• по
Более 59000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ПЯТНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 28 апреля 2012 года Дело N А32-3361/2011

15АП-28/2012

Резолютивная часть постановления объявлена 23 апреля 2012 года. Полный текст постановления изготовлен 28 апреля 2012 года. Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего судьи Галова В.В., судей Авдониной О.Г., Ломидзе О.Г.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Яковлевой А.В., рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу государственного учреждения «Управление ветеринарии Успенского района» на решение Арбитражного суда Краснодарского края (судья Карпенко Т.Ю.)

от 24 ноября 2011 года по делу NА32-3361/2011 по иску корпорации «Майкрософт», закрытого акционерного общества «1 С» к государственному бюджетному учреждению «Управление ветеринарии Успенского района»(ИНН 2357005390), о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав,

УСТАНОВИЛ:

корпорация «Майкрософт» (далее - корпорация) и закрытое акционерное общество «1С» (далее - общество) обратились в Арбитражный суд Краснодарского края с иском к государственному учреждению «Управление ветеринарии Успенского района» (далее - учреждение) о взыскании денежных средств в качестве компенсации за нарушение авторских и смежных прав в пользу корпорации «Майкрософт» в размере 415 199 рублей 38 копеек, в пользу закрытого акционерного общества «1С» - 590 400 рублей.

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 24.11.2011 исковые требования удовлетворены: с государственного учреждения «Управление ветеринарии Успенского района» взыскана компенсация за нарушение авторских прав в пользу корпорации «Майкрософт» в размере 415 199 рублей 38 копеек, в пользу закрытого акционерного общества «1С» - в размере 590 400 рублей.

Суд первой инстанции пришел к выводу о доказанности факта незаконного использования ответчиком программного обеспечения, права на которое принадлежат истцам.

Не согласившись с принятым судебным актом, ответчик обжаловал его в порядке, предусмотренном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, просил решение отменить, производство по делу прекратить.

В обоснование жалобы апеллянт указал следующие доводы:

суд первой инстанции вынес решение без исследования истребованного постановления Новокубанского межрайонного следственного отдела СУ СК при прокуратуре РФ по Краснодарскому краю о прекращении уголовного преследования по уголовному делу N846159 по части 2 статьи 146 УК РФ в части касающейся использования Шаталовым В.В. контрафактного программного обеспечения закрытого акционерного общества «1С». Указанный документ так и не поступил в суд;

суд незаконно и необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о привлечении к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, общества с ограниченной ответственностью «Фирма Юнион» и индивидуального предпринимателя Сорокина Андрея Андреевича;

спорное программное обеспечение устанавливалось в рамках оказания услуг по договорам с обществом с ограниченной ответственностью «Фирма Юнион» и индивидуальным предпринимателем Сорокиным Андреем Андреевичем;

вопросы, поставленные эксперту постановлением Новокубанского межрайонного следственного отдела СУ СК при прокуратуре РФ по Краснодарскому краю о назначении судебно-компьютерной экспертизы от 24.03.2008, отличаются от вопросов, поставленных на разрешение эксперту, и выводов по ним, указанных в заключении от 27.03.2008 N17/1828-э;

наличие признаков контрафактности программ не подтверждает вины учреждения в нарушении авторских прав;

суд приобщил к материалам дела дополнительное правовое обоснование представителя истца, при этом ходатайство о приобщении рассмотрено не было. Указанное обоснование, по сути, является заявлением об изменении основания искового требования.

В письменных возражениях на жалобу представитель истцов указал на законность и обоснованность решения суда первой инстанции, просил оставить его без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения, рассмотреть жалобу в отсутствие истцов.

В судебное заседание апелляционной инстанции 23.04.2012 лица, участвующие в деле, не явились, о месте и времени рассмотрения дела извещены надлежащим образом.

Изучив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы, арбитражный суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, установлено судом первой инстанции и не оспаривается ответчиком, корпорация является обладателем исключительных авторских прав на программы для ЭВМ: «Microsoft Windows ХР Professional», «Microsoft Server 2003 Enterprise Edition», «Microsoft Office 2003 профессиональный выпуск», «Microsoft Office ХР профессиональный выпуск», «Microsoft Office 2000 профессиональный выпуск», «Microsoft Windows ХР ОЕМ RUS профессиональный выпуск».

Общество является обладателем исключительных авторских прав на программы для ЭВМ: «1С: Предприятие 7.7 для SQL комплексная кон фигурация», «1С: Предприятие 7.7 Бухгалтерский учет сетевая версия». «1С: Предприятие 7.7 Расчет локальная версия».

