• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
АРБИТРАЖНЫЙ СУД КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ
 

РЕШЕНИЕ

от 17 мая 2010 года  Дело N А27-4360/2010

Оглашена резолютивная часть решения «14» мая 2010 года

Решение изготовлено в полном объеме «17» мая 2010 года

Арбитражный суд Кемеровской области в составе судьи Потапова А.Л., при ведении протокола судебного заседания им же,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по заявлению индивидуального предпринимателя Одышева Степана Александровича, г. Юрга

к межрайонной инспекции ФНС России №7 по Кемеровской области

о признании недействительным решения от 27.01.2010 г. № 2 «о привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения»

при участии в судебном заседании:

от заявителя - Белянко Е.Г. (паспорт, доверенность от 18.03.2010), Лизунова Е.А. (паспорт, доверенность от 06.05.2010),

от налогового органа - Курилова Л.И. (служебное удостоверение, доверенность №85 от 07.12.2009), Свинаренко Е.С. (служебное удостоверение, доверенность №10 от 26.04.2010),

у с т а н о в и л :

индивидуальный предприниматель Одышев Степан Александрович (далее по тексту - заявитель, предприниматель) обратился в Арбитражный суд Кемеровской области с заявлением о признании недействительным решения межрайонной инспекции ФНС России №7 по Кемеровской области (далее по тексту - налоговый орган, инспекция) № 2 от 27.01.2010 г. «о привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения».

В судебном заседании представители заявителя требования поддержали, просили заявление удовлетворить. Свое заявление мотивируют тем, что ИП Одышевым С.А. правомерно применялась система налогообложения в виде ЕНВД, по мнению заявителя налоговый орган не доказал обстоятельства, подтверждающие отсутствие признаков розничной торговли в деятельности предпринимателя.

Также в части доводов налогового органа о получении индивидуальным предпринимателем необоснованной налоговой выгоды заявитель указывает, что налоговым органом невыяснены обстоятельства отсутствия регистрации его контрагентов в качестве организаций и отсутствия зарегистрированной за ними контрольно-кассовой техники, кроме того, по мнению заявителя, данные факты не являются доказательством необоснованности применения налогоплательщиком налоговых вычетов.

Представители налогового органа с требованиями не согласны, просили суд в их удовлетворении отказать. По мнению налогового органа, им было установлено, что индивидуальный предприниматель применял схему уклонения от уплаты налогов путем использования фиктивного документооборота с целью получения необоснованной налоговой выгоды в виде занижения подлежащих к уплате сумм налогов.

Кроме того, налоговым органом было установлено, что индивидуальный предприниматель осуществлял реализацию товаров по договорам поставки коммерческим организациям - ИП Леонов, ООО «НБ», ООО «Факел», которые осуществляют свою деятельность через объекты розничной торговли, в связи с чем налоговым органом был сделан вывод, что предпринимательская деятельность с указанными контрагентами подлежит налогообложению в рамках общего режима налогообложения. Наиболее подробно доводы налогового органа изложены отзыве.

Как следует из материалов дела, межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы № 7 по Кемеровской области проведена выездная налоговая проверка индивидуального предпринимателя Одышева Степана Александровича по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налогов и сборов, а также страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за период с 01.01.2007 по 31.12.2008, по налогу на доходы физических лиц за период с 01.01.2007 по 31.12.2008.

По результатам проверки инспекцией был составлен акт выездной налоговой проверки №52 от 14.12.2009. На акт проверки индивидуальным предпринимателем были поданы возражения.

27.01.2010 налоговым органом принято решение №2 «о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения».

Указанным решением индивидуальный предприниматель был привлечен к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса РФ в виде штрафа за неполную уплату сумм налогов в общем размере 1315930, 60, начислены пени за несвоевременную уплату налогов по состоянию на 27.01.2010 в размере 1388991, 31 руб., также предложено уплатить недоимку в общем размере 6579653 руб.

Не согласившись с правомерностью решения, индивидуальный предприниматель обратился в Управление Федеральной налоговой службы по Кемеровской области с апелляционной жалобой.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Кемеровской области от 07.04.2010 №215 апелляционная жалоба общества оставлена без удовлетворения.

