• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
АРБИТРАЖНЫЙ СУД КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ
 

РЕШЕНИЕ

от 04 марта 2010 года  Дело N А27-818/2010

Резолютивная часть решения объявлена 26 февраля 2010г., полный текст решения изготовлен 4 марта 2010г.


Арбитражный суд Кемеровской области в составе судьи Лежнина Д.Л.

при ведении протокола помощником судьи Титовой О.А.,

рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению

Общества с ограниченной ответственностью «Махсут», г. Белово

к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 3 по Кемеровской области, г. Белово

о признании незаконным решения от 30.09.2009 № 558 в части

при участии:

от заявителя: Солодов Н.Г., доверенность от 04.12.2009 № 52 (со спец. полн.), паспорт; Смакова Ф.А., доверенность от 01.08.2008 № 33 (со спец. полн.), паспорт

от налогового органа: Бондаренко Е.Р., главный государственный налоговый инспектор отдела выездных проверок, доверенность от 26.02.2010 №01573 (со спец. полн.), удостоверение; Антонова И.Н., начальник отдела выездных проверок, доверенность от 12.11.2009 № 13023 (со спец. полн.), удостоверение; Цыбульник Е.И., главный государственный налоговый инспектор отдела выездных проверок, доверенность от 04.02.2010 №00825 (со спец. полн.), удостоверение; Евсеева О.В., начальник юридического отдела, доверенность от 25.01.2010 №00468 (со спец. полн.), удостоверение,

у с т а н о в и л:

Общество с ограниченной ответственностью «Махсут» (далее: ООО «Махсут», общество, налогоплательщик) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы №3 по Кемеровской области (далее: инспекция, налоговый орган) №558 от 30.09.2009 о привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения.

В судебном заседании 26.02.2010 заявитель в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации уточнил предъявленное требование, заявив о признании решения №558 от 30.09.2009 незаконным в части доначисления налога на прибыль в сумме 3540147 руб., пени по налогу на прибыль в сумме 740906 руб., взыскания штрафа по статье 122 НК РФ за неполную уплату налога на прибыль в сумме 708029 руб.; доначисления налога на добавленную стоимость в сумме 2655112 руб., начисления пени по НДС в сумме 600139 руб., взыскания штрафа по статье 122 НК РФ за неполную уплату НДС в сумме 531022 руб.; доначисления налога на доходы физических лиц в сумме 1557877 руб., начисления пени по НДФЛ в сумме 178929 руб., взыскания штрафа по статье 123 НК РФ по НДФЛ в сумме 311575 руб.; доначисления единого социального налога в сумме 1498907 руб. 40 коп., начисления пени по ЕСН в сумме 298439 руб.

В ходе судебного заседания заявитель отказался от требования признания незаконным решения инспекции №558 от 30.09.2009 в части доначисления единого социального налога в сумме 1498907 руб. 40 коп., начисления пени по ЕСН в сумме 298439 руб.

Согласно части 2 статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации истец вправе при рассмотрении дела в арбитражном суде любой инстанции до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела в суде соответствующей инстанции, отказаться от иска полностью или частично.

В силу положений части 5 статьи 49 АПК РФ арбитражный суд не принимает отказ истца от иска, если это противоречит закону или нарушает права других лиц.

Суд полагает, что отказ от требований в указанной части не противоречит закону и не нарушает права других лиц.

Производство по делу относительно требования признания решения №558 от 30.09.2009 незаконным в части доначисления ЕСН в сумме 1498907 руб. 40 коп. и пени по ЕСН в сумме 298439 руб. подлежит прекращению.

Предъявленные заявителем требования признания оспариваемого решения незаконным в части доначисления налога на прибыль и налога на добавленную стоимость, начисления пени за просрочку уплаты указанных налогов, привлечения к налоговой ответственности по статье 122 НК РФ за неуплату данных налогов мотивированы несогласием с выводом налогового органа о наличии в действиях ООО «Махсут» признаков схемы, направленной на уклонение от уплаты налога на прибыль и НДС, и явившейся основанием для получения необоснованной налоговой выгоды.

Общество не согласно с изложенным в решении выводом о том, что контрагент налогоплательщика - ООО «Меркурий» не соответствует признакам юридического лица и не может быть признано таковым ввиду отсутствия правоспособности, и, следовательно, действия последнего не являются сделками.

На момент заключения договора между ООО «Махсут» и ООО «Меркурий», на момент осуществления фактической отгрузки товара в адрес ООО «Махсут» и выполнения работ ООО «Меркурий» было зарегистрировано в качестве юридического лица в установленном порядке.

ООО «Махсут» были заключены двухсторонние сделки с юридическим лицом, обладающим правоспособностью и дееспособностью, в дальнейшем исполненные сторонами: выполнены работы, произведена поставка товара, осуществлена их оплата.

При заключении договоров с ООО «Меркурий» общество истребовало у него учредительные документы, убедившись в правоспособности своего контрагента.

Факт поставки ООО «Меркурий» товара по договору поставки и выполнения работ по договорам подряда подтверждается товаросопроводительными документами, актами приемки работ и соответствующими счетами-фактурами.

По мнению заявителя, ряд установленных налоговым органом в ходе налоговой проверки обстоятельств вообще не имеет правового значения. Кроме того, установленные налоговым органом обстоятельства не подтверждены достаточными, надлежащими и допустимыми доказательствами.

Является неподтвержденным вывод налогового органа о том, что данные, указанные в первичных документах, являются недостоверными, а именно, что договоры, счета-фактуры, товарные накладные подписаны не руководителем ООО «Меркурий» А.В.Пересторониным, а иными лицами.

Общество полагает, что исходя из прямой заинтересованности граждан Пересторонина, Оськина, Дорофеева, их показания не могут быть признаны допустимыми доказательствами по делу.

