• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ЧЕТВЕРТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 11 июня 2013 года Дело N А10-4866/2012

Резолютивная часть постановления объявлена 05 июня 2013 года.

Полный текст постановления изготовлен 11 июня 2013 года.

Четвертый арбитражный апелляционный суд в составе

председательствующего судьи Сидоренко В.А.,

судей Желтоухова Е.В., Рылова Д.Н.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Королёвой Д.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу с использованием системы видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Республики Бурятия с участием судьи Устиновой Н.В. и секретаря судебного заседания Аюшеевой А.Н. апелляционную жалобу индивидуального предпринимателя Будаевой Светланы Борисовны на решение Арбитражного суда Республики Бурятия от 14 марта 2013 года по делу № А10-4866/2012 по заявлению индивидуального предпринимателя Будаевой Светланы Борисовны (ОГРН 304032312700201, ИНН 032303676979) к Бурятской таможне (ОГРН 1020300891346, ИНН 0323053338) о признании недействительным решения от 24.08.2012, обязании возвратить денежную сумму,

(суд первой инстанции: судья Мархаева Г.Д-С.),

при участии в судебном заседании в Арбитражном суде Республики Бурятия:

от индивидуального предпринимателя Будаевой Светланы Борисовны - Борисова С.Б. - представителя по доверенности от 26.11.2012;

от Бурятской таможни - Зайцевой Е.В. - представителя по доверенности от 07.03.2013,

установил:

индивидуальный предприниматель Будаева Светлана Борисовна (далее - ИП Будаева С.Б., предприниматель) обратилась в Арбитражный суд Республики Бурятия к Бурятской таможне с заявлением о признании недействительным решения № 10602000/400/240812/Т0040/1 от 24 августа 2012 года, обязании возвратить денежную сумму в размере 1 214 937,98 рублей, в том числе таможенные платежи на сумму 992 522,39 рублей, пени 222 415, 59 рублей.

Решением Арбитражного суда Республики Бурятия от 14 марта 2013 года в удовлетворении заявленных требований отказано. Суд первой инстанции пришёл к выводу о законности оспариваемого решения.

Не согласившись с указанным решением, ИП Будаева С.Б. обжаловала его в апелляционном порядке. Заявитель апелляционной жалобы ставит вопрос об отмене обжалуемого решения как необоснованного. По мнению предпринимателя, суд первой инстанции в обосновании своих выводов указал, что несоответствие наименования уполномоченного органа в графе 11 сертификата наименованию указанному в официальных документах, является достаточным основанием для признания сертификата недействительным и отмены преференциального режима.

Судом первой инстанции неправильно применена норма статьи 63 ТК ТС, указывая, что режим предоставления тарифных преференций применяется при условии, если страна происхождения товара подтверждена в установленном порядке до истечения 1 года со дня регистрации таможенной декларации. Однако, применение данной статьи возможно в сочетании со статьей 62 ТК ТС, то есть при «первичном» таможенном оформлении ввоза товара на территорию страны. Заявитель считает, что в рассматриваемом случае указанные нормы данной статьи неприменимы, так как тарифные преференции были предоставлены в апреле - июне 2010 года при таможенном оформлении ввоза товара и в данном случае не идет речь о применении преференциального режима.

Таможенный орган в представленном отзыве на апелляционную жалобу считает доводы жалобы предпринимателя не соответствующими действительности. Просит в удовлетворении требований ИП Будаевой С.Б. отказать.

О месте и времени рассмотрения апелляционной жалобы, лица, участвующие в деле, извещены надлежащим образом в порядке, предусмотренном главой 12 АПК РФ, что подтверждается почтовыми уведомлениями, а также отчетом о публикации на официальном сайте Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в сети «Интернет» (www.arbitr.ru) определения о принятии апелляционной жалобы к производству.

