• по
Более 47000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
АРБИТРАЖНЫЙ СУД КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ
 

РЕШЕНИЕ

от 26 октября 2009 года  Дело N А27-10491/2009

Резолютивная часть решения объявлена 22 октября 2009 г.

Полный текст решения изготовлен 29 октября 2009 г.

Арбитражный суд Кемеровской области в составе судьи Т.И. Гуль,

при ведении протокола судебного заседания судьей Т.И. Гуль,

рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению Кемеровского открытого акционерного общества «Азот»

Управлению Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Кемеровской области

об оспаривании предписания

при участии:

от заявителя - Соболева Е.Р.( доверенность № 74 от 08.04.2009 г.)

от государственного органа - Григорьева М.И.(доверенность пост.); Пахарукова М.В.

( доверенность от 12.05.2009 г.); Слесарчук В.Ф. (доверенность от 14.09.2009 г.); Бажайкиной О.С. ( доверенность от 14.09.2009 г.); Трухина А.В. ( доверенность от 12.05.2009 г.); Сидоренко А.В. ( доверенность от 12.01.2009 г.); Старицина А.В. ( доверенность от 30.04.2009 г.); Жуковой Ю.Е. ( доверенность от 13.01.2009 г.); Матвиец Н.Ю. ( доверенность от 06.10.2009 г.)

у с т а н о в и л :

Открытое акционерное общество «Азот» обратилось в арбитражный суд Кемеровской области с заявлением о признании недействительным предписания Управления федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Кемеровской области № 287-01 от 05.06.2009г.

Оспариваемым предписанием заместитель руководителя Управления, являясь одновременно заместителем Главного государственного санитарного врача по Кемеровской области, в соответствии с пунктом 3 статьи 9 Федерального закона от 08.08.2001 №134-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)» (далее по тексту Федеральный закон № 134-ФЗ), действовавшего на момент проверки; пунктом 2 статьи 50 Федерального закона от 30.03.1999г. № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населении» (далее по тексту Федеральный закон № 52-ФЗ); пунктом 2 статьи 40 Федерального закона от 07.02.1992г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» и Положением о Федеральной службе по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 30.06.2004г. № 322, предписал устранить выявленные в ходе проверки нарушения с целью предупреждения возникновения и распространения инфекционных заболеваний, массовых неинфекционных заболеваний (отравлений) людей в срок до 15 апреля 2010 года.

Не соглашаясь с предписанием в целом, заявитель считает, что поскольку отсутствуют результаты рассмотрения по существу дела об административном правонарушении, отсутствуют основания для возложения на него обязанностей по устранению нарушений; кроме того, указывает, что проверка была проведена за пределами перечня нормативных актов, соблюдение которых следовало проверить в соответствии с распоряжением № 455 от 02.02.2009г «О проведении мероприятий по надзору (контролю)», а также в нарушение требований Административного регламента исполнения государственной функции…, утвержденного приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 19.10.2007г. №658, в частности, имея в виду, что отбор проб для лабораторных исследований производился без оформления соответствующих актов, а также без учета особенностей, предусмотренных нормативными правовыми актами применительно к конкретному виду исследований, измерений (так, в нарушение требования пункта 6.1.1 ГОСТа 24940-96 «Здания и сооружения. Методы измерения освещенности» замеры уровня искусственной освещенности рабочих мест производились не в темное временя суток, а в дневное время).

Утверждая о недоказанности вины, неправильной фиксации результатов исследований, а также в целом результатов проверки, заявитель имеет в виду, что в ряде случаев в акте отсутствует описание фактических обстоятельств, к нему не приложены протоколы лабораторных исследований, неправильно применены нормы и правила в том случае, когда они носят рекомендательный характер, либо вовсе не могут относиться к проверяемому объекту (так, СанПиН 2.1.3.1375-03 «Гигиенические требования к размещению и эксплуатации больниц, родильных домов и других лечебных стационаров», по мнению заявителя, не может распространяться на медико-санитарную часть КОАО «Азот»); во многих других случаях, настаивает заявитель, нарушения были устранены в период проверки, следовательно, отсутствовали основания для их включения в предписание.

Не оспаривая пункт 35 предписания, заявитель считает только его содержание понятным и конкретным в части, касающейся характера действий, требуемых от него для устранения нарушения; содержание остальных пунктов находит для себя малопонятным, в том числе с точки зрения исполнения.

