• по
Более 57000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
АРБИТРАЖНЫЙ СУД КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ
 

РЕШЕНИЕ

от 30 июня 2011 года  Дело N А27-4362/2011

Оглашена резолютивная часть решения «29» июня 2011 года

Решение изготовлено в полном объеме «30» июня 2011 года

Арбитражный суд Кемеровской области в составе судьи Потапова А.Л. при ведении протокола судебного заседания с использованием средств аудиозаписи секретарем судебного заседания Михеевой С.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по заявлению индивидуального предпринимателя Олешкевич Алексея Николаевича, (ОГРН 304420535000043, место жительства: г.Кемерово, ул.Тюменская, 44)

к инспекции Федеральной налоговой службы по г.Кемерово

о признании недействительным решения № 279 от 31.12.2010 года «о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения»

при участии в судебном заседании:

от заявителя: Надеев Н.И. - представитель (доверенность от 06.04.2011, паспорт); индивидуальный предприниматель Олешкевич А.Н. (паспорт, свидетельство);

от налогового органа: Бурдакова А.Н. (доверенность № 14-03 от 20.09.2010 года, служебное удостоверение), Земпф Е.М. (доверенность № 04-12/15 от 11.04.2011, служебное удостоверение),

у с т а н о в и л :

индивидуальный предприниматель Олешкевич Алексей Николаевич (далее по тексту - заявитель, предприниматель) обратился в Арбитражный суд Кемеровской области с заявлением о признании недействительным решения № 279 от 31.12.2010 года «о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения» инспекции Федеральной налоговой службы по г.Кемерово (далее по тексту - налоговый орган, инспекция).

В судебном заседании заявитель и его представитель требования поддержали в полном объеме, просили суд их удовлетворить.

Представители налогового органа возражали против требований заявителя, просили суд отказать в их удовлетворении.

Из материалов дела следует, что межрайонной ИФНС России по г.Кемерово была проведена выездная налоговая проверка ИП Олешкевича А.Н. По результатам выездной налоговой проверки инспекцией составлен акт проверки от 30.11.2010 г. №207. В последующем, с учетом представленных письменных возражений налогоплательщика инспекцией 31.12.2010 г. принято решение № 279 о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения.

Указанным решением налогоплательщику предложено уплатить недоимку по НДФЛ, ЕСН, НДС в общей сумме 318646, 24 руб., пени за несвоевременную уплату данных налогов, исчисленного в размере 60 967,06 руб., предприниматель привлечен к налоговой ответственности по п.1 ст. 122 НК РФ и ст. 126 НК РФ в виде штрафа в общем размере 58429, 25 руб.

Не согласившись с обоснованностью указанного решения налогового органа, предприниматель обжаловал его в апелляционном порядке.

Решением № 125 от 02.03.2011 г. Управления Федеральной налоговой службы по Кемеровской области апелляционная жалоба предпринимателя оставлена без удовлетворения, решение № 279 от 31.12.2010 г. утверждено без изменений.

С учетом данных обстоятельств, предприниматель обратился в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Требование заявителя мотивировано тем, что налоговым органом сделан неправомерный вывод об отсутствии оснований для получения им налоговых вычетов по операциям реализации транспортных средств. Кроме того, по мнению заявителя налоговый орган при проведении проверки и принятия решения не учел то обстоятельство, что в рассматриваемый период предпринимателем доходы по оборотно-сальдовой ведомости включены с суммами НДС, предприниматель при сдаче налоговых декларациях указывал сумму полученных доходов также с суммами НДС, при этом предпринимателем не велась книга учета доходов и расходов. Заявитель полагает, что при не установлении налоговым органом данных обстоятельств повлекло неверное определение им налоговой базы по НДФЛ, ЕСН за 2007, 2008 г.г., что повлияло на неверное исчисление налога. Заявитель также указывает, что им заявлялись налоговые вычеты по недвижимости, которые при установленных инспекциях обстоятельствах должны быть скорректированы на сумму доначисленных налогов, что влечет отсутствие недоимки предпринимателя перед бюджетом.

