• по
Более 59000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
АРБИТРАЖНЫЙ СУД КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ
 

РЕШЕНИЕ

от 16 апреля 2008 года  Дело N А27-872/2008

Резолютивная часть решения оглашена 10 апреля 2008 года. Полный текст решения изготовлен 16 апреля 2008 года.

Арбитражный суд Кемеровской области в составе судьи Мишиной И.В. при ведении протокола судьей Мишиной И.В.,

рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению Общества с ограниченной ответственностью «Междуреченскшахтостроймонтаж», г. Междуреченск

к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 8 по Кемеровской области, г. Междуреченск

о признании недействительным решения от 13.07.2007 № 421 в части

при участии:

от заявителя: Крюков С.В. - генеральный директор (выписка их протокола № 2 собрания учредителей от 11.03.2006), Мещеряков Е.Е. - адвокат (доверенность от 09.01.2008 б/н)

от налогового органа: Фомина М.Л. - главный госналогинспектор отдела выездных проверок (доверенность от 15.02.2008), Хребтова Л.А. - заместитель начальника юридического отдела (доверенность от 28.12.2007 № 2), Гааг Е.И. - старший госналогинспектор отдела выездных налоговых проверок (доверенность от 15.02.2008 б/н), Черникова-Поснова В.В. - заместитель начальника юридического отдела УФНС РФ по Кемеровской области (доверенность от 19.02.2008 б/н)

Установил:

Общество с ограниченной ответственностью «Междуреченскшахтостроймонтаж», г. Междуреченск (далее - ООО «МШСМ») обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 8 по Кемеровской области, г. Междуреченск о признании недействительным решения налогового органа от 13.07.2007 № 421 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части доначисления налога на прибыль в сумме 723035 руб., налога на добавленную стоимость в сумме 565041 руб. в связи с непринятием в состав расходов и налоговых вычетов затрат налогоплательщика, связанных с оплатой оказанных предприятию транспортных услуг со стороны ООО Строй-Инвест», ООО «Вираж», ООО «Кентавр», ООО «Каро», ООО «Риаполис», начисления соответствующих сумм пени и штрафных санкций; доначисления налога на прибыль в сумме 1627590 руб., единого социального налога в сумме 2695301 руб., страховых взносов на обязательное пенсионное страхование в сумме 1056277 руб., начисления соответствующих сумм пени и штрафов, а также в части начисления пени по налогу на доходы физических лиц (налоговый агент) в связи с неисчислением и неудержанием налога на доходы физических лиц в размере 1259495 руб. и начисления соответствующих сумм налоговых санкций по операциям, связанным с использованием предприятием в рамках лицензионного договора, заключенного с ООО «Апогей», 22 технологий ноу-хау и в связи с непринятием в состав расходов затрат, понесенных в рамках договора, заключенного заявителем с ООО НПФ «Элмет-Интеллект» (изложено в редакции принятого судом ходатайства об изменении предмета требований в порядке статьи 49 АПК РФ).

Определениями суда от 12.03.2008, от 25.03.2008 рассмотрение спора откладывалось в соответствии со статьей 158 АПК РФ.

Заявитель считает, что налоговым органом не доказан факт недобросовестности в действиях налогоплательщика по заключенным с ООО Строй-Инвест», ООО «Вираж», ООО «Кентавр», ООО «Каро», ООО «Риаполис» сделкам на оказание обществу транспортных услуг, в связи с чем отказ в принятии расходов в целях исчисления налога на прибыль и в применении налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость (далее - НДС) по данному основанию необоснован.

Полагает, что довод налогового органа о неправомерном включении в расходы по налогу на прибыль затрат, понесенных в рамках договора, заключенного заявителем с ООО НПФ «Элмет-Интеллект», а также в рамках лицензионного договора, заключенного с ООО «Апогей, не основан на нормах действующего законодательства о налогах и сборах, поскольку спорные затраты экономически обоснованы и документально подтверждены.

Также считает, что налоговый орган неправомерно доначислил предприятию единый социальный налог (далее - ЕСН), страховые взносы на обязательное пенсионное страхование, соответствующие суммы пени и штрафов, а также пени и штраф по налогу на доходы физических лиц (налоговый агент) (далее - НДФЛ) с сумм авторского вознаграждения, выплаченных ООО «Апогей» физическим лицам - работникам заявителя в рамках договоров купли-продажи 22 технологий ноу-хау.

Представители налогового органа в судебном заседании заявленные требования не признали по основаниям, указанным в решении и изложенным в письменном отзыве, отметив, что налоговым органом в ходе выездной налоговой проверки установлены и отражены в решении, подтверждены материалами проверки факты неправомерного предъявления налогоплательщиком сумм НДС к вычету и включения в расходы при исчислении налога на прибыль затрат, связанных с оплатой оказанных заявителю услуг ООО Строй-Инвест», ООО «Вираж», ООО «Кентавр», ООО «Каро», ООО «Риаполис», поскольку ООО Строй-Инвест», ООО «Вираж», ООО «Каро», ООО «Риаполис» не зарегистрированы в качестве юридических лиц и налогоплательщиков, указанный в первичных бухгалтерских документах юридический адрес данных лиц не существует, а ООО «Кентавр» по месту государственной регистрации не находится, отчетность в налоговые органы не представляет и в качестве основного вида деятельности осуществляет торговлю обувью, а не оказание арендных либо транспортных услуг. Кроме того, представители инспекции ссылаются на то, что опрошенные в ходе выездной налоговой проверки работники ООО «МШСМ» категорически отрицают нахождение в спорном периоде на рабочих объектах заявителя сторонней (привлеченной) техники и оказание какими-либо организациями транспортных услуг заявителю.

Также налоговый орган считает, что доводы заявителя об отсутствии у инспекции оснований для доначисления налога на прибыль, ЕСН, страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, пени и штрафа по НДФЛ (налоговый агент) по операциям, связанным с использованием ООО «МШСМ» ноу-хау в рамках лицензионного договора, заключенного с ООО «Апогей», и в связи с непринятием инспекцией в состав расходов затрат, понесенных в рамках договора, заключенного заявителем с ООО НПФ «Элмет-Интеллект», не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, поскольку спорные расходы экономически необоснованы. При этом, не оспаривая реальное существование технологий, используемых обществом в рамках лицензионного договора, и принадлежность данных технологий к ноу-хау, ссылаются, что фактически ООО «Апогей» выплачивало работникам заявителя не вознаграждения в рамках договоров купли-продажи ноу-хау, а вторую («черную») заработную плату за основную работу в ООО «МШСМ».

Как следует из материалов дела, решением от 13.07.2007 № 421, принятым Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы № 8 по Кемеровской области по результатам выездной налоговой проверки ООО «МШСМ» (акт проверки от 06.06.2007 № 421), общество привлечено к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 НК РФ, за неполную уплату налога на прибыль в виде штрафа в сумме 533 167 руб., НДС в виде штрафа в сумме 357 095 руб.; по пункту 3 статьи 122 НК РФ за неполную уплату ЕСН в виде штрафа в сумме 1078 121 руб., по статье 123 НК РФ за невыполнение налоговым агентом обязанности по удержанию и (или) перечислению НДФЛ в виде штрафа в сумме 269238 руб., а также по пункту 2 статьи 27 Федерального закона от 15.12.2001 № 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» за неполную уплату сумм страховых взносов на обязательное пенсионное страхование в виде штрафа в сумме 422511 руб.

Кроме того, обществу доначислены подлежащие уплате за 2004-2005г.г. налог на прибыль в сумме 2665832 руб., НДС - 1785474 руб., за 2004-2006г.г. ЕСН - 2695301 руб., страховые взносы на обязательное пенсионное страхование - 1056 277 руб., соответствующие суммы пени, предложен к уплате НДФЛ (налоговый агент) в сумме 86693 руб. и доначислены соответствующие суммы пени по НДФЛ.

Налогоплательщик не согласился с решением налогового органа от 13.07.2007 № 421 в части доначисления налога на прибыль в сумме 723035 руб., НДС в сумме 565041 руб. в связи с непринятием в состав расходов и налоговых вычетов затрат, связанных с оплатой оказанных предприятию транспортных услуг со стороны ООО Строй-Инвест», ООО «Вираж», ООО «Кентавр», ООО «Каро», ООО «Риаполис», начисления соответствующих сумм пени и штрафных санкций; доначисления налога на прибыль в сумме 1627590 руб., ЕСН в сумме 2695301 руб., страховых взносов на обязательное пенсионное страхование в сумме 1056277 руб., начисления соответствующих сумм пени и штрафов, а также в части начисления пени по НДФЛ (налоговый агент) в связи с неисчислением и неудержанием налога в сумме 1259495 руб. и начисления соответствующих сумм налоговых санкций по операциям, связанным с использованием предприятием в рамках лицензионного договора, заключенного с ООО «Апогей», 22 технологий ноу-хау и в связи с непринятием в состав расходов затрат, понесенных в рамках договора, заключенного заявителем с ООО НПФ «Элмет-Интеллект» (с учетом принятого судом изменения требований в порядке статьи 49 АПК РФ), обратившись в суд с настоящим заявлением.

Оценив в соответствии со статьей 71 АПК РФ представленные сторонами доказательства и фактические обстоятельства дела, выслушав пояснения представителей сторон, суд считает требования заявителя обоснованными и подлежащими удовлетворению в части по следующим основаниям.

Из текста оспариваемого решения усматривается, что основанием для доначисления указанных сумм послужил вывод налогового органа о представлении налогоплательщиком в подтверждение фактического несения спорных затрат и в подтверждение уплаты сумм НДС в составе стоимости арендных и транспортных услуг, оказанных предприятию ООО Строй-Инвест», ООО «Вираж», ООО «Кентавр», ООО «Каро», ООО «Риаполис», документов, содержащих недостоверные сведения об организациях - контрагентах, так как ООО Строй-Инвест», ООО «Вираж», ООО «Каро», ООО «Риаполис» не зарегистрированы в качестве юридических лиц и налогоплательщиков, указанный в первичных бухгалтерских документах юридический адрес данных лиц не существует, а ООО «Кентавр» по месту государственной регистрации не находится, отчетность в налоговые органы не представляет и в качестве основного вида деятельности осуществляет торговлю обувью, а не оказание транспортных услуг. Кроме того, по результатам проверочных мероприятий контролирующий орган пришел к выводу о том, что спорные услуги заявителю фактически не оказывались, поскольку опрошенные в ходе выездной налоговой проверки работники ООО «МШСМ» категорически отрицали нахождение в 2004-2005г.г. на рабочих объектах заявителя сторонней (привлеченной) техники и оказание какими-либо организациями транспортных либо арендных услуг обществу, пояснив, что фактически на предприятии работала только собственная техника ООО «МШСМ». При этом, какие либо документы, подтверждающие фактическую работу в спорном периоде механизмов контрагентов, у заявителя отсутствуют; стоимость оказанных услуг в смету работ, выполненных обществом с использованием привлеченных транспортных средств, не включалась, заказчикам работ в составе цены за выполненные работы не предъявлялась. В части доначисления заявителю НДС за 2004 год в размере 31424 руб. налоговый орган также ссылается на отсутствие у налогоплательщика счета-фактуры, выставленной ООО «Риаполис» на оплату оказанных ООО «МШСМ» транспортных услуг, в том числе НДС в указанном размере.

В соответствии со статьей 247 НК РФ в целях настоящей главы прибылью для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 НК РФ.

Согласно статье 252 НК РФ расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 настоящего Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

В соответствии с пунктом 1 статьи 252 НК РФ под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Из системной связи статьи 252 НК РФ, пункта 1 статьи 54 НК РФ, статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» следует, что факт, основания и размер расходов доказывается путем представления совокупности первичных документов, удовлетворяющих требованиям законодательства Российской Федерации о бухгалтерском учете.

