• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
АРБИТРАЖНЫЙ СУД КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ
 

РЕШЕНИЕ

от 28 мая 2010 года  Дело N А27-4361/2010

Резолютивная часть решения оглашена 25 мая 2010 года. Полный текст решения изготовлен 28 мая 2010 года.

Арбитражный суд Кемеровской области в составе судьи Мишиной И.В. при ведении протокола судебного судьей Мишиной И.В., рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению Общества с ограниченной ответственностью «Мыски Гидроэнергострой», г. Мыски к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 8 по Кемеровской области, г. Междуреченск

о признании недействительным в части решения от 31.12.2009 № 400

при участии: от заявителя: представители не явились; от налогового органа: Себелев Е.А. - старший госналогинспектор юридического отдела (доверенность от 11.02.2010 № 9), Фефелова Н.С. - начальник отдела выездных проверок № 1 (доверенность от 26.04.2010 № 35), Волкова Е.А. - старший госналогинспектор отдела выездных проверок № 1 (доверенность от 26.04.2010 № 37),

у с т а н о в и л:

Общество с ограниченной ответственностью «Мыски Гидроэнергострой», г. Мыски (далее - ООО «МГЭС») обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 8 по Кемеровской области, г. Междуреченск о признании недействительным решения налогового органа от 31.12.2009 № 400 в части привлечения к налоговой ответственности за неполную уплату налога на прибыль в федеральный бюджет в виде взыскания штрафа в сумме 258 821 руб.; привлечения к налоговой ответственности за неполную уплату налога на прибыль в территориальный бюджет в виде взыскания штрафа в сумме 696 825 руб.; привлечения к налоговой ответственности за неполную уплату налога на добавленную стоимость в виде взыскания штрафа в сумме 586 792 руб.; начисления пени за несвоевременную уплату налога на прибыль в федеральный бюджет в сумме 398 916 руб.; начисления пени за несвоевременную уплату налога на прибыль в территориальный бюджет в сумме 1 075 684 руб.; начисления пени за несвоевременную уплату налога на добавленную стоимость в сумме 1 087 429 руб.; предложения уплатить недоимку по налогу на добавленную стоимость за август 2006 года в сумме 48 062 руб.; предложения уплатить недоимку по налогу на добавленную стоимость за сентябрь 2006 года в сумме 265 512 руб.; предложения уплатить недоимку по налогу на добавленную стоимость за октябрь 2006 года в сумме 191 222 руб.; предложения уплатить недоимку по налогу на добавленную стоимость за ноябрь 2006 года в сумме 144 915 руб.; предложения уплатить недоимку по налогу на добавленную стоимость за декабрь 2006 года в сумме 649 195 руб.; предложения уплатить недоимку по налогу на добавленную стоимость за январь 2007 года в сумме 381 923 руб.; предложения уплатить недоимку по налогу на добавленную стоимость за февраль 2007 года в сумме 72 675 руб.; предложения уплатить недоимку по налогу на добавленную стоимость за сентябрь 2007 года в сумме 381 384 руб.; предложения уплатить недоимку по налогу на добавленную стоимость за декабрь 2007 года в сумме 1 193 040 руб.; предложения уплатить недоимку по налогу на добавленную стоимость за 1 квартал 2008 года в сумме 255 744 руб.; предложения уплатить недоимку по налогу на прибыль в федеральный бюджет за 3 квартал 2006 года в сумме 113 235 руб.; предложения уплатить недоимку по налогу на прибыль в федеральный бюджет за 4 квартал 2006 года в сумме 355 815 руб.; предложения уплатить недоимку по налогу на прибыль в федеральный бюджет за 1 квартал 2007 года в сумме 164 160 руб.; предложения уплатить недоимку по налогу на прибыль в федеральный бюджет за 3 квартал 2007 года в сумме 137 722 руб.; предложения уплатить недоимку по налогу на прибыль в федеральный бюджет за 4 квартал 2007 года в сумме 430 820 руб.; предложения уплатить недоимку по налогу на прибыль в федеральный бюджет за 1 квартал 2008 года в сумме 92 352 руб.; предложения уплатить недоимку по налогу на прибыль в территориальный бюджет за 3 квартал 2006 года в сумме 304 863 руб.; предложения уплатить недоимку по налогу на прибыль в территориальный бюджет за 4 квартал 2006 года в сумме 957 962 руб.; предложения уплатить недоимку по налогу на прибыль в территориальный бюджет за 1 квартал 2007 года в сумме 441 971 руб.; предложения уплатить недоимку по налогу на прибыль в территориальный бюджет за 3 квартал 2007 года в сумме 370 790 руб.; предложения уплатить недоимку по налогу на прибыль в территориальный бюджет за 4 квартал 2007 года в сумме 1 159 900 руб.; предложения уплатить недоимку по налогу на прибыль в территориальный бюджет за 1 квартал 2008 года в сумме 248 640 руб.

Надлежаще извещенный заявитель в судебное заседание своего представителя не направил, досудебно представил ходатайство о рассмотрении спора в его отсутствие.

Изучив материалы дела, суд считает возможным удовлетворить ходатайство заявителя и в соответствии со статьей 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) рассматривает спор в отсутствие представителя ООО «МГЭС» по имеющимся в деле материалам.

В обоснование заявленных требований общество ссылается на правомерность включения в состав расходов при исчислении налога на прибыль и в состав налоговых вычетов при исчислении налога на добавленную стоимость за 2006-2008 годы затрат по хозяйственным операциям с Обществами с ограниченной ответственностью «Альфа», «СтройБизнесИндустрия» и «Техпромсервис» (далее - ООО «Альфа», ООО «СтройБизнесИндустрия», ООО «Техпромсервис», соответственно), а также на то, что налоговым органом, по мнению ООО «МГЭС», не доказано отсутствие реальных хозяйственных операций налогоплательщика с указанными контрагентами, в связи с чем непринятие инспекцией в состав расходов в целях исчисления налога на прибыль, а также исключение из состава налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость соответствующих затрат общества не основано на законе. Все контрагенты уплачивали налоги в бюджет, представляли налоговую и финансовую отчетность, создавались реально существующими лицами, подписи на документах о создании организации инспекцией не были признаны недействительными и не опровергнуты экспертизой. При этом на заявителя действующим законодательством не возложена ответственность за действия контрагентов. ООО «МГЭС» действовало добросовестно, документально подтвердило произведенные расходы, уменьшающие налоговую базу по налогу на прибыль и правомерность предъявления соответствующих сумм налога на добавленную стоимость к вычету. Кроме того, ссылается на нарушение инспекцией при принятии оспариваемого решения требований статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации по причине непредставления налогоплательщику достаточного времени для ознакомления со всеми материалами проверки, положенными в основу принятого решения, и отказа в ходатайстве общества о снятии фотокопий с указанных материалов.