В части обстоятельств доначисления ему сумм НДС заявитель считает, что выводы инспекции являются ошибочными, а рассматриваемые операции по реализации грузовых транспортных средств не являются операциями подлежащими налогообложению НДС.

Также заявитель считает неправомерным непринятие налоговым органом ряда обстоятельств в качестве обстоятельств исключающих или смягчающих его ответственность. Более подробно доводы заявителя изложены в заявлении, а также представленных суду дополнениях к заявлению.

Не соглашаясь с заявлением предпринимателя, налоговый орган считает оспариваемое им решение обоснованным и законным. При этом налоговый орган ссылается на установленные им обстоятельства отсутствия оснований для налогового вычета по ст.220 Налогового кодекса Российской Федерации при реализации грузовых транспортных средств используемых предпринимателем в своей предпринимательской деятельности, определения налоговой базы и исчисления налоговых обязательств на основании исследования предоставленной в рамках выездной документации предпринимателя и представленной им налоговой отчетности, а также отсутствия иных указанных заявителем обстоятельств.

Суд, изучив материалы дела и позиции сторон, исследовав и оценив представленные доказательства в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса в их совокупности, при разрешении спора исходит из нижеследующего.

1. Из материалов дела следует, что по итогам выездной налоговой проверки инспекций было принято решение на основании которого предпринимателю был доначислен НДФЛ, ЕСН 2007, 2008 г.г., НДС за 3 кв.2007, 4 кв. 2008 г., исчислены на указанную сумму недоимки пени, а предприниматель привлечен к ответственности по п.1 ст. 122, ст. 126 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа.

Основаниями для доначисления указанных налогов послужили обстоятельства реализации предпринимателем в 2007 г. грузового автомобиля за 150000 рублей, в 2008 г. грузового автомобиля за 120000 рублей. По указанным налоговым периодам предпринимателем были получены по указанным сделкам имущественные налоговые вычеты. Налоговый орган по итогам проверочных мероприятий пришел к выводу об отсутствии законных оснований для налоговых вычетов по данным сделкам, что повлекло доначисления рассматриваемых налоговых обязательств.

Согласно материалов дела предпринимателем на акт проверки представлялись возражения (т.2 л.д. 26), согласно которых предприниматель не согласился с выводами проверяющих в части отсутствия оснований для получения имущественных вычетов.

После получения им оспариваемого решения предпринимателем подавалась апелляционная жалоба в УФНС России по Кемеровской области (т.1 л.д. 49-56), согласно которой предприниматель также ссылался на обстоятельства реализации транспортных средств как физическим лицом, а не предпринимателем и необоснованным выводом налогового органа об отсутствии оснований для получения имущественного налогового вычета. Жалоба предпринимателя оставлена УФНС России по Кемеровской области без удовлетворения.

Исследовав обстоятельства и материалы дела суд соглашается с позицией налогового органа, что в ходе возражений на акт проверки, а также в ходе обжалования решения инспекции в вышестоящий налоговый орган предприниматель не указывал на обстоятельства неверного определения инспекцией налоговой базы по НДФЛ, ЕСН, НДС и неверном учете своих сумм доходов по рассматриваемым периодам и подачи неверной налоговой отчетности. Позиция предпринимателя фактически заключалась в несогласии с выводами инспекции по вычетам НДФЛ, начисления НДС, ЕСН.

Однако, судом отклоняются доводы налогового органа о несоблюдении заявителем в рассматриваемом случае п.5 ст. 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, п.5 ст. 101.2 Налогового кодекса Российской Федерации. При этом суд исходит из того, что налоговое законодательство связывает возможность обжалования решения налогового органа о привлечении к ответственности в судебном порядке именно с фактом оспаривания этого решения в вышестоящем налоговом органе и не содержит запрета на представление в суд дополнительного обоснования заявленной правовой позиции, представления дополнительных доказательств и заявления дополнительных доводов, которые до этого не представлялись налогоплательщиком в инспекцию и вышестоящий налоговый орган.