При решении вопроса о возможности учета тех или иных расходов в целях налогообложения необходимо исходить из того, подтверждают документы, имеющиеся у налогоплательщика, произведенные им расходы или нет, то есть условием для включения затрат в налоговые расходы является возможность на основании имеющихся документов сделать однозначный вывод о том, что расходы фактически произведены.

Порядок применения налоговых вычетов установлен статьей 172 НК РФ, анализ содержания которой в совокупности с положениями статей 169 и 171 Кодекса (в редакции, действующей в спорный период) свидетельствует о том, что право налогоплательщика на возмещение из бюджета НДС обусловлено фактом оплаты им товара (работ, услуг) поставщику, включая сумму НДС, принятием данных товаров на учет и наличием соответствующих первичных документов, в том числе счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), и документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога.

Необходимо, чтобы первичные учетные бухгалтерские документы в совокупности с достоверностью подтверждали реальность операции и иные обстоятельства, с которыми законодатель связывает право налогоплательщика на получение налогового вычета по НДС, то есть сведения в представленных документах должны быть достоверными в соответствии с требованиями статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете».

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Постановлении от 20.02.2001 № 3-П и в Определении от 25.07.2001 № 138-О, право на возмещение НДС из бюджета предоставляется добросовестным налогоплательщикам для компенсации реально понесенных затрат по уплате налога поставщикам товаров (работ, услуг).

Налогоплательщик, использующий указанное право в противоречии с его назначением, то есть злоупотребляющий им, не может рассчитывать на такую же судебную защиту этого права, как добросовестный налогоплательщик.

По смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 НК РФ, в сфере налоговых правоотношений действует презумпция добросовестности налогоплательщика, что означает прямую зависимость налоговых последствий, с учетом косвенного характера НДС, от добросовестного партнерства при гражданско-правовых сделках.

Следовательно, на недобросовестных налогоплательщиков не распространяется установленный главой 21 НК РФ порядок возмещения налога.

Обнаружившуюся недобросовестность налогоплательщика должен доказывать налоговый орган, поскольку обязанность осуществлять контроль за соблюдением зако­нодательства о налогах и сборах, а также принятых в соответствии с ним нормативных правовых актов, законодатель возлагает на налоговый орган, а не на налогоплательщика (подпункт 2 пункта 1 статьи 32 НК РФ).

В соответствии с требованиями части 1 статьи 65 и части 5 статьи 200 АПК РФ обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо.

Однако данное положение закона не освобождает налогоплательщика от обязанности доказывания достоверности сведений, содержащихся в документах, представляемых в налоговый орган в подтверждение своего права на уменьшение налогооблагаемой базы по налогу на прибыль и на применение налоговых вычетов по НДС.

В силу пункта 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды (в том числе уменьшения налоговой базы) является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы № 8 по Кемеровской области в результате контрольных мероприятий установлено, что представленные налогоплательщиком первичные документы по сделкам с ООО «Каро», ООО «Вираж», ООО «Строй-Инвест» не являются надлежащими документальными доказательствами понесенных предпринимателем расходов по оплате оказанных данными предприятиями услуг, в том числе по уплате НДС, так как содержат недостоверную информацию.

Так, согласно ответу УВД по Алтайскому краю от 27.03.2007 исх. № 3/2686 ООО «Каро» (ИНН 2221026730) в Едином государственном реестре юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) по Алтайскому краю отсутствует. Проспект Космонавтов, 75 (адрес поставщика, указанный в представленных заявителем в подтверждение правомерности спорных расходов и налоговых вычетов первичных бухгалтерских документах) в г. Барнауле отсутствует. Зарегистрированному в ЕГРЮЛ ООО «Каро» присвоен иной ИНН - 2223014787, расположено общество по иному адресу: г. Барнаул, пр. Космонавтов, 65а. При этом указанная организация с 2005 года находится в стадии ликвидации, а опрошенный в качестве свидетеля арбитражный управляющий данной организации Туров Б.П. пояснил, что ООО «МШСМ» ему незнакомо, в качестве кредиторов ООО «Каро» (ИНН 2223014787) не числится. Согласно ответу Инспекции Федеральной налоговой службы по Железнодорожному району г. Барнаула ООО «Каро» (ИНН 2221026730) на учете в инспекции по состоянию на 26.03.2007 не состоит и не состояло ранее.

Довод заявителя о том, что налоговым органом представлены лишь доказательства отсутствия ООО «Каро» в Едином государственном реестре налогоплательщиков (далее - ЕГРН), а не реестре юридических лиц судом отклоняется как несостоятельный и не соответствующий фактическим обстоятельствам дела, поскольку отсутствие соответствующих сведений в отношении ООО «Каро» документально подтверждено ответом Новокузнецкого межрайонного отдела ОРЧ КМ по линии налоговых преступлений ГУВД Кемеровской области от 29.06.2006 № 2618.

Доказательств, свидетельствующих об обратном, заявителем в нарушение требований части 1 статьи 65 АПК РФ, в силу которой каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, в ходе судебного разбирательства не представлено, не смотря на то, что на фактическую регистрацию данного контрагента в качестве юридического лица ссылается именно налогоплательщик.

Суд соглашается с доводом заявителя, что отсутствие предприятия-контрагента по юридическому адресу не свидетельствует о его недобросовестности и не может свидетельствовать о недобросовестности налогоплательщика, однако налоговый орган в решении от 13.07.2007 № 421 не ссылается на отсутствие контрагента заявителя по адресу его государственной регистрации как на единственное основание непринятия спорных сумм в состав расходов при исчислении налога на прибыль и к вычету по НДС. Доначисляя налоги, пени и штрафные санкции в данной части налоговый орган указывает, что документы, представленные налогоплательщиком, составлены от имени несуществующего юридического лица, содержат недостоверные сведения, в частности, указанный в первичных бухгалтерских документах адрес ООО «Каро» является вымышленным.

Довод заявителя, что доказательством наличия либо отсутствия адреса строения в г. Барнауле может являться только выписка из адресного плана города, судом отклоняется как нормативно не обоснованный.

Согласно ответам Новокузнецкого межрайонного отдела ОРЧ КМ по линии налоговых преступлений ГУВД Кемеровской области от 29.06.2006 № 2618, Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Новокузнецка Кемеровской области от 30.01.2006 № 476дсп (261дсп) ООО «Вираж» (ИНН 4217026445) не состоит на учете в Инспекциях Федеральной налоговой службы г. Новокузнецка и в базе данных ИЦ УВД не числится. По данным адресного бюро указанный в бухгалтерских документах адрес организации (г. Новокузнецк, 40 лет ВЛКСМ, 83) не существует. Предприятия с таким ИНН (4217026445) в инспекции на учете в базе ЕГРН и ЕГРЮЛ не числится.

Суд не принимает довод заявителя о том, что представленные налоговым органом документы в отношении ООО «Вираж» не могут являться доказательствами по настоящему делу со ссылкой на то, что результаты контрольных мероприятий в отношении данного контрагента ООО «МШСМ» получены инспекцией за пределами выездной налоговой проверки заявителя, проводившейся в период с 12.02.2007 по 11.04.2007.

В силу пункта 3 статьи 82 НК РФ налоговые органы, таможенные органы, органы государственных внебюджетных фондов и органы внутренних дел в порядке, определяемом по соглашению между ними, информируют друг друга об имеющихся у них материалах о нарушениях законодательства о налогах и сборах и налоговых преступлениях, о принятых мерах по их пресечению, о проводимых ими налоговых проверках, а также осуществляют обмен другой необходимой информацией в целях исполнения возложенных на них задач.

Поэтому налоговые органы вправе запрашивать у компетентных государственных органов информацию, соответствующую профилю возложенных на них задач, и использовать полученные сведения при принятии решений по результатам проверок и доказывании правомерности своей позиции в суде. Подобная информация должна оцениваться судом по правилам оценки доказательств с учетом ее значимости для разрешения спора.

Статьи 87 и 89 НК РФ не содержат запрета на использование информации, полученной налоговым органом в соответствии с нормами закона до начала или после проведения выездной налоговой проверки.

То обстоятельство, что в соответствии со статьей 100 НК РФ в акте проверки должны быть указаны факты налоговых правонарушений, выявленные в ходе проверки, не означает, что в акте не могут быть отражены доказательства, подтверждающие факт совершения налогового правонарушения, которые (доказательства) получены налоговым органом до проведения проверки.

Таким образом, суд считает, что документы, запрошенные инспекцией в соответствующих органах до или после окончания налоговой проверки, которые в совокупности с другими документами подтверждают достоверность сведений и выводов, отраженных в акте налоговой проверки и оспариваемом решении являются относимыми и допустимыми доказательствами по делу и оцениваются судом в соответствии с положениями статьи 71 АПК РФ в совокупности с иными доказательствами.

Согласно ответам Инспекции Федеральной налоговой службы по Железнодорожному району г. Новосибирска от 10.04.2007 № 15-07/4633дсп, Управления по налоговым преступлениям ГУВД по Новосибирской области от 26.03.2007 № 50/3453 ООО «Строй-Ивест» (ИНН 5407209352) по сведениям ЕГРЮЛ России по Новосибирской области не значится, указанного в первичных бухгалтерских документах адреса (г. Новосибирск, ул. Лумумбы, 173) не существует. ООО «Строй-Ивест» (ИНН 5407209352) не состоит на учете в Инспекции Федеральной налоговой службы по Железнодорожному району г. Новосибирска, ИНН 5407209352 не присваивался. Организация с наименованием ООО «Строй-Инвест» зарегистрирована с иным ИНН - 5407027566, юридический адрес: г. Новосибирск, ул. Челюскинцев, 5.

Ссылка заявителя на несоответствие представленных инспекцией в материалы дела документов, а именно - запросов о проведении встречных контрольных мероприятий в отношении ООО «Строй-Инвест» в части адреса предприятия-контрагента судом принимается. Вместе с тем, в представленных заявителем в налоговый орган документах в качестве адреса ООО «Строй-Инвест» указано именно: г. Новосибирск, ул. П. Лумумбы, 173. Какие-либо сведения об ином адресе контрагента заявителя в представленных в материалы дела документах отсутствуют, в связи с чем довод ООО «МШСМ» о направлении инспекцией соответствующих запросов не мо месту регистрации ООО «Строй-Инвест» (г. Горно-Алтайск, ул. Комсомольская, 13) и об отсутствии результатов проверочных мероприятий общества по указанному адресу, несостоятелен. Указание инспекцией в запросе от 23.03.2007 (исх. № 16-11-12/090 дсп) адреса, не соответствующего адресу ООО «Строй-Инвест», указанному в имеющихся у заявителя документах, суд расценивает как описку. При этом, поскольку наименование и ИНН ООО «Строй-Инвест» в запросе инспекцией были указаны верно (в соответствии с первичными бухгалтерскими документами, представленными налогоплательщиком), суд считает, что данная ошибка не повлияла на достоверность сведений, содержащихся в представленных ответах на данный запрос. Обратного заявителем в нарушение требований части 1 статьи 65 АПК РФ не доказано.

Довод налогоплательщика о том, что имеющаяся в материалах дела информация в отношении поставщиков достоверна лишь на дату проведения проверочных мероприятий (2007 год) и не свидетельствует об отсутствии регистрации указанных лиц в спорном периоде (2004-2005г.г.) судом отклоняется как бездоказательный.

