• по
Более 51000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ДВЕНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 14 июня 2012 года Дело N А12-1030/12

Резолютивная часть постановления объявлена «13» июня 2012 года.

Полный текст постановления изготовлен «14» июня 2012 года. Двенадцатый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего судьи Кузьмичева С.А., судей Комнатной Ю.А., Пригаровой Н.Н., при ведении протокола судебного заседания секретарём судебного заседания Бусянковой Е.И., рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Межрайонной ИФНС России N11 по Волгоградской области,

на решение арбитражного суда Волгоградской области от «27» марта 2012 года по делу N А12-1030/2012 (судья Ю.П. Любимцева), по заявлению ООО «Полимерные Технологии», г. Волгоград (ИНН 3448045031, ОГРН 1083461003966), к Межрайонной ИФНС России N11 по Волгоградской области, (ИНН 3448202020, ОГРН 1043400590001), о признании недействительным ненормативного акта,

УСТАНОВИЛ:

В арбитражный суд Волгоградской области обратилось Общество с ограниченной ответственностью «Полимерные Технологии» с заявлением, в котором просит признать недействительным решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 11 по Волгоградской области от 30.09.2011 N 11.2204в «О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения».

Решением арбитражного суда Волгоградской области от 27 марта 2012 года заявленные требования общества удовлетворены.

С вынесенным решением суда первой инстанции инспекция не согласилась и обратилась в Двенадцатый арбитражный апелляционный суд с жалобой, в которой просит отменить решение суда первой инстанции по основаниям, изложенным в апелляционной жалобе.

Исследовав материалы дела, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит.

Как видно из материалов дела, Межрайонной ИФНС России N 11 по Волгоградской области с 24.04.2011 по 30.08.2011 была проведена выездная налоговая проверка ООО «Полимерные Технологии» по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах за период с 01.10.2008 по 31.12.2009, о чем составлен акт проверки от 31.08.2011 N 11-20/080в/ДСП.

По результатам проверки налоговым органом принято решение от 30.09.2011 N 11.2204в «О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения», которым ООО «Полимерные Технологии» предложено уплатить: налог на добавленную стоимость (НДС) в сумме 247587 руб. пени по НДС в сумме 34130,01 руб., налог на прибыль в сумме 275096 руб., пени по налогу на прибыль в сумме 28890,37 руб., штраф в сумме 37710,20 руб. на основании пункта 1 статьи 122 НК РФ за неполную уплату НДС, штраф в сумме 6808,60 руб. на основании пункта 1 статьи 122 НК РФ за неполную уплату налога на прибыль.

Не согласившись с данным решением, ООО «Полимерные Технологии» в порядке статьи 101.2 НК РФ обратилось в Управление Федеральной налоговой службы по Волгоградской области с апелляционной жалобой.

Решением УФНС России по Волгоградской области от 06.12.2011 N 880 решение Межрайонной ИФНС России N 11 по Волгоградской области от 30.09.2011 N 11.2204в «О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения» оставлено без изменения, апелляционная жалоба ООО «Полимерные Технологии» - без удовлетворения.

Не согласившись с вынесенным решением Межрайонной ИФНС России N 11 по Волгоградской области от 30.09.2011 N 11.2204в «О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения» общество обратилось в арбитражный суд Волгоградской области с соответствующим заявлением.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции указал на то, что инспекцией не представлены неоспоримые доказательства того, что действия налогоплательщика являлись экономически необоснованными, а также не представлены доказательства отсутствия реального осуществления хозяйственных операций.

Данный вывод суда первой инстанции судебная коллегия Двенадцатого арбитражного апелляционного суда считает обоснованным по следующим основаниям.

В соответствии с частью 1 статьи 198 АПК РФ граждане, организации вправе обратиться арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, если полагают, что оспариваемый акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Согласно ст. 200 АПК РФ обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действия (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

В силу ч. 2 ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

В соответствии с ч. 2 ст. 201 АПК РФ основанием для признания оспариваемого ненормативного правового акта недействительным является совокупность двух условий: несоответствие обжалуемого акта закону или иному нормативному правовому акту; нарушение прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Статьей 171 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено право налогоплательщика уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 Налогового кодекса Российской Федерации, на установленные статьей 171 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые вычеты.

Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации для осуществления операций, признаваемых объектами обложения налогом на добавленную стоимость, а также для перепродажи.

Пунктом 1 статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 Налогового кодекса Российской Федерации, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг). Вычетам подлежат, если иное не установлено статьей 172 Налогового кодекса Российской Федерации, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) и при наличии соответствующих первичных документов.

Таким образом, документами, дающими право на налоговые вычеты, являются счета-фактуры, выставленные продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг) в соответствии с порядком, установленным пунктами 5, 6 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации, и первичные документы, подтверждающие принятие товара на учет.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Таким образом следует, что при исчислении налога полученные Обществом доходы и произведенные им расходы должны подтверждаться соответствующими первичными документами, которыми признаются оправдательные документы, подтверждающие хозяйственную деятельность организации, на основании которых ведется бухгалтерский учет.

Первичные учетные документы должны содержать следующие обязательные реквизиты: наименование документа (формы), код формы; дату составления; наименование организации, от имени которой составлен документ; содержание хозяйственной операции; измерители хозяйственной операции (в натуральном и денежном выражении); наименования должностей лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции и правильность ее оформления, личные подписи и их расшифровки (включая случаи создания документов с применением средств вычислительной техники).

Данные документы служат доказательствами, подтверждающими обстоятельства совершения хозяйственных операций (выполнение работ, уплата денежных средств и иные операции). При этом указанные документы, представляемые в государственные органы физическими и юридическими лицами с целью подтверждения субъективного права, должны содержать достоверную информацию, поскольку право на применение пункта 1 статьи 252 Кодекса, а также право на применение налоговых вычетов, предусмотренных статьями 171 - 172 Кодекса возникает у налогоплательщика только в случае соблюдения им вышеуказанных требований закона.

Согласно пункту 1 статьи 247 Налогового кодекса Российской Федерации объектом обложения налогом на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью в целях главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации признаются для российских организаций полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 Кодекса.

Пунктом 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации определено, что расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме, под документально подтвержденными расходами - затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Статьей 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" предусмотрено, что все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.

Из содержания указанных выше правовых норм следует, что документы, представляемые налогоплательщиком для подтверждения правомерности предъявления сумм налога на добавленную стоимость к вычету и принятия расходов при исчислении налога на прибыль, должны содержать сведения, позволяющие впоследствии налоговому органу определить достоверность осуществления хозяйственной операции. При этом необходимо исходить из реальности этих расходов, произведенных для приобретения товаров (работ, услуг), а также их документального подтверждения.

Основанием для доначисления сумм налога на прибыль и НДС, начисления соответствующих пени и штрафных санкций послужили выводы налоговой инспекции о том, что в проверяемом периоде налогоплательщиком неправомерно применены налоговые вычеты по НДС и отнесены затраты на расходы, уменьшающие доходы, при исчислении налога на прибыль, на основании документов, оформленных от ООО «Стройконструкция» и ООО «Технология».

Судом первой инстанции установлено, что одним из основных видов деятельности ООО «Полимерные Технологии» является производство пластмасс и синтетических смол в первичных формах. Для изготовления данной продукции обществом у ООО «Стройконструкция», ООО «Технология» приобреталось сырье - смола нефтяная тяжелая.

В подтверждение вывода о получении обществом необоснованной налоговой выгоды в виде уменьшения размера налоговой обязанности на основании документов, оформленных от имени ООО «Стройконструкция» и ООО «Технология», налоговый орган ссылается на наличие совокупности следующих обстоятельств:

недостоверность и противоречивость сведений, содержащихся в документах, оформленных от имени контрагента; отсутствие у поставщиков необходимых условий для осуществления хозяйственной деятельности (технического персонала, транспорта, основных средств), отсутствие поставщиков по адресам, указанным в документах непредставление; использование расчетного счета организаций в схеме по обналичиванию денежных средств, отсутствие документов, сопровождающих поставку товара.

Совокупная оценка особенностей контрагента общества: фактов невыполнения им своих обязанностей по представлению налоговой и бухгалтерской отчетности, его отсутствия по юридическому адресу, подписание документов от имени контрагента неуполномоченным (неустановленным) лицом, позволили налоговому органу сделать вывод о получении заявителем необоснованной налоговой выгоды.