Надзорный орган не согласился с доводами заявителя о том, что выдал предписание в нарушение Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях; полагает, что актом мероприятий по контролю от 09.04.2009г. подтверждаются факты нарушения КОАО «Азот» действующих санитарных правил и гигиенических нормативов, что послужило основанием для выдачи предписания в соответствии с частью 2 статьи 50 Федерального закона от 30.03.1999г. № 52-ФЗ «О санитарно эпидемиологическом благополучии человека».

Относительно доводов заявителя, касающихся содержания конкретных пунктов предписания, надзорный орган согласился как с отсутствием ряда протоколов испытаний, так и с необоснованностью пунктов 23, 24, 25, 26, 37, 41; в оставшейся части полагает понятными требования предписания с учетом содержания акта проверки; включение в него тех нарушений, которые были устранены в период проверки, объясняет необходимостью исключить их повторность; также указывает, что в соответствии с пунктом 1.2 Санитарных правил и норм 2.1.3. 1357-03 названные правила предназначены для учреждений здравоохранения и других организаций по оказанию медицинской помощи населению в больницах, родильных домах, дневных стационарах и других лечебных учреждениях (далее по тексту - лечебные учреждения) независимо от их принадлежности и форм собственности, следовательно, считает надзорный орган, применимы к медико-санитарной части КОАО «Азот». Подробно доводы изложены в отзыве от 20.08.09г. №2850-0.

Изучив материалы и обстоятельства дела, выслушав пояснения представителей заинтересованных лиц, суд находит требование подлежащим удовлетворению частично с учетом признания требования государственным органом в части, а также следующего.

В соответствии с Федеральным законом № 52-ФЗ при выявлении нарушения санитарного законодательства, а также при угрозе возникновения и распространения инфекционных заболеваний и массовых неинфекционных заболеваний (отравлений) должностные лица, осуществляющие государственный санитарно-эпидемиологический надзор, имеют право давать гражданам и юридическим лицам предписания, обязательные для исполнения ими в установленные сроки: об устранении выявленных нарушений санитарных правил.

Кроме того, в соответствии со статьей 1 Федерального закона № 134-ФЗ при выявлении в результате проведения мероприятия по контролю нарушений юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем обязательных требований должностные лица органов государственного контроля (надзора) в пределах полномочий, предусмотренных законодательством Российской Федерации, обязаны принять меры по контролю за устранением выявленных нарушений, их предупреждением, предотвращением возможного причинения вреда жизни, здоровью людей, окружающей среды и имуществу, а также меры по привлечению лиц, допустивших нарушения, к ответственности.

В рассматриваемом случае предписание оформлено в связи с выявленными фактами нарушений санитарного законодательства, следовательно, обоснованно.

Доводы заявителя, о недоказанности его вины в рамках административного производства и, соответственно, отсутствии оснований считать установленными нарушения санитарного законодательства, судом не приняты во внимание.

Факты нарушения санитарного законодательства установлены актом проверки от 09.04.2009г., который может являться поводом к составлению протокола об административном правонарушении. Необходимость доказывания вины связана с разрешением вопроса о привлечении к административной ответственности лица, в отношении которого составлен протокол об административном правонарушении. Отсутствие результатов рассмотрения по существу материалов административного производства (в данном случае постановлением №275 от 14.09.2009г. производство по делу об административном правонарушении прекращено в связи с истечением двухмесячного срока давности привлечения к административной ответственности) не влияет на основании вынесения предписания.

Предписание является мерой реагирования государственного органа на установленные в ходе проверки нарушения обязательных для соблюдения норм санитарного законодательства в целях их устранения и предупреждения возникновения заболеваний людей.

Ссылка заявителя на письмо Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека от 07.03.2006г. №0100/2473-06-32 «О разъяснении отдельных положений действующего законодательства» судом не принято во внимании, поскольку оно имеет рекомендательный характер и касается вопроса о полномочности должностного лица Роспотребнадзора, составившего протокол об административном правонарушении, выдавать предписание.

Поскольку предписание является ненормативном правовым актом, предписывающим (обязывающим) совершать конкретные действия, в том числе, связанные с соблюдением санитарных норм и правил, его выдача предполагается только тем должностным лицом Роспотребнадзора, которое вправе рассматривать дело об административном правонарушении.