Не принят судом и довод заявителя о неполноте проведенных налоговым органом мероприятий налогового контроля в отношении контрагентов ООО «МШСМ» со ссылкой на проведение проверочных мероприятий в отношении ООО «Каро», ООО «Вираж», ООО «Строй-Инвест» только с ИНН 2221026730, 4217026445 и 5407209352, соответственно.

Пунктом 7 статьи 84 НК РФ предусмотрено, что каждому налогоплательщику присваивается единый по всем видам налогов и сборов и на всей территории Российской Федерации идентификационный номер налогоплательщика. Присвоенный организации идентификационный номер налогоплательщика (ИНН) не подлежит изменению и не может быть повторно присвоен другой организации или другому физическому лицу.

Указание контрагентом в счетах-фактурах и иных бухгалтерских документах ИНН, который не был присвоен ни одному налогоплательщику, свидетельствует о несоответствии этих документов требованиям действующего законодательства о налогах и сборах, в том числе - требованиям пункта 5 статьи 169 НК РФ и влечет для налогоплательщика правовые последствия, предусмотренные пунктом 2 статьи 169 НК РФ.

С учетом изложенных выше обстоятельств суд считает, что налоговым органом в порядке части 5 статьи 200 АПК РФ представлены доказательства отсутствия у ООО «Каро», ООО «Вираж», ООО «Строй-Инвест» регистрации в качестве юридических лиц.

Статьей 51 Гражданского кодекса РФ установлено, что юридическое лицо считается созданным со дня внесения записи в ЕГРЮЛ. В соответствии со статьями 48, 49, 51 Гражданского кодекса РФ организации, не прошедшие государственную регистрацию в качестве юридических лиц, не приобретают правоспособность юридического лица, их действия, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, не могут быть признаны сделками в соответствии со статьей 153 данного Кодекса.

Таким образом, представленные налогоплательщиков в обоснование своих расходов по спорным контрагентам первичная документация содержит недостоверные сведения, заполнена несуществующими юридическими лицами, в связи с чем не может быть принята в качестве подтверждающих документов в соответствии со статьей 252 НК РФ.

По тем же основаниям не могут быть приняты арбитражным судом представленные налогоплательщиком счета-фактуры, которые в нарушение положений пункта 6 статьи 169 НК РФ не могут быть подписаны руководителем и главным бухгалтером контрагентов-поставщиков ввиду отсутствия данных организаций как таковых.

Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 статьи 169 НК РФ, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

С учетом изложенных обстоятельств, налоговый орган пришел к правомерному выводу, что счета-фактуры, выставленные ООО «Каро», ООО «Вираж», ООО «Строй-Инвест» не могут служить основанием для принятия к вычету (возмещению) сумм НДС.

В силу правовой позиции Конституционного суда РФ, изложенной в определении от 04.11.2004 «Об официальном разъяснении правовой позиции Конституционного суда РФ, изложенной в определении от 08.04.2004г. № 169-О», отказ в праве на налоговый вычет может иметь место, если процесс реализации товаров (работ, услуг) не сопровождается корреспондирующей этому праву обязанности поставщика по уплате НДС в бюджет в денежной форме. В случае неуплаты в бюджет сумм НДС, полученных от покупателя за приобретенные товары (работы, услуги), покупатель будет лишен права на вычеты по НДС, поскольку в бюджете отсутствует соответствующий источник для возмещения НДС покупателю.

Поскольку сделки по приобретению товаров (работ, услуг) совершены налогоплательщиком с несуществующими юридическими лицами, значит, источник возмещения НДС из бюджета в данном случае не сформирован.

Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30.01.2007 № 10963/06, положения статей 166, 171, 172 НК РФ позволяют сделать вывод о том, что обязанность подтверждать правомерность и обоснованность налоговых вычетов первичной документацией лежит на налогоплательщике - покупателе товаров (работ, услуг), имущественных прав, поскольку именно он выступает субъектом, применяющим при исчислении итоговой суммы НДС, подлежащей уплате в бюджет, вычет сумм налога, начисленных поставщиком. В этой связи при документальном неподтверждении налогоплательщиком обоснованности заявленного налогового вычета инспекция вправе не принять заявленный налоговый вычет и, как следствие, доначислить к уплате налог, уменьшенный обществом в результате вычета.

Ссылки предпринимателя на его добросовестность и на отсутствие в налоговом законодательстве норм, возлагающих на налогоплательщика, применяющего налоговые вычеты, обязанность осуществлять контроль за поставщиками товаров (работ, услуг), арбитражный суд не принимает, так как налогоплательщиком в данном случае не соблюдены положения статей 171, 172, 252 НК РФ.

Действительно, законодательство о налогах и сборах не устанавливает прямую обязанность налогоплательщика проверять достоверность реквизитов, указанных поставщиком товара в выставленных счетах-фактурах и иных бухгалтерских документах.

Однако суд отмечает, что поскольку согласно Федеральному закону «О бухгалтерском учете» одной из основных задач бухгалтерского учета является формирование полной и достоверной информации о деятельности организации и ее имущественном положении, необходимой внутренним и внешним пользователям бухгалтерской отчетности (руководителям, учредителям, участникам и собственникам имущества организации; инвесторам, кредиторам), и гражданским законодательством не установлено иное, то налогоплательщик не лишен права затребовать от контрагента по договору доказательства, подтверждающие достоверность сведений, изложенных в представленных документах.

В соответствии с законодательством, регулирующим вопросы регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, информация о регистрации лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, является открытой информацией, установлен порядок получения такой информации любым заинтересованным лицом.

Поскольку согласно статье 2 Гражданского кодекса РФ предпринимательской деятельностью является осуществляемая на свой риск деятельность, то налогоплательщик, не воспользовавшийся своим правом обеспечить документальное подтверждение достоверности сведений, изложенных в документах, на основании которых он в свою очередь претендует на право получения налоговых льгот, налоговых вычетов или иного уменьшения налогооблагаемой базы, несет риск неблагоприятных последствий своего бездействия.

Суд не принимает ссылку заявителя на отсутствие в его действиях вины, поскольку, не удостоверившись в правомочности контрагентов по сделкам (не запросив у данных лиц учредительные документы, свидетельства о государственной регистрации в качестве юридических лиц, свидетельства о постановке на учет в налоговых органах и т.п.), общество не проявило должную осмотрительность, в связи с чем при отсутствии доказательств наличия умысла на уход от уплаты налогов, в действиях налогоплательщика усматривается неосторожность. Последствиями недостаточной осмотрительности налогоплательщика в хозяйственной деятельности может явиться ущерб бюджету в виде непоступления обязательных платежей.

Что касается взаимоотношений заявителя с ООО «Риаполис» (ИНН 2222029300) и ООО Кентавр» (ИНН 7719512890), то суд считает, что в указанной части довод налогового органа о предоставлении налогоплательщиком в обоснование правомерности включения в расходы при исчислении налога на прибыль, а также применения налоговых вычетов по НДС по операциям, связанным с приобретением арендных и транспортных услуг у данных контрагентов, документов, составленных от имени несуществующих юридических лиц, документально не подтвержден в связи со следующим.

Действительно, согласно информации, содержащейся в представленном в материалы дела ответе Главного управления внутренних дел по Алтайскому краю от 07.06.2007 (исх. № 3/4785) организация с названием «Риаполис» и ИНН 2222029300 в ЕГРЮЛ по Алтайскому краю отсутствует, по адресу, указанному в бухгалтерских документах, имеющихся у ООО «МШСМ» (г. Барнаул, пр. Космонавтов, 16), располагается ООО «Чистый город», являющийся арендатором указанного здания, которым каких-либо договоров субаренды с ООО «Риаполис» не заключалось, что подтверждается ответом ООО «Чистый город» от 27.03.2007 (исх. № 210) на устный запрос органов УВД.

Вместе с тем, в материалах дела имеется представленная налоговым органом выписка из ЕГРЮЛ от 10.04.2007, в соответствии с которой ООО «Риаполис» (ИНН 2222029300) зарегистрировано в качестве юридического лица 14.08.2000 (регистрационный № 2736) и до 21.08.2006 состояло на налоговом учете в Инспекции Федеральной налоговой службы по Индустриальному району г. Барнаула. 21.08.2006 общество по решению регистрирующего органа было исключено из ЕГРЮЛ как фактически прекратившее свою деятельность (государственный номер записи о прекращении деятельности 2062222072570).

Аналогичные сведения содержатся и в имеющихся в материалах дела ответах Инспекции Федеральной налоговой службы по Индустриальному району г. Барнаула от 11.04.2007 исх. № 14-17/10174дсп@, от 07.06.2007 исх. № 14-17/12413 дсп@.

Представители налогового органа в ходе судебного разбирательства о причинах несоответствия сведений, содержащихся в представленных ими документах, а также о причинах принятия в качестве достоверных сведений, информацию, содержащуюся в ответе Главного управления внутренних дел по Алтайскому краю от 07.06.2007 (исх. № 3/4785), а не в ответах Инспекции Федеральной налоговой службы по Индустриальному району г. Барнаула от 11.04.2007 исх. № 14-17/10174дсп@, от 07.06.2007 исх. № 14-17/12413 дсп@, не пояснили.

При таких обстоятельствах суд не принимает как документально не подтвержденный и не соответствующий фактическим обстоятельствам дела довод налогового органа о том, что ООО «Риаполис» (ИНН 2222029300) не было зарегистрировано в установленном законом порядке в качестве юридического лица в спорный период (2004-2005г.г.).

В отношении ООО Кентавр» (ИНН 7719512890) суд соглашается с доводом налогового органа о том, что в соответствии с имеющимися в материалах дела сведениями, полученными от Инспекции Федеральной налоговой службы № 19 по г. Москве, основным видом деятельности указанного общества является розничная торговля обувью. Однако согласно тем же сведениям ООО Кентавр» (ИНН 7719512890) осуществляет и иные, дополнительные виды деятельности, в том числе (помимо розничной торговли): производство общестроительных работ, организация перевозок грузов, деятельность в области архитектуры, инженерно-техническое проектирование в промышленности и строительстве и т.п. Кроме того, действующее законодательство не содержит запрета на осуществление предприятиями и организациями иных (помимо основных), не запрещенных законом, видов деятельности.

Более того, согласно справке о результатах проведения контрольных мероприятий в отношении ООО «Кентавр» от 07.05.2007 (исх. № 21-09/018741дсп@), организация является действующей, последняя бухгалтерская отчетность сдана организацией за 2005 год (т.е. в пределах спорного периода), отчетность не «нулевая», факты применения обществом схем уклонения от налогообложения не выявлялись.

Непредставление же ООО «Кентавр» по требованию налогового органа документов, подтверждающих фактическое наличие финансово-хозяйственных отношений с ООО «МШСМ», не свидетельствует об отсутствии указанных взаимоотношений. Не свидетельствуют о недобросовестности заявителя и его контрагента закрытие последним расчетного счета в банке 30.12.2004, отсутствие у налогового органа сведений о доходах руководителя ООО «Кентавр», непредставление обществом отчетности после 2005 года и отсутствие организации на момент проведения встречных мероприятий налогового контроля по адресу юридической регистрации.

Таким образом, представленные налоговым органом в материалы дела результаты контрольных мероприятий в отношении ООО «Риаполис» (ИНН 2222029300) и ООО Кентавр» (ИНН 7719512890) не являются доказательствами отсутствия государственной регистрации указанных юридических лиц.

Суд соглашается с заявителем, что у общества имеются документы - счета-фактуры, акты выполненных работ, товарно-транспортные накладные, акты приема-передачи векселей, на основании которых налогоплательщиком в состав расходов при исчислении налога на прибыль и налоговых вычетов по НДС были включены спорные затраты, в том числе и по операциям с ООО «Каро», ООО «Вираж», ООО «Строй-Инвест».