Отсутствует совокупность доказательств, подтверждающая факт получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды по взаимоотношениям с ООО «Меркурий».

Как считает заявитель, требования законодательства при применении вычетов по НДС и исчислении налога на прибыль были соблюдены.

Налоговый орган пришел к неправомерному выводу о наличии недоимок по указанным налогам. Соответственно, необоснованно начислил пени и привлек к налоговой ответственности по статье 122 НК РФ.

В части доначисления 1557877 руб. налога на доходы физических лиц, привлечения к ответственности по статье 123 НК РФ заявитель полагает, что в нарушение положений пункта 8 статьи 101 НК РФ в оспариваемом решении не содержатся данные, позволяющие проверить доводы налогового органа в части имеющейся недоимки по НДФЛ. Отсутствуют данные о том, по отношению к каким работникам и за какой период налогоплательщик не исполнил функции налогового агента.

По мнению заявителя, отсутствие указанных данных не позволяет налогоплательщику аргументировано возражать по сумме недоимки.

Инспекция считает предъявленные требования необоснованными и не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

По мнению налогового органа, в ходе выездной налоговой проверки была установлена совокупность обстоятельств, свидетельствующих о том, что ООО «Махсут» в проверяемом периоде применяло схему уклонения от уплаты налогов путем заключения фиктивных договоров и использования фиктивного документооборота с ООО «Меркурий» с целью искусственного завышения расходов на стоимость якобы выполненных строительных работ и приобретенных товарно-материальных ценностей для уменьшения налоговой базы по налогу на прибыль, а также с целью получения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость, и, как следствие, с целью получения необоснованной налоговой выгоды в виде занижения подлежащих уплате сумм налогов.

Инспекция установила, что фактически ООО «Махсут» не осуществляло реальных операций с ООО «Меркурий» по приобретению товарно-материальных ценностей и выполнению работ.

Указанный вывод подтвержден, по мнению инспекции, следующими обстоятельствами:

- ООО «Меркурий» не обладает действительной правоспособностью, поскольку не находится по юридическому адресу, не ведет хозяйственную деятельность, у него отсуствуют основные средства и прочие внеоборотные активы, необходимые для выполнения строительных работ, а также персонал;

- руководитель ООО «Меркурий» А.В.Пересторонин фактически не являлся единоличным исполнительным органом общества;

- указанные в качестве работников ООО «Меркурий» Оськин О.В. (коммерческий директор), Артеменко В.А. (финансовый директор), Дорофеев Е.В. фактически деятельность от имени ООО «Меркурий» не осуществляли;

- из ответа Федерального лицензионного центра при Росстрое следует, что ООО «Меркурий» по вопросу получения лицензии на выполнение строительно-монтажных и ремонтных работ не обращалось. Указанная в договоре лицензия за номером ГС-1-77-01-27-04202022614-016926-1 от 30.04.2007 выдана другому юридическому лицу - ООО «Стройторгсервис»;

- документы, представленные ООО «Махсут» в подтверждение расходов и налоговых вычетов, содержат недостоверные сведения, так как указан недостоверный юридический адрес, документы подписаны неустановленными лицами.

Инспекция также сослалась на отсутствие факта оплаты за выполненные строительно-монтажные работы.

По мнению налогового органа, указанные обстоятельства в совокупности и взаимосвязи свидетельствуют об отсутствии реальных сделок между ООО «Махсут» и ООО «Меркурий».

Относительно налога на доходы физических лиц инспекция полагает, что НДФЛ не был перечислен налогоплательщиком как в целом по организации, так и с учетом филиала (строительно-монтажный участок в г.Киселевске).

Данное обстоятельство установлено на основании представленных проверяемым налогоплательщиком документов и имеющейся у налогового органа информации (главная книга по счету 68/1, 70, выписка из лицевого счета по НДФЛ, Свод начислений и удержаний по обособленным подразделениям, Журнал-ордер и Ведомость по счету 51, 50, Обороты по счету 50, 51), а также на основании свидетельских показаний руководителя ООО «Махсут» М.С.Елеусизова.

В соответствии со статьей 226 НК РФ ООО «Махсут» является налоговым агентом.

Перечисление в бюджет налоговым агентом удержанного НДФЛ должно производиться в день выплаты дохода физическому лицу. Налоговым кодексом Российской Федерации и бухгалтерским учетом не предусмотрен учет задолженности перед бюджетом в разрезе задолженности каждого физического лица.

В ходе проведения налоговой проверки налоговым органом было установлено ненадлежащее исполнение ООО «Махсут» как налоговым агентом обязанности по перечислению налога на доходы физических лиц с фактически выплаченных доходов.

В судебном заседании установлено, что по результатам выездной налоговой проверки в отношении общества с ограниченной ответственностью «Махсут» на основании Акта выездной налоговой проверки от 26.08.2009 №145 инспекцией 30.09.2009 принято оспариваемое решение №558 о привлечении налогоплательщика (налогового агента, страхователя) к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения.

Названным решением обществу, в частности, было предложено уплатить недоимку по налогу на прибыль организаций за 2007 год, зачисляемому в федеральный бюджет, в сумме 958790 руб., недоимку по налогу на прибыль организаций за 2007 год, зачисляемому в бюджет субъектов федерации, в сумме 2581357 руб., недоимку по налогу на добавленную стоимость за июль, август, сентябрь 2007 года в сумме 2655112 руб., начислены соответствующие указанным недоимкам пени.

Налоговый орган установил неперечисление налоговым агентом в бюджет удержанного налога на доходы физических лиц в сумме 1557877 руб., начислены пени по НДФЛ в сумме 178928 руб. 93 коп.

Общество привлечено к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 НК РФ за неуплату или неполную уплату налога на прибыль в результате занижения налоговой базы за 2007 год в виде штрафа в сумме 708029 руб., неуплату налога на добавленную стоимость в результате занижения налоговой базы и завышения налоговых вычетов в виде штрафа в сумме 531022 руб.

