и о направленности действий на создание бестоварной схемы с целью получения необоснованной налоговой выгоды в виде незаконного возмещения из бюджета сумм НДС.

Апелляционный суд установил, что документы, подтверждающие право Общества на предъявление к налоговым вычетам налога на добавленную стоимость в общей сумме 14 085 594 руб. по поставщику ООО «Продторг» оформлены надлежащим образом в соответствии с требованиями действующего законодательства; счет-фактура, представленные Обществом, соответствуют нормам, содержащимся в ст. 169 Кодекса; предусмотренные ст. 172 Кодекса условия получения права на налоговый вычет обществом соблюдены, реальность сделки общества с указанными предприятиями подтверждается имеющимися в деле доказательствами.

Налоговым органам не предоставлено право ограничивать хозяйствующим субъектам предусмотренный статьей 421 Гражданского кодекса Российской Федерации принцип свободы договора (договор может быть заключен на любых, не противоречащих закону условиях, которые участники гражданского оборота сочтут для себя наиболее выгодными на момент заключения договора), а также оценивать действительность заключенных хозяйствующими субъектами договоров с позиции наибольшей выгоды для бюджета, а не для хозяйствующих субъектов, последствий исполнения этих договоров.

При этом у заявителя, как юридического лица, руководствующегося в своих правоотношениях с другими хозяйствующими субъектами принципом добросовестности и при этом не обладающего какими-либо специальными полномочиями для проверки данных своих контрагентов отсутствовала возможность и обязанность сомневаться и проверять действительность подписи на представленных ему ООО «Продторг» счетах-фактурах.

Никаких допустимых доказательств совершения заявителем указанных в оспариваемом решении налоговых правонарушений ответчик не представил. У заявителя, как налогоплательщика, отсутствует обязанность лично принимать счета-фактуры от своих контрагентов, лично проверять полномочия руководителей контрагентов, нахождение своих контрагентов по юридическим адресам, соблюдение контрагентами норм налогового законодательства.

При наличии сомнений в полномочиях фактического подписанта счета-фактуры нужно учитывать единый подход, выработанный ВАС Российской Федерации - если инспекцией доказано, что счет-фактура подписан другим лицом, а не директором поставщика, то само по себе это обстоятельство не может быть положено в обоснование отсутствия у подписавшего документ лица соответствующих полномочий (постановление Президиума ВАС Российской Федерации от 16.01.2007 N 11871/06).

Что касается прав личностей, то в соответствии со ст. 6 Федерального закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ «О персональных данных» налогоплательщик не может получать сведения о персональных (в том числе паспортных) данных представляющего контрагента по сделке физического лица без его разрешения. Требование участником гражданского оборота у подписанта счета-фактуры раскрытия своих персональных данных вступает в конфликт с законным правом физического лица - правообладателя их не представлять.

Инспекция указывает на недостоверность документов, представленных Обществом, а также причастность Общества к учреждению и деятельности ООО «Продторг».

Инспекция указывает на взаимозависимость Общества и ООО «Продторг», по мнению Инспекции, в ходе проведения проверки было установлено, что ООО «Продторг» создано Обществом для получения необоснованной налоговой выгоды.

Приведенные налоговым органом доводы не позволяют утверждать о недобросовестности налогоплательщика, поскольку выводы налогового органа основаны на предположениях и не подтверждаются материалами дела.

Довод налогового органа, что ООО «Продторг» находится по адресу массовой регистрации, среднесписочная численность ООО «Продторг» составляет 1 человек, информация о физических лицах, получавших доходы в ООО «Продторг», отсутствует; общество не имеет автотранспортных средств, земельных участков и объектов недвижимого имущества, сведения о регистрации прав аренды и субаренды в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним в отношении ООО «Продторг» отсутствуют, в связи с чем отсутствуют реальные сделки между Обществом и указанным контрагентом, а также ссылка на опросы руководителя ООО «Продторг» Голубева Антона Николаевича, отклоняются апелляционным судом.