Представители налогового органа по существу заявленных требований возражают, мотивируя тем, что налогоплательщик является участником «схемы», направленной на необоснованное уменьшение налоговых обязательств посредством неправомерного завышения расходов и необоснованного предъявления к вычету налога на добавленную стоимость, поскольку представленные налогоплательщиком в обоснование правомерности включения спорных затрат по приобретению работ и услуг у ООО «Альфа», ООО «СтройБизнесИндустрия», ООО «Техпромсервис» в состав расходов и налоговых вычетов документы содержат недостоверные сведения и не подтверждают наличие реальных хозяйственных связей между заявителем, с одной стороны, и указанными контрагентами, с другой. Считают, что доводы налогоплательщика о нарушении инспекцией требований статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и опровергаются представленными инспекцией документами (подробнее возражения изложены в письменном отзыве).

Как следует из материалов дела, решением от 31.12.2009 № 400, принятым Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы № 8 по Кемеровской области по результатам выездной налоговой проверки заявителя (акт проверки от 03.12.2009 № 400), ООО «МГЭС» привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения по пункту 1 статьи 122 НК РФ за неуплату (неполную уплату) в результате занижения налоговой базы налога на прибыль в сумме 955646 руб., налога на добавленную стоимость (далее - НДС) в сумме 586792 руб.

Кроме того, указанным решением обществу доначислены и предложены к уплате суммы НДС за 2006 год в размере 1298906 руб., за 2007 год - 2029022 руб., за 2008 год - 255744 руб.; налога на прибыль за 2006 год в размере 1731875 руб., за 2007 год - 2705363 руб., за 2008 год - 340992 руб. и соответствующие суммы пени, а также начислены пени по состоянию на 31.12.2009 в сумме 3 890 руб. за несвоевременное перечисление в бюджет исчисленного и удержанного налога на доходы физических лиц.

Не согласившись с решением инспекции от 31.12.2009 № 400, общество обжаловало его в порядке апелляционного производства в Управление Федеральной налоговой службы России по Кемеровской области, г. Кемерово.

Решением Управления Федеральной налоговой службы России по Кемеровской области от 10.03.2010 № 162 решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 8 по Кемеровской области оставлено без изменения, апелляционная жалоба налогоплательщика - без удовлетворения, что послужило основанием для обращения последнего в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Оценив в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) представленные сторонами доказательства и фактические обстоятельства дела в их совокупности и взаимосвязи, выслушав пояснения представителей налогового органа, суд считает заявленное требование необоснованным и не подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В силу статьи 87 НК РФ налоговые органы проводят следующие виды налоговых проверок налогоплательщиков, плательщиков сборов и налоговых агентов: камеральные налоговые проверки; выездные налоговые проверки. Целью камеральной и выездной налоговых проверок является контроль за соблюдением налогоплательщиком, плательщиком сборов или налоговым агентом законодательства о налогах и сборах.

Согласно пункту 1 статьи 100 НК РФ по результатам выездной налоговой проверки в течение двух месяцев со дня составления справки о проведенной выездной налоговой проверке уполномоченными должностными лицами налоговых органов должен быть составлен в установленной форме акт налоговой проверки.

На основании пункта 5 статьи 100 НК РФ акт налоговой проверки в течение пяти дней с даты этого акта должен быть вручен лицу, в отношении которого проводилась проверка, или его представителю под расписку или передан иным способом, свидетельствующим о дате его получения указанным лицом (его представителем).

Лицо, в отношении которого проводилась налоговая проверка (его представитель), в случае несогласия с фактами, изложенными в акте налоговой проверки, а также с выводами и предложениями проверяющих в течение 15 дней со дня получения акта налоговой проверки вправе представить в соответствующий налоговый орган письменные возражения по указанному акту в целом или по его отдельным положениям (пункт 6 статьи 100 НК РФ).

Судом установлено, что по результатам выездной налоговой проверки ООО «МГЭС» инспекцией был составлен акт проверки от 03.12.2009 № 400, экземпляр которого был вручен руководителю общества 03.12.2009, что подтверждается соответствующей отметкой и подписью директора ООО «МГЭС» на листе 65 акта.

Указанное обстоятельство не отрицается и заявителем. При этом в обоснование заявленного довода о нарушении инспекцией при принятии оспариваемого решения требований статьи 101 НК РФ общество ссылается на то, что заявителю вместе с указанным актом проверки не были предоставлены приложения к акту.

Представители налогового органа, не отрицая данного обстоятельства (отзыв от 21.04.2010), считают действия инспекции в названной части правомерными, мотивируя отсутствием законодательно установленной обязанности представления налогоплательщику всех приложений к акту проверки, поскольку сведения о проведенных мероприятиях налогового контроля и их результатах подробно отражены в тексте самого акта проверки.

В силу пункта 1 статьи 101 НК РФ акт налоговой проверки и другие материалы налоговой проверки, в ходе которой были выявлены нарушения законодательства о налогах и сборах, а также представленные проверяемым лицом (его представителем) письменные возражения по указанному акту должны быть рассмотрены руководителем (заместителем руководителя) налогового органа, проводившего налоговую проверку, и решение по ним должно быть принято в течение 10 дней со дня истечения срока, указанного в пункте 6 статьи 100 настоящего Кодекса.

При рассмотрении материалов налоговой проверки исследуются представленные доказательства (пункт 4 статьи 101 НК РФ).

Исходя из вышеизложенного, суд считает, что поскольку приложения к акту проверки представляются руководителю инспекции для принятия решения, то исходя из содержания статьи 100 НК РФ, этими фактическими данными должен располагать и налогоплательщик.

Вместе с тем, суд учитывает, что налогоплательщик не лишен права истребовать такие приложения и ознакомиться с соответствующими материалами как в ходе рассмотрения материалов проверки, так и в судебном заседании, что и было реализовано последним (заявления от 23.12.2009 и от 06.05.2010 с отметками об ознакомлении и о снятии на основании заявления от 06.05.2010 фотокопий).

Представление документов в ходе судебного заседания не лишает налогоплательщика права ознакомиться с ними надлежащим образом, путем получения копий, истребования необходимого времени и дачи им надлежащей оценки по существу их содержания. Соответствующим правом, как следует из материалов дела, налогоплательщик воспользовался до начала судебного разбирательства по делу (заявление представителя общества об ознакомлении с материалами дела и снятии фотокопий с документов от 06.05.2010).