Кроме того, ООО «Махсут» привлечено к налоговой ответственности по статье 123 НК РФ за неправомерное неперечисление (неполное перечисление) в бюджет суммы НДФЛ, подлежащего удержанию и перечислению налоговым агентом за 2007-2008г.г., в виде штрафа в сумме 311575 руб.

Относительно налога на прибыль и налога на добавленную стоимость.

Доначисление налога на прибыль и налога на добавленную стоимость произведено налоговым органом вследствие исключения из расходов затрат при исчислении налога на прибыль и вычетов по НДС по взаимоотношениям налогоплательщика с ООО «Меркурий».

Как указано в оспариваемом решении, документы, представленные налогоплательщиком при проведении выездной налоговой проверки, не соответствуют требованиям налогового законодательства и законодательства о бухгалтерском учете, поскольку они содержат недостоверные сведения, а именно подписаны неустановленным лицом, неверно указан адрес предприятия, договор подряда имеет ссылку на несуществующую лицензию.

Указанные обстоятельства, по мнению налогового органа, в совокупности и взаимосвязи свидетельствуют об отсутствии реальных хозяйственных операций между ООО «Махсут» и ООО «Меркурий». Реальное участие в выполнении работ и поставке товаров ООО «Меркурий» не принимало, документы по взаимоотношениям с указанным контрагентом содержат недостоверную, неполную информацию, оформление пакета документов с ООО «Меркурий» носило фиктивный характер, без осуществления реальной финансово-хозяйственной деятельности.

При этом налоговый орган в оспариваемом решении сослался на следующие обстоятельства:

- ООО «Меркурий» основных средств не имеет. Прочие внеоборотные активы, необходимые для выполнения строительно-монтажных работ, отсутствуют. Данный контрагент не располагает материальными ресурсами, техническим персоналом необходимой квалификации;

- ООО «Меркурий» по юридическому адресу отсутствует;

- у ООО «Меркурий» отсутствует необходимая лицензия;

- допрошенные в качестве свидетелей работники ООО «Меркурий» А.В.Пересторонин, О.В.Оськин, Е.В.Дорофеев отрицают участие в финансово-хозяйственной деятельности ООО «Меркурий»;

- подписи А.В.Пересторонина в заявлении о государственной регистрации юридического лица при создании, в протоколе допроса свидетеля не соответствуют подписям в договорах, счетах-фактурах, актах выполненных работ, товарных накладных;

- из анализа движения денежных средств контрагента установлено, что данные денежные средства являются составляющей частью в общем обороте финансовых потоков поставщика, направленных на снятие денежных средств в день перечисления или на следующий операционный день;

- первичная учетная документация по выполненным работам составлена с нарушением статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 №129-ФЗ «О бухгалтерском учете» и Постановления Госкомстата РФ от 11.11.1999 №100;

- обстоятельства заключения руководителем ООО «Махсут» сделок с ООО «Меркурий» свидетельствуют о том, что в действиях налогоплательщика отсутствовала достаточная степень осмотрительности и осторожности.

Не согласившись с доводами налогового органа по взаимоотношениям налогоплательщика с ООО «Меркурий», общество оспорило решение инспекции в данной части в Управление Федеральной налоговой службы по Кемеровской области.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Кемеровской области №1006 от 31.12.2009 жалоба ООО «Махсут» оставлена без удовлетворения, решение инспекции от 30.09.2009 №558 без изменения.

Рассмотрев предъявленные обществом требования (в части налога на прибыль и налога на добавленную стоимость), суд считает их обоснованными и подлежащими удовлетворению.

Согласно статье 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком, то есть полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов.

Как указано в пункте 1 статьи 252 НК РФ, расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

На основании пункта 1 статьи 143 Налогового кодекса Российской Федерации в проверяемом периоде ООО «Махсуд» являлось также плательщиком налога на добавленную стоимость.

В соответствии с пунктом 1 статьи 146 НК РФ объектом обложения НДС признается реализация товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 154 НК РФ налоговая база при реализации налогоплательщиком товаров (работ, услуг) определяется как стоимость этих товаров (работ, услуг), исчисленная исходя из цен, определяемых в соответствии со статьей 40 НК РФ, с учетом акцизов (для подакцизных товаров) и без включения в них налога.

Сумма налога при определении налоговой базы в соответствии со статьями 154 -159, 162 НК РФ исчисляется как соответствующая налоговой ставке процентная доля налоговой базы, а при раздельном учете - как сумма налога, полученная в результате сложения сумм налогов, исчисляемых отдельно как соответствующие налоговым ставкам процентные доли соответствующих налоговых баз (пункт 1 статьи 166 НК РФ).

Налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 НК РФ, на установленные статьей 171 НК РФ налоговые вычеты.

Согласно пункту 2 статьи 171 НК РФ вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в таможенных режимах выпуска для внутреннего потребления, временного ввоза и переработки вне таможенной территории либо при ввозе товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации без таможенного контроля и таможенного оформления, в отношении:

1) товаров (работ, услуг), а также имущественных прав, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 НК РФ;

2) товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

В соответствии с пунктом 1 статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6, 8 статьи 171 Кодекса.

Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации, либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных статьей 172 НК РФ и при наличии соответствующих первичных документов.

Согласно пункту 1 статьи 169 НК РФ счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога на добавленную стоимость к вычету.

Пунктами 5 и 6 статьи 169 Кодекса установлены обязательные требования, которым должен отвечать счет-фактура, среди которых наличие сведений о наименовании, адресах, идентификационных номерах налогоплательщика и покупателя, о наименовании и адресах грузоотправителя и грузополучателя; подписание счета-фактуры руководителем или главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации.