Индивидуальный предприниматель, считая решение №2 от 27.01.2010 незаконным, нарушающим его права и законные интересы и не соответствующим нормам действующего законодательства, обратился в арбитражный суд с настоящим заявлением.

1. Из материалов дела и позиций сторон следует, что в рассматриваемый период индивидуальный предприниматель наряду с предпринимательской деятельностью по розничной торговле (подлежащей налогообложению ЕНВД) и осуществлял деятельность по оптовой торговле товарами, а также производство и реализацию пищевых продуктов и полуфабрикатов. С каждого вида деятельности предпринимателем уплачивались налоги по соответствующей системе налогообложения.

По итогам выездной налоговой проверки налоговый орган установил занижения предпринимателем налогооблагаемой базы по НДФЛ и ЕСН от деятельности предпринимателя по продаже товаров за наличный расчет в адрес ИП Леонова А.Н., ООО «Факел», ООО «НБ». Налоговый орган установил, что предпринимателем доходы от деятельности с указанными контрагентами учитывались для исчисления налогов по специальному налоговому режиму в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности (глава 26.3 Налогового кодекса Российской Федерации).

Однако, налоговым органом при проведении проверочных мероприятий было установлено, что с контрагентами ИП Леонов А.Н., ООО «Факел», ООО «НБ» предпринимателем были заключены договоры поставки, которые в последующем были пролонгированы, оплата производилась за наличный расчет, были выявлены случаи предоставления отсрочки платежа, из полученных налоговым органом свидетельских показаний следует доставка товаров до торговых точек в целях последующей перепродажи контрагентами предпринимателя.

Налоговый орган полагает, что данные обстоятельства свидетельствуют о деятельности предпринимателя в рамках договоров поставки товаров в адрес данных контрагентов, а данная деятельность не подпадает под специальный налоговый режим в виде ЕНВД. Как следствие, налоговый орган пришел к выводу о неверном учете предпринимателем выявленных операций, что привело к занижению налогооблагаемой базы по НДФЛ и ЕСН.

В свою очередь заявитель, не оспаривая размер доначисленных налоговых обязательств, считает неверным вывод налогового органа, что деятельность по продаже товаров в адрес ИП Леонова А.Н., ООО «Факел», ООО «НБ» не подпадает под специальный налоговый режим в виде ЕНВД.

Заявитель указывает, что установленные налоговым органом обстоятельства не свидетельствуют о наличии у предпринимателя с ИП Леонов А.Н., ООО «Факел», ООО «НБ» договоров поставки и, по мнению заявителя, им правомерно продажа товаров в адрес данных контрагентов учитывалась, как розничная продажа и отнесена заявителем к ЕНВД.

Согласно статье 346.26 НК РФ система налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности устанавливается настоящим Кодексом, вводится в действие нормативными правовыми актами представительных органов муниципальных районов, городских округов, законами городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга и применяется наряду с общей системой налогообложения (далее в настоящей главе - общий режим налогообложения) и иными режимами налогообложения, предусмотренными законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

Согласно Постановления Юргинского городского совета народных депутатов №64 от 19.10.2005 г. (с учетом редакции действовавшей в рассматриваемые периоды) на территории города Юрга Кемеровской области единый налог на вмененный доход применяется в отношении четко установленного перечня видов предпринимательской деятельности, в том числе в отношении розничной торговли, осуществляемой через магазины и павильоны с площадью торгового зала не более 150 квадратных метров по каждому объекту организации торговли, а также в отношении розничной торговли, осуществляемой через киоски, палатки, лотки и другие объекты в стационарной торговой сети, не имеющих торговых залов, а также объекты нестационарной торговой сети (п. 2.6, 2.7 Постановления Юргинского городского совета народных депутатов №64 от 19.10.2005 г.).

Одним из квалифицирующих признаков применения предпринимателем ЕНВД является в рассматриваемом случае деятельность в рамках розничной торговли.

Согласно ст. 346.27 НК РФ под розничной торговлей понимается предпринимательская деятельность, связанная с торговлей товарами (в том числе за наличный расчет, а также с использованием платежных карт) на основе договоров розничной купли-продажи.

