• по
Более 55000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
АРБИТРАЖНЫЙ СУД КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ
 

РЕШЕНИЕ

от 06 августа 2010 года  Дело N А27-8234/2010

Резолютивная часть решения оглашена 06 августа 2010 года, полный текст решения изготовлен 06 августа 2010 года.

Арбитражный суд Кемеровской области в составе судьи Мишиной И.В. при ведении протокола секретарем судебного заседания Пронченко К.В., рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению Открытого акционерного общества «Северо-Кузбасская энергетическая компания», г. Кемерово

к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам № 1 по Кемеровской области, г. Кемерово

о признании недействительным решения от 11.03.2010 № 19 в части

при участии: от заявителя: Анзелевич П.Б. - представитель (доверенность от 07.06.2010), Коцебук Е.В. - главный бухгалтер (доверенность от 24.05.2010 № 895/2-2.2); от налогового органа: Татар Д.Е. - госналогинспектор юридического отдела (доверенность от 28.12.2009 № 16-03-25/100), Килина Л.В. - старший госналогинспектор отдела выездных налоговых проверок (доверенность от 06.07.2010 № 03-25/38), Павлова О.А. - главный госналогинспектор отдела выездных налоговых проверок (доверенность от 06.07.2010 № 03-25/37), Синкина Е.В. - главный госналогинспектор юридического отдела (доверенность от 28.12.2009 № 16-03-25/96),

у с т а н о в и л:

Открытое акционерное общество «Северо-Кузбасская энергетическая компания», г. Кемерово (далее - ОАО «СКЭК») обратилось в арбитражный суд с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам № 1 по Кемеровской области, г. Кемерово о признании недействительным решения инспекции от 11.03.2010 № 19 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части доначисления и предложения уплатить налог на прибыль в сумме 2854 963 руб., доначисления соответствующих сумм пени и штрафа по налогу на прибыль, доначисления и предложения уплатить налог на добавленную стоимость в сумме 3904 842 руб., пени по налогу на добавленную стоимость - 161311 руб., штраф по налогу на добавленную стоимость - 788168 руб., а также пени по налогу на доходы физических лиц в сумме 2070 руб. (изложено в редакции принятых судом ходатайства и заявления об уточнении требований в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

В ходе судебного разбирательства заявитель обратился с письменным ходатайством об уточнении требований, в котором, в частности, просил суд признать недействительным решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам № 1 по Кемеровской области, г. Кемерово о признании недействительным решения инспекции от 11.03.2010 № 19 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части доначисления и предложения уплатить налог на прибыль в сумме 2854 963 руб. и налог на добавленную стоимость в сумме 3904 842 руб., доначисления соответствующих сумм пени и штрафа по этим налогам. При этом устно представитель заявителя пояснил, что названным ходатайством общество отказывается от требований о признании недействительным оспариваемого решения в части начисления пени по налогу на доходы физических лиц в сумме 2070 руб.

На основании части 1 статьи 197 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) дела об оспаривании затрагивающих права и законные интересы лиц в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, в том числе судебных приставов - исполнителей, рассматриваются арбитражным судом по общим правилам искового производства, предусмотренным настоящим Кодексом, с особенностями, установленными в главе 24.

В соответствии с пунктом 4 части 1 статьи 150 АПК РФ арбитражный суд прекращает производство по делу, если установит, что истец отказался от иска и отказ принят судом.

Согласно части 5 статьи 49 АПК РФ арбитражный суд не принимает отказ истца от иска, если это противоречит закону или нарушает права других лиц.

Исследовав имеющиеся в материалах дела документы, суд принимает частичный отказ ОАО «СКЭК» от заявленных требований, поскольку данный отказ не противоречит закону и не нарушает прав и законных интересов каких-либо третьих лиц, что не опровергается представителями налогового органа. Более того, доказательств, свидетельствующих об обратном, инспекцией в ходе судебного разбирательства не представлено.

Производство по делу в указанной части подлежит прекращению на основании пункта 4 части 1 статьи 150 АПК РФ.

В обоснование заявленных требований о признании недействительным решения инспекции от 11.03.2010 № 19 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части доначисления и предложения уплатить налог на прибыль в сумме 2854 963 руб. и налог на добавленную стоимость в сумме 3904 842 руб., доначисления соответствующих сумм пени и штрафа общество ссылается на то, что налогооблагаемая база по налогу на добавленную стоимость в случае осуществления неотделимых улучшений арендованного имущества возникает у арендатора в момент передачи данных улучшений арендодателю, момент исполнения которых в рассматриваемом случае определяется исходя из даты составления отчетов по Программе работ по выполнению и улучшению арендованного муниципального имущества за соответствующие периоды, а не актов приемки законченного строительством объекта приемочной комиссией (форма КС-14), поскольку по данным актам осуществлялась приемка подрядных работ ОАО «СКЭК» как заказчиком, а представители Комитета по управлению муниципальным имуществом были включены в состав приемочной комиссии в качестве представителей общества.

Полагает, что налоговый орган неправомерно исключил из состава расходов предприятия суммы дебиторской задолженности Муниципального унитарного предприятия «Березовские электрические сети», поскольку у общества имеются все необходимые первичные документы, подтверждающие как величину дебиторской задолженности данного предприятия, приобретенной заявителем по договору уступки права требования № 80-119/566 от 01.09.2003, так и ее фактическое наличие. В обоснование заявленного довода о наличии экономического эффекта от данной сделки по приобретению дебиторской задолженности ссылается на последующее заключение договора аренды муниципального имущества с получением права на передачу электроэнергии на территории г. Березовского, а также на возможность оплаты уступленного права требования в полном объеме по истечении двух лет с даты перехода права требования спорной задолженности.

Представители налогового органа по существу требований возражают по основаниям, изложенным в оспариваемом решении и в представленном в материалы дела письменном отзыве, ссылаясь на то, что фактически результаты работ, образующие неотделимые улучшения соответствующего объекта аренды, были переданы арендодателю арендатором на дату составления актов формы КС-14, в связи с чем отчеты по Программе работ по выполнению и улучшению арендованного муниципального имущества за соответствующие периоды (которые не являются унифицированными формами, применяются по усмотрению сторон) дублируют указанные акты и не свидетельствуют о приеме-передаче результатов выполненных работ по улучшению и пополнению муниципального имущества. Соответственно, по мнению инспекции, налогооблагаемая база по налогу на добавленную стоимость возникла у арендатора (заявителя) на дату составления актов формы КС-14.

Считают, что у предприятия в спорном периоде отсутствовали основания для списания безнадежной дебиторской задолженности Муниципального унитарного предприятия «Березовские электрические сети» в состав расходов при исчислении налога на прибыль, поскольку данные расходы должны были быть списаны за счет созданного предприятием резерва по сомнительным долгам. Кроме того, полагают, что указанная задолженность в списанном обществом размере документально не подтверждена, а соответствующие расходы не являются экономически обоснованными.