Кроме того, статьями 101.2, 139 - 141 Налогового кодекса Российской Федерации регламентирован порядок, определены сроки рассмотрения жалобы вышестоящим налоговым органом и принятие решения по ней. Однако данными статьями не установлены требования к жалобам, в том числе не установлено требований о том, что по каждому заявленному в просительной части требованию в тексте жалобы должны быть приведены отдельные доводы. В налоговом законодательстве также не установлено правил о том, что вышестоящий налоговый орган рассматривает жалобы только в пределах заявленных доводов, безотносительно к заявленным требованиям.

Как следствие при установленных обстоятельствах заявление предпринимателя подлежит рассмотрению, а заявленные им доводы исследованию и оценки судом.

Однако, также надлежит отметить, что согласно оспариваемого решения предприниматель был также привлечен к налоговой ответственности по ст.126 НК РФ в виде штрафа в размере 100 руб.

Самостоятельных доводов в части данного штрафа от заявителя в ходе судебного разбирательства представлено не было. Судом было установлено, что в апелляционном порядке начисленный предпринимателю штраф в размере 100 руб. по ст. 126 НК РФ последним не обжаловался в УФНС России по Кемеровской области, обоснования и требований в данной части его апелляционная жалоба не содержит (т.1 л.д.56).

В свою очередь, предметом заявленных требований предпринимателя в суд является признание решения №279 от 31.12.2010 г. недействительным, то есть предприниматель обжалует решение в полном объеме.

Таким образом, заявителем, оспаривающим в суде решение налогового орган в полном объеме, не соблюдены требования статьи 101.2 Налогового кодекса Российской Федерации в части обжалования привлечения его к штрафу по ст. 126 НК РФ, поскольку его апелляционная жалоба на не вступившее в законную силу решение налогового органа не касалась неправомерности его привлечения к штрафу по ст. 126 НК РФ.

Пункт 5 статьи 101.2 Налогового кодекса Российской Федерации свидетельствует о том, что содержащееся в ней предписание регулирует порядок реализации права на обращение в арбитражный суд, закрепленного в статье 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, который в частности, предусматривает в качестве условия обращения в арбитражный суд с заявлением об оспаривании решения о привлечении (об отказе в привлечении) к ответственности за совершение налогового правонарушения обязательность первоначального обжалования данного решения в вышестоящем налоговом органе.

Согласно п.2 ч.1 ст. 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оставляет исковое заявление без рассмотрения, если после его принятия к производству установит, что истцом не соблюден претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора с ответчиком, если это предусмотрено федеральным законом или договором.

Поскольку в указанной части решение инспекции в апелляционном порядке не обжаловалось, заявление данной части судом оставляется без рассмотрения в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, так как не был соблюден досудебный порядок урегулирования спора, установленный Налоговым кодексом Российской Федерации.

2. Как указывалось ранее, основаниями для доначисления предпринимателю НДФЛ, ЕСН послужили обстоятельства реализации им в 2007 г. грузового автомобиля (NISSAN) за 150000 руб. и реализация в 2008 г. грузового автомобиля (MITSUBISHI) за 120000 руб. Факт реализации данных автотранспортных средств, а также сумма сделок следует из деклараций заявителя и его объяснений.

Налоговым органом было установлено, что указанные грузовые автомобили использовались предпринимателем в своей деятельности, что по мнению налогового органа влечет необоснованность получения по указанным сделкам имущественного налогового вычета предпринимателем.

В свою очередь, предприниматель оспаривая решение налогового органа ссылается на обстоятельства приобретения им данных автомобилей как физическим лицом, регистрацию автомобилей на физическое лицо, последующую продажу автомобилей как физическим лицом, получения наличных денежных средств за реализацию, возможность использования грузовых транспортных средств в подсобном хозяйстве и для удовлетворения собственных нужд как физического лица, продажа автомобилей носила разовый характер и им не осуществлялась деятельность от систематического извлечения прибыли от продажи автомобилей.

Согласно ст.ст. 209-210 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения по НДФЛ является доход налогоплательщика, а при определении налоговой базы учитываются все его доходы, полученные как в денежной, так и в натуральной форме.