Из системного анализа статей 169, 171, 172 НК РФ следует, что право на налоговый вычет НДС появляется при условии, что товары (работы, услуги) приобретаются для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 НК РФ, необходимо наличие счета-фактуры, оформленного в соответствии с требованиями статьи 169 НК РФ, и принятие товара (работ, услуг) к учету на основе первичных документов.

Таким образом, правомерность включения в состав расходов каких-либо затрат по налогу на прибыль и применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость может быть подтверждена только предоставлением совокупности первичных документов, удовлетворяющих указанным выше требованиям.

Документы, представленные налогоплательщиком, должны отвечать установленным требованиям и содержать достоверные сведения об обстоятельствах, с которыми законодательство связывает правовые последствия.

В соответствии с частью 1 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 №129-ФЗ «О бухгалтерском учете» все хозяйственные операции, проводимые организацией, подтверждаются первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.

Как указано в пункте 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ №53 от 12.10.2006 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности (пункт 4 Постановления Пленума ВАС РФ №53 от 12.10.2006).

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 12.07.2006 №267-О указал, что счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного статьей 169 НК РФ, не могут служить основанием для применения налогового вычета.

Для подтверждения правомерности включения в расходы затрат и применения налоговых вычетов по НДС по взаимоотношениям с ООО «Меркурий» налогоплательщиком представлены:

- договор субподряда №2007-02-07 от 01.07.2007, в соответствии с которым субподрядчик (ООО «Меркурий») обязался по заданию генерального подрядчика (ООО «Махсут») выполнить строительно-монтажные и ремонтно-строительные работы на объектах последнего в соответствии с условиями договора и утвержденной заказчиком проектно-сметной документацией;

- договор подряда №7 от 31.07.2007, в соответствии с которым подрядчик (ООО «Меркурий») принял на себя обязательство выполнить работы по устройству собственными силами временных сооружений (забора глухого деревянного и временного водопровода) на строительстве малоэтажного жилого комплекса в микрорайоне «Красный камень»;

- договор поставки №55 от 01.06.2007, в соответствии с которым ООО «Меркурий» (поставщик) обязалось поставить ООО «Махсут» строительные материалы в количестве и по ценам, указанным в спецификации.

В подтверждение фактического выполнения работ и поставки товара налогоплательщик в ходе налоговой проверки представил налоговому органу акты приемки выполненных работ, справки о стоимости выполненных работ и затрат формы № кс-3, товарные накладные, счета-фактуры.

Согласно материалам дела ООО «Меркурий» ОГРН 1074202001125 состоит на учете в Межрайонной инспекции ФНС России №3 по Кемеровской области с 13.03.2007, юридический адрес - Кемеровская область. г.Белово, ул.Советская,14. Организация не относится к категории налогоплательщиков, не представляющих отчетность и не уплачивающих налоги.

Единственным участником и руководителем ООО «Меркурий» является А.В.Пересторонин.

В деле имеется решение №2 единственного учредителя ООО «Меркурий» А.В.Пересторонина от 11.01.2009 о ликвидации общества.

Однако согласно выписке из ЕГРЮЛ ООО «Меркурий» является действующим юридическим лицом.

В соответствии с пунктом 1 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами.

Согласно пункту 1 статьи 40 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» единоличный исполнительный орган общества (генеральный директор, президент и другие) избирается общим собранием участников общества на срок, определенный уставом общества. Единоличный исполнительный орган общества может быть избран также и не из числа его участников.

Возникновение прав и обязанностей единоличного исполнительного органа общества связано с решением уполномоченного органа управления данного юридического лица, которое оформляется протоколом общего собрания участников или решением единственного участника.

Согласно материалам дела договоры с ООО «Махсут», акты приемки выполненных работ, товарные накладные, счета-фактуры от имени ООО «Меркурий» подписаны руководителем общества А.В.Пересторониным.

Инспекция полагает, что указанные документы были подписаны не А.В.Пересторониным, а другими лицами.

В подтверждение довода о подписании документов не директором общества А.В.Пересторониным, а иными лицами, инспекция ссылается на следующие обстоятельства:

- визуальное несоответствие подписей, выполненных А.В.Пересторониным в заявлении о государственной регистрации юридического лица при создании, протоколе допроса в качестве свидетеля с подписями, расположенными в договорах, счетах-фактурах, актах выполненных работ, товарных накладных, счетах-фактурах.

- допрошенный в ходе налоговой проверки А.В.Пересторонин отрицает подписание финансово-хозяйственных документов от имени ООО «Меркурий».

Суд полагает, что визуальное несоответствие подписей, установленное должностными лицами налогового органа, не обладающими специальными познаниями для установления факта принадлежности той или иной подписи, доказательством подписания документов не А.В.Пересторониным, а иным лицом, не является.

Показания же А.В.Пересторонина не являются бесспорным и достаточным доказательством неподписания им первичных учетных документов по взаимоотношениям с ООО «Махсут».

А.В.Пересторонин, допрошенный в ходе налоговой проверки в качестве свидетеля, пояснил, что является учредителем и руководителем ООО «Меркурий», лично присутствовал в налоговой инспекции при передаче документов для регистрации общества.

Далее А.В.Пересторонин показал, что он формально ставил свою подпись на документах при регистрации ООО «Меркурий», других хозяйственных документов не подписывал.

Вместе с тем в дальнейшем на вопрос, «подписывал ли он доверенности на кого-либо», А.В.Пересторонин отвечает, что подписывал приказы на Оськина О.В.и Артеменко В.А. о назначении финансовым и коммерческим директорами, соответственно.

Конкретные первичные документы по взаимоотношениям с ООО «Махсут» (акты приемки выполненных работ, товарные накладные, счета-фактуры) А.В.Пересторонину в ходе его допроса предъявлены не были, противоречия в показаниях А.В.Пересторонина не устранены.