Как следует из материалов дела, решением Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам № 1 по Кемеровской области от 11.03.2010 № 19, принятым по результатам выездной налоговой проверки ОАО «СКЭК» (акт проверки от 05.02.2010 № 2), общество привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) за неполную уплату в результате занижения налоговой базы по налогу на прибыль в виде штрафа в сумме 570993 руб., налога на добавленную стоимость - 788168 руб., по статье 123 НК РФ за неполное перечисление сумм налога на доходы физических лиц, подлежащего удержанию и перечислению налоговым агентом, в виде штрафа в сумме 1651 руб., по пункту 1 статьи 126 НК РФ за непредставление в установленный срок налоговым агентом в налоговые органы сведений о доходах физического лица в виде штрафа в сумме 50 руб.

Кроме того, данным решением обществу доначислены и предложены к уплате налог на прибыль за 2007 год в сумме 2854963 руб., налог на добавленную стоимость за 2008 год в сумме 3940842 руб., соответствующие суммы пени, а также пени по налогу на доходы физических лиц в сумме 2070 руб.

Не согласившись с указанным решением в части доначисления налога на прибыль, налога на добавленную стоимость, соответствующих сумм пени и штрафа, пени по налогу на доходы физических лиц и в части установления инспекцией факта отсутствия ведения раздельного учета начисленного и выплаченного дохода работникам головной организации и работникам обособленных подразделений, ОАО «СКЭК» обратилось с апелляционной жалобой в Управление Федеральной налоговой службы России по Кемеровской области.

Решением Управления Федеральной налоговой службы России по Кемеровской области от 24.05.2010 № 352 апелляционная жалоба налогоплательщика удовлетворена частично: решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам № 1 по Кемеровской области от 11.03.2010 № 19 изменено в части отмены начисления суммы пени по налогу на добавленную стоимость в размере 41773 руб.

Поскольку в остальной части решение инспекции вышестоящим налоговым органом оставлено без изменения, ОАО «СКЭК» обратилось в суд с настоящим заявлением.

Оценив в соответствии со статьей 71 АПК РФ представленные доказательства и фактические обстоятельства дела в их совокупности и взаимосвязи, выслушав пояснения представителей сторон, суд считает заявленное требование о признании недействительным решения инспекции от 11.03.2010 № 19 в части доначисления налога на прибыль в сумме 2854963 руб., налога на добавленную стоимость в сумме 3940842, начисления соответствующих сумм пени и штрафных санкций обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Из текста оспариваемого обществом решения усматривается, что основанием для доначисления обществу налога на добавленную стоимость (далее - НДС) в сумме 3940 842 руб., начисления соответствующих сумм пени и штрафа послужил вывод инспекции о необоснованном не исчислении налогоплательщиком в бюджет сумм налога по неотделимым улучшениям арендованного имущества, которые фактически переданы арендодателю в 2008 году на основании актов формы № КС-14.

В соответствии с пунктом 1 статьи 39 НК РФ реализацией товаров, работ или услуг организацией или индивидуальным предпринимателем признается соответственно передача на возмездной основе (в том числе обмен товарами, работами или услугами) права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, возмездное оказание услуг одним лицом другому лицу, а в случаях, предусмотренных НК РФ, передача права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, оказание услуг одним лицом другому лицу - на безвозмездной основе.

Согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 146 НК РФ объектом налогообложения признаются операции по реализации товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в том числе реализация предметов залога и передача товаров (результатов выполненных работ, оказание услуг) по соглашению о предоставлении отступного или новации, а также передача имущественных прав.

Передача права собственности на товары, результаты выполненных работ, оказанных услуг на безвозмездной основе признается реализацией товаров (работ, услуг).

В силу пункта 1 статьи 167 НК РФ в целях главы 21 НК РФ моментом определения налоговой базы, если иное не предусмотрено пунктами 3, 7 - 11, 13 - 15 настоящей статьи, является наиболее ранняя из следующих дат: 1) день отгрузки (передачи) товаров (работ, услуг), имущественных прав; 2) день оплаты, частичной оплаты в счет предстоящих поставок товаров (выполнения работ, оказания услуг), передачи имущественных прав.

Статьей 606 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) предусмотрено, что по договору аренды (имущественного найма) арендодатель (наймодатель) обязуется предоставить арендатору (нанимателю) имущество за плату во временное владение и пользование или во временное пользование.

Плоды, продукция и доходы, полученные арендатором в результате использования арендованного имущества в соответствии с договором, являются его собственностью.

Арендодатель обязан производить за свой счет капитальный ремонт переданного в аренду имущества, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором аренды.

Арендатор обязан поддерживать имущество в исправном состоянии, производить за свой счет текущий ремонт и нести расходы на содержание имущества, если иное не установлено законом или договором аренды (пункты 1 и 2 статьи 616 ГК РФ).

В соответствии с пунктом 2 статьи 623 ГК РФ в случае, когда арендатор произвел за счет собственных средств и с согласия арендодателя улучшения арендованного имущества, не отделимые без вреда для имущества, арендатор имеет право после прекращения договора на возмещение стоимости этих улучшений, если иное не предусмотрено договором аренды.

Из материалов дела усматривается, что ОАО «СКЭК» (арендатор) и Комитет по управлению муниципальным имуществом города Березовский, Комитет по управлению муниципальным имуществом города Кемерово (далее - КУМИ г. Березовский и КУМИ г. Кемерово, арендодатели) заключили договоры аренды от 01.01.2008 № 4 и от 07.03.2008, соответственно, согласно которым арендодатель предоставляет арендатору во временное возмездное владение и пользование муниципальное имущество (в том числе здания и сооружения) для осуществления деятельности по его содержанию, обслуживанию и эксплуатации в целях нормального обеспечения жизнедеятельности инфраструктуры города (электроснабжение).

В период действия указанных договоров аренды ОАО «СКЭК» с согласия арендодателей и с привлечением подрядных организаций были выполнены работы по неотделимому улучшению арендуемого муниципального имущества (реконструкция и строительство), направленные на поддержание в надлежащем техническом состоянии арендованных основных средств с целью использования их по назначению.

В силу пункта 1.7 договора от 01.01.2008 № 4 и пункта 1.4 договора от 07.03.2008 № 409 все улучшения передаваемого по настоящим договорам имущества, как отделимые, так и неотделимые с согласия арендодателя, являются собственностью последнего. Иное может быть установлено дополнительным соглашением сторон. Согласием арендодателя на произведение арендатором улучшений является утверждение Программы работ по восстановлению, замене и пополнению муниципального имущества, переданного по договору аренды.