Исследовав доводы сторон о виде гражданско-правовых отношений предпринимателя с рассматриваемыми контрагентами (ИП Леонов А.Н., ООО «Факел», ООО «НБ») суд отмечает, что исходя из ст. 454 и ст. 506 Гражданского кодекса Российской Федерации квалифицирующим признаком договора поставки является последующее использование покупателем товара в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием.

Суд также руководствуется разъяснениями Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.10.1997 г. №18. Согласно пункта 5 данного Постановления при квалификации правоотношений, судам необходимо исходить из признаков договора поставки, предусмотренных статьей 506 ГК РФ, независимо от наименования договора, названия его сторон либо обозначения способа передачи товара в тексте документа.

При этом под целями, не связанными с личным использованием, следует понимать в том числе приобретение покупателем товаров для обеспечения его деятельности в качестве организации или гражданина-предпринимателя (оргтехники, офисной мебели, транспортных средств, материалов для ремонтных работ и т.п.).

Однако в случае, если указанные товары приобретаются у продавца, осуществляющего предпринимательскую деятельность по продаже товаров в розницу, отношения сторон регулируются нормами о розничной купле-продаже (параграф 2 главы 30 Кодекса).

В обоснование своих доводов налоговый орган указывает, что им проведены проверочные мероприятия, в ходе которых взяты объяснения от руководителей и должностных лиц покупателей предпринимателя.

Из представленных в материалы дела объяснений и свидетельских показаний работников контрагентов предпринимателя (ИП Леонов А.Н., ООО «Факел», ООО «НБ») следует, что данные лица осуществляли деятельность по розничной продаже товаров, с ИП Одышевым С.А. заключали договоры поставки, заказ продукции производился через торгового представителя ИП Одышева по прайсу, в последующем товар привозился транспортом поставщика.

Надлежит отметить, что согласно представленных в материалы дела свидетельских показаний оплата за доставляемый товар производилась наличными денежными средствами непосредственно при получении товаров контрагентом, либо в последующем через кассу ИП Одышева. Аналогичные свидетельские показания были получены налоговым органом от работников ИП Одышева С.А.

Со стороны заявителя данные показания опровергнуты в установленном порядке не были, соответствующих доказательств в материалы дела не представлено.

Исследовав представленные в материалы дела свидетельские показания, как работников контрагентов заявителя, так и работников самого ИП Одышева С.А. суд пришел к выводу об отсутствии противоречий в существенных условиях и порядке осуществления торговых операций ИП Одышевым с ИП Леонов А.Н., ООО «Факел», ООО «НБ».

Кроме того, оценив представленные сторонами в материалы дела копии документов по данному эпизоду, суд приходит к выводу о достаточности и непротиворечивости и нахождение во взаимной связи представленных доказательств.

В связи с отсутствием опровержения данных обстоятельств со стороны заявителя суд принимает как обоснованные доводы налогового органа, что товар ИП Одышевым С.А. доставлялся до рассматриваемых контрагентов по предварительным заявкам, которые производились контрагентами через торгового представителя ИП Одышева С.А. на основании прайса. При этом во всех рассматриваемых случаях имели место факты доставки товара до объекта торговли контрагента, а приобретаемый последними товар использовался ими в предпринимательской деятельности.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации (изложенной в Определении от 4 июня 2007 года N 320-О-П) в силу принципа свободы экономической деятельности (статья 8, часть 1, Конституции Российской Федерации) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность.

Однако, созданная предпринимателем схема по продаже товаров своим контрагентам за наличный расчет с учетом установленных налоговым органом обстоятельств формирования заказов через торговых представителей и последующей доставки товаров до контрагентов, а также обстоятельства последующего использования товаров в предпринимательской деятельности, не может быть признана судом как деятельность в рамках розничной торговли.

Кроме того, надлежит отметить, что выявленные обстоятельства по взаимоотношениям с ИП Леонов А.Н., ООО «Факел», ООО «НБ» также не подпадают под понятие розничной торговли, в силу прямого указания в ст. 346.27 НК РФ, поскольку к розничной торговле не относится реализация товаров по образцам и каталогам вне стационарной торговой сети.