В порядке ст. 220 Налогового кодекса Российской Федерации при определении размера налоговой базы в соответствии с пунктом 3 статьи 210 настоящего Кодекса налогоплательщик имеет право на получение следующих имущественных налоговых вычетов в суммах, полученных налогоплательщиком в налоговом периоде от продажи жилых домов, квартир, комнат, включая приватизированные жилые помещения, дач, садовых домиков или земельных участков и долей в указанном имуществе, находившихся в собственности налогоплательщика менее трех лет, но не превышающих в целом 1 000 000 рублей, а также в суммах, полученных в налоговом периоде от продажи иного имущества, находившегося в собственности налогоплательщика менее трех лет, но не превышающих в целом 250 000 рублей.

При этом налоговым законодательством закреплено правило, что такие положения о вычетах не распространяются на доходы, получаемые индивидуальными предпринимателями от продажи имущества в связи с осуществлением ими предпринимательской деятельности (абз. 4 п.п.1 п. 1 ст. 220 Налогового кодекса Российской Федерации).

Из материалов дела следует, что указанные грузовые автомобили заявителем в рассматриваемый период нахождения их у него в собственности использовались последним в своей предпринимательской деятельности. Об этом в частности свидетельствуют путевые листы, составляемые на грузовые автомобили с отражением маршрута их движения, учет предпринимателем данных путевых листов в соответствующем журнале, учет предпринимателем расходов по содержанию и эксплуатации автомобилей и расходов на комплектующие автомобилей, что следует из бухгалтерской отчетности предпринимателя (в частности по счету 90.7.1.), а также объяснения предпринимателя, данных им в ходе налоговой проверки (т.1 л.д. 96).

Таким образом, материалами дела подтверждается, что предприниматель использовал рассматриваемые автомобили в своей предпринимательской деятельности, а также нес расходы по их эксплуатации и содержании в надлежащем состоянии, а указанные обстоятельства им были подтверждены в ходе судебного разбирательства. Как следствие, суд считает установленные налоговым органом основания доначисления предпринимателю налоговых обязательств в связи с получением дохода от реализации грузовых автомобилей обоснованным и документально подтвержденным, поскольку в силу абз.4 пп.1 п.1 ст. 220 Налогового кодекса Российской Федерации на доходы, получаемые индивидуальными предпринимателями от продажи имущества в связи с осуществлением ими предпринимательской деятельности, не могут быть заявлены имущественные вычеты.

По итогам исследования материалов дела суд также приходит к выводу, что при доначислении предпринимателю по данному основанию налоговых обязательств налоговым органом не нарушены критерии ст.221 Налогового кодекса Российской Федерации, закрепляющие право предпринимателя на получение профессиональных налоговых вычетов.

Доводы заявителя в части вычетов по доходу от реализации в 2007 г. заявителем легкового автомобиля подлежат отклонению в данной части, так как из решения налогового органа (в частности со страницы 3 решения) достаточно определено следует, что налоговые вычеты от продажи легкового автомобиля налоговым органом были учтены при определении налоговой базы, то есть предприниматель не был лишен данного вычета. Заявителем не представлено обоснования и доказательств неправомерного отказа налогового органа в учете данного налогового вычета при определении налоговой базы.

Кроме того, в ходе судебного разбирательства заявитель согласился с налоговым органом, что налоговые вычеты по легковому автомобилю были предоставлены, а свои доводы и требования в данной части признал ошибочно заявленными (судебное заседание от 26 мая 2011 г.)

Доводы заявителя о ранее заявленных налоговых вычетах по приобретенной им квартире и об их уменьшении на сумму доначисленного налога судом также подлежат отклонению, поскольку из материалов дела следует, что при принятии решения налоговым органом учитывались налоговые вычеты по квартире заявителя. Кроме того, доводы заявителя о необходимости корректировки ранее предоставленного имущественного вычета по квартире на сумму доначисленного налога по решению суд находит необоснованными и подлежащие отклонению со ссылкой на положения п.2 ст. 220 Налогового кодекса Российской Федерации.