В феврале 2008 году сотрудниками Следственного управления Следственного комитета при Прокуратуре Российской Федерации по Краснодарскому краю была проведена проверка финансовой, хозяйственной деятельности ГУ «Управление ветеринарии Успенского района». В ходе проверки сотрудниками правоохранительных органов обнаружены и изъяты пять системных блоков.

Экспертом Экспертно-криминалистического центра главного управления внутренних дел по Краснодарскому краю проведена экспертиза системных блоков, в ходе которой выявлено, что на жестких дисках, представленных на исследование пяти системных блоков, имеется программное обеспечение с признаками контрафактности (заключение эксперта N17/1828-э).

Полагая, что учреждение неправомерно использовало программы для электронных вычислительных машин, ссылаясь на результаты проведенной экспертизы, корпорация и общество обратились в суд с иском о взыскании компенсации за нарушение авторских и смежных прав.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1259 Гражданского кодекса Российской Федерации программы для ЭВМ относятся к объектам авторских прав и охраняются как литературные произведения.

Согласно пункту 4 указанной статьи для возникновения, осуществления и защиты авторских прав не требуется регистрация произведения или соблюдение каких-либо иных формальностей.

В силу статьи 1261 Гражданского кодекса Российской Федерации авторские права на все виды программ для ЭВМ (в том числе на операционные системы и программные комплексы), которые могут быть выражены на любом языке и в любой форме, включая исходный текст и объектный код, охраняются так же, как авторские права на произведения литературы. Программой для ЭВМ является представленная в объективной форме совокупность данных и команд, предназначенных для функционирования ЭВМ и других компьютерных устройств в целях получения определенного результата, включая подготовительные материалы, полученные в ходе разработки программы для ЭВМ, и порождаемые ею аудиовизуальные отображения.

Государственная регистрация программ для ЭВМ осуществляется по желанию правообладателя, то есть не является обязательной (статья 1262 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Обладатель исключительных авторских прав имеет право использовать знак охраны авторского права, который состоит из трех элементов: латинской буквы «С» в окружности, наименования обладателя исключительных авторских прав и года опубликования произведения в соответствии со статьей 1271 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При отсутствии доказательств обратного, автором произведения считается лицо, указанное в качестве автора на оригинале или экземпляре произведения (статья 1257 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В полных названиях программных продуктов, за незаконное использование которых истцы требуют взыскать компенсацию, содержатся указания на фирмы-производители такого программного обеспечения - корпорацию и общество. Принадлежность прав на спорное программное обеспечение закрытому акционерному обществу «1С» и корпорации «Майкрософт» не оспаривается ответчиком.

Как следует из экспертного заключения N17/1828-э на жестких дисках представленных на исследование системных блоков в количестве пяти штук обнаружено программное обеспечение (программные продукты и дистрибутивы), имеющее признаки контрафактности: «Microsoft Windows ХР Professional OEM RUS» (одна копия), «Microsoft Windows ХР Professional RUS» (три копии), «Microsoft Windows Server 2003 Enterprise» (одна копия), «Microsoft Office ХР профессиональный выпуск» (две копии), «Microsoft Office 2003 профессиональный выпуск» (три копии), «1С: Предприятие 7.7 для SQL. Комплексная поставка» (три копии), установочный пакет «Microsoft Office 2000 профессиональный выпуск» (одна копия).

В соответствии с пунктом 1 статьи 1270 Гражданского кодекса Российской Федерации автору произведения или иному правообладателю принадлежит исключительное право использовать произведение в соответствии со статьей 1229 названного Кодекса в любой форме и любым не противоречащим закону способом (исключительное право на произведение), в том числе способами, указанными в пункте 2 названной статьи. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на произведение.

В соответствии со статьей 1235 Гражданского кодекса Российской Федерации право использования результата интеллектуальной деятельности может быть предоставлено третьему лицу (лицензиату) на основании лицензионного договора. Лицензиат может использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации только в пределах тех прав и теми способами, которые предусмотрены лицензионным договором. Право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, прямо не указанное в лицензионном договоре, не считается предоставленным лицензиату.