Установленные налоговым органом обстоятельства свидетельствуют об осведомленности работников ИП Одышева С.А. о природе и характере взаимоотношений с рассматриваемыми контрагентами по продаже им товаров.

Наем предпринимателем работников и передача своих полномочий по руководству и осуществлению предпринимательской деятельности от его лица в рассматриваемом случае в силу норм налогового, гражданского и трудового законодательства является деятельностью самого предпринимателя, от его лица и в его предпринимательских интересах и не может свидетельствовать о не осведомленности предпринимателя о его деятельности, и отсутствия обстоятельств привлечения к ответственности.

В порядке п.7 ст.346.26 НК РФ налогоплательщики, осуществляющие наряду с предпринимательской деятельностью, подлежащей налогообложению единым налогом, иные виды предпринимательской деятельности, обязаны вести раздельный учет имущества, обязательств и хозяйственных операций в отношении предпринимательской деятельности, подлежащей налогообложению единым налогом, и предпринимательской деятельности, в отношении которой налогоплательщики уплачивают налоги в соответствии с иным режимом налогообложения. При этом учет имущества, обязательств и хозяйственных операций в отношении видов предпринимательской деятельности, подлежащих налогообложению единым налогом, осуществляется налогоплательщиками в общеустановленном порядке.

Налогоплательщики, осуществляющие наряду с предпринимательской деятельностью, подлежащей налогообложению единым налогом, иные виды предпринимательской деятельности, исчисляют и уплачивают налоги и сборы в отношении данных видов деятельности в соответствии с иными режимами налогообложения, предусмотренными настоящим Кодексом.

Следовательно, в рассматриваемом случае предприниматель должен был самостоятельно вести раздельный учет деятельности подпадающей по ЕНВД и иные виды деятельности. Наличие у предпринимателя торговых операций по розничной продаже не может является основанием для учета иных операций, которые не соответствуют критериям специального налогового режима в виде ЕНВД.

На основании изложенного, суд считает выводы налогового органа по итогам выездной налоговой проверки обоснованными.

Иные доводы сторон также были исследованы и оценены судом в порядке статей 162, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и не являются существенными для принятия решения по делу в рассматриваемой части, исходя из предмета заявленных требований.

На основании вышеизложенного, учитывая положения ст. 9, 65, 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд считает заявленные требования в рассматриваемой части неподлежащими удовлетворению.

2. В ходе выездной налоговой проверки налоговым органом было установлено, что ИП Одышевым С.А. при исчислении в рассматриваемый период НДФЛ и ЕСН были уменьшены на неподтвержденные расходы по взаимоотношениям с ООО «Грансайт», ООО «Сибконтинент», ЗАО «Титан», ООО «Меркон», ООО «Галеон», ЗАО «Импульс плюс».

В обоснование понесенных расходов по взаимоотношениям с указанными организациям предпринимателем были представлены счета-фактуры, товарные накладные, чеки ККТ.

Проведя проверочные мероприятия, налоговым органом было установлено, что вышеперечисленные организации не зарегистрированы в качестве юридических лиц.

На основании выявленных обстоятельств налоговый орган пришел к выводу о получении предпринимателем необоснованной налоговой выгоды в связи с занижением налогооблагаемой базы на основании принятых к учету расходов с указанными организациями, а также необоснованного получения вычета по НДС.

Исследовав позиции сторон в рассматриваемой части, суд считает необходимым отметить следующее.

На основании статей 23 и 44 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщики обязаны уплачивать законно установленные налоги.

Согласно пункту 1 статьи 45 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик обязан самостоятельно исполнить обязанность по уплате налога, если иное не предусмотрено законодательством о налогах и сборах. Обязанность по уплате налога должна быть выполнена в срок, установленный законодательством о налогах и сборах.

Статья 146 Налогового кодекса Российской Федерации закрепляет объект налогообложения налогом на добавленную стоимость.

Порядок исчисления налога на добавленную стоимость установлен статьей 166 Налогового кодекса Российской Федерации.