3. Исследовав доводы заявителя о неверном определении налоговым органом налоговой базы по НДФЛ, ЕСН суд считает необходимым отметить следующие обстоятельства.

Согласно ч.5 ст. 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо.

Однако данное положение закона не освобождает заявителя от обязанности доказывания своих доводов в порядке ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно ст. 52 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик самостоятельно исчисляет сумму налога, подлежащую уплате за налоговый период, исходя из налоговой базы, налоговой ставки и налоговых льгот.

Пункт 2 статьи 54 НК РФ предусматривает, что предприниматели исчисляют налоговую базу по итогам каждого налогового периода на основе данных учета доходов и расходов и хозяйственных операций в порядке, определяемым Минфином РФ.

Аналогичное требование закреплено статьей 4 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете».

Согласно Порядка учета доходов и расходов и хозяйственных операций для индивидуальных предпринимателей, утвержденных Приказом Минфина РФ №86н от 13.08.2002 г., индивидуальные предприниматели должны обеспечивать полноту, непрерывность и достоверность учета всех полученных доходов, произведенных расходов и хозяйственных операций при осуществлении предпринимательской деятельности.

Данные учета доходов и расходов и хозяйственных операций используются для исчисления налоговой базы по налогу на доходы физических лиц, уплачиваемого индивидуальными предпринимателями на основании главы 23 части второй Налогового кодекса Российской Федерации

Учет доходов и расходов и хозяйственных операций ведется индивидуальными предпринимателями путем фиксирования в Книге учета доходов и расходов и хозяйственных операций индивидуального предпринимателя операций о полученных доходах и произведенных расходах в момент их совершения на основе первичных документов позиционным способом.

При хранении Книги учета индивидуальным предпринимателем должна обеспечиваться ее защита от несанкционированных исправлений.

Исправление ошибок в Книге учета должно быть обосновано и подтверждено подписью индивидуального предпринимателя с указанием даты исправления.

Выполнение хозяйственных операций, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, должно подтверждаться первичными учетными документами.

Доходы и расходы отражаются в Книге учета кассовым методом, то есть после фактического получения дохода и совершения расхода, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Порядком.

Из материалов дела следует, что заявителем книга учета доходов и расходов не велась. Также из материалов дела следует, что предпринимателем по требованию налогового органа были представлены документы за рассматриваемый период (договоры, журнал учета полученных и выставленных счетов-фактур, книга покупок и книга продаж, оборотно-сальдовые ведомости, платежные документы и др.). Согласно акта выездной налоговой проверки, а также оспариваемого решения представленные предпринимателем документы были проверены налоговым органом и ошибок в исчислении суммы доходов за 2007, 2008 г. налоговым органом не установлено.

В свою очередь, заявитель в обоснование своих требований ссылался на ошибочность определения своего дохода в рассматриваемом периоде, а именно определения дохода с включенными суммами НДС, что налоговым органом в нарушение ст.ст. 32, 89 Налогового кодекса Российской Федерации не было установлено. В подтверждение своих доводов предприниматель представил в материалы дела копии своих налоговых деклараций (первичные, уточненные), карточки счета 62, копии платежных документов, копии счетов фактур. По поручению суда документы, на которые ссылался заявитель, налоговым органом были проверены и составлен расчет налоговой базы, который отражен налоговым органом в дополнениях к своему отзыву и не совпадающий с расчетом, представленным заявителем. Однако, налоговый орган при этом указал на обстоятельства, что расчет налоговой базы и произведенных доначислений налоговых обязательств им производился на основании документации, которая была представлена предпринимателем в ходе выездной проверки. При этом сопоставить перечень произведенных доходов и расходов предпринимателя не представляется возможным в силу отсутствия ведения предпринимателем книги учета доходов и расходов.