Четвертый арбитражный апелляционный суд, рассмотрев дело в порядке главы 34 АПК РФ, проанализировав доводы апелляционной жалобы и отзыва к ней, изучив материалы дела, выслушав представителей ИП Будаевой С.Б. и таможенного органа, проверив правильность применения судом первой инстанции норм процессуального и материального права, пришёл к следующим выводам.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, что Будаева Светлана Борисовна зарегистрирована в качестве индивидуального предпринимателя, и внесена в единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей - № 304032312700201 (том 1, л. д. 65-69).

01 июня 2009 года ИП Будаевой С.Б. (покупатель) и Хэйлунзянской компанией по международной торговле с ограниченной ответственностью «ФЭНЦЗЯ» (продавец) заключили контракт № НLRН-051, по условиям которого продавец принял на себя обязательство передать в собственность покупателя, а покупатель принять и оплатить переданную ему продукцию (фрукты и овощи) на условиях DAF Забайкальск. Наименование, ассортимент, количество, цена за единицу, общая стоимость партии товаров согласовываются и указываются сторонами в приложении №1 к контракту, которое является неотъемлемой частью контракта и может быть изменено по обоюдному согласию сторон (том 3, л.д.73-79).

В счет исполнения вышеупомянутого контракта в адрес ИП Будаевой С.Б. в период с 01 апреля 2010 года по 30 июня 2010 года поступили партии товаров (фруктов и овощей различных наименований) общей фактурной стоимостью 778886,40 долларов США, оформленных декларациями на товар.

Таможенное оформление указанного товара произведено на основании 38 грузовых таможенных деклараций, а именно, по декларациям № 10602040/030410/0001518, № 10602040/050410/0001544, № 10602040/090410/0001681, № 10602040/100410/0001708, № 10602040/140410/0001836, № 10602040/150410/0001867, № 10602040/190410/0001963, № 10602040/190410/0001966, № 10602040/200410/0002009, № 10602040/210410/0002047, № 10602040/230410/0002159, № 10602040/260410/0002203, № 10602040/280410/0002295, № 10602040/300410/0002396, № 10602040/020510/0002407, № 10602040/050510/0002478, №10602040/070510/0002572, № 10602040/080510/0002601, № 10602040/110510/0002641, № 10602040/130510/0002711, № 10602040/170510/0002820, № 10602040/200510/0002949, № 10602040/210510/0002983, № 10602040/220510/0003022, № 10602040/240510/0003053, № 10602040/250510/0003092, № 10602040/270510/0003164, № 10602040/280510/0003212, № 10602040/290510/0003239, № 10602040/310510/0003273, № 10602040/030610/0003384, № 10602040/040610/0003418, № 10602040/050610/0003440, № 10602040/080610/0003499 (том 1, л. д. 111-236).

При таможенном оформлении товаров предпринимателем в графе 36 названных деклараций была заявлена льгота по уплате таможенных платежей в виде тарифной преференции по снижению ставки ввозной таможенной пошлины.

В обосновании наличия льготы по уплате таможенных платежей предпринимателем были представлены сертификаты о происхождении товаров по форме «А» G102302316830229, G102302316830238, G102302316830252, G102302316830273,

G102302316830283, G102302316830309, G102302316830318, G102302316830325, G102302316830332, G102302316830350, G102302316830364, G102302316830378, G102302316830389, G102302316830414, G102302316830430, G102302316830230, G102302316830246, G102302316830254, G102302316830275, G102302316830298, G102302316830308, G102302316830317, G102302316830326, G102302316830335, G102302316830351, G102302316830365, G102302316830381, G102302316830406, G102302316830415, G102302316830431, G102302316830216, G102302316830219, G102302316830224, G102302316830234, G102302316830248, G102302316830268, G102302316830279, G102302316830297, G102302316830321, G102302316830315, G102302316830329, G102302316830341, G102302316830354, G102302316830369, G102302316830380, G102302316830407, G102302316830425, G102302316830437,

G102302316830438 (том 2, л.д.2-131).