При этом на основании пункта 2.2 договора от 07.03.2008 № 409 (в редакции дополнительного соглашения от 14.03.2008) арендная плата по договору устанавливается в виде улучшений арендованного имущества, указанных в приложении № 1 к договору, включая необходимые затраты на проектно-изыскательские работы и работы по техническому надзору, проводимые арендатором в течение срока действия договора. Обязательство в этой части считается исполненным арендатором с момента предоставления Отчета об исполнении Программы, утвержденного Управлением жизнеобеспечения городского хозяйства, с приложением документов, подтверждающих понесенные арендатором затраты и технической документации пункт 2.2.1); передачи арендатором арендодателю в течение срока действия настоящего договора для последующего включения в реестр муниципальной собственности города Кемерово имущества, указанного в приложении № 1 к настоящему договору, включая необходимые затраты на проектно-изыскательские работы и работы по техническому надзору. Обязательство в этой части считается исполненным арендатором с момента перехода права собственности на указанное имущество арендодателю, в т.ч. по объектам недвижимости с момента государственной регистрации права собственности (пункт 2.2.2).

Аналогичные условия содержит и договор от 01.01.2008 № 4, согласно пункту 2.2 которого арендатор обязуется производить оплату сумм арендной платы в виде перечисления денежных средств и/или возложения на арендатора арендодателем затрат по улучшению арендованного имущества с последующей передачей арендодателю произведенных улучшений в счет оплаты по настоящему договору, включая необходимые проектно-изыскательские работы и работы по техническому надзору за ходом выполнения работ. В случае возложения на арендатора обязанностей по улучшению имущества обязательство в этой части считается исполненным с момента утверждения отчета об исполнении работ по улучшению муниципального имущества на соответствующую сумму с приложением счетов-фактур на произведенные улучшения, актов выполненных работ по формам КС-2 и КС-3 и технических документов.

При таких обстоятельствах суд соглашается с заявителем о неправомерном определении налоговым органом налоговой базы по НДС по неотделимым улучшениям арендованного имущества на дату подписания приемочной комиссией актов приемки законченного строительством объекта формы КС-14.

Довод налогового органа о том, что согласно условиям договоров от 01.01.2008 № 4 и от 07.03.2008 № 409 с момента предоставления Отчета об исполнении Программы, утвержденного Управлением жизнеобеспечения городского хозяйства, и с момента утверждения отчета об исполнении работ по улучшению муниципального имущества считаются выполненными лишь обязательства арендатора по оплате арендной платы, судом не принимается.

В соответствии со статьей 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Если правила, содержащиеся в части первой настоящей статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

Судом установлено, что соответствующие условия, действительно, содержатся в пункте 2 договоров, регулирующих вопросы арендной платы и порядок расчетов.

Вместе с тем, в силу прямого указания в договорах в указанном случае речь идет не только о моменте исполнения арендатором обязательств по внесению арендной платы, но и о моменте, когда арендатор считается исполнившим свою обязанность по производству улучшений арендованного имущества и передачи таких улучшений арендодателю.

При этом определенная сторонами в договорах аренды правовая природа названных улучшений в рамках названных договоров (арендная плата) в рассматриваемом случае правового значения не имеет.

Не принимается судом как несостоятельная и ссылка налогового органа на то, что данные неотделимые улучшения фактически были переданы арендодателям по актам приемки законченного строительством объекта формы № КС-14.

В соответствии с Унифицированными формами первичной учетной документации, утвержденными постановлением Госкомстата России от 11.11.1999, приемка законченного строительством объекта производственного и жилищно-коммунального назначения всех форм собственности принимается при его полной готовности в соответствии с утвержденным проектом, договором подряда, оформляется актом приемки формы № КС-11. Приемка законченного объекта приемочной комиссией производится с оформлением акта формы № КС-14. Оформление приемки производится заказчиком и членами приемочной комиссии на основе результатов проведенных ими обследований, проверок, контрольных испытаний и измерений, документов исполнителя работ, подтверждающих соответствие принимаемого объекта утвержденному проекту, нормам, правилам и стандартам, а также заключений органов надзора.

Акт формы № КС-14 является документом по приемке и вводу законченного строительством объекта производственного и жилищно-гражданского назначения и зачисления их в состав основных фондов (основных средств) всех форм собственности, включая государственную (федеральную), а также объектов, сооруженных за счет льготного кредитования (зданий, сооружений, их очередей, пусковых комплексов, включая реконструкцию, расширение и техническое перевооружение).

Акт приемки является основанием для окончательной оплаты всех выполненных исполнителем работ в соответствии с договором (контрактом).

На основании акта КС-14, утвержденного Постановлением Госкомстата России № 71а, объект зачисляется в состав основных средств.

Таким образом, названный акт является документом, подтверждающим фактическое окончание строительно-монтажных работ, соответствие объекта утвержденным проекту, нормам, правилам и стандартам, возможность его ввода в эксплуатацию и составляется в рамках иных правоотношений, а именно - в рамках финансово-хозяйственных отношений, возникших между заказчиком и исполнителем строительно-монтажных работ в рамках договоров подряда, подтверждая фактическое выполнение подрядчиком работ по строительству объекта, в то время как КУМИ г. Березовский и КУМИ г. Кемерово в рассматриваемом случае ни заказчиком, ни исполнителем названных работ не являются.

Участие представителей КУМИ при приемке законченных строительством объектов в составе приемочной комиссии не изменяет существа рассматриваемых правоотношений, поскольку согласно содержанию актов формы № КС-14 данная приемочная комиссия назначена приказом Генерального директора ОАО «СКЭК», т.е. представители КУМИ входили в ее состав со стороны заказчика работ - ОАО «СКЭК».

Доказательств наличия волеизъявления арендатора и арендодателя на то, что неотделимые улучшения будут считаться переданными арендодателю с даты приемки законченного строительством объекта с учетом нахождения в составе приемочной комиссии представителей КУМИ, а также доказательств наличия у представителя КУМИ, входившего в состав названной комиссии, соответствующих полномочий по приемке объекта в качестве принятия надлежащего исполнения арендатором обязательств по договорам в части производства неотделимых улучшений и передачи соответствующего имущества арендодателю, налоговым органом в порядке части 1 статьи 65, части 5 статьи 200 АПК РФ в ходе судебного разбирательства не представлено, о невозможности представления соответствующих доказательств по независящим от инспекции причинам не заявлено.

При таких обстоятельствах довод налогового органа о том, что посредством подписания акта формы № КС-14 осуществлялась приемка выполненных работ арендодателем, несостоятелен.