Суд считает необходимым отметить, что не составление предпринимателем книги учета доходов и расходов является нарушение соответствующих положений Налогового кодекса и положений о бухгалтерском учете. Также надлежит отметить, что до проведения проверки или в процессе ее проведения и рассмотрения результатов (в том числе после получения предпринимателем акта проверки) предпринимателем в свою налоговую отчетность по НДФЛ и ЕСН какие-либо исправления в указанной части не были внесены.

Однако, налогоплательщик в подтверждение своих доводов ссылается на представленную в материалы дела документацию рассматриваемого периода (карточки счета 62, копии платежных документов, копии счетов фактур) и факт подачи 10.03.2011 г. уточненных налоговых деклараций по НДФЛ и ЕСН по рассматриваемым периодам.

Исследовав представленные предпринимателем доказательства в порядке ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в их совокупности и взаимосвязи, исследовав представленный заявителем расчет, суд приходит к выводу о недоказанности неверного определения инспекцией в ходе выездной налоговой проверки налоговой базы по НДФЛ и ЕСН и противоречивости представленных заявителем доказательств.

Выявленные в ходе судебного разбирательства обстоятельства формирования налогоплательщиком и направления по телекоммуникационным средствам связи уточенных налоговых деклараций (25.01.2011) не являются доказательствами внесения исправлений в свою налоговую отчетность, поскольку судом было установлено, что такие декларации не были приняты и обработаны налоговым органом в связи с ошибкой, о чем было направлено налогоплательщику соответствующее уведомление. При этом суд исходит из не оспаривания предпринимателем таких обстоятельств и признания в судебном заседании получения уведомления об отказе в приеме и обработке деклараций в связи с выявленными ошибками. Таким образом, исправления в налоговую отчетность, в том числе в показатели налоговой базы в ходе или после проверки предпринимателем внесены не были.

Представленные же заявителем уточненные налоговые декларации по рассматриваемому периоду (2007, 2008), сданные им в налоговый орган 10.06.2011 (20.06.2011), то есть спустя 6 месяцев после принятия оспариваемого решения налогового органа, подлежат камеральной проверки в установленном законом порядке. Кроме того, представленные заявителем копии налоговых деклараций за рассматриваемый период с отметкой о их подачи в налоговый орган 10.06.2011 (20.06.2011) содержат такие же показатели налоговой базы, то есть исправления в данной части не были внесены налогоплательщиком. Как следствие суд находит непоследовательной позицию заявителя в данной части и несоответствия между представленными им документами и уточненными налоговыми декларациями. На основании данного обстоятельства, а также по итогам исследования иных представленных заявителем документов, суд приходит к выводу, что размер налоговой базы, указанный заявителем в представленном расчете, документально не подтвержден, а исправления в бухгалтерскую и налоговую отчетность в установленном порядке заявителем внесены не были.

Как следствие, суд не находит оснований для удовлетворения заявленных в части признания решения налогового органа незаконным в части исчисленных сумм НДФЛ и ЕСН.

4. Доначисления предпринимателю НДС за 3 кв. 2007 г. и 4 кв. 2008 г. произведено налоговым органом в связи с продажей им грузовых автомобилей.

Согласно ст. 146 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения НДС признаются операции по реализация товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации. Плательщиками налога в силу ст. 143 Налогового кодекса Российской Федерации являются организации и индивидуальные предприниматели.

В силу установленных судом обстоятельств использования предпринимателем грузовых автомобилей в своей предпринимательской деятельности, реализация им рассматриваемых грузовых автомобилей в 2007, и 2008 году являются операциями подпадающие под налогообложение НДС, как следствие доводы заявителя в данной части судом отклоняются.

Согласно п. 1 ст. 168 НК РФ при реализации товаров (работ, услуг) налогоплательщик дополнительно к цене (тарифу) реализуемых товаров (работ, услуг) обязан предъявить к оплате покупателю этих товаров (работ, услуг), имущественных прав соответствующую сумму налога.