В данном случае налогоплательщик акт проверки получил надлежащим образом, в соответствии с установленным порядком, в связи с чем суд считает, что несвоевременное получение заявителем в свое распоряжение копий приложений к акту проверки не является существенным нарушением прав и законных интересов налогоплательщика в смысле пункта 14 статьи 101 НК РФ.

Доказательств, свидетельствующих о совершении налоговым органом действий, направленных на сокрытие от заявителя приложений к актам мероприятий налогового контроля, нераскрытие налогоплательщику представленных инспекцией в суд доказательств, заявителем в ходе судебного разбирательства не представлено, в то время как в силу части 1 статьи 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

По изложенным основаниям не принимается судом и ссылка заявителя на отказ налогового органа в предоставлении налогоплательщику возможности снятия фотокопий с материалов, положенных в основу принятого решения от 31.12.2009 № 400, а также на отказ в удовлетворении заявления общества от 30.12.2009 об отложении рассмотрения акта и материалов выездной налоговой проверки.

Кроме того, суд учитывает, что до обращения с заявлением от 30.12.2009 об отложении рассмотрения акта и материалов выездной налоговой проверки налогоплательщиком в инспекцию было представлено аналогичное заявление от 29.12.2009, которое налоговым органом было удовлетворено. Телефонограммой от 28.12.2009 и извещением от 29.12.2009 общество было уведомлено о переносе рассмотрения акта и материалов проверки на 31.12.2009.

При этом, обосновывая заявление об отложении от 30.12.2009, общество, в частности, сослалось на необходимость предоставления налогоплательщику времени для обеспечения возможности подготовить мотивированные объяснения с учетом предоставленных для ознакомления материалов.

Вместе с тем, будучи надлежащим образом извещенным о дате, времени и месте рассмотрения материалов проверки с учетом удовлетворенного инспекцией ходатайства об отложении данного рассмотрения (извещение от 29.12.2009 получено налогоплательщиком лично 30.12.2009, что подтверждается соответствующей отметкой на данном извещении руководителя общества), ООО «МГЭС» не обеспечило явку своего представителя на рассмотрение акта и материалов проверки, не представило каких-либо дополнений к ранее заявленным возражениям от 24.12.2009, а также доказательств невозможности участия своего представителя при рассмотрении акта и материалов проверки (не представлено соответствующих доказательств заявителем и в ходе судебного разбирательства, о невозможности их представления по независящим от общества причинам не заявлено).

Более того, будучи ознакомленным со всеми материалами налогового контроля, положенными инспекцией в основу решения от 31.12.2009 № 400, ООО «МГСЭ» не заявило каких-либо дополнительных доводов с учетом названных материалов ни при обращении с апелляционной жалобой в Управление Федеральной налоговой службы России по Кемеровской области, ни при обращении с настоящим заявлением в арбитражный суд, не смотря на то, что до момента названных обращений у общества имелось достаточное количество времени для подготовки мотивированных возражений с учетом предоставленных для ознакомления материалов.

Доказательств, свидетельствующих об обратном, заявителем в материалы дела в порядке части 1 статьи 65 АПК РФ не представлено.

Не заявлено налогоплательщиком дополнительных доводов в обоснование заявленной правовой позиции и в ходе судебного разбирательства после ознакомления с материалами проверки, представленными налоговым органом в материалы арбитражного дела, и снятия с них фотокопий 06.05.2010. Более того, как отмечалось судом выше, представитель заявителя в судебное заседание 25.05.2010 не явился, обратившись с ходатайством о рассмотрении спора в его отсутствие.

Таким образом, ООО «МГСЭ» документально не подтвердило заявленный довод о том, что допущенные налоговым органом нарушения (непредставление всех приложений к акту проверки и необеспечение проверяемому лицу возможности снятия фотокопий с данных материалов до принятия оспариваемого решения) лишили налогоплательщика возможности высказывать свое мнение относительно позиции, занимаемой налоговым органом и приводимых им доводов, а также на участие в рассмотрении материалов проверки.

Что касается довода заявителя о неправомерном исключении инспекцией из состава расходов при исчислении налога на прибыль и состава налоговых вычетов при исчислении НДС за 2006-2008 годы затрат налогоплательщика по хозяйственным операциям с ООО «Альфа», ООО «СтройБизнесИндустрия» и ООО «Техпромсервис», то в указанной части суд отмечает следующее.

Из текста решения от 31.12.2009 № 400 усматривается, что основанием для непринятия в состав расходов и налоговых вычетов названных выше сумм послужил вывод инспекции о том, что представленные налогоплательщиком первичные документы по взаимоотношениям с указанными контрагентами не являются надлежащими документальными доказательствами понесенных расходов по приобретению работ (услуг), в том числе - по уплате НДС, так как содержат недостоверную информацию и не подтверждают наличие между заявителем и названными обществами реальных финансово-хозяйственных операций.

В соответствии со статьей 247 НК РФ в целях настоящей главы прибылью для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 НК РФ.

Согласно статье 252 НК РФ расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 настоящего Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

В соответствии с пунктом 1 статьи 252 НК РФ под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Из системной связи статьи 252 НК РФ, пункта 1 статьи 54 НК РФ, статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» следует, что факт, основания и размер расходов доказывается путем представления совокупности первичных документов, удовлетворяющих требованиям законодательства Российской Федерации о бухгалтерском учете.

При решении вопроса о возможности учета тех или иных расходов в целях налогообложения необходимо исходить из того, подтверждают документы, имеющиеся у налогоплательщика, произведенные им расходы или нет, то есть условием для включения затрат в налоговые расходы является возможность на основании имеющихся документов сделать однозначный вывод о том, что расходы фактически произведены.

В силу пункта 1 статьи 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога на добавленную стоимость, исчисленную в соответствии со статьей 166 настоящего Кодекса, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты.

Согласно пункту 2 статьи 173 НК РФ, если сумма налоговых вычетов в каком-либо налоговом периоде превышает общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 настоящего Кодекса и увеличенную на суммы налога, восстановленного в соответствии с пунктом 3 статьи 170 настоящего Кодекса, положительная разница между суммой налоговых вычетов и суммой налога, исчисленной по операциям, признаваемым объектом налогообложения в соответствии с подпунктами 1 и 2 пункта 1 статьи 146 настоящего Кодекса, подлежит возмещению налогоплательщику в порядке и на условиях, которые предусмотрены статьей 176 настоящего Кодекса, за исключением случаев, когда налоговая декларация подана налогоплательщиком по истечении трех лет после окончания соответствующего налогового периода.