Экономическая природа налога на добавленную стоимость состоит в том, что обеспечиваются условия для движения эквивалентных по стоимости, хотя и различных по направлению потоков денежных средств, одного - от налогоплательщика к поставщику в виде фактически уплаченных сумм налога, а другого - к налогоплательщику из бюджета в виде предоставленного законом налогового вычета, приводящего либо к уменьшению итоговой суммы налога, подлежащей уплате в бюджет, либо к возмещению суммы налога из бюджета (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 08.04.2004 N 169-О). То есть, при осуществлении финансово-хозяйственной деятельности при соблюдении всех требований, установленных 21 главой Налогового кодекса, из федерального бюджета должны возвращаться реальные денежные средства, фактически поступившие туда непосредственно от производителя и от перепродавцов при последующей реализации товара.

В соответствии со статьей 171 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму НДС, исчисленную согласно ст. 166 Налогового кодекса Российской Федерации, на установленные данной статьей налоговые вычеты.

В соответствии с п. 1 ст. 172 Налогового кодекса РФ налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 Налогового кодекса Российской Федерации РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации.

В силу положений статей 169, 171, 172 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик имеет право на налоговые вычеты при условии фактической уплаты им сумм налога на добавленную стоимость при приобретении товаров (работ, услуг), принятия на учет данных товаров (работ, услуг) и наличия первичных документов, содержащих достоверную информацию.

Согласно пунктам 2, 6 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации, счет-фактура подписывается руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации. Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

В соответствии с п.1 ст. 221 Налогового кодекса Российской Федерации при исчислении налоговой базы по НДФЛ налогоплательщики имеют право на получение профессиональных налоговых вычетов в сумме фактически произведенных ими и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов.

В порядке п.2 ст. 236 Налогового кодекса Российской Федерации объектом обложения ЕСН для налогоплательщиков признаются доходы от предпринимательской либо иной профессиональной деятельности за вычетом расходов, связанных с их извлечением.

Надлежит отметить, что состав расходов, принимаемых к вычету в целях налогообложения НДФЛ и ЕСН определяется налогоплательщиками в порядке главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации.

Согласно п.1 ст. 252 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Налогового кодекса Российской Федерации). Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Согласно абз. 3, 4 п.1 ст. 252 Налогового кодекса Российской Федерации обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствующие расходы, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы (в том числе таможенной декларацией, приказом о командировке, проездными документами, отчетом о выполненной работе в соответствии с договором). Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

В соответствии с частью 1 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» все хозяйственные операции, проводимые организацией, подтверждаются первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.

Согласно части 2 статьи 9 Федерального закона № 129-ФЗ от 21.11.1996 г. "О бухгалтерском учете" первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации, а документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, должны содержать следующие обязательные реквизиты: а) наименование документа; б) дату составления документа; в) наименование организации, от имени которой составлен документ; г) содержание хозяйственной операции; д) измерители хозяйственной операции в натуральном и денежном выражении; е) наименование должностей лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции и правильность ее оформления; ж) личные подписи указанных лиц.

Частью 4 статьи 9 Федерального закона № 129-ФЗ предусмотрено, что своевременное и качественное оформление первичных учетных документов, передачу их в установленные сроки для отражения в бухгалтерском учете, а также достоверность содержащихся в них данных обеспечивают лица, составившие и подписавшие эти документы.

Данные первичных докумен­тов, составляемых при соверше­нии хозяйственной операции, в том числе о лицах, осуществив­ших операции, должны соответствовать фактическим обстоятельствам. Следователь­но, счета-фактуры составляются на основе имеющихся пер­вичных документов и должны от­ражать конкретные факты хозяй­ственной деятельности, подтвер­ждаемые такими документами. Требования, касающиеся поряд­ка составления счетов-фактур, относятся не только к полноте за­полнения всех реквизитов, но и к достоверности содержащихся в них сведений.

Исходя из правовой позиции, изложенной в п. 3 Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 15.02.2005 № 93 - О обязанность подтверждать правомерность и обоснованность налоговых вычетов первичной документацией лежит на налогоплательщике - покупателе товаров (работ, услуг), поскольку именно он выступает субъектом, применяющим при исчислении итоговой суммы налога, подлежащей уплате в бюджет, вычет сумм налога, начисленных поставщиками.

Таким образом, налогоплательщики обязаны предпринять все меры, установленные законодательством, для предоставления достоверных первичных бухгалтерских документов, на основании которых происходит исчисление и уплата налогов.

