• по
Более 51000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
АРБИТРАЖНЫЙ СУД КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ
 

РЕШЕНИЕ

от 16 июня 2011 года  Дело N А27-4386/2011

Резолютивная часть решения оглашена «09» июня 2011 года

Полный текст решения изготовлен «16» июня 2011 года

Арбитражный суд Кемеровской области в составе судьи Кузнецова П.Л., при ведении протокола и аудиопротоколирования судебного заседания помощником судьи Тольской Е.В., рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению Общества с ограниченной ответственностью «Штрих-М», г. Прокопьевск

к Межрайонной Инспекции Федеральной налоговой службы № 11 по Кемеровской области, г. Прокопьевск

о признании недействительным решения № 09-26/145 от 09.02.2011г.

в судебном заседании приняли участие:

от заявителя - Трухин В.И. (руководитель, паспорт), Шилдов В.Г. (паспорт, доверенность от 01.04.2011г. № 11/юр),

от налогового органа - Соколова Н.В. (служебное удостоверение, доверенность от 12.11.2010 г. № 63), Красножен З.А. (служебное удостоверение, доверенность от 22.04.2011 г. № 42),

у с т а н о в и л:

Общество с ограниченной ответственностью «Штрих-М», г.Прокопьевск (далее по тексту - ООО «Штрих-М») оспорило в арбитражном суде решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы №11 по Кемеровской области №09-26/145 от 09.02.2011 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Оспоренным решением налогоплательщику доначислен налог на прибыль в сумме 4271006 руб. и НДС в сумме 3203254 руб. Начислены пени и штрафы по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации.

Налогоплательщик полагает, что выводы налогового органа относительно отсутствия реального характера хозяйственных операций с контрагентом ООО «Инвест Холп», о недостоверности первичных документов указанного контрагента не основаны на материалах налоговой проверки и Налоговом кодексе Российской Федерации.

Фактические обстоятельства рассматриваемого дела, подтвержденные материалами налоговой проверки и отраженные в оспариваемом решении свидетельствуют о следующем.

Контрагентом налогоплательщика ООО «Инвест Холп» поставлялась продукция исключительно одного завода, а именно: ООО «НПО «Красный металлист», г.Конотоп, Украина.

Отгрузка продукции осуществлялась либо самим заводом, либо ТОО «Спецавтомаш», выполняющего функции по реализации продукции завода и имеющего с заводом один юридический адрес.

Таможенное оформление груза на границе и отгрузку его в адрес грузополучателей по поручению ООО «Инвест Холп» производил ООО «ТВИН» на основании договора взаимного оказания услуг №4/07 от 15.12.07, заключенного ООО «Инвест Холп» и ООО «ТВИН». Вся номенклатура отгружаемой продукции отражена в Грузовых таможенных декларациях и упаковочных листах (с указанием заводских номеров изделий), перечень которых приведен на стр. 57 и 58 решения налогового органа.

Доставка продукции в адрес конечных грузополучателей и ООО «Штрих-М» производилась автотранспортной компанией ООО «Автотрейдинг». Перечень накладных (экспедиторских расписок) ООО «Автотрейдинг» установленного образца с указанием даты отгрузки, количества мест, массы груза и суммы оплаты также приведен в решении налогового органа (страница 58).

Факт получения продукции грузополучателями подтверждается товарными накладными с подписью ответственного лица, принявшего груз, печатью предприятия или штампом склада.

Заявитель осуществлял реализацию полученного по указанной схеме товара. Ни от одного из двадцати покупателей, оплативших товар, не поступило претензий по номенклатуре поставленной продукции, замечаний к оформлению документов. При этом оборудование, поставленное ФГУП «Государственный трест «Артикуголь» вывозилось за пределы Российской Федерации на остров Шпицберген и вторично проходило таможенный контроль.

Данные обстоятельства свидетельствуют о реальном осуществлении сделок с товаром, а утверждение налогового органа о том, что действия налогоплательщика направлены на создание видимости товарооборота не основаны на материалах налоговой проверки.

Налоговым органом не применены положения пункта 2 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации, о том, что ошибки в счетах-фактурах, не препятствующие налоговым органам при проведении налоговой проверки идентифицировать продавца, покупателя товара (работ, услуг), наименование товара, их стоимости, а также налоговую ставку и сумму налога, предъявленную покупателю, не являются основанием для отказа в принятии к вычету сумм налога.