В силу пункта 2 статьи 172 НК РФ (в редакции Федерального закона от 22.07.2005 № 119-ФЗ), вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в таможенных режимах выпуска для внутреннего потребления, временного ввоза и переработки вне таможенной территории либо при ввозе товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации без таможенного контроля и таможенного оформления, в отношении: 1) товаров (работ, услуг), а также имущественных прав, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с настоящей главой, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 настоящего Кодекса; 2) товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

Согласно пункту 1 статьи 172 НК РФ (в редакции Федерального закона от 22.07.2005 № 119-ФЗ) вычеты, предусмотренные статьей 171 настоящего Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 статьи 171 настоящего Кодекса. Вычетам подлежат, если иное не установлено настоящей статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации, либо фактически уплаченные ими при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей и при наличии соответствующих первичных документов.

Таким образом, анализ содержания статьи 172 НК РФ в совокупности с положениями статей 169 и 171 Кодекса (в редакции, действующей в период возникновения спорных правоотношений) свидетельствует о том, что право налогоплательщика на возмещение из бюджета налога на добавленную стоимость обусловлено фактом предъявления поставщиком сумм налога в составе цены товара (работ, услуг), принятием покупателем данных товаров на учет и наличием соответствующих первичных документов, в том числе счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг).

Пунктом 1 статьи 169 НК РФ установлено, что счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению. Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 настоящей статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению (пункт 2 статьи 169 НК РФ).

Необходимо, чтобы первичные учетные бухгалтерские документы в совокупности с достоверностью подтверждали реальность операции и иные обстоятельства, с которыми законодатель связывает право налогоплательщика на получение налогового вычета по налогу на добавленную стоимость, то есть сведения в представленных документах должны быть достоверными в соответствии с требованиями статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете».

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 20.02.2001 № 3-П и в Определении от 25.07.2001 № 138-О, право на возмещение налога на добавленную стоимость из бюджета предоставляется добросовестным налогоплательщикам для компенсации реально понесенных затрат по уплате налога поставщикам товаров (работ, услуг).

Налогоплательщик, использующий указанное право в противоречии с его назначением, то есть злоупотребляющий им, не может рассчитывать на такую же судебную защиту этого права, как добросовестный налогоплательщик.

По смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 НК РФ, в сфере налоговых правоотношений действует презумпция добросовестности налогоплательщика, что означает прямую зависимость налоговых последствий, с учетом косвенного характера налога на добавленную стоимость, от добросовестного партнерства при гражданско-правовых сделках.

Следовательно, на недобросовестных налогоплательщиков не распространяется установленный главой 21 НК РФ порядок возмещения налога.

Обнаружившуюся недобросовестность налогоплательщика должен доказывать налоговый орган, поскольку обязанность осуществлять контроль за соблюдением зако­нодательства о налогах и сборах, а также принятых в соответствии с ним нормативных правовых актов, законодатель возлагает на налоговый орган, а не на налогоплательщика (подпункт 2 пункта 1 статьи 32 НК РФ).

В соответствии с требованиями части 1 статьи 65 и части 5 статьи 200 АПК РФ обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо.

Однако данное положение закона не освобождает налогоплательщика от обязанности доказывания достоверности сведений, содержащихся в документах, представляемых в налоговый орган в подтверждение своего права на уменьшение налогооблагаемой базы по налогу на прибыль и на применение налоговых вычетов по НДС.

Исходя из правовой позиции, изложенной в пункте 3 определения Конституционного Суда Российской Федерации от 15.02.2005 № 93-О обязанность подтверждать правомерность и обоснованность налоговых вычетов первичной документацией лежит на налогоплательщике-покупателе товаров (работ, услуг), поскольку именно он выступает субъектом, применяющим при исчислении итоговой суммы налога, подлежащей уплате в бюджет, вычет сумм налога, начисленных поставщиками.

Таким образом, налогоплательщики обязаны предпринять все меры, установленные законодательством, для предоставления достоверных первичных бухгалтерских документов, на основании которых происходит исчисление и уплата налогов.

В силу пункта 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды (в том числе уменьшения налоговой базы) является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Из материалов дела усматривается, что в обоснование правомерности заявленных налоговых вычетов и отнесения в состав расходов при исчислении налога на прибыль затрат по оплате работ (услуг) ООО «Альфа», ООО «СтройБизнесИндустрия» и ООО «Техпромсервис» в 2006-2008 годах ООО «МГЭС» в ходе выездной налоговой проверки были представлены первичные документы, в том числе - договоры, счета фактуры, акты выполненных работ и оказанных услуг, справки о стоимости выполненных работ и затрат, платежные документы.

Исследовав данные документы, суд соглашается с заявителем, что у общества имеются необходимые первичные документы, на основании которых налогоплательщиком в состав расходов при исчислении налога на прибыль и налоговых вычетов по НДС были включены спорные затраты.

Вместе с тем, с учетом требований статьи 252 НК РФ, статей 171-172 НК РФ, пункта 1 статьи 54 НК РФ, статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете», правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 20.02.2001 № 3-П и в Определении от 25.07.2001 № 138-О, правовой позиции Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», наличие у налогоплательщика соответствующих документов не может являться безусловным доказательством наличия реальных хозяйственных операций без проверки достоверности сведений, содержащихся в указанных документах.

Оценив имеющиеся в материалах дела доказательства в их взаимосвязи в порядке статьи 71 АПК РФ, суд соглашается с выводом налогового органа о том, что представленные ООО «МГЭС» документы содержат недостоверные сведения и в своей совокупности с учетом установленных инспекцией при проведении мероприятий налогового контроля обстоятельств не являются доказательствами, однозначно и непротиворечиво подтверждающими реальность хозяйственных операций заявителя с ООО «Альфа», ООО «СтройБизнесИндустрия» и ООО «Техпромсервис», в связи с чем не могут служить основанием для предоставления налогоплательщику налоговых вычетов по НДС и включения в состав расходов при исчислении налога на прибыль спорных затрат.