На основании вышеуказанных сертификатов о происхождении товара формы «А» в отношении упомянутых товаров Улан-Удэнским таможенным постом принято решение о выпуске товара с предоставлением тарифной преференции, о чем свидетельствуют данные в графе 36 «Преференция», в графе 44 «Дополнительная информация/Представленные документы/Сертификаты и разрешения», в графе 47 «Исчисление платежей» перечисленных выше деклараций.

В период с 15 августа 2012 года по 24 августа 2012 года должностным лицом таможенного органа Доминовой Е.А. была проведена камеральная проверка по вопросу соблюдения условий предоставления тарифных преференций по товарам, оформленным ИП Будаевой С.Б. по вышеперечисленным таможенным декларациям за период 01 апреля 2010 года по 30 июня 2010 года, о чем составлен акт камеральной таможенной проверки № 10602000/400/240812/А0040/00 от 24 августа 2012 года (том 1, л.д.99-110).

Согласно названному акту в отношении товаров, оформленных за период с 01 апреля 2010 года по 30 июня 2010 года, установлено, что при декларировании товаров по вышеуказанным грузовым таможенным декларациям декларанту ИП Будаевой С.Б. необоснованно предоставлены тарифные преференции на основании сертификатов о происхождении товаров формы «А», не соответствующих требованиям пункта 4 статьи 61 Таможенного кодекса Таможенного союза, главы VII Правил определения происхождения товаров из развивающихся и наименее развитых стран, принятых Соглашением между Правительством Российской Федерации, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 12.12.2008 «О правилах определения происхождения товаров из развивающихся и наименее развитых стран».

Данный факт привел к занижению уплаты таможенных платежей по указанным грузовым таможенным декларациям в размере 992 522,39 рублей, в том числе таможенной пошлины в размере 901 159,33 рублей и НДС в размере 91 363,06 рублей.

В соответствии с названным актом проверки предложено, в том числе:

- принять решение об отказе предоставления тарифных преференций по обозначенным выше грузовым таможенным декларациям;

- ИП Будаевой С.Б. уплатить таможенные платежи в размере 992 522,39 рублей, в том числе таможенной пошлины в размере 901 159,33 рублей и НДС в размере 91 363,06 рублей.

24 августа 2012 года начальником Бурятской таможни Томиным В.С. по результатам рассмотрения акта камеральной таможенной проверки от 24.08.2012 №10602000/400/240812/А0040/00 принято решение №10602000/400/240812/Т0040, которым отказано ИП Будаевой С.Б. в предоставлении тарифных преференций по вышеуказанным грузовым таможенным декларациям (том 1, л.д.89-92).

31 августа 2012 года таможенным органом в адрес предпринимателя для ознакомления и исполнения направлены требования об уплате таможенных платежей №№293-329 (том 1, л.д.1-72).

Не согласившись с вышеназванным решением об отказе предоставления тарифных преференций, ИП Будаева С.Б. обратился в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Пределы судебного разбирательства при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов и должностных лиц, в том числе судебных приставов-исполнителей, установлены частью 4 статьи 200 АПК РФ, согласно которой арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными (часть 2 статьи 201 АПК РФ).

Согласно пункту 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 года № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением Гражданского кодекса Российской Федерации» основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта государственного органа или органа местного самоуправления недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием.

С учетом изложенного суд апелляционной инстанции полагает, что требования общества могут быть удовлетворены только в том случае, если будут установлены следующие обстоятельства:

1) несоответствие оспариваемого решения таможенного органа закону или иному нормативному правовому акту;

2) нарушение прав и законных интересов общества этим решением.

При отсутствии хотя бы одного из данных обстоятельств, требования общества удовлетворению не подлежат.

Суд апелляционной инстанции считает, что суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела и дал им надлежащую правовую квалификацию, в связи с чем, у суда нет оснований к удовлетворению апелляционной жалобы. Выводы суда первой инстанции являются верными и соответствуют обстоятельствам дела.