Из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации следует, что налогоплательщик не может нести ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 НК РФ, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности.

Согласно пункту 10 Постановления N 53 факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязательств сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Материалами дела установлено, что заявитель осуществлял операции с реальными, имеющими действительную стоимость товарами, фактически ввезенными на таможенную территорию Российской Федерации с целью перепродажи, уплатил суммы налога при таможенном оформлении, оприходовал приобретенные товары и отразил их реализацию в налоговом учете, начислив с реализации НДС.

Кроме того, руководитель ООО «ДИВ» Соколов В. В., опрошенный в ходе проведения проверки, показал, что занимался транспортировкой грузов на основании договоров, заключенных с ООО «Продторг», что подтверждает реальность хозяйственных операций по приобретению товара.

В соответствии с частью 3 статьи 189 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, законности оспариваемых решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, возлагается на органы и лиц, которые приняли оспариваемый акт, решение, совершили оспариваемые действия (бездействие).

Как указал Президиум ВАС Российской Федерации в Информационном письме от 17.03.2003г. N 71 «Обзор практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с применением отдельных положений части первой Налогового кодекса Российской Федерации»: - в процессе правоприменительной практики недопустимо расширять сферу действия норм о налоговой ответственности, в том числе по мотиву логичности и целесообразности такого расширения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо, а в соответствии с пунктом 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действие (бездействие).

Таким образом, фактические обстоятельства, с которыми закон связывает возмещение суммы налога из бюджета, подтвержденные материалами дела, инспекцией не опровергнуты, доказательства совершения заявителем и его контрагентами согласованных умышленных действий, лишенных деловой цели и направленных на искусственное создание условий для возмещения НДС, МИФНС России N 14 по Санкт-Петербургу при рассмотрении дела не представлены. Приведенные налоговым органом доводы не позволяют утверждать о недобросовестности налогоплательщика, поскольку выводы налогового органа основаны на предположениях и не подтверждаются материалами дела.

Поскольку инспекция при рассмотрении дела не доказала, что заявитель фактически не осуществлял отраженной в его учете хозяйственной деятельности, что заявленный им товарооборот отсутствует, а представленные налогоплательщиком первичные документы недействительны в силу их фальсификации либо по иным причинам, и что отраженные в них сведения недостоверны, то Инспекция не обоснованно отказала обществу в налоговом вычете по данному эпизоду, в связи с чем решение налогового органа подлежит признанию недействительным.

Оценив в полном соответствии с позицией, изложенной в рекомендациях Высшего арбитражного суда Российской Федерации, доводы налогового органа относительно недобросовестности заявителя и доводы заявителя о правомерности заявленных им в проверяемом периоде налоговых вычетов и затрат, исследовав представленные сторонами и имеющиеся в деле документы, а также представленные налоговым органом и заявителем доказательства в их совокупности и взаимной связи, и руководствуясь нормами материального и процессуального права, апелляционный суд пришел к выводу о том, что налоговым органом не доказаны допустимыми доказательствами те обстоятельства, на которые он ссылается в обоснование принятия решения.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 269-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 07.10.2011 по делу N А56-38328/2011 отменить.

Признать недействительными решения Межрайонной ИФНС России N 14 по Санкт-Петербургу от 18.04.2011 N 20/3 и N 20/110.

Взыскать с Межрайонной ИФНС России N 14 по Санкт-Петербургу (г. Санкт-Петербург, ул. Садовая, д.55/57) в пользу ООО «Продпроект» (ОГРН 5067847048132, местонахождение: г. Санкт-Петербург, ул. Предпортовая, д.6, корпус 14) судебные расходы по уплате государственной пошлины в сумме 5 000 руб.

     Председательствующий
М.В.Будылева
Судьи
И.А.Дмитриева
Н.О.Третьякова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А56-38328/2011
Принявший орган: Тринадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 15 февраля 2012

Поиск в тексте