Вместе с тем, с учетом требований статьи 252 НК РФ, статей 171-172 НК РФ, пункта 1 статьи 54 НК РФ, статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете», правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Постановлении от 20.02.2001 № 3-П и в Определении от 25.07.2001 № 138-О, правовой позиции Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенной в постановлении от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», наличие у налогоплательщика соответствующих документов не может являться безусловным доказательством наличия реальных хозяйственных операций без проверки достоверности сведений, содержащихся в указанных документах.

Оценив с совокупности имеющиеся в материалах дела доказательства, суд соглашается с выводом налогового органа о том, что представленные обществом первичные бухгалтерские документы в обоснование спорных затрат не свидетельствуют о наличии у заявителя реальных хозяйственных связей не только с ООО «Каро», ООО «Вираж», ООО «Строй-Инвест», не зарегистрированными в установленном законом порядке в качестве юридических лиц, но и с ООО «Риаполис» и ООО «Кентавр».

Так, из представленных заявителем документов (счетов-фактур, актов на выполненные работы - услуги) усматривается, что ООО «Кентавр» предоставляло ООО «МШСМ» в 2004 году механизмы - экскаватор ЭО-3323, КАМАЗ 51111, погрузчик МКСМ-800 в аренду. Соответствующий договор аренды у заявителя отсутствует. При этом, как пояснил представитель заявителя, договорные отношения с ООО «Кентавр» строились на основании устной договоренности.

Что касается ООО «Риаполис», то заявителем в ходе проверки налоговому органу был представлен договор от 03.01.2004 № 15/12 (услуги спецавтотранспорта), в соответствии с пунктом 1.1 которого арендодатель (ООО «Риаполис») предоставляет арендатору (ООО «МШСМ») во временное владение и пользование спецавтотранспорт, принадлежащий арендодателю на правах собственности. Арендатор обязан использовать технику в производственных целях, содержать ее в исправном состоянии и по окончании срока аренды сдать арендодателю (пункт 3.2 договора).

Из материалов дела усматривается и не оспаривается заявителем, что услуги по управлению передаваемым транспортом и его технической эксплуатации ООО «Кентавр» и ООО «Риаполис» заявителю не оказывались, что в силу статьи 642 Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ) соответствует договору аренды транспортного средства без экипажа.

В соответствии с пунктом 3 статьи 607 ГК РФ в договоре аренды должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить имущество, подлежащее передаче арендатору в качестве объекта аренды. При отсутствии этих данных в договоре условие об объекте, подлежащем передаче в аренду, считается не согласованным сторонами, а соответствующий договор не считается заключенным.

При этом согласно пункту 2 статьи 611 ГК РФ имущество сдается в аренду вместе со всеми его принадлежностями и относящимися к нему документами (техническим паспортом, сертификатом качества и т.п.), если иное не предусмотрено договором.

Согласно статье 646 ГК РФ, если иное не предусмотрено договором аренды транспортного средства без экипажа, арендатор несет расходы на содержание арендованного транспортного средства, его страхование, включая страхование своей ответственности, а также расходы, возникающие в связи с его эксплуатацией.

Судом установлено и материалами дела подтверждается, что доказательств передачи транспортных средств от ООО «Кентавр» и ООО «Риаполис» во временное владение и пользование заявителю материалы дела не содержат. Передаточный акт в материалах дела отсутствует, кроме того, отсутствуют данные об индивидуальных признаках транспортных средств (№ двигателя, технические характеристики и т.п.).

Отсутствуют в материалах дела и доказательства осуществления заявителем ремонта, необходимого для поддержания арендованной техники в исправном состоянии, надлежаще оформленные доверенности работникам заявителя на управление транспортными средствами, их полное техническое обслуживание в течение срока аренды и несение расходов в связи с их эксплуатацией.

Не представлено заявителем в ходе налоговой проверки, а также в ходе судебного разбирательства и соответствующих документов по взаимоотношениям с ООО «Каро» и ООО «Вираж», в первичных бухгалтерских документах которых, представленных заявителем, содержатся сведения об оказанных ООО «МШСМ» услугах по предоставлению автотранспорта в аренду. Договоры (в письменной форме) с указанными предприятиями у заявителя также отсутствуют.

Таким образом, у налогоплательщика отсутствуют доказательства совершения заявителем и его контрагентами фактических действий, из которых бы усматривалась воля сторон на передачу имущества во временное владение и пользование, определенных письменной формой договора.

Как пояснил представитель заявителя при рассмотрении настоящего спора, фактически у ООО «МШСМ» как с ООО «Каро», ООО «Вираж», ООО «Строй-Инвест», так и с ООО «Кентавр» и ООО «Риаполис» в спорном периоде существовали договорные отношения по оказанию заявителю транспортных услуг механизмами контрагентов. В представленных же первичных бухгалтерских документах от ООО «Каро», ООО «Вираж», ООО «Кентавр» и ООО «Риаполис» наименование данных услуг указано некорректно. При этом, что касается ООО «Риаполис», то договор от 03.01.2004 № 15/12 сторонами не выполнялся, так как не было достигнуто соглашение о передаваемой в аренду технике, что подтверждается отсутствием подписи представителя ООО «МШСМ» в приложении № 1 к данному договору (перечень предоставляемой арендодателем производственной техники арендатору). Тем не менее, между заявителем и ООО «Риаполис» было достигнуто устное соглашение об оказании последним заявителю транспортных услуг, которое сторонами и выполнялось и в рамках которого заявителем были понесены спорные затраты.

Исследовав представленные в материалы дела документы, суд с учетом требований статей 642, 607, 611, 646 ГК РФ и установленных в ходе судебного разбирательства обстоятельств (в том числе: отсутствие письменной формы договоров, данных об индивидуальных признаках транспортных средств, доказательств осуществления заявителем текущего либо капитального ремонта и т.п.), а также принимая во внимание пояснения налогоплательщика соглашается с доводом заявителя о том, что договорные отношения по аренде автотранспорта между ООО «МШСМ» и его контрагентами фактически не существовали.

Тем не менее, оценив в совокупности представленные сторонами в материалы дела доказательства, суд считает, что имеющиеся материалы не позволяют сделать безусловный вывод и о том, что между ООО «МШСМ» и его контрагентами в спорном периоде были заключены (в устной форме) и реально исполнялись договоры возмездного оказания услуг, к которым применимы правила главы 39 ГК РФ.

В соответствии со статьей 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организации признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину расходов, которые определяются в соответствии с настоящей главой. В силу статьи 252 НК РФ расходы должны быть не только документально подтвержденными, но и экономически оправданными.

Налоговый кодекс РФ не устанавливает перечень документов, подлежащих оформлению при осуществлении налогоплательщиком тех или иных расходных операций, не предъявляет каких-либо специальных требований к их оформлению (заполнению). Однако при решении вопроса о возможности учета тех или иных расходов в целях налогообложения прибыли необходимо исходить из того, подтверждают документы, имеющиеся у налогоплательщика, произведенные им расходы или нет, то есть условием для включения затрат в налоговые расходы является возможность на основании имеющихся документов сделать однозначный вывод о том, что расходы фактически произведены.

Минимальный объем таких документов в случае возмездного оказания услуг включает акты приемки услуг, которые должны составляться с учетом требований пункта 2 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете».

При этом суд полагает, что требования пункта 2 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» в отношении оформления первичных учётных документов носят не добровольный, а обязательный характер, поскольку без такого отражения невозможно определить, каким образом формировалась фактическая стоимость транспортных услуг.

Из материалов дела усматривается, что в ходе выездной налоговой проверки по требованию налогового органа заявителем представлены акты оказанных услуг.

Исследовав представленные документы, суд установил, что из данных актов не усматривается, какие именно услуги оказывались обществу и в каком объеме, в чем именно они заключаются, какую конкретно работу выполнил налогоплательщик с использованием предоставленной техники. Данные обстоятельства являются существенными при определении обоснованности расходов связанных с оплатой стоимости услуг по предоставлению указанных выше транспортных средств, поскольку в собственности ООО «МШСМ» в спорном периоде имелась своя автотехника, что не отрицается заявителем.

Ссылка налогоплательщика на то, что у предприятия в спорном периоде не имелось техники, необходимой для выполнения работ в интересах заказчиков, судом отклоняется, поскольку доказательств, подтверждающих невозможность выполнения работ собственной техникой предприятия, заявителем в ходе судебного разбирательства не представлено.

Суд не принимает довод заявителя о том, что при помощи привлеченной техники ООО «МШСМ» были выполнены работы, указанные в представленных в материалы дела актах выполненных работ, что и подтверждается указанными актами. Данные акты, в отличие от представленных по взаимоотношениям с ООО «Каро», ООО «Вираж», ООО «Строй-Инвест», ООО «Кентавр» и ООО «Риаполис», действительно, содержат наименование, характер, количественную и стоимостную характеристику работ, выполненных заявителем в пользу заказчиков, однако из содержания указанных актов не усматривается, с использованием какой техники - своей либо привлеченной - были выполнены работы.

Суд также учитывает, что из представленных в материалы дела документов усматривается, что критерием для определения стоимости оказанных заявителю транспортных услуг является количество дней, в которых использовалась привлеченная техника. Однако обществом ни в ходе выездной налоговой проверки, ни в ходе судебного разбирательства не представлено каких-либо документов (в частности - путевых листов, заказов-нарядов и т.п.), подтверждающих, что привлеченная техника использовалась именно данное, указанное в актах, количество дней.

Более того, из имеющихся документов не усматривается, что расходы по привлеченной технике не были включены ООО «МШСМ» в стоимость работ, выполнение которых, по утверждению заявителя, осуществлялось с использованием указанной техники.

Довод заявителя о том, что у общества имеются документы (представленные налоговым органом материалы проверки - том 1, страницы 1-18 и 21-77), подтверждающие, что расходы по привлеченной технике включены в стоимость выполненных работ, судом отклоняется как несостоятельный, поскольку документы, на которые ссылается налогоплательщик, - это документы, представленные обществом в подтверждение несения затрат по оплате арендных и транспортных услуг, оказанных ему данными обществами (полученные заявителем от ООО «Каро», ООО «Вираж», ООО «Строй-Инвест», ООО «Кентавр» счета-фактуры и акты выполненных работ, товарно-транспортные накладные, договор с ООО «Риаполис», акты приема-передачи векселей). Данные документы не могут являться доказательствами, подтверждающими включение спорных расходов в стоимость работ, выполненных заявителем с использованием транспортных средств сторонних организаций.

Каких-либо иных доказательств заявителем в нарушение требований части 1 статьи 65 АПК РФ в ходе судебного разбирательства не представлено.

Оценивая довод налогового органа о том, что об отсутствии реальных хозяйственных связей ООО «МШСМ» с его контрагентами (в том числе и с ООО «Каро», ООО «Вираж», ООО «Строй-Инвест», не зарегистрированными в качестве юридических лиц) также свидетельствуют полученные сотрудниками органов внутренних дел в ходе выездной налоговой проверки объяснения работников ООО «МШСМ» - прораба строительного участка Сазанова И.С., механика Орлова Д.А., механика Москалева С.А., водителя Алпатова Д.А., наладчика автомобильных кранов Бойченко А.Е., водителя Мельникова Г.Р., токаря Ибрагимова Ю.А., водителя-машиниста автокрана Пичугина А.В., инженера-геодезиста Цветкова В.А., инженера-сметчика Зайцевой Т.В., ведущего инженера-сметчика Шиковой Н.А., суд отмечает следующее.

В соответствии со статьей 64 АПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном настоящим Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела.