Оценивая заявленный налоговым органом в ходе судебного разбирательства довод о том, что ОАО «СКЭК» произвело безвозмездную передачу арендодателю результатов работ по улучшению арендованного имущества, суд, исходя из возмездного характера договоров аренды и исполнения арендатором обязанности по производству неотделимых улучшений за свой счет в соответствии с условиями заключенных договоров аренды, приходит к выводу о том, что названный довод является ошибочным.

В рассматриваемом случае не возникает реализация в смысле передачи результатов выполненных работ одним лицом для другого, как это определено статьей 39 НК РФ, поскольку ОАО «СКЭК» не выполняло работы по улучшению арендованного имущества для арендодателя.

Материалами дела подтверждается и не опровергается инспекцией (отражено в тексте оспариваемого обществом решения от 11.03.2010 № 19 - страница 44), что налогоплательщик выполнял строительно-монтажные работы по ремонту и строительству арендованных помещений для их поддержания в надлежащем техническом состоянии с целью использования по назначению, а не для целей их последующей реализации арендодателю.

Следовательно, спорные неотделимые улучшения, произведенные налогоплательщиком в период действия договоров аренды, не могли быть переданы КУМИ города Березовский и КУМИ города Кемерово в смысле статьи 39 НК РФ, в связи с чем их стоимость не образует самостоятельный объект налогообложения налогом на добавленную стоимость.

С учетом вышеизложенного, установленных обстоятельств по делу и их оценке применительно к предмету спора, иные доводы представителей налогового органа не имеют правового значения и не влияют на установленные обстоятельства и сделанные судом по результатам их оценки выводы.

Заявленные ОАО «СКЭК» в указанной части требования подлежат удовлетворению.

Основанием для доначисления заявителю налога на прибыль в сумме 2854963 руб., начисления соответствующих сумм пени и штрафа, как следует из текста решения инспекции от 11.03.2010 № 19, послужил вывод налогового органа о необоснованном завышении ОАО «СКЭК» в 2007 году внереализационных расходов на сумму экономически необоснованной и документально не подтвержденной дебиторской задолженности Муниципального унитарного предприятия «Березовские электрические сети» (далее - МУП «БЭС»), приобретенной по договору уступки права требования от 01.09.2003 № 80-119/566 у Открытого акционерного общества «Кузбассэнерго» (далее - ОАО «Кузбассэнерго»), в отношении которой истек срок исковой давности.

В соответствии с пунктом 2 статьи 265 НК РФ к внереализационным расходам приравниваются убытки, полученные налогоплательщиком в отчетном (налоговом) периоде, в частности суммы безнадежных долгов.

Пунктом 2 статьи 266 НК РФ определено, что безнадежными долгами (долгами, нереальными к взысканию) признаются те долги перед налогоплательщиком, по которым истек установленный срок исковой давности, а также те долги, по которым в соответствии с гражданским законодательством обязательство прекращено вследствие невозможности его исполнения, на основании акта государственного органа или ликвидации организации.

Таким образом, истечение срока исковой давности является одним из оснований отнесения дебиторской задолженности в состав внереализационных расходов как долга, нереального к взысканию.

Порядок признания расходов при методе начисления предусматривает, что расходы, принимаемые для целей налогообложения, признаются таковыми в том отчетном (налоговом периоде), к которому они относятся, независимо от времени фактической выплаты денежных средств и (или) иной формы их оплаты (пункт 1 статьи 272 НК РФ).

Следовательно, названная норма Кодекса не предоставляет налогоплательщику права на произвольный выбор налогового периода, в котором в состав внереализационных расходов включается безнадежная к взысканию задолженность.

Указанный вывод согласуется и с положениями законодательства о бухгалтерском учете. Так, в соответствии со статьями 8, 12 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» (далее - Федеральный закон № 129-ФЗ) для обеспечения достоверности данных бухгалтерского учета и отчетности организации обязаны проводить инвентаризацию имущества и обязательств, в ходе которой проверяются и документально подтверждаются их наличие, состояние и оценка. Порядок и сроки проведения инвентаризации определяются руководителем организации, за исключением случаев, когда проведение инвентаризации обязательно. Проведение инвентаризации обязательно, в том числе перед составлением годовой бухгалтерской отчетности (пункт 2 статьи 12 Федерального закона № 129-ФЗ).

При этом, как установлено статьей 8 Федерального закона № 129-ФЗ, все хозяйственные операции и результаты инвентаризации подлежат своевременной регистрации на счетах бухгалтерского учета без каких-либо пропусков или изъятий.

Таким образом, налогоплательщик, проводя по состоянию на последнюю дату отчетного (налогового) периода инвентаризацию, по ее итогам должен определить сумму дебиторской задолженности, по которой срок исковой давности истек, другие долги, нереальные к взысканию, и произвести их списание.

Как установлено судом, 13.11.2007 генеральным директором ОАО «СКЭК» был издан приказ № 385 о проведении инвентаризации, согласно пункту 1.4 которого обществу было необходимо провести инвентаризацию расчетов с поставщиками, подрядчиками, покупателями, заказчиками, прочими дебиторами-кредиторами по состоянию на 31.12.2007.

Данные проведенной инвентаризации были отражены заявителем в актах инвентаризации расчетов с покупателями, поставщиками и прочими дебиторами и кредиторами от 31.12.2007 №№ 1, 2, 3.

При этом выявленную в результате инвентаризации дебиторскую задолженность МУП «БЭС» в размере 11931804, 35 руб. налогоплательщик отразил в акте от 31.12.2007 № 2.

При таких обстоятельствах ссылка инспекции в оспариваемом решении на то, что в акте инвентаризации от 31.12.2007 отсутствует информация о выявленной дебиторской задолженности МУП «БЭС» в спорном размере, не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

На основании приказа генерального директора ОАО «СКЭК» от 29.12.2007 № 455 о списании дебиторской и кредиторской задолженности налогоплательщик произвел списание задолженности МУП «БЭС», номер балансового счета 58/04, как безнадежной ко взысканию по причине истечения срока исковой давности

Суд соглашается с доводом налогового органа о том, что у налогоплательщика отсутствовали основания для списания выявленной задолженности на основании приказа от 29.12.2007 № 455, поскольку данный приказ был издан ранее составления актов инвентаризации и содержал указание на неверный номер балансового счета.

Вместе с тем, как следует из представленных в суд материалов, не опровергнутых инспекцией в порядке части 1 статьи 65, части 5 статьи 200 АПК РФ, выявив необоснованное списание задолженности ранее составления актов инвентаризации, а также неверное указание номера балансового счета спорной задолженности, 31.12.2007 генеральным директором ОАО «СКЭК» был издан приказ № 464 о списании дебиторской и кредиторской задолженности, в том числе задолженности МУП «БЭС», номер балансового счета 60/01, и отмене приказа от 29.12.2007 № 455.