В этой связи, следует согласиться с доводами заявителя о том, что предписание, за исключением пункта 35, не содержит требование совершить конкретные действия, а предусматривает в большинстве случаев предложение обеспечить соблюдение тех или иных норм и правил без указания как фактических обстоятельств, не позволивших соблюдать эти нормы и правила, так и причин, способствующих совершению нарушения.

Так, предписывая обеспечить обследование на малярию, сыпной тиф (пункты 1, 2), соблюдение кратности флюорографических обследований (пункт 18), государственный учет, планирование и регистрацию профилактических прививок (пункты 3, 4, 5), режим использования санитарно-защитной зоны (пункт 19), государственный орган ссылается на положения Санитарных правил, приказ Министерства здравоохранения и нормы Законов, которые содержат соответствующие требования. Каким образом хозяйствующий субъект должен обеспечить, то есть сделать реально выполнимыми указанные нормы и правила, в предписании не обозначено.

Содержание акта проверки, соответствующее названным пунктам предписания, также не позволяет сделать вывод как о необходимости направления на обследование конкретных лиц, в отношении которых, как считает заявитель, в том числе не было установлено ни лихорадочное состояние, ни периодические подъемы температуры, так и необходимости обеспечить планирование и учет профилактических прививок, поскольку замечания по составлению отчетных форм и ведению учетной документации были устранены в процессе проверки, а в части, касающейся соблюдения запрета на размещение объектов соцкультбыта в границах санитарно-защитной зоны, в акте проверки не указано, какие объекты были размещены обществом в границах санитарно-защитной зоны.

Запрещая использовать для дезинфекции гипохлорид натрия (пункт 6), актом проверки не установлено его использование, как не установлено и намерение хозяйствующего субъекта проводить работы с микроорганизмами 3-4 группы патогенности, для того чтобы обязать последнего получить соответствующую лицензию (пункт 14).

Предписывая в пункте 20, организовать защитный барьер (санитарно-защитную зону), государственный орган не указывает, какие конкретные действия должны быть совершенны хозяйствующим субъектом при наличии утвержденных границ санитарно-защитной зоны; в пункте 22 - организовать проведение лабораторно-производственного контроля за качеством технической воды, последний не подтверждает документально как несоответствие её качество требуемым нормам, так и обязательность контроля.

Предписывая исключить приготовление сложных блюд и кулинарных изделий, а также соблюдение поточности технологических процессов (пункт 27,30), государственный орган ссылается на СП 2.3.6.1079-01 «Санитарно-эпидемиологические требования к организациям общественного питания; изготовлению и оборотоспособности в них пищевых продуктов и продовольственного сырья», которыми не регулируются вопрос размещения производственных помещений при приготовлении сложных блюд, а также допускается обработка сырых и готовых продуктов в одном помещении, но на разных столах, что имело место быть при проверке кафе «Парус».

Кроме того, названные СП не регулируют вопрос хранения санитарной одежды и не содержат запрет на её стирку в домашних условиях (пункт 38, 39) не соответствуют фактическим обстоятельствам положения пунктов 31,32 предписания, поскольку актом проверки не зафиксирован факт оставления на следующий день такой продукции как «блинчики с мясом и творогом»; а также не отражено, в какой конкретно день и насколько часов был оставлен на хранение очищенный картофель с учетом рекомендательного характера пункта 8.21 СП 2.3.6.1079-01.

В отношении пунктов 40-49 Предписания, следует признать обоснованными доводы заявителя, связанные с тем, что замеры освещенности производились с нарушением требований ГОСТА ( п.40); не соблюдалась методика измерений; отсутствуют протоколы измерений ( п.43;44;48); требования об организации производственного контроля и проведении лабораторных исследований ( п.46; 47) не связаны с установлением актом проверки фактических обстоятельств; пункт 49 также не указывает, на устранение каких нарушений он направлен; требования осуществлять регулярный контроль за применением средств индивидуальной защиты не предусмотрено п.2.12 СП 2.2.2.1327-03 «Гигиенические требования к организации технологических процессов, производственному оборудованию и рабочему инструменту».

Предписание в части п.9, 10, 13, 15,16, 17, 21. 28, 29, 33, 34, 36 суд находит как основанными на фактических обстоятельствах, так и соответствующими указанным в них правилам и нормам.

