• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ТРИНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 18 июня 2012 года Дело N А56-30457/2009

Резолютивная часть постановления объявлена 05 июня 2012 года Постановление изготовлено в полном объеме 18 июня 2012 года Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Лариной Т.С. судей Герасимовой М.М., Масенковой И.В.

при ведении протокола судебного заседания: Кобылиной А.П. при участии: от заявителя: Кустовой О.С. представителя по доверенности от 23.09.2011 N306, паспорт; от ответчика: Сыревич М.Ю. представителя по доверенности от 23.05.2011, паспорт; от ОАО АКБ «Россия»:Богомолова Д.Д. представителя по доверенности от 26.01.2012, от ОАО «Банк «Уралсиб»: Паниотова Р.И. представителя по доверенности от 22.03.2012 N616; от ЗАО «ЮниКредит Банк»: Томпакова Р.А. представителя по доверенности от 21.05.2012 N692/660,

от ОАО «Банк ВТБ»: Абакумова А.В. представителя по доверенности от 08.02.2012 N350000/242-Д, паспорт;

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционные жалобы (регистрационный номер 13АП-5737/2012, 13АП-6052/2012) ЗАО «ЮниКредит Банк», к/у ООО «Фаэтон-Аэро» Лебедя Д.И.

на определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 27.02.2012 по делу N А56-30457/2009 (судья Каменев А.Л.), принятое

по заявлению конкурсного управляющего ООО «Фаэтон-Аэро» Лебедя Д.И. к ООО «Фаэтон Девелопмент Груп» о признании сделки недействительной

установил:

Решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 22.06.2011 ООО «Фаэтон-Аэро» признано несостоятельным (банкротом), открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден Лебедь Денис Игоревич.

Конкурсный управляющий в рамках дела о банкротстве обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными пунктов 2.1 соглашений о предоставлении имущества в залог от 18.07.2007 и от 31.10.2008, заключенных между ООО «Фаэтон-Аэро» и ООО «Фаэтон Девелопмент Груп» по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 103 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Определением суда от 27.02.2012 в удовлетворении заявления отказано.

В апелляционной жалобе конкурсный управляющий ООО «Фаэтон-Аэро» Лебедь Д.И., ссылаясь на нарушение судом первой инстанции норм материального и процессуального права, просит определение отменить, удовлетворить требования в полном объеме.

По мнению подателя жалобы, судом сделан неправомерный вывод о недоказанности наличия заинтересованности кредитора по отношению к должнику, кроме того, судом не учтено, что оспариваемыми сделками нарушаются права и законные интересы лиц, участвующих в деле о банкротстве, поскольку, возникает у Залогодателя может возникнуть возможность дважды удовлетворить свои требования.

ЗАО «ЮниКредит Банк» также обратилось с апелляционной жалобой на определение суда первой инстанции от 27.02.2012, в которой указав на несоответствие выводов, изложенных в судебном акте, фактическим обстоятельствам дела, а также на нарушение баланса интересов других кредиторов в связи с наличием спорных соглашений, просит определение отменить, признать недействительными пункты 2.1 соглашений о предоставлении имущества в залог от 18.07.2007 и от 31.08.2008.

В судебном заседании представитель конкурсного управляющего поддержал доводы апелляционной жалобы, просил определение суда первой инстанции отменить, удовлетворить заявленные требования.

Представитель ЗАО «ЮниКредит Банк» доводы своей апелляционной жалобы также поддержал, просил определение отменить, признать пункт 2.1 соглашений от 18.07.2007 и от 31.10.2008 недействительными.

Представитель ответчика против удовлетворения апелляционных жалоб возражал.

Представители ОАО АКБ «Россия», ОАО «Банк «Уралсиб», ОАО «Банк ВТБ» доводы апелляционных жалоб также поддержали.

Суд апелляционной инстанции, проверив законность и обоснованность определения в порядке, предусмотренном статьями 268-270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, заслушав представителей, участвующих в судебном заседании, приходит к следующему.