Так, из представленных в суд материалов усматривается, что в спорный период общество при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль и налогу на добавленную стоимость включило в состав расходов и налоговых вычетов суммы затрат по заключенным с ООО «Альфа» договорам от 15.08.2006 № 15-08 СП и от 09.01.2007 № 3/01/Т на оказание транспортных услуг; по заключенным с ООО «СтройБизнесИндустрия» договорам строительного подряда от 14.07.2006 № 6/08-СП и от 01.11.2006 № 9/П-СП, а также суммы затрат, понесенных в связи с осуществлением финансово-хозяйственных операций по приобретению работ (услуг) у ООО «Техпромсервис» на основании заключенных с данным обществом договоров оказания транспортных услуг от 01.08.2007 № 22/09-Т и от 11.01.2008 № 1/01-Т, договора строительного подряда от 01.08.2007 № 22/09-СП.

При этом имеющиеся у налогоплательщика и представленные последним налоговому органу в ходе проверки первичные документы по взаимоотношениям с названными контрагентами подписаны от имени ООО «Альфа» Каримовым Р.Р. (договоры, протокол согласования договорной цены, счета фактуры, акты оказанных услуг), от имени ООО «СтройБизнесИндустрия» - Мальцевым В.Н. (договоры, протокол согласования договорной цены, счета-фактуры, акты о приемке выполненных работ), от имени ООО «Техпромсервис» - Дробышевым Р.И. (договоры, счета-фактуры, прейскурант договорных цен, справки о стоимости выполненных работ и затрат, акты оказанных услуг).

Вместе с тем, согласно результатам проведенного в ходе проверки экспертного исследования, исследуемые подписи от имени Каримова Р.Р. и Мальцева В.Н., изображения которых расположены в представленных на исследование документах (счетах-фактурах, актах о приемке выполненных работ, справках о стоимости выполненных работ и затрат, договорах) ООО «Альфа» и ООО «СтройБизнесИндустрия», соответственно, выполнены не Каримовым Р.Р. и Мальцевым В.Н., а другими лицами (заключения эксперта от 21.10.2009 № 73, № 74).

Кроме того, согласно полученным налоговым органом при проведении мероприятий налогового контроля сведениям, Каримов Р.Р. и Мальцев В.Н. фактически не имеют какого-либо отношения к деятельности указанных организаций.

В частности, допрошенный в качестве свидетеля Каримов Р.Р. пояснил, что с 2006 года работает в ДОУ Детский сад № 24 «Светлячок», г. Междуреченск; руководителем ООО «Альфа» не является, где и в каком городе находится данное общество, ему не известно; в 2005 году незнакомые ему ранее люди предлагали подписать какие-то документы, но он от этого отказался; паспорт не терял; расчетные счета данной организации не открывал (протокол допроса от 22.08.2007 № 9).

Аналогичные показания о фактической непричастности к учреждению, осуществлению руководства и деятельности, открытию расчетных счетов в банке ООО «СтройБизнесИндустрия» дал и допрошенный в ходе проведения мероприятий налогового контроля Мальцев В.Н. (протокол допроса от 08.08.2007 № 11), пояснивший, что является инвалидом 3 группы по слуху, нигде не работает, на дату производства допроса состоит на учете в Центре занятости населения; за вознаграждение в виде слухового аппарата он один раз в неделю подписывает по предложению не знакомого ему ранее молодого человека по имени Руслан какие-то документы в банке «Уралсиб».

При таких обстоятельствах суд соглашается с доводом налогового органа о том, что Каримов Р.Р. и Мальцев В.Н. не изъявляли воли на учреждение ООО «Альфа» и ООО «СтройБизнесИнудстрия».

Подтверждение Мальцевым В.Н. в ходе допроса факта подписания документов за плату судом в качестве обстоятельства, свидетельствующего о фактическом участии данного лица в учреждении и деятельности ООО «СтройБизнесИндустрия» не принимается, поскольку не опровергает вывод об отсутствии воли названного лица на учреждение предприятия в целях осуществления предпринимательской деятельности и извлечения прибыли, наличия реальных финансово-хозяйственных отношений с иными участниками гражданского оборота.

Доказательств, свидетельствующих об обратном, заявителем в порядке части 1 статьи 65 АПК РФ, в силу которой каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, не представлено.

При изложенных обстоятельствах не принимается судом как несостоятельная ссылка заявителя на то, что согласно информации, содержащейся в Едином государственном реестре юридических лиц, сведения которого являются достоверными до внесения соответствующих изменений, учредителями и руководителями ООО «Альфа» и ООО «СтройБизнесИндустрия» являются именно Каримов Р.Р. и Мальцев В.Н., поскольку установленные налоговым органом в ходе проверки обстоятельства свидетельствуют о том, что указанные в правоустанавливающих документах сведения, касающиеся учредителей и руководителей указанных обществ, являются недостоверными.

Ссылка заявителя на несостоятельность сообщенных Каримовым Р.Р. и Мальцевым В.Н. сведений по причине несоответствия сообщенной информации установленному порядку государственной регистрации юридических лиц, судом также отклоняется как бездоказательная. Действительно, согласно показаниям названных лиц фактическое создание ООО «Альфа» и ООО «СтройБизнесИндустрия» не соответствует предъявляемым законом к порядку регистрации юридических лиц требованиям. Однако указанное обстоятельство само по себе не свидетельствует о недостоверности сообщенных свидетелями сведений. Не свидетельствует об этом и наличие движения денежных средств по расчетному счету обществ. Доказательств обратного заявителем в материалы дела не представлено, о невозможности их представления по независящим от налогоплательщика причинам не заявлено. Между тем, в силу части 1 статьи 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Таким образом, доводы заявителя в указанной части основаны на предположениях, не подтвержденных документально.

Кроме того, суд учитывает, что в соответствии со статьей 53 ГК РФ юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами.

Согласно пункту 4 статьи 32 Федерального закона от 08.12.2008 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» руководство текущей деятельностью общества осуществляется единоличным исполнительным органом общества или единоличным исполнительным органом общества и коллегиальным исполнительным органом общества. Правом представлять общество без доверенности и совершать сделки от имени общества, согласно подпункту 1 пункту 3 статьи 40 Федерального закона от 08.12.2008 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» обладает единоличный исполнительный орган общества (директор, президент).

Поскольку в договорах, заключенных заявителем с ООО «Альфа» от 15.08.2006 № 15-08 СП, от 09.01.2007 № 3/01/Т и договорах, заключенных с ООО «СтройБизнесИндустрия» от 14.07.2006 № 6/08-СП, от 01.11.2006 № 9/П-СП, в качестве лиц, заключивших сделки от имени названных обществ, указаны Каримов Р.Р. и Мальцев В.Н.., отрицающие свою причастность не только к финансово-хозяйственной деятельности указанных обществ по взаимоотношениям с какими-либо организациями, но и в целом к государственной регистрации и деятельности ООО «Альфа» и ООО «СтройБизнесИндустрия» в качестве юридических лиц, суд с учетом изложенных выше обстоятельств соглашается с доводом налогового органа о том, что спорные договоры были заключены без наличия волеизъявления единоличных исполнительных органов названных обществ.