Доводы, изложенные в апелляционной жалобе, подлежат отклонению, поскольку заявлялись в суде первой инстанции, где им дана полная и надлежащая оценка.

Суд апелляционной инстанции находит выводы суда первой инстанции о законности обжалуемого решения правильным, исходя из следующего.

Суд апелляционной инстанции находит выводы суда первой инстанции о законности обжалуемого решения правильным, исходя из следующего.

Подпункт 6 пункта 2 статьи 181 Таможенного кодекса Таможенного союза устанавливает, что в декларации на товары указываются сведения об исчислении таможенных платежей, в том числе ставки таможенных пошлин, налогов, таможенных сборов, а также применение льгот по уплате таможенных платежей.

К льготам по уплате таможенных платежей относятся тарифные преференции (подпункт 1 пункта 1 статьи 74 Таможенного кодекса Таможенного союза).

В соответствии с пунктом 1 статьи 36 Закона Российской Федерации от 21.05.1993 № 5003-1 «О таможенном тарифе» (в редакции Федерального закона от 06.12.2011 № 409-ФЗ) Российская Федерация предоставляет тарифные преференции в соответствии с международными договорами государств - членов Таможенного союза, международными договорами Российской Федерации.

Под тарифной преференцией понимается освобождение от уплаты ввозных таможенных пошлин в отношении товаров, происходящих из стран, образующих вместе с Российской Федерацией зону свободной торговли либо подписавших соглашения, имеющие целью создание такой зоны, или снижение ставок ввозных таможенных пошлин в отношении товаров, происходящих из развивающихся или наименее развитых стран, пользующихся единой системой тарифных преференций Таможенного союза.

В силу части 3 статьи 109 Закона о таможенном регулировании страна происхождения товаров определяется декларантом, а в случаях, установленных этим Законом, таможенным органом. Страна происхождения товаров заявляется декларантом таможенному органу при таможенном декларировании товаров. Происхождение товаров из заявляемой декларантом страны происхождения товаров должно быть документально подтверждено в соответствии с таможенным законодательством Таможенного союза.

Согласно пункту 2 статьи 58 Таможенного кодекса Таможенного союза определение страны происхождения товаров производится во всех случаях, когда применение мер таможенно-тарифного и нетарифного регулирования зависит от страны происхождения товаров.

На основании статьи 59 Таможенного кодекса Таможенного союза в подтверждение страны происхождения товаров таможенный орган вправе требовать представления документов, подтверждающих страну происхождения товаров (пункт 1). Документами, подтверждающими страну происхождения товаров, являются декларация о происхождении товара или сертификат о происхождении товара (пункт 2).

Пунктом 1 статьи 62 Таможенного кодекса Таможенного союза предусмотрено, что при ввозе товаров на таможенную территорию таможенного союза документ, подтверждающий страну происхождения товаров, предоставляется в случае, если стране происхождения этих товаров на территории таможенного союза предоставляются тарифные преференции в соответствии с таможенным законодательством и (или) международными договорами государств - членов таможенного союза. В указанном случае документ, подтверждающий страну происхождения товаров, предоставляется таможенному органу одновременно с предоставлением таможенной декларации. При этом предоставление тарифных преференций может быть обусловлено необходимостью предоставления сертификата о происхождении товара по определенной форме в соответствии с законодательством и (или) международными договорами государств - членов Таможенного союза.

Пункт 1 статьи 61 Таможенного кодекса Таможенного союза определяет сертификат о происхождении товара как документ, однозначно свидетельствующий о стране происхождения товаров и выданный уполномоченными органами или организациями этой страны или страны вывоза, если в стране вывоза сертификат выдается на основе сведений, полученных из страны происхождения товаров. Если в сертификате о происхождении товара сведения о стране происхождения товаров основаны на иных критериях, чем те, применение которых предусмотрено международными договорами государств - членов таможенного союза, регулирующими вопросы правил определения страны происхождения товаров, страна происхождения товаров определяется в соответствии с критериями, определенными этими международными договорами (пункт 1).