Возражая против доначисления спорных сумм, общество указало на реальность хозяйственных взаимоотношений с поставщиками, на проявление должной осмотрительности при заключении договоров, на отсутствие у него умысла на получение необоснованной налоговой выгоды. Общество указало, что на момент совершения хозяйственных взаимоотношений с поставщиками они являлись действующими юридическими лицами, состояли на налоговом учете, при заключении договоров, проверялась правоспособность контрагентов.

Глава 25 Кодекса при регулировании налогообложения прибыли организаций установила соотносимость доходов и расходов и связь последних именно с деятельностью организации по извлечению прибыли.

Следовательно, расходы, обусловленные необходимостью осуществления организацией своей деятельности, исходя из действующего налогового законодательства, предполагают признание их экономически оправданными (обоснованными).

В пунктах 3,9 постановления Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 12.10.2006 г. N 53 указано, что возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной. Установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. Обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость от эффективности использования капитала.

Налоговым органом не опровергаются доводы общества и представленные им доказательства, свидетельствующие о производственном характере и реальности понесенных расходов.

В подтверждение совершения операций с ООО «Стройконструкция» и ООО «Технология» налогоплательщиком были представлены договор от 01.06.2009 N 107, счета-фактуры, товарные накладные, книги покупок, карточки счетов 10, 60, приходные ордера и др.

Оплата товара производилась путем перечисления денежных средств на расчетные счета поставщиков.

На момент осуществления хозяйственных операций со спорными поставщиками последние являлись самостоятельными юридическими лицами, состояли на налоговом учете, были зарегистрированы в ЕГРЮЛ,

В ходе проверки налоговым органом установлено, что в период с 22.09.2008 по 08.02.2011, то есть в период взаимоотношений с ООО «Полимерные Технологии», руководителем ООО «Стройконструкций» являлся Сальников М.Ю. Счета-фактуры и товарные накладные от имени ООО «Стройконструкция» подписаны Сальниковым М.Ю.

Опрошенный в качестве свидетеля Сальников М.Ю. (протокол допроса от 02.06.2011 N 11 -26/102) пояснил, что одно время являлся директором ООО «Стройконструкция», что организация занималась поставками бытовой химии, ГСМ, металлоконструкций, что сделки от имени организации осуществлял Журавлев А.Е., а он Сальников М.Ю. подписывал первичные документы, получал зарплату 10-12 тысяч рублей.

Свидетель Журавлев А.Е. (протокол допроса от 06.05.2011 N 11-26/46) также не отрицал факт наличия взаимоотношений с ООО «Полимерные Технологии».

Как правомерно указал суд первой инстанции, то обстоятельство, что Сальников М.Ю. не осуществлял полного руководства ООО «Стройконструкция», а привлек к деятельности организации Журавлева А.Е., не может служить доказательством отсутствия реальных поставок товара данной организацией в адрес ООО «Полимерные Технологии».

Истец пояснил суду, что о недобросовестности поставщиков не знал, в момент осуществления сделок с поставщиками проверял правоспособность обществ на основании представлявшихся ему учредительных документов. Сведений о ликвидации данного юридических лиц либо об их исключении из ЕГРЮЛ, внесении сведений об изменении данных учредительных документов, изменения места нахождения в реестре у истца в спорном периоде не имелось.

В соответствии со статьей 252 НК РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов. Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

В соответствии с пунктом 2 статьи 253 НК РФ к расходам, связанным с производством и (или) реализацией, относятся материальные расходы, к числу которых предписано относить расходы на приобретение сырья и (или) материалов, используемых в производстве товаров (выполнении работ, оказании услуг) и (или) образующих их основу либо являющихся необходимым компонентом при производстве товаров (выполнении работ, оказании услуг).

Первичные учетные документы, принимаемые к учету, должны быть составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации, а документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, должны содержать обязательные реквизиты

На момент осуществления с контрагентом хозяйственных операций последний являлся самостоятельным юридическим лицом, состоял на налоговом учете.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции правомерно признал реальность понесенных истцом затрат.