При таких обстоятельствах содержащийся в оспариваемом решении вывод инспекции о том, что А.В.Пересторонин не имеет никакого отношения к контрагенту налогоплательщика, основанный на одном лишь объяснении самого А.В.Пересторонина, не подкрепленный другими доказательствами, не может быть признан обоснованным.

В судебном заседании налоговым органом заявлено ходатайство о назначении судом почерковедческой экспертизы в целях определения подлинности подписи руководителя ООО «Меркурий» А.В.Пересторонина на документах ООО «Меркурий» по взаимоотношениям с ООО «Махсут».

Рассмотрев ходатайство, суд не находит оснований для его удовлетворения.

В соответствии со статьей 95 Налогового кодекса Российской Федерации в необходимых случаях для участия в проведении конкретных действий по осуществлению налогового контроля на договорной основе может быть привлечен эксперт.

Экспертиза назначается в случаях, если для разъяснения возникающих вопросов требуются специальные познания в науке, искусстве, технике или ремесле.

Между тем, инспекция указанным правом на проведение экспертизы в ходе выездной налоговой проверки не воспользовалась. Налоговый орган не доказал невозможность проведения экспертизы в ходе налоговой проверки.

В соответствии со статьями 65 и 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действие (бездействие).

Наличие обязанности по доказыванию предполагает представление налоговым органом доказательств, бесспорно подтверждающих получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

При рассмотрении споров о признании недействительными решений налоговых органов суд, оценивая собранные налоговым органом доказательства, должен дать оценку законности и обоснованности таких решений, а не подменять собой налоговый орган, у которого имелись все возможности по сбору доказательств при проведении налоговой проверки.

При таких обстоятельствах суд считает, что инспекцией не доказан факт подписания счетов-фактур, товарных накладных, актов приемки выполненных работ от имени ООО «Меркурий» неполномочным лицом.

Доводы инспекции о том, что ООО «Меркурий» по юридическому адресу не находится, сами по себе доказательствами недостоверности сведений об адресе продавца, грузоотправителя, содержащихся в счетах-фактурах, не являются.

Из материалов дела следует, что в счетах-фактурах, актах выполненных работ, товарных накладных указан следующий адрес ООО «Меркурий»: г.Белово, ул.Советская,8, являющийся юридическим адресом ООО «Махсут», вместо адреса: г.Белово, ул.Советская,14 (юридический адрес ООО «Меркурий»).

В судебном заседании представитель ООО «Махсут» пояснил, что неверный адрес ООО «Меркурий» в первичных документах был указан в результате допущенной ошибки.

В подтверждение отсутствия ООО «Меркурий» по юридическому адресу (г.Белово, ул.Советская,14) инспекцией в ходе налоговой проверки составлен протокол осмотра №9 от 09.04.2009, согласно которому по указанному адресу располагается зал игровых автоматов, кафе, магазин, парикмахерская.

Однако инспекция не исследовала вопрос о возможном заключении ООО «Меркурий» договора субаренды.

Отсутствие на здании, расположенном по адресу: г.Белово, ул.Советская, 14, вывески с надписью «ООО «Меркурий» не является бесспорным доказательством отсутствия указанного юридического лица по данному адресу.

Кроме того, отсутствие контрагента налогоплательщика по юридическому адресу не является основанием для отказа в применении налоговых вычетов по НДС и непринятия расходов при исчислении налога на прибыль.

Содержащаяся в оспариваемом решении информация о том, что у ООО «Меркурий» отсутствуют основные средства, необходимый персонал сама по себе не может свидетельствовать о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Следует отметить, что вывод об отсутствии основных средств, персонала сделан налоговым органом исключительно на основании анализа бухгалтерской отчетности ООО «Меркурий», и, следовательно, не может быть признан установленным. В частности, в ходе проверки инспекцией не исследовалась возможность владения и пользования ООО «Меркурий» имуществом на основании гражданско-правовых договоров (аренда, оказание услуг), выполнение работ силами субподрядных организаций.

Показания свидетелей Е.В.Дорофеева, О.В.Оськина, данные в ходе налоговой проверки, не опровергают факта наличия финансово-хозяйственных отношений ООО «Махсут» с ООО «Меркурий».

В обоснование получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды инспекция ссылается на отсутствие у ООО «Меркурий» лицензии, необходимой для выполнения строительно-монтажных работ. В подтверждение представлено письмо ФГУ «Федеральный лицензионный центр при Росстрое» №1039 от 16.04.2009, согласно которому ООО «Меркурий» по вопросу лицензирования в Министерство регионального развития Российской Федерации не обращалось, информация по данной организации отсутствует.

В материалах дела имеется копия лицензии от 30.04.2007 регистрационный номер ГС-1-77-01-27-0-4202022614-016926-1, выданная ООО «Меркурий» (Кемеровская область, г.Белово, ул.Советская,14) на строительство зданий и сооружений 1 и 11 уровней ответственности в соответствии с государственным стандартом.

Налоговым органом в ходе налоговой проверки обстоятельства выдачи указанной лицензии (кому и когда), возможной ее подделки не исследовались.

С учетом изложенных обстоятельств суд считает, что довод инспекции об отсутствии у ООО «Меркурий» лицензии на выполнение строительно-монтажных работ и выдаче представленной лицензии другому лицу недостаточно обоснованным.

Кроме того, отсутствие у подрядчика (субподрядчика) лицензии на выполнение работ не является обстоятельством, с которым налоговое законодательство связывает отказ в применении вычетов по НДС и непринятие расходов при исчислении налога на прибыль.

В судебном заседании установлено, что ООО «Меркурий» являлось в 2007 году действующим юридическим лицом, государственная регистрация которого не была признана в установленном порядке недействительной. Общество не относится к налогоплательщикам, представляющим «нулевую» отчетность.