Надлежит отметить, что налоговым органом установлена сумма сделки по реализации каждого автомобиля, в 2007 г. грузовой автомобиль (NISSAN) был продан предпринимателем за 150000 руб., в 2008 г. грузовой автомобиль (MITSUBISHI) продан за 120000 руб., что следует из отчетности предпринимателя, его объяснений и не оспаривается им. Налоговым органом установлена неуплата НДС предпринимателем по данным операциям. Расчет доначисленной суммы налога инспекцией произведен исходя из 18% и стоимости продажи автомобиля по операции за 2007 г. в размере 27000 руб. за 2008 г. в размере 21600 руб.

Согласно дополнительно представленных доводов заявителя инспекция при определении размера налога нарушила положения ст. 154 Налогового кодекса Российской Федерации, то есть дополнительно начислила налог сверх цены сделки, в то время как по мнению заявителя, налог должен быть определен в составе всей цены произведенной предпринимателем операции по реализации.

Надлежит отметить, что договоры продажи автомобилей налоговым органом не установлены, в материалы дела не представлены, поскольку они не сохранились у предпринимателя. Однако, стоимость сделок заявителем не оспорена и была подтверждена в судебном заседании.

При разрешении спора в данной части суд исходит из стоимости товара, согласованного сторонами сделки. При этом плательщиком НДС в рассматриваемом случае является предприниматель. Как следствие, публично-правовые отношения по уплате НДС в бюджет складываются между лицом, реализующим товар и государством. Следовательно, сумма НДС в рассматриваемом случае должна исчисляться из стоимости сделки. Увеличение цены договора на сумму НДС в рассматриваемом случае влечет изменение существенных условий договора по уже исполненной сделке.

Таким образом, позиция заявителя со ссылкой на ст. 154 Налогового кодекса Российской Федерации в данной части судом признается обоснованной, а НДС подлежащий определению расчетным путем из цены сделки, то есть сумма НДС по сделке 2007 г. составит 22881 руб., за 2008 г. - 18305 руб.

На основании вышеизложенного, решение налогового органа является подлежащим отменен судом в части доначисленного предпринимателю суммы НДС за 3 кв.2007 г. в размере 4119 руб., за 7 кв. 2008 г. в размере 3295 руб., а также в части соответствующие суммы пени и штрафа по п.1 ст.122 Налогового кодекса Российской Федерации. При этом суд учитывает, что по решению предприниматель не привлечен к ответственности по п.1 ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неполную уплату НДС за 3 кв. 2007 г.

5. Исследовав заявленные предпринимателем доводы в части наличия смягчающих его ответственность обстоятельств, суд не нашел их обоснованными и применимыми в качестве таковых при установленных судом фактических обстоятельств дела.

Обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность за совершение налогового правонарушения, устанавливаются согласно пункту 4 статьи 112 Налогового кодекса Российской Федерации судом или налоговым органом, рассматривающим дело, и учитываются при применении налоговых санкций.

Надлежит отметить, что согласно пункта 1 статьи 112 Налогового кодекса Российской Федерации содержит перечень обстоятельств, смягчающих ответственность за совершение налогового правонарушения. Данный перечень является открытым и законодатель допускает, что к числу таких обстоятельств могут быть отнесены любые обстоятельства, признанные как смягчающие судом или налоговым органом.

В силу пункта 3 статьи 114 Налогового кодекса Российской Федерации при наличии хотя бы одного смягчающего ответственность обстоятельства размер штрафа подлежит уменьшению не менее, чем в два раза по сравнению с размером, установленным соответствующей статьей главы 16 Налогового кодекса за совершение налогового правонарушения.

В соответствии с подпунктом 4 пункта 5 статьи 101 НК РФ в ходе рассмотрения материалов налоговой проверки руководитель (заместитель руководителя) налогового органа выявляет обстоятельства, исключающие вину лица в совершении налогового правонарушения, либо обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность за совершение налогового правонарушения.

Таким образом, из вышеприведенной нормы следует, что исследование обстоятельств, в том числе смягчающих ответственность налогоплательщика, является предусмотренной Налоговым кодексом Российской Федерации обязанностью налогового органа.