Согласно пунктам 1 и 3 статьи 1286 Гражданского кодекса Российской Федерации по лицензионному договору одна сторона - автор или иной правообладатель (лицензиар) предоставляет либо обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования этого произведения в установленных договором пределах. Заключение лицензионных договоров о предоставлении права использования программы для ЭВМ или базы данных допускается путем заключения каждым пользователем с соответствующим правообладателем договора присоединения, условия которого изложены на приобретаемом экземпляре таких программы или базы данных либо на упаковке этого экземпляра. Начало использования таких программы или базы данных пользователем, как оно определяется этими условиями, означает его согласие на заключение договора.

Учитывая наличие у вышеуказанного программного обеспечения признаков контрафактности, а также непредставление ответчиком доказательств, подтверждающих легальность его использования, вывод суда первой инстанции о нарушении учреждением авторских прав истцов является законным и обоснованным.

Относительно наличия на жестких дисках изъятых системных блоков установочного пакета (дистрибутива) «Microsoft Office 2000 профессиональный выпуск», а также обнаруженных экспертом программных продуктов «1С: Предприятие 7.7 Бухгалтерский учет. Сетевая версия» (одна копия), «1С: Предприятие 7.7. Расчет локальная версия» (одна копия), попытка запуска которых привела к выдаче сообщения об отсутствии аппаратного ключа защиты и завершению работы программ, суд апелляционной инстанции полагает необходимым указать следующее.

К одному из исключительных прав автора относится воспроизведение произведения, то есть изготовление одного и более экземпляра произведения или его части в любой материальной форме, запись произведения на электронном носителе, в том числе запись в память ЭВМ кроме случая, когда такая запись является временной и составляет неотъемлемую и существенную часть технологического процесса, имеющего единственной целью правомерное использование записи (пункт 2 статьи 1270 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Суть установочного пакета (дистрибутива) заключается в том, что он является формой распространения программного обеспечения, и, как правило, не обладает функциональностью последнего, а служит для его установки.

При этом дистрибутив также является компьютерной программой.

Распространение дистрибутивов авторами программных продуктов производится, как правило, посредством оптических носителей, глобальной сети Интернет. Наличие на жестких дисках принадлежащих ответчику системных блоков установочного пакета (дистрибутива) «Microsoft Office 2000 профессиональный выпуск», а также программных продуктов «1С: Предприятие 7.7 Бухгалтерский учет. Сетевая версия», «1С: Предприятие 7.7. Расчет локальная версия» непосредственно связано с необходимостью создания экземпляра этого программного обеспечения посредством копирования на жесткий диск.

При этом изготовление копии программного продукта входит в перечень прав автора и допустимо без разрешения автора в случаях, указанных в статье 1280 Гражданского кодекса Российской Федерации и только при условии, что лицо, осуществляющее копирование, является правомерным владельцем экземпляра программы.

Подлинное программное обеспечение корпорации, распространяемое посредством оптических дисков, обязательно включает в себя следующие элементы: оригинальная упаковка, установочный диск, наклейки с ключом продукта и сертификат подлинности, а распространяемое с новыми компьютерами (системные блоки, ноутбуки и т.п.) - сертификат подлинности, представляющий из себя наклейку, которая прикрепляется к корпусу компьютера, на котором установлены такие продукты, как Windows, Office или Windows Server.

Обязательными элементами подлинного программного обеспечения общества является: компакт-диск экономической программы, компакт-диск информационно-технологического сопровождения (ИТС), регистрационная лицензионная карточка, анкета и маркированный конверт для ее отсылки в фирму «1С».

Данная информация содержится на официальных сайтах истцов в глобальной сети Интернет и является общедоступной.

Ввиду того, что ответчиком не представлено доказательств правомерности владения экземплярами программного обеспечения, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о нарушении учреждением авторских прав истцов и в отношении указанных программных продуктов.

Из заключения эксперта N17/1828-э следует, что на лицевой стороне системного блока N4 была обнаружена наклейка корпорации «Майкрософт» с указанным на ней наименованием программного продукта («Microsoft Windows XP Professional OEM Software») и номером ключа (далее - наклейка). При исследовании жесткого диска системного блока N4 экспертом обнаружено две установленных операционных системы версии «Microsoft Windows XP Professional OEM RUS». При этом ключ одной из них совпадает с ключом, указанной на наклейке, а другой - нет.

В заключении эксперт указал, что вышеуказанная ситуация допускается корпорацией при совпадении наименования установленного программного продукта и наименования, указанного на наклейке, что имеет место в данном случае.

Из анализа материалов дела, в том числе искового заявления, следует, что корпорация не требует взыскания компенсации за операционные системы, обнаруженные на жестком диске системного блока N4, не указывает на их контрафактность.