Кроме того, действующее законодательство не предоставляет право хозяйствующим субъектам при заключении договоров проверять иные аспекты деятельности друг друга. Сами по себе такие обстоятельства, как отсутствие контрагента по юридическому адресу, невозможность его проверки или непредставление им документов для встречной проверки, а также уклонение от уплаты НДС, не могут являться основанием для отказа налогоплательщику в применении налогового вычета по НДС.

Из смысла положений, изложенных в определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 25 июля 2001 г. N 138-О, от 15 февраля 2005 г. N 93-О, следует, что для доказательства недобросовестности налогоплательщика необходимо представить подтверждения умышленности совместных действий сторон по сделке по возмещению налога на добавленную стоимость из бюджета, фиктивности хозяйственных операций, отсутствия осуществления уставной деятельности общества, для которой получалась продукция, и другие доказательства.

При оценке обоснованности заявленной налогоплательщиком налоговой выгоды, следует исходить из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики. Предполагая, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности - достоверны.

В пункте 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.100.2006 года N53 указано, что факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности в силу отношении взаимозависимости и аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Также налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. Если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.

В данном случае такие доказательства налоговым органом суду не представлены.

В соответствии с действующим законодательством регистрация юридических лиц осуществляется налоговыми органами.

Лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно.

Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.04.2010 N 18162/09 определена правовая позиция, согласно которой, в случае реальности хозяйственных операций, вывод о недостоверности (противоречивости) счетов - фактур, подписанных не лицами, значащимися в учредительных документах поставщиков в качестве руководителей этих обществ, не может самостоятельно, в отсутствие иных фактов и обстоятельств, рассматриваться в качестве основания для признания налоговой выгоды необоснованной.

Пункт 6 статьи 169 НК РФ предусматривает, что счета-фактуры подписываются руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации.

Соответственно, данная норма допускает возможность подписания документов от имени организации иным уполномоченным лицом. Доказательства того, что документы ООО «Технология» подписаны неуполномоченным лицом налоговым органом не представлены.

Кроме того, согласно правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении Президиума от 08.06.2010 N 17684/09 в случае, когда отсутствуют доказательства того, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и, исходя из условий и обстоятельств совершения и исполнения соответствующих договоров, знал или должен был знать об указании контрагентами недостоверных сведений или о подложности представленных документов ввиду их подписания лицами, не являющимися руководителями контрагентов, или о том, что в качестве контрагентов по договорам были указаны лица, не осуществляющие реальной предпринимательской деятельности и не декларирующие свои налоговые обязанности по сделкам, оформляемым от их имени, у судов отсутствуют основания делать вывод о наличии у налогоплательщика цели получения необоснованной налоговой выгоды.

Суд отмечает, что на момент осуществления хозяйственных операций со спорными поставщиками последние являлись самостоятельными юридическими лицами, состояли на налоговом учете, были зарегистрированы в ЕГРЮЛ, более того, по адресам, указанным в первичных документах, при этом руководителями и учредителями обществ значились именно те лица, которые были указаны в качестве руководителей в первичных документах, представленных истцом к проверке.

Отсутствие контрагентов по юридическому адресу не является доказательством недобросовестности истца, поскольку данное обстоятельство свидетельствует лишь о том, что организациями не соблюден порядок государственной регистрации или внесения изменений в учредительные документы, но не доказывает тот факт, что данные предприятия не осуществляли поставку сырья.

Таким образом, при не опровержении инспекцией представленных обществом доказательств, свидетельствующих о реальности совершенных им хозяйственных операций по возмездному приобретению товара, и недоказанности того обстоятельства, что указанные операции в действительности не совершались, вывод о документальной неподтвержденности спорных расходов, как понесенных именно в рамках сделки с конкретным контрагентом, не влечет безусловного отказа в признании данных расходов для цели исчисления налога на прибыль и НДС со ссылкой на положения пункта 1 статьи 252, ст. 169 Кодекса.

Во всех документах, исходящих от контрагентов был указан адрес в соответствии с данными учредительных документов, а потому фактическое отсутствие контрагента по месту его государственной регистрации не могло являться основанием для указания иного, нежели обозначенного в учредительных документах адреса.