Ввиду отсутствия лица, идентифицируемого в качестве единоличного исполнительного органа, у суда нет оснований считать, что ООО «Альфа» и ООО «СтройБизнесИндустрия» фактически вступали с заявителем в какие-либо гражданско-правовые отношения, влекущие налоговые последствия, и подтверждать несение заявителем затрат по оплате работ (услуг), включая НДС названным контрагентам в спорной сумме.

В силу требований части 2 статьи 71 АПК РФ каждое представленное стороной доказательство должно быть подкреплено иными доказательствами, имеющимися в материалах дела и в своей совокупности не противоречить и дополнять друг друга, образуя единую доказательственную базу.

Доказательства, свидетельствующие о каких-либо отдельных фактах, являются косвенными и не могут служить полноценными, однозначно и достоверно подтверждающими те или иные обстоятельства дела.

Оценив в соответствии со статьей 71 АПК РФ показания Каримова Р.Р. и Мальцева В.Н. в их взаимосвязи и совокупности с иными представленными в дело доказательствами, суд приходит к выводу, что в рассматриваемом случае полученные инспекцией в ходе проверки показания допрошенных в качестве свидетелей Каримова Р.Р. и Мальцева В.Н. образуют единую доказательственную базу с экспертными заключениями от 21.10.2009 №№ 73, 74 и подтверждают выводы налогового органа о недостоверности сведений, содержащихся в представленных ООО «МГЭС» документах, в то время как заявителем доказательств, опровергающих содержащиеся в заключениях выводы эксперта, в материалы дела в порядке части 1 статьи 65 АПК РФ не представлено, достоверность содержащихся в соответствующих документах сведений документально не подтверждена.

Представление полного пакета документов, соответствующих требованиям статей 169, 171, 252 НК РФ, как отмечалось судом выше, не влечет автоматически права на уменьшение налогооблагаемой прибыли и возмещение НДС, а является лишь одним из условий получения указанных льгот.

Обстоятельством, имеющим существенное значение для правильного рассмотрения возникшего спора, является не только формальная схожесть действий налогоплательщика с нормами налогового законодательства, регламентирующими порядок применения налоговых вычетов и уменьшения налоговой базы по налогу на прибыль на сумму произведенных расходов, но и фактическое исполнение им своих обязанностей по реальной уплате стоимости товара, в том числе НДС, предоставлению достоверных доказательств исполнения этих обязанностей и отсутствия злоупотребления правом. При этом, в соответствии с действующим законодательством, документы, представляемые налогоплательщиком, с целью подтверждения права, должны содержать только достоверную информацию.

В ходе судебного разбирательства заявителем документально не опровергнуты доводы налогового органа о том, что представленные по взаимоотношениям со спорными контрагентами первичные документы содержат недостоверную информацию.

При проведении мероприятий налогового контроля инспекцией также было установлено, что ООО «Альфа» на дату совершения спорных операций состояло на налоговом учете в Инспекции Федеральной налоговой службы по Куйбышевскому району г. Новокузнецка, по данным которой по юридическому адресу общество фактически не располагается, последняя налоговая отчетность (декларация по НДС) обществом представлена в налоговый орган за 2 квартал 2007 года. Состоящее в спорном периоде на налоговом учете в Инспекции Федеральной налоговой службы по Ленинскому району г. Новосибирска ООО «СтройБизнесИндустрия» по юридическому адресу также не находится, суммы налогов в бюджет минимизированы, численность составляет 0 человек.

Довод заявителя о том, что представленные инспекцией в подтверждение отсутствия контрагентов по их юридическим адресам протоколы осмотров не имеют отношения к периоду существования спорных правоотношений между заявителем и названными обществами, в связи с чем не могут являться доказательствами, подтверждающими фактическое ненахождение организаций по юридическим адресам в спорном периоде, судом не принимается, поскольку доказательств обратного заявителем в порядке части 1 статьи 65 АПК РФ в материалы дела не представлено, о невозможности их представления по независящим от налогоплательщика причинам не заявлено.

При этом суд учитывает, что не нахождение организации по месту государственной регистрации не является основанием для невключения спорных затрат в состав расходов и отказа в предоставлении вычета с учетом норм действующего налогового законодательства, регулирующих основания и порядок предоставления налогового вычета, однако отмечает, что указанное обстоятельство в совокупности с изложенными выше фактами свидетельствует о недостоверности сведений о контрагентах и реальности их деятельности по взаимоотношениям с заявителем.

Кроме того, как отмечалось судом выше, органы управления ООО «Альфа» и ООО «СтройБизнесИндустрия» их руководителями, указанными в качестве таковых в Едином государственном реестре юридических лиц, не назначались, т.е. договорные отношения заявителя и его контрагентов осуществлялись без наличия волеизъявления единоличных исполнительных органов данных юридических лиц.

Что касается взаимоотношений заявителя с ООО «Техпромсервис», то в ходе проверки налоговым органом было установлено, что данная организация в 2007 году представляла декларации с нулевыми показателями, численность предприятия составляет 0 человек, налоговая база и суммы исчисленных налогов к уплате в бюджет минимальные.

Допрошенный при проведении мероприятий налогового контроля руководитель ООО «Техпромсервис» Дробышев Р.И. (протоколы допроса от 22.07.2009 и от 13.10.2009) подтвердил факт учреждения и осуществления в спорном периоде руководства деятельностью названного общества. При этом также пояснил, что складские помещения, транспортные средства, штатные работники у общества отсутствовали.

Согласно пункту 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств может свидетельствовать о необоснованности налоговой выгоды.

В части показаний Дробышева Р.И. о наличии финансово-хозяйственных отношений с ООО «МГЭС» - оказание транспортных услуг (вывоз грунта), суд отмечает следующее.

Как отмечалось судом выше, транспортные средства на балансе общества отсутствуют. По утверждению Дробышева Р.И., транспортные средства арендовались обществом по договорам аренды транспортных средств с экипажем у других предприятий. Однако назвать данные предприятия Дробышев Р.И. в ходе допроса отказался. Документального подтверждения фактического наличия соответствующих арендных отношений также не представил.

При изложенных обстоятельствах суд оценивает показания Дробышева Р.И. критически.