В соответствии со статьей VII Правил определения происхождения товаров из развивающихся и наименее развитых стран (приложение к Соглашению от 12 декабря 2008 года) в удостоверение происхождения товара из развивающейся или наименее развитой страны, на которую распространяется тарифный преференциальный режим, лицо, перемещающее товары, представляет декларацию-сертификат о происхождении товара по форме «А» (приложение 1), принятую в рамках Общей системы преференций, которая заполняется в соответствии с Требованиями к оформлению деклараций-сертификатов о происхождении товара по форме «А» (приложение 2).

Срок применения сертификата в целях предоставления тарифных преференций ограничен 12 месяцами с даты его выдачи. Сертификат представляется таможенным органам на бумажном носителе в напечатанном виде на русском или английском языке. При необходимости таможенные органы могут требовать перевода сертификата на государственный язык.

Статьей 61 Таможенного кодекса Таможенного союза предусмотрено, что сертификат о происхождении товара представляется одновременно с таможенной декларацией и другими документами, представляемыми при помещении товаров, ввозимых на таможенную территорию таможенного союза, под таможенную процедуру. При утрате сертификата принимается его официально заверенный дубликат (пункт 3).

Если сертификат о происхождении товара оформлен с нарушениями требований к его оформлению и (или) заполнению, установленных таможенным законодательством таможенного союза, таможенный орган самостоятельно принимает решение об отказе в рассмотрении такого сертификата в качестве основания для предоставления тарифных преференций (пункт 4).

При проведении таможенного контроля таможенный орган вправе обратиться к уполномоченным органам или организациям страны, которые выдали сертификат о происхождении товара, с просьбой представить дополнительные документы или уточняющие сведения. Такое обращение не препятствует выпуску товаров на основании сведений о стране их происхождения, заявленных при помещении товаров под таможенную процедуру (пункт 5).

На основании пункта 1 статьи 62 Таможенного кодекса Таможенного союза при обнаружении признаков того, что заявленные сведения о стране происхождения товаров, которые влияют на применение ставок таможенных пошлин, налогов и (или) мер нетарифного регулирования, являются недостоверными, таможенные органы вправе потребовать представить документ, подтверждающий страну происхождения товаров.

Из приведенных выше взаимосвязанных норм таможенного законодательства следует, что наличие оснований для предоставления льготы по уплате таможенных платежей (в виде тарифной преференции) должно доказать заинтересованное лицо (в рассматриваемом случае - ИП Будаева С.Б.). При этом допустимым доказательством данного обстоятельства является надлежащим образом оформленный сертификат о происхождении товара по форме «А».

Китай (под номером 41) включен в Перечень развивающихся стран-пользователей системы тарифных преференций Таможенного союза, утвержденный решением Межгосударственного Совета Евразийского экономического сообщества (высшего органа Таможенного союза) от 27.11.2009 № 18 и решением Комиссии Таможенного союза от 29.11.2009 № 130.

Таким образом, для подтверждения факта происхождения ввезенных товаров из Китая предприниматель обязан представить надлежащим образом оформленные сертификаты формы «А» (в том числе удостоверенные компетентными органами).

В соответствии со статьей VIII Правил определения происхождения товаров из развивающихся и наименее развитых стран (приложение к Соглашению от 12 декабря 2008 года) Комиссия таможенного союза получает от развивающихся или наименее развитых стран, в отношении которых предоставлены тарифные преференции, наименования, адреса, оттиски печатей компетентных органов, уполномоченных заверять сертификаты. Тарифный преференциальный режим не распространяется на товар, происходящий из развивающейся или наименее развитой страны, которая не предоставила такую информацию. Товар из развивающейся или наименее развитой страны не считается происходящим из этой страны, на которую распространяется тарифный преференциальный режим, до тех пор, пока не будет представлен надлежащим образом оформленный сертификат о происхождении товара или запрошенные сведения.