Суд считает необходимым также отметить следующее.

Исходя из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 16.10.2003 № 329-О, истолкование статьи 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации, в сфере налоговых правоотношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковать понятие «добросовестные налогоплательщики» как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

Для подтверждения правомерности применения налогового вычета по НДС и включения затрат в расходы при исчислении налога на прибыль по взаимоотношениям с ООО «Меркурий» налогоплательщиком в инспекцию были представлены соответствующие договоры, товарные накладные, акты приемки выполненных работ, счета-фактуры.

Из представленных документов следует, что ООО «Меркурий» по договору поставки поставило налогоплательщику товар, а также выполнило работы, являющиеся предметом договора подряда и договора субподряда.

Поставленные товары и выполненные работы были приняты к учету ООО «Махсут», отражены в бухгалтерских документах общества, что не оспаривается налоговым органом.

Выставленные ООО «Меркурий» счета-фактуры соответствуют требованиям статьи 169 НК РФ, доказательства наличия в них недостоверных сведений отсутствуют.

Ошибочное указание контрагентом в первичных документах неверного адреса ООО «Меркурий» («ул.Советская, 8» вместо «ул.Советская,14») не является основанием для отказа в применении вычета по НДС и непринятия расходов.

Оплата за выполненные работы и поставленные товары осуществлялась ООО «Махсут» перечислением денежных средств на расчетный счет ООО «Меркурий».

Доказательства наличия замкнутой «цепочки» по движению денежных средств, подтверждающей отсутствие фактической оплаты, налоговым органом не представлены.

Кроме того, действующее налоговое законодательство не устанавливает оплату за товар как обязательное условие для реализации налогоплательщиком его права на налоговый вычет по НДС.

В решении Управления Федеральной налоговой службы №1006 от 31.12.2009, которым оспариваемое решение налогового органа было оставлено без изменения, содержится вывод о том, что налогоплательщиком не были представлены товарно-транспортные накладные, являющиеся документами, подтверждающими как факт получения груза от грузоотправителя, так и факт получения автомобильным транспортом от определенного поставщика, то есть реальность хозяйственных операций. А представленные товарные накладные не отражают полную хозяйственную операцию между проверяемым налогоплательщиком и его контрагентом.

Следует отметить, что указанное основание признания налоговой выгоды в оспариваемом решении инспекции отсутствует.

Суд учитывает также, что Альбом унифицированных форм первичной учетной документации по учету торговых операций, утвержденный постановлением Государственного комитета Российской Федерации по статистике от 25.12.1998 N 132, предусматривает форму ТОРГ-12 "Товарная накладная", которая оформляется при продаже (отпуске) товарно-материальных ценностей сторонней организации.

Оприходование товарно-материальных ценностей может осуществляться на основании как унифицированных форм (N ТОРГ-12, М-15, Т-1), так и иных форм первичных документов в предусмотренных случаях.

Товарная накладная составляется в двух экземплярах: первый экземпляр остается в организации, сдающей товарно-материальные ценности, и является основанием для их списания, второй экземпляр передается сторонней организации и является основанием для оприходования этих ценностей.

Таким образом, товарная накладная является самостоятельным документом, служащим основанием для оприходования товара.

В соответствии с Постановлением Государственного комитета РФ по статистике от 28.11.1997 N 78 "Об утверждении унифицированных форм первичной документации по учету работы строительных машин и механизмов, работ в автомобильном транспорте" товарно-транспортная накладная (форма N 1-Т) предназначена для учета движения товарно-материальных ценностей и расчетов при перевозке автомобильным транспортом и является документом, определяющим взаимоотношения грузоотправителей заказчиков автотранспорта с организациями - владельцами автотранспорта, выполнившими перевозку грузов.

Федеральная налоговая служба в письме от 18.08.2009 №ШС-20-3/1195 «О признании недействующим абзаца 3 пункта 6 инструкции Минфина СССР №156, Госбанка СССР №30, ЦСУ СССР №354/7, Минавтотранса РСФСР №10/998 от 31.11.1983» указала: утверждение о том, что форма товарно-транспортной накладной N 1-Т является единственным документом, служащим для списания товарно-материальных ценностей у грузоотправителей и оприходования их у грузополучателей, противоречит Постановлению Госкомстата России от 25.12.1998 N 132.

Действующая в настоящее время форма товарно-транспортной накладной N 1-Т обязательна к применению юридическими лицами, являющимися отправителями и получателями грузов. При этом она служит основанием для расчетов между заказчиком транспортной перевозки и перевозчиком. Если покупатель заказчиком перевозки не является, то действующий порядок наличия товарно-транспортной накладной у получателя груза (покупателя) не предусматривает.

Учитывая изложенное, суд полагает, что отсутствие у заявителя товарно-транспортных накладных не может являться основанием для принятия налоговым органом решения о необоснованности налоговых вычетов по НДС.

Согласно пункту 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» сам по себе факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности, и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом. Указанные доказательства налоговым органом не представлены.

Из материалов дела следует, что ООО «Махсут» при выборе контрагента была проявлена должная осмотрительность. Так, обществом при заключении договоров с ООО «Меркурий» были получены копии учредительных документов.

Допрошенные в судебном заседании свидетели А.И. Харитонов (технический директор ООО «Махсут»), А.В.Титов (заместитель генерального директора по производству ООО «Махсут»), В.И.Сыромятников (заместитель директора по снабжению ООО «Махсут») подтвердили наличие договорных отношений с ООО «Меркурий», фактическое выполнение указанным контрагентом работ и поставку товаров.

Следует также отметить, что ненадлежащее исполнение ООО «Меркурий» обязанностей по уплате налогов не влияет на право его контрагента на применение налоговых вычетов, включение затрат в расходы, если представленные в инспекцию документы соответствуют требованиям Налогового кодекса Российской Федерации.