Однако, в порядке части 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Из оспариваемого решения налогового органа следует, что заявленные предпринимателем обстоятельства (обязательства по ипотечному кредиту, плохое состояние здоровья) были исследованы налоговым органом и не были признаны в качестве оснований, предусмотренных ст. 112 Налогового кодекса Российской Федерации.

При исследовании доводов заявителя в данной части суд учитывает возможность субъективного характера оценки данных обстоятельств со стороны налогового органа, а также условия открытости перечня обстоятельств, которые могут послужить основаниями для снижения исчисленного штрафа.

Представляя доводы и доказательства в части смягчающих обстоятельств, заявителем не приведено причинно-следственной связи между данными обстоятельствами и выявленными налоговым органом фактами неправомерного заявления вычетов и не исчисления налогов. Заявителем не подтверждено документально проведение восстановительного лечения после перенесенной операции в рассматриваемом или текущем периоде, необходимости несения расходов по такому лечению, не подтверждено тяжелое материальное положение в связи с приведенными им обстоятельствами, не обоснованы обстоятельства и их характер в части наличия обязательств по кредиту.

Кроме того, неоднозначность судебной практике по рассматриваемым вопросам, а также разъяснения налоговых органов по вопросам возможности применения вычета по НДФЛ судом не могут быть признаны в качестве обстоятельств исключающих ответственность предпринимателя в силу положений ст.ст. 109, 111 Налогового кодекса Российской Федерации. Учитывая ранее фактические обстоятельства дела, непоследовательность позиции заявителя при оспаривании им решения налогового органа, в том числе в ходе судебного разбирательства, а также противоречивость представленных доказательств и доводов заявителя, суд не находит оснований для удовлетворения требований заявителя в данной части. Иного в рамках рассматриваемого дела не доказано.

6. Поскольку по настоящему делу рассматриваемые судом требования заявителя подлежат удовлетворению в части, с учетом положений ст.ст. 101, 102, 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и правовой позицией Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в информационном письме от 11.05.2010 № 139 «О внесении изменений в информационные письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.05.2005 № 91 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами главы 25.3 Налогового кодекса Российской Федерации» и от 13.03.2007 № 117 «Об отдельных вопросах практики применения главы 25.3 Налогового кодекса Российской Федерации», правовой позиции изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации №7959/08 от 13.11.2008 года, расходы заявителя по оплате государственной пошлины подлежат взысканию в его пользу с налогового органа.

Руководствуясь статьями 101, 102, 110, 167-170, 180, 181, 201, пунктом 2 части 1 статьи 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

р е ш и л :

Заявленные ИП Олешкевич А.Н. требования удовлетворить в части.

Признать недействительным, как несоответствующее нормам Налогового кодекса Российской Федерации, решение №279 от 31.12.2010 г. «о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения» принятое ИФНС России по г.Кемерово в части начисления и предложения индивидуальному предпринимателю уплатить недоимку по НДС (3 кв.2007 г.) в сумме 4119 руб., соответствующие суммы пени, недоимку по НДС (4 кв. 2008 г.) в сумме 3295 руб., соответствующие суммы пени и штрафа по п.1 ст.122 Налогового кодекса Российской Федерации.

Требования ИП Олешкевич А.Н. в части привлечения его к налоговой ответственности по ст. 126 Налогового кодекса Российской Федерации оставить без рассмотрения.

В удовлетворении остальной части заявленных требований отказать.

Взыскать с ИФНС России по г.Кемерово (650992, г.Кемерово, пр.Кузнецкий, 11) в пользу ИП Олешкевич А.Н. (ОГРН 304420535000043) 2200 рублей понесенных судебных расходов по оплате государственной пошлины.

Исполнительный лист выдать после вступления решения в законную силу.

Решение может быть обжаловано в арбитражный суд апелляционной инстанции в месячный срок с момента его принятия, а также в установленном законом порядке двухмесячный срок после вступления решения в законную силу - в арбитражный суд кассационной инстанции.

Судья А.Л. Потапов

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А27-4362/2011
Принявший орган: Арбитражный суд Кемеровской области
Дата принятия: 30 июня 2011

Поиск в тексте