Непредставление обществом товарно-транспортных накладных при наличии товарной накладной ТОРГ-12 не свидетельствует об отсутствии правовых оснований для применения налогового вычета по операции приобретения товара.

При этом следует отметить, что добросовестный налогоплательщик не может нести ответственность за действия (бездействие) своих контрагентов, не внесших соответствующие исправления в свои документы.

Налоговое законодательство не связывает право налогоплательщика на получение налоговой выгоды с результатами проведения встречных проверок поставщиков.

Налоговым органом не оспаривается, что все документы от имени спорных контрагентов подписаны лицами, указанными в ЕГРЮЛ в качестве директоров обществ.

Доказательств того, что истец на момент заключения договоров и их исполнения знал, что руководители поставщиков счета-фактуры и накладные не подписывали, налоговым органом суду не представлено.

В рамках настоящего дела почерковедческих экспертиз подлинности подписей на первичных документах спорных поставщиков налоговым органом не производилось, достоверность показаний свидетелей не проверялась.

Факт получения истцом товаров, использование их в производственной деятельности, реальность понесенных истцом затрат по оплате налоговым органом в ходе проверки не оспаривалась, выводов об участии истца в возможных незаконных схемах поставщика, иных лиц по обналичиванию денежных средств, решение налогового органа не содержит. Реальность осуществления истцом хозяйственных операций по приобретению материалов устанавливается на основании анализа имеющихся в материалах дела доказательств, документального подтверждения того, что товары, предусмотренные сделками со спорными поставщиками, были получены, приняты на учет, оплачены, реализованы муниципальным учреждениям здравоохранения; действия общества с указанными контрагентами обусловлены причинами экономического характера, направлены на получение прибыли; расходы общества документально подтверждены; счета-фактуры по операциям с поставщиками содержат все необходимые сведения и реквизиты. Данные факты налоговым органом не оспаривались.

Суд первой инстанции правомерно указал на то, что налоговый орган не добыл достаточных и достоверных доказательств, свидетельствующих, что истец знал о недобросовестности своих контрагентов, о подписании документов от их имени неустановленными лицами, о неисполнении ими налоговых обязательств.

Оснований для переоценки выводов, сделанных судом, у суда апелляционной инстанции не имеется. Нормы материального права применены судом правильно по отношению к установленным фактическим обстоятельствам.

Доводы инспекции, приведенные в апелляционной жалобе, не могут быть приняты во внимание, поскольку им не представлено доказательств нарушения обществом налогового законодательства и наличия действий, не подтверждающих совершения реальных действий направленных на получение прибыли.

Доказательств того, что указанные в оспариваемом решении обстоятельства повлекли неисполнение обществом каких-либо налоговых обязательств, неосновательное получение налоговой выгоды, инспекция суду не представила.

Согласно статье 71 АПК РФ Арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Изложенное свидетельствует о том, что суд всесторонне, полно и объективно исследовал фактические обстоятельства и материалы дела, надлежаще оценил их.

В данном случае, налоговым органом не представлены неоспоримые доказательства того, что действия налогоплательщика по приобретению товаров у ООО «Стройконструкция» и ООО «Технология» являлись экономически необоснованными. Также не представлены доказательства отсутствия реального осуществления хозяйственных операций между ООО «Полимерные Технологии» и названными поставщиками.

С учетом изложенного, оснований для переоценки выводов, сделанных судом, у суда апелляционной инстанции не имеется. Нормы материального права применены судом правильно по отношению к установленным фактическим обстоятельствам.

Изложенное свидетельствует о том, что суд всесторонне, полно и объективно исследовал фактические обстоятельства и материалы дела, надлежаще оценил их.

Нормы права при разрешении спора применены судом правильно, нарушения процессуальных норм, влекущие отмену или изменение судебного акта, отсутствуют.

Руководствуясь статьями 268-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение арбитражного суда Волгоградской области от «27» марта 2012 года по делу N А12-1030/2012 оставить без изменения, а апелляционную жалобу без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме, через Арбитражный суд первой инстанции, принявший решение.

     Председательствующий
С.А.Кузьмичев
Судьи
Ю.А.Комнатная
Н.Н.Пригарова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А12-1030/12
Принявший орган: Двенадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 14 июня 2012

Поиск в тексте