Налоговый орган проигнорировал правовую позицию Высшего Арбитражного суда Российской Федерации, выраженную в постановлении Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 20.04.2010 №18162/09, в соответствии с корой недостоверность первичных документов может являться основанием для получения налоговой выгоды только при условии отсутствия реальных хозяйственных операций.

Довод налогового органа о том, что ООО «Инвест Холп» не мог осуществлять поставку оборудования в связи с тем, что у него отсутствует необходимый персонал, транспортные средства, складские помещения опровергается самим же налоговым органом на странице 57 оспариваемого решения, где сообщается, что по поручению и согласно заявке ООО «Инвест Холп» обеспечение приемки товара от производителей и отгрузка его покупателям производится ООО «ТВИН» за соответствующее комиссионное вознаграждение согласно договора взаимного оказания услуг №4/07 от 15.12.07.

Утверждение налогового органа о непричастности к деятельности ООО «ИнвестХолп» Чирикова Н.Н., основаны на его показаниях. Чириков Н.Н. является заинтересованным лицом, из материалов проверки следует, что указанная организация не исполняла налоговые обязанности, что и является побудительным мотивом для отрицания своего участия в ее деятельности. Кроме того, в соответствии с протоколом допроса Чирикова Н.Н. от 18.06.10, на момент учреждения ООО «Инвест Холп» паспорт был на его руках, временная потеря паспорта Чириковым Н.Н. ничем объективно не подтверждена.

Заявитель не обладает правом на проведение проверок правоспособности своих контрагентов. В этих целях используются сведения ЕГРЮЛ, представленные контрагентами уставные документы и др., что свидетельствует о проявлении налогоплательщиком должной степени осмотрительности при выборе контрагента.

Заявитель полагает, что выводы налогового органа могли бы быть справедливыми только в случае:

- отсутствовало реальное движение товара;

- в сделках фигурировал похищенный или контрафактный товар;

-товар ввозился на территорию Российской Федерации без таможенного оформления и уплаты ввозного НДС.

Все эти варианты опровергаются материалами налоговой проверки, легальность товара подтверждена документами, свидетельствующими о соблюдении всех таможенных процедур.

В ходе судебного разбирательства заявитель представил документы свидетельствующие о его репутации как добросовестного налогоплательщика и надежного поставщика горно-шахтного оборудования:

-публикация в ежемесячном научно-техническом и производственно-экономическом журнале «Уголь» Министерства Экономики России №№ 9 от 2008г., №11 от 2009г.;

- публикация в журнале «Уголь Кузбасса» №5 за сентябрь- октябрь 2010;

- письмо Администрации Кемеровской области от 17.07.07;

- письмо Министерства Экономики Российской Федерации от 16.06.10;

- письмо Фонда Содействия Развитию Предпринимательства РФ от 14.05.10 о выдвижении заявителя в качестве лауреата 3-й Ежегодной международной премии «Лучший налогоплательщик года»;

- публикация в журнале ТЭК Администрации Кемеровской области №4/17 за декабрь 2004г.

-публикация в ежемесячном научно-техническом и производственно-экономическом журнале «Уголь» Федерального агентства по энергетике №1 от 2007г.;

- публикация в Информационном Бюллетене Ростехнадзора по Кемеровской области №6 за июнь 2005г.

В обоснование реальности осуществленных операций налогоплательщик по предложению суда представил документы, свидетельствующие о реальном характере совершенных хозяйственных операций, в соответствии с которыми на (примере ОАО «Шахта Береховская»), от заказчика оборудования следовала заявка заявителю о поставке оборудования определенного наименования и количества. От заявителя заказчику было направлено коммерческое предложение о поставке заказанного оборудования по конкретной цене.. Данное коммерческое предложение подтверждено спецификацией, поставка оборудования подтверждена упаковочным листом, ГТД, транзитной декларацией, накладной ТОРГ-12, экспедиторской распиской, счет-фактурой.

Заявитель полагает, что в отсутствии надлежащей оценки всех хозяйственных операций налоговым органом, данные документы являются свидетельством работы с реальными поставщиками оборудования, при этом инициатива по приобретению того или иного оборудования исходила от конечного заказчика.

Налоговый орган с заявленными требованиями не согласился. Возражения изложены в отзыве.

Налоговый орган полагает, что в ходе налоговой проверки им добыта совокупность доказательств того, что ООО «Штрих-М» в проверяемом периоде по взаимоотношениям с ООО «Инвест Холп» применяло схему уклонения от уплаты налогов путем заключения фиктивного договора и использования фиктивного документооборота с целью получения необоснованной налоговой выгоды.