Аналогичные положения были установлены разделом 6 «Административное сотрудничество» Правил определения происхождения товаров развивающихся стран при предоставлении тарифных преференций в рамках Общей системы преференций, утвержденных Соглашением стран СНГ от 12 апреля 1996 года, действовавших до 1 июля 2010 года.

Таким образом, тарифные преференции предоставляются в отношении товара, происходящего из развивающейся страны, при условии представления в таможенный орган надлежащим образом заполненного сертификата о происхождении товара, а также соблюдения самой развивающейся страной предусмотренных требований к административному сотрудничеству.

Согласно Требованиям к оформлению деклараций-сертификатов о происхождении товаров по форме «А» (приложением № 2 к Правилам определения происхождения товаров из развивающихся и наименее развитых стран) графа 11 сертификата содержит данные о дате и месте удостоверения сертификата, наименование и печать органа, уполномоченного в соответствии с законодательством удостоверять происхождение товаров, а также подпись должностного лица указанного органа, уполномоченного подтверждать достоверность сертификата. Печать должна иметь четкий оттиск, позволяющий при необходимости осуществить идентификацию на предмет ее подлинности.

Судом первой инстанции установлено, что для подтверждения наличия права на тарифные преференции предпринимателем при таможенном оформлении были предъявлены перечисленные выше сертификаты о происхождении товара по форме «А».

В графе 11 названного сертификата указано наименование органа, его выдавшего: «Manzhouli Entry-Exit Inspection and Quarantine Bureau of the Peoples Republic of China».

Данное обстоятельство заявителем апелляционной жалобы по существу не оспаривается и считается установленным в силу положений частей 3 и 3.1 статьи 70 АПК РФ.

Между тем, в письмах ФТС России от 09 сентября 2005 года № 06-48/31226дсп, от 15 октября 2010 года № 05-90/50378дсп, от 30 августа 2011 года № 05-89/41713 и от 20 декабря 2011 года № 05-89/62730 «О сертификатах о происхождении товара по форме «А» сообщено, что согласно доведенной китайской стороной информации правительство КНР уполномочило только тридцать пять подразделений Главной администрации по контролю за качеством, инспектированию и карантину КНР выдавать сертификаты о происхождении товара по форме «А». При этом информации о том, что орган «Manzhouli Entry-Exit Inspection and Quarantine Bureau of the Peoples Republic of China» уполномочен выдавать сертификаты происхождения товара формы «А» от китайской стороны не поступало. ФТС России не получало ни от Комиссии Таможенного союза, ни от китайской стороны сведений об адресе указанного органа и его печати.

Как уже отмечалось, в силу пункта 4 статьи 61 Таможенного кодекса Таможенного союза, если сертификат о происхождении товара оформлен с нарушениями требований к его оформлению и (или) заполнению, установленных таможенным законодательством таможенного союза, таможенный орган самостоятельно принимает решение об отказе в рассмотрении такого сертификата в качестве основания для предоставления тарифных преференций.

На основании статьи 110 Закона о таможенном регулировании таможенные органы осуществляют контроль правильности определения страны происхождения товаров в целях обеспечения соблюдения мер таможенно-тарифного и нетарифного регулирования в случаях, когда применение таких мер зависит от страны происхождения товаров, до и после выпуска товаров (часть 1). По результатам осуществления контроля правильности определения страны происхождения товаров таможенный орган принимает решение о стране происхождения товаров и (или) предоставлении тарифных преференций (часть 2). Если в ходе контроля правильности определения страны происхождения товаров таможенным органом обнаружено, что не соблюдены условия предоставления тарифных преференций, установленные таможенным законодательством Таможенного союза, таможенный орган в установленном порядке принимает решение об отказе в предоставлении тарифных преференций (часть 3).