Как установлено судом первой инстанции, 18.07.2007 между ООО «Фаэтон-Аэро» и ООО «Фаэтон Девелопмент Груп» заключено соглашение, условиями которого предусмотрено, что в обеспечение получаемого ООО «Фаэтон-Аэро» кредита в ОАО Банк ВТБ, ООО «Фаэтон Девелопмент Груп», выступая в качестве залогодателя, предоставляет банку в залог недвижимое имущество - земельный участок оценочной стоимостью 772 053 000 руб.

Пунктом 2.1 Соглашения, стороны предусмотрели, что в случае, когда у Банка по обстоятельствам, не связанным с нарушением со стороны Залогодателя, появляются основания для предъявления к Залогодателю об обращении взыскания на земельный участок (в частности, вследствие допущенной должником просрочки возврата кредита и/или уплаты процентов по нему), Должник обязан уплатить Залогодателю денежные средства в размере 50 (пятьдесят)% оценки земельного участка в течение трех дней с момента появления у Банка оснований для предъявления требования к Залогодателю об обращении взыскания на земельный участок (в частности, с момента истечения срока возврата кредита и/или уплаты процентов по нему).

11.10.2008 между ООО «Фаэтон-Аэро» и ООО «Фаэтон Девелопмент Груп» заключено соглашение, согласно условиям которого в обеспечение получаемого ООО «Фаэтон-Аэро» кредита в ОАО АКБ «Россия», ООО «Фаэтон Девелопмент Груп», выступая в качестве залогодателя, предоставляет банку в залог недвижимое имущество - земельный участок оценочной стоимостью 191 400 000 руб.

Условия пункта 2.1 данного Соглашения аналогичны условиям Соглашения от 18.07.2007.

Ссылаясь на заинтересованность сторон при заключении указанных сделок, поскольку ООО «Фаэтон-Аэро» владеет более 50% долей участия в ООО «Фаэтон Девелопмент Груп», а также на то, что, заключая такие соглашения, должник оказал данному кредитору предпочтение по смыслу статьи 61.3 Федерального закона о банкротстве, а исполнение условий оспариваемых пунктов Соглашений для должника наступило 15.05.2009 и 19.01.2009, соответственно, в пределах шести месяцев до даты принятия заявления о банкротстве должника, конкурсный управляющий обратился в суд с настоящими требованиями на основании статьи 103 Закона о банкротстве.

Суд первой инстанции определением от 27.02.2012 в удовлетворении требований отказал, правомерно руководствуясь следующим.

Согласно части 1 статьи 420 и части 2 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами.

В соответствии с частью 1 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации недействительная сделка не влечет юридических последствий и недействительна с момента ее совершения.

Из разъяснений, данных в пунктах 11 и 15 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.04.2009 N 32, в соответствии с пунктом 2 статьи 103 Закона о банкротстве, следует, что сделка, совершенная должником с заинтересованным лицом, признается судом недействительной по заявлению внешнего (конкурсный) управляющего в случае, если в результате исполнения этой сделки кредиторам или должнику были или могут быть причинены убытки.

Под заинтересованными лицами в данной норме Закона понимаются лица, являющиеся заинтересованными по отношению к должнику и признаваемые таковыми на основании пунктов 1 и 2 статьи 19 Закона.

При определении круга заинтересованных лиц и толковании абзаца пятого пункта 1 статьи 19 Закона, в силу которого к числу заинтересованных по отношению к должнику лиц помимо субъектов, прямо указанных в пункте 1 статьи 19 Закона, относятся и иные лица в случаях, предусмотренных федеральным законом, судам необходимо исходить из следующего.

Под иными лицами понимаются лица, признаваемые законодательством о юридических лицах заинтересованными в совершении юридическим лицом сделки (пункт 1 статьи 81 Федерального закона «Об акционерных обществах», пункт 1 статьи 45 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», пункт 1 статьи 27 Федерального закона «О некоммерческих организациях»).

В частности, если должник является акционерным обществом, заинтересованными по отношению к нему лицами являются: член совета директоров (наблюдательного совета); лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа (в том числе управляющая организация или управляющий); член коллегиального исполнительного органа; акционер, имеющий совместно с его аффилированными лицами 20 и более процентов голосующих акций общества; лицо, имеющее право давать обществу обязательные для него указания, а также их супруги, родители, дети, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные и (или) их аффилированные лица.