Налогоплательщиком в соответствии со статьями 252, 171, 172, 169 Налогового кодекса Российской Федерации, статьей 9 Федерального закона «О бухгалтерском учете» представлены документы подтверждающие произведенные расходы, учитываемые при исчислении налога на прибыль, подтверждающие право на применение налогового вычета при исчислении НДС. Данные документы являются недостоверными, и не могут являться основанием для получения налогоплательщиком налоговой выгоды в виде уменьшения налогооблагаемой базы и применения налоговых вычетов.

В соответствии с протоколом допроса Чирикова Н.Н., он не имел отношения к деятельности ООО «Инвест Холп», документы от лица указанной организации не подписывал.

Его показания подтверждены заключением почерковедческой экспертизы, в соответствии с которой первичные документы подписаны неустановленными лицами.

На основании изложенного, налоговый орган делает вывод о том, что учрежденное юридическое лицо - ООО «Инвест Холп» не обладает правоспособностью юридического лица, т.е не вправе гражданские права и осуществлять гражданские обязанности.

Налоговой проверкой установлено, что ООО «Инвест Холп» не находится по месту регистрации.

В соответствии со статьей 54 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 4 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» местонахождения юридиче5ского лица определяется местом его государственной регистрации.

Данное обстоятельство препятствует определению правоспособности юридического лица, места заключения и исполнения договора и др., в том числе решения вопросов уплаты налогов.

Налоговый орган полагает, что факт поставки товара заявителю должен быть подтвержден товарно-транспортными накладными (форма №1-Т), которые у налогоплательщика отсутствуют.

Форма товарной накладной №ТОРГ-12 является приложением к товарно-транспортной накладной.

Налоговым органом установлено (почерковедческая экспертиза) что договор от лица ООО «Инвест Холп» с ООО «Твин» подписан неустановленным лицом.

Налоговый орган считает, что налогоплательщик не подтвердил факт оплаты товара. Полученные от заявителя денежные средства (на счет, в безналичной форме), в течение дня перечислялись третьим лицам.

Налоговый орган полагает, что, поскольку надлежащий представитель ООО «ТВИН» не принимал участие в открытии счета, то расчетный счет в банке не принадлежит указанному юридическому лицу. Перечисленные денежные средства не являются оплатой по договору.

Заслушав представителей сторон, исследовав представленные доказательства, суд считает, что заявленные требования подлежат удовлетворению со следующим основаниям.

Налогоплательщик представил доказательства признания его как лица, безупречно выполняющего обязанности налогоплательщика, и как представителя Конотопского завода, производящего горношахтное оборудование.

В соответствии с пунктом 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 12.10.06 №53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики.

Налогоплательщик имеет право на получение налоговой выгоды в виде уменьшения налоговой обязанности, при условии представления в налоговые органы документов, обосновывающих данное право, и при условии их достоверности.

Налоговый кодекс Российской Федерации (в частности статья 69 Налогового кодекса Российской Федерации) устанавливает обязанность контрагентов налогоплательщика представлять последнему первичные документы (в частности счет-фактуру). Данная обязанность в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации квалифицируется как налоговая обязанность.

В соответствии с пунктом 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации №53 от 12.10.06 факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом.

В соответствии с постановлением Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 20.04.10 №18162/09, при условии соблюдения контрагентом налогоплательщика требований законодательства по оформлению счетов-фактур и первичных документов, отсутствуют основания для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в указанных документах, если только налоговым органом не доказано, что налогоплательщик знал либо должен знать о представлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений. В Постановлении сделан акцент на доказанность реальности хозяйственных операций.

Президиум Высшего Арбитражного суда Российской Федерации в Постановлении специально указал, что содержащиеся в нем толкование правовых норм является общеобязательным и подлежит применению при рассмотрении арбитражными судами аналогичных дел.

В соответствии с содержанием решения налогового органа, выводы о неуплате налога основаны на доказательствах недостоверности первичных документов, имеющих происхождение от ООО «ТВИН». При этом налоговым органом установлена вина налогоплательщика в форме неосторожности.

Налоговое законодательство не устанавливает условия возникновения гражданских правоотношений. Гражданский кодекс Российской Федерации, содержит определение предпринимательской деятельности, как деятельности осуществляемой лицом, несущем все возникшие при этом риски.

Гражданский кодекс Российской Федерации к таковым относит риск случайной гибели, возможность неисполнения договорных обязательств и др.