Кроме того, как следует из представленных заявителем налоговому органу в ходе проверки документов, ООО «Техпромсервис» оказывало заявителю в спорном периоде не только транспортные услуги, но и выполняло субподрядные работы (строительно-монтажные работы на объекте «Промплощадка» вспомогательного ствола № 6 ОАО «Шахта «Распадская» - договор от 01.08.2007 № 22/09-СП), однако факт выполнения названных работ Дробышев Р.И. в ходе допроса не подтвердил.

Также суд учитывает, что, как следует из представленных в суд материалов, в подтверждение фактического оказания контрагентами спорных транспортных услуг заявителем в числе прочих документов были представлены наряд-путевки, содержащие сведения о транспортных средствах, видах выполняемых работ (оказываемых услуг), дате их выполнения (оказания), нарядах и отметки о выполнении нарядов, проставленные лицом, ответственным за осуществление соответствующего контроля - Родиным П.М.

Вместе с тем, допрошенный в ходе проверочных мероприятий в качестве свидетеля Родин П.М., занимающий должность главного энергетика ООО «МГЭС», пояснил, что выписывал наряд-путевки только на своих механизаторов; организация ООО «Техпромсервис» ему не знакома; транспортные услуги оказывали организации Общества с ограниченной ответственностью «Каскад» и «Полимер», а также экскаватор и бульдозер, принадлежавшие ООО «МГЭС» (протокол допроса от 06.10.2009).

Данные показания согласуются со сведениями, содержащимися в представленных заявителем документах, а именно - в представленных налогоплательщиком наряд-путевках от ООО «Альфа» значатся 2 работника ООО «МГЭС» - Пашенцев, Морозов; в наряд-путевках от ООО «Техпромсервис» - 4 работника ООО «МГЭС» - Пашенцев В.А., Животягин Ю.А., Татарников В.Н., Морозов Г.А При этом согласно отчету по основным средствам на балансе ООО «МГЭС» в 2006-2007 годах числился бульдозер марки Б-10М, а в штате организации была предусмотрена должность машиниста бульдозера.

При таких обстоятельствах суд соглашается с выводом налогового органа о том, что наличие реальных хозяйственных операций в рамках договоров оказания транспортных услуг между ООО «МГЭС» и ООО «Техпромсервис», ООО «Альфа» документально не подтверждено и опровергается полученными инспекцией при проведении мероприятий налогового контроля доказательствами.

Исследовав и оценив в порядке статьи 71 АПК РФ представленные в дело доказательства, суд принимает как состоятельный и довод налогового органа о том, что также документально не подтвержден заявителем и факт выполнения субподрядных работ ООО «СтройБизнесИндустрия» и ООО «Техпромсервис».

Так, согласно пункту 1.2 договора строительного подряда № 14-10/07, заключенного налогоплательщиком с ОАО «Распадская» по объекту «Вспомогательный ствол № 6 ОАО «Распадская», подрядчик (ООО «МГЭС») обязуется выполнить собственными силами и средствами работу в соответствии с условиями договора.

Фактическое выполнение данных работ силами ООО «МГЭС» подтверждается свидетельским показаниям главного энергетика ООО «МГЭС» Родина П.М. (протокол допроса от 06.10.2009), пояснившего, что субподрядчик ООО «Техпромсервис» ему не знаком, все работы на объекте «автодорога и площадка вспомогательного ствола № 6 ОАО «Распадская» выполняли работники ООО «МГЭС» и Общества с ограниченной ответственностью «Полимер».

Согласно показаниям допрошенных налоговым органом в ходе проверки в качестве свидетелей мастеров строительного участка ООО «МГЭС» Пронякина А.П. (протокол допроса от 12.11.2009), Смирновой И.Г. (протокол допроса от 25.09.2009), Упорова В.Л. (протокол допроса от 05.10.2009), строительные работы на объектах ПС 35/6/6кВТ «Томская-Южная», жилой дом по ул. Горького, 12 в г. Мыски также выполнялись силами ООО «МГЭС», что опровергает ссылку заявителя на выполнение данных работ ООО «СтройБизнесИндустрия».

Доказательств, свидетельствующих об обратном, заявителем в материалы дела в порядке части 1 статьи 65 АПК РФ не представлено, о невозможности их представления по независящим от общества причинам не заявлено.

Указанные обстоятельства, по мнению суда, свидетельствуют о том, что представленные ООО «МГЭС» документы не могут подтверждать осуществление заявителем реальных финансово-хозяйственных операций с названными обществами, поскольку в совокупности с установленными выше фактами подтверждают вывод налогового органа о недостоверности и противоречивости сведений, содержащихся в представленных налогоплательщиком с целью получения налоговой выгоды в виде уменьшения налоговых обязательств по уплате в бюджет налога на прибыль и получения возмещения из бюджета НДС документах, об отсутствии реальных хозяйственных связей и исключают право налогоплательщика на налоговый вычет по НДС и включение в состав расходов при исчислении налога на прибыль спорных затрат.

Довод заявителя о фактическом несении расходов по оплате контрагентам работ (услуг), в том числе НДС судом не принимается, поскольку, исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства в их совокупности и взаимосвязи в порядке статьи 71 АПК РФ, а также принимая во внимание изложенные выше обстоятельства, свидетельствующие о том, что Каримов Р.Р. и Мальцев В.Н. не имеют отношения к деятельности спорных контрагентов, суд приходит к выводу, что в рассматриваемом случае открытые от имени руководителей данных обществ расчетные счета в банках не могут считаться принадлежащими указанным юридическим лицам, так как надлежащие органы общества участия в открытии указанных счетов в банке не принимали (аналогичная правовая позиция изложена в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 03.06.2008 № 3245/08).

При таких обстоятельствах суд соглашается с налоговым органом о документальной неподтвержденности заявителем фактического несения расходов по оплате работ, услуг (в том числе НДС) именно спорным контрагентам.

Доказательств обратного заявителем в порядке части 1 статьи 65 АПК РФ, в силу которой каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, суду не предоставлено.

Учитывая установленные налоговым органом обстоятельства (не опровергнутые заявителем), свидетельствующие об отсутствии в проверяемом периоде фактов перечисления денежных средств со счетов контрагентов в счет платежей за аренду помещений, транспортных средств, коммунальных услуг, выплату заработной платы, других хозяйственных расходов, необходимых при реальной деятельности, суд принимает как состоятельный довод налогового органа том, что ООО «МГЭС» для подтверждения обоснованности применения налоговых вычетов и включения в состав расходов спорных затрат были представлены для налоговой проверки документы по контрагентам, которые фактически не осуществляли реальной финансово - хозяйственной деятельности.