Следовательно, при списании дебиторской задолженности МУП «БЭС» налогоплательщик располагал достаточными документами, составленными в соответствии с правилами бухгалтерского и налогового учета, подтверждающими наличие фактических оснований для списания задолженности.

Обратного налоговым органом не доказано, о невозможности представления соответствующих доказательств по независящим от инспекции причинам не заявлено.

В части заявленного в ходе судебного разбирательства довода налогового органа о том, что спорная дебиторская задолженность подлежит отнесению во внереализационные расходы 2006 года со ссылкой на фактическое истечение срока исковой давности в 2006 году, суд отмечает следующее.

Действительно, для определения момента признания для целей налогообложения внереализационного расхода в виде безнадежных долгов следует руководствоваться положениями пункта 7 статьи 272 НК. Исходя из указанной нормы, безнадежным долгом дебиторская задолженность становится именно в момент истечения срока исковой давности, и датой отнесения суммы убытка от безнадежного долга на внереализационные расходы будет дата истечения срока исковой давности.

Статьей 195 ГК РФ дано определение понятия исковой давности, в соответствии с которым исковой давностью признается срок защиты права по иску лица, право которого нарушено. Общий срок исковой давности - три года (статья 196 ГК РФ).

В соответствии со статьей 200 АПК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются настоящим Кодексом и иными законами. По обязательствам с определенным сроком исполнения течение исковой давности начинается по окончании срока исполнения. По обязательствам, срок исполнения которых не определен либо определен моментом востребования, течение исковой давности начинается с момента, когда у кредитора возникает право предъявить требование об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется льготный срок для исполнения такого требования, исчисление исковой давности начинается по окончании указанного срока.

Вместе с тем, в силу статьи 203 ГК РФ течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга. После перерыва течение срока исковой давности начинается заново; время, истекшее до перерыва, не засчитывается в новый срок.

Как следует из материалов дела, спорная дебиторская задолженность возникла у заявителя на основании договора уступки права требования от 01.09.2003 № 80-119/566, заключенного с ОАО «Кузбассэнерго».

Согласно пункту 2.1 данного договора ОАО «Кузбассэнерго» в порядке уступки права требования передает ОАО «СКЭК» право требования задолженности с МУП «БЭС», образовавшейся по состоянию на 01.09.2003, по договору № 34э от 01.01.2000 в сумме 11 931 804,35 руб. за потребленную энергию

В период течения срока исковой давности ОАО «СКЭК» в адрес должника было направлено письмо от 16.04.20004 с требованием погасить соответствующую задолженность.

В ответ на данное письмо МУП «БЭС» направило ответ (письмо от 19.05.2005 исх. № 01/19.05.04), в котором признало наличие спорной задолженности, указав, что по состоянию на 01.05.2004 у МУП «БЭС» имеется задолженность перед ОАО «СКЭК» в размере 11 931 804, 35 руб., образовавшаяся в рамках договора на отпуск и пользование электрической энергией промышленными потребителями № 34э от 01.01.2000 в связи с переменой лиц в обязательстве на основании договора об уступке права требования от 01.09.2003 (уведомление ОАО «Кузбассэнерго» от 16.09.2003 г. № 80-119/2003-915). Кроме того, названным письмо МУП «БЭС» также известило ОАО «СКЭК» о том, что основным должником предприятия за отпущенную электроэнергию является МУП «К и ТС», в случае исполнения которым обязательств по договору в полном объеме, МУП «БЭС» незамедлительно произведет погашение задолженности перед ОАО «СКЭК». Варианты погашения задолженности в настоящее время вырабатываются собственником указанного предприятия, иного имущества, достаточного для погашения принадлежащего ОАО «СКЭК» права требования у МУП «БЭС» нет.

Также в период течения указанного срока между ОАО «СКЭК» и МУП «БЭС» был составлен акт сверки по состоянию на 31.12.2004.

При таких обстоятельствах суд соглашается с заявителем о том, что течение срока исковой давности прерывалось совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

Довод налогового органа о том, что направление МУП «БЭС» указанного письма в адрес ОАО «СКЭК» и составление акта сверки не относятся к обстоятельствам, прерывающим течение срока исковой давности, перечисленным в пункте 20 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 15 и Постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской № 18 от 15.11.2001, судом не принимается, поскольку из текста указанных постановлений не следует, что список перечисленных действий, которые, могут свидетельствовать о признании долга, является исчерпывающим. При установлении таких действий необходимо исходить из конкретных обстоятельств.

Исследовав и оценив имеющиеся в материалах дела доказательства, суд считает, что в рассматриваемом случае указанные выше действия должника свидетельствуют о признании им долга.

Доказательств, подтверждающих обратное, инспекцией в материалы дела не представлено.

Ссылка налогового органа на то, что для перерыва течения срока исковой давности должником должны совершаться конкретные действия, направленные на фактическое исполнение обязательств (гашение задолженности), судом не принимается как не основанная на законе.

В связи с изложенным, ОАО «СКЭК» правомерно списало безнадежную дебиторскую задолженность МУП «БЭС» во внереализационные расходы 2007 года.

Оценивая довод налогового органа о том, что указанные расходы не являются документально подтвержденными, суд учитывает, что в подтверждение действительности права требования ОАО «Кузбассэнерго» передало ОАО «СКЭК»: договор на отпуск и пользование электрической энергией промышленными потребителями от 01.01.2000 № 34э заключенный между МУП «БЭС» и ОАО «Кузбасссэнерго», акт сверки, составленный между ОАО «Кузбассэнерго» и МУП «БЭС», счета-фактуры, выставленные в связи с поставкой электроэнергии, платежные требования на оплату электроэнергии.

Исследовав данные документы, суд соглашается с заявителем, что в своей совокупности и взаимосвязи с иными представленными налогоплательщиком в ходе судебного разбирательства доказательствами они позволяют признать документально подтвержденным факт наличия у ОАО «СКЭК» дебиторской задолженности МУП «БЭС» в спорном размере.

Так, наличие задолженности в сумме 11931804, 35 руб. по состоянию на 01.09.2003 подтверждено актом сверки взаимных расчетов за электроэнергию по состоянию на 01.09.2003; платежными требованиями от 19.02.2004 № 1420, от 06.05.2002 № 1543, от 08.05.2002 № 1614, от 14.05.2002 № 1639, от 20.05.2002 № 1685, от 03.06.2002 № 1982, от 13.06.2002 № 1829, от 10.06.2002 № 2050, от 20.06.2002 № 2112, от 10.10.2002 № 3758, от 21.10.2002 № 3817, от 01.11.2002 № 3955, от 10.11.2002 № 4222, от 20.11.2002 № 4283, от 02.12.2002 № 4632, от 10.12.2002 № 4709, от 20.12.2002 № 4767, от 13.01.2003 № 4926; письмами ОАО «Кузбассэнерго» об отзыве платежных требований от 12.03.2003 № 80-227-102/483, от 27.03.2003 № 80-227-102/733, от 02.04.2003 № 80-227-102/829, от 21.04.2003 № 80-227-102/1093, от 06.05.2003 № 80-227-102/1365, от 30.05.2003 № 80-227-102/1794, от 17.06.2003 № 80-227-102/2037, от 31.07.2003 № 80-227-102/2681; счетами-фактурами от 31.03.2003 № 1-01-5-02034, от 28.02.2003 № 1-02-5-02034, от 31.03.2003 № 1-03-5-02034, от 30.04.2003 № 1-04-5-02034, от 31.05.2003 № 1-05-5-02034, от 30.06.2003 № 1-04-5-02034, от 31.07.2003 № 1-07-5-02034, от 31.08.2003 № 1-08-5-02034; соответствующими платежными документами.