Правила хозяйственного оборота требуют минимизацию таких рисков. Выбор контрагента, информация о котором содержится в официальных информационных ресурсах (ЕГРЮЛ) соответствует критериям надлежащей осмотрительности, поскольку в соответствии с Законом о госрегистрации, информация, содержащаяся в ЕГРЮЛ, считается достоверной.

Налогоплательщик представил доказательства того, что оборудование, поставленное ему контрагентом, было в последствии поставлено конечным заказчикам. Особенности осуществленных хозяйственных операций позволяют сделать вывод о том, что поставленное оборудование наделено индивидуальными признаками, поскольку заказ его осуществлялся на основании заявок конечных потребителей, товар проходил таможенное оформление, что свидетельствует о реальном характере осуществленных операций.

Суд согласен с доводом заявителя о личной заинтересованности свидетеля Чирикова Н.Н. в отрицании факта участия в деятельности общества.

Суд не принимает доводы налогового органа о том, что счет ООО «ТВИН» открыт неустановленным лицом, поскольку документы, по открытию счета содержат копию паспорта Чирикова Н.Н..

Суд отмечает, что налогоплательщиком не использовались особые формы расчетов с контрагентом, которые, в соответствии с пунктом 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации свидетельствовали бы об участии его в искусственном создании документооборота.

Налоговый орган не представил решений других налоговых органов, которыми были бы установлены факты неисполнения ООО «ТВИН» своих налоговых обязанностей. В такой ситуации соответствующие выводы являются предположениями налогового органа, которые не могут быть положены судом в основу решения по настоящему делу.

При таких обстоятельствах, установленная налоговым органом недостоверность первичных документов (почерковедческая экспертиза), не может являться основанием для отказа в получении налогоплательщиком налоговой выгоды.

В соответствии с Альбомом унифицированных форм первичной учетной документации по учету торговых операций, утв. Постановлением Госкомстата России от 25.12.98 №132 товарная накладная Форма ТОРГ -12 применяется для оформления продажи (отпуска_ товарно-материальных ценностей сторонней организации.

Составляется в двух экземплярах. Первый экземпляр остается в организации, сдающей товарно-материальные ценности, и является основанием для их списания. Второй экземпляр передается сторонней организации и является основанием для оприходования этих ценностей.

Суд полагает, что налогоплательщик товарными накладными Форма-ТОРГ-12 подтвердил реальное поступление товара от своего контрагента.

В соответствии с пунктом 6 Постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 12.10.06 №53 такие обстоятельства как отсутствие юридического лица по месту регистрации, отсутствие персонала, основных средств и активов, и др., сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Налоговый орган не представил доказательств, которые в своей совокупности свидетельствовали бы о невозможности ООО «ТВИН» осуществлять предпринимательскую деятельность, которая является по своей сути посреднической.

Налоговый орган квалифицировал налоговое правонарушение по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации, установив при этом форму вины налогоплательщика в виде неосторожности. Данное обстоятельство свидетельствует о том, что при рассмотрении материалов налоговой проверки в соответствии со статьей 101 Налогового кодекса Российской Федерации, руководитель налогового органа не усмотрел в действиях налогоплательщика признаков искусственного создания документооборота в целях получения налоговой выгоды, при отсутствии реальных хозяйственных операций, т.е прямого умысла.

Таким образом, суд считает, что установленная налоговым органом недостоверность первичных документов, представленных налогоплательщику ООО «ТВИН», не является основанием для отказа в получении им налоговой выгоды, поскольку судом установлен реальный характер осуществленных хозяйственных операций.

Руководствуясь ст.167-170, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

р е ш и л:

Заявление удовлетворить.

Признать недействительным решение №09-26/145 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 09.02.2011 Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 11 по Кемеровской области, как противоречащее Налоговому кодексу Российской Федерации.

Взыскать с Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы №11 по Кемеровской области, г.Прокопьевск Кемеровской области, ул. Ноградская, 21, в пользу Общества с ограниченной ответственностью «Штрих- М», г.Прокопьевск Кемеровской области, ул. Гайдара, 50 А, офис №48 - 4000 руб. судебных расходов.

Выдать исполнительный лист.

Решение может быть обжаловано в арбитражном суде апелляционной инстанции в месячный срок после его вынесения, в арбитражном суде кассационной инстанции в двухмесячный срок после вступления его в законную силу.

Судья П.Л.Кузнецов

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А27-4386/2011
Принявший орган: Арбитражный суд Кемеровской области
Дата принятия: 16 июня 2011

Поиск в тексте