В части ссылки налогоплательщика на то, что расчеты с контрагентами производились через расчетный счет, суд отмечает, что сам по себе факт оплаты не обосновывает право налогоплательщика на получение налоговых вычетов и налоговых льгот. Расчеты, произведенные с участием расчетных счетов в совокупности с установленными в судебном заседании обстоятельствами, не могут опровергнуть факт представления налогоплательщиком с целью подтверждения права, документов, содержащих недостоверные сведения.

Кроме того, как установлено налоговым органом в ходе проверки, движение денежных средств по счетам контрагентов носило транзитный характер.

Так, при анализе движения денежных средств по счетам ООО «Альфа», ООО «СтройБизнесИндустрия» и ООО «Техпромсервис» инспекцией было установлено, что перечисленные ООО «МГЭС» на расчетные счета названных контрагентов денежные средства в течение одного - двух дней перечислялись на счета ограниченного круга юридических лиц, обладающих признаками фирм-однодневок (по указанным в документах адресам данные организации фактически не находятся; имуществом и транспортными средствами на балансе не обладают; лица, обозначенные как руководители и учредители, никакого отношения к ним не имеют), а в дальнейшем денежные средства со счетов названных юридических лиц были получены Каримовым Р.Р., Мальцевым В.Н. Кроме того, денежные средства перечислялись на счета физических лиц, не имеющих отношения к спорным операциям и не подтвердившим в ходе мероприятий налогового контроля наличие между ними и юридическими лицами, перечислившими им денежные средства, каких-либо фактических финансово-хозяйственных отношений.

Довод заявителя о том, что налогоплательщик не может нести ответственность за недобросовестных контрагентов, при данных обстоятельствах не убедителен.

Вовлечение во взаиморасчеты юридических лиц, зарегистрированных при отсутствии фактического волеизъявления учредивших их физических лиц, применение особых форм расчетов, свидетельствующих о групповой согласованности операций, указывает на недобросовестность всех участников хозяйственных операций.

Более того, согласно пункту 1 Постановления Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиками налоговой выгоды», представление в налоговый орган всех надлежащим образом, оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

В данном конкретном случае налоговым органом доказана недостоверность сведений в представленных налогоплательщиком документах, отсутствие реальных финансово-хозяйственных связей с контрагентами, использование в расчетах схем минимизации налогообложения, соответственно, добросовестность не предполагается.

Учитывая изложенное, суд соглашается с доводом налогового органа о том, что полученная налогоплательщиком налоговая выгода в виде уменьшения налоговых обязательств в результате неправомерного занижения налогооблагаемой базы по налогу на прибыль и НДС не может быть признана обоснованной.

В силу пунктом 11 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» признание судом налоговой выгоды необоснованной влечет отказ в удовлетворении требований налогоплательщиков, связанных с ее получением.

Довод заявителя о том, что спорные контрагенты до сих пор зарегистрированы в качестве юридических лиц, судом отклонен, поскольку факт регистрации контрагентов в Едином государственном реестре юридических лиц сам по себе не свидетельствует о реальности выполнения работ (оказания услуг) непосредственно ООО «Альфа», ООО «СтройБизнесИндустрия» и ООО «Техпромсервис», что, в свою очередь, влечет отсутствие у ООО «МГЭС» правовых оснований учитывать в составе расходов по налогу на прибыль и в составе налоговых вычетов по НДС суммы, которые фактически учтены обществом по спорным операциям.

Пунктом 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиками налоговой выгоды» установлено, что налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что сведения, содержащиеся в представленных для обоснования налоговой выгоды документах неполны, недостоверны и (или) противоречивы, если для целей налогообложения учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами, если деятельность налогоплательщика и его контрагентов направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, в том числе, с контрагентами не исполняющими своих налоговых обязанностей.

Законодательство о налогах и сборах не устанавливает прямую обязанность налогоплательщика проверять достоверность реквизитов, указанных поставщиком товаров (работ, услуг) в договорах, первичных документах, выставленных счетах-фактурах, однако в связи с тем, что согласно Федеральному закону от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» одной из основных задач бухгалтерского учета является формирование полной и достоверной информации о деятельности организации и ее имущественном положении, необходимой внутренним пользователям бухгалтерской отчетности - руководителям, учредителям, участникам и собственникам имущества организации, а также внешним - инвесторам, кредиторам и другим пользователям бухгалтерской отчетности, то поскольку гражданским законодательством не установлено иное, налогоплательщик не лишен права затребовать от контрагента по договору доказательства, подтверждающие достоверность сведений, изложенных в представленных документах.

Таким образом, учитывая доказанность налоговым органом противоречивости представленных обществом документов, содержание которых не подтверждает реальных хозяйственных операций между обществом и его контрагентами, основания считать налоговую выгоду обоснованной также отсутствуют.

С учетом вышеизложенного, установленных обстоятельств по делу и их оценке с учетом предмета спора, иные доводы налогоплательщика (в том числе - о том, что при заключении договоров поставки общество, проявляя должную осмотрительность, удостоверилось в правоспособности поставщиков и их надлежащей государственной регистрации в качестве юридических лиц) не имеют правового значения и не влияют на установленные обстоятельства и сделанные судом по результатам их оценки выводы, поскольку не опровергают отсутствие реальных операций с контрагентами. Более того, суд учитывает, что в ходе судебного разбирательства заявитель не привел основания, по которым налогоплательщиком были выбраны соответствующие контрагенты.

При таких обстоятельствах требования заявителя о признании незаконным решения инспекции от 31.12.2009 № 400 в оспариваемой части удовлетворению не подлежат.

Расходы по уплате государственной пошлины за рассмотрение судом настоящего спора и заявления о принятии обеспечительных мер в силу статьи 110 АПК РФ относятся на заявителя.

Руководствуясь статьями 110, 167 - 170, 201, 180, 181 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

р е ш и л:

Заявление Общества с ограниченной ответственностью «Мыски Гидроэнергострой», г. Мыски оставить без удовлетворения.

Решение в месячный срок с момента его принятия может быть обжаловано в арбитражный суд апелляционной инстанции, а также в двухмесячный срок после вступления решения в законную силу - в арбитражный суд кассационной инстанции.

Судья Мишина И.В.

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А27-4361/2010
Принявший орган: Арбитражный суд Кемеровской области
Дата принятия: 28 мая 2010

Поиск в тексте