Ссылка налогового органа на то, что в отношении задолженности, образовавшейся по состоянию на 01.01.2003, у налогоплательщика отсутствуют счета-фактуры, предъявленные ОАО «Кузбассэнерго» к оплате МУП «БЭС», накладные на отгрузку товара, акты приема-передачи электроэнергии, судом принимается.

Однако суд считает, что указанное обстоятельство само по себе не может служить основанием для признания указанной задолженности документально не подтвержденной.

При этом суд учитывает, что общий размер задолженности по перечисленным выше документам составляет 11931804, 35 руб., что соответствует сумме задолженности, указанной ОАО «Кузбассэнерго» и МУП «БЭС» в акте сверки взаимных расчетов за электроэнергию по состоянию на 01.09.2003.

Наличие задолженности в указанном размере подтверждено МУП «БЭС» и в составленном с ОАО «СКЭК» акте сверки расчетов по состоянию на 31.12.2004, а также в направленном в ответ на требование ОАО «СКЭК» о погашении задолженности письме от 19.05.2004 № 01/19.05.04.

Составление накладных на отпуск товара, актов приема-передачи электроэнергии, а также счетов-фактур не было предусмотрено договором на отпуск и пользование электроэнергией от 01.01.2000 № 34э, заключенным между МУП «БЭС» и ОАО «Кузбассэнерго».

В силу пункта 3.2.1 указанного договора абонент («МУП «БЭС») обязан безакцептно оплачивать принятую энергию. Расчеты за полученную энергию и мощность производятся на основании тарифов, утвержденных региональной энергетической комиссией, федеральной энергетической комиссией, по платежным требованиям ОАО «Кузбассэнерго» (пункт 7.1 договора).

Следовательно, по условиям договора от 01.01.2000 № 34э выставление ОАО «Кузбассэнерго» на счета МУП «БЭС» платежных требований для списания задолженности в безакцептном порядке свидетельствует о фактическом предъявлении поставленной электроэнергии к оплате.

В части довода инспекции о том, что в названных платежных требованиях (за исключением требования от 04.02.2003 № 5111) содержится ссылка на иной договор - от 14.05.2008 № 034, суд отмечает, что согласно представленному заявителем в материалы дела письму ОАО «Кузбассэнергосбыт» от 06.08.2010 № 80-03/3618, указание на данный договор представляет техническую ошибку, связанную с особенностью принятой в организации системой учета договоров на отпуск и пользование электрической энергии с присвоением каждому абоненту одного номера, и обусловлено наличием ранее заключенного с правопредшественником МУБ «БЭС» (МУП «Манометр») аналогичного договора от 14.05.1998 № 34э.

Принимая во внимание, что спорные платежные требования выставлены за потребленную электроэнергию в период 2002 года, в то время как договор на электроснабжение с МУП «Манометр» в связи с реорганизацией предприятия в МУП «БЭС» был перезаключен в 2000 году, содержащиеся в указанном письме сведения согласуются с иными имеющимися в деле доказательствами, в том числе - представленными заявителем дополнительными документами, касающимися договора от 14.05.1998 № 34э, реорганизации МУП «Манометр», перезаключения договора с правопреемником предприятия.

Доказательства заключения договора от 14.05.2008 № 034 с МУП «БЭС», а также доказательства действия договора от 14.05.1998 № 34э после реорганизации МУП «Манометр», налоговым органом не представлены, о невозможности их представления по независящим от инспекции причинам не заявлено.

Отсутствуют в материалах дела и какие-либо доказательства, свидетельствующие о том, что названные платежные требования не соответствуют фактической обязанности МУП «БЭС» по оплате поставленной электроэнергии, а указанные в них сведения являются недостоверными.

Напротив, как отмечалось судом выше, наличие задолженности в спорном размере признано и самим МУП «БЭС» в соответствующих актах сверки.

Довод налогового органа о том, что акт сверки, составленный между ОАО «СКЭК» и МУП «БЭС» по состоянию на 31.12.2004, не может являться осно­ванием для документального подтверждения задолженности МУП «БЭС», так как не содержит даты его подписания; в нем не заполнен раздел подлежащий заполнению со стороны должника (МУП «БЭС»); подписи со стороны должника проставлены от имени Васильева СМ. и Ситниковой Л.Н., однако, Васильев СМ. в данный период не работал в МУП «БЭС» и не имел никаких полномочий на подписание подобных документов, а Ситникова Л.Н. в ходе допроса отрицала подписание подобного акт, судом не принимается.

Как следует из содержания акта сверки, данный акт составлен по состоянию на 31.12.2004. Поскольку какая-либо иная дата в названном акте не содержится, у суда отсутствуют основания считать, что акт подписан сторонами не 31.12.2004. Доказательств, свидетельствующих об обратном, налоговым органом в порядке части 1 статьи 65, части 5 статьи 200 АПК РФ не представлено.

Также суд считает не соответствующей фактическим обстоятельствам дела ссылку инспекции на не подписание акта сверки со стороны МУП «БЭС» по причине не заполнения раздела со стороны предприятия. Действующее законодательство о налогах и сборах не устанавливает обязательных требований к акту сверки, участники соответствующих правоотношений самостоятельно разрабатывают его структуру и заполняют необходимые им разделы. Поскольку в разделе ОАО «СКЭК» акта сверки указан дебет в сумме 11 931 804,35 руб., акт сверки составлен между двумя сторонами, т.е. дебитором с данной суммой задолженности является МУП «БЭС», следовательно, подписывая акт сверки с подобными данными МУП «БЭС» согласилось с наличием указанной задолженности перед ОАО «СКЭК».

Учитывая, что содержание указанного акта позволяет с достоверностью установить, кто именно из сторон является кредитором, а кто - дебитором и позволяет определить сумму сверяемой и признаваемой сторонами задолженности, а также принимая во внимание, что в письме от 19.05.2005 исх. № 01/19.05.04 МУП «БЭС» также признало наличие спорной задолженности и ее размер, доводы инспекции в указанной части судом не принимаются.