В качестве доказательств допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы. Не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

Суд принимает как состоятельный довод ООО «МШСМ» о том, что указанные объяснения не могут расцениваться в качестве показаний свидетелей по данному делу, так как перед получением данных объяснений граждане не были предупреждены об ответственности за дачу заведомо ложных показаний, а также указанные граждане не вызывались налоговым органом для допроса в качестве свидетелей согласно статье 31 НК РФ.

Тем не менее, суд считает возможным оценить содержащиеся в данных объяснениях сведения в совокупности с иными имеющимися доказательствами по делу исходя из следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 36 НК РФ по запросу налоговых органов органы внутренних дел участвуют вместе с налоговыми органами в проводимых налоговыми органами выездных налоговых проверках.

Согласно пункту 3 статьи 82 НК РФ налоговые органы, органы внутренних дел в порядке, определяемом по соглашению между ними, информируют друг друга об имеющихся у них материалах о нарушениях законодательства о налогах и сборах и налоговых преступлениях, а также осуществляют обмен другой необходимой информации в целях исполнения возложенных на них задач.

Приказами от 22.01.2004 Министерства внутренних дел РФ № 76 и Министерства по налогам и сборам РФ № АС-3-06/37 «Об утверждении нормативно-правовых актов о порядке взаимодействия органов внутренних дел и налоговых органов по предупреждению, выявлению и пресечению налоговых правонарушений и преступлений» утверждена Инструкция о порядке взаимодействия органов внутренних дел и налоговых органов при осуществлении выездных налоговых проверок, которая зарегистрирована в Минюсте Российской Федерации 26.02.2004 за №5588.

Согласно пункту 33 статьи 11 Закона Российской Федерации от 18.04.1991 № 1026-1 «О милиции» сотрудникам милиции для выполнения возложенных на милицию обязанностей предоставляется право участвовать в налоговых проверках по запросу налоговых органов.

Взаимодействие должностных лиц налоговых органов и сотрудников органов внутренних дел при проведении выездной налоговой проверки не препятствует их самостоятельности в выборе предусмотренных законодательством средств и методов проведения контрольных и иных мероприятий в рамках своей компетенции.

Как следует из материалов дела, сотрудники МРО ОРЧ КМ по НП ГУВД Кемеровской области были привлечены к участию в проведении выездной налоговой проверки ООО «МШСМ» (решения о проведении выездной налоговой проверки от 12.02.2007 № 8, от 04.04.2007 № 8).

Таким образом, данные сотрудники являются лицами, которые вправе проводить мероприятия налогового контроля и получать все необходимые доказательства в соответствии с нормами законодательства об оперативно-розыскной деятельности.

С учетом изложенного, суд отклоняет довод заявителя, что при отобрании объяснений у работников ООО «МШСМ» не были соблюдены требования статьи 90 НК РФ, поскольку заявителем не учтено, что данные объяснения отобраны не налоговым органом, а сотрудниками МРО ОРЧ КМ по НП ГУВД Кемеровской области, и отобраны в соответствии с нормами законодательства об оперативно-розыскной деятельности.

Следовательно, так как объяснения работников ООО «МШСМ» - прораба строительного участка Сазанова И.С., механика Орлова Д.А., механика Москалева С.А., водителя Алпатова Д.А., наладчика автомобильных кранов Бойченко А.Е., водителя Мельникова Г.Р., токаря Ибрагимова Ю.А., водителя-машиниста автокрана Пичугина А.В., инженера-геодезиста Цветкова В.А., инженера-сметчика Зайцевой Т.В., ведущего инженера-сметчика Шиковой Н.А. получены сотрудниками МРО ОРЧ КМ по НП ГУВД Кемеровской области без каких-либо нарушений норм действующего законодательства, то соответствии с нормами статьи 64 АПК РФ они могут быть представлены суду налоговым органом в качестве доказательств по делу.

Суд учитывает, что согласно позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 04.02.1999 № 18-О, результаты оперативно-розыскных мероприятий являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках тех фактов, полученных с соблюдением требований Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», которые могут стать доказательствами после закрепления их надлежащим процессуальным путем, то есть, как это предписывается частью 2 статьи 49 и частью 2 статьи 50 Конституции РФ. В рассматриваемом случае - в порядке, установленном статьями 90 и 99 НК РФ.

Однако, принимая во внимание, что действующее законодательство не содержит запретов на использование налоговым органом и арбитражным судом письменных доказательств, добытых в результате оперативно-розыскных мероприятий, а также учитывая противоречивость сведений, изложенных в них, другим доказательствам по делу, в частности, документам, представленным налогоплательщиком в обоснование правомерности спорных расходов и налоговых вычетов (а именно: сведениям, содержащимся в счетах-фактурах, актах выполненных работ, актах приема-передачи векселей), суд считает возможным для выяснения обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела и принятия законного и обоснованного решения, оценить указанные документы в соответствии со статьей 71 АПК РФ в совокупности с иными имеющимися в материалах дела доказательствами.

Из объяснений прораба строительного участка Сазанова И.С., механика Орлова Д.А., механика Москалева С.А., водителя Алпатова Д.А., наладчика автомобильных кранов Бойченко А.Е., водителя Мельникова Г.Р., токаря Ибрагимова Ю.А., водителя-машиниста автокрана Пичугина А.В., инженера-геодезиста Цветкова В.А., инженера-сметчика Зайцевой Т.В., ведущего инженера-сметчика Шиковой Н.А. усматривается, что данные физические лица указывают на отсутствие в спорном периоде какой-либо привлеченной со стороны техники на предприятии, на выполнение работ в интересах заказчиков только собственной автотехникой общества, а также, что сторонняя техника работниками ООО «МШСМ» не обслуживалась, не ремонтировалась. Расходы, связанные с оплатой каким-либо организациям услуг по предоставлению техники как в аренду, так и для выполнения работ (оказания услуг), в стоимость работ, выполняемых ООО «МШСМ» и предъявляемых обществом к оплате заказчикам, не включались.

Довод заявителя о том, что опрошенные в ходе проверки работники ООО «МСШМ» не обладают всей полнотой информации относительно наличия либо отсутствия на предприятии в 2004-2005г.г. привлеченной техники судом не принимается.

Данные работники последовательно и непротиворечиво указывают на выполнение ООО «МШСМ» в спорном периоде работ лишь посредством собственной техники, в то время как налогоплательщик, не представляя суду документов, бесспорно опровергающих данные факты, бездоказательно ставит под сомнение достоверность изложенных физическими лицами в объяснениях обстоятельств.

Ссылка налогоплательщика на невозможность принятия судом в качестве доказательств по настоящему делу сведений, полученных за пределами проверки, судом отклоняется по основаниям, изложенным при рассмотрении эпизода о документальном подтверждении налоговым органом факта отсутствия государственной регистрации ООО «Вираж».

С учетом вышеизложенного, суд, оценив фактические обстоятельства дела и имеющиеся в материалах дела доказательства в их совокупности, приходит к выводу, что реальность хозяйственных операций ООО «МШСМ» с ООО «Каро», ООО «Вираж», ООО «Строй-Инвест», ООО «Риаполис» и ООО «Кентавр» документально не подтверждена.

Довод заявителя о реально понесенных затратах в связи с осуществлением расчетов посредством передачи векселей, которые общество приобретало в ОАО АКБ «Кузбассугольбанк», г. Кемерово и по отчетности отражало, что передавало эти векселя указанным предприятиям-контрагентам, судом не принимается, поскольку указанные обстоятельства в совокупности с другими установленными судом обстоятельствами по делу не могут безусловно свидетельствовать о наличии реальных финансово-хозяйственных отношений с данными контрагентами и, соответственно, о правомерности включения спорных затрат в расходы при исчислении налога на прибыль и в состав налоговых вычетов при исчислении НДС.

При таких обстоятельствах решение налогового органа от 13.07.2007 № 421 в части доначисления ООО «МШСМ» налога на прибыль в сумме 723035 руб., НДС в сумме 565041 руб., начисление соответствующих сумм пени и штрафных санкций законно и обосновано.

Кроме того, в части доначисления заявителю НДС за 2004 год в размере 31424 руб. суд учитывает отсутствие у налогоплательщика счета-фактуры, выставленной ООО «Риаполис» на оплату оказанных ООО «МШСМ» транспортных услуг, в том числе НДС в указанном размере, в связи с чем на основании пункта 1 статьи 172 НК РФ право на вычет в данной сумме у общества отсутствует.

Довод заявителя о необходимости исключения счета-фактуры № 28 из числа доказательств по делу судом отклоняется как несостоятельный, поскольку данный документ в качестве доказательства правомерности предъявления спорных сумм к вычету и включения в расходы при исчислении налоговой базы по НДС и налогу на прибыль в ходе судебного разбирательства ни заявителем, ни налоговым органом суду не представлялся.

Как следует из текста оспариваемого решения от 13.07.2007 № 421, основанием для доначисления указанных сумм послужил вывод налогового органа о том, что расходы заявителя, связанные с использованием технологий ноу-хау в рамках лицензионного договора, заключенного с ООО «Апогей», и понесенные в рамках договора, заключенного с ООО НПФ «Элмет-Интеллект», экономически необоснованы, т.е. не могут быть включены в состав расходов в целях исчисления налога на прибыль.

При этом, не оспаривая реальное существование технологий, используемых обществом в рамках лицензионного договора, и принадлежность данных технологий к ноу-хау, контролирующий орган по результатам проверочных мероприятий пришел к выводу, что фактически ООО «Апогей», являющееся взаимозависимым лицом с ООО «МШСМ», работникам заявителя вознаграждения в рамках договоров купли-продажи ноу-хау не выплачивало, а производило выплаты второй («черной») заработной платы за основную работу указанных работников в ООО «МШСМ», в связи с чем с данных сумм ООО «МШСМ» были доначислены ЕСН, страховые взносы на обязательное пенсионное страхование, соответствующие пени и штрафы, а также пени и штрафные санкции по НДФЛ.

В целях главы 25 НК РФ для российских организаций прибылью признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с данной главой.

Согласно пункту 1 статьи 252 НК РФ расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Понятие «экономическая оправданность затрат» не дано ни в одном акте действующего законодательства Российской Федерации. Законодательство о налогах и сборах также не содержит никаких разъяснений данного понятия для целей налогообложения. Только в Методических рекомендациях по применению главы 25 «Налог на прибыль организаций» части второй Налогового кодекса Российской Федерации, утвержденных приказом Министерства Российской Федерации по налогам и сборам от 20.12.2002 N БГ-3-02/729, указано, что под «экономически оправданными расходами следует понимать затраты, обусловленные целями получения доходов, удовлетворяющие принципу рациональности, и обусловленные обычаями делового оборота».

Следовательно, термин «экономическая оправданность» является оценочной категорией, а это означает, что при возникновении сомнений в оправданности произведенных расходов данное обстоятельство подлежит доказыванию.

Пунктом 6 статьи 108 НК РФ обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возложена на налоговые органы. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица.

С данной нормой корреспондируют нормы статей 65, 200 АПК РФ, согласно которым обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо.

При этом следует иметь в виду, что положения налогового законодательства в части требования об экономической обоснованности понесенных налогоплательщиком расходов должны применяться с учетом пункта 7 статьи 3 НК РФ о толковании всех неустранимых сомнений, противоречий и неясностей актов законодательства о налогах и сборах в пользу налогоплательщиков, а также правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации о необходимости установления, исследования и оценки судами всех имеющих значения для правильного разрешения дела обстоятельств (Определение от 12.07.2006 № 267-О).

Формируемая Высшим Арбитражным Судом РФ судебная практика также основывается на презумпции экономической оправданности совершенных налогоплательщиком операций и понесенных по этим операциям затрат. Как указано в пункте 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12.10.2006 № 53, действия налогоплательщиков, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, предполагаются экономически оправданными.

Исследовав и оценив имеющиеся в материалах дела доказательства в их совокупности, суд считает, что налоговым органом не представлено доказательств экономической необоснованности затрат, произведенных налогоплательщиком, в то время как представленные обществом в материалы дела документы подтверждают правомерность действий налогоплательщика по включению в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, затрат по оплате услуг, оказанных обществу ООО НПФ «Элмет-Интеллект», а также затрат по оплате лицензионных платежей ООО «Апогей».

Так, из материалов дела усматривается, что 15.06.2005 между ООО «МШСМ» и ООО «Научно-производственная фирма «Элмет-Интеллект» был заключен договор № 36/03-ИС об оказании услуг в сфере использования объектов интеллектуальной собственности, в соответствии с пунктом 1 которого заказчик (ООО «МШСМ») поручает, а исполнитель (ООО НПФ «Элмет-Интеллект») принимает на себя обязательства внедрить на предприятии механизм использования объектов интеллектуальной собственности и ноу-хау в хозяйственной деятельности, позволяющий активизировать и стимулировать творческую деятельность административного и инженерно-технического персонала, с целью создания патентов, ноу-хау и прочих объектов интеллектуальной собственности; разработать систему управления, создания, приобретения и использования научно-технической продукции, патентов, лицензий, ноу-хау и прочих объектов интеллектуальной собственности с точки зрения экономической целесообразности; провести письменные и устные консультации для персонала ООО «МШСМ» с целью ознакомления их с законодательством РФ в сфере учета и использования объектов интеллектуальной собственности.

В силу пункта 2.1.1 договора исполнитель обязуется выполнить обязательства, указанные в пункте 1 договора, в срок до 30.07.2004, подготовить и передать по акту приема-передачи оказанных услуг соответствующую документацию.

Согласно пункту 3.1 договора стоимость вознаграждения исполнителю за предоставленные заказчику услуги устанавливается в размере 340000 руб. Оплата за оказанные услуги по договору производится заказчиком после подписания сторонами акта сдачи-приемки услуг по договору на основании выставленных исполнителем счетов-фактур в течение 30 дней с момента их поступлении (пункт 3.2 договора).

Работы ООО НПФ «Элмет-Интеллект» по договору от 15.06.2004 № 36/03 были выполнены надлежащим образом и в установленные сроки, о чем сторонами 30.06.2004 был составлен акт сдачи-приемки.

Кроме того, во исполнение указанного договора ООО НПФ «Элмет-Интеллект» были переданы в ООО «МШСМ» следующие документы (согласно приложению - перечню): Методические рекомендации по защите информации и информационных ресурсов предприятия, Стандарт предприятия, Методические указания по определению цены (стоимости) объектов интеллектуальной собственности и ноу-хау; порядку выплаты вознаграждений за использование объектов интеллектуальной собственности и ноу-хау; определению эффекта от использования новых технологий, внедрение которых обеспечивает получение фактического экономического эффекта; бухгалтерскому и налоговому учету объектов интеллектуальной собственности и ноу-хау.

Факт наличия у заявителя указанных документов налоговым органом не оспаривается. Оригиналы Методических рекомендаций по защите информации и информационных ресурсов предприятия, Стандарта предприятия, Методических указаний по определению цены (стоимости) объектов интеллектуальной собственности и ноу-хау; порядку выплаты вознаграждений за использование объектов интеллектуальной собственности и ноу-хау; определению эффекта от использования новых технологий, внедрение которых обеспечивает получение фактического экономического эффекта; бухгалтерскому и налоговому учету объектов интеллектуальной собственности и ноу-хау представлялись заявителем в ходе судебного заседания суду на обозрение.

Суд не принимает как документально не подтвержденный довод налогового органа о том, что готовая документация от исполнителя была получена ООО «МШСМ» в день заключения договора № 36/03-ис, т.е. 15.06.2004. Имеющийся в материалах дела перечень представленной документации не содержит ссылки на дату его составления, а имеет лишь указание на то, что он является приложением, перечнем переданной документации по договору № 36/03-ис от 15.06.2004. Таким образом, имеющаяся в перечне дата, исходя из структуры документа, относится к его названию (наименованию), а не к дате составления. Указание же на то, что данный перечень - приложение с учетом его содержания позволяет сделать вывод о том, что это приложение к акту сдачи-приемки от 30.06.2004. Доказательств, опровергающих указанные обстоятельства, налоговым органом в ходе судебного разбирательства в нарушение требований части 5 статьи 200 АПК РФ не представлено.

09.07.2004 ООО НПФ «Элмет-Интеллект» налогоплательщику была выставлена счет-фактура № 28 на оплату ООО «МШСМ» оказанных по договору от 15.06.2004 № 36/03-ис услуг в размере 70000 руб., а 14.09.2004 - счет-фактура № 46 на сумму 270000 руб.

Выставленные счета фактуры были оплачены заявителем посредством перечисления денежных средств на расчетный счет ООО НПФ «Элмет-Интеллект» после выставления счета-фактуры от 14.09.2004, что не оспаривается налоговым органом.

Претензий к указанным первичным документам (в части правильности оформления соответствующих операций) у налогового органа в ходе проверки не возникло.

Таким образом, расходы ООО «МШСМ» в указанной части документально подтверждены.

Довод налогового органа об отсутствии экономической обоснованности спорных затрат со ссылкой на то, что фактически разработанными ООО НПФ «Элмет-Интеллект» методическими рекомендациями и указаниями, стандартом предприятия, включающим в себя бланки лицензионных договоров, бланки договоров купли-продажи, бланки аннотаций на ноу-хау, бланки актов передачи ноу-хау, заявитель не воспользовался и не получил соответствующий экономический эффект в своей предпринимательской деятельности, судом отклоняется в связи со следующим.

Как разъяснил Конституционный суд РФ в определении от 04.06.2007 № 320-О-П «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса группы депутатов Государственной Думы о проверке конституционности абзацев 2 и 3 пункта 1 статьи 252 НК РФ», глава 25 НК РФ регулирует налогообложение прибыли организаций и устанавливает в этих целях определенную соотносимость доходов и расходов и связь последних именно с деятельностью организации по извлечению прибыли. Этот же критерий прямо обозначен в абзаце четвертом пункта 1 статьи 252 НК РФ как основное условие признания затрат обоснованными или экономически оправданными: расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Из этого же исходит и Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ, указавший в Постановлении от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», что обоснованность расходов, учитываемых при расчете налоговой базы, должна оцениваться с учетом обстоятельств, свидетельствующих о намерениях налогоплательщика получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. При этом речь идет именно о намерениях и целях (направленности) этой деятельности, а не о ее результате. Вместе с тем обоснованность получения налоговой выгоды, как отмечается в том же Постановлении, не может быть поставлена в зависимость от эффективности использования капитала.

Налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. В силу принципа свободы экономической деятельности (статья 8, часть 1, Конституции Российской Федерации) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность.

По смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 24.02.2004 № 3-П, судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов.

Поскольку основанием для вывода налогового органа об отсутствии экономической обоснованности понесенных заявителем расходов в указанной части послужило оформление документов по ноу-хау физическими лицами - работниками ООО «МШСМ» для дальнейшей их продажи в ООО «Апогей», а не в интересах работодателя, а также об отсутствии у общества документов, подтверждающих экономический эффект от внедрения спорных технологий в производственной деятельности предприятия, т.е. отсутствие целесообразности в разработке ООО НПФ «Элмет-Интеллект» рекомендаций и стандартов использования и внедрения ноу-хау, суд с учетом вышеизложенной правовой позиции Конституционного суда РФ (определение от 04.06.2007 № 320-О-П) считает данный вывод инспекции несостоятельным.

Вместе с тем, в представленных в материалы дела документах имеется соглашение об изменений договора № 36/03-ис об оказании услуг в сфере использования объектов интеллектуальной собственности, составленное и подписанное сторонами - ООО «МШСМ» и ООО НПФ «Элмет-Интеллект» 13.09.2004 (т.е. до оплаты обществом спорных услуг исполнителю в полном объеме), в соответствии с которым заказчик и исполнитель пришли к соглашению изменить указанный договор, а именно - пункт 3.1 договора, изложив его в следующей редакции: «Сумма вознаграждения исполнителю за предоставленные заказчику услуги устанавливается в размере 60000 руб.».

Таким образом, налогоплательщик был вправе отнести в состав расходов при исчислении налога на прибыль понесенные в рамках исполнения договора от 15.06.2004 № 36/03-ис затраты в размере 60000 руб., поскольку именно в указанном размере затраты понесены обществом для осуществления деятельности, направленной на получение дохода, и экономически обоснованы.

В ходе судебного разбирательства представители заявителя затруднились пояснить причины включения в состав расходов затрат в размере 340000 руб., связанных с оплатой оказанных ООО НПФ «Элмет-Интеллект» услуг по договору от 15.06.2004 № 36/03-ис с учетом указанного соглашения. Доказательств, подтверждающих обоснованность уменьшения налогооблагаемой базы по налогу на прибыль в указанной части ООО «МШСМ» в ходе судебного разбирательства также не представлено.

Следовательно, непринятие налоговым органом в состав расходов затрат налогоплательщика в размере 280000 руб. (340000 руб. - 60000 руб.) и, соответственно, доначисление заявителю оспариваемым решением налога на прибыль в размере 67200 руб. (28000 руб. х 24%), начисление соответствующих сумм пени и штрафных санкций, законно и обосновано.

В части непринятия налоговым органом затрат налогоплательщика по оплате лицензионных платежей за пользование ноу-хау в рамках заключенного договора с ООО «Апогей», суд отмечает следующее.

Не принимая в состав расходов указанные затраты, налоговый орган ссылается на взаимозависимость ООО «МШСМ» и ООО «Апогей», расхождения в датах приобретения ООО «Апогей» технологий у физических лиц и датах передачи указанных технологий в ООО «МШСМ», а также на то, что опрошенные в ходе проверки физические лица, являющиеся согласно представленным заявителем и полученным налоговым органом в ходе встречной проверки контрагента налогоплательщика документам разработчиками данных технологий, категорически отрицают свое участие в их создании, поясняя, что воспринимали производящиеся им выплаты в качестве заработной платы за работу в ООО «МШСМ». С учетом указанных обстоятельств и принимая во внимание отсутствие у налогоплательщика документов, подтверждающих полученный в предпринимательской деятельности общества экономический эффект от внедрения и использования спорных технологий, инспекция пришла к выводу об отсутствии экономической обоснованности в данных затратах налогоплательщика.

Исследовав представленные в материалы дела документы, суд соглашается с тем, что ООО «МШСМ» и ООО «Апогей» являются взаимозависимыми лицами.

Так, из материалов дела усматривается и не оспаривается заявителем, что учредителями ООО «МШСМ» являются ОАО «Трест Кузбассшахтостроймонтаж» (доля участия 24%), Крюков Сергей Владимирович (доля участия 23%), Мозжухина Тамара Яковлевна (доля участия 23%), Зверев Юрий Николаевич (доля участия 15%), Котиков Александр Иванович (доля участия 15%). Директором общества является Крюков С.В., заместителем директора - Мозжухина Т.Я., главным бухгалтером - Воробьева Н.И.

Указанные физические лица являются и учредителями ООО «Апогей» с долей участия, соответственно, 34%, 34%, 15% и 17%. Директором ООО «Апогей» является Мозжухина Т.Я., главным бухгалтером - Воробьева Н.И. Кроме указанных лиц в состав работников ООО «Апогей» также входят ведущий инженер-экономист Аноприева Е.В. и кассир Гилева О.Я., занимающие аналогичные должности в ООО «МШСМ». Иных работников в штатной численности ООО «Апогей» нет.

Фактический адрес ООО «МШСМ», как и ООО «Апогей» - г. Междуреченск, Южная промзона (здание одно и то же).

С 04.06.2004 оба общества состоят на налоговом учете в Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 8 по Кемеровской области.

В соответствии с пунктом 1 статьи 20 НК РФ общим условием для признания лиц взаимозависимыми для целей налогообложения является обусловленная сложившимися между физическими и (или) юридическими лицами отношениями возможность оказания влияния на условия или экономические результаты их деятельности или деятельности представляемых ими лиц, а именно:

1) одна организация непосредственно и (или) косвенно участвует в другой организации, и суммарная доля такого участия составляет более 20 процентов;

2) одно физическое лицо подчиняется другому физическому лицу по должностному положению;

3) лица состоят в соответствии с семейным законодательством Российской Федерации в брачных отношениях, отношениях родства или свойства, усыновителя и усыновленного, а также попечителя и опекаемого.

В соответствии с пунктом 2 статьи 20 НК РФ судебные органы также могут признать лиц взаимозависимыми и по другим основаниям.

Пунктом 2 статьи 20 Кодекса суду предоставлено право признавать лица взаимозависимыми по иным основаниям, чем предусмотренные пунктом 1 указанной статьи, если отношения между этими лицами могут повлиять на результаты сделок по реализации товаров (работ, услуг).

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в пункте 1 Информационного письма от 17.03.2003 № 71 пояснил, что наличие одного учредителя является основанием для установления судом взаимозависимости юридических лиц и это обстоятельство не требует предварительного вынесения судебного решения, а осуществляется судом с участием налогового органа и налогоплательщика в ходе рассмотрения конкретного дела.

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 04.12.2003 № 441-О также отметил, что лица могут быть признаны взаимозависимыми в судебном порядке по основаниям, не перечисленным в пункте 1 статьи 20 НК РФ, только при условии, что отношения между организациями могут повлиять на результат сделки. При этом сами основания должны быть предусмотрены другими правовыми актами.

Такие основания, в частности, установлены Законом РСФСР от 22.03.1991 № 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках», в корреспонденции с нормами Федерального закона от 08.08.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» применительно к аффилированным лицам, принадлежащим к одной группе лиц.

Лицо признается аффилированным в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации.

Понятие аффилированного лица закреплено в абзаце 25 статьи 4 Закона № 948-1 (в редакции, действовавшей в спорный период), из которого следует, что под аффилированными лицами признаются физические и юридические лица, способные оказывать влияние на деятельность юридических лиц.

Абзацы 26 - 31 статьи 4 Закона № 948-1 содержат перечень лиц, которые признаются аффилированными лицами юридического лица. Так, согласно абзацу 28 указанной статьи к аффилированным лицам относятся лица, принадлежащие к той группе лиц, к которой принадлежит данное юридическое лицо.

Под группой лиц согласно абзацу 13 статьи 4 Закона № 948-1 понимается группа юридических и (или) физических лиц, применительно к которым выполняется одно или несколько условий, исчерпывающий перечень которых закреплен в абзацах 14 - 24 статьи 4 Закона № 948-1.

Судом установлено, что между обществами ООО «МШСМ» и ООО «Апогей» существует определенная взаимозависимость, поскольку данные организации фактически представлены одними и теми же лицами, в связи с чем, руководствуясь нормой абзаца 25 статьи 4 Закона № 948-1, суд признаёт вышеперечисленных лиц группой аффилированных лиц.

Принадлежность к одной группе лиц, по смыслу законодательства о хозяйственных обществах, объективно влияет на результаты сделок по реализации товаров (работ, услуг).

Учитывая в совокупности вышеизложенные обстоятельства, суд полагает, что физические лица, осуществляющие полномочия единоличных исполнительных органов аффилированных юридических лиц, являются заинтересованными между собой, а также по отношению к каждому из юридических лиц.

Совокупность указанных обстоятельств в силу норм статьи 4 Федерального закона «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» означает, что указанные юридические лица являлись аффилированными лицами по отношению друг к другу.

Кроме того, судом принято во внимание, что одними из основных учредителей всех вышеперечисленных организаций являются генеральный директор ООО «МШСМ» Крюков С.В. и директор ООО «Апогей» Мозжухина Т.Я. (заместитель генерального директора ООО «МШСМ»), что свидетельствует о том, что указанные лица заинтересованы во взаимодействии всех своих организаций и установлении выгодных условий осуществления финансово-экономической деятельности и налогообложения.

Более того, данные обстоятельства свидетельствуют о наличии подчинения одного физического лица другому физическому лицу по должностному положению.

Исходя из вышеизложенных обстоятельств, руководствуясь статьей 20 НК РФ, Законом РСФСР от 22.03.1991 № 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках», в корреспонденции с нормами Федерального закона от 08.08.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», суд признает взаимозависимыми ООО «МШСМ» и ООО «Апогей».

Довод представителя заявителя об отсутствии взаимозависимости между организациями судом отклонен как противоречащий фактическим обстоятельствам дела.

Тем не менее, в соответствии с действующим законодательством указанное обстоятельство само по себе не может свидетельствовать о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. В данном случае суд оценивает указанный факт в совокупности с иными имеющимися в материалах дела доказательствами.

Как следует из материалов дела, 15.06.2004 ООО «МШСМ» и ООО «Апогей» был заключен лицензионный договор № 1, в соответствии с пунктом 1.1 которого лицензиар (ООО «Апогей») обязуется предоставить лицензиату (ООО «МШСМ») за вознаграждение право на использование 13 технологий ноу-хау, перечисленных в данном договоре, за право пользования которыми согласно пункту 3.1 договора лицензиат уплачивает лицензиару вознаграждение в размере 6470000 руб.

10.06.2005 между сторонами был заключен аналогичный договор № 2, на основании пунктов 1.1 и 3.1. которого ООО «МШСМ» получало право использования трех технологий ноу-хау за вознаграждение в размере 2010000 руб., а 10.11.2005 - договор № 1/11-05-Л на право использования 6 технологий ноу-хау (пункт 1.1 договора) за вознаграждение 7150000 руб. (пункт 3.1 договора).

В силу пунктов 3.2 данных договоров вознаграждение уплачивалось лицензиатом ежемесячно по предъявленным счетам-фактурам лицензиара с момента подписания договоров и до полного погашения вознаграждения.

Оплата вознаграждения производилась простыми векселями банка «Уралсиб» по актам приема-передачи векселей, соответствующие операции отражались обществами по бухгалтерскому учету.

В ходе проверочных мероприятий инспекцией было установлено, что спорные технологии были приобретены ООО «Апогей» по договорам купли-продажи от 15.06.2004, 15.07.2004 15.10.2004, 10.06.2005, 12.07.2005, 15.07.2005, 03.10.2005, 03.11.2005 у лиц, являющихся работниками ООО «МШСМ», выплаты которым производились ежемесячно в течение 2004-2006г.г. по платежным ведомостям ООО «Апогей». При этом в разработках технологий участвовал весь среднесписочный состав работников ООО «МШСМ».

Однако в ходе проведенных сотрудниками органов внутренних дел, принимавших вместе с налоговым органом участие в выездной налоговой проверке заявителя, опросов указанных лиц работники ООО «МШСМ» пояснили, что разработкой ноу-хау они не занимались, какой-либо документации также не разрабатывали, договоры купли-продажи технологий в ООО «Апогей» подписывали либо по незнанию, либо в качестве документа, необходимого для получения второй заработной платы.

Исходя из указанных объяснений и принимая во внимание отсутствие у налогоплательщика документов, подтверждающих полученный в предпринимательской деятельности общества экономический эффект от внедрения и использования спорных технологий, инспекция пришла к выводу об отсутствии экономической обоснованности в данных затратах налогоплательщика.

Довод заявителя о том, что данные объяснения не могут расцениваться в качестве показаний свидетелей по делу, так как перед получением данных объяснений граждане не были предупреждены об ответственности за дачу заведомо ложных показаний, а также указанные граждане не вызывались налоговым органом для допроса в качестве свидетелей согласно статье 31 НК РФ, состоятелен.

Тем не менее, с учетом правовой позиции суда, изложенной при рассмотрении эпизода о доначислении заявителю налога на прибыль и НДС в связи с непринятием в состав расходов и налоговых вычетов затрат налогоплательщика, связанных с оплатой оказанных предприятию транспортных услуг со стороны ООО Строй-Инвест», ООО «Вираж», ООО «Кентавр», ООО «Каро», ООО «Риаполис», суд считает возможным оценить содержащиеся в данных объяснениях сведения в совокупности с иными имеющимися доказательствами по делу.

Исследовав имеющиеся в материалах дела доказательства, суд установил, что факт наличия у ООО «МШСМ» на правах использования в рамках лицензионных договоров технологий ноу-хау документально подтвержден материалами дела (в том числе - актами сдачи-приемки ноу-хау) и не оспаривается инспекцией.

Более того, оригиналы технологий представлялись заявителем в ходе судебного разбирательства суду на обозрение.

Не отрицается контролирующим органом и принадлежность спорных технологий к охраняемой законом коммерческой информации - ноу-хау.

Также документально подтверждена и реальная, фактическая оплата заявителем лицензионного вознаграждения ООО «Апогей» за 2004-2005г.г. в общем размере 6441625 руб.

Доказательств, свидетельствующих о том, что используемые по лицензионным договорам технологии фактически у ООО «Апогей» отсутствовали и не передавались заявителю, налоговым органом не представлено.

Таким образом, с учетом вышеизложенных обстоятельств, сомнения налогового органа в правомерности принятия заявителем в состав расходов затрат, связанных с выплатой ООО «Апогей» лицензионных вознаграждений, фактически основаны лишь на объяснениях физических лиц, не являющихся письменными доказательствами по делу, без представления каких-либо доказательств, подтверждающих изложенные в данных объяснениях сведения.

Более того, имеющиеся в материалах дела документы, по мнению суда, не являются безусловными доказательствами того, что по лицензионным договорам от 15.06.2004 № 1, от 10.06.2005 № 2, от 10.11.2005 № 1/11-05-Л ООО «МШСМ» были переданы именно те технологии, которые ООО «Апогей» приобрело у физических лиц - работников заявителя по договорам передачи, купли-продажи от 15.06.2004, 15.07.2004 15.10.2004, 10.06.2005, 12.07.2005, 15.07.2005, 03.10.2005, 03.11.2005, поскольку лицензионные договоры и акты сдачи-приемки содержат лишь наименование передаваемых технологий, но не сведения об их разработчиках.

При таких обстоятельствах несовпадение в датах приобретения ООО «Апогей» технологий у физических лиц и датах передачи указанных технологий в ООО «МШСМ», а также производство ООО «Апогей» выплат в пользу работников ООО «МШСМ», у которых технологии ноу-хау ООО «Апогей» не приобретались, не может свидетельствовать о недобросовестности заявителя и его контрагента по взаимоотношениям указанных лиц в рамках лицензионных договоров и являться документальным подтверждением показаний физических лиц, отрицающих свою причастность к созданию тех технологий, которые использует заявитель, так как наличие у спорных технологий одинаковых наименований не означает их идентичности по содержанию.

Доказательств, свидетельствующих об обратном, налоговым органом в нарушение требований части 5 статьи 200 АПК РФ не представлено.

Ссылка представителей инспекции на отсутствие у заявителя документов, подтверждающих получение обществом экономического эффекта от внедрения и использования спорных технологий, судом в качестве подтверждающей вывод инспекции о том, что спорные расходы являются экономически необоснованными, не принимается по основаниям, изложенным при рассмотрении эпизода о непринятии инспекцией в состав расходов затрат налогоплательщика по взаимоотношениям с ООО «Элмет-Интеллект».

С учетом изложенного, суд считает, что отказ налогового органа в принятии спорных затрат ООО «МШСМ» в расходы в целях исчисления налога на прибыль за 2004-2005г.г. основан на неполно выясненных обстоятельствах.

Что касается доначисления заявителю за 2004-2006г.г. ЕСН, страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, пени и штрафов, а также налоговых санкций и пени по НДФЛ (налоговый агент), суд отмечает следующее.

Из текста оспариваемого решения от 13.07.2007 № 421 усматривается, что налогооблагаемой базой для исчисления указанных сумм послужили денежные средства, выплаты которых ООО «Апогей» осуществляло в пользу физических лиц по договорам передачи, купли-продажи ноу-хау от 15.06.2004, 15.07.2004 15.10.2004, 10.06.2005, 12.07.2005, 15.07.2005, 03.10.2005, 03.11.2005, поскольку, по мнению инспекции, указанные выплаты являются заработной платой работников ООО «МШСМ».

Пунктом 3 статьи 24 НК РФ на налоговых агентов возложена обязанность правильно и своевременно исчислять из средств, выплачиваемых налогоплательщикам, и перечислять в бюджеты соответствующие налоги.

В соответствии с пунктом 4 статьи 226 НК РФ налоговые агенты обязаны удержать начисленную сумму налога непосредственно из доходов налогоплательщика при их фактической выплате.

Удержание у налогоплательщика начисленной суммы налога производится налоговым агентом за счет любых денежных средств, выплачиваемых налоговым агентом налогоплательщику, при фактической выплате указанных денежных средств налогоплательщику либо по его поручению третьим лицам.

Из статьи 226 НК РФ также следует, что исчисление сумм и уплата налога в соответствии с настоящей статьей производится в отношении всех доходов налогоплательщика, источником которых является налоговый агент, за исключением доходов, в отношении которых исчисление и уплата налога осуществляются в соответствии со статьями 214.1, 227 и 228 настоящего Кодекса с зачетом ранее удержанных сумм налога.

Налоговые агенты обязаны удержать начисленную сумму налогов непосредственно из доходов налогоплательщика при их фактической выплате.

Удержание у налогоплательщика исчисленной суммы налога производится налоговым агентом за счет любых денежных средств, выплачиваемых налоговым агентом налогоплательщику либо по его поручению третьим лицам.

Налоговые агенты обязаны перечислить суммы исчисленного и удержанного налога не позднее дня фактического получения в банке наличных денежных средств на выплату дохода, а также дня перечисления дохода со счетов налоговых агентов в банке на счете налогоплательщика либо по его поручению на счета третьих лиц в банках.

Таким образом, из содержания и смысла указанных правовых норм следует, что обязанность налогового агента по исчислению, удержанию и перечислению в бюджет НДФЛ обусловлена фактом выплаты доходов налогоплательщику и возможностью его удержания из выплачиваемых сумм.

В соответствии с пунктом 2 статьи 10 Федерального закона от 15.12.2001 № 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в РФ» объектом обложения страховыми взносами и базой для начисления страховых взносов является объект налогообложения и налоговая база по единому социальному налогу.

Согласно пункту 1 статьи 235 НК РФ налогоплательщиками единого социального налога являются организации, производящие выплаты физическим лицам.

В силу пункта 1 статьи 236 НК РФ объектом обложения единым социальным налогом признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые налогоплательщиками в пользу физических лиц по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг, а также по авторским договорам.

Согласно статье 56 Трудового кодекса РФ трудовой договор - это соглашение между работником и предприятием, по которому работник обязуется выполнять работу по определенной специальности, квалификации или должности с подчинением внутреннему трудовому распорядку, а предприятие обязуется выплачивать работнику заработную плату и обеспечивать условия труда, предусмотренные законодательством о труде, коллективным договором, соглашением сторон.

На основании части 1 статьи 420 ГК РФ договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Согласно статье 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. Стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422).

Судом установлено, что 15.06.2004, 15.07.2004 15.10.2004, 10.06.2005, 12.07.2005, 15.07.2005, 03.10.2005, 03.11.2005 между ООО «Апогей» и физическими лицами были заключены договоры купли-продажи, передачи ноу-хау, которые каких-либо условий относительно трудового распорядка физических лиц, размера и порядка выплаты вознаграждения за труд, а также иных условий, регламентирующих трудовой процесс и свидетельствующих об их заключении с конкретными физическими лицами, не содержат. Следовательно, данные договоры не являются трудовыми. Не являются указанные договоры и гражданско-правовыми договорами на выполнение работ, оказание услуг, а также авторскими договорами.

Более того, указанные договоры были заключены не ООО «МШСМ», а ООО «Апогей». При этом тот факт, что физические лица, заключившие договоры с ООО «Апогей» одновременно являются работниками заявителя, не изменяет правового характера заключаемых договоров.

Судом установлено и не оспаривается налоговым органом, что в проверяемом налоговом периоде ООО «МШСМ» не производило начислений и выплат доходов физическим лицам по договорам от 15.06.2004, 15.07.2004 15.10.2004, 10.06.2005, 12.07.2005, 15.07.2005, 03.10.2005, 03.11.2005.

Исходя из указанных обстоятельств, вывод налогового органа о необходимости включения налогоплательщиком в налогооблагаемую базу при исчислении ЕСН, страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, а также о необходимости исчисления и удержания НДФЛ из выплаченных ООО «Апогей» по данным договорам сумм противоречит действующему налоговому законодательству.

В соответствии с частью 1 статьи 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо.

В связи с тем, что доказательств начисления и осуществления ООО «МШСМ» в 2004-2006г.г. выплат физическим лицам по спорным договорам в материалах дела не содержится, решение инспекции от 13.07.2007 № 421 в указанной части незаконно.

Произведенные же ООО «МШСМ» в период действия спорных договоров выплаты в рамках исполнения лицензионных договоров были осуществлены обществом непосредственно ООО «Апогей» в качестве вознаграждений по лицензионным договорам от 15.06.2004 № 1, от 10.06.2005 № 2, от 10.11.2005 № 1/11-05-Л, а не в качестве выплат заработной платы работникам и, следовательно, в силу статей 226, 236, НК РФ, статьи 10 Федерального закона от 15.12.2001 № 167-ФЗ такие выплаты также не признаются объектом налогообложения НДФЛ (агент), ЕСН и не включаются в налогооблагаемую базу при исчислении страховых взносов на обязательное пенсионное страхование.

Суд не принимает как несостоятельную ссылку налогового органа на правомерность доначисления спорных сумм с учетом взаимозависимости ООО «МШСМ» и ООО «Апогей», поскольку указанное обстоятельство, как и факт нахождения данных организаций по одному юридическому адресу в рассматриваемом случае с учетом изложенных выше обстоятельств правового значения не имеет.

При этом суд также учитывает отсутствие в материалах дела доказательств того, что выплаты по договорам передачи, купли-продажи ноу-хау производились ООО «Апогей» денежными средствами, принадлежащими ООО «МШСМ».

Довод налогового органа о преюдициальности при рассмотрении настоящего спора обстоятельств, установленных судебными актами по делу № А27-8840/2007-6 судом не принимается как несостоятельный.

Действительно, в рамках дела № А27-8840/2007-6 суд установил неправомерность включения ООО «Апогей» в состав расходов затрат, связанных с выплатами в пользу физических лиц по договорам купли-продажи ноу-хау.

Однако основанием для такого вывода суда послужило отсутствие указанных затрат в перечне расходов, уменьшающих доходы согласно пункту 1 статьи 346.16 НК РФ (ООО «Апогей» находится на упрощенной системе налогообложения).

С учетом вышеизложенного, требования заявителя подлежат удовлетворению в части доначисления ООО «МШСМ» налога на прибыль в сумме 1560 390 руб., ЕСН в сумме 2695301 руб., страховых взносов на обязательное пенсионное страхование в сумме 1056277 руб., начисления соответствующих сумм пени и штрафов, начисления пени по НДФЛ (налоговый агент) в связи с неисчислением и неудержанием налога в сумме 1259495 руб. и начисления соответствующих сумм налоговых санкций.

Судебные расходы в виде государственной пошлины, уплаченной заявителем в сумме 2 000 руб. за рассмотрение спора в арбитражном суде, в соответствии со статьей 110 АПК РФ подлежат взысканию с налогового органа в пользу заявителя в размере, пропорциональном удовлетворенным требованиям.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 201, 180, 181 Арбитражного процессуального кодекса РФ, суд

решил:

Заявление Общества с ограниченной ответственностью «Междуреченскшахтостроймонтаж», г. Междуреченск удовлетворить частично.

Признать недействительным решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 8 по Кемеровской области, г. Междуреченск от 13.07.2007 № 421 в части доначисления налога на прибыль в сумме 1560 390 руб., единого социального налога в сумме 2695301 руб., страховых взносов на обязательное пенсионное страхование в сумме 1056277 руб., начисления соответствующих сумм пени и штрафов, начисления пени по налогу на доходы физических лиц (налоговый агент) в связи с неисчислением и неудержанием налога в сумме 1259495 руб. и начисления соответствующих сумм налоговых санкций.

В остальной части в удовлетворении заявления отказать.

Взыскать с Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 8 по Кемеровской области (Кемеровская область, г. Междуреченск, ул. Гончаренко, 4) в пользу Общества с ограниченной ответственностью «Междуреченскшахтостроймонтаж», г. Междуреченск судебные расходы по оплате госпошлины в сумме 1 500 руб.

Решение в месячный срок с момента его принятия может быть обжаловано в арбитражный суд апелляционной инстанции, а также в двухмесячный срок после вступления решения в законную силу - в арбитражный суд кассационной инстанции.

Судья

Арбитражного суда

Кемеровской области И.В. Мишина

АРБИТРАЖНЫЙ СУД КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ

650000, г. Кемерово, ул. Красная, 8

www.kemerovo.arbitr.ru

Резолютивная часть решения

10 апреля 2008 года Дело № А27- 872/2008-2

Именем Российской Федерации

Арбитражный суд Кемеровской области

руководствуясь статьями 110, 167-170, 201, 180, 181 Арбитражного процессуального кодекса РФ, суд

решил:

Заявление Общества с ограниченной ответственностью «Междуреченскшахтостроймонтаж», г. Междуреченск удовлетворить частично.

Признать недействительным решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 8 по Кемеровской области, г. Междуреченск от 13.07.2007 № 421 в части доначисления налога на прибыль в сумме 1560 390 руб., единого социального налога в сумме 2695301 руб., страховых взносов на обязательное пенсионное страхование в сумме 1056277 руб., начисления соответствующих сумм пени и штрафов, начисления пени по налогу на доходы физических лиц (налоговый агент) в связи с неисчислением и неудержанием налога в сумме 1259495 руб. и начисления соответствующих сумм налоговых санкций.

В остальной части в удовлетворении заявления отказать.

Взыскать с Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 8 по Кемеровской области (Кемеровская область, г. Междуреченск, ул. Гончаренко, 4) в пользу Общества с ограниченной ответственностью «Междуреченскшахтостроймонтаж», г. Междуреченск судебные расходы по оплате госпошлины в сумме 1 500 руб.

Решение в месячный срок с момента его принятия может быть обжаловано в арбитражный суд апелляционной инстанции, а также в двухмесячный срок после вступления решения в законную силу - в арбитражный суд кассационной инстанции.

Судья

Арбитражного суда

Кемеровской области И.В. Мишина

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А27-872/2008
Принявший орган: Арбитражный суд Кемеровской области
Дата принятия: 16 апреля 2008

Поиск в тексте