• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
АРБИТРАЖНЫЙ СУД КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ
 

РЕШЕНИЕ

от 28 марта 2011 года  Дело N А27-870/2011

Резолютивная часть решения объявлена «24» марта 2011 года.

Решение в полном объеме изготовлено «28» марта 2011 года.

Арбитражный суд Кемеровской области в составе судьи Мраморной Т.А.,

при ведении протокола судебного заседания и аудиозаписи судебного заседания секретарем судебного заседания Каширской О.А.,

рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению индивидуального предпринимателя Михайлова Михаила Викторовича, г.Кемерово

к Инспекции Федеральной налоговой службы по г.Кемерово

о признании недействительным решения от 26.11.2010г. № 221

при участии:

от заявителя - Рихтер Андрей Сергеевич, представитель, доверенность от 15.11.2010г., паспорт;

от налогового органа - Бурдакова Анна Николаевна, главный государственный налоговый инспектор юридического отдела, доверенность от 20.09.2010г., удостоверение; Столбова Оксана Николаевна, начальник отдела выездных налоговых проверок, доверенность от 21.03.2011г., удостоверение; Сафронова Наталья Владимировна, старший государственный налоговый инспектор отдела выездных налоговых проверок, доверенность от 10.02.2010г., удостоверение.

у с т а н о в и л :

Индивидуальный предприниматель Михайлов Михаил Викторович, г. Кемерово, ИНН 420526439404 (далее - предприниматель, заявитель) обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Кемерово от 26.11.2010г. № 221.

Заявитель считает, что решение инспекции в оспариваемой части не основано на законе, поскольку налоговым органом не доказан факт недобросовестности в действиях предпринимателя по заключенным с Обществом с ограниченной ответственностью «Сибпромресурс», ИНН 5402482160 (далее - ООО «Сибпромресурс», общество) сделкам на приобретение ценных бумаг (векселей). По мнению заявителя, предприниматель действовал добросовестно, документально подтвердил произведенные расходы, уменьшающие налоговую базу по налогу на доходы физических лиц (далее по тексту - НДФЛ) и единому социальному налогу (далее по тексту - ЕСН).

Представители налогового органа заявленные требования не признали. Считают, что налогоплательщик является участником «схемы», направленной на необоснованное уменьшение налоговых обязательств по уплате в бюджет НДФЛ, ЕСН посредством неправомерного завышения расходов, поскольку представленные предпринимателем Михайловым М.В. в обоснование правомерности включения спорных затрат по приобретению товаров у ООО «Сибпромресурс» в состав расходов документы содержат недостоверные сведения и не подтверждают наличие реальных хозяйственных связей между заявителем, с одной стороны, и указанным контрагентом, с другой (подробнее возражения изложены в письменном отзыве).

Не согласившись с решением инспекции, предприниматель обжаловал его в порядке апелляционного производства в Управление Федеральной налоговой службы России по Кемеровской области, г. Кемерово. Решением Управления Федеральной налоговой службы по Кемеровской области от 30.12.2010г. № 1054 решение Инспекции Федеральной налоговой службы по г.Кемерово от 26.11.2010г. оставлено без изменения, апелляционная жалоба налогоплательщика - без удовлетворения, что послужило основанием для обращения предпринимателя в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Как следует из материалов дела, решением Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Кемерово от 26.11.2010 № 221, принятым по результатам выездной налоговой проверки индивидуального предпринимателя Михайлова М.В. (акт проверки от 22.10.2010г. № 244) последний привлечен к налоговой ответственности в виде штрафа по пункту 1 статьи 122 НК РФ за неуплату (неполную уплату) за 2009г. НДФЛ и ЕСН, ему начислены соответствующие суммы пени по НДФЛ и ЕСН, а также предложено уплатить за 2009г. недоимку по НДФЛ и ЕСН.

При этом, как следует из текста оспариваемого решения, основанием для доначисления НДФЛ, ЕСН за 2009 год, начисления соответствующих сумм пени и привлечения к ответственности по пункту 1 статьи 122 НК РФ послужил вывод налогового органа о том, что представленные заявителем в подтверждение правомерности отнесения в состав расходов при исчислении ЕСН, а также профессиональных налоговых вычетов по НДФЛ затрат по приобретению векселей у ООО «Сибпромресурс» документы не подтверждают реальность указанных затрат, поскольку содержат недостоверные сведения, сделки с указанным контрагентом имеют формальный характер, направлены не на осуществление хозяйственной деятельности, а на минимизацию ЕСН и получение необоснованного профессионального налогового вычета по НДФЛ.