Исковое требование о взыскании компенсации за нарушение авторских прав по использованию одной копии программного продукта «Microsoft Windows XP Professional OEM RUS» основано на факте обнаружения экспертом экземпляра указанного программного продукта на жестком диске системного блока N1.

Указание апеллянта на то, что экспертное заключение, представленное в материалы дела, не отвечает требованиям статьи 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, отклоняется судом апелляционной инстанции.

Апеллянт ошибочно рассматривает представленное по результатам проведения экспертизы в рамках уголовного процесса заключение как заключение эксперта в понимании Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Заключение эксперта N17/1828-э рассматривается как письменное доказательство, что не позволяет применять к нему требования законодательства о производстве экспертизы. Оснований сомневаться в правильности заключения эксперта у суда не имеется.

Доказательств, подтверждающих иные обстоятельства, нежели указанные в заключении, ответчиком не представлено.

Учитывая указанное, суд апелляционной инстанции признает обоснованным вывод суда первой инстанции о том, что материалами дела подтверждается факт использования ответчиком программного обеспечения, исключительные права на использование которых принадлежат истцам.

В соответствии со статьей 1301 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных настоящим Кодексом (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 настоящего Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

- в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда;

- в двукратном размере стоимости экземпляров произведения или в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения.

Согласно пункту 3 статьи 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.

Из искового заявления следует, что корпорацией и обществом избрана компенсация в двукратном размере стоимости экземпляров произведения.

Расчет компенсации произведен истцами на основании данных справочника цен Торгово-промышленной платы Российской Федерации на первый квартал 2008 года арифметически и методологически верно.

Таким образом, взыскание судом первой инстанции с ответчика компенсации за нарушение авторских прав в пользу Корпорации «Майкрософт» в размере 415 199 рублей 38 копеек, в пользу закрытого акционерного общества «1С» - в размере 590 400 рублей, является законным и обоснованным.

Довод апеллянта о том, что спорное программное обеспечение устанавливалось в рамках оказания услуг по договорам с обществом с ограниченной ответственностью «Фирма Юнион» и индивидуальным предпринимателем Сорокиным Андреем Андреевичем, не доказано ответчиком. Само по себе приобретение неких экземпляров компьютерных программ не свидетельствует о том, что они были установлены именно на изъятых компьютерах. Наличие специальных средств взлома программы и модификация программы для обхода защиты ( без использования ключа) свидетельствует о контрафактности экземпляров, поскольку при приобретении легальных дистрибутивов такая ситуация в принципе исключена.

Представленные в материалы дела договоры от 02.06.2005 и от 01.03.2007, заключенные между обществом с ограниченной ответственностью «Дарумсан» и индивидуальным предпринимателем Сорокиным Андреем Андреевичем не подтверждают обстоятельство правомерного приобретения и использования ответчиком спорного программного обеспечения. На указанное обстоятельство также ссылается закрытое акционерное общество «1С» в письме от 11.04.2012 NН1204/0019, адресованном суду апелляционной инстанции.

Непривлечение продавцов программного обеспечения к делу в качестве третьих лиц не является основанием для отмены судебного решения, поскольку суд не принимал какого-либо решения о правах и обязанностях указанных лиц.

Иные доводы апелляционной жалобы основаны на неверном понимании апеллянтом норм материального и процессуального права и не влияют на законность принятого судом первой инстанции решения.

Суд апелляционной инстанции не усматривает оснований к отмене либо изменению решения суда первой инстанции. Суд правильно определил спорные правоотношения сторон и предмет доказывания по делу, с достаточной полнотой выяснил обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела. Выводы суда основаны на доказательствах, указание на которые содержится в обжалуемом судебном акте и которым дана оценка в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Суд правильно применил нормы материального и процессуального права. Нарушений процессуального права, являющихся основанием для безусловной отмены судебного акта в соответствии с частью 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не допущено.

В соответствии с правилами статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы по оплате государственной пошлины при подаче апелляционной жалобы подлежат отнесению на заявителя жалобы.

Руководствуясь статьями 268 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Краснодарского края от 24 ноября 2011 года по делу А32-3361/2011 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа в кассационном порядке, определенном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в срок, не превышающий двух месяцев со дня принятия постановления.

     Председательствующий
В.В.Галов
Судьи
О.Г.Авдонина
О.Г.Ломидзе

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А32-3361/2011
Принявший орган: Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 28 апреля 2012

Поиск в тексте