Так, из-за недостатка площадей предстерилизационная очистка инструментария проводится в септических условиях, а именно в санитарной комнате, где храниться уборочный инвентарь поликлиники, в связи с чем а п.9 обоснованно требуется исключить пересечение грязного и чистого инвентаря; в п.10 обоснованно требуется соблюдение правил хранения стерильного инструментария и мягкого перевязочного материала в связи с установленными случаями растерилизации перевязочного материала в результате его перекладывания; в п.13 обоснованно требуется проведение производственного лабораторного бактериологического контроля, поскольку «смывы» из перевязочных и процедурных кабинетов здравпунктов не проверялись.

Требования, указанные в п.15-17 предписания, и связанные с выполнением СанПина 2.1.3.1375-03 «Гигиенические требования к размещению, устройству, оборудованию и эксплуатации больниц, родильных домов и других лечебных стационаров», по мнению суда, касаются медико-санитарной части КОАО «Азот» с учетом п.1.2 названных правил, в соответствии с которыми названные правила предназначены для учреждений здравоохранения и других организаций по оказанию медицинской помощи населению в больницах, родильных домах, дневных стационарах и других лечебных учреждениях независимо от их принадлежности и форм собственности.

Ссылка заявителя на приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 07.10.2005 г. № 627 «Об утверждении единой номенклатуры государственных и муниципальных учреждений здравоохранения» судом не принята во внимание, поскольку приказ касается учреждений государственной и муниципальной системы здравоохранения, к каковым не относится МСЧ КОАО «Азот».

Следует признать обоснованным требование п.21 предписания, поскольку сброс сточных вод осуществляется в черте населенного пункта, следовательно, в соответствии с п.7.4 СанПина 2.1.5.980-00 «Гигиенические требования к охране поверхностных вод» производственный лабораторный контроль речной воды должен производиться в месте сброса сточных вод.

В части, касающейся п.28; 29; 33; 34; 36 предписания, суд также находит, что изложенные в них требования соответствуют установленным фактическим обстоятельствам; так производственный цех не является специально отведенным местом для хранения уборочного инвентаря ( п.28); следовательно, обоснованно требование о его выделении в соответствии с п.5.13 СП 2.3.6. 1079-01 «Санитарно-эпидемиологические требования к организациям общественного питания, изготовлению и оборотоспособности в них пищевых продуктов и продовольственного сырья»; отсутствие документов, подтверждающих их качество и безопасность, также обоснованно явилось основанием для обязания хозяйствующего субъекта принимать пищевые продукты в соответствии с требованием п.7.8 СП 2.3.6.1079-0 ( п.29).

Поскольку не соблюдаются требования вышеназванных санитарных правил, касающиеся температурного режима, холодные закуски выставляются на барную стойку, которая не имеет охлаждающего оборудования; а также, касающиеся мытья кухонной посуды, отсутствие моечных ванн не позволяет осуществлять мытье посуды с добавлением требуемого количества моющих средств ( п.33; 34; 36), предписание в указанной части следует признать основанным на фактических обстоятельствах и санитарных правилах 2.3.6.1079-0.

Удовлетворяя требование частично, в том числе с учетом его признания в части государственным органом, суд относит судебные расходы, связанные с уплатой госпошлины, на орган, принявший оспариваемое предписание.

На основании вышеизложенного, руководствуясь статьями 110,168 - 170, 180, 181, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

р е ш и л :

Удовлетворить требование КОАО «Азот» частично.

Признать недействительным предписание № 287-Ол должностного лица, уполномоченного осуществлять государственный санитарно-эпидемиологический надзор, от 05.июня 2009 г., за исключением пунктов 9; 10; 13; 15; 16; 17; 28; 29; 33; 34;36; требование в части, указанных пунктов, оставить без удовлетворения.

Взыскать с Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Кемеровской области в пользу Кемеровского открытого акционерного общества «Азот» госпошлину в сумме 2000 руб.

Исполнительный лист выдать после вступления решения в законную силу.

На решение в месячный срок со дня принятия может быть подана апелляционная жалоба в Седьмой арбитражный апелляционный суд; в 2-х месячный срок со дня вступления решения в законную силу - кассационная жалоба в Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа.

Судья Т.И. Гуль

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А27-10491/2009
Принявший орган: Арбитражный суд Кемеровской области
Дата принятия: 26 октября 2009

Поиск в тексте