Таким образом, налоговым органом не доказано отсутствие реальных хозяйственных операций между ООО «Махсут» и ООО «Меркурий».

Налоговым органом не представлены доказательства, подтверждающие, что применительно к сделкам с ООО «Меркурий» у ООО «Махсут» отсутствовала разумная экономическая цель, либо указанные организации действовали совместно с целью получения необоснованной налоговой выгоды, либо имеются иные обстоятельства, указанные в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 №53, подтверждающие получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

С учетом изложенного, содержащийся в оспариваемом решении вывод налогового органа о том, что в проверяемом периоде ООО «Махсут» использовало схему для получения необоснованной налоговой выгоды в виде налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость и завышения расходов по налогу на прибыль путем составления фиктивных документов, инспекцией не доказан.

Основания для доначисления налога на прибыль в сумме 3540147 руб. и налога на добавленную стоимость в сумме 2655112 руб. по взаимоотношениям налогоплательщика с ООО «Меркурий» у налогового органа отсутствовали.

Соответственно, налоговый орган необоснованно начислил обществу пени за просрочку уплаты налога на прибыль и НДС (740906 руб. и 600139 руб.), а также привлек к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 НК РФ в виде штрафа в размере 708029 руб. и 531022 руб., соответственно.

Требования заявителя в данной части являются обоснованными и подлежат удовлетворению.

Относительно налога на доходы физических лиц.

В соответствии со статьей 207 НК РФ налогоплательщиками налога на доходы физических лиц признаются физические лица, являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации, а также физические лица, получающие доходы от источников в Российской Федерации, не являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации.

Объектом налогообложения признается доход, полученный налогоплательщиками (статья 209 НК РФ).

Как указано в пункте 1 статьи 210 НК РФ, при определении налоговой базы учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со статьей 212 НК РФ.

В силу положений статьи 226 НК РФ ООО «Махсут», являющееся налоговым агентом, обязано исчислить, удержать у налогоплательщика и уплатить сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 224 НК РФ.

Согласно пункту 3 статьи 226 НК РФ исчисление сумм налога производится налоговыми агентами нарастающим итогом с начала налогового периода по итогам каждого месяца применительно ко всем доходам, в отношении которых применяется налоговая ставка, установленная пунктом 1 статьи 224 НК РФ, начисленным налогоплательщику за данный период, с зачетом удержанной в предыдущие месяцы текущего налогового периода суммы налога.

Налоговые агенты обязаны удержать начисленную сумму налога непосредственно из доходов налогоплательщика при их фактической оплате. Удержание у налогоплательщика начисленной суммы налога производится налоговым агентом за счет любых денежных средств, выплачиваемых налоговым агентом налогоплательщику, при фактической выплате указанных денежных средств налогоплательщику либо по его поручению третьим лицам (пункт 4 статьи 226 НК РФ).

В соответствии с пунктом 6 статьи 226 НК РФ налоговые агенты обязаны перечислять суммы исчисленного и удержанного налога не позднее дня фактического получения в банке наличных денежных средств на выплату дохода, а также дня перечисления дохода со счетов налоговых агентов в банке на счета налогоплательщика либо по его поручению на счета третьих лиц в банках.

Совокупная сумма налога, исчисленная и удержанная налоговым агентом у налогоплательщика, в отношении которого он признается источником дохода, уплачивается по месту учета налогового агента в налоговом органе.

Налоговые агенты - российские организации, имеющие обособленные подразделения, обязаны перечислять исчисленные и удержанные суммы налога как по месту своего нахождения, так и по месту нахождения каждого своего обособленного подразделения.

Сумма налога, подлежащая уплате в бюджет по месту нахождения обособленного подразделения, определяется исходя из суммы дохода, подлежащего налогообложению, начисляемого и выплачиваемого работникам этих обособленных подразделений (пункт 7 статьи 226 НК РФ).

В ходе выездной налоговой проверки налоговый орган установил, что за период с 01.08.2007 по 31.12.2008 сумма удержанного с физических лиц, но не перечисленного в бюджет налога на доходы физических лиц, составила 1557877 руб., в том числе 153333 руб. по обособленному подразделению - Строительно-монтажный участок (г.Киселевск).

Решение содержит сведения о сальдо на 01.08.2007, об удержанных и перечисленных суммах налога за указанный период, сальдо на 31.12.2008.

Приведена расшифровка задолженности, сложившейся внутри налоговых периодов.

За нарушение срока перечисления в бюджет удержанных сумм НДФЛ обществу были начислены пени в сумме 178929 руб. Сумма начисленных пени подтверждена соответствующим расчетом.

ООО «Махсут» как налоговый агент привлечено к налоговой ответственности по статье 123 НК РФ за неправомерное неперечисление (неполное перечисление) сумм налога, подлежащего удержанию и перечислению налоговым агентом, в виде штрафа в размере 311575 руб.

Заявляя требование о признании незаконным решения в данной части, общество ссылается на нарушение налоговым органом положений пункта 8 статьи 101 НК РФ, согласно которому в решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения излагаются, в частности, обстоятельства совершенного привлекаемым к ответственности лицом налогового правонарушения так, как они установлены проведенной проверкой, со ссылкой на документы и иные сведения, подтверждающие указанные обстоятельства, доводы, приводимые лицом, в отношении которого проводилась проверка, в свою защиту, и результаты проверки этих доводов.

В Акте выездной налоговой проверки №145 от 26.08.2009 налоговый орган отразил, что наличие неперечисленного в бюджет НДФЛ в сумме 1557877 руб. подтверждено Главной книгой по счету 68/1 «Расчеты с бюджетом по налогу на доходы физических лиц», Главной книгой по счету 70 «Расчеты с персоналом по оплате труда», выпиской из лицевого счета (расчеты с бюджетом) по налогу на доходы физических лиц, Сводом начислений и удержаний по обособленным подразделениям, Журналом-ордером и Ведомостью по счету 51 «Расчетный счет», Журналом-ордером и Ведомостью по счету 50 «Касса», Оборотами по счету 50 «Касса», Оборотами по счету 51 «Расчетный счет» (приложения №№8-15 к Акту проверки), то есть документами, представленными самим налоговым агентом.