Оценивая довод налогового органа о подписании акта неуполномоченными лицами, суд отмечает, что, как следует из пояснений Васильева СМ., в период с 03.09.2001 по 22.07.2003 он являлся главным инженером МУП «БЭС», а с 23.07.2003 по 21.11.2003 - директором по основному месту работы, с 21.11.2003 - директором по совместительству. При этом из письма Комитета по управлению муниципальным имуществом города Бере­зовский от 19.02.2010 № 134 следует, что Васильев С.М. до настоящего момента является директором МУП «БЭС».

Таким образом, Васильев СМ. в момент подписания спорного акта являлся работником МУП «БЭС».

Более того, согласно распоряжению Администрации г. Березовский от 07.08.2003 № 587р директор МУП «БЭС» Васильев С.М. был назначен председателем ликвидационной комиссии МУП «БЭС».

В силу пунктов 2, 3 статьи 62 НК РФ учредители (участники) юридического лица или орган, принявшие решение о ликвидации юридического лица, назначают лик­видационную комиссию (ликвидатора) и устанавливают порядок и сроки ликвидации в соответствии с настоящим Кодексом, другими законами. С момента назначения ликвидационной комиссии к ней переходят полномочия по управлению делами юридического лица.

С председателем ликвидационной комиссии не заключается трудовой договор, его взаимоотношения с ликвидируемой организацией носят гражданско-правовой характер. Он назначается решением участника ликвидируемой организации и с этого момента к нему переходят все полномочия по управлению (руководству) данной организацией.

Поскольку Васильев СМ. являлся председателем ликвидационной комиссии МУП «БЭС», то независимо от того, состоял он в трудовых отношениях с МУП «БЭС»

или нет, он имел полномочия действовать от имени МУП «БЭС» без доверенности и подписывать любые документы, в том числе и акты сверок с кредиторами.

Кроме того, подписание акта сверки от 31.12.2004 Васильевым С.М. последним в ходе допроса не отрицается. Печать МУП «БЭС» на акте присутствует.

При изложенных обстоятельствах подписание названного акта от имени второго представителя не Ситниковой Л.В., а иным лицом правового значения не имеет.

Тем не менее, суд отмечает, что в ходе выездной налоговой проверки почерковедческая экспертиза содержащейся в спорном акте подписи от имени Ситниковой Л.В. не проводилась. Ходатайств о ее проведении в ходе судебного разбирательства инспекцией также не заявлялось.

Не принимается судом и довод налогового органа о подписании акта сверки от между ОАО «Кузбассэнерго» и МУП «БЭС» по состоянию на 01.09.2000 неуполномоченными лицами со стороны МУП «БЭС», поскольку указанный акт не содержит расшифровок подписей соответствующих лиц, в связи с чем то обстоятельство, что Васильев С.М. отрицает подписание названного акта, правового значения не имеет. При этом, со слов Васильева С.М., подпись в указанном акте принадлежат Чисникову И.В.

Из представленных в суд материалов усматривается, что 28.07.2008 МУП «БЭС» в лице директора Васильева СМ. выдало Чисникову И.В. доверенность, которой уполномочило его представлять интересы предприятия во взаимоотношениях с контрагентами в рамках существующих договоров, урегулировать вопросы по погашению кредиторской задолженности, для чего поверенный был наделен правом подписи актов сверок расчетов. Данная доверенность была выдана сроком на один год и не отзывалась доверителем.

Следовательно, подписание акта сверки от 01.09.2003 Чисниковым И.В. свидетельствует о подписании указанного документа уполномоченным лицом.

Доказательства обратного, также как и доказательства подписания акта не Чисниковым А.В., а иным лицом, в представленных в суд материалах отсутствуют. Ходатайств о назначении экспертизы в отношении спорной подписи налоговым органом в ходе судебного разбирательства не заявлено.

Что касается содержащегося в названном акте сверки номера договора, то согласно письму ОАО «Кузбассэнерго» от 18.02.2010 № 80-04/752, цифры «2», «0» указанные в акте сверки перед номером договора на отпуск электроэнергии являются кодом, который применяется при формировании расчетных данных по договору, в связи с чем при составлении документов, относящихся к этому договору, ОАО «Кузбассэнерго» указывало его за номером 2034.

Доказательства наличия иного договора, заключенного между ОАО «Кузбассэнерго» и МУП «БЭС» 01.01.2000, в том числе - за номером 0234, налоговым органом в ходе судебного разбирательства не представлены, о невозможности их представления по независящим от инспекции причинам не заявлено.

В части довода налогового органа о том, что документы, обосновывающие имеющиеся в представленных документах расхождения, были представлены лишь в судебное заседание, суд отмечает, что в соответствии с правовой позицией Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 28.02.2001 № 5 «О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса Российской Федерации», суд обязан принять и оценить документы и иные доказательства, представленные налогоплательщиком в обоснование своих возражений независимо от того, представлялись ли эти документы налогоплательщиком налоговому органу.

При этом ссылка инспекции на то, что поскольку данные документы отсутствовали у налогоплательщика на дату заключения договора уступки права требования от 01.09.2003 № 80-119/566, то общество не имело реальной возможности реализовать свое право требования, судом не принимается как несостоятельная.

Как отмечалось судом выше, МУП «БЭС» наличие задолженности по оплате поставленной электроэнергии в размере 11931804, 35 руб. признавало в полном объеме, не отрицая и наличие обязанности по ее уплате новому кредитору.

Отсутствие обращения ОАО «СКЭК» в суд с требованием к МУП «БЭС» о взыскании названной задолженности само по себе также не свидетельствует о невозможности ее взыскания на основании имеющихся у заявителя документов.

Обратного налоговым органом не доказано, а довод о том, что в случае соответствующего обращения имеющихся документов было бы недостаточно для удовлетворения заявленных требований, основан на предположении и документально не подтвержден, в то время как в силу статьи 68 АПК РФ обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами.

При этом суд учитывает, что законодательство о налогах и сборах также не ставит списание дебиторской задолженности в зависимость от наличия каких-либо действий по взысканию долга со стороны организации-кредитора.

Отклоняется судом и ссылка инспекции на отсутствие экономической обоснованности заключенного заявителем договора уступки права требования, поскольку Налоговый кодекс Российской Федерации не содержит положений, позволяющих налоговому органу оценивать принимаемые налогоплательщиками решения в отношении осуществляемой ими деятельности с позиции их экономической целесообразности, рациональности и эффективности.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 24.02.2004 № 3-П, о том, что судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией.

Исходя из изложенного, налоговый орган не может рассчитывать экономическую рентабельность и окупаемость проекта (в данном случае - приобретение права требования).