Другие определенные законодательством о юридических лицах критерии отнесения сделок к числу сделок с заинтересованностью для целей пункта 2 статьи 103 Закона о банкротстве не применяются.

Поскольку согласно части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, обязанность доказывания того, что в результате оспариваемой на основании пункта 2 статьи 103 Закона о банкротстве сделки кредиторам или должнику были или могут быть причинены убытки, лежит на арбитражном управляющем.

Как обоснованно указал суд первой инстанции, предметом доказывания в рассматриваемом случае является, первое - имеется ли заинтересованность между сторонами соглашений и второе - причинены или могут быть причинены убытки должнику и кредиторам, в чьих интересах действует конкурсный управляющий.

Материалами дела подтверждается то обстоятельство, что на момент заключения соглашений и наступления обязательств по условиям оспариваемого пункта соглашений, должник являлся доминирующим владельцем долей в обществе залогодателя и мог влиять на принятие решений по заключению таких соглашении, вместе с тем, наличие простой заинтересованности в оспариваемой сделке в отсутствие доказательств наличия причинения или возможного причинения убытков, сделка недействительной признана быть не может по основаниям пункта 2 статьи 103 Закона о банкротстве.

Заявляя свои требования, конкурсный управляющий сослался на то, что в совокупности требования банков к должнику по кредитным обязательствам и требования стороны по соглашениям, увеличивают обязательства должника, что, безусловно, приведет к уменьшению конкурсной массы должника на сумму последнего требования и к уменьшению процента удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр, тем самым причинив убытки.

По смыслу пункта 3 статьи 103 Федерального закона о банкротстве, сделка совершенная должником с отдельным кредитором после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или в течение шести месяцев предшествующих подаче заявления о признании должника банкротом, может признана судом недействительной, если такая сделка влечет предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими.

В пункте 19 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.04.2009 N 32 говорится, что при рассмотрении иска о признании сделки недействительной на основании пункта 3 статьи 103 Закона о банкротстве судам необходимо иметь в виду: если другая сторона сделки докажет, что на момент совершения сделки она не знала и не должна была знать о том, что должник является неплатежеспособным или вскоре станет неплатежеспособным, то по смыслу пункта 3 статьи 103 Закона сделка не может быть признана судом недействительной.

Суд первой инстанции, полно и всесторонне исследовав материалы дела, учитывая фактические его обстоятельства, указывая на то, что требования, возникающие из соглашений, носят самостоятельный характер и учитываются как самостоятельные требования кредитора, а также на то, что оспариваемые положения пунктов 2.1 соглашений необходимо рассматривать в контексте с правовыми последствиями, предусмотренным пунктом 2 соглашения в целом, принимая во внимание, что, исходя из целостного содержания пункта 2 соглашений, следует вывод о том, что если для залогодателя не наступят последствия реализации залогодержателями предмета залога, то он возвратит должнику уплаченную сумму за вычетом прямо оговоренной в соглашениях суммы, в противном случае на сумму исполненных должником обязательств перед банками залогодатель по соглашению будет уменьшать обязательства должника, пришел к мотивированному выводу о том, что дополнительной нагрузки на конкурсную массу должника и уменьшения из-за этого пропорции удовлетворения требований кредиторов, что может пониматься под убытками, не имеется, в связи с чем правомерно отказал в удовлетворении требований.

Кроме того, следует отметить, что судом было учтено также и то, что доказательств осведомленности ответчика на момент заключения соглашений о неплатежеспособности должника, а также доказательств, позволяющих отнести оспариваемые сделки к сделкам с предпочтением, заявителем в нарушение требований 65 статьи Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в материалы дела не представлено.

Доводы, изложенные в апелляционных жалобах, при указанных обстоятельствах, отклоняются судом апелляционной инстанции в силу их противоречия материалам дела и нормам действующего законодательства.

Определение суда первой инстанции принято при правильном применении норм материального и процессуального права, оснований для отмены определения и удовлетворения апелляционных жалобы не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 269, 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу N А56-30457/2009/с2 от 27.02.2012 оставить без изменения, апелляционные жалобы без удовлетворения.

     Председательствующий
Т.С.Ларина
Судьи
М.М.Герасимова
И.В.Масенкова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А56-30457/2009
Принявший орган: Тринадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 18 июня 2012

Поиск в тексте