Акт с приложениями был вручен 26.08.2009 директору ООО «Махсут» М.С.Елеусизову.

Как указано в пункте 14 статьи 101 НК РФ, несоблюдение должностными лицами налоговых органов требований, установленных Налоговым кодексом Российской Федерации, может являться основанием для отмены решения налогового органа вышестоящим налоговым органом или судом.

Нарушение существенных условий процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки является основанием для отмены решения налогового органа о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решения об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. К таким существенным условиям относится обеспечение возможности лица, в отношении которого проводилась проверка, участвовать в процессе рассмотрения материалов налоговой проверки лично и (или) через своего представителя и обеспечение возможности налогоплательщика представить объяснения.

Основаниями для отмены указанного решения налогового органа могут являться иные нарушения процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки, если только такие нарушения привели или могли привести к принятию неправомерного решения.

При рассмотрении дела установлено, что в решении инспекции отсутствует ссылка на документы бухгалтерской отчетности, на основании которых было выявлено неполное перечисление в бюджет налога на доходы физических лиц, а именно: Главную книгу по счету 68/1 «Расчеты с бюджетом по налогу на доходы физических лиц», Главную книгу по счету 70 «Расчеты с персоналом по оплате труда», выписку из лицевого счета (расчеты с бюджетом) по налогу на доходы физических лиц, Свод начислений и удержаний по обособленным подразделениям, Журнал-ордер и Ведомость по счету 51 «Расчетный счет». Журнал-ордер и Ведомость по счету 50 «Касса», Обороты по счету 50 «Касса», Обороты по счету 51 «Расчетный счет».

Однако, учитывая, что ссылка на указанные документы содержится в Акте проверки; Акт проверки с приложениями был вручен налогоплательщику, у которого имелась возможность представить возражения по существу, суд полагает, что допущенное налоговым органом нарушение не является существенным.

Вследствие чего основания для признания оспариваемого решения незаконным в данной части отсутствуют.

При подаче в суд заявления о признании недействительным решения налогового органа заявителем уплачена государственная пошлина в размере 2000 руб.

Кроме того, судом было удовлетворено оплаченное государственной пошлиной заявление ООО «Махсут» о принятии обеспечительных мер.

Подпунктом 1.1 пункта 1 статьи 333.37 НК РФ государственные органы, выступающие по делам, рассматриваемым в арбитражных судах, в качестве истцов или ответчиков, освобождены от уплаты государственной пошлины.

Названная норма предусматривает освобождение государственных органов исключительно от уплаты государственной пошлины, а не от возмещения судебных расходов по уплате государственной пошлины.

Законодательством не предусмотрено освобождение государственных органов от возмещения судебных расходов в случае, если решение принято не в их пользу.

Напротив, в части 1 статьи 110 АПК РФ гарантируется возмещение всех понесенных судебных расходов в пользу выигравшей дело стороны, независимо от того, является ли проигравшей стороной тот или иной орган.

Поскольку главой 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не установлено каких-либо особенностей в отношении судебных расходов по делам об оспаривании ненормативных правовых актов , решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, вопрос о судебных расходах, понесенных заявителями и заинтересованными лицами, разрешается судом по правилам главы 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в отношении сторон по делам искового производства.

Вместе с тем исходя из неимущественного характера требований к данной категории дел не могут применяться положения пункта 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующие распределение судебных расходов при частичном удовлетворении заявленных требований.

В случае признания обоснованным полностью или частично заявления об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц судебные расходы подлежат возмещению соответственно этим органом в полном размере (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.11.2008 №7959/08).

Суд на основании части 1 статьи 110 АПК РФ понесенные ООО «Махсут» судебные расходы по уплате государственной пошлины в размере 3000 руб. относит на Межрайонную инспекцию Федеральной налоговой службы №3 по Кемеровской области.

Руководствуясь статьями 110, 150 п.1 ч.1, 167-170, 80, 181, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

р е ш и л:

Требования общества с ограниченной ответственностью «Махсут» удовлетворить частично.

Признать незаконным решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы №3 по Кемеровской области №558 от 30.09.2009 в части доначисления налога на прибыль в сумме 3540147 руб., пени по налогу на прибыль в сумме 740906 руб., привлечения к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 НК РФ за неполную уплату налога на прибыль в виде штрафа в сумме 708029 руб.; доначисления налога на добавленную стоимость в сумме 2655112 руб., пени по налогу на добавленную стоимость в сумме 600139 руб., привлечения к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 НК РФ за неполную уплату налога на добавленную стоимость в виде штрафа в сумме 531022 руб.

Производство по делу в части требования признания незаконным решения №558 от 30.09.2009 в части доначисления единого социального налога в сумме 1498907 руб. 40 коп., пени по единому социальному налогу в сумме 298439 руб. прекратить ввиду заявленного отказа.

В удовлетворении остальной части предъявленных требований отказать.

Взыскать с Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы №3 по Кемеровской области в пользу ООО «Махсут» 3000 руб. судебных расходов в виде уплаченной государственной пошлины.

Решение в месячный срок с момента его принятия может быть обжаловано в арбитражный суд апелляционной инстанции, а также в двухмесячный срок после вступления решения в законную силу - в арбитражный суд кассационной инстанции.

Судья Д.Л. Лежнин

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А27-818/2010
Принявший орган: Арбитражный суд Кемеровской области
Дата принятия: 04 марта 2010

Поиск в тексте