По смыслу действующего законодательства, произведенные налогоплательщиком расходы в рамках главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации, должны быть документально подтверждены. Представляемые налогоплательщиком с целью подтверждения своего права на возмещение налога в рамках главы 21 Налогового кодекса Российской Федерации либо с целью подтверждения расходов в рамках главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации документы должны содержать достоверную информацию отражающие действительные операции.

Следовательно, право на применение налоговых вычетов возникает у налогоплательщика только в случае соблюдения требований действующего законодательства, в противном же случае законодательством не предусмотрена возможность применения налоговых вычетов и (или) возмещения налога, а налогоплательщик несет риск неблагоприятный последствий по результатам совершенных им операций.

Суд также руководствуется пунктом 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", в соответствии с которым представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

На основании вышеуказанных положений судом исследованы представленные в материалы дела доказательства, в том числе счета-фактуры, товарные накладные, доказательства произведенной оплаты, ответы компетентных государственных органов по запросам налогового органа.

Налоговым органом были установлено, что принятые к учету предпринимателем в целях вычетов по НДФЛ и ЕСН, а также в целях получения вычетов по НДС документы, оформлены от организаций не зарегистрированными в качестве юридических лиц, а сведения о таких организациях отсутствуют в Едином государственном реестре юридических лиц, указные в документах ИНН и иные сведения им не присваивались. При исследовании в судебном заседании обстоятельств регистрации за указанными реквизитами иных организаций факты реорганизации или правопреемства не установлены.

Заявитель, оспаривая решение налогового органа в данной части полагает, что данные обстоятельства не могут служить основаниями лишения его права на получения вычетов по НДФЛ, ЕСН и НДС, поскольку данные обстоятельства возникли не по его вине и он о них узнал только при выездной налоговой проверки.

В соответствии с позицией, изложенной в пункте 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

В настоящем деле в обоснование произведенных расходов предприниматель представил налоговому органу и суду счета-фактуры, товарные накладные, контрольно-кассовые чеки, подтверждающие, по его мнению, приобретение и оплату товара от контрагентов.

Поскольку налоговым органом установлены обстоятельства, что контрагенты заявителя (ООО «Грансайт», ООО «Сибконтинент», ЗАО «Титан», ООО «Меркон», ООО «Галеон», ЗАО «Импульс плюс») не состоят на налоговом учете, сведения об этих организациях в Едином государственном реестре юридических лиц отсутствуют, либо под указанным идентификационным номером зарегистрирована иная организация, то в силу положений статей 49, 51 Гражданского кодекса Российской Федерации организации, не прошедшие государственную регистрацию в качестве юридических лиц, не приобретают правоспособности юридического лица, а их действия, направленные на установление, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей, не могут быть признаны сделками.

В силу положений норм налогового и гражданского законодательства данные обстоятельства влекут негативные налоговые последствия для участников данных правоотношений.

Данная правовая позиция согласуется с Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации №7588/08 от 18.11.2008 года.

3. Рассматривая довод заявителя в части неправомерности привлечения его обжалуемым решением к штрафу по п.1 ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации, что его вина не была установлена налоговым органом в установленном законом порядке, суд отмечает следующее.

Пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса РФ предусмотрена ответственность за неуплату или неполную уплату сумм налога в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога или иных неправомерных действий (бездействия).

Из содержания приведённой нормы следует, что ответственность за неуплату (неполную уплату) налога наступает не только в результате неправомерных действий налогоплательщика, повлекших занижение налогооблагаемой базы, но и вследствие неправомерного бездействия, выразившегося в неисполнении обязанности по перечислению в бюджет обязательных платежей в установленные сроки. При этом указанная норма определяет вид налогового правонарушения и ответственность за него.

Согласно статье 106 Налогового кодекса Российской Федерации налоговым правонарушением признается виновно совершенное противоправное (в нарушение законодательства о налогах и сборах) деяние (действие или бездействие) налогоплательщика, налогового агента и иных лиц, за которое Налоговым кодексом Российской Федерации установлена ответственность.