Тем не менее, оценивая доводы налогового органа в указанной части, суд считает необходимым отметить, что согласно пункту 2.1 заключенного ОАО «СКЭК» и ОАО «Кузбассэнерго» договора об уступке права требования от 01.09.2003 № 80-119/566, ОАО «Кузбассэнерго» в порядке уступки права требования передает ОАО «СКЭК» право требования задолженности с МУП «БЭС», образовавшейся по состоянию на 1 01.09.2003 по договору № 34э от 01.01.2000 в сумме 11 931 804,35 руб. за потребленную энергию. В силу пункта 2.2 указанного договора расчеты в счет уступки права требования производятся в порядке, предусмотренном дополнительным соглашением между ОАО «Кузбассэнерго» и ОАО «СКЭК», в соответствии которым задолженность ОАО «СКЭК» перед ОАО «Кузбассэнерго» по договору уступки права требования от 01.09.2003 по состоянию на 01.09.2003 составляет 11 931 804,35 руб., а полностью оплатить данную задолженность ОАО «СКЭК» обязуется в срок до 25.10.2005 ежемесячными платежами в сумме 500 000 руб., последний платеж - 431 804 руб.

Следовательно, получив возможность потребовать от МУП «БЭС» единовременной оплаты задолженности в размере 11931804, 35 руб. уже в сентябре 2003 года, ОАО «СКЭК», в свою очередь, обязано было исполнить свои обязательства перед ОАО «Кузбассэнерго» в течение двух лет.

При этом фактическое неисполнение МУП «БЭС» своих обязательств перед заявителем само по себе не свидетельствует об отсутствии у ОАО «СКЭК» деловой цели при заключении договора уступки права требования и не направленности данной сделки на извлечение прибыли.

Не является таким доказательством и то обстоятельство, что в 2003 году МУП «БЭС» вступило в стадию ликвидации (уведомление о составлении промежуточного ликвидационного баланса от 13.11.2003, решение о регистрации от 19.11.2003, решение Администрации г. Березовский от 07.08.2003 № 587-р «О ликвидации МУП «БЭС» и распоряжение Комитета по управлению муниципальным имуществом г. Березовский от 11.08.2003 № 58 «О ликвидации МУП «БЭС» и назначении ликвидационной комиссии»).

Суд соглашается с налоговым органом, что в соответствии с пунктом 1 статьи 63 ГК РФ ликвидационная комиссия помещает в органах печати, в которых публикуются данные о государственной регистрации юридического лица, публикацию о его ликвидации и о порядке и сроке заявления требований его кредиторами. Этот срок не может быть менее двух месяцев с момента публикации о ликвидации.

Вместе с тем, в представленных в суд материалах отсутствуют сведения о том, когда именно публикация о ликвидации МУП «БЭС» фактически была размещена ликвидационной комиссией в органах печати.

Отсутствуют в деле и сведения о том, что до сведения ОАО «СКЭК» на дату заключения договора уступки права требования была доведена информация о наличии решения Администрации г. Березовский от 07.08.2003 № 587-р «О ликвидации МУП «БЭС» и распоряжения Комитета по управлению муниципальным имуществом г. Березовский от 11.08.2003 № 58 «О ликвидации МУП «БЭС» и назначении ликвидационной комиссии».

При этом сам заявитель последовательно и непротиворечиво ссылается на то, что в момент заключения договора уступки права требования от 01.09.2003 соответствующая информация у ОАО «СКЭК» отсутствовала.

Обратного налоговым органом не доказано, о невозможности представления соответствующих доказательств по независящим от инспекции причинам не заявлено.

Более того, суд учитывает, что учредителем МУП «БЭС» являлось муниципальное образование г. Березовского.

В соответствии с абзацем 2 пункта 3 статьи 56 ГК РФ если несостоятельность юридического лица вызвана учредителями (участниками), собственником имущества юридического лица или другими лицами, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, на таких лиц в случае недостаточности имущества юридического лица может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам.

Таким образом, у налогоплательщика существовала возможность взыскания задолженности и непосредственно с муниципального образования г. Березовский, что также свидетельствует об экономической целесообразности приобретения права требования.

На основании изложенного, установленных обстоятельств по делу и их оценке с учетом предмета спора, иные доводы представителей инспекции в указанной части не имеют правового значения и не влияют на установленные обстоятельства и сделанные судом по результатам их оценки выводы.

Требования заявителя о признании недействительным решения инспекции от 11.03.2010 № 19 в части доначисления и предложения уплатить налог на прибыль в сумме 2854 963 руб., доначисления соответствующих сумм пени и штрафа по налогу на прибыль подлежат удовлетворению.

Судебные расходы в виде государственной пошлины в сумме 4 000 руб., уплаченной заявителем за рассмотрение спора в арбитражном суде и ходатайства о принятии обеспечительных мер, в соответствии со статьей 110 АПК РФ и правовой позицией Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в информационном письме от 11.05.2010 № 139 «О внесении изменений в информационные письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.05.2005 № 91 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами главы 25.3 Налогового кодекса Российской Федерации» и от 13.03.2007 № 117 «Об отдельных вопросах практики применения главы 25.3 Налогового кодекса Российской Федерации», подлежат взысканию с налогового органа в пользу ОАО «СКЭК».

Руководствуясь пунктом 4 части 1 статьи 150, статьями 167-170, 201, 180, 181 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

р е ш и л:

Заявление Открытого акционерного общества «Северо-Кузбасская энергетическая компания», г. Кемерово удовлетворить частично.

Признать недействительным решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам № 1 по Кемеровской области от 11.03.2010 № 19 в части доначисления и предложения уплатить налог на прибыль в сумме 2854 963 руб., доначисления соответствующих сумм пени и штрафа по налогу на прибыль, доначисления и предложения уплатить налог на добавленную стоимость в сумме 3904 842 руб., пени по налогу на добавленную стоимость в сумме 161311 руб., штраф по налогу на добавленную стоимость в сумме 788168 руб.

В остальной части производство по делу прекратить.

Взыскать с Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам № 1 по Кемеровской области (место нахождения: ул. Глинки, 19, г. Кемерово, Кемеровская область) в пользу Открытого акционерного общества «Северо-Кузбасская энергетическая компания», г. Кемерово судебные расходы по уплате государственной пошлины в сумме 4000 руб.

Исполнительный лист выдать после вступления решения в законную силу.

Решение в месячный срок с момента его принятия может быть обжаловано в арбитражный суд апелляционной инстанции, а также в двухмесячный срок после вступления решения в законную силу - в арбитражный суд кассационной инстанции.

Судья И.В. Мишина

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А27-8234/2010
Принявший орган: Арбитражный суд Кемеровской области
Дата принятия: 06 августа 2010

Поиск в тексте