Частью 1 статьи 24 Закона о таможенном регулировании предусмотрено, что вышестоящий таможенный орган или вышестоящее должностное лицо таможенного органа в любое время в порядке ведомственного контроля вправе отменить или изменить не соответствующее требованиям таможенного законодательства Таможенного союза и законодательства Российской Федерации о таможенном деле решение нижестоящего таможенного органа или нижестоящего должностного лица таможенного органа в области таможенного дела.

При изложенных выше обстоятельствах судом первой инстанции сделан обоснованный и правомерный вывод о законности решения Бурятской таможни № 10602000/400/240812/Т0040/1 от 24.08.2012 об отказе предоставления тарифных преференций.

Судом первой инстанции правомерно не принят довод заявителя о том, что спорные сертификаты заверены печатью уполномоченного органа «INNER MONGOLIA ENTRY-EXIT INSPECTION AND QUARANTINE BUREAU THE PEOPLE'S REPUBLIC OF CHINA», а также указан его адрес, поскольку указанные обстоятельства не свидетельствуют, что сертификаты выданы упомянутым органом. В сертификатах прямо указано, что органом их выдавшим является «MANZHUOLI ENTRY-EXIT INSPECTION AND QUARANTINE BUREAU OF THE PEOPLE'S REPUBLIC OF CHINA».

Довод заявителя апелляционной жалобы о том, что при проведении камеральной таможенной проверки таможня в нарушение положений статей 61 и 134 Таможенного кодекса Таможенного союза, раздела VIII Соглашения не направила соответствующих запросов китайской стороне с просьбой представить дополнительные документы или уточняющие сведения относительно компетенции органа, удостоверившего спорный сертификат о происхождении товара по форме «А», рассмотрен, но признан несостоятельным.

Действительно, в соответствии разделом VIII Правил определения происхождения товаров из развивающихся и наименее развитых стран (приложение к Соглашению от 12 декабря 2008 года) в случае возникновения обоснованных сомнений относительно безупречности сертификата или содержащихся в нем сведений, а также относительно сведений о происхождении товара таможенные или другие компетентные органы страны, предоставляющей тарифные преференции, могут обратиться в компетентные национальные органы развивающихся стран, заверившие сертификат, с мотивированной просьбой сообщить дополнительные или уточняющие сведения.

Однако по обстоятельствам настоящего дела от компетентных органов Китая в ФТС России не поступала информация, предусмотренная статьей VIII названных Правил, в отношении «Manzhouli Entry-Exit Inspection and Quarantine Bureau of the Peoples Republic of China», что исключает возможность реализации таможенными органами полномочий по получению дополнительных сведений.

Изложенное соответствует правовой позиции, выраженной в постановлениях Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 22 февраля 2012 года по делу № А78-2660/2011, от 16 ноября 2012 года по делу № А10-1052/2012, от 12 декабря 2012 года по делу № А10-1200/2012, от 12 декабря 2012 года по делу № А10-1201/2012, от 19 декабря 2012 года по делу № А10-1009/2012, от 20 декабря 2012 года по делу № А10-1470/2012, от 20 декабря 2012 года по делу № А10-1471/2012.

Кроме того, суд апелляционной инстанции отмечает следующее.

28 сентября 2012 года в ФТС России поступило письмо МИД России от 21 сентября 2012 года № 10047/1да, которым была доведена копия письма Главного государственного управления Китая по контролю качества, инспекции и карантину (далее - Центральный уполномоченный орган Китая) относительно полномочий «Manzhouli Entry-Exit Inspection and Quarantine Bureau of the Peoples Republic of China».

В соответствии с указанным письмом Центральный уполномоченный орган Китая сообщил о наличии у «Manzhouli Entry-Exit Inspection and Quarantine Bureau of the Peoples Republic of China» (Управление Маньчжурии по инспекции и карантину при ввозе и вывозе Китая) полномочий по выдаче сертификатов по форме «А».

Данная информация была доведена до таможенных органов для использования в работе при принятии решений о предоставлении тарифных преференций письмом ФТС России от 18 октября 2012 года № 05-92/52015дсп.