Частью 6 статьи 108 Налогового кодекса Российской Федерации закреплено, что лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке. Лицо, привлекаемое к ответственности, не обязано доказывать свою невиновность в совершении налогового правонарушения. Обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица.

Статья 109 Налогового кодекса Российской Федерации предусматривает, что лицо не может быть привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения при отсутствии вины лица в совершении налогового правонарушения.

Определениями от 04.07.2002г. № 202-О и от 18.06.2004г. № 201-О Конституционного Суда Российской Федерации разъяснено, что необходимость установления вины налогоплательщика для привлечения его к ответственности прямо предписана статьями 106 и 109 Налогового кодекса РФ. Таким образом, отсутствие вины при нарушении обязательств является одним из обстоятельств, исключающих применение санкций, поскольку свидетельствует об отсутствии самого состава правонарушения. В связи с привлечением налогоплательщиков к ответственности за нарушение налоговых обязательств суд, исходя из принципов состязательности и равноправия сторон, не может ограничиться формальной констатацией лишь факта нарушения этих обязательств, не выявляя иные, связанные с ним обстоятельства, в том числе наличие или отсутствие вины соответствующих субъектов.

С учётом изложенного в предмет доказывания по делу входит установление виновности лица и обстоятельств совершения налогового правонарушения.

Законодательство о налогах и сборах не устанавливает прямую обязанность налогоплательщика проверять достоверность сведений, указанных поставщиком товара (работ, услуг) в выставленных счетах-фактурах, договорах. Однако, в связи с тем, что согласно Закону РФ «О бухгалтерском учете» одной из основных задач бухгалтерского учета является формирование полной и достоверной информации о деятельности налогоплательщика, то, поскольку Гражданским законодательством не установлено иное, налогоплательщик не лишен права затребовать у контрагента по договору документы, подтверждающие достоверность сведений, изложенных в документах.

Поскольку согласно статье 2 Гражданского кодекса Российской Федерации предпринимательской деятельностью является осуществляемая на свой риск деятельность, то налогоплательщик, не воспользовавшийся своим правом обеспечить документальное подтверждение достоверности сведений, изложенных в документах, на основании которых он, в свою очередь, претендует на получение налоговых вычетов, несет риск неблагоприятных последствий своего бездействия.

Исследовав доводы заявителя и представленные им материалы, суд пришел к выводу, что последним не доказаны обстоятельства должной осмотрительности при осуществлении предпринимательской деятельности с учетом вышеизложенных обстоятельств.

Суд также учитывает, что доказательств устранения или принятия всех необходимых мер для устранения выявленных несоответствий в представленных для налоговой проверки документах со стороны заявителя также не представлено, равно как не оспорены или опровергнуты установленные налоговым органом обстоятельства.

Как следствие суд считает, что заявителем не представлено обоснованных доводов и документального подтверждения обстоятельств, исключающих его вину.

В ходе судебного разбирательства заявителем в материалы дела не были представлены и заявлены обстоятельства, смягчающие ответственность за совершение налогового правонарушения.

Оценив в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные сторонами в материалы дела доказательства, учитывая вышеизложенные обстоятельства, суд не находит оснований для удовлетворения заявленных требований.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, расходы по оплате государственной пошлины судом относятся на заявителя.

Государственная пошлина, уплаченная заявителем по платежному поручению №499 от 17.03.2010 г., подлежит возврату из федерального бюджета в размере 1800 рублей в порядке пп.1 п.1 ст. 333.40 Налогового кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 102, 110, 167-170, 180, 181, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

р е ш и л:

В удовлетворении заявленных индивидуальным предпринимателем Одышевым С.А. требований отказать.

Выдать индивидуальному предпринимателю Одышеву С.А. (ОГРН 304423035500059) справку на возврат из федерального бюджета государственной пошлины в размере 1800 рублей как излишне уплаченной по платежному поручению №499 от 13.03.2010 г.

Решение может быть обжаловано в арбитражный суд апелляционной инстанции в месячный срок с момента его принятия, а также в двухмесячный срок после вступления решения в законную силу - в арбитражный суд кассационной инстанции.

Судья А.Л. Потапов

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А27-4360/2010
Принявший орган: Арбитражный суд Кемеровской области
Дата принятия: 17 мая 2010

Поиск в тексте