Оценив в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные сторонами доказательства и фактические обстоятельства дела в их взаимосвязи и совокупности, выслушав пояснения представителей сторон, суд считает требование заявителя обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно норме подпункта 1 пункта 1 статьи 221 Налогового кодекса Российской Федерации (далее по тексту - НК РФ, Кодекс) физические лица, зарегистрированные в установленном действующим законодательством порядке и осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, при исчислении налоговой базы в соответствии с пунктом 2 статьи 210 Кодекса имеют право на получение профессиональных налоговых вычетов в сумме фактически произведенных ими и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов.

На основании статьи 235 НК РФ (в редакции, действующей в период возникновения спорных правоотношений) индивидуальные предприниматели признаются налогоплательщиками единого социального налога.

В силу пункта 2 статьи 236 НК РФ (в соответствующей редакции) объектом налогообложения для указанных налогоплательщиков признаются доходы от предпринимательской либо иной профессиональной деятельности за вычетом расходов, связанных с их извлечением.

Налоговая база таких налогоплательщиков определяется как сумма доходов, полученных такими налогоплательщиками за налоговый период как в денежной, так и в натуральной форме от предпринимательской либо иной профессиональной деятельности, за вычетом расходов, связанных с их извлечением. При этом состав расходов, принимаемых к вычету в целях налогообложения данной группой налогоплательщиков как при исчислении НДФЛ, так и при исчислении ЕСН, определяется в порядке, аналогичном порядку определения состава затрат, установленных для налогоплательщиков налога на прибыль соответствующими статьями главы 25 настоящего Кодекса (подпункт 1 пункта 1 статьи 221, пункт 3 статьи 237 НК РФ в редакции, действующей в спорный период).

В соответствии с частью 1 статьи 252 НК РФ расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные налогоплательщиком, под основными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации.

При решении вопроса о возможности учета тех или иных расходов в целях налогообложения необходимо исходить из того, подтверждают документы, имеющиеся у налогоплательщика, произведенные им расходы или нет, то есть условием для включения затрат в налоговые расходы является возможность на основании имеющихся документов сделать однозначный вывод о том, что расходы фактически произведены.

При этом необходимо, чтобы первичные учетные бухгалтерские документы в совокупности с достоверностью подтверждали реальность операции и иные обстоятельства, с которыми законодатель связывает право налогоплательщика на получение профессионального налогового вычета по НДФЛ, и включение в состав расходов при исчислении ЕСН соответствующих затрат, то есть сведения в представленных документах должны быть достоверными в соответствии с требованиями статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете».

По смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 НК РФ, в сфере налоговых правоотношений действует презумпция добросовестности налогоплательщика, что означает прямую зависимость налоговых последствий от добросовестного партнерства при гражданско-правовых сделках.

Обнаружившуюся недобросовестность налогоплательщика должен доказывать налоговый орган, поскольку обязанность осуществлять контроль за соблюдением зако­нодательства о налогах и сборах, а также принятых в соответствии с ним нормативных правовых актов, законодатель возлагает на налоговый орган, а не на налогоплательщика (подпункт 2 пункта 1 статьи 32 НК РФ).

В соответствии с требованиями части 1 статьи 65 и части 5 статьи 200 АПК РФ обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо.

Однако данное положение закона не освобождает налогоплательщика от обязанности доказывания достоверности сведений, содержащихся в документах, представляемых в налоговый орган в подтверждение своего права на уменьшение налогооблагаемой базы по НДФЛ, ЕСН.

В силу пункта 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006г. № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды (в том числе уменьшения налоговой базы) является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

При этом, с учетом требований статьи 252 НК РФ, пункта 1 статьи 54 НК РФ, статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996г. № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете», правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 20.02.2001г. № 3-П и в Определении от 25.07.2001г. № 138-О, правовой позиции Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 12.10.2006г. № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», наличие у налогоплательщика соответствующих документов не может являться безусловным доказательством наличия реальных хозяйственных операций без проверки достоверности сведений, содержащихся в указанных документах.

Как следует из фактических обстоятельств спора, установлено налоговым органом в ходе выездной налоговой проверки, подтверждается материалами дела, заявитель представил документы, подтверждающие приобретение в 2009 году векселей у ООО «Сибпромресурс». На основании данных документов в состав расходов при исчислении НДФЛ и ЕСН были включены спорные затраты.

По результатам проверки инспекция, поставив под сомнение реальность приобретения у ООО «Сибпромресурс» векселей, исходила из документальной неподтвержденности факта покупки в связи с недостоверностью представленных документов, а именно: подписанием договоров купли продажи ценных бумаг, актов приема - передачи векселей по договорам купли - продажи ценных бумаг, квитанций к приходным кассовым ордерам, лицом, не являвшимся руководителем организации ООО «Сибпромресурс», Яновичем Максимом Александровичем, и отрицающим какое-либо свое участие в учреждении, деятельности этой организаций, подписании документов (том дела 2). Так же инспекцией установлена регистрация ООО «Сибпромресурс» по адресу массовой регистрации; представление за 2 квартал 2008г. «нулевой» отчетности; отсутствием работников и имущества.

Заслушаны представители сторон, изучены материалы дела.

Согласно части 2 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает допустимость, относимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Следовательно, каждое представленное стороной доказательство должно быть подкреплено иными доказательствами, имеющимися в материалах дела и в своей совокупности не противоречить и дополнять друг друга, образуя единую доказательственную базу. Доказательства, свидетельствующие о каких-либо отдельных фактах, являются косвенными и не могут служить полноценными, однозначно и достоверно подтверждающими те или иные обстоятельства дела.

Как следует из материалов дела, налогоплательщик при заключении договоров принял меры предосторожности, выяснил всю доступную для него информацию, изучив регистрационные документы указанной организации, а именно: получил от ООО «Сибпромресурс» копии документов, в том числе Устав, ответ Статрегистра Росстата о регистрации данной организации в регистре хозяйствующих субъектов, решения учредителя о создании общества и о назначении директора; свидетельства о государственной регистрации юридического лица, свидетельства о постановке на учет юридического лица в налоговом органе, копии паспорта учредителя и директора общества, убедившись тем самым в том, что данный контрагент является реально существующим юридическим лицом, зарегистрирован в установленном законом порядке, поставлен на учет в налоговом органе по месту регистрации (том дела 2).

В соответствии с частью 2 статьи 51 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо считается созданным со дня внесения соответствующей записи в Единый государственный реестр юридических лиц. Согласно пункту 3 статьи 83, пункту 7 статьи 84 НК РФ постановка на налоговый учет организации в налоговом органе по месту нахождения осуществляется на основании сведений, содержащихся в Едином государственном реестре юридических лиц.

На основании пункта 4 статьи 5 Федерального закона от 08.08.2001г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» сведения, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц, считаются «считаются достоверными до внесения в них соответствующих изменений».

Как следует из материалов дела, инспекцией не оспаривается, что в спорном периоде ООО «Сибпромресурс» являлось юридическим лицом, зарегистрированным в качестве налогоплательщика, состояло на налоговом учете и его регистрация в установленном законом порядке не признана недействительной. Согласно выписке из Единого государственного реестра юридических лиц, решения единственного участника ООО «Сибпромресурс» единственным участником и директором общества в проверяемый период является Янович Максим Александрович. Согласно Свидетельству о государственной регистрации ООО «Сибпромресурс» зарегистрировано в качестве юридического лица, и запись об этом внесена в Единый государственный реестр юридических лиц. Согласно Свидетельству о постановке на налоговый учет ООО «Сибпромресурс» принято на налоговый учет. Сведения о том, что Янович М.А. является учредителем и директором ООО «Сибпромресурс» в Единый государственный реестр юридических лиц внесены налоговым органом.

При таких обстоятельствах довод заявителя о том, что согласно правоустанавливающим документам контрагента, с которыми он предварительно ознакомился при заключении договорных обязательств, директором являлся Янович М.А., документально подтвержден. Тогда как довод налогового органа о том, что представленные документы, подписаны неуполномоченным лицом, опровергается материалами дела.

Суд исследовал довод налогового органа о том, что в ходе контрольных налоговых мероприятий, инспекцией получены показания Яновича М.А., который отрицал какую-либо причастность к созданию и деятельности ООО «Сибпромресурс».

Однако, доказательств того, что налогоплательщик знал, либо не мог не знать о данных обстоятельствах, налоговым органом суду не представлено.

Как указал Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в постановлении Пленума от 12.10.2006г. N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (пункт 10), налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Доказательств, о наличии названных обстоятельств налоговым органом суду также не представлено.

Между тем, Заявитель, в соответствии со статьей 65 Арбитражного кодекса Российской Федерации, сославшись на реальность осуществления хозяйственной деятельности с ООО «Сибпромресурс» и реальность понесенных в связи с этим затрат, представил суду доказательства данных обстоятельств, которые, в свою очередь, налоговым органом не опровергнуты.

Довод налогового органа о том, что представленные Заявителем документы, подписанные согласно справке эксперта неустановленным лицом, не соответствуют требованиям пункта 6 статьи 169 НК РФ, судом также не принимается, поскольку подписание названных документов не Яновичем М.А., а иным лицом, не является доказательством, однозначно свидетельствующим о том, что указанные документы подписаны лицом, не обладающими соответствующими полномочиями на их подписание, поскольку отсутствие у подписавшего от имени организации названные документы лица соответствующих полномочий налоговым органом в ходе рассмотрения настоящего спора в порядке части 1 статьи 65, части 5 статьи 200 АПК РФ документально не подтверждено. Из свидетельских показаний Яновича М.А., следует, что вопрос о том, выдавались ли им иным лицам доверенности на осуществление соответствующих полномочий от имени ООО «Сибпромресурс», не задавался. Ходатайство о привлечении названного лица в качестве свидетеля и его допросе при рассмотрении настоящего спора в суде инспекцией также не заявлялось.

Согласно нормам статей 71, 75 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Из материалов дела усматривается, что в обоснование своего довода о применении налогоплательщиком схемы уклонения от уплаты налогов инспекция по результатам почерковедческого исследования, представила справку эксперта, которая в отличие от Заключений специалиста и эксперта, не является процессуальным документом.

В силу действующего налогового законодательства при осуществлении мероприятий налогового контроля, необходимо руководствоваться порядком проведения экспертизы, установленным в статье 95 НК РФ. Так, в пункте 1 статьи 95 НК РФ указано на право налогового органа при проведении выездных налоговых проверок привлечь эксперта и определен порядок назначения экспертизы. При этом эксперт дает Заключение в письменной форме от своего имени. В Заключении эксперта излагаются проведенные им исследования, сделанные в результате их выводы и обоснованные ответы на поставленные вопросы. Если эксперт при производстве экспертизы установит имеющие значение для дела обстоятельства, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе включить выводы об этих обстоятельствах в свое Заключение (пункт 8 статьи 95 НК РФ).

Таким образом, справка, составленная по результатам почерковедческого исследования, не соответствуют требованиям статьи 95 НК РФ. С учетом изложенного, суд не принимает в качестве надлежащего доказательства справку эксперта, составленную по результатам оперативного почерковедческого исследования. Ходатайства о проведении судебной почерковедческой экспертизы налоговым органом в суде не заявлялось. Более того, для получения в ходе проверки Заключения эксперта у инспекции имелось время. С учетом изложенного, отсутствуют доказательства образующие единую доказательственную базу.

Поскольку, как уже отражено выше, ООО «Сибпромресурс», находится на налоговом учете, зарегистрировано в установленном порядке, представление названным контрагентом нулевой отчетности за период, не являющийся спорным (2 квартал 2008г.), само по себе не свидетельствует о неведении им хозяйственной деятельности, о недобросовестности самого налогоплательщика и об отсутствии у него основания для получения обоснованной налоговой выгоды, не свидетельствует об этом и отсутствие имущества и работников, поскольку юридические лица свободны в выборе условий предпринимательской деятельности.

Более того, ссылка налогового органа на то, что ООО «Сибпромресурс» не имеет имущества, работников, судом не принимается как бездоказательная, поскольку документального подтверждения указанных обстоятельств инспекцией суду не представлено, о невозможности представления по независящим от инспекции причинам не заявлено.

Отклоняя ссылку налогового органа о том, что контрагент Общества зарегистрирован по адресу массовой регистрации, со ссылкой на письмо ИФНС России по Заельцовскому району г. Новосибирска суд считает, что данное обстоятельство не свидетельствуют о недобросовестности Заявителя. Иных доказательств налоговым органом в материалы дела в порядке части 1 статьи 65, части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в ходе судебного разбирательства не представлено, о невозможности их представления по независящим от инспекции причинам не заявлено. При этом недобросовестность контрагента не влечет автоматического признания заявленной налогоплательщиком, вступившим в финансово - хозяйственные взаимоотношения с таким лицом, налоговой выгоды необоснованной, поскольку каждое из данных лиц самостоятельно несет ответственность за выполнение своих обязанностей и независимо друг от друга пользуется своими правами.

Более того, содержащиеся в письме ИФНС России по Заельцовскому району г. Новосибирска, на которое ссылается налоговый орган по результатам выездной налоговой проверки, сведения сами по себе не свидетельствуют о фактическом отсутствии штатной численности, имущества на предприятии, а могут служить лишь доказательством несообщения организацией названных сведений в инспекцию.

По мнению суда, вышеуказанные обстоятельства могли иметь юридическое значение для разрешения данного вопроса только в том случае, когда налогоплательщик действовал недобросовестно, то есть умышленно совершал действия, направленные на незаконное изъятие денежных средств из федерального бюджета либо на уклонение от исполнения конституционной обязанности по уплате налогов.

При этом, как следует из содержания пункта 6 статьи 108 НК РФ, бремя доказывания недобросовестности налогоплательщика возложено на налоговый орган.

Однако, несмотря на требования закона, налоговым органом не представлено соответствующих доказательств в порядке статьи 65, части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, подтверждающих, что данные обстоятельства каким-то образом привели к искусственному завышению расходов, тогда как сами по себе эти обстоятельства не опровергают факта осуществления спорных операций, их оплаты налогоплательщиком.

Более того, из анализа 2008г. по расчетному счету ООО «Сибпромресурс» следует, что банковские операции не свидетельствуют о том, что хозяйственные операции являются единичными, либо бестоварными. Так, контрагентом велись расчетные операции за товары и услуги, уплачивались налоги. При этом доказательств наличия каких-либо особых форм расчетов, сроков платежей в спорном 2009 году и групповой согласованности действий Заявителя и его контрагента налоговым органом не представлено. Как следует из содержания оспариваемого решения, сам факт приобретения векселей (Сбербанка, банка Ренессанс, банка Алемар) под сомнение налоговым органом не ставится. Обратного налоговым органом не доказано. При этом, как отмечалось судом выше, в данном случае ООО «Сибпромресурс» зарегистрировано в Едином государственном реестре юридических лиц и его руководителем в спорный период являлся Янович М.А., указанный в названном качестве в соответствующих первичных документах.

В этой связи тот факт, что Янович М.А. отрицает причастность к хозяйственной деятельности ООО «Сибпромресурс» не означает, что в действительности между Заявителем и контрагентом отсутствовали реальные сделки. Правоспособность юридического лица и правомочность его представителей при регистрации обязан проверять налоговый орган, который регистрирует предприятие и выдает документы о его правоспособности. Материалами дела подтверждается, что в соответствии с Федеральным законом от 08.08.2001г. № 129 «О государственной регистрации юридических лиц» в единый государственный реестр юридических лиц внесена запись о создании ООО «Сибпромресурс», то есть создание общества как юридического лица было признано регистрирующим органом законным. Кроме того, исходя из положений статьи 9 указанного закона, предоставляемое в регистрирующий орган (налоговую инспекцию) заявление удостоверяется подписью уполномоченного лица, при этом подлинность данной подписи должна быть засвидетельствована в нотариальном порядке. Таким образом, материалами дела подтверждаются правовой статус контрагентов.

Более того, свидетельские показания Яновича М.А. не подтверждены результатом почерковедческой экспертизы, проведенной в порядке статьи 95 Налогового кодекса Российской Федерации, либо судебной экспертизой, либо информацией нотариуса в связи с чем отсутствует единая доказательственная база.

Таким образом, установленные налоговым органом обстоятельства не могут свидетельствовать о недостоверности сведений, содержащихся в документах представленных в обоснование правомерности заявленных расходов при неоспаривании инспекцией: подлинности подписей учредителя ООО «Сибпромресурс» в заявлении о государственной регистрации юридического лица, засвидетельствованного нотариусом; дальнейшего использования Заявителем векселей в производственной деятельности, направленной на получение дохода и оплаты их приобретения. При неустановлении инспекцией согласованности действий ООО «Сибпромресурс» и Заявителя, направленных на необоснованное получение налоговой выгоды, а также доказательств невозможности приобретения Заявителем указанного в документах количества векселей, а равно неподтверждения участия Заявителя в схеме по уклонению от исполнения обязанности по уплате налогов, факта участия Заявителя в расчетах путем использования фиктивного документооборота. Также не представлено доказательств того, что налогоплательщик является недобросовестным и создавал схемы незаконного обогащения за счет бюджетных средств, а равно приобретал векселя не в целях осуществления реальной предпринимательской деятельности, не направленной на получение дохода, а лишь для изъятия соответствующих средств из бюджета и уменьшения обязанностей по уплате налогов, что произведенные операции учтены для целей налогообложения не в соответствии с их разумными экономическими целями. Как установлено в ходе судебного заседания, налоговым органом не опровергнуто, что налогоплательщик осуществлял операции по приобретению и дальнейшей реализации спорных векселей, а контрагент - по продаже векселей третьих лиц (Сбербанк, банк Алемар, банк Ренессанс). О невозможности представления налоговым органом названных доказательств по независящим от инспекции причинам не заявлено.

Из изложенного следует, что налоговый орган, установив отдельные обстоятельства, не исследовал и не обосновал, каким образом каждое из таких обстоятельств в отдельности и все в совокупности свидетельствуют о наличии у Общества и его контрагента при заключении и исполнении сделки умысла, направленного на необоснованное получение налоговой выгоды.

Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.04.2010г. № 18162/09 определена правовая позиция, согласно которой, в случае реальности хозяйственных операций, вывод о недостоверности (противоречивости) документов, подписанных не лицами, значащимися в учредительных документах поставщиков в качестве руководителей этих обществ, не может самостоятельно, в отсутствие иных фактов и обстоятельств, рассматриваться в качестве основания для признания налоговой выгоды необоснованной.

Таким образом, вывод Инспекции о недостоверности документов, подписанных не лицом, указанным в учредительных документах контрагента в качестве руководителя, со ссылкой только на справку эксперта и протокол допроса, не может сам по себе, в отсутствие иных фактов и обстоятельств, рассматриваться в качестве самостоятельного основания для признания заявленной налоговой выгоды необоснованной.

В соответствии с пунктом 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Налоговым органом в нарушение статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представлено безусловных доказательств того, что Общество действовало без должной осмотрительности и осторожности, и ему было известно или должно было быть известно о нарушениях, допущенных его контрагентом. Взаимозависимость либо аффилированность Общества по отношению к контрагенту не установлена.

Таким образом, оценив представленные в материалы дела доказательства, суд считает, что обстоятельства, на которые ссылается инспекция, не могут быть признаны безусловными, достаточными и убедительными доказательствами недобросовестности заявителя как налогоплательщика, поскольку налоговым органом не представлены доказательства, которые в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации можно оценить в совокупности и взаимосвязи как подтверждающие необоснованность заявленной налогоплательщиком налоговой выгоды.

Проведенные Инспекцией мероприятия налогового контроля с достоверностью не свидетельствуют о заявлении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

С учетом изложенного, суд удовлетворяет заявленные требования.

Судебные расходы по уплате государственной пошлины в сумме 2200 руб. за рассмотрение настоящего спора в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат взысканию в пользу заявителя с налогового органа.

Руководствуясь статьями 101, 110, 167-170, 180, 181, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

р е ш и л:

Требования индивидуального предпринимателя Михайлова Михаила Викторовича, г.Кемерово, удовлетворить.

Признать недействительным решение Инспекции Федеральной налоговой службы по г.Кемерово от 26.11.2010г. № 221.

Взыскать с Инспекции Федеральной налоговой службы по г.Кемерово (Кемеровская область, г. Кемерово, пр.Кузнецкий, 11) в пользу индивидуального предпринимателя Михайлова Михаила Викторовича, г.Кемерово, судебные расходы по уплате государственной пошлины за рассмотрение спора в суде в размере 2000 руб. (две тысячи рублей).

После вступления решения в законную силу выдать исполнительный лист.

Решение в месячный срок с момента его принятия может быть обжаловано в арбитражный суд апелляционной инстанции.

Судья Т.А. Мраморная

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А27-870/2011
Принявший орган: Арбитражный суд Кемеровской области
Дата принятия: 28 марта 2011

Поиск в тексте