Вместе с тем, как полагает суд апелляционной инстанции, указанные письма Центрального уполномоченного органа Китая, МИД России и ФТС России не свидетельствуют о незаконности оспариваемого решения таможни от 24 августа 2012 года.

Как отмечалось выше, в соответствии с требованиями статьи VIII Правил определения происхождения товаров из развивающихся и наименее развитых стран (приложение к Соглашению от 12 декабря 2008 года) и раздела 6 «Административное сотрудничество» Правил определения происхождения товаров развивающихся стран при предоставлении тарифных преференций в рамках Общей системы преференций, утвержденных Соглашением стран СНГ от 12 апреля 1996 года, действовавших до 01 июля 2010 года, китайская сторона довела информацию о том, что Правительство КНР уполномочило выдавать сертификаты о происхождении товара по форме «А» только тридцать пять подразделений Главной администрации по контролю за качеством, инспектированию и карантину КНР. При этом информации о том, что орган «Manzhouli Entry-Exit Inspection and Quarantine Bureau of the Peoples Republic of China» уполномочен выдавать такие сертификаты от китайской стороны не поступало, ни в Комиссию Таможенного союза, ни в ФТС России.

Поэтому тарифные преференции на основании сертификатов о происхождении товара формы «А», выданные «Manzhouli Entry-Exit Inspection and Quarantine Bureau of the Peoples Republic of China», не могли быть предоставлены.

Содержащаяся в письме Центрального уполномоченного органа Китая от 18 июля 2012 года просьба принимать сертификаты о происхождении товара, выданные «Manzhouli Entry-Exit Inspection and Quarantine Bureau of the Peoples Republic of China» в 2010 году и первой половине 2011 года, также не может быть принята во внимание, поскольку по смыслу статьи VIII Правил определения происхождения товаров из развивающихся и наименее развитых стран (приложение к Соглашению от 12 декабря 2008 года) китайская сторона должна представить в Комиссию таможенного союза информацию о наименовании, адресе, оттисках печатей компетентных органов, уполномоченных заверять сертификаты, своевременно и с соблюдением установленной административной процедуры, а не после выпуска товаров и не в виде содержащейся в письме просьбы.

Также суд апелляционной инстанции отмечает, что согласно пункту 1 статьи 63 Таможенного кодекса Таможенного союза режим предоставления тарифных преференций применяется (восстанавливается) при условии, если страна происхождения товаров подтверждена в установленном порядке до истечения 1 (одного) года со дня регистрации таможенным органом таможенной декларации.

В рассматриваемом случае спорные декларации на товары были зарегистрированы российским таможенным органом в апреле-июне 2010 года, тогда как указанная просьба Центрального уполномоченного органа Китая была направлена в адрес МИД России только в июле 2012 года, то есть по истечении годичного срока.

В связи с тем, что несоблюдение развивающейся страной требований административного сотрудничества влечет отказ таможенных органов в предоставлении тарифных преференций в отношении товаров, происходящих из данной страны, то до предоставления в Комиссию Таможенного союза и в ФТС России указанной информации основания для предоставления тарифных преференций, в том числе при применении (восстановлении) режима предоставления тарифных преференций отсутствуют.

Иные доводы, изложенные в апелляционной жалобе, подлежат отклонению, поскольку не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела, либо влияли на обоснованность и законность оспариваемого решения суда, либо опровергали выводы суда первой инстанции.

Четвертый арбитражный апелляционный суд, руководствуясь статьями 258, 268-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Республики Бурятия от 14 марта 2013 года по делу №А10-4866/2012 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в двухмесячный срок в кассационном порядке в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа.

     Председательствующий  
  Сидоренко В.А.

     Судьи  
  Желтоухов Е.В.

     Рылов Д.Н.

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: 04АП-1873/2013
А10-4866/2012
Принявший орган: Четвертый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 11 июня